Подвиг разведчика, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Подвиг разведчика


скачать Тюрин Александр Подвиг разведчика можно отсюда

Александр ТЮРИН ПОДВИГ РАЗВЕДЧИКА 1 Вначале была мгла. Очень неприятного вида и цвета. Вернее, у нее отсутствовал вид и цвет. Потом раздался звук, похожий на хруст сминаемой консервной банки. Он сменился лязганьем и скрежетом. Наконец зажегся свет. Внизу, сверху и по бокам. Разведчик Паклин первым делом увидел свою левую руку. Пальцы были сложены фигой. А еще они были странного цвета. Серого, с металлическим отливом. Кроме того, пальцев оказалось шесть и все они выглядели острыми, как наконечники копий. О таком развитии событий его никто не предупреждал - хотя он готовился к сдвигу в пространстве и психике. Еще ни одного офицера каллистянского ГБ (из отдела по работе с Землей) не украшало шесть заостренных пальцев. Было от чего расстроится, но разведчик неожиданно вспомнил слова папаши: - Мальчик мой, необычные вещи приносят больший доход, чем обычные. Разведчик постучал по ближайшему камню. Раздался отчетливый металлический звон. Значит, рука была металлической. Допустим, случилась ампутация, и тогда это - протез. Но где же сочленения и стыки, рука ведь выглядела цельной и охотно подчинялась приказам. Разведчик снова вспомнил, только на сей раз фразы из какого-то секретного доклада об успехах кристаллической и молекулярной механики на вражеской планете. Размышления о механике и материаловедении мигом улетучились, когда попавший в скверный переплет Паклин увидел склонившееся над ним существо. Оно отчасти напоминало орла с древнего герба. Оперение, столбики ног с цепкими когтями и даже... мощный клюв. Все причандалы, кстати, были металлическими. Главное, не переживать. Тем более, существо выглядело довольно дружелюбным. - Пшшшшш. Прсссс. - Металлическое создание пыталось общаться, но явно не пыталось быть понятым. Разведчик поднес правую руку к уху и помотал ей, желая показать, что надо переменить способ общения. Но тут неожиданно включилось понимание. - Командир, вызывает Р36.Блеск. Как слышите меня, прием. У вас что, настройка приемника сбилась? Я тут на всех диапазонах кричу. Он зовет меня командиром, это уже неплохо, если даже подчиненный - такой вот странный тип , - подумал разведчик. Он догадался, что странного типа зовут сержант Р36.Блеск и с его помощью поднялся на ноги. Тут Паклин заметил, что видит окрестности целиком и самого себя со всех сторон, даже со спины. Поле зрения было даже получше, чем у птицы, отчего закружилась голова. Потом от разведчика отвалился и рухнул на серую землю продырявленный панцирь со взъерошенными металлическими перьями. Сержант Р36.Блеск успокоил словами про легкий деструктив в результате воздействия ударной волны силой в столько-то тонн, а также напомнил о том, что у дикарей пока не оружие, а пукалки. Ничего себе легкий деструктив, хороша себе пукалка. Разведчик оценил свою грудную клетку и самым неприятным ему показалось не ее металлическое покрытие. А, напротив, здоровенная дымящаяся дыра в металлическом покрытии. Было не больно, но как-то щекотно и тоскливо. Диагностика. Отказ трех энергетических узлов. Выработка мощности - восемьдесят процентов. Стартованы резервные узлы. Повреждение линий связи. Включены дублирующие. Полное восстановление поврежденных агрегатов и корпуса - два часа. Слова, вернее, доступные разумению коды и схемы появились в поле зрения, словно прямо в глазах были установлены экраны. Разведчик хотел поудивляться, но внимание его было захвачено происходящими чудесами. Он и еще с десяток металлических орлов находились на берегу небольшого озерка, заполненного бурой жижей. Берег зарос красноватой словно ржавой травой, которая при фокусировке взгляда оказалась россыпью острых кристаллов. Кое-где валялись странные изувеченные еще дымящиеся или искрящиеся машины. Почему-то они показались Паклину похожими на хищных зверей, судя по задранным массивным конечностям, похожим на лапы, тяжелым челюстям и острым когтям. Кстати, достаточно было обратить пристальное внимание на какого-нибудь подбитого хищника", чтобы вокруг него появились контуры теплового излучения, также становились видимыми какие-то потроха, а затем появлялась надписи: Разрушен, восстановлению не подлежит. Стоимость лома цветных и редкоземельных металлов - двадцать кредиток." Ого, удачно работает мое зрение, - с оживлением подумал разведчик. - Цены нет такому коммерческому взгляду. Чуть поодаль начинался кривоватый кустарник, если точнее арматура, облепленная белоснежными солями аммония, а за ним несколько гектаров территории занимал лесок. Над острыми вершинами давно скончавшихся, засохших и мумифицированных сиреневых елок лиловели густые облака. Стоял погожий денек, насыщенный углекислым газом (40%), водяными парами (20%) и аммиаком (10%) воздух был чист, свеж и сохранял приятную температуру - семьдесят по Цельсию. Неожиданно из ближайших арматурных кустов к разведчику устремилось существо, похожее на маленький танк. Паклин мгновенно направил на него руку и... выстрелил. Острые концы пальцев превратились в дырки, который пустили пучки лазерных лучей. Бронемашинка резко вильнула и разведчик смазал, отчего ненадолго вспыхнула кристаллическая трава. Следующего выстрела ему не дал сделать сержант Блеск. - Не стреляйте, командир. Это же - ваш сегмент, панцирь. Разведчик догадался, что дал маху и хотя намерения так называемого "сегмента" были неясны, отказался от решительных действий. Тем временем маленький танк добрался до его ноги, украшенной когтями, въехал наверх, а затем в несколько движений закрыл разведчика с четырех сторон крепкими щитками. Панцирь действительно оказался панцирем. И вовремя. Над елочными пиками появилось несколько темных пятнышек. Какие-то существа торопились на встречу. Все пятнышки были немедленно подведены рамкой - сработало целеулавливание. По очереди каждая из целей была увеличена и заняла как минимум треть обзора. Теперь можно было ими полюбоваться - налет устраивали машины птеродактильного вида. Отряд орлов ждал распоряжений - от него, от офицера КГБ. Разведчик, похоже, первый раз в жизни растерялся. Впрочем, лично он знал, чем заняться. Практически без всяких волевых усилий его цепкий взор по очереди заключал каждого птеродактиля в прицельную сетку. Его разум собирался выпустить кассетные ракеты из установки, которая гнездилась в районе левого плеча и рапортовала о готовности. Но с отправлением командных функций возникала напряженка. Неожиданно командиру на выручку пришел высветившийся в поле зрения столбец из разных предложений: Индивидуально сбежать Организованно отступить Построится в две цепочки и повести обстрел Рассредоточится по естественным укрытиям и повести обстрел . Разведчик с помощью светящейся линии выбрал последнее, тут же были услужливый взор подштриховал все естественные укрытия на местности. В поле зрения возник вопрос Исполнять? и рядом два ответа: Да и Нет". Офицер КГБ ответственно пометил стрелочкой слово Да". И тут же испугался, что дал маху, однако же все орлы резво бросились исполнять указание. И началось. Ракеты понеслись в сторону птеродактилей, расщепляясь по дороге на три-четыре боеголовки. Разведчик наблюдал с помощью глаз-видеодатчиков, установленных на каждом крылатом посланце, быстро разбухающие мишени. Потом кусок неба зарябил вспышками и стали появляться сообщения: Цель уничтожена, расход одна головка . Один пронырливый птеродактиль оказался непосредственно над орлиными головами и прямо к разведчику понеслись искорки боезарядов. Сработала противоракетная установка в районе правого плеча. Ракеты, выпущенные птеродактилем, сновали как мухи. Чтобы поставить зонтик на каждую из них требовалось израсходовать по три-четыре противоракеты. Паклин с радостью отметил, что он окреп умом. Ему уже требуется меньше явных подсказок, решение словно приходит само собой, хотя зрение и слух доставляют гораздо больше сведений, чем зрение и слух человека. Человека? Значит, он уже не? Но кто он теперь? Против кого борется и за какое светлое дело? Из ельника выскочило несколько зверомашин. Они были разного роста и ширины, но мчались с одинаковой внушительной скоростью, так, что земля тряслась. Кто на колесиках, кто на гусеницах, кто на роликах, кто на конечностях, напоминающих ноги и лапы. Прямо на ходу от этих хищного вида автоматов отпадали зверомашинки поменьше. В кристаллической траве они были почти не видны. Вдобавок все они пшикали из импульсников, так что сразу стало жарче. Разведчик распорядился, чтобы его подчиненные перегруппировались в две цепи. Первая цепь срочно искрошила траву и кусты на расстояние до тридцати метров - так, чтобы мелкие противники не сумели подобраться незаметно. Вторая цепь повела пальбу из лучевого оружия. Левая рука разведчика превратилась в шестиствольный спаренный бластер, правая оформилась в гамма-лазер, гразер по-народному. Промежуток между накачкой и выстрелом не превышал десятой секунды. Несколькими удачными выстрелами Паклин поразил в пятак железного кабана и опрокинул машину, напоминающую разъяренного тигра. Но тут электронные импульсы, пущенные неким трехглавым змеем, швырнули офицера КГБ на землю. Панцирь раскалился докрасна, на нем даже появились пузыри. Во всевидящих глазах на сей раз замелькали какие-то полосы. Однако разведчик сумел с огорчением заметить, что сверху его снова атакует машина-птеродактиль. А кассетные боеголовки уже поистратились. Левая рука. Вот именно - нужен хороший удар левой. Она вырвалась из тела и, оставляя огненный след, атаковала летящую цель. Обшмаляла ее из бластера и обломала крыло, отчего птеродактиль с жалким писком потерял стабилизацию и стал выделывать неуверенные виражи. Рука еще раз догнала летуна, вначале угостила по затылку, затем моментально свернула шею, и победно вернулась назад. Но разведчик не мог обращать особого внимания на события в небе. Юркие металлические звереныши прыгали из травы на орлов" и, присосавшись к панцирю, с резким бжиканьем начинали вгрызаться в него буравчиком. На самого Паклина нацелился внушительный металлозверь, похожий на кенгуру. Хищник прыгнул со словами: Тебе конец, легавый". Но легавый" сперва упал, пропустив над головой мощные ноги зверомашины. Затем применил плазменный резак, ударив огненным лезвием снизу, в жаропрочное брюхо. Не сдюжило брюхо, проплавилось. Противник кувыркнулся и замер, с затиханием шевеля своими конечностями. Из распоротого пуза вырывалось бодрое пламя. Вокруг вовсю кипела драка. Новые сослуживцы офицера КГБ практически все перешли на плазменные резаки и разрядные дубинки. Легавые" уклонялись от атакующих зверомашин, перепрыгивали через них или делали подкаты. Отсекали головы и хвосты и продолжали рубить практически в окрошку, потому что даже из потрошенных зверей выбегали и выпрыгивали с визгом различные мелкие гады. Подчиненные Паклина били зверье кулаками, ногами, делали им подсечки и проводили броски. Сержант Блеск засунул руку по плечо в горло какой-то гадины и выдернул из ее нутра ворох проводов. Однако несколько подчиненных уже превратились в беспомощный металлолом, а мелкие зверьки еще продолжали буравить слегка подергивающиеся корпуса почивших бойцов. Разведчик отвел посторонним вещам несколько секунд, а потом снова переключился на собственные проблемы. С двух сторон к нему подбирались две хищные машины, урча сервомеханизмами и пуская дым из охладительной системы. Паклин едва уклонился от ударов импульсников и тут почувствовал, что мелкая гадинка впилась в его панцирь со спины и стала буравить. Вместо боли были только вопли тестирующей системы о степени разрушения корпуса. Оба крупных зверя прыгнули почти одновременно и в этот момент разведчик рухнул прямо на спину. Мелкая тварь хрустнула под ним, звери промахнулись и оказались к офицеру КГБ кормой. Одного из противников разведчик угостил плазменным резаком, а второму запаял своей металлической ногой прямо в зад - с силой в десять тонн. Покончить с дикой, но уже контуженной машиной, не представляло особого труда для профессионала. Рукопашный бой мало-помалу команда легавых стала выигрывать. Но кто уже обрадовался, тот был неправ. Недалеко от озерного берега вспенился огромный бурун, а потом высунулась здоровенная мордень еще одной зверомашины. И тут же шквал огня обрушился на всех, кто храбро бился на берегу. Монтировку ей в задницу! - разведчик услышал страшное проклятье и сиганул в воду. Впрочем это была не вода, а довольно сопливый бульон в виде карбоновых кислот. Командир немного проплыл стилем дельфин", более-менее настроил свои линзы и сообразил, что владелец страшной мордени тоже скрылся под поверхностью. Тот возник поблизости, всего лишь в нескольких метрах, неожиданно даже для сонаров. Сразу несколько гибких металлических тросов захлестнули разведчика и стали подтягивать к пасти, в которой, насколько можно было разобрать, работало пара десятков фрезерных пил. Паклин пытался высвободить свою правую руку и даже, когда у него это получилось, толку от плазменного резака в этом сопливом бульоне оказалось мало. Все ближе и ближе фрезерные пилы, все радостнее - судя по электрической активности - чудище. Разведчик же тщетно бился и все больше понимал - если он не найдет асимметричное решение, то превратится в окрошку. Когда уже страшный порог пасти был перейден, Паклин вспомнил о боеголовке последней ракеты, сидевшей в гнезде в районе левого плеча. Он, выжимая последнюю мощность из своего энерго-материального конвертера, распрямился и застрял между верхней и нижней челюстями монстра. Челюсти давили со страшной силой многих тонн, каркас сминался, а пальцы еще только отвинчивали боеголовку. Давно трещал панцирь, вовсю хрустела главная килевая" ось, когда боеголовка поплыла вглубь пасти. Уже стала продавливаться верхняя крышка головной капсулы и килевая ось зазвенела перед тем как хрупнуть напополам. Наконец, разведчик с криком: "Конец тебе, соплежуй" своей командой взорвал боеголовку. Когда Паклина уже вышвырнуло из пасти, он еще несколько раз прокручивал видеозапись последних событий в замедленной режиме: кулак из кипящей воды, раскаленных обломков и огня свирепо надвигается на него, но голова огромного монстра разлетается на такие мелкие такие приятные кусочки. - Голову спасти не удалось, - подытожил победитель. Паклина на берегу встретило только трое из его команды, в том числе сержант Р36.Блеск. Но они действительно победили. 2 Вначале явилась аварийная служба, она собрала обломки разрушенных и погибших полицейских орлов в один большой бак, а частично раздолбанных бойцов рассовали по отсекам своего здоровенного флайера. Потом прилетела аналитическая служба, ее роботы-сотрудники довольно аккуратно собирали и сортировали остатки зверомашин. Прилетела и санитарная служба. Она проверила оставшихся полицейских на инфекционное наличие вражеских микророботов. И надо же, около восьмого шпангоута у разведчика был обнаружен жучок, который уже собирался проникнуть в цепи энерго-материального конвертера. Впрочем, сейчас он был уже не капитан Паклин, а лейтенант Р36.Клин. Так, по-крайней мере, все к нему обращались. Разведчик понимал, что произошла некая ошибка - пучок вибраций, переносивший человеческие пси-структуры из штаб-квартиры каллистянского ГБ через миллионы километров на Землю, попал не туда, куда надо. Не в последних представителей рода людского на материнской планете. Ошибка выразилась даже в понижении воинского звания. Но и с таким крупным промахом предстояло как-то примириться и даже подружиться. Последним совершил посадку полицейский флайер. Из его двенадцати пассажирских ячеек теперь оказалось заполненными только четыре. - Одноразовые мы все-таки бойцы, - горестно пуская искры между пальцев, подытожил сержант Р36.Блеск. Как понял разведчик, или уже Р36.Клин, все действовавшие лица, включая его самого, были роботами. Цивилизованными киберами. Дикие хищные роботы отличались от цивилизованных тем, что эволюционизировали сами. Из них многие были откровенными хищниками и паразитами. Зверороботы-хищники иногда действовали стаями, но никогда не организовывались в какие-то боевые порядки. Вплоть до сегодняшнего дня. Выше летящего флайера сейчас была только оранжевая гуща облаков, внизу проносились коричневые кляксы бывших озер и сиреневые пятна бывших лесов, прямоугольнички давно сдохших заводов, а также современные магнитные трассы. Иногда попадались встречные флайеры или же аэророботы. Внизу стал заметен странный голубой овал. Разведчик сразу вспомнил - это купол поселения мягкотелов. До того, как средняя температура планеты стала семьдесят градусов, мягкотелы, а если точнее, белковые организмы, а еще точнее, высшие приматы вида гомо сапиенс, проживали безо всяких куполов. Собственно, мягкотелы густо заселяли планету задолго до того, как на ней появились интеллектуальные машины. Белковыми тварями вообще все кишело. Это хорошо известно универсальным роботам серии Р36. Но сейчас мягкотелы - жалкие, убогие и в общем-то безобидные создания. - Да, они сопливые, но я бы не сказал, что они такие безобидные, - словно уловив мысли лейтенанта Клина, произнес сержант Блеск. А он проницательный, этот простой роботяга-полицейский, подумалось разведчику. Сейчас оба собеседника приняли форму номер два - и стали просто парой параллелепипедов. Парочкой мирно беседующих колобашек. - Мы же не себя, а мягкотелов защищаем от зверороботов, - уверенно нашептывал сержант Блеск. - На нас дикари же практически не нападают. А вот мягкотелов они утилизуют практически полностью. Зверороботы - знатные людоеды, могут лопать белковых на первое, второе и третье. В общем-то, если кушают, то, значит, уважают по своему. Ну, нравятся им мягкотелы, в них ведь столько полезных элементов. - Но мы-то мягкотелов должны уважать иначе. У нас же договор с их конфедерацией об охране. - Конфедерация мягкотелов навязала нам этот договор, когда мы еще сильно зависели от нее насчет всяких изобретений и прочих финтифлюшек. А сейчас у нас своих достижений завались. Так что надо разок допустить таких бедных таких несчастных нуждающихся зверороботов до упитанных мягкотелов, а потом извиниться перед людским начальством - дескать, не уберегли ваших подданных. Да их начальство еле будет скрывать радость, ему же хлопот меньше. На нашей планете остались самые никудышные из мягкотелов, такие, что и в космос убраться не в состоянии. Интересно, легко ли быть мягкотелом, думал Р36.Клин. Сержант Р36.Блеск тем временем травил анекдот. - Один робот предлагает другому: Если мы вдвоем попадем в плен к зверомашинам, то давай взорвем друг друга. А тот и говорит: Я к тебе мину с дистанционным управлением уже прикрутил. Так что можешь смело попадать в плен один. Вскоре сержант Блеск отпал", заслушавшись музыкой. Лейтенант Р36.Клин тоже стал прослушивать по очереди все 748 музыкальных передач, носящихся в эфире. Поначалу ему мало что нравилось, просто какие-то бульканья и шипения, но потом песенка под названием Я дернул рубильник души" очаровала его своей скупой надрывностью. В ней речь шла об универсальном роботе, который отправлялся вследствие изношенности своего конвертера на полную утилизацию. Этот робот знал, что его детали послужат теперь в других разумных машинах, но вот перейдет ли к ним хоть частичка его доброго и юморного нрава? Потом лейтенант Клин отвлекся на созерцание брошенного города мягкотелов. Его обветшавшие здания как раз проплывали под крылом флайера. До чего скучно и примитивно застраивали мягкотелы свои городища. Дома-коробочки, улицы или прямые, или по-дурному кривые, или круглые. Вообще, мягкотелы всегда отличались легкомысленностью и схематизмом. Это оттого, что у них куриные мозги, как они сами выражаются, то есть процесс мыслеобразования крайне замедлен. Из-за небольшой емкости ментального агрегата, умозаключения их поверхностны и примитивны. Но вместо того, чтобы расписаться в своем убожестве, они врали себе и друг другу, чтобы казаться позначительнее. Изобрели кучу бессмысленных, но "возвышающих" понятий - авангард рабочего класса, очаг культуры, светоч цивилизации, орден меченосцев, истинные арийцы, нация героев и все такое. Это все - от комплекса неполноценности. А вот уже флайер стал заходить на посадку в городе роботе, когда-то мягкотелы пришлепнули ему шутливое прозвище Киберянск, которое так и прижилось. Он был весьма непохож на города мягкотелов - разноцветные сферы, эллипсоиды, октаэдры, тетраэдры и икосаэдры домов. Они стояли или на одной из граней, или вращались вокруг оси, или висели гирляндой, или были слеплены в соцветие, или вообще катились. Транспортные магистрали радужными трубами проходили на многих уровнях, сплетаясь и расплетаясь. По воздуху везде скользили тяжелые флайеры и легкие слэйдеры, умело соблюдая воздушные коридоры и эшелоны, там и сям порхали специализированные аэророботы, иногда перенося на спине своих универсальных собратьев. Открылся лацпорт одного из домов, (тот выглядел тетраэдром, стоящим на одной из своих вершин), и флайер воткнулся в залитую голубым светом полость. Сработали приемные устройства и полет закончился. Закончился на базе полиции особого назначения. По трубе лифта прилетевшие спустились на пять уровней вниз, а затем еще проехались на транспортере до кабинета начальника восточного округа, полковника Р31.Кувалды. Все четверо полицейских встали перед стеной кабинета, совершенно глухой, без каких-либо признаков двери. Лейтенант Клин дотронулся до стены своей ладонью и датчики зафиксировали код его идентификатора. Заработал крохотный конвертер, металл стены изогнулся пузырем и лопнул, открыв проход внутрь. Полковник оправдывал свое прозвище, он был приземистый и тяжелый. Несмотря на то, что все роботы модели Р имели одинаковый по возможностям мозг-процессор, представителям серии Р31 были доступны всего две формы и сейчас Кувалда выглядел как большой раскрытый чемодан. - Вам не кажется, лейтенант Клин, что вы нынче не слишком отличились. Стоимость одного полицейского Р36 составляет десять тысяч кредиток, стоимость пригодных для вторичного употребления материалов - тысяча. Значит, благодаря вашим стараниям мы сегодня понесли ущерб в пятьдесят четыре тысячи. Я уж не говорю о цене восстановительных работ по двум частично раскуроченным бойцам и, вообще, о моральном ущербе. Конечно, все слова полковника его подчиненные принимали как обычные радиоволны, однако каждый универсальный робот имел собственный речевой код и свой эмоциональный блок - для придания яркой индивидуальности. Голос полковника казался не только низким, но и хриплым. - Сегодня, Ваше Качество, при всех стараниях не получилась рядовая операция по очистке территории от диких роботов, - охотно стал оправдываться Р36.Клин. - Их преступные действия имели координацию и направленность. Я считаю, что все они придерживались единого алгоритма, который исходил от зверомашины, находившейся в озере. Любой аналитик подтвердит, что такая заединщина не может быть случайным фактором. По крайней мере, вероятность ее не выше 0.05. - Вы того же мнения, сержант Блеск? Клин неожиданно понял, что ему не хватает у металлического полковника мимики и жестов, которые могли бы сообщить дополнительные сведения о характере начальника. Сержант Блеск, звеня когтями, подошел ближе к столу Кувалды. - При всем моем почтении, я согласен с лейтенантом. Они от нас обычно удирают, а вот сегодня перли со стороны леса, воздуха и озера. Раньше мы встречались со стаями, состоящими из особей одной модели и как правило одной серии, а сегодня скооперировалось минимум десяток моделей. Я так считаю, это все мягкотелы подстроили. Не такие уж они дураки насчет подлостей, как кажется на первый взгляд. Им надо, что бы мы с дикарями перекрошили друг друга. Р36.Кувалда не стал вступать в прения с подчиненными. Металлическая поверхность одной из стен выгнулась пузырем и образовала дырку, в которую вступил робот модерновой серии Р37. Лейтенант Клин знал только, что эти универсальные киберы владеют семью формами преобразования. - Р37.Сибилла - наш новый аналитик, - представил полковник вошедшего. Вошедший выбрал для себя форму номер пять, максимально приближенную к внешнему виду мягкотелых обезьян гомо сапиенс. Если точнее, приближенную к облику обезьяньих самок. Даже надуты были выпуклости, имитирующие молочные железы. Клин счел это возмутительным авангардизмом, переходящим в декаданс. Разведчик, сидящий внутри Клина, нашел робота Сибиллу похожим на куклу Барби больших размеров. Лейтенант уже слыхал, что роботы Р37 - необычные и даже странненькие. В отличие от машин предыдущих серий, плодимых искусственно, представители Р37 получили возможность воспроизводства на основании собственной матрицы и скрещивания с базовой информацией любой другой разумной машины. Так по-крайней мере значилось в пресс-релизе. Сам принцип самовоспроизводства был почерпнут у диких машин. Однако же зверороботы получали базовую информацию только при уничтожении и утилизации ближнего своего. Дикари усердно жрали друг друга, чтобы отнять не только информацию, но и конструктивные материалы, особо редкоземельные металлы. Интересно как с этим делом обстоит у Р37? - Извините, мои братья по металлу, но я слышала все, что там рассказывал лейтенант Р36.Клин и заодно просмотрела видеозаписи сегодняшней операции. Вообще люблю подслушивать и подсматривать. У Р37.Сибиллы были в ходу странные грамматические конструкции, не распространенные у роботов, но зато бытующие у самок расы мягкотелов. - Вы справедливо подметили, дорогуша Клин, что вероятность случайной заединщины дикарей пренебрежимо мала. Однако совсем не обязательно, что зверомашины действовали по какой-то единой вложенной в них программе. Скорее всего, вектора эволюции у дикарей направлены в сторону образования симбиотических и роевых алгоритмов. Это могло отразиться в количестве напавших на вас моделей, и даже в определенной согласованности их действий. Тут уж включился на полную индукционную катушку полковник. - А потому, лейтенант Р36.Клин, вам объявляется выговор первого разряда за проявленную некомпетентность во время боевой операции, приведшее к большому ущербу в части личного состава подразделения. Выговор первого разряда, объявленный единократно, не сулит даже понижения в должности. Это было известно лейтенанту Клину. Однако статистика показывала - после того как схлопочешь даже хиленький выговор, то, как правило, начинаешь скатываться вниз и зарабатывать все более сильные наказания. Экзекуция шестого разряда предусматривала принудительное превращение универсального робота в никудышного специализированного кибера на срок до полной выработки ресурса. Наказание седьмого разряда казалось менее страшным - заточение в тюрягу - но это только на первый взгляд. Камеры для отбытия срока заполнялись серной кислотой, которая мало-помалу разъедала корпус заключенного робота. После десятилетнего срока не всякого зэка удавалось восстановить, после пятнадцатилетнего любой робот, даже крепыш, сделанный из иридия и платины, превращался в жалкий огрызок. Лейтенант Клин получил от старшего начальника выговор, который одновременно ушел на вечную память в глобальную сеть, и все четверо полицейских стали расходиться. - Вот такими каверзами эти мягкотелы хотят нас извести. - Сержант Блеск добродушно похлопал своего командира по корпусу. - Я не удивлюсь, если они подправили мозги даже роботам модели Р, например, этому ржавому аналитику Р37. (Насколько догадался разведчик слова железный и ржавый" считались у роботов ругательными.) - Не этому, а этой, - поправил лейтенант Клин. - Ладно, ЭТОЙ, железяке этой ржавой. Ну, дожили... Может, у нее, также как у мягкотелов, сопли текут? Когда лейтенант Клин вступил на платформу лифта, туда же неожиданно запрыгнул этот... эта Р37.Сибилла. - Сомневаюсь, что нам в одну и ту же сторону, наш качественно новый Р37... - Качественно новая, - поправила Р37, явно претендующая на женский род. - Виноват, я все путаюсь. Качественно новая, драгоценная и редкоземельная Р37.Сибилла, нам в разные стороны. - Признайтесь, что вы здорово обиделись на меня, Р36. Клин и вместе с ним разведчик были несколько озадачены. Слово обида" и его производные мало употреблялись даже среди универсальных роботов, ну разве что для смеха. - Никакой обиды, Р37. Просто пытаюсь врубиться, кто из нас более некомпетентен - я или вы... Я, съевший швеллер на этих зверороботах, или вы, едва вылупившаяся на свет модель. - А будь мы мягкотелом, лейтенант Клин, то еще бы подозревали, что кто-то из нас подкуплен, или завидует, или ревнует. - Я вижу большую подкованность по части мягкотелов. Слава Иридию, что мы - не люди, не обезьяны и прочие сопливые твари. - Вы слабо разбираетесь в теории кибернетической эволюции, я могла бы вам дать пару уроков, - неожиданно предложила Р37. Клину и даже разведчику уже не требовалась ее мимика, речевой код роботессы Сибиллы был мягким, вкрадчивым и вполне выразительным. Клин хотел было увильнуть, но потом включившийся контроллер информации напомнил о слабых познаниях в области киберэволюции. Может, и в самом деле стоит быть подкованным в этих вопросах... что пригодится потом для борьбы с тем же аналитиком Сибиллой. - Кстати, моя многокачественная Р37, во время ваших замечательных уроков вы не попробуете вытащить из меня базовую информацию, необходимую для вашего воспроизводства? Она хохотнула. Разведчик, и заодно Клин, впервые слышал, чтобы роботы смеялись. Пожалуй, в этих Р37 позакладывали много такого, что их роднит не только с дикарями, но и с мягкотелами. - Это сложнее и интереснее, чем вам кажется, Клинчик... Завтра начинаются летние роботячьи игры. Не хочу показаться навязчивой, но может встретимся в парке имени Берталанфи у той самой скульптуры, что изображает издыхающую энтропию? Например, в семь часов тридцать три минуты сорок секунд. - Очень рад предложению. - Только порадуйте меня формой номер пять. Опять это антропофильство, возмутился лейтенант Клин, впрочем до поры до времени он решил быть послушным. 3 На киберячьих играх было достаточно забав для универсальных роботов. Внутрисферные гонки, игра в спэйсбол на огромной трясучке, стрельба по летающим тарелкам из бластера, борьба со здоровенным, но ручным киберзмеем, который блевал на всех пеносмолой. Кстати, в последнем соревновании Клин даже приуспел - ему удалось проскочить между потоков липкой дряни, вскарабкаться по скользкой спине игрушки и повернуть золотой ключик, вставленный в ее макушку. Потом еще Р36.Клин и Р37.Сибилла посетили пещеру ужасов, где они последовательно бултыхались в бурном подземном потоке, замораживались в толще льда, попадали под рухнувший пещерный потолок - чрезвычайно огромный, но одновременно легкий. Они бродили по заколдованному подземелью, раскалывая топором глыбы - в одних глыбах были замурованы сокровища, а в других сидели малоприятные кибернетические тролли с тяжеленными палицами и кулаками. Клин и Сибилла проваливались в бездонные колодцы, где в конце полета врезались в чрезвычайно упругий материал, который снова подбрасывал их метров на пятьдесят вверх. Отдыхали на берегу каверзного озера, где управляемые пленки поверхностного натяжения образовывали здоровенных, но зыбких монстров. Лейтенант Р36.Клин заметил, что Р37.Сибилла, несмотря на ловкость, сообразительность и все такое, явно проигрывает в развиваемой мощности и вообще исполнена в миниатюрном стиле. Он даже подумал, что она прикидывается слабенькой, но это казалось совершенно бессмысленным. После активного отдыха они решили не вызывать маршрутный флайер, а прогуляться на стоянку слэйдеров, и еще за пару кредиток покататься по ночному небу. Кроме того, гуляючи, им предстояло порассуждать о путях кибернетической эволюции. - Видите ли, лейтенант Клин, мы довольно прямолинейно смотрим на кибернетическую эволюцию в ее диких формах. Мы считаем, что возможны только мелкие приспособительные мутации программного обеспечения. Даже ученые мужи уверяют, что зверороботы могут разве что прирастить себе пару дополнительных ракетных установок или увеличить количество когтей на ногах. Меж тем все дикари, извиняюсь, жрут друг друга за милую душу и таким незатейливым образом перенимают все приспособительные алгоритмы. И чем больше накопится у кого-то удачных алгоритмов, тем успешнее он будет жрать. Наиболее удачливый жрун наберет таких удач на порядок больше, чем средний хищник. Прямо на глазах гуляющих маленькая зверомашинка, выбежавшая из кучи мусора, схарчила еще более мелкую киберушку, похожую на мышь и, удовлетворенно промурлыкав кайф, кайф , скрылась в темноте. Сибилла продолжала втолковывать. - В какой-то момент талантливый жрун перестанет незатейливо употреблять металлических братьев своих и, заловив, начнет им объяснять науку совместного выживания... До сетчатого забора, огораживающего стоянку слэйдеров, оставалось не более тридцати метров, когда ухолокатор лейтенанта засек близкое присутствие каких-то роботов. Те вышли из-за массивного контейнера и встали как спереди, так и по бокам. В обзоре у Клина задергалась какая-то рябь, по всем радиоканалам пошли шумы. У этих встречных, к сожалению, работали глушилки. Клин сразу определил их ранг - модель К серия 21, одна из самых неудачных в истории универсальных роботов. Эти киберы - тяжелые и мощные, обладают двумя боеспособными формами, но мозг-процессор оставляет желать лучшего, особенно по части ассоциаторов. - Ты можешь топать дальше, Р36, а Р37 пусть останется, разговор есть, - это сказал один из К21, похоже что вожак. Индивидуальной характеристикой его голоса была невнятность, речевые сигналы то и дело прерывались ошибочными кодами. Похоже, вожак изрядно возбудил себя хорошей порцией гамма-излучения. - Почему у вас развились такие сильные, и на мой взгляд неэффективные, чувства по отношению к Р37? - решил уточнить лейтенант Клин. - Они - чужие", понял? Их сварганили по подобию дикарей, но наделили нашими достижениями, чтобы они размножались как зверомашины и сживали нас со света. Кому-то наверху мы, простые универсалы, надоели и они решили поменять нас на этих... Вызвать полицию на помощь не получится - глушение. Ракеты пришлось сдать на базе. И вообще применить бластер, плазменный резак или другое горячее оружие против согражданина - нету права, иначе вечное заточение в серной кислоте вплоть до полного растворения. По идее надо помахать ручкой аналитику, пусть сама успешно решает свои проблемы. Зеленой искоркой у Клина даже мелькнула мысль, что избавься он сегодня от Р37.Сибиллы и легче будет внушить начальству свою правоту насчет стычки со зверомашинами. Именно из-за такой постыдной мысли блок совести резко возбудился, запротестовал и принудил лейтенанта остаться на месте, рядом с товарищем, который претендовал на роль женщины. - Что, этот Р37-паскуда, и тебе уже заморочил шарики-ролики? - упрекнул К21. - Я ведь не хотел... но придется тебе делать физиотерапию. Приземистый квадратный робот, злобно гудя, стал надвигаться. Он шел на четырех лапах, а две выставил вперед - каждый палец завершался дециметровым когтем. Клин прикинул - конвертер у К21 примерно на двадцать процентов посильнее, правда с распределением мощности похуже. Интересно, вмешаются ли дружки или драка будет сравнительно честной? Если завяжется общая мочиловка, то шансов будет вообще кот наплакал. Странное сравнение - неужели коты плачут? А впрочем - бей первым. Сделаем еще раз приятное Сибилле и останемся в форме номер пять, антропофильской. Р36.Клин подобрал обломок рельса, метра на три длиной, килограммов на двести весом и саданул сверху двадцать первого", по массивной башке ему. Приземистая машина оказалась удивительно ловкой. Она моментально сдала назад и рельс только высек сноп искр из бетонного покрытия. И следующий удар К21 отразил, поймав рельс трезубцем, распустившимся на одной из передних лап. Трезубец повернулся и кусок стали вылетел из рук лейтенанта Клина. Тут же двадцать первый резко прыгнул и плюхой в корпус опрокинул Р36. Легкого лейтенанта швырнуло в сторону, и благодаря дальности полета, приземистая машина не смогла вовремя придавить его. Когда двадцать первый добежал до своей добычи", то попался под удар ногами. Лейтенант врезал с земли. Сотрясенный К21 вздыбился на задние лапы и тут Клин, крутанувшись на спине, сделал противнику подсечку. Хулиган грохнулся на бок, но удивительно элегантно перевернулся на живот. Вот он снова утвердился на своих четырех лапах и опять принялся надвигаться на Р36 с каким-то зловещим сипением охладительной системы. Одна из передних лап превратилась во внушительную палицу с шипами, другая стала мощным буром. Ну как, нравится сюрприз?", - почти ласково поинтересовался К21 и резко бросился вперед. Р36 чуть не попался из-за быстроты и мощи броска. Но сумел поднырнуть под первый удар, блокировать второй и, отскочив, оказаться вне досягаемости третьего. Клин и дальше продолжал обороняться - уклонялся, блокировал, кружил, полагаясь на чувство равновесия и быстроту реакции. Однако, помня о мощности своего конвертера, учитывал, что ослабнет раньше, чем К21. Ну раз продолжительного боя ему не выдержать, то надо контратаковать. Однако лупить по броне здоровяка К21 - пустое дело. У этого робота нет слабых мест, никаких там стыков и сочленений, даже фасеточные глаза прикрыты сверхтвердой прозрачной оболочкой из углерода-7. Здоровяк К21 делает ложный выпад правой буровой рукой

1 2 3 4 5

Автор:Тюрин Александр. Книга :Подвиг разведчика
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом