Свора на герострата, Первушин Антон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Первушин Антон Свора на герострата


скачать Первушин Антон Свора на герострата можно отсюда

чередом. Прибыли наконец спецназовцы МВД, и в переговоры с рецидивистами вступил командир группы Зиганшин. Преступники в нецензурной форме отказались разговаривать с ним и потребовали назад майора Пронина. Майору ничего не оставалось, как уступить и вернуться на свое место перед запертой изнутри дверью кабинета. Отряд спецназначения МВД готовился к операции по обезвреживанию преступников. На это время у репортера информационной программы СанктПетербургского телевидения Андрея Михайловского была назначена встреча с анонимом, пожелавшим за определенную достаточно разумную плату поведать о готовящейся в ближайшие дни группой бизнесменов очередной афере века . Аноним явился без опоздания, но разговор, видимо, не получился, потому что он скоро ушел. Михайловский остался сидеть в своем москвиче". Таким его и нашли - сидящим за рулем с всаженной под сердце заточкой. Мертвые глаза его смотрели сквозь ветровое стекло на проезжающий мимо транспорт. И, по всему, Михайловский пополнил бы своим именем печальный список репортеров, павших жертвами собственной любознательности или обостренного понимания требований профессионального долга, если бы не одно обстоятельство: на коленях у него таинственый аноним оставил простую белую карточку. Р" было написано на ней. В этот солнечный день у станции метро Черная речка выступал духовой оркестр. Шесть человек весело выдували вальсы, марши, известные всем мелодии из эпохи не настолько отдаленной, чтобы ее забыть. Перед ногами трубачей на асфальте стоял открытый чемоданчик, куда каждый желающий мог бросить лишнюю мелочь. Такие желающие находились. Там же, поглядывая на часы, прогуливался длинноволосый молодой человек по имени Григорий Тараник, безработный. Через плечо у него висела сумка, из которой он ровно в половину второго достал пистолет-пулемет системы Стечкина и шагнул к оркестру. При виде пистолета оркестранты замерли, очередная мелодия оборвалась на полуноте. В наступившей тишине Тараник передернул затвор, досылая патрон в ствол, и громко спросил: - А Ламбаду сумеете? Вразнобой, очень неуверенно оркестранты заиграли Ламбаду". - Ясно, не умеете, - кивнул Тараник и открыл огонь. Когда патроны в обойме кончились, он отшвырнул оружие. Достал из кармана карточку с буквой Т", небрежно бросил ее в раскрытый на асфальте чемодан поверх мелочи. И спокойно отправился восвояси. Его застрелил молоденький милиционер по фамилии Ачалов, лишь недавно устроившийся на службу в органы. Он прибежал, заслышав выстрелы, и, не долго думая, всадил пулю Таранику в спину. За что впоследствии получил сначала выговор, а позднее - благодарность и очередное звание. Из расстрелянных трубачей скончался только один, остальных спасли хирурги института Скорой Помощи. Нечто подобное произошло в ресторане французской кухни "Елисейские поля". Только здесь в качестве основного действующего лица фигурировала ручная граната. Один из завсегдатаев ресторана вытащил ее из кармана, выдернул чеку и с непроницаемым лицом долждался, когда она взорвется у него в руках. В результате взрыва пострадали официанты и двое посетителей. Завсегдатая так изувечило осколками, что опознать его стало впоследствии целой проблемой. Документов при нем не нашли, только в кармане брюк обнаружили карточку с красиво выведенной на ней буквой Е". В последние дни мэр начал уставать от бесчисленных выходов в люди". Однако на носу - Игры Доброй Воли и выходы такого рода были просто необходимы. Программу встреч с жителями города продумали заранее и сегодня мэру предстояло участвовать в открытии нового подземного перехода под проспектом Добролюбова. Толпа на открытии собралась большая: здесь были метростроевцы: в основном, начальство, но пригласили и рядовых работников - кроме того подъехали представители районной администрации, и очень быстро собралось две сотни зевак, которых умело сдерживала охрана мэра. Все шло по плану и неприятностей не предвиделось. Но охрана все-таки была настороже, как и полагается охране. Потому опытный глаз ее командира вовремя выхватил из толпы ничем, вроде бы, непримечательного человека. Оловянный какой-то взгляд у него был, - станет впоследствии рассказывать командир. А еще, может быть, привлекли его внимание, хотя и не смог он потом этого сформулировать, признаки тайного напряжения, с каким непримечательный человек пробирался упорно сквозь толпу, придерживая под мышкой некий белый сверток. В общем, командир, привыкший доверять своим подозрениям, молча указал на человека своим подчиненным, и те тихо, с наработанным годами профессионализмом взяли его и вывели из толпы. Оказалось, что под мышкой непримечательный человек удерживал полиэтиленовый пакет, в котором был спрятан пистолет ТТ. Когда пакет развернули, и взглядам охраны предстало боевое оружие, человек, с равнодушием наблюдавший происходящее, вдруг закричал, громко, как раненный зверь, и повалился на асфальт. Он умер без видимых на то причин. Как утверждали патологоанатомы, у него просто остановилось сердце. Документов при человеке не обнаружили. Правда, в пакет к пистолету оказалась приложена карточка с единственной нарисованной на ней буквой М". Впрочем, все это никоим образом не повлияло на ход запланированной церемонии. Мэр спокойно перерезал ленточку и, улыбаясь, поднял бокал шампанского за петербургских метростроевцев. В три часа дня в следственном изоляторе Крестов было принято решение все-таки силой попытаться захватить рецидивистов. Но спецназовцы МВД так и не успели предпринять ничего серьезного. Из-за двери кабинета, где находились рецидивисты с заложницей, раздались звуки выстрелов: один, второй, третий, и с небольшой паузой - четвертый. Командир отряда самолично высадил плечом дверь, но уже было поздно. Видимо, в первую очередь рецидивист Янин застрелил Алатынову, потом двумя пулями в грудь и голову уложил своего подельника Мешкова, после чего застрелился сам, засунув пистолет стволом в рот. Много позже эксперты-криминалисты установили по отпечаткам пальцев, что заточку и пистолет рецидивистам передала заложница", следователь Алатынова. Что же произошло за запертой дверью, почему преступникам не удалось реализовать свой план, никто из сотрудников МВД с уверенностью объяснить не смог. Правда, версий по поводу существовало множество, и о странном происшествии еще долго в Крестах вспоминали. И хотя это маловероятно, но может быть, правильные выводы были не сделаны потому, что в тот же вечер из материалов дела офицер Федеральной Службы Контрразведки изъял, предъявив соответствующие полномочия, маленький картонный прямоугольник с буквой И", обнаруженный на забрызганом кровью и мозгами полу кабинета. Убийство дворника Тимофеева так никогда и не было раскрыто. Его нашли соседи (дверь в квартиру была нараспашку) и немедленно позвонили в милицию. Дворник был убит выстрелом в затылок человеком, которого, по всей видимости, хорошо знал. Настолько хорошо, что пригласил его к себе распить бутылку дешевого портвейна. Еще одна бутылка, едва початая, стояла на столе, в окружении более чем скромной закуски: буханка ржаного хлеба, сыр, банка китайской тушенки Великая стена". Там же, на столе, убийцей была оставлена карточка с буквой "Д". Но дальнейшему расследованию эта улика ничем не помогла. Тем более, что этим же вечером карточку забрал чин из ФСК. Автоинспектор ГАИ Вдадимир Малышев, как всякий русский, относился к категории любителей быстрой езды. Но что позволено Зевсу, не всегда позволено молящимся на него. Поэтому, заприметив во время дежурства на Волховском шоссе явно нетрезвого нарушителя всех и всяческих ограничений скорости, он без колебаний запустил двигатель своего урала" и устремился в погоню. Нарушитель сделал вид, что не замечает автоинспектора, продолжая наращивать скорость. И сигналы, подаваемые ему, он тоже игнорировал самым наглым образом. Малышеву это не понравилось: с таким злостным любителем за годы службы он столкнулся впервые. Пьян в стельку, решил автоинспектор. Но делать было нечего, работа есть работа, и Малышев, продолжая сигналить, пошел на обгон с намерением прижать нарушителя к обочине. В глазах автоинспектора зажегся огонек азарта, ему нравилось это приключение. Теперь они неслись по шоссе рядом: Урал" Малышева по встречной полосе, которая в это время дня была свободна, "москвич" нарушителя - по своей. Боковое стекло со стороны водителя у москвича было опущено, и Малышев увидел, что за рулем сидит совсем еще молоденькая девушка: встречный поток воздуха развевал ее светлые волосы. Настроение у автоинспектора сразу испортилось. Верно говорят, - успел подумать он мрачно, - женщина за рулем - все равно что обезьяна с гранатой . А в следующую секунду девушка крутанула руль влево, и москвич ударил мотоцикл автоинспектора передним бампером. Малышевв закричал, изо всех сил пытаясь выровнять мотоцикл, но не справился; урал вылетел на обочину, а там, сминая кустарник и траву, перекувырнулся под скрежет мнущегося железа, и автоинспектор остался лежать переломанный, искалеченный, и, над телом его нависая, еще долго вращалось покореженное колесо мотоцикла. Нарушительница, напротив, вполне сумела справиться со своим автомобилем. Она отъехала метров на сто, развернулась на шоссе, после чего притормозила, проезжая мимо поверженного автоинспектора. Наклонившись через салон, девушка высунула в окно руку, и, вращаясь в воздухе, на землю упала белая карточка. А было написано на ней... Глава двадцать первая Миновало три дня с тех пор, как я подключился к поискам Герострата. Три совершенно разных дня. Насыщенный событиями до предела - первый, почти ненасыщенный, но оттого не менее страшный - второй, и вот теперь пустой - третий. Точнее сказать, нам с Мариной на явке номер раз , казалось, что пустой. Сифоров не появлялся. Марина окончательно оправилась от того нервного срыва, что мне довелось наблюдать в момент гибели Заварзина. Выглядела бодрой, приготовила обильный и вкусный завтрак. Потом мы сидели в гостиной, беседовали сначала о жизни в Штатах: Марина посмеивалась по поводу моих наивных представлений о реалиях Запада, почерпнутых, кстати, из видеофильмов, да нередких нынче, но достаточно бездарных телевизионных передач. Потом заговорили о России и канувшем в Лету Советском Союзе, и теперь была моя очередь острить и посмеиваться. Тема в конце концов себя исчерпала, и мы перешли к увлечениям. Я заявил, что хобби как такового не имею; мне нравится читать, смотреть хорошие фильмы, когда-то я неплохо играл в шахматы, но сейчас от игры этой отошел, потерял нить, не проявляю более прежнего интереса. Марина сказала, что ее хобби - живопись, причем, крайние направления: импрессионизм, экспрессионизм, сюрреализм; из классиков она отдавала предпочтение Босху и Дюреру. Что-то такое есть в этих картинах, - с блеском в глазах говорила она. - Видения ада, кошмарный сон - все вызывает отзвук, впечатление подобное дежа вю... Не удивительно, подумал на это ее высказывание я. Сумерки разума - твоя специальность. Но вслух ничего такого не сказал, а заметил только, что сам склонен к более традиционным направлениям в искусстве, а из авангардистов чту одного Дали и то не всего, а отдельные работы. Марина с улыбкой приняла вызов и стала доказывать, как я глубоко неправ, ставя цветную фотографию выше искусства впечатлений . Так за разговорами - впервые, между прочим, выпала нам возможность поговорить спокойно от души - прошел весь день, а Сифоров все не показывался, и я уже начал беспокоиться, не случилось ли чего, когда без четверти восемь услышал звук поворачивающегося в замке ключа, и неистовый капитан появился перед нами собственной персоной. Был он мрачнее тучи, бледен; губы сжаты в тонкую полоску. В руках Сифоров принес кожаный портфель с блестящими замками, который сразу поставил на пол. Мы вскочили капитану навстречу, но он отмахнулся от нас, уселся в свободное кресло, закрыл глаза и принялся с каким-то ожесточением массировать себе пальцами виски. Мы с Мариной переглянулись. - Может быть, могу я помочь? - нерешительно предложила Марина. - Я знакома с точечным массажем. Он, не понимающе, посмотрел на нее. - Если у вас болит голова... - Ничего у меня не болит, - отрезал Сифоров. - И никак вы теперь мне не поможете. - Что случилось? - спросил я. - Случилось... - ответил капитан и снова надолго замолчал, продолжая потирать виски. Марина придвинулась ко мне. - В баре есть выпивка, - шепнула она. - Может быть, ему предложить? - Не помешало бы, - бросил Сифоров, хотя, казалось, он нас не слышит. - И водку, только водку. Я пью одну только водку. Марина ушла за водкой. Я остался с капитаном наедине. - Что все-таки случилось? - Узнаете, скоро узнаете... Марина вернулась с бутылкой Столичной экспортного варианта и чистым маленьким стаканчиком. - Вам разбавить? - Давай сюда, - Сифоров протянул руку, взял бутылку, налил себе водки до краев стаканчика, быстро одним глотком выпил, даже при этом не поморщился. Будто не водку пил, а воду. На скулах у него немедленно выступили красные пятна. Потом он отставил бутылку и стаканчик в сторону, потянулся за своим портфелем. Двумя резкими движениями рук открыл замки и вытащил на свет пачку белых карточек по размерам похожих на игральные карты. Веером разбросал их по журнальному столику, и мы увидели, что на карточках с большим прилежанием выведены тушью буквы: по одной на каждую; и что на самом деле карточки неодинаковы, как показалось вначале. Одни выглядели новыми, другие были помяты с оторванными уголками, в пятнах то ли крови, то ли краски, одна даже была по краю обуглена. И внизу под каллиграфически выведенными буквами я заметил приписки синей шариковой ручкой:" 12. 30", 14.00", 15.30 и так далее - время суток? Сифоров принялся раскладывать карточки, словно бы по правилам какого-то незнакомого мне пасьянса. Выложил их наконец в ряд и откинулся в кресле. Я увидел, что всего карточек восемь, а слово, которое сложилось из букв напомнило мне... Сразу напомнило мне... Я задавил в себе едва не вырвавшийся крик. В этот раз я точно не справился с лицом, и хорошо, что поблизости не было Елены. - АРТЕМИДА, - прочла Марина. - Не понимаю. - Герострат, - выдохнул я с хрипом. - Это знак, предупреждение... мне... - И за каждой буквой люди... жертвы, - Сифоров в бессильной ярости грохнул кулаком по столу. - Фокусник треклятый! - Люди... жертвы, - повторила Марина. Она все еще не понимала. Зато прекрасно понял я. - Много? - Два десятка человек. Герострат - ноль... - вспомнил я слова, произнесенные когда-то умирающим Сифоровым. И тут же: Куда мертвяков-то складывать будете, а? - язвительные слова самого Герострата. Как бешеную собаку, подумал я отрешенно. Только так. - Он знает, что я с вами. АРТЕМИДА - предупреждение не вам - мне. Вспомните, ведь вы тоже... - И нам предупреждение, - отмахнулся Сифоров. - Иначе зачем бы ему понадобилось столько акций, столько жертв? Он НАМ хочет показать: смотрите, какой я сильный, за четыре часа так вам статистику раскрываемости испорчу, что и вздохнуть не сумеете; в любой момент в любой точке города любого могу убрать: от дворника до мэра. А помешать мне у вас кишка тонка, потому сидите и не чирикайте... - Что же делать? - спросила Марина. Сифоров полез в карман за сигаретами, неловко разорвал пальцами пачку; сигареты рассыпались по полу. Он подобрал ближайшую, закурил. - Будем продолжать, - сказал он, наливая себе еще водки. - Будем продолжать. Будем продолжать, подумал я вслед за ним. В конце концов больше нам ничего не остается... ЧАСТЬ ВТОРАЯ БЛЕФ-КЛУБ Маленький мальчик компьютер купил, Час поиграл, и теперь он - дебил. Глава двадцать вторая В отдельном кабинете ресторана Невские берега за бокалом пятизвездочного коньяка между полномочными представителями двух могущественных ведомств состоялся следующий разговор. Представитель ФСК (Федеральная Служба Контрразведки): Сегодня, уважаемый коллега, нам предстоит обсудить еще один вопрос. Представитель ЦРУ (Центральное Разведывательное Управление): И я, уважаемый коллега, даже догадываюсь, о чем пойдет речь. Свора Герострата ? Представитель ФСК: И вы как всегда угадали. Да, пришла пора подвести некоторые итоги. Представитель ЦРУ: Как там поживает наш консультант? У нее все в порядке? Представитель ФСК: Не будете же вы меня уверять, что ничего не знаете о деятельности вашего консультанта! Представитель ЦРУ: Не буду. Мы действительно кое-что знаем. Но я также хотел бы услышать это от вас. Как дополнительный гарант надежности установившегося между нами взаимопонимания. Представитель ФСК: Ваше право. Вас интересуют какие-то конкретные вопросы? Представитель ЦРУ: Рассказывайте, уважаемый коллега. Вопросы появятся. Представитель ФСК: Ваша сотрудница чувствует себя прекрасно; жалоб у нее нет. Помощь она нам оказывает весьма ощутимую. Она работала с активистом Своры, зомби категории Би... Представитель ЦРУ: О-о, это заметно. Вы уже используете нашу классификацию. Представитель ФСК: Приходится... Но продолжим. На первом же этапе мы столкнулись со значительными трудностями. Вмешалась некая посторонняя сила. Мы не имеем возможности пока точно сказать, что это за сила, чьи интересы она представляет. Ясно другое. Сила эта располагает средствами, которых мы в своем распоряжении не имеем. Психотронные генераторы большого радиуса действия и защитные шлемы, позволяющие нейтрализовать поле генераторов в локальном объеме. Кроме того, нам очевидно, что руководители, те, кто направляет эту силу, имеют своего информатора в нашем ведомстве. Мы пытаемся его сейчас выявить, и, надеюсь, выявим - это вопрос времени. Представитель ЦРУ: Каковы цели руководителей посторонней силы? Представитель ФСК: Об этом легко судить по результатам их дел. Они похитили у нас захваченных членов Своры; они выкрали материалы по Своре, которые практически были у нас в руках. Логично предположить, что они ведут свою охоту на Герострата, при этом ориентируясь на наши разработки по направлению... Представитель ЦРУ: А может быть это сам Герострат?.. Представитель ФСК: Извините, уважаемый коллега, но это не Герострат. У Герострата нет защиты от излучения психотронных генераторов и никогда не было. Представитель ЦРУ: В самом деле? Интересно... Я не знал... А у этих, значит, есть... О-о, простите меня, уважаемый коллега, я отвлекся. Продолжайте, я внимательно слушаю. Представитель ФСК: Таким образом, на сегодняшний день мы лишены возможности напосредственно выйти на Герострата. Во-первых, сам Герострат не будет сидеть и ждать, когда мы за ним придем. Он тут, кстати, на днях весьма эффектно это продемонстрировал. А во-вторых, любое наше действие в данном направлении немедленно вызывает противодействие со стороны неизвестной силы. Представитель ЦРУ: То есть вы отказываетесь от мысли вернуть своего кролика? Представитель ФСК: Нет, мы придумали более оригинальный план. Герострат САМ придет к нам. Представитель ЦРУ: Вот как? В самом деле, оригинально. Герострат придет сам? Представитель ФСК: Кстати сказать, в разработке плана принимала участие и ваша сотрудница. Единственное, что нам самим не нравится в предлагаемом плане, это высокая зависимость результата от множества случайных факторов. А по-просту говоря, от элементарной удачи. Представитель ЦРУ: Ну что ж, раз зашла речь и об этом, то я, уважаемый коллега, перед тем, как вы посвятите меня в подробности своего оригинального плана, предлагаю тост за удачу. Представитель ФСК: Уважаемый коллега, с воодушевлением вас поддерживаю! Глава двадцать третья Предложение провернуть аферу с Центром-2 исходило от Марины. Но Сифоров быстро смекнул, что к чему, и хотя в первый момент расценил это грубой игрой , все-таки оно давало ему и его начальству хоть какой-то шанс за оставшееся время выйти прямиком на Герострата. А на безрыбье, как известно, и рак - рыба. В общем, и, сам проникшись новой идеей, наш неистовый капитан за рекордно короткий срок сумел заинтересовать предложением и свое руководство. Поэтому уже через два дня нам с Мариной предоставилась возможность полистать целую пачку вырезок из газет самого разного толка. Некоторые из этих вырезок я привожу здесь. КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА , г. Рубрика Расследование КЛ Зомби возвращаются? Как известно постоянным читателям Комсомольской правды", вот уже четвертый год Клуб любознательных КП проводит расследование современных методов контроля над человеческой психикой. Наши корреспонденты уже выяснили, что исследования такого рода проводились в одном из московских институтов, в Институте проблем материаловедения (Киев); в документах ЦРУ обнаружены свидетельства проведения аналогичных исследований в США. [...]Видимо, в скором времени следует ожидать серию публикаций в прессе о новом этапе развития программы Зомби" в России. Как нам стало известно из достоверных источников, координация всех без исключения исследований по программе Зомби" осуществлялась из специального Центра, построенного еще в Ленинграде. По просочившимся из военных научных кругов сведениям (официально пока не подтвержденным) работы в Центре ведутся до сих пор; специалистам Центра удалось добиться определенных успехов в этой области. Подробности еще предстоит выяснить, но уже сейчас ясно, что работы продолжаются, а о контроле над ними со стороны общественности не идет пока и речи. Для рядовых граждан России программа Зомби - по-прежнему тайна за семью печатями. [...]Хотя не исключено, что жители Санкт-Петербурга имели возможность наблюдать, не догадываясь об этом, побочные феномены проведения экспериментов по программе на больших массах людей. Обычно эти эксперименты кратковременны, но КЛ будет признателен за любые свидетельства, которые могут приоткрыть завесу тайны над противозаконными экспериментами. Клуб любознательных продолжает расследование." Это был первый намек. Но тому, кто знал больше, чем корреспонденты "Комсомольской правды", он должен был сказать многое. Очень похожие заметки были напечатаны в Известиях и в "Труде". Менее массовые издания оказались более откровенны: ОЧЕНЬ СТРАШНАЯ ГАЗЕТА (дайджест), экстренный выпуск. Центр психотронных исследований в городе на Неве. [...]Существует ли психотронное оружие? Наша газета вот уже несколько лет пытается ответить на этот вопрос, но до сих пор достоверность информации, попадавшей к нам в руки, была невелика. Кажется, только теперь мы имеем возможность познакомить читателей с подлинными сведениями, косвенно уже подтвержденными официальными источниками. Ниже вашему вниманию предлагается обзор, составленный по сообщениям периодических изданий за последние дни. [...]Таким образом исследования в областях, связанных с возможностью психотронных воздействий, проводятся в нашей стране с начала шестидесятых годов по сей день. Понятно, что подобные исследования не могли проводиться без контроля над ними со стороны властей; должна существовать некая организация, некое УПРАВЛЕНИЕ, некий ЦЕНТР, откуда осуществлялась непосредственная координация разработками подобного рода. Долгое время оставался открытым вопрос, где находится этот Центр, под какой вывеской его прячут? Периодически на газетных страницах появлялись во многом убедительные версии на этот счет. Одни утверждали, что Центр находится в Киеве, другие - что в Москве, третьи утверждали приоритет Саратова. Поэтому весьма замечательным нам представляется тот факт, что самые различные источники сходятся ныне на одном: Центр психотронных исследований существует и расположен он в городе на Неве, в Санкт-Петербурге. Примечательно в не меньшей степени еще одно утверждение вышеупомянутых источников. А именно, Центр продублирован, то есть состоит как бы из двух филиалов, один из которых находится непосредственно в городской черте Санкт-Петербурга под вывеской вполне невинного учреждения (называется даже приблизительный адрес: где-то в Выборгском районе), а другой филиал под видом воинской части - в пригороде, на северо-востоке от города. При этом сотрудники одного филиала ничего не подозревают о существовании другого. [...]Это вполне в духе наших властей, что лишний раз подтверждает исключительную достоверность информации. Но подробности о Центре психотронных исследований в Санкт-Петербурге еще предстоит выяснить. И это, по-видимому, дело самого ближайшего будущего. Как видите, за откровенностью эти ребята в карман не лезут. Особенно, когда откровенность хорошо профинансирована сверху. И прямые указания для посвященных: филиал - в пригороде, филиал - где-то в Выборгском районе, под вывеской вполне невинного учреждения . И намек: сотрудники одного филиала НИЧЕГО не подозревают о существовании другого . Лихо! Но, пожалуй, рекорд по откровенности побила малотиражная "Зеленоградская газета", известная своей непримиримой борьбой за психотронное здоровье нашего общества. Когда я увидел в папке эту вырезку, то сначала решил, что тут Сифоров и компания чего-то перемудрили: вряд ли кто заметит в Питере выход этой газетки, пусть даже и под дико кричащим заголовком. Но потом прикинул и оценил: Сифоров делает ход конем в расчете на то, что Герострат не упустит случая поинтересоваться, а как там поживает известный борец с психотроникой, о чем новом поведал своим читателям и почитателям. И потому Зеленоградской газете был выдан карт-бланш: действуйте, ребята, по полной программе. Зеленоградская газета , N 12 - 1994 г. Нашествие зомби. Работа над психотронным оружием ведется в Санкт-Петербурге. Итак, Центр психотронных исследований существует! С 1991 года наша газета публикует материалы (письма, свидетельства, комментарии специалистов), связанные с одной из самых противоречивых проблем современности. Речь шла о возможности применения новейших достижений науки для политического терроризма, о использовании спецслужбами технических приспособлений для психообработки инакомыслящих или просто о проведении негласных опытов над людьми. Неоднократно перед нами вставал вопрос: а не являются ли очевидцы" (авторы писем, устных свидетельств) людьми с неуравновешенной больной психикой? Может быть, все, что они рассказывают, - лишь бред, галлюцинации, порожденные помутнением рассудка? Мы не могли гарантировать и того, что часть свидетельств - заведомая провокация, попытка отвлечь доверяющих нам граждан от действительно существующих сегодня проблем. Поэтому мы всегда с большой осторожностью подбирали материалы для публикаций, чтобы избежать возможных обвинений в недостоверности предлагаемой широкому кругу читателей информации. Несмотря на это, до сих пор мы не сумели получить какие-либо официальные подтверждения свидетельствам такого рода. Ничего не дали и обращения в соответствующие инстанции. Власть придержащие или отмалчиваются, или отвечают совершенно невразумительно. Так было до последнего времени. Но вот буквально на днях нам удалось получить информацию, высокой степени достоверности, которая поможет приоткрыть тайну создания и дальнейшего совершенствования психотронного оружия в нашей стране. [...]В Выборском районе города Санкт-Петербурга на Суздальском проспекте в пятиэтажном ничем не примечательном доме располагается обыкновенное учреждение, одно из многих учреждений города. Но это лишь вывеска, грим, под которым маскируется самое, пожалуй, могущественное ведомство в России - Центр управления психотронными исследованиями. Сюда и только сюда стекается вся информация о разработках психогенераторов, об опытах по психокодированию (программа "Зомбм"), о других экспериментах над ничего не подозревающими людьми. Здесь и только здесь работают люди, в силах которых изменять по желанию ход истории, формировать конфликты, управляя массами людей, полагающих, что действуют они по своей воле. И то, что за разработками Центра нет контроля со стороны общественности, делает его во много раз более опасным порождением тоталитарной системы из всех нам известных. Кто знает, быть может, межнациональные конфликты, многочисленные политические неурядицы, откровенные просчеты, преследующие наше общество на пути демократизации есть следствие тайной деятельности именно этого Центра, психотронными воздействиями подталкивающего те или иные слои гражданского населения к совершению экстремистских действий? Кто знает, почему защитники Белого Дома в октябре-ноябре прошлого года были НАСТОЛЬКО уверены в своей победе и всеобщей поддержке, хотя реальные факты свидетельствовали об обратном? Кто знает, что за люди стоят во главе Центра, кто они по убеждениям и политическим пристрастиям? Или, может быть, у них нет никаких пристрастий, и они работают на того, кто больше заплатит? На все эти вопросы нет пока ответов, но они должны быть получены. И лучше рано, чем поздно. Потому что не может быть будущего у общества марионеток, каким нам грозит стать, если эксперименты Центра будут продолжаться. Пора остановить психотронный террор!" На такой патетической ноте Зеленоградская газета закончила свое сенсационное разоблачение. Дочитав статью, я поймал себя на мысли, что, если отвлечься от факта заказанности этой публикации, я готов в принципе подписаться под каждым словом, пусть даже она и проникнута таким вот митинговым пафосом. Еще бы, сам не так давно проповедовал подпевкой Мартынову подобные мысли. Но тогда - подпевкой, а теперь как? Теперь, когда ты стоишь по эту сторону баррикады, и хотя уверяешь ты себя, уговариваешь непрерывно, что так надо для дела, иначе Герострат будет продолжать безнаказанно убивать людей, не закрадывалось ли сомнение, что выбрал ты не ту СТОРОНУ, что противостояние, ради разрешения которого ты здесь, - очередное прикрытие, грим, и если не испугаться, плеснуть водой, не проявятся ли под отвалившейся штукатуркой еще более безобразные лики, чем все, которые доводилось тебе до сих пор видеть?.. Но шел уже седьмой день, и чувственный отзвук этот, всколыхнувшись во мне, лишь еще одним кирпичиком лег в основание уверенности в том, что пора наконец переломить ситуацию. И хотя до окончательного принятия страшного для меня решения было еще далеко, шаг в правильном направлении я уже сделал. И одному Богу известно, чего мне это стоило... Глава двадцать четвертая А кульминация пришлась на четвертый день моего участия в поисках Герострата: 12 июля, вторник. Сначала была бессонная ночь. Сифоров допил свою водку и, пошатываясь, ушел. Карточки он оставил на столе. Для меня же началось время метаний в стенах явки номер раз , грубых самобичеваний, стонов сквозь зубы: Я не хотел! . И открытые глаза мертвых спецов виделись мне, и лица - нет, не лица, я же никогда не видел лиц - а лишь какие-то смутные обезличенные взгляды тех, кто был убит в течении длинного июльского дня для того лишь, чтобы Герострат мог передать МНЕ свое короткое, но многозначительное послание. Сифоров поберег мои нервы и не принес фотографий с мест происшествий, но мне-то было достаточно знать, только знать, а уж за скупыми фразами, за статистикой я научился видеть кровь, слезы и смерть. Потом была депрессия, отягощенная навязчивой идеей плюнуть на все, разорвать договоренность с ФСК о сотрудничестве, уехать к черту на кулички из города. Марина, будучи психологом, тонко прочувствовала мое состояние и старалась в эти сутки вообще не попадаться мне на глаза. Потому все мои крики, требования выпустить меня из этой тюрьмы: Я, в конце концов, свободный человек! Могу идти, куда хочу! Могу делать, что хочу! - были обращены к безмолвным стенам. Наверное, мне следовало по примеру Сифорова напиться, снять таким образом стресс. Но при одной только мысли о выпивке меня вдруг так сильно затошнило, что я предпочел остаться трезвым. А потом все закончилось. И хотя прежнюю уверенности в своих делах и поступках я утратил безвозвратно, новую точку опоры мне отыскать удалось. А с ней пришли рассудительность и готовность драться дальше, до конца. Я знал, что буду делать, если станет совсем плохо, и знание это способствовало возвращению отложенного когда-то решения вырваться из замкнутого круга, вырваться из СХЕМЫ. И вечером этого дня, когда я окончательно оправился, и мы втроем: я, Марина и Сифоров - собрались по традиции на кухне, чтобы обсудить текущие дела, Марина высказала свое предложение. Но раньше она захотела уточнить для себя несколько деталей. - Скажите, Кирилл, - обратилась она к Сифорову, - как поступил бы Герострат, если в природе существовал бы еще один Центр? - Но второго Центра, к сожалению, не существует, - отвечал капитан хмуро. - В Киеве, в Саратове, в Москве - филиалы. А Центр был один, здесь, и теперь он уничтожен. - Давайте сделаем допущение, - не успокоилась Марина. - Скажем, тот Центр - лишь еще один филиал, где, так сказать, суммировалась информация, поступающая из других городов, делались соответствующие выводы, а затем все материалы передавались дальше, в настоящий Центр. Герострату, как рядовому исполнителю, знать об этом конечном пункте, главенствующей инстанции не полагалось. Но продолжим наши гипотетические построения. Допустим, Герострат узнает из независимых источников, что такой Центр существует. Как он поступит в подобном случае? - Это проще простого. Вы могли бы, Марина, и не спрашивать. Естественно, он сделает все, чтобы проникнуть в такой Центр и... - Сифоров замолчал и уставился на Марину: до него, кажется, стало доходить. - Нет, с ним это не пройдет, - попытался он отмахнуться от идеи в первый момент. - Грубо. Грубая игра. - Я думаю иначе, - не согласилась Марина. - Проанализируем сегодняшний расклад сил. Вмешательство третьей заинтересованной стороны дает нам определенное преимущество. Да-да, не оговорилась я, именно преимущество. Герострат знает, что его арсенал захвачен. Не составит, я полагаю, для него особого труда выяснить подробности проведения этой операции. Свидетелей, несмотря на все усилия, предпринятые вашими сотрудниками, там осталось предостаточно. Он узнает, если уже не узнал, что в ходе операции применялись психотронные генераторы большой мощности. И теперь попробуйте поставить себя на его место. Видится мне такой ход его рассуждений. Пункт первый. О третьей силе никто ничего ему не скажет. Следовательно, он будет думать, что психотронные генераторы применили мы. Пункт второй. Пройдя подготовку в Центре и располагая ныне полной информацией о его достижениях, Герострат знает, что защиты от воздействия психотронных генераторов ТАМ разработано не было. Но раз легко мы пошли на использование генераторов при проведении операции по захвату арсенала, значит, у нас защита такая есть. И пункт третий. Если ФСК располагает психотронными генераторами и эффективной защитой от них, следовательно, существует еще один Центр, координирующий разработки в области прикладной психотроники на более высоком, чем прежний Центр, уровне. Вот так это должно выглядеть. - Прекрасный образчик вывода, сделанного на основе правил силлогистики, - без видимого энтузиазма признал Сифоров. - Но что нам ваше преимущество дает? Никакого второго Центра на самом деле не существует... - Ну знаете, - возмутилась Марина с заметным раздражением. - Офицер вы специальной службы или кто? Должна я растолковывать вам общеизвестные истины? Мы живем в век господства информации, если вы еще помните. А информация, между прочим, - хорошо подтасованная дезинформация. Если Центра нет, его следует построить, хотя бы и на бумаге. Опубликуйте серию статей в прессе, сделайте программу на телевидении, на радио. Мне ли вас учить? - Вообще-то можно попробовать, - не слишком уверенно признал Сифоров. - И если он клюнет... - Клюнет, клюнет, будьте спокойны. Даже если не поверит до конца в реальность существования второго Центра, то проверить на всякий случай посчитает нужным. И тем самым раскроет себя. - В этом что-то есть, - пробормотал Сифоров. - Только нужно согласовать вопрос... Но судите сами, Марина, настолько крупномасштабная операция займет много времени, а времени у нас нет. Это почти невозможно - уложиться с вашим планом в установленные сроки. - На то вы и спецслужба, чтобы невозможное делать возможным! Я смотрел на них, следил за разговором и испытывал желание встать, грохнуть по столу кулаком, рявкнуть несдержанно сначала на Марину, а потом на Сифорова. Логика, силлогистика - слово-о какое выдумали! Вы хоть понимаете, что логикой Герострата не одолеть? Здесь он даст вам вместе взятым сто очков вперед и выиграет. А если снова жертвы, что тогда? "Куда мертвяков-то складывать будете, а?"... Идея, безусловно, хороша. Настолько хороша, что он вполне мог предусмотреть ее в рамках пресловутой СХЕМЫ, и тогда к черту все ваши идеи, потому что они будут работать против вас и только против вас! Я отчетливо это понял, но не встал, не грохнул и не рявкнул, что, без сомнения, не составило бы для меня труда всего несколько часов назад. Но нервное время готовности встать-грохнуть-явкнуть для меня прошло. К тому же помнил я недавнюю беседу с Сифоровым, помнил его реакцию: думайте что хотите, а я буду делать свое дело . Все - как в пустоту. Невольно задашься вопросом, зачем вообще вы меня в свою компанию пригласили? Хотя если подумать, поставить себя на ваше место (хороший способ, вовремя его Марина нам подсказала), взглянуть на свое отношение к Герострату

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Автор:Первушин Антон. Книга :Свора на герострата
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом