Магистрал 1-4, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Магистрал 1-4


скачать Уильямс Йон Магистрал 1-4 можно отсюда

за другим! Если ей удастся все сделать правильно, они даже не узнают, что она находится у них за спиной. Роман прервался через дверь в библиотеку, увидел под собой какое-то движение и тремя хорошо рассчитанными выстрелами из пистолета Хотвинна вдребезги разнес робота, который, по просьбе Чанга, только что появился с большим выбором пива. Ковер заполнила пена. Роман почувствовал приступ сожаления. - Сюда, - сказал он и бросился через перила, скользя на первый этаж на антигравитаторах. Мейстрал, Амалия Йенсен и Пьетро последовали за ним. Тви присела на корточки, привела себя в боевую готовность, затем со всей скоростью, на какую была способна, ринулась на смутно видневшуюся в дверном проеме фигуру. Первый разряд Грегора ударил мимо, а для второго уже не было времени. Тви врезалась в Грегора, вминая его в косяк. Грегор потерял дыхание и мешком осел на пол. Тви, у которой тоже из глаз сыпались искры, нащупала тело Грегора под маскировочным костюмом, нашла его шею и, предположив, что над ней где-то должна быть голова, ударила его концом парализатора. Оружие сработало, и Грегор повалился на пол. Тви незаметно улыбнулась под своим голографическим панцирем. Дела Судьбы Империи шли уже лучше. Сознание Хотвинна пробуждалось сквозь резкое мерцание звезд. Дюжина жалких человечков, должно быть, расположилась вокруг него с дубинками. Но с Хотвинном еще не все было кончено - он пребывал в уверенности, что изрубил в капусту по меньшей мере пятерых или шестерых, а у остальных наверняка уже не осталось сил для битвы. Он с трудом поднялся на ноги, нащупал меч, затем вытащил его из металлического стула. Ему тут же стало лучше. Где эти поганые трусы? В коридоре кто-то в маскировочном костюме был, по-видимому, занят борьбой, а в ярком освещении библиотеки Хотвинн увидел Амалию Йенсен, все еще со связанными лодыжками, начинавшую спускаться на первый этаж. Свет! Как только Хотвинн сумел разглядеть врага, его было уже ничем не остановить. Если бы предатели не выключили свет, с ним бы и раньше никто не справился. С ревом Хотвинн поднял клинок и ринулся в бой. Наконец-то действие! Смерть предателям! Напевая, графиня Анастасия бросилась вниз по коридору в библиотеку, прижимая к груди новый отображатель, выполненный по системе Нэйна-Кулвилл, со складным пара-атакующим стволом и прицелом в стиле Тротвинна XVII. Ее песенка была проста: Убить, убить, убить... твердость, твердость, твердость... Но пела она на высоком Хосейли, где каждое слово было комментарием к предыдущему, и шло это от сердца. Графиня отдавалась пению всей душой. Даже великая Себастьяна не смогла бы вложить больше чувства в слова песни. Простые радости, как нам постоянно напоминают, - зачастую самые лучшие. - Послушайте, - сказал Пьетро Кихано, единственный раз вспомнив о том, что надо понизить голос, - а не следует ли нам подождать Грегора? Он стоял на лестнице второго этажа в библиотеке, по одну сторону двери, наблюдая за Амалией Йенсен, пока она прыгала вниз, в центр комнаты, по направлению к обломкам дымившегося робота и пивному ручью, запачкавшему дорогой ковер. А потом Пьетро услышал вопль, от которого у него кровь застыла в жилах. Шалун Ронни, понял он, идет сюда, чтобы изрубить на куски мисс Йенсен! Мысль Пьетро в этот момент, похоже работала поразительно четко. Он бросился на лестницу и поставил ногу на порог. С ревом Шалун Ронни ринулся через порог, зацепился за ногу (с ревом), описал идеальную с точки зрения архитектора дугу (с ревом), летя над бесчувственным телом Бикса и перилами из кованой стали, и упал (все с тем же ревом) на двадцать футов вниз, приземлившись на полу библиотеки. Ронни приземлился, и дом содрогнулся. Пиво взметнулось фонтаном до хрустальной люстры. Амалия Йенсен, мимо которой Ронни пролетел всего лишь в нескольких дюймах, удивленно подняла глаза. Чувствуя некоторую слабость, Пьетро осторожно заглянул через перила. Ронни распростерся внизу в виде буквы Х, его вечная улыбка злобно скалилась вверх. Пьетро почувствовал, как у него внутри все переворачивается. - Что ж. Так ему и надо! - сказала Амалия. Потом перевела взгляд с Пьетро на Ронни и назад. - Спасибо, Пьетро, - произнесла она. - Рад быть вам полезен, мисс Йенсен. В эту мрачную минуту Пьетро с болью в сердце осознал, что никогда больше не посетит Волшебную Планету Приключений. Тви присела на корточки на пороге и, онемев от изумления, следила, как гигант Шалун Ронни промчался через гостиную, хрипло ревя за своей вечной улыбкой. Затем последовал грохот, сотрясший весь дом, но не было ни выстрелов, ни звуков борьбы. Пришло время предпринять еще что-нибудь, помимо разведки. Барон Синн, вручая свою душу и проч. и проч., полузадохнувшись от дыма, вылетел в коридор под прикрытием струи пламени. Он почти ничего не видел и свой марш-бросок в сторону юго-восточной гостиной совершил, шатаясь. Сквозь застилавшие глаза слезы барон увидел фигуру в маскировочном костюме у двери гостиной. Совершенно очевидно, это злодей. Синн поднял оружие и выстрелил. Тви взвизгнула, когда выстрел барона разнес стену прямо над ее головой. Ее костюм давал обзор коридора за ее спиной, и Тви была рада, что Синн находится там, чтобы прикрывать ее. Однако, вместо предложения помощи, ее босс, даже без объявления враждебных действий принялся стрелять в нее. Это, заключила Тви, было полной несправедливостью. Она не задумалась о том, почему барон открыл огонь. Больше всего ее сейчас занимала мысль о том, сможет ли ее костюм отразить огонь. Тви, как сумасшедшая, кинулась к служебной лестнице. Еще один выстрел из огнемета попал в стену, пока она бежала. Барон Синн, задыхаясь и шатаясь, бросился в погоню. Этот-то от него точно не уйдет. Мейстрал рассматривал французское окно достаточно долго, чтобы сообразить, что тот, кто стреляет разрывными снарядами по второму этаже, со своей позиции легко достанет и восточную террасу. Он показал на дверь, ведущую внутрь дома. - ТУДА, - объявил Мейстрал. - А потом - на север. Роман распахнул дверь и бросился в нее, грудь с грудью столкнувшись с графиней Анастасией и сбив ее с ног. - Прошу прощения, миледи, - быстро произнес он и, освободив графиню от ее Нэйна-Кулвилла, предложил ей руку, чтобы помочь подняться. Глубокая крестообразная морщина прорезала чело графини Анастасии: - Умри, трусливый подонок! - рявкнула она и отбросила руку Романа. Даже хорошо тренированный политес имеет свои границы. Роман напрягся. Он проглотил слова, пришедшие ему в голову при таком проявлении грубости и неподобающего для леди поведения. - Желаю вам доброго вечера, миледи, - произнес он глухим, возмущенным тоном, - ваш покорный слуга. Уязвленный до глубины души, Роман широким шагом удалился вглубь дома. - Эй, - сказал Пьетро Кихано, - а как же насчет Грегора? Он все еще стоял на лестнице, прислушиваясь к выстрелам, раздававшимся из коридора, где, насколько ему было известно, Грегор в одиночестве противостоял ордам Империи. Мейстрал, по-видимому, не услышал, поскольку уже шел по коридору. Огонь прекратился. - Грегор? - горлом спросил Пьетро и в ответ услышал стон. Он осторожно заглянул в гостиную и увидел силуэт Грегора, распростершегося на пороге; над его головой в стене зияла дыра от разрывного снаряда. Врагов поблизости вроде не было. Пьетро проскользнул назад в гостиную, уложил Грегора в тележку для дров - без труда, поскольку Грегор в аитигравитаторах был в буквальном смысле невесомым - и поспешил вслед за остальными. Первой мыслью Мейстрала, когда он услышал жалобные расспросы Пьетро про Грегора, было то, что помощники, в конце концов, могут быть и разового использования, второй - то, что Пьетро - тоже. Притом они сами вызвались. Утешаясь таким образом, Мейстрал проплыл под потолком, чтобы избежать встречи с графиней - его подмывало сказать по пути какую-нибудь грубость, но потом он счел за лучшее держаться по ветру - и вместо этого увеличил скорость, направляясь к черному входу. Компания никого не встретила, кроме робота, мчавшегося к служебной лестнице с огнетушителем, а затем вылетела из задней двери и помчалась над гладкой крокетной лужайкой. По пути они миновали Тви, вскочившую в флаер Бикса и пытавшуюся сорвать замок и запустить его прежде, чем барон примется снова стрелять в нее. Мейстрал вызвал свои флаеры, чтобы они летели к ним на свидание в миле от дома. Тви завела свой Деуэйн Семь и умчалась прочь. Барон Синн выскочил с черного входа, размахивая оружием. Ослепленный слезами, он наступил на один из ярко окрашенных крокетных мячей и грохнулся на газон. Сквозь слезы, застилавшие глаза, барон ничего не видел, кроме разбросанных по небу пустых звезд. Первое, что почувствовал Бикс, был залах пива. Он приложил руку к своей поврежденной челюсти и, шатаясь, поднялся на ноги. Звезды застилали ему глаза. Покачиваясь, он схватился за перила из кованой стали. Когда его зрение прояснилось, Бикс увидел Шалуна Ронни, распростертого внизу в огромной луже в окружении обломков робота. - Эй, - сказал Бикс, - я что-нибудь пропустил? Вошла графиня - спина ее была жесткой, кулаки сжаты. Она в ярости пнула ногой обломок робота, отшвырнув его через всю комнату. - Свинья! - отрезала графиня. Бикс решил скрыться из виду. Он, по всей видимости, что-то сделал не так, когда открыл дверь в гостиную. Помалкивая, Бикс тихонько нырнул назад в гостиную и закрыл за собой дверь. 9 М-р Пааво Куусинен был до другую сторону холма и не мог видеть много из того, что происходило в резиденции графини. Он отдыхал под своим деревом, подложив руки под голову, как вдруг услышал лай разрывных снарядов, летавших туда-сюда и сопровождавшихся яркими взрывами в парадной части дома. Куусинен подбежал через холм к своему флаеру и прыгнул внутрь, не потрудившись открыть дверь. Он откинул сидение, чтобы лучше видеть, и направил флаер по длинной боковой кривой к югу, чтобы иметь возможность наблюдать за домом с безопасной дистанции. Куусинен увидел, что верхняя правая часть дома с парадной стороны определенно горит, но больше ничего интересного не увидел. Он продолжал кружить рядом с домом, описывая широкие круги позади него, и заметил фигуру, покидавшую дом с черного входа. Куусинен навел бинокль и разглядел Амалию Йенсен, летевшую на большой скорости над лужайками и декоративными садами, находившимися позади здания. Если с ней кто-то и был, Куусинен его не увидел, но, что бы там ни было, выглядело это как чистой воды побег. Куусинен велел флаеру кружить и стал держать Амалию Йенсен под наблюдением. Вскоре над горизонтом появились два Густафсона", Амалия вплыла в один из них, и над каждым появились экраны защитных костюмов. Куусинен выругался. Он пытался держать их на своих детекторах, когда флаеры поднимались в небо и стартовали в двух различных направлениях, но технология их маскировки была слишком хороша, кроме того, похоже, на них были установлены специальные компьютеры, позволявшие избежать столкновения с землей, и это давало им возможность лететь гораздо ближе к поверхности, чем это осмелился бы сделать Куусинен. Скоро должны были прибыть пожарные и полиция. Куусинену было самое время исчезнуть. Он решил снова начать наблюдение утром. Генерал Джералд тихонько похрапывал в своих боевых доспехах, и ему снилась слава. Мейстрал не пришел и не собирался приходить, но во сне генерал сражался с более грозным противником - с огромной мощью Империи Хосейли: армада, для борьбы с которой его обучали всю жизнь, наконец, явилась. - Следующее, что я запомнил, - сказал Грегор, - был Пьетро, тащивший меня наружу. На его виске была опухоль, темневшая с каждой минутой, к которой Роман прикладывал полуживительную примочку. Грегор вздрогнул от прикосновения Романа, взял примочку сам, отбросил мешавшие длинные волосы и осторожно приложил существо к голове. Довольное тем, что его освободили из подвешенного состояния, существо присосалось стержневыми корнями к коже Грегора и принялось заменять живительные лекарства на питательные вещества. Грегор не мог вспомнить, как его вырубили. Последнее, что он помнил, - он вплывал в комнату вред за Амалией, восхищаясь Бэзилской вазой. Остальные пребывали в гораздо более возбужденном настроении. Они без конца говорили, смеялись над своими подвигами и делились впечатлениями с того момента, как флаеры припарковались у дома Мейстрала. Мейстрал поднял бокал с шампанским: - М-р Кихано, - произнес он, - вы внесли славный вклад в наше дело. Вы победили двух врагов, включая свирепого Шалуна, и спасли Грегора от рук противников. Я приветствую вас, сэр. Пьетро вспыхнул и опустил глаза: - Я ничего особенного не сделал, - сказал он. - Совсем наоборот, - заявила Амалия. - Побить это существо - Шалуна, даже я с ним не справилась, а я училась пом-боксингу в течение многих лет. Пьетро покраснел еще сильнее. Амалия все еще парила в воздухе - до тех пор, пока Роман не найдет подходящего инструмента, чтобы снять оковы с ее лодыжек. Роман снова налил всем бокалы, затем поклонился и отправился на поиски подходящего резчика. Теперь, когда операция по спасению была завершена, он вернулся к роли бесстрастного слуги, сменив маскировочный костюм на более официальное одеяние. Мейстрал также переоделся - в отделанную рюшами рубашку и темный расшитый домашний камзол (а именно, в камзол, который не надо было зашнуровывать), причем он был сшит таким образом, чтобы не видно было пистолета, который Мейстрал так и носил в потайном кармане. - Кстати, - сказал Мейстрал, - по-моему, на нашем герое все еще надеты наши щиты и орудие. - Ох. И правда. Пьетро вручил Мейстралу пистолет, исчезнувший в другом потайном кармане, и вылез из маскировочного костюма; Мейстрал бросил костюм на стол. Грегор улыбался необычной (для него) мягкой улыбкой, пока живительная примочка кормила его успокоительными средствами. - Как вы думаете, кто-нибудь из них пострадал? - спросила Амалия. - Кроме Шалуна, я хочу сказать. - Не думаю, - ответил Мейстрал. - А что, там был кто-то, кого вы специально хотели ранить? Амалия пожевала нижнюю губу: - Нет. Шалун был единственным противным существом. Остальные просто выполняли свою работу. А вы не видели случайно в какой-нибудь из драк маленькую Хосейли? Остальные переглянулись: - По-моему, нет, - сказал Мейстрал. - Единственным другим Хосейли, кого я видел, был Барон. - К удивлению Мейстрала, Амалия, похоже, почувствовала облегчение. Он решил никак это не комментировать. Вернулся Роман с резчиком и микровизуальным капюшоном, с помощью которого собирался проделать деликатную операцию - снять тонкие, как кожа, оковы в лодыжек Амалии. - Подойдите, пожалуйста, к дивану, мисс, - сказал Роман, - и положите ноги на стол. Остальные наблюдали, затаив дыхание и потягивая шампанское, как Роман натянул капюшон на голову и осторожно срезал наручники с рук и ног мисс Йенсен. Амалия вытянула ноги: - Так гораздо лучше. И ни царапины. Благодарю вас, Роман. - Я принесу еще бутылку, - сказал Роман и унес свои инструменты и наручники. - Послушайте, - вспомнил Пьетро, - почему бы нам не показать мисс Йенсен Реликвию? - Он потянулся к вращающейся голове Бартлета. Рука его нащупала пустоту. Мейстрал вздохнул. Ему было жаль, что такая приятная вечеринка так скоро закончится. Хорошо, подумал Мейстрал, что он только что разоружил Пьетро. Тот казался вполне симпатичным, но с этими нетерпеливыми юнцами никогда нельзя знать наверное. - О, - произнес Мейстрал таким тоном, словно только сейчас вспомнил об этом, - я перевез Имперскую Реликвию в другое место. Просто на случай, что наши враги могли выследить нас на обратном пути или ухитриться взять в плен одного из нас и узнать местоположение этого дома. Пьетро тупо воззрился на Мейстрала: - Когда? - Когда мы летели к графине. Вы были в другом флаере. А я сделал небольшой крюк. Пьетро нахмурился: - Не следует ли дам за ним съездить? Тогда мы сможем завершить акт продажи. Амалия Йенсен положила руку на локоть Пьетро: - Мейстрал и я договорились по-другому, Пьетро, - произнесла она. Пьетро был озадачен: - Когда? Вы же были... - Это мне напомнило... - сказала Амалия, поднимаясь и ставя на стол бокал с шампанским. В ее голосе все сильнее слышался холодок, по мере того, как она вспоминала факты, которые на время улетучились из ее памяти от радости из-за освобождения. - Нам надо уходить, Пьетро. Надо еще о многом договориться. - Договориться? О чем? Мейстрал распрямил плечи и поставил свой стакан: - Роман отвезет вас, куда пожелаете, - произнес он. В его голосе слышалась мягкость Высокого Обычая. - Я думал, вечеринка только началась, - запротестовал Пьетро. Вошел Роман с новой бутылкой и сразу ощутил перемену обстановки. Он бросил взгляд на Мейстрала: - Сэр? - спросил Роман. - Отвези наших гостей домой, пожалуйста. Роман поклонился: - Разумеется, сэр. Подать вам накидку, мадам? - Нет. Спасибо, Роман. Я думаю, нам просто пора уходить. - Как вам угодно, мадам. Таща за собой Пьетро, Амалия Йенсен вышла за дверь, которую придержал для нее Роман. Мейстрал снова взял бокал и отпил глоток. Шампанское показалось ему чуть пресным. Грегор поднял глаза на Мейстрала, в них была анестезированная радость: - Короткая пирушка, босс, - заметил он. - Нам лучше собираться, - отозвался Мейстрал. - Надо уйти отсюда до того, как мисс Йенсен приведет подкрепление. - Не понял, босс. - Возможно, Грегор, наши друзья вернутся сюда с оружием и убьют нас, - пояснил Мейстрал. Грегор переварил информацию с некоторым усилием. - Короткая вечеринка, - повторил он. Мейстрал решил, что лучше всего к оценке ситуации подходит любимое словечко Грегора. Он поставил бокал. - Еще какая, Грегор. Пора собираться. До рассвета оставалось еще четыре часа. Шумел ночной ветерок, гоняя листья по опушкам лужаек Амалии Йенсен с желтой травой. Амалия и Пьетро наблюдали с крыши, как Густафсон" Романа исчез из виду. Амалия стала беднее на шестьдесят новых; из-за своего спасения она влезла в долги на последующие двенадцать нет. Пьетро в недоумении повернулся к ней: - В чем дело, мисс Йенсен? - спросил он. Амалия лениво поддала ногой обломок разбитого Говарда. Он покатился по крыше. - Пойдем со мной вниз. Я хочу начать уборку, а пока буду этим заниматься, я тебе объясню. Уборка дома - хорошее лекарство от гнева, и хотя Амалия Йенсен не слишком хорошо умела это делать, - обычно такими вещами занимались Говард и ему подобные - физический труд творил чудеса с состоянием Амалии, пока она объясняла, как Мейстрал добавил новые условия ее освобождения. Пьетро, работавший не так усердно, чувствовал, что по мере того, как ослабевал гнев Амалии, его собственный рос. - Черт бы его побрал! Если бы я знал, я бы избил его! - Дело в том, Пьетро, что я не знала, что ты с ними, - сказала Амалия. - Если бы я знала, я могла бы отказаться, но тогда он не смог бы просто отменить всю операцию в твоем присутствии - ты бы знал, что что-то затевается. - Если бы он оставил меня в живых, - мрачно заметил Пьетро. - Я все равно могла бы справиться, если бы у меля было время асе обдумать. Только сейчас я поняла, что, когда меня похитили, его чести было нанесено оскорбление, и, если бы он не спас меня, ему пришлось бы вызывать людей на дуэль налево и направо либо поискать себе другое ремесло. - Меня подмывает взывать его самого, - Пьетро показал пальцем на воображаемого Мейстрала. - Бац. Уложить его и забрать реликвию. - Если бы ты вызвал Мейстрала, ты не мог бы быть уверен, что он принесет реликвию с собой, - резонно возразила Амалия. - Кроме того, Пьетро, ты мог бы проиграть. - Она положила руку на его локоть. - Ты понадобишься для других дел, Пьетро. Нам надо установить местонахождение реликвии и украсть ее, а если не украсть, то уничтожить. Пьетро ощутил, как в его душе крепнет гордая уверенность. Сейчас, когда он раздумывал о случившемся, он понял, что был совсем неплох сегодня ночью, и теперь жаждал дальнейших действий. У Пьетро буквально чесались руки схватить Мейстрала за горло. Он похлопал Амалию по руке. - Правильно, - сказал Пьетро. - Я позабочусь об этом. Мы знаем, где они живут. - У нас нет оружия, - возразила Амалия. - А у их есть. Пьетро браво улыбнулся: - Вместо этого мы воспользуемся стратегией, - заявил он. - Хорошо У тебя есть какая-нибудь задумка? Удар. - Нет. Еще удар. - А у вас? - Скоро время первого завтрака. Давай что-нибудь съедим и хорошенько все обдумаем, хорошо? - Да, мисс Йенсен. Все еще держа его за руку, Амалия повела Пьетро в кухню. - Я думаю, - сказала она, - ввиду того, что ты меня спас, ты мог бы называть меня Амалией. - С удовольствием, - Пьетро улыбнулся. - Амалия. - Имя в его устах звучало, как песня. Врач с помощью многочисленных роботов вправлял кости Хотвинна. В закопченном доме эхом отдавались вопли могучего Хосейли. Барон Синн счистил пену огнетушителя со своего рукава. С бархата хлопьями посыпался пепел. Синн сморщил нос. Он пропах дымом как никогда. Пожарные и полицейские только что уехали, озадаченные совершенно неубедительным рассказом о налете на дом и насилии, учиненном неизвестными лицами, и на следующий день Синну предстояло помочь графине собраться духом для встречи с владельцами дома. Чанг и Бикс были отосланы домой до прибытия представителей властей - Синн не доверял их способности запомнить любую историю, которую они с графиней могли придумать, чтобы объяснить их присутствие. По коридорам эхом разнесся еще один вопль Хотвинна. Синн постучал в дверь нижней гостиной и услышал голос графини, предлагавший ему войти. - Миледи. Графиня была одета в удобную черную шелковую пижаму и нарядный парчовый халат, эффектность которого несколько портил пристегнутый к поясу пистолет. Она сообщила полиции, что пробудилась от глубокого сна при звуке внезапных выстрелов, и ей пришлось одеться соответственно. Несмотря на одеяние и ранний час, графиня совершенно не казалась сонной; она обнюхала уши барона, закурила сигарету и снова принялась ходить взад-вперед по комнате, плечи прямые, спина неподвижна. - Тви все еще не объявлялась, - сказал барон. - Надеюсь, она преследует Мейстрала. - Вы предполагаете, что она НЕ РАБОТАЛА на Мейстрала, - сказала графиня. - Не понимаю, как ее могли подкупить. Она не знает ни души на этой планете - она прибыла сюда со мной, когда консулат узнал о существовании Имперской Реликвии. Графиня Анастасия обернулась к барону всем телом, как это делают Хосейли, не сгибая спины. - Я уверена, Мейстрал каким-то образом до нее добрался. Или эта женщина - Йенсен. - Она могла попасть в тюрьму. - Что касается того, что она МОГЛА, дорогой барон, - она могла собирать в лесу грибочки. Или посетить круглосуточный магазин-бутик в поисках новых одеяний. Нам надо смотреть в лицо реальности. Синн уселся в кресло и стал следить за шагами графини. Он был в затруднительном положении, ситуация полностью вышла из-под его контроля, и барону это не правилось. - Реальности? О какой реальности вы говорите, миледи? Графиня снова полным корпусом повернулась к нему, ее поза становилась попеременно то более напряженной, то - менее, поскольку, даже прохаживаясь взад-вперед, графиня продолжала смотреть в лицо барону: - Ваши секретные драгуны подвели вас, барон, - заявила Анастасия. - Тви нет на месте, а Хотвинн вышел из строя по меньшей мере на несколько дней. Нам придется мобилизовать для этого моих людей, милорд. Синн беспокойно заерзал. - Вы уверены, миледи? Выполнить соответствующее секретное задание, где необходимо соблюдать конфиденциальность - это форма искусства. Чем меньше людей знают... Графиня рубанула по воздуху сигаретой: - Нам нет необходимости ЧТО-ЛИБО им рассказывать. Просто пустить их всех по следу Мейстрала, а нескольких оставить в доме, людей вроде Бикса и Чанга, которые будут заниматься грубой работой, если... когда... возникнет необходимость. Синн поднялся со стула. Выбора уже не оставалось; ситуация сама диктовала, как поступать. - Никто не должен знать, зачем все это делается. Ни ваши люди, ни мои. Графиня резонно согласилась с этим. Она наклонилась к барону. - Никто не узнает. Мы придумаем историю, которая удовлетворит их любопытство. Возможно, за первым завтраком. - Она направилась к сервисной плате и дотронулась до идеограммы кухня". - Вы составите мне компанию, милорд? - С удовольствием, графиня. Но позвольте мне сначала умыться. Я чувствую себя слегка закопченным. - Спасибо, сэр. - Еще как, босс. Грегор поднял свой кошелек с наличными я прикусил его на счастье. Золотая идеограмма деньги" поблескивала против глазного зуба. Полуживительная примочка на виске казалась родимым пятном в форме клубники. Мейстрал положил собственный кошелек в карман. Он только передал помощникам их долю из шестидесяти новых Амалии Йенсен. Домашний робот закончил убирать тарелки после завтрака. Мейстрал перебрался в снятый им надежный дом в Пеленг-Сити после того, как решил, что в городе его менее всего будут искать. В то же время загородный дом был запрограммирован так, словно был обитаем, шторы в нем поднимались и опускались, свет включался и выключался. Новому дому в городе было около сорока лет, он был построен в период архитектурного авантюризма, последовавшего за победой Восстания, когда все старые границы были сметены, и горизонты человечества казались бескрайними. Дом напоминал матово-голубую летающую тарелку, врезавшуюся под углом в сорок градусов в кукурузно-желтый газон небольшого размера. По ночам его обод поблескивал в свете меняющихся стробоскопических огней и цветных лучах последовательно мигавшего света. Стабилизаторы гравитации поддерживали всех в удобном вертикальном положении по отношению к полу, хотя выглядывать из окна и видеть наклонившийся набок горизонт было не слишком удобно, пока не привыкнешь. Стиль казался теперь несколько странноватым, особенно, арматура, сработанная так, чтобы выглядеть слишком похожей на арматуру. Раковины и туалеты демонстрировали сверкающие трубы и водопроводные краны, извивавшиеся замысловатым рисунком над сантехникой. На сервисных платах были металлические рычаги, кнопки и вспышки вместо простых идеограмм. Домашние роботы были сделаны так, чтобы выглядеть по-настоящему механическими - их руки и ноги управлялись приводами, гидравлическими пистонами и небольшими электродвигателями, и при работе они издавали стук, скрежет и свист, так, словно каким-то образом управлялись паром. Их голоса были явно искусственными, а процесс мышления сопровождался мигающими огоньками. Мейстрал, который терпеть не мог саму идею о крутых роботах, скоро понял, что если ему придется жить здесь достаточно долго, он просто возненавидит все механическое, раньше, чем стук и жужжание сведут его с ума. Мейстрал встал из-за стола, потянулся и зевнул. - Сегодня, чуть попозже, - объявил он, - мы свяжемся с мисс Йенсен и графиней. - Он похлопал по карману, где лежали наличные. - По-моему, объявление войны между ними может хорошо послужить нам. Грегор, как заметил Мейстрал, был не так обрадован при мысли о деньгах, как обычно. Мейстрал подумал, может, полуживительная примочка так быстро исчерпала свой запас болеутолителей, потом вспомнил глубокую тревогу Грегора о Судьбе Созвездия. Он кивнул в сторону Грегора. - Не отчаивайся, - сказал Мейстрал, - по-моему, в результате все сложится к твоему удовлетворению. Грегор, похоже, тут же приободрился. Робот, все еще убиравший посуду, рассчитанно и запрограммированно стучал столовым серебром. Он проделывал это каждые несколько секунд. - Я собираюсь немного отдохнуть, - продолжал Мейстрал. - Разбуди меня к тринадцати, если я сам не проснусь. И приготовь к этому времени второй завтрак. Роман поднялся из-за стола: - Сэр. На два слова. - Разумеется, Роман. Идем со мной. Он повел Романа к жилым помещениям тарелки". Он положил пистолет на столик у кровати и сбросил камзол на стул. Затем поднял глаза и заметил, что одно ухе Романа повернуто к двери, словно тот боялся, что их подслушают. - Закрой дверь, Роман, если хочешь. Ухо Романа дрогнуло, но так и осталось повернутым к двери: - Нет необходимости, сэр, - сказал Роман. Он говорил, понизив голос. Мейстрал уселся на постель и принялся расшнуровывать манжеты. Роман подошел и автоматически взялся за работу. - Могу ли я осмелиться спросить, - произнес он, - какую судьбу вы в конечном итоге готовите Имперской Реликвии? Мейстрал даже не поднял глаз: - Продам ее, разумеется, - ответил он. - Как только это будет возможно. Если мы оставим ее у себя, мы получим только неприятности. Мех на плечах Романа поднялся под одеждой, почти доставая до воротника. Он молча положил манжеты Мейстрала в ящик: - Полагаю, что могу с полной уверенностью утверждать, - сказал он, - что честь спасена, поскольку мы вызволили мисс Йенсен. Мейстрал бросил рубашку поверх камзола и покрутил рукой, вздрогнув от легкой боли в суставе. Должно быть, он потянул плечо где-то во время ночного приключения. Он заговорил отчужденным тоном: - Это правда. Я благодарю вас обоих за наблюдательность и участие в деле от моего имени. - Было бы позором, - заметил Роман, - карать Имперскую династию, чтобы наказать за грубость некоторых ее приверженцев. Но я полагаю, что Империя располагает большими финансовыми ресурсами, чем мисс Йенсен и ее друзья. - Возможно, - Мейстрал задумался. - Но мы должны тщательно взвесить наши требования. В какой-то момент может оказаться дешевле нас ликвидировать. - Разве они пойдут на такой риск? - Графиня Анастасия - да. Возможно, барон Синн - нет. - И все же, - сказал Роман, - я не хотел бы, чтобы династия была уничтожена в результате чьих-либо действий на Пеленге. Мейстрал поднял глаза на слугу. Его улыбка была небрежной: - В таком случае, Роман, мы должны быть осторожны. - Как скажете, сэр. - Это все? - Да, сэр. Благодарю вас. - Закрой за собой дверь, пожалуйста. Как только дверь закрылась, Мейстрал выбросил ноги вперед и уселся на кровати. Его мысль напряженно работала. Всякое желание спать пропало. Роман, как он всегда знал, был традиционалистом и хотя он допускал, что иметь свое мнение - это прилично, он, по-видимому, сожалел о существовании Созвездия и проявлял сентиментальную заботу об Империи, в которой никогда не жил. Грегор, наоборот, ненавидел всякую аристократию и желал Империи гибели. Во власти Мейстрала было послужить на благо одной из сторон, но не обеих. Проблема заключалась в том, что Мейстрал во многом полагался на своих помощников. Грегору нужны были деньги и наставления по поводу хорошего тона, и пока ему платили и тем, и другим, он оставался доволен. Роман был верен семье Мейстрала - Мейстрал знал, что Роман никогда ничего не станет делать исподтишка и не предаст доверия - но все же будущее Мейстрала зависело не просто от сотрудничества, но от готовности сотрудничать. Их работа была слишком рискованной - они должны были отдаваться ей всей душой, иначе можно было ошибиться. Нечаянно проглядеть сигнализацию, оставить инструмент на подоконнике, нетронутую ловушку - и кто может поручиться, что это был честный" недосмотр, а не невольный саботаж, родившийся в растревоженном сознании? Ему надо, чтобы оба его помощника оставались довольными и счастливыми и стремились продолжать ограждать его от угрозы, которую представляли Весна Человечества и клика Анастасии. Мейстрал снова устроился на подушках и закрыл глаза. Об этом надо как следует поразмыслить. 10 Николь, удобно вытянувшись на кушетке, рассматривала свои ноги и думала о том, какими уродливыми они стали. Профессия требовала, чтобы она часами стояла на ногах, и, хотя пять лет назад Николь исправила их форму, у нее опять сильно развилось плоскостопие, и пришло время новой операции. Придется устроить так, чтобы на неделю или десять дней скрыться от общества, тогда она сможет сделать операцию и привыкнуть к ее результатам до появления на людях. Николь видела свое крошечное отражение в каждом ногте ног. Желая доброго утра, она помахала своему отражению и пошевелила пальцами ног в ответ. У двери раздалось позвякивание. - Второй завтрак, мадам. - Несите, комната. Стол-робот вплыл в безмолвном антигравитационном поле, присел и установился. Мебель в комнате переставилась в новом порядке. К столу подкатил стул и приглашающе откинул спинку. - Ваш завтрак, мадам. - Вокруг Николь ожил и зазвучал концерт деревянных струнных инструментов Эмануэля Баха. - Благодарю, комната. - Николь подошла к стулу и уселась. С тарелки поднялась прикрывавшая ее салфетка, и пошел пар. Второй завтрак на Пеленге был гораздо более сытным, чем первый. Николь не была уверена, надо ли еще Мейстралу, чтобы она притворялась, что он все еще у нее, но заказала только один завтрак, поскольку не в силах была вынести вида двух порций. Она отклонила предложение стола и сама налила себе кофе. Снова раздалось негромкое позвякивание: - Дрейк Мейстрал, мадам. - О, - Николь поставила на стол молочник. - Соедините немедленно. Мейстрал, казалось, пребывал в более приподнятом расположении духа. В его зеленых глазах светилась прежняя уверенность, и у Николь при виде его отлегло от сердца. В остальном узнать Мейстрала было трудно - его лицо было покрыто слоем пастельно-голубой краски, в ушах были безобразные серьги, включавшиеся и выключавшиеся, как механические игрушки, а позади него был вид игрушечной аркады. Николь, привыкшая к этим маленьким хитростям четыре года назад, заключила, что поскольку Мейстрал прибегнул к маскировке и услугам общественного телефона, опасность еще не миновала. Николь подняла чашку и улыбнулась: - Счастлива видеть тебя, Мейстрал. Ты, кажется, в хорошем настроении. - А ты выглядишь прекрасно. Как никогда, Николь. - Я вижу, твой путающий вкус в отношении маскировки не изменился. Мейстрал наклонился в сторону голокамеры: - Я хочу просить об одолжении, мадам. - Его взор обратился к краю голографического изображения, словно стараясь заглянуть за его пределы. Он осторожно дотронулся пальцем до одной из своих серег. - Прошу извинить меня за смелость, но могу ли я поинтересоваться - ты завтракаешь одна? - Я бы сказала, это зависит от того, считается ли еще, что ты живешь здесь. Мейстрал улыбнулся: - К несчастью для нашего обмана, его жертвы - те, кому он предназначался, слишком хорошо знают, где я был прошлой ночью. - Мне показалось, твое приветствие было более бодрым из-за успеха. Все прошло хорошо, что бы это ни было? - Достаточно хорошо. Во всяком случае, зло было остановлено. - А имело ли данное зло какое-то отношение к графине Анастасии? - Николь улыбнулась, увидев, как приподнялись веки Мейстрала. - Она звонила сюда вчера вечером и просила передать тебе информацию. Но к сегодняшнему дню информация вполне могла устареть. Мейстрал лениво повел плечами: - Скажи мне. Это может оказаться забавным. - Она сказала, что у тебя есть нечто, что ей необходимо, и она готова заплатить за него. Я бы сказала, это звучит, как настоящее послание злодейки. Мейстрал ухмыльнулся: - Оно именно такое и есть. Мне приятно слышать, что она желает заплатить за мой объект. Это именно то, что я имел в виду. Николь рассмеялась: - Похоже, у тебя все рассчитано. - Пока да. - Мейстрал бросил взгляд через плечо с видом конспиратора. - Ты ведь хочешь попросить меня еще об одном одолжении, - заметила Николь. Вид у Мейстрала сделался чуть смущенным: - Ты, разумеется, права. - Я слишком хорошо тебя знаю, Дрейк. Давай. - Я заметил, что в твоем объявленном расписании не запланированы никакие выходы после встречи с метановыми существами в зоопарке, а это интервью должно закончиться к полудню. - Это верно. У меня сегодня свободна вторая половина дня и вечер. - Николь зарылась кончиками пальцев ног в ковер радостно предвкушая провести время, как ей вздумается. Она положила подбородок на руки и продемонстрировала образу Мейстрала бесхитростный взгляд, как у маленькой девочки. - Ты ведь не собираешься нарушить отдых моей красы, правда? - Надеюсь, разве что приятным образом. Я лелеял надежду, что ты пригласишь твоего избранника Мейстрала к обеду. Николь рассмеялась: - С твоего позволения, Дрейк, я буду завтракать, пока ты объяснишь мне, что под этим имеется в виду. - Пожалуйста, приступай. Я уже поел. Пока Николь слушала, в чем состоял его план, в ее душе пузырьками забурлило веселье. Она расхохоталась. - Очень хорошо, Мейстрал, я сделаю это. У меня где-то есть твоя голограмма. - Она откусила кусочек, затем задумчиво помахала ему вилкой: - По правде говоря, Дрейк, я благодарна за это твое развлечение. В последнее время жизнь в Диадеме была необычайно скучной. - Мои соболезнования, леди. Николь взглянула на него, подняв бровь: - Вежливое сочувствие мне не требуется, Мейстрал. Во всяком случае, от старых друзей. - Мои извинения, Николь. - Это было сказано быстро. - Принимаю. - Николь откусила еще кусочек, задумчиво прожевала, проглотила. - Ты не находишь, Дрейк, что твой род занятий, хоть он тебе и подходит, становится утомительным? Выражения лица Мейстрала было не разобрать: - Он меня вполне удовлетворяет, миледи. Путешествия, новые виды, новые знакомства, приключения, когда я того пожелаю, отдых, когда он мне необходим... Моя известность недостаточна для того, чтобы стать несносной, но достаточно велика, чтобы со мной хорошо обращались, куда бы я ни пошел. Мне редко бывает скучно, миледи. Если человеку вообще надо чем-то заниматься, моя профессия кажется вполне пристойной. - Твоя профессия дает тебе больше свободы, чем мне - моя, Дрейк. - Это верно. Знаешь, почему я... - Я начинаю раздумывать, Дрейк, а был ли ты прав четыре года назад. В его глазах появилось понимание: - А-а. - Я путешествую больше, чем ты, но новые виды всегда скрыты за стеной зевак и толпой репортеров, а также кучей людей, жаждущих со мной познакомиться... это всегда одинаково и совершенно так же стало нереальным. Моя известность мешает моей работе - она СТАЛА моей работой. - Ты знала об этом, Николь. Ты знала, что такое Диадема, когда вступала в нее. - Это не одно и то же - вступить и жить в ней. А ведь ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, что я актриса - Господи, я не играла два года! - Найди себе новую пьесу. - Для членов Диадемы подходят только определенные роли И они так же нереальны, как моя жизнь. Хуже того - они СКУЧНЫ, Дрейк. Невероятно скучны. Мейстрал переварил информацию: - Ты думаешь оставить Диадему? - Подумываю. Еще не решила. - Николь снова поиграла пальцами ног. Может, в конце концов, ей и не будет необходимости оперировать их. Мейстрал пристально смотрел на нее: - А ты будешь счастлива, Николь? Как только выйдешь из нее? Она пожала плечами: - Мне трудно вспомнить, как все это было. - Я думаю, ты не будешь счастлива. Я тебя знаю, Николь. Николь помешала еду в тарелке: - Мой рейтинг понизился на два пункта, - произнесла она. - А-а. - Для этого и затеяно это турне. Предполагается, что я представлю моей публике новые чудеса. Мои авторы дают мне текст для каждой из восьми планет. И каждый

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Уильямс Йон. Книга :Магистрал 1-4
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом