Магистрал 1-4, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Магистрал 1-4


скачать Уильямс Йон Магистрал 1-4 можно отсюда

- Он знает, что я здесь? Робот, у которого не было чувства иронии, не ответил. Синн выглянул на крокетную площадку и увидел графиню Анастасию, курившую сигарету и смотревшую на него со злорадным удовлетворением, - и на разброс красных пятен под деревьями. - Очень хорошо, - произнес он. - Я возьму трубку. Барон, по-прежнему лениво подбрасывая фрукты, взял телефон из манипулятора робота. Робот парил над упавшими кибблами. Барон с минуту поколебался, бросив взгляд на графиню, а затем - на робота, и тут ему в голову пришла идея. - Робот, - сказал он, - подбери все фрукты и сложи в кучи. - Он вытянул руку. - Примерно вот такой высоты. Если найдешь крокетный мяч, оставь его, пусть лежит. - Да, милорд. Когда робот занялся делом, улыбка барона стала шире, затем он нажал идеограмму ответ", и телефон тут же выдал ему миниатюрную голограмму круглой головы графа Квика, появившуюся перед хоботом барона. - Добрый день, барон. Ваш самый покорный слуга. - Всегда ваш верный слуга, милорд. Какой приятный сюрприз - слышать вас. - Это день для сюрприз. Сам слышать сюрприз раньше. - Приятный, надеюсь. - Я с друг говорить м-р Мейстрал. При имени Мейстрала по телу барона прокатилась волна лихорадочной энергии, но прошло несколько секунд, прежде чем он сумел расшифровать синтаксис графа Квика и догадаться, что тот имел в виду. - Вы говорили с другом Мейстрала, милорд? - Барон хотел быть совершенно уверен. - Правильно есть. Просить помощь моя как нейтральный третий сторона, но гражданин Империя. Я давать. Мейстрал хорошо себя страхует, подумал барон с некоторой долей восхищения. И действует быстро. Барон сохранял приветливое выражение лица: - Это было очень великодушно с вашей стороны, милорд, - произнес он. - Предложить компенсация. Двадцать процент. Отклонить. - Разумеется, милорд. - Бескорыстно кажется лучше. Робот собирал фрукты в небольшую пирамиду. Крокетного мяча еще не было. Синн, как по команде, притворился бескорыстным, глядя на графа Квика: - Какого же рода помощь, по мнению Мейстрала, требовалась от вашего превосходительства? - Я предлагать сделка, мой барон. - Понимаю. - Синн с минуту поразмыслил. - Есть ли какое-либо место, где вас можно застать? - Да. Отель Пеленг" сейчас. Под своей маской Синн от всего сердца чертыхнулся. Это было то место, где Этьен, Николь и (предположительно) Мейстрал жили под охраной службы безопасности Диадемы. Отсрочку, подумал барон. Чем дольше отсрочка, тем больше шансов схватить Мейстрала без охраны его возлюбленной. Синн осторожно заглянул в голограмму. - У меня нет предложений в настоящее время, ваше превосходительство. Но не сомневаясь, что получу инструкции от своего консульства, чтобы их представить. - Понимание, милорд. Но сделка должны быть завершен в течение один местный день. Тридцать восемь часов. Синн снова выругался. Похоже, Мейстрал все продумал: - У меня нет твердой уверенности насчет того, что предложит или не предложит правительство Его Величества, - произнес он, - но я убежден, что они готовы предложить справедливую цену за то, чтобы вернуть Имперскую Реликвию. - Уши барона решительно наклонились вперед. - Однако, если Имперская Реликвия по окончании этой авантюры не будет возвращена, я надеюсь, ваш принципал даст себе труд осознать, каковы будут последствия такого недружественного акта. Когда великие империи играют по крупной, те, кто противостоит им, зачастую оказываются в опасности. - Понимание, барон Синн. Ваш покорный слуга, сэр. - Ваш покорный слуга. - Нюансы, подумал барон, нюансы. Голограммы графа растаяла. Барон Синн заметил, что робот, похоже, оставил один круглый предмет, единственный красный кружок, попавшийся ему за время работы. Барон подошел к нему и поддел его молотком. Это определенно был его крокетный мяч. Он зажег сигарету и обратился к роботу: - Продолжай складывать фрукты. - Да, сэр. Барон Синн снова ввел свой мяч в игру и зашагал назад, на лужайку. Графиня выбросила сигарету подальше от площадки и направилась к своему мячу. - Я велел роботу убрать фрукты. Надеюсь, вы не возражаете? Графиня не подала виду, что ее это опечалило: - Нисколько, барон. - Она стояла над своим мячом и готовилась к удару. - Мне следовало самой об этом подумать, когда я дала вам мой специальный мяч. Прошу вас, простите мне этот недосмотр. - Разумеется, миледи. Прицеливаясь, графиня скосила глаза на барона: - Это был какой-нибудь важный звонок, барон? - поинтересовалась она. Барон точно рассчитал по времени свой ответ: - От агента Мейстрала, миледи. Удар пришелся мимо центра, и мяч полетел прочь по касательной. - Не повезло, графиня, - сказал барон Синн и приготовился крокировать и послать мяч графини прочь с площадки, под ее фруктовые деревья. Игра начинала ему правиться. - КОНЕЧНО, я возьму двадцать процентов, юноша! Вы что, за дурака меня принимаете? Пааво Куусинен следил за игрой в крокет с нарастающим раздражением. В доме Амалии Йенсен ничего не происходило с тех пор, как отряд головорезов из Весны Человечества вернулся на свой насест. Дрейк Мейстрал, как выяснилось, находился в безопасности под защитой Николь. Куусинен прилетел к резиденции графини в надежде узреть что-нибудь драматическое, а нашел только игру в крокет и робота, складывавшего в кучу фрукты. Куусинен вздохнул. Он решил слетать к лейтенанту Наварру в надежде увидеть какое-нибудь развитие событий. Поскольку он присутствовал в начале этой истории, он ни за что не согласился бы пропустить финал. Амалия Йенсен провела вторую половину дня, привыкая к обескураживающей мысли, что ее дом используют как казарму для кучки вооруженных и воинственных мужчин, и ее реакция в конечном итоге выразилась в том, что она в отчаянии подняла руки вверх и удалилась в свою комнату. Там она смотрела видеоновости в надежде узнать что-то новое о теперешнем местонахождении Мейстрала, но вместо этого увидела репортаж о волне странных преступлений, в настоящее время происходящих в Пеленг-Сити и его окрестностях: кража из дома лейтенанта Наварра предмета, не имевшего большой ценности, но похищенного с помощью очень дорогостоящих средств; насильственное похищение, за которым в непродолжительном времени последовало необъяснимое освобождение; столь же необъяснимое нападение на резиденцию графини Анастасии; разбойное вторжение в загородный дом, где роботы были расстреляны, а весь дом разгромлен; а теперь - последнее развитие событий - разбойное нападение на лейтенанта Наварра Хосейли под маской Шалуна Ронни. Амалия Йенсен выпрямилась в кресле. Ведущий, надменный Хосейли, обратил внимание публики на то, что организаторы похищения Йенсен использовали как маскировку Шалуна Ронни. В настоящий момент факты казались скудными, но это не мешало репортерам строить предположения. Амалия Йенсен почувствовала, как по ее коже пробежал холодок, услышав, что Шалун Ронни был убит во время нападения, по-видимому, посетителем, случайно оказавшимся на месте преступления. В репортаже ничего не говорилось о Хосейли, даже о том, какого он был пола, и у Амалии не было уверенности, что это была не Тви. На самом деле, вполне вероятно, что это была она, поскольку высокий Хосейли был, видимо, слишком сильно искалечен во время нападения на дом графини, чтобы принимать участие в дальнейшем разбое. Дверь отворилась. Ворвался Пьетро: - Ты видела новости? - спросил он. - Да. - Почему Наварр? Амалия на минуту задумалась: - Хороший вопрос, - заметила она. - Возможно, они думали найти меня там. - А кто же убил Ронни? О нем вообще ничего не сказали. - Что-то происходит. - Вы правы, черт побери, происходит. - Последняя фраза принадлежала капитану Тарталье, появившемуся на пороге. Амалия быстро справилась со своим лицом и постаралась скрыть органическую неприязнь при виде этого человека. Тарталья поскреб подбородок и посмотрел на видео: - Может, нам забрать этого Наварра. Задать ему пару вопросов. Сердце Амалии тревожно подпрыгнуло: - Похоже, у него надежная защита, - сказала она. - В любом случае, можно взглянуть на его дом. - Там везде будет полиция. Тарталья пожал плечами: - Об этом стоит поразмыслить. Дайте мне время подумать. Зазвенело видео: - Телефонный звонок от генерала Джералда, мадам. Военно-морские силы. В отставке. Амалия почувствовала, как на нее медленно накатывает волна изумления. Она была едва знакома с этим человеком: - Что ТЕПЕРЬ? - сказала она. И обернулась к Тарталье: - Прошу прощения, капитан. Тарталья снова пожал плечами и повернулся, собираясь уйти. Амалия приняла звонок. Красная физиономия генерала Джералда появилась на экране. Амалия постаралась изобразить вежливую заинтересованность: - Генерал Джералд? Какой сюрприз. Генерал ухмылялся: - Меня попросил позвонить Дрейк Мейстрал. За спиной Амалия услышала, как ахнул от изумления Пьетро, а затем капитан Тарталья сделал поворот кругом в коридоре и вернулся в комнату. Амалия Йенсен сдержала свое изумление и была слегка удивлена спокойным тоном, которым она ответила. Возможно, она уже стала привыкать к интригам: - Вашему звонку будут рады в любое время, генерал. Меня удивляет, что м-р Мейстрал сам не позвонил мне. - Возможно, не хотел, чтобы его убили. - Каковы бы ни были наши разногласия, мы не оборудовали каждый телефон на Пеленге взрывным устройством просто на тот случай, если м-р Мейстралу вздумается им воспользоваться. - Возможно, он хочет соблюдать осторожность. Мне дали понять, что кое-кто из вас, публика, ворвались к нему в дом сегодня утром. Последовало раздраженное ворчание со стороны Тартальи. - Давайте перейдем к делу, хорошо? - Генерал, по-видимому, получал удовольствие. - Пока в этом деле вы не сильно покрыли себя славой, и я думаю, Мейстрал поступает весьма разумно, давая вам шанс выпутаться из этой ситуации. - Улыбка генерала стала шире, демонстрируя неприкрытое, злорадное удовольствие. - Мейстрал желает, чтобы сделка была завершена в течение ближайших тридцати восьми часов - одного дня. Я получаю двадцать процентов как посредник. Я услышу какие-нибудь предложения цены? Тарталья оттолкнул Амалию Йенсен и встал перед видео, как раз в радиусе голографического приема. Амалию закололо, как иголками. - Генерал. Я капитан Тарталья. Генерал, казалось, сверялся со своей памятью: - Не припоминаю никакого капитана с таким именем. Ах да, экс-капитан. Тот самый, что ушел с военной службы Созвездия, чтобы примкнуть к дурацкой парамилитаристской организации, страдающей манией величия. Рот Тартальи сжался в узкую мрачную полоску: - Меня удивляет, что вы в этом замешаны, генерал. На карту поставлена Судьба Созвездия. Похоже, единственное, что вас волнует, - это ваши двадцать процентов. Генерал побагровел. Амалия вздрогнула: так громко и внушительно прозвучал его ответ: - Меня достаточно ВОЛНОВАЛО Созвездие, чтобы я отслужил шесть сроков во флоте, щенок! Во флоте, напоминаю, готовом сражаться против Империи независимо от того, есть у них Император или его распроклятая сперма! Меня достаточно ВОЛНУЕТ Созвездие, чтобы я согласился сюда позвонить! Не согласись я выступать в роли посредника, вы могли бы вообще остаться в стороне от этой сделки. Поэтому я предлагаю вам проявить достаточную заботу, чтобы выйти с разумным предложением. - Если вам так будет угодно, генерал. - Это угодно МЕЙСТРАЛУ, щенок! Если бы у меня была возможность собрать какие-то средства, я бы сам назначил цену за эту вещь, но я знаю, как много времени необходимо военным, чтобы удовлетворить нетрадиционное требование средств. Так что, похоже, Судьба Созвездия в ваших руках, да поможет нам Небо и все Добродетели. - Стало быть, и любители на что-то годятся. Генерал назидательно поднял палец: - Деньги говорят за себя громче, чем сарказм, щенок. Амалия видела, что пальцы Тартальи дрожат от сдерживаемой ярости: - Очень хорошо. Сто пятьдесят. Но скажите Мейстралу вот что. Если он отдаст предпочтение Империи, пусть лучше готовится провести остаток Жизни за границей. И даже тогда воздух Империи может оказаться для него нездоровым. На генерала Джералда это явно не произвело никакого впечатления: - Я передам сообщение, щенок, но на твоем месте я не стал бы сыпать угрозами, выполнить которые у тебя не хватит умения. Ответ Тартальи был краток: - Сто пятьдесят. Скажите Мейстралу. - Я так и сделаю и свяжусь с вами снова. Полагаю, цена повысится. - Глаза генерала, казалось, старались проникнуть за пределы голографического изображения, ища Амалию. - Мисс Йенсен, - произнес он, - я очень разочарован обществом, в котором вы вращаетесь. Образ генерала растаял. Тарталья стал сыпать проклятия, а Амалия осталась стоять все больше восхищаясь ловкостью Мейстрала. Он избрал идеального посредника - человека, чьи симпатии были отданы Созвездию, и тем не менее исключительно честного, человека, который счел бы любое нанесение ущерба Мейстралу оскорблением своей чести. - Мы схватим генерала! - говорил Тарталья. - Мы вытянем из него координаты Мейстрала. А потом... потом... - Скорее всего он не располагает такой информацией, - отрезала Амалия. - Отдайте должное Мейстралу - он знает свое дело. Он явно действует через подставных лиц, а подставным лицам он о своем укрытии докладывать не станет. - Она встала и посмотрела прямо в изумленные глаза капитана Тартальи. - Генерал Джералд выиграл в прошлом несметное число дуэлей, и, по-моему, если вы пошлете за ним своих людей, они вернутся с серьезными увечьями, а кончится все это тем, что вы получите вызов на дуэль, которую, скорее всего, выиграть не сумеете, и Империя получит реликвию. Тарталья презрительно фыркнул: - Возможно, вы думаете, что вам следовало бы всем руководить. - Возможно, именно Амалия должна бы это делать, - заявил Пьетро. - Похоже, она лучше соображает, как вести себя в этой ситуации. - Будь проклят этот Мейстрал! - Тарталья в ярости ударил кулаком по стене. Амалия услышала удивленный отклик его последователей на яростные выпады и шум. - Будь он проклят! - Действительно, черт бы его побрал, - сказала Амалия. Как и прежде, она удивлялась собственной невозмутимости. - Проклинайте его сколько вашей душе угодно. Но прекратите ему грозить, не то мы вообще все потеряем. Тарталья замолчал, весь красный и озадаченный. - Вот именно, - сказал Пьетро. - С этого времени позвольте нам вести с ним дела. Он прошел через всю комнату, присоединяясь к Амалии. Они слишком много пережили вместе, чтобы Тарталья мог так просто это отбросить. Звуки Героики", безупречно воспроизводимые троксанским плейером Грегора отдавались в стенах дома Мейстрала. Робот, направлявшийся куда-то по делам, издал негромкий свист, за ним последовала серия звуков, напоминавших сигналы спутника. Это была последняя капля. Мейстрал развернулся в кресле и ударил по роботу из разрывного пистолета. Робот замер. Мейстрал знал, что ему, очевидно, придется уплатить за нанесенный ущерб, но решил, что возможность без помех послушать Героику" стоила того. Мейстрал вызвал Бюллетень личных объявлений Пеленг-Сити , где генерал Джералд поместил предложение цены, назначенной Весной Человечества". По его лицу пробежала улыбка. Сто пятьдесят. Не так уж плохо для начала. Империалисты пока с предложением не выходили. Угрожали, однако, обе стороны - это явствовало из посланий, переданных генералом Джералдом и графом Квиком. Об этом следовало поразмыслить. Мейстрал велел видео отключиться, и устройство отсалютовало ему бибиканьем и мигающими огоньками. Мейстрал подавил приступ раздражения. Обе фракции сулили Мейстралу насилие, если он продаст реликвию противоположной стороне. Если дела пойдут совсем уж плохо, Империя, по-видимому, сумеет лучше защитить его, но Мейстрал предпочитал не проводить остаток своих в укрытии. Кроме того, он не желал проводить их в Империи. С минуту Мейстрал поразмыслил над ситуацией, в особенности, в связи с его мыслями прошлым вечером, когда Роман сообщил ему о своей склонности к поддержке Империи. Затем улыбнулся и кивнул сам себе. Тут требовалась секретность. Роман, никому не доверявший покупку еды для Мейстрала, отправился за провизией. Его отсутствие давало прекрасную возможность составить небольшой заговор Без Романа". Мейстрал последовал за оглушительными звуками Героики к двери Грегора и тихонько постучал. - Грегор? Могу я поговорить с тобой? - Конечно, босс. Входите. Грегор разобрал одного из домашних роботов и исследовал его содержимое. Уже двоих нет! жизнерадостно подумал Мейстрал. Грегор положил свои инструменты на стол и выключил четвертую часть, отдав резкую команду своему аудио-устройству. Мейстрал неслышно прошел к стулу и удобно устроился в нем: - Как самочувствие, хорошее? - поинтересовался он. - Конечно, босс. - На виске Грегора был едва заметный шрам, но в остальном полуживая повязка сделала свое дело: сняла опухоль, содействовала заживлению, ликвидировала почти весь шрам, а затем, в последней стадии, превратилась в полуживую мозоль и отвалилась. - Грегор, обе стороны угрожают. Я предвижу здесь определенную опасность. Грегор пожал плечами: - Что еще нового? - Боюсь, что оба наши клиента не удовлетворятся, пока не заполучат реликвию. - Я буду осторожен. Не беспокойтесь, босс. Я, так же, как и все, хочу сохранить свою шкуру. - Дело не в этом. Дело в том... - Мейстрал сделал вид, что колеблется. - Я предпочел бы, чтобы наших друзей-империалистов постигло разочарование. Грегор ухмыльнулся. Наклонился вперед: - Я тоже. Как нам это сделать? Где-то в глубине ленивых ваз Мейстрала затаилась улыбка. Все получалось гораздо легче, чем он предполагал: - Мне пришло в голову, что реликвия, должно быть, пережила серьезные сражения. Было бы просто позорным, если бы Империя, получив артефакт, обнаружила, что в него попали один-два разрывных заряда. - И она оказалась стерилизована? Мейстрал поднял руки ладонями кверху - Они вряд ли смогли бы обвинить в этом НАС. Грегор давился от смеха: - Это очень здорово, босс. - Разумеется, Роману незачем знать. Не то чтобы он был проимпериалистски настроен, просто он не одобрит надувательства по отношению к клиенту. Грегор заговорщически подмигнул: - Нет проблем. Мои глаза ничего не видят. - Но если мы собираемся продать Империи сперму Его Величества, наши друзья из Созвездия, вероятно, потребуют доказательств того, что она стерилизована. Грегор нахмурился: - Улавливаю. Каким-то образом нам надо знать Йенсен и ее друзьям, что образец стерилизован, прежде чем передать его империалистам. - Он озадаченно покачал головой. - Трудная задачка, босс. Мейстрал поднял руку. - У меня есть идея, Грегор, - произнес он. - Посмотрим, согласишься ли ты. - Барон Синн. Ваш покорный слуга. - Граф Квик. Всегда к вашим услугам. - Мое консульство уполномочило меня назначить цену в двести. - Это была ложь. Синн использовал свой собственный кредит - он, как и генерал Джералд, понимал, что пока просьба дойдет по официальным каналам, пройдет слишком много времени. - Буду передать, мой барон. Мой благодарность. Барон вернул телефон роботу и бросил взгляд из-под киббловых деревьев в сторону ожидавшей на крокетном корте графини. Вид у нее был не слишком радостный. Не везет ей, подумал барон, возвращаясь на корт и весело помахивая молотком. По каким-то причинам ее игра разладилась. У барона был реальный шанс выиграть вторую партию. - А потом из засады выскочило это гигантское существо. Замаскированное под куклу, ни больше, ни меньше. Он, должно быть, был ненормальный. Схватил меня, трепал по всему дому и все время задавал вопросы о мисс Йенсен. - Это, должно быть, было ужасно. - Он меня все время душил. Не давал мне говорить. Если бы он убрал руки с моего горла, я бы не смог сказать ему ничего Я едва знаком с этой женщиной. Пока вы мне не сказали, я понятия не имел, что ее освободили. Если бы не ваш человек, вне всякого сомнения, я бы сейчас лежал мертвым в доме моего дяди. - Вы думаете, это было то же лицо, что ограбило дом вашего дяди? - Мне приходило это в голову. Но это означало бы, что кража как-то связана с нападением на мисс Йенсен, а я не могу придумать, какая тут может быть связь. Николь улыбнулась, в ее голове теснились собственные предположения: - Да, - произнесла она, - совершенно непонятно. Лейтенант Наварр оперся подбородком на руку и задумчиво заговорил: - Это напоминает мне пьесу, которую я видел в Помпеях. Странная сложная пьеса, написанная одним из местных авторов. Драма, комедия, даже парочка песен. Там была великолепная роль для одной из моих любимых актрис. - Пауза. - Она довольно сильно напоминает мне вас, миледи. - В самом деле? - Николь положила руку на его локоть. Ее голос был спокойным, мурлыкающим. - Расскажите мне об этом, лейтенант Наварр. Я с удовольствием послушаю все, что вы вспомните. Было почти время сиесты. Грегор ушел на короткое задание к ближайшему общественному телефону, чтобы передать контрпредложение Империи генералу Джералду, оставив Романа готовить Мейстралу второй завтрак перед сиестой при помощи снаряжения, привезенного к столу на тележке. На сковородке у Романа пылала горячая приправа. Мейстрал с восхищением следил за умелыми движениями Романа. По-видимому, хватит времени посекретничать, пора. - Ваш салат, сэр. - Спасибо, Роман. Что я ем - кава-киви? - Да, сэр. Плюс моя небольшая причуда. - Великолепная идея, Роман. Пусть она и в будущем приходит тебе в голову, непременно. - Благодарю вас, сэр. Мейстрал снова принялся за салат. Роман занялся уборкой своих кухонных приспособлений. Мейстрал положил вилку и постучал фальшивым бриллиантом по переднему зубу. - Роман, - произнес он, - можно мне с тобой посоветоваться? Роман положил лопатку: - Сэр. Почту за честь. Мейстрал заговорил на языке Хосейли. Ему казалось, что на этом языке лучше можно было выразить логику: - Он в нашей власти, и мы можем изменить ход истории. - Сэр. - Это ответственность, какой я никогда бы не пожелал. Мои жизненные интересы, боюсь, всегда были более обыденными. Этот элемент галактической интриги совершенно застал меня врасплох. - Жизненные обстоятельства разрешения не спрашивают, они складываются сами по себе. Мейстрал улыбнулся. Это была поговорка Хосейли, и в этом был весь Роман - до мозга костей. - Очень верно, - согласился Мейстрал. - Обстоятельства сложились так, что я оказался в этой ситуации, и я мог бы, если бы захотел, заставить их сложиться так, чтобы я из нее выпутался. Роман был явно заинтригован: - Позволив, чтобы аукцион шел, как получится, а потом продав реликвию тому, кто даст наивысшую цену? Мейстрал поднял вилку: - Именно так. Уши Романа сдвинулись вперед: - Вы не хотите, чтобы обстоятельства складывались таким образом, сэр? Мейстрал отвел назад ухе в знак осторожного раздумья. Он разглядывал свой остывающий салат и соображал, как бы ему все это подать. Он мог, конечно, сказать Роману, что Синн и Амалия Йенсен угрожали ему, но это просто приведет к тому, что Роман загорится праведным гневом и станет уговаривать Мейстрала вызывать на дуэль всех, кто попадется под руку. Надо было изыскать другой путь. - Роман, - сказал Мейстрал, - у меня нет ни малейшего желания нести ответственность за прекращение имперской династии. Это символ цивилизации старшей, чем человечество. Независимо от политики, я чувствую, что не имею права решать: жить Пенджали или умереть. - Но честь обязывает вас честно вести торговлю. - Да. - Мейстрал поднял вилку и бесцельно поковырял ей салат. - Видишь, передо мной стоит дилемма, Роман. - Сэр, я вряд ли гожусь на то, чтобы советовать... Мейстрал вскинул руки: - Если не ты, Роман, то кто же? Ноздри Романа затрепетали от волнения. Мейстралу самому понравилось собственное представление, но он знал, что крик отчаяния был не совсем поддельным. Если он не сумеет уговорить Романа предпринять определенные действия, Пеленг - и, если уж на то пошло, любое другое место - станет для них всех гораздо более опасным местом. - Сэр, - произнес Роман, - прошу вас, позвольте мне минуту подумать. - Разумеется, - Мейстрал сделал вид, что снова заинтересовался салатом, и стал следить за Романом из-под полуопущенных век. Нос Хосейли морщился; уши двигались назад, влево, направо; руки размахивали над кухонными приспособлениями. Роман явно с чем-то боролся в душе. - Сэр, - произнес Роман, - разве нельзя сказать, что некоторые обязанности стоят выше чести, а также что сохранение жизни - одна из них. Далее, нельзя ли сказать, что сохранение жизни само по себе является благородным долгом? В душе Мейстрала забурлила радость и облегчение. Он тщательно подавил все признаки обуревавших его чувств: - Что ж... - произнес он. - Империалисты, разумеется, считают королевскую фамилию саму по себе непреходящим идеалом, каково бы ни было мнение по эту сторону политической границы. - Роман, - сказал Мейстрал, - но это же будет означать обман наших клиентов. - Так оно и будет, сэр. - Это значит обмануть ГРЕГОРА. Человек его происхождения никогда не поймет, что значит для нас идеал Пенджали. Роман на минуту задумался: - Это будет сложная задача, сэр. Мейстрал поднес к губам салфетку. - Именно поэтому нам следует разработать план сейчас. Пока Грегора нет. - Триста. - Четыреста пятьдесят. - Семьсот. - Тысяча. - Я вас не ждал де того, как состоится обмен, юноша. Для вас может быть слишком опасным, если вас здесь увидят. - Я принял меры предосторожности. Мой босс прислал меня с предложением, генерал. - Да? Вы меня интригуете. - М-р Мейстралу нет так уж безразлично, чем кончится это дело, генерал. Он предпочел бы, чтобы одна из сторон - люди - осталась в выигрыше. Глаза генерала блеснули: - Вот как? Рассказывайте. - Тысяча пятьсот. - Ему они нужны СРАЗУ? - Наличными, капитан. - Наличными? Не кредитной карточкой? - Пауза. - Да тут, может, на всей планете столько не наберется. - Могу вас заверить, что наберется. Даже в самом упорядоченном обществе всегда есть спрос на средства, которые невозможно проследить. - М-р Романс. Я рад. - Вы слишком добры, милорд. - Пожалуйста, разделить со мной бренди. - К вашим услугам. - Удивлен быть видеть вас. После угрозы думать, вы спрятаться. - М-р Мейстрал прислал меня с предложением. Нельзя сказать, чтобы у него не было никаких убеждений в этом вопросе. Он испытывает сентиментальную привязанность к Имперской фамилии и желает им долголетия и успехов. - Очень интересно. Пожалуйста, сказать еще и продолжать. - Подождите минутку, юноша. - Все это на словах выглядит более сложным, чем нужно. Откуда я узнаю, если вы не проведете подмену? - Криоконтейнер все время будет на виду. Вы сможете наблюдать за ним, и м-р Мейстрал до него не дотронется. Если мы провернем обмен, вы будете знать об этом. - Но, м-р Романс, простите меня. Насколько мы быть уверены в имперской штука? - Обширные области Имперской генетики были нанесены на карты, милорд. Я уверен, что непосредственно перед обменом можно провести сравнение. - Да, босс. - Мне придется сегодня ночью отлучиться по делу. Пожалуйста, не говори Роману, что меня не будет. Смешок: - Хорошо, босс. Как скажете. - Две тысячи сто. - Роман? - Сэр? - Я отлучусь из дома на эту ночь. Уверен, ты понимаешь, зачем. Пауза. - Да, сэр. Вам потребуется моя помощь? - У меня есть подозрение, что в банке спермы Пеленг-сити древняя охранная сигнализация. - Как вам угодно, сэр. - Пожалуйста, не говори Грегору, что произошло нечто из ряда вон выходящее. - Ни в коем случае не скажу, сэр. - Две тысячи пятьсот. - Две тысячи восемьсот пятьдесят. Имперская реликвия стояла, поблескивая, на столе Мейстрала. Он только что вернулся из своего рейда в банк спермы и все еще был едет в маскировочный костюм. Его стянутые волосы были зачесаны наверх. На глазах были усилители изображения; руки упрятаны в перчатки, обнаруживавшие поток энергии. В доме царило безмолвие, не считая сигналов робота - последнего из оставшихся, возившегося в дальнем коридоре. Перед Мейстралом находилось оборудование для хранения и содержания в сохранности спермы Хосейли. Сам он никакой спермы не крал, ему пришлось использовать подлинный образец императорской с нанесенными на карту генами Пенджали, иначе сделкам, которые он заключил, грозил провал. Мейстрал тщательно проследил узор, нанесенный на реликвию. Пульсация электронов отдавалась в его висках. Мейстрал подумал о своем плане, и где-то, в потаенной части его сознания вспыхнул страх. Он без нужды все усложняет. И существенно увеличивает грозящую ему опасность. В мозгу Мейстрала формировались схемы. Инструменты ловко двигались в его руках. Раздался щелчок. Часть реликвии стала вращаться. Как только холод коснулся воздуха, мороз нарисовал тонкие узоры на гравировке. Реликвия была открыта и отдана на милость Мейстрала. 12 Уверенные в своих снах, существа-метаниты в Зоопарке Пеленг-Сити вели свою медлительную жизнь, скользя по замороженному аммониевому морю. Хотя у них определенно имелся язык и ограниченный интеллект, лица, наблюдавшие за ними, не были уверены, признать ли у них существование подлинного интеллекта. Изолированные от внешнего мира, где они немедленно превратились в пар, существа ползали на скорости скольжения по их обиталищу, поглощая пищу и друг друга, порождая отбросы и новых индивидуумов. Их восприятие было ограничено звуком и прикосновением, и они были счастливы в своем замкнутом мирке, если не считать раздражающего контакта с забавными маньяками из внешнего мира. Те, кто следили за ними по мониторам зоопарка, были бы немало удивлены, обнаружив, что метановые существа отказывают им в реальном существовании. Вместо этого метаниты были убеждены, что странные пульсации, направленные к ним из громкоговорителей, были формой согласованной галлюцинации, непроизвольного побочного продукта их собственных вибрирующих фантазий. На протяжении большей части своей истории метаниты вели длительную драматическую работу - строили возвышенную, замысловатую мозаику, абстрактную, как опера, страстную, как любовный роман, наполненную богами и чертями, юмором и философией, недоумением и странностью, и вся она сама себя комментировала и критиковала по ходу действия. Нескончаемая работа стала жить своей собственной сложной жизнью, повороты сюжета этого романа самым непредсказуемым образом возникали из, казалось бы, простейших драматических приемов, ростки нового проникновения в характеры с поразительной регулярностью прорезались даже у персонажей столь давнего происхождения, что их рождение совпадало по времени с рождением их создателей. Попытки общения с метанитами в аммониевом море, казалось, были просто аспектами этого спонтанно возникающего нового проникновения. Это, заключили существа, - новая интенсивная форма галлюцинаций, и они начали долгую дискуссию о характере их собственного подсознания, недоумевая, откуда берутся такие мысли, дискуссию, которая (и по сию пору) не завершена. Объяснения графа Квика по поводу образа жизни Мейстрала слегка потрясли маленькую колонию метанитов; возможно, концепция вора могла быть включена в Великое Произведение, возможно, - нет. Концепция предполагала материальную собственность, которой у метанитов не было и которой они не смогли бы манипулировать, даже в том случае, если бы таковая имелась. Понятие собственности казалось по меньшей мере радикальными упражнениями в философии предположений. Подсознание метанитов, заключили существа, оказывалось на поверку более изобретательным, чем они предполагали ранее. Нам не следует испытывать излишнего чувства превосходства. Физические горизонты метанитов могут быть ограничены, но их умственная деятельность более живая. Надо еще учитывать, как опыт метанитов может быть принят в качестве парадигмы нашего собственного опыта. Мы, как и существа, приближающиеся к нулевой температуре, живем, окружив себя концептуальными стенами

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Уильямс Йон. Книга :Магистрал 1-4
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом