Магистрал 1-4, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Магистрал 1-4


скачать Уильямс Йон Магистрал 1-4 можно отсюда

он совмещал оба эти занятия - пытался следовать за Мейстралом. К своему удивлению Куусинен обнаружил, что Мейстрала преследует еще кое-кто - женщина-Хосейли. Мейстрал, как и следовало ожидать, оторвался от нее еще раньше вечером, одновременно отделавшись и от Куусинена. С этого времени Куусинен двигался за Хосейли в надежде, что она снова найдет Мейстрала. Вместо этого маленькая женщина отправилась на бессмысленную экскурсию в малонаселенный район только за тем, чтобы круто развернуться и направиться назад, в Пеленг Сити. Эти личности вообще имеют представление о том, что делают? У Куусинена зародилось подозрение, что нет. Ситуация в целом озадачивала. Все, к чему стремился Куусинен, было не выпускать Мейстрала из виду, и к его крайнему изумлению, половина Имперской дипломатической службы, похоже, получила аналогичное задание. Здесь явно была какая-то тайна. И, решил Куусинен, он как раз тот человек, который может ее раскрыть. Графиня Анастасия оглядела свое отражение с очень прямой осанкой в окне своей квартиры. На ней было мягкое черное платье, оставлявшее открытыми плечи и спадавшее до лодыжек темной волной. Графиня тронула юбку, сняла воображаемую нитку - как СМЕЕТ обыкновенный хлопок приставать к ее одежде! По ее спине совершала свой танец невралгия, а в мозгу шептало сопутствующее ей раздражение. МЕЙСТРАЛ, говорил этот шепот, и уши графини никли. На самом деле она не так уж его не одобряла. - Этот субъект Грегор расспрашивал о Йенсен и ее когорте. Мейстралу удалось от нас оторваться. Эта ваша воришка Тви сообщает, что по всему дому Сколдера воют сигналы тревоги. Что мы еще нужно, чтобы приступить к действиям? Рядом с графиней на отражающей поверхности появился остролицый силуэт барона Синна. Он тоже курил, с конца его морды свисала сигарета. Обычно он избегал этого порока, но сейчас следовал ему ради Анастасии - старомодная учтивость, которую она, похоже, ценила. - У меня всего двое людей, - заметил барон. - У Мейстрала здесь есть слуги и связи. Если эта Имперская Реликвия у него, то он, скорее всего, залег на грунт. - Да ну его к черту, в конце концов. Почему он не взял взятку? - Возможно, он не разделяет убеждений своего отца. Анастасия фыркнула. Дым изящными легкими белыми струйками заструился из ее ноздрей, и она залюбовалась его отражением в стекле. - Просто ему доставляет удовольствие быть сумасбродом, - заметила графиня. - Вот почему он занялся грабежом и этой неописуемой женщиной, Николь, - просто, чтобы досадить семье. Я всегда говорила его отцу, что с мальчиком надо быть потверже. - Слишком поздно, миледи. Графиня скривила губы. Крошка табака, как она подметила, прилипла к ослепительному зубу. - Поздно никогда не бывает, милорд барон. - Это было одним из правил, по которым она жила, но эффект заявления был испорчен, поскольку графине пришлось снимать табачную крошку со своей улыбки. Синн промолчал. - Эта Николь, - поведала стеклу графиня. - Николь и Диадема. Зенит культуры Созвездия. Люди, чья единственная профессия - чтобы о них сплетничали. Можете себе это представить? Синн передвинул сигарету в угол рта языком. - Мы говорили, графиня, о Мейстрале и этой женщине - Йенсен. - Твердость, - сказала графиня, вспомнив то, о чем говорила раньше. Невралгия впилась ей в спину. - Если Мейстрал находится на глазах у публики, и его исчезновение могут заметить, то Йенсен - нет. Если Мейстралу будет некому передать Имперскую Реликвию, тогда... - Разумеется. Барон Синн взглянул на человеческое существо женского пола и сдержал раздраженный спазм своей диафрагмы. Она союзница, напомнил себе барон, и даже если она гротескная придурь, то, во всяком случае, БОГАТАЯ гротескная придурь, лично финансировавшая деятельность Имперской партии здесь, в Созвездии. Барон бросил сигарету в пепельницу. - Очень хорошо, - произнес он. - Тогда мне придется подключить Хотвинна. Мы заберем Йенсен, как только она останется одна. Похоже, сию минуту она развлекает некого Наварра, а он военный, и мы не хотим осложнений. Анастасия неторопливо приблизилась к барону и взяла его под руку, поглаживая ладонью гладкий темный мех на предплечье. - Замечательно, - сказала графиня. Ее рот был открыт, и в нем перекатывался язык - хосейлийский знак доброго расположения духа. Блеск ее глаз был отвратителен. - Наконец-то, твердость. Политика, процитировал про себя барон, часто заключается в игнорировании фактов. Он считал себя практичной личностью и редко снисходил до максим. И то, что он вообще стал мыслить избитыми фразами, было мерилом того, насколько действовала ему на нервы графиня. Пока летательный аппарат лейтенанта Наварра описывал дугу в ночном небе, он думал об Амалии Йенсен. Интересная женщина, решил он. Преданная идее сохранить Созвездие в ею самой избранной форме, имея факты и ум для подтверждения своего мнения, она оказалась исключительно интересной спутницей на вечер. Глава политической организации, черный пояс третьей степени в пом-боксинге, искушенная собеседница... Странно, что при всем этом она оказалась садоводом. Ее дом был заполнен растениями и цветами, и все они были любовно ухожены. И все же лейтенант ощущал некоторое беспокойство из-за отказа от приглашения Николь. Как часто человеку, особенно, офицеру из Помпей, выпадает случай быть сфотографированным с членом Диадемы Человечества? А он еще оказался в такой ситуации, что не мог вежливо отклонить приглашение. Коммуникатор его летательного аппарата издал негромкое чириканье, и лейтенант нахмурился. Кто мог вызывать в такой час? Он нажал кнопку и ответил. - Наварр. - Сэр? Говорит офицер Панкат из полиции Пеленга. По-видимому, дом вашего покойного дядюшки сегодня вечером подвергся нападению грабителей. Наварр изумился: - Правда? - спросил он. И прибавил: - Но ПОЧЕМУ? - От успеха ваших действий в предстоящие несколько часов, - заявил барон Синн, - может зависеть Судьба Империи. Что ж, подумала сержант Тви, что может быть лучше этого? СУДЬБА ИМПЕРИИ - ее сердце забилось быстрее, когда эти слова колоколом отдались в ее мозгу. Это было явное улучшение по сравнению с тем, чтобы провести всю жизнь на гражданской службе, созерцая из окна бесконечные пустыни и несговорчивых жителей Зинзлипа. Даже темное, угрожающе нависавшее присутствие Хотвинна - он был на голову выше даже барона Синна - казалось менее зловещим, чем обычно. - Хотвинн будет находиться под вашим началом, - продолжал Синн. - Если вы попадете в какую-нибудь беду, он обучен тому, чтобы вытащить вас из нее. - Не предвижу никакой беды, милорд, - сказала Тви тоном, звучавшим, как ей показалось, спокойно и уверенно. Синн посмотрел на нее, и в его взгляде был приказ: - Надо предвидеть любые возможные беды, Тви. Тогда вы сможете справиться с любыми проблемами, когда они возникнут. И почему только офицеры всегда так разговаривают? - недоумевала Тви. Что бы ни сказал подчиненный, это никогда не было правильно. Даже выражение уверенности влекло за собой целую лекцию. Она ответила так, как должно: - Да, милорд. Из глубины комнаты вперед выступила графиня Анастасия и положила руку на локоть барона. Тот выпрямился и застыл. - Не позволяйте кому бы то ни было становиться на вашем пути, - сказала графиня. В отличие от барона она говорила на Высоком Хосейли. - Сейчас не время для колебаний или глупой заботы о собственной жизни. Свидетелей быть не должно. Вы должны быть готовы для жестких действий. - Она подняла вверх стиснутый кулак. Тви промолчала. Она не обязана была подчиняться приказам графини, но группа барона зависела от нее - графиня оказывала им поддержку на этой планете, - так что имелись все основания, чтобы обращаться с ней учтиво. Судьба Империи! - снова подумала Тви. Теперь было хоть что-то, ради чего стоило слушать нудные речи. Она подумала, будут ли когда-нибудь у будущих поколений видеопрограммы, повествующие о Тви из Секретных Драгунов. Графиня продолжала распространяться про твердость и необходимость действовать. Тви знала, что когда начальство переходит на Высокий Хосейли, оно старается вдохновить ее, а она могла пока успешно дремать с открытыми газами. Поэтому Тви стояла в почтительной позе, навострив уши, как будто слушала, а мысленно представляла себе Тви на Видео и следила со сдержанным удовольствием, как героиня выкрадывает документы, борется со шпионами, спасает гроб Императора от саботажа... а потом она посмотрела на Хотвинна. Огромный Хосейли стоял со сверкающими глазами, шерсть на его загривке встала дыбом. Чудовище впитывало слова графини с явным наслаждением, предвкушая дальнейшие события и дожидаясь того момента, когда оно сможет ломать кости и шеи, терзать плоть. За немногие дни их знакомства у Тви создалось впечатление, что Хотвинн был из тех, кто предпочел бы пещерный образ жизни. Теперь это ощущение усилилось. Тви насторожилась. В ее мысленном сценарии не было места таким, как Хотвинн. Хотвинны из видео всегда старались наняться к вилланам и погибали от руки героини как перед перерывом. Задачей Хотвинна было наблюдать за ней. Теперь Тви это знала, причем знала твердо. В своем темном маскировочном костюме Тви плыла, как черное стекло над круглыми желтыми холмами в окрестностях Пеленг-Сити. Ее обоняние, усиленное приспособлениями костюма, донесло до нее запах колокольчиков, цветущих ночью. Хотвинн, неподвижно, как монумент, стоял у флаера. Тви решила не брать его на рекогносцировку - она считала его неуклюжим и была убеждена, что он допустил промах, позволив заметить, как следил за помощником Мейстрала днем раньше. Тви включила и выключила голографические прожекторы своего костюма. Хотвинн не подал виду, что замечает ее присутствие. - Корабля Наварра нет. Я не могу обнаружить никаких устройств безопасности в доме. Ответ Хотвинна прозвучал буднично: - Тогда пошли. Он говорил с провинциальным акцентом, и разобрать его слова было трудно. Он по-деловому, жестко согнул плечи, а Тви с недоумением подумала, где же Синн откопал это нечто. Половина Секретных Драгунов поступали туда из тюрем, так что Хотвинн вполне мог оказаться каким-нибудь убийцей, рекрутированным с планеты-тюрьмы для нераскаявшихся грешников - одним из тех, у кого не хватило порядочности покончить с собой, когда его поймали. Тви раздумывала, как он вообще мог понять речь графини. Она сомневалась, что Хотвинн может говорить на Высоком Хосейли, если до этого дойдет. - Не сейчас, - ответила она. - Подожди света. Хотвинн снова согнулся в нетерпении, но ничего не говорил в течение всего долгого багрового рассвета. Похоже, он не слишком блистал в разговоре. Тви вздохнула. В видео с участием Признанных Грабителей помощники были всегда вежливыми аморальными технофилами, следовавшими приказам четко и с большой пользой для дела, всегда готовыми извлечь из шляпы новый черный ящик. К разочарованию Тви, Хотвинн был из другого теста. Тви подождала, пока появились несколько летательных аппаратов, развозивших людей по своим делам. Потом накинула потрепанный жакет на маскировочный костюм и подала Хотвинну знак подняться с ней на корабль. Флаер взвился в утреннее небо. - У меня есть план, - сказала Тви. - Ты просто ступай за мной и делай, что я скажу. Хотвинн ничем не дал понять, что услышал ее. Тви предпочла думать, что он все слышал. Тви не потрудилась объяснить ему свой план. Она попыталась представить себе это обсуждение, но картинка не клеилась. - Мы сделаем вид, что мы из ремонта телесети, Хотвинн, - скажет Тви, а потом тактично прибавит: - Ты знаешь, кто такие ремонтники? - Нет, лучше уж она сама будет говорить. Хотвинн должен только прикрывать ее с тыла, и то в чрезвычайной ситуации. Она все сделает сама. Она же Тви из Секретных Драгунов, выполняет свое первое серьезное задание, и Судьба Империи... о-оп! Она проскочила дом Амалии Йенсен. Тви развернула аппарат, сделав длинную петлю, чтобы это выглядело как намеренная рекогносцировка. Хотвинн ничего не сказал, если вообще что-то заметил. Тви опустила флаер на плоскую крышу дома Йенсен. По краям крыша была заставлена цветочными горшками с яркими цветами. От цветка к цветку двигался робот с лейкой. Робот был самым обычным, многоцелевым домашним, сочетавшим функции горничной, дворецкого, лакея, автоответчика и официанта. Он подкатился к флаеру. Лейка, как заметила Тви, была разукрашена маленькими желтыми маргаритками. - Чем могу быть вам полезен, леди и сэр? - спросил робот. Тви планировала ответить так: Мы из Независимой телекомпании Пеленга. К нам поступило сообщение, что в вашем районе имеются помехи, и нам хотелось бы проверить ваши аппараты . Вместо этого она воскликнула: - Хотвинн! Какого черта ты ДЕЛАЕШЬ? Ибо гигант выскочил из флаера, не потрудившись даже открыть дверь, и сбил робота одним ударом. Робот покатился по крыше, раскинув руки, со стуком полетела в сторону лейка. Хотвинн подпрыгнул в воздух и обеими ногами приземлился на робота. Снова грохот. Тви тоже прыгнула - к черным ящикам на заднем сидении. Она привела их в действие - как раз вовремя, мелькнуло у нее подозрение, - и увидела, как замигали маленькие индикаторы, перехватывая сообщения. Робот посылал в дом сигналы тревоги, даже когда Хотвинн поднял его и стал колотить им об один из горшков. - Сэр! - прочирикал робот. - Неужели мы не можем хотя бы поговорить, как разумные существа? - Тви прекрасно понимала ощущения робота - Хотвинн оторвал у него одну руку. В груди Тви забилась паника. Судьба Империи, как заклинание, твердила она себе. И так далее. СДЕЛАЙ ЖЕ что-нибудь. Она выпрыгнула из флаера и рванулась к входу, затем нажала кнопку. ДОСТУП ЗАКРЫТ, сообщила дверь четырьмя распространенными символами. - Мародер, - выругалась Тви. Ей придется попытаться попасть в дом другим способом. Хотвинн оторвал у робота оставшуюся руку и стал колотить ею машину. Тви рывком надела на себя маскировочный костюм и натянула на голову капюшон, дававший ей мысленный контроль над его устройствами. Она привела в действие голограмму, маленьким черным облаком полетела прочь от этой бойни и нырнула за край крыши. Она нащупала на поясе микрорезку и принялась полосовать первое же окно, к которому подплыла. Высадив окно и скользя сквозь него, Тви поняла, что входит в спальню Амалии Йенсен. При дневном свете темные маскировочные костюмы - просто ненужный камуфляж. Конечно, черное голографическое облако затемняет фигуру, но можно поспорить, что вплывающее в окно черное облако может привлечь к себе больше внимания, чем это сделал бы человек. И разумеется, когда ты уже наполовину проник через окно, твой маскировочный костюм может изображать хоть хор из Аиды", а ты все равно будешь прекрасной мишенью. Тви впервые увидела Амалию Йенсен, когда женщина выскочила из своей кровати на водяной подушке и запустила в нее тяжелой вазой, попавшей Тви прямо между ушей. У Тви из глаз посыпались искры. Она решила как можно скорее проскочить сквозь окно и, прибавив скорость, рванулась через комнату. К сожалению, ее глубинное восприятие все еще не пришло в норму, и Тви врезалась головой в закрытую дверь. Через проекторы заднего вида Тви смотрела, как Йенсен продолжает бросать в экран ее костюма тяжелые предметы обихода. Увесистая пепельница попала Тви между лопаток. Над ее головой просвистела ваза. Ну, все, хватит. Это было по части Хотвинна. Тви метнулась через холл в гостиную и отперла дверь на крышу. Резкий запах цветов смешивался с болью в ее черепе - вся квартира была заполнена цветами. Хотвинн медленно спустился в антигравитационном лифте, держа в лапе руку робота. - Что ты так долго? - прошипел он. Тви отключила свои проекторы-голограммы и тупо махнула рукой в направлении спальни Йенсен. - Туда, - сказала она. Хотвинн отшвырнул руку робота в угол - раздался грохот, отдававшийся бесконечным эхом в голове Тви, поскольку рука разбила фарфоровый цветочный горшок, - а потом гигант, сотрясая дом своей поступью, направился к спальне. К сожалению, Йенсен поменяла позицию. Она вылетела из смежной ванной, в ее руке реяло полосатое бело-зеленое полотенце. Полотенце почти полностью обмоталось вокруг головы Хотвинна, в то время, как нога Йенсен ударила ему в солнечное сплетение. Хотвинн мгновенно задохнулся. Затем последовал целый ряд беспорядочных ударов. Йенсен помогал еще один домашний робот, вцепившийся в колени Хотвинна, неумело пытаясь помочь хозяйке. Тви не очень была уверена в том, что именно она наблюдала, поскольку не была экспертом в боевых искусствах - порядочный грабитель презирает насилие - но, похоже, шансы были равными. Оба бойца задыхались и обливались кровью, а потом Йенсен ретировалась в ванную. Хотвинн, не обращая внимания на цеплявшегося за него робота и бутылку с шампунем, колотившуюся о его грудь, ринулся в погоню. Тви оперлась на заваленный вещами стул, держась за голову. - Эй! - сказала она, когда грохот возобновился, - возьми парализатор, почему ты этого не делаешь? Из спальни вылетел домашний робот и разлетелся на куски, ударившись о противоположную стену. Амалия Йенсен, на сей раз согнувшись, последовала за роботом - по-видимому, она только что вынырнула из ванной в спальню - и стала пятиться в направлении Тви. Тви взялась за парализатор. Потом появился Хотвинн, размахивая вешалкой для полотенец. Йенсен дотянулась до цветочного горшка и кинула им в Хотвинна. Тви опустила оружие. Парализатор с его широким лучом ударит в обоих, если она выстрелит. Бой разгромил почти всю гостиную. Тви в своем антигравитационном поясе взлетела вверх, под крышу, стараясь найти подходящий угол, чтобы прицелиться, но Хотвинн загораживал обзор. - Земная дрянь! - завопил Хотвинн. - Нелюдь, подонок! - отпарировала Йенсен окровавленными губами. Судьба Империи, устало подумала Тви и стала соображать, хорошо ли работают ее черные ящики без присмотра. СДЕЛАЙ что-нибудь. Она пролетела над Хотвинном, схватила его за воротник одной рукой и рванула назад, поставив на максимум антигравитатор. Хотвинн отлетел назад, размахивая руками, как ветряная мельница, и приземлился на стеклянном столе, развалившемся со звуком, отозвавшимся в мозгу Тви, как удар грома. Йенсен издала торжествующий вопль и приготовилась нанести смертельный удар. Тви, получившая, наконец, возможность как следует прицелиться, выстрелила, и Йенсен тотчас упала. - Нет! - взревел Хотвинн. У него были свои проблемы - он пытался выбраться из обломков столика. - Она была моя! - Идиот, - сказала Тви. Голова у нее раскалывалась. - От тебя всего-то требовалось оглушить ее. Забирай ее и пошли. - Так нечестно, - обиженно проворчал Хотвинн. Судьба Империи, думала Тви. В следующий раз, когда Империя предложит Тви решать ее судьбу, может с тем же успехом пойти повеситься. 5 Роман в одиночестве летел в рубиновом утреннем небе Пеленга. Он счел обнадеживающим тот факт, что сегодня за ним не следили - возможно, два хвоста" Хосейли оказались, в конце концов, любителями сенсаций, и им просто надоело это занятие. Предыдущий вечер Роман провел, разыгрывая из себя приманку и стараясь создать впечатление, что этот вечер у них с Мейстралом совершенно обыкновенный. Он отвез букет цветов Николь в ее резиденцию. Было исключительно приятно снова увидеться с ней, поскольку Николь принадлежала к тем немногочисленным друзьям Мейстрала, которых Роман одобрял. У нее Роман намекнул домашним роботам, что Мейстрала можно ожидать попозже вечером, в расчете оставить ложный след на случай, если маленькая хосейлийка, следившая раньше за Романом, будет наводить справки... Затем Роман заказал ужин на троих из Ресторана изысканной пищи шеф-повара Цо и забрал белье из прачечной. Где-то посреди этих будничных занятий Романа его хвост пропал - просто исчез из виду. В это утро Роман попрактиковался в различных вариантах исчезновения и отрыва просто на всякий случай, но он уже убедился, что за ним никто не следит. Ободренный этим сознанием, он все же завершил свой отрыв, просто ради проформы. Он надеялся, что остаток дня также пройдет без осложнений. Сквозь лобовое стекло его флаера из утреннего тумана вставали низкие, пастельных тонов здания Пеленг-Сити, окруженные яркими декоративными деревьями и цветами. Сердце Романа возликовало. Он стал спиралевидно спускаться вниз, чтобы посадить флаер на плоскую крышу маленького белого домика Амалии Йенсен. При мысли о Весне Человечества уши Романа опустились, а его диафрагма спазматически сжалась в знак негодования. Если уж Мейстрал занимается безнравственным ремеслом, он неминуемо будет иметь дело с безнравственной публикой - Роман мог только пожелать, чтобы среди знакомств Мейстрала было побольше таких, как Николь, и поменьше таких, как эта Йенсен и ее друзья. Флаер опустился на крышу, как листок на безупречную, без единого пятнышка, лужайку. По краю крыша была обрамлена горшками с цветущими растениями. Роман обрадовался: он любил, чтобы его окружало живое. Наслаждаясь растениями против воли, Роман выбрался из флаера и направился к входу, расположенному на крыше. Первое, что он увидел, был мертвый робот. В душу Романа закралось подозрение. Он проверил оружие - оно свободно висело в кобуре - и пожалел, что не прихватил принадлежностей маскировочного костюма, которые позволили бы ему видеть, что творится у него за спиной. Роман осторожно обследовал робота. Машина была разодрана в клочья - руки и ноги оторваны, командный блок вырван и отброшен через всю крышу. Это было зверское уничтожение - потребовалось бы гораздо меньше, чтобы вывести машину из строя. И кто бы там это ни сделал, он был очень силен. В душе Романа стало расти негодование. Здесь было налицо оскорбление, и не столько для Амалии Йенсен, сколько для чести нанимателя Мейстрала. Роман вынул оружие и поставил переключатель на смертельное". Зеленый свет лифта крыши показывал, что там не заперто. Он ступил в лифт и нажал кнопку вниз". В гостиной царил страшный разгром. Мебель была перевернута, всюду разбросаны бумаги, горшки разбиты вдребезги. Ноздри Романа затрепетали от неодобрения. В холле лежал еще один разбитый на куски робот. В углу валялась туфелька Йенсен, второй нигде не было видно. На тяжелой вазе было немного крови, свидетельствовавшей о том, что ее могли использовать в качестве дубинки. Роман присмотрелся повнимательнее. На вазе были короткие черные волоски, идентичные меху Хосейли. Мгновение Роман постоял среди хаоса и разбитых вещей. Он пришел сказать мисс Йенсен, что ее задание успешно выполнено, правда, несколько неаккуратно, и договориться о продаже и доставке антика. Ввязываться в вандализм и насилие было не по его части. Однако здесь что-то произошло - возможно, что-то, связанное с заданием Мейстрала. Роман решил, что должен найти подтверждение этому тем или иным способом. Едва он начал свои поиски, как услышал звук садящегося на крышу флаера. С оружием наготове Роман скользнул в кухню, откуда ему был виден лифт. Лифт молча заработал, его антигравитационное поле несло вниз пассажира. Роман, навострив уши, услышал голос Пьетро Кихано. - Мисс Йенсен! Что стряслось с Говардом? Ох! Говардом, догадался Роман, звали робота на крыше. Он поставил оружие на "контузию", потом вложил его назад в кобуру. - Мисс Йенсен? Кихано чуть не выпрыгнул из собственной кожи, когда из кухни неслышно выскользнул Роман. В надежде успокоить его Роман улыбнулся Пьетро, перекатывая язык из стороны в сторону в своем узком рту. Кихано тревожно озирался в сторону двери и лифта, ища места, куда бы сбежать. Пьетро заговорил на стандартном человеческом сквозь стиснутые зубы: - Кто вы? Что здесь произошло? - Я надеялся, - сказал Роман, подходя ближе, - что вы сможете дать мне ответ на этот вопрос. Кихано явно почувствовал облегчение: - Вы из полиции? Амалия... мисс Йенсен - с ней все в порядке? - Не знаю, - Роман плавными шагами подошел поближе к Кихано, бесшумно ступая по обломкам. - Похоже, что ее похитили. Вы имеете хоть какое-нибудь представление, почему? На лице Кихано появилась смесь сложных выражений. Из этого Роман заключил, что Пьетро, во-первых, очень хорошо представлял себе, что могло здесь произойти, а во-вторых, что у него нет ни малейшего желания сообщать эту информацию лицу, которого он не знал, но которому не доверял, - даже если, по его предположению, это был полицейский. А может быть, в особенности, полицейскому. - Нет, - ответил Кихано. Он снова скосил глаза на выход. - Я... не думаю... я совсем ничего не знаю. - Вы уверены? - спросил Роман. Пьетро искоса взглянул на него. Он набрал побольше воздуха в легкие и взял себя в руки, явно воспрянув духом из-за того, что Роман не набросился на него. Он принял воинственный вид и упер руки в бедра: - Послушайте. По-моему, я с вами не знаком. А если вы из полиции, не следует ли вам показать мне свое удостоверение? Роман произвел довольно приличную имитацию человеческого вздоха, стараясь не волновать молодого человека: - Вы правы, сэр. Я пренебрегаю формальностями. С тем же успехом он мог бы признаться, что исчерпал все свои идеи. Роман сунул руку в карман пиджака, вынул оружие и выстрелил в Пьетро в упор, сильно перенапрягая его нервы. Подхватив молодого человека до того, как тот упал, Роман перекинул его через плечо и понес к лифту. Оказавшись на крыше, он велел летательному аппарату Кихано лететь домой на автопилоте, потом бросил Кихано на заднее сидение своего флаера. Кихано посмотрел на Романа стеклянными глазами. Похоже, он был страшно разочарован поведением полиции. Роман же решил предоставить разбираться со всем этим Мейстралу. Вот для чего были нужны великие криминальные умы - решать серьезные вопросы. - ЧТО они украли? - Лейтенант Наварр с веселым изумлением смотрел на страхователя и аукциониста. Аукционист полистал свой каталог. - Вот оно, сэр. Гравированный серебряный крионный контейнер, с источником питания, Имперская печать, функционален, с9, вес 16 кг, размеры 18х17 см . Наварра все это по-прежнему забавляло. Он сделал еще несколько шагов внутрь большой комнаты, не обращая внимания на трофеи и боевые стяги, переводя взгляд с одного предмета, представлявшего для него интерес, на другой - открытая стеклянная крыша, робот, ниша. И снова, в поисках хоть какой-то причины ограбления. Крыша, робот, ниша. Он все фиксировал в памяти. - Сколько это стоило? - Мы собирались, хм, начать со стартовой цены в двенадцать новых и надеялись поднять ее, мм, до шестнадцати или семнадцати. - Стало быть, недорого. Голос аукциониста звучал так, словно он защищался: - Сэр. Это был, наверное, наиболее ценный, мм, отдельный предмет в доме. Военные трофеи представляют ценность больше как коллекция, поэтому мы и продаем их большими партиями, но ни один из отдельных предметов особой ценности не представляет. Тот факт, что контейнер является трофеем, похищенным из императорского штаба, мог бы повысить его ценность в глазах некоторых коллекционеров. - Положим, для коллекционеров это и так не столь уж недостижимо, - заметил Наварр. - Шестнадцать-семнадцать новых - прерыватель, которым воспользовались, чтобы вырубить этого робота, обошелся, наверное, не менее, чем в пять, а черные ящики, которые мы тут нашли, - и того больше, может, даже в восемь-девять. - У них, хм, самодельный вид, сэр. Они могли вообще ничего не стоить, если их соорудили из лома. Хосейли - представительница страховой компании оглядела помещение, отмечая развешанное оружие, награды, флаги: - Их мог украсть традиционный приверженец Империи, - отметила она. - Антик привезен из священного дворца Империи, продавать его с аукциона - значит, осквернить его. - В самом деле? - Наварр был слегка раздражен тем, что сам до этого не додумался, - он любил, чтобы все было по порядку. Он четко зафиксировал этот факт в своей памяти. Затем бросил взгляд на свисавшие вниз знамена. - Почему же они не выкрали боевые знамена Империи? Это ведь тоже трофеи из священного дворца. - Возможно, сэр, - сказала Хосейли, - у вора не было времени. Похоже, тревогу подняли достаточно скоро. - Возможно. - Дрейк Мейстрал находится на планете, сэр, - аукционист произнес эти слова таким тоном, что сам факт как бы повис в воздухе наподобие флага, и он не потрудился дать ему объяснения. Наварр нахмурился: - Непохоже, это не его класс. - Верно, сэр. Верно. Мне пришло в голову, что вы могли быть знакомы с ним. Я предположил, что это может быть на почве личных отношений. - Вряд ли. Мы познакомились только на днях. - Да, но ведь тут еще... ну, история его семьи, и вашей. Наварр снова нахмурился: - Не думаю. Он не похож на человека, который будет мстить таким образом. Страховательница вздохнула: - Я уверена, что вам, хм, лучше знать, сэр. Наварр подошел к застекленной крыше и, скосив глаза, посмотрел наружу, на ярко-желтое небо. Затем обернулся, чтобы снова взглянуть на нишу и робота. Может быть, взгляд под другим углом поможет прояснить ситуацию. Крыша, ниша, робот. Но и это не помогло. Лейтенант вдруг сообразил, что стоит между двумя портретами дядюшки: молодого захватчика заложников над камином, смотревшего на пожилого адмирала дядюшку Джека, при всех регалиях, с нахмуренным челом. Оба выглядели свирепыми и решительными, каждый в своем роде. Наварр всегда надеялся, что со своим сосредоточенным энергичным видом выглядит так же свирепо, как и адмирал дядюшка Джек. Неожиданно ему в голову пришла одна мысль. Он обратил свой энергичный грозный взор на аукциониста: - Кстати, - спросил лейтенант, - а там ВНУТРИ что-нибудь было? Аукционист заколебался: - Мы, гм, не знали... не знаем. Мы не знали, как его открывать. - Наварр смотрел на него. - Вот что означает, хм, с9 в описании, сэр. Это наш код. Он означает, что на нем был сложный замок, а поскольку к нему не было ключа, мы его и не открывали из страха повредить. Взгляд Наварра стал еще более грозным: - Допустим, кто-то знал, что там было? Я хочу сказать, что оно было ценным. - В крионном контейнере? Да что там МОГЛО быть? - Генетический материал? Наркотики? Какое-нибудь сверхохлажденное оборудование для переработки? - Старое вино. - Какая-нибудь древность или памятная вещица, - предположила Хосейли. - Что-то портящееся, что имперское семейство пожелало сохранить из каких-то сентиментальных соображений. - Сердце или другой орган какого-нибудь умершего домашнего животного. - О! - Умные маленькие коготки трещотки, например, - продолжала Хосейли. - Я часто жалела, что не смогла сохранить коготки моей Пиджи, когда она умерла, но я была молода, а родители боялись лишних расходов. - Сочувствую вам, мэм, - отозвался Наварр. Глаза эксперта-страхователя сняли: - Вы бы только видели, какие способы Пиджи изобретала, чтобы стащить еду. Она устраивала блистательные засады около холодильника. Она была такой умницей, что можно было поклясться - она была почти Хосейли. - Ее ноздри раздулись от избытка чувств. - Как жаль, - вздохнула она, - что я не смогла сохранить хотя бы некоторые ее части. - Я уверен, это было бы большим утешением, - сказал Наварр. Он снова оглянулся на пустую нишу. - Но мне как-то не верится, чтобы существовало так уж много империалистов-любителей животных, располагающих необходимыми средствами, чтобы украсть серебряный кувшин моего дяди. - Разумеется, сэр. - Аукционист, нахмурившись, огляделся. - Возможно, мы должны усилить здесь охрану, на случай, если вор или воры вернутся. Вполне возможно, что похитители окотились за чем-нибудь другим, а контейнер прихватили просто по пути. - Возможно. Наварр не любил двусмысленностей, и мысль о том, что здесь все еще может оставаться нечто, представляющее для кого-то интерес, беспокоила его. Он бросил взгляд на портрет дядюшки - молодого человека в порванной форме, с деловым видом наставившего огнемет на перепуганного императора, причем последний прятался в своем гареме и был одет в наряд одной из своих жен. (Это был человеческий вариант той истории. По версии Хосейли, Император был обездвижен и побежден, возглавляя оборону в форме полковника Почетного Личного Караула). - Да ну их всех к дьяволу, - сказал Наварр. - Что там могло быть в этой штуке? Пока Роман несся сквозь небо, его нервы звенели от гнева. Ущерб нанесен, оскорбления произнесены, требуются действия. Он знал, что Мейстрал небрежен в вопросах чести. Но ЭТО он вряд ли смог бы игнорировать. У Романа кровь кипела от имени семьи Мейстрала. Это оскорбление снести было нельзя. Проникая в окно небольшого загородного коттеджа, прохладный деревенский ветерок шевелил распущенные волосы Мейстрала. Место было безопасным: Роман снял его под чужим именем, и Мейстрал чувствовал, что может свободно расслабиться и провести утро в постели, смотря старый боевик. Он погрыз печенья и позволил домашнему роботу снова наполнить его бокал шампанским. - Спасибо, - сказал Мейстрал и принялся за третий бокал шампанского в это утро. На постели лежали несколько компьютерных факсов, посланных Грегором. На самом деле Мейстралу полагалось работать над ними, планируя следующую задачу. Следующая серия краж обещала быть легкой. Два дня назад все телекомпании Пеленга сообщили о присутствии на планете Мейстрала. Нервные обладатели знаменитых предметов искусства и украшений, зная его имя, естественно, пожелают усилить охрану, пока он находится на Пеленге. Поэтому в ту самую ночь Грегор был на задании по взлому - он вставлял миниатюрные следящие устройства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Уильямс Йон. Книга :Магистрал 1-4
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом