Эльфийская дилогия 1-2, Нортон Андрэ, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2


скачать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2 можно отсюда

сама была воином и не относилась к тем девушкам", о которых говорил глава караван-сарая. Харден сунул миску и кружку в кухонное окошко и снова вернулся в переднюю. Там он подошел к дежурному. Рядом с дежурным - неприметного вида человеком - располагалась доска, увешанная разноцветными брелоками из обожженной глины. - Имя? - спросил этот бесцветный тип. - Харден, - ответил охранник. Дежурный просмотрел список, водя по нему пальцем и шевеля губами. В конце концов он нашел то, что искал, и потянулся за глиняной фигуркой. - Ага, Харден, - сказал дежурный и протянул охраннику черный цветок с тремя лепестками. - Твоя комната на первом этаже. Свободных девушек пока что нет. Почему бы тебе не отдохнуть до ужина? Большинство народу ужинает здесь, и если ты подождешь, пока пройдут первые, то наверняка найдешь несколько свободных девиц. Не знаю, как тебе, а мне нравится, чтобы девушку можно было выбрать. Не люблю хватать первое, что попадется под руку. - Спасибо за совет, - отозвался Харден, забирая брелок. - Я так и сделаю. Он прошел по коридору, вымощенному все той же белой плиткой. По обе стороны располагались деревянные двери. На каждой была нарисована определенная картинка. Харден осматривал их, пока не отыскал изображение черного цветка с тремя лепестками. Охранник толкнул дверь. За дверью, как он и ожидал, обнаружилась узкая комната с деревянными стенами, достаточно большая, чтобы в ней поместилась койка. Окон здесь, конечно же, не было. Освещалась комната колдовским способом. Об этом заботился один из домашних магов лорда Беренеля. Каждый вечер свет выключался одновременно во всех комнатах караван-сарая, а утром так же одновременно включался, будя обитателей. Хорошо, что ему довелось стать бойцом. Бойцы имели право на такую роскошь, как отдельное жилище. Обычным же рабам приходилось довольствоваться тюфяком в бараке. По правде говоря, Харден был только рад, что все девушки оказались заняты. Сейчас он куда больше хотел спокойно, без помех изучить содержимое тяжелого сверточка. Харден прикрыл дверь, уселся на койку спиной ко входу и вытащил сверточек из кошелька. Потом он положил рядом нож и точильный камень, чтобы в случае чего сделать вид, будто доводит нож до ума. Харден осторожно развязал узелки, мысленно проклиная скользкий шелк В конце концов он одолел последний узелок, и шелк развернулся сам собою, обнажив великолепие красок и роскоши. У Хардена перехватило дыхание. Неудивительно, что сверточек был таким тяжелым. Харден никогда в жизни не держал в руках столько золота... Это был ошейник, рабский ошейник. Только сделан он был из золота и покрыт узором из драгоценных камней размером от песчинки до ногтя большого пальца Хардена. Ошейник наложницы. Ничем иным это быть не могло. Но откуда у дикарки мог взяться ошейник наложницы? Харден принялся осторожно вертеть ошейник в руках. И рядом с застежкой он обнаружил изображение феникса, оттиснутое на золоте и украшенное крохотными рубинами-глазками. Лорд Диран". Эта метка была знакома Хардену, как собственное имя. Он не мог его не знать. Да, он охранял караваны Беренеля, но настоящим его хозяином был лорд Диран. Харден принялся медленно прокручивать в памяти события нескольких последних дней, проверяя, не забыл ли он чего. Сперва налетела эта песчаная буря. Караван сбился с пути, и пришлось петлять в поисках воды. Воду они нашли. Там же, рядом с водой обнаружилась девчонка-дикарка в тунике из никому неведомого материала. Девчонка, которая носила при себе ошейник наложницы. Потом неизвестно откуда появился лишний грель. Потом караван подвергся магическому нападению со стороны существа, выглядевшего в точности как наилучшая иллюзия работы самого Беренеля. Точно таких же драконов Беренель установил у ворот своего поместья. Странное что-то творится. Харден не понимал, что именно, но все это ему не нравилось. Боец взвесил ошейник на ладони. Может ли оказаться, что девчонка подослана? Может, ее подсунул какой-нибудь эльфийский лорд? Может, кто-нибудь из них узнал о караване и отправил магическое животное напасть на него? Но зачем? Чтобы люди рассеялись в разные стороны, растеряли грелей и не выполнили своего задания? Но тогда это следовало устраивать еще в пустыне или в каком-нибудь оазисе. И почему украден был всего один гречь? Разве что.., разве что этот грель вез что-нибудь важное. Да, это уже похоже на правду. Лорды не доверяли своим подчиненным, а те, в свою очередь, не доверяли тем, кто стоял еще ниже. Одним лишь демонам ведомо, что везет караван. Даже Кел и Ардан могут знать не обо всем. И раньше случалось такое, что караваны возили тайные грузы, и люди умирали из-за этого. Вот потому-то к караванам приставляли охранников, а охранники получали специальную подготовку. Предположим, что самый спокойный грель нес нечто особое, нечто такое, что доверенные лица Беренеля погрузили на него еще в самом начале пути. Каждый грель всю дорогу вез один и тот же груз - но когда появилась дикарка и лишний грель, - Ардан вполне обоснованно посадил девчонку на самого спокойного греля в караване, а его груз переложил на приблуду. Тогда выходит, что дракон должен был точно знать, какое животное ему следует хватать. А девчонка, кажется, не выказала никаких признаков страха при виде чудовища. Можно предположить, она знала, что должно было произойти. Да, это звучит вполне осмысленно. Кстати, не так уж многим эльфийским лордам достанет силы создать такое чудище. Это сильно сужает круг поисков. Это вполне могло оказаться даже работой его собственного лорда - Дирана. Правда, этой операции недоставало утонченности, свойственной замыслам Дирана, но у него, несомненно, вполне хватило бы силы, чтобы сотворить что-нибудь вроде дракона. Диран уже делал раньше и драконов, и даже кое-что покрупнее. Большие создания редко существовали дольше половины дня, но обычно за это время их успевали использовать по назначению. Ну ладно, неважно. Что бы это ни была за штука, его, Хардена, это не касается. Если это подстроил лорд Диран, то, получив доклад Хардена, лорд лишний раз убедится в его верной службе. А если это не его рук дело, лорду куда сподручнее будет разобраться, кто же мог это провернуть, и решить, что он хочет предпринять по этому поводу. Подробно все обдумав, Харден лишний раз порадовался, что заклинание, вложенное в его ошейник, могло защитить его от всей прочей магии - даже от магии самого лорда Дирана, если только лорд специально не обойдет его. Харден чувствовал, что в драгоценной цацке кроется заклинание, внушающее владельцу желание носить этот ошейник. Только этих неприятностей ему еще не хватало. Представляю себе, как бы я вывалил отсюда на улицу с этой фигней на шее! А ведь я так бы и сделал! А есть ведь закон насчет тех, кто носит ошейники, не полагающиеся ему по рангу. Вот это я бы вляпался! Харден вложил ошейник в маленькую кожаную сумочку и запечатал ее, крепко сжав края. Теперь ее сумеет открыть только сам лорд Диран или кто-то из его доверенных помощников. Харден покинул комнату, вышел из караван-сарая через главный ход и, напустив на себя вид человека, желающего поразмять ноги, отправился бродить по площади. Но, прогуливаясь, он постепенно покинул площадь и оказался довольно далеко от района, находящегося под властью лорда Беренеля, где все перекрестки были вымощены шашечным узором из угольно-черных и красных кирпичей. В той части города, куда забрался Харден, перекрестки отмечались красными и золотыми кирпичами - и боец очень хорошо знал этот район. Добравшись сюда, Харден направился в места, где собирались бойцы с наградными жетонами, чтобы потратить их на выпивку покрепче, еду позатейливее и женщин погорячее, чем они могли бы получить в караван-сарае. Конечно, все это тоже было имуществом лорда Дирана, но таким образом у бойцов появлялась планка, к которой можно было стремиться, и лишнее отличие от простых смертных . Нечто такое, что давало хотя бы видимость запретного плода и сладостный отзвук подлинной роскоши. Харден отыскал заведение, на вывеске которого был изображен анатомически не правдоподобный любовный акт феникса и фантастически прекрасной рыжеволосой женщины. Заведение охранял хорошо вооруженный здоровяк. Харден вошел, обменявшись с охранником какой-то довольно плоской шуткой. То есть так мог бы подумать случайный прохожий. На самом же деле Харден таким образом назвал охраннику пароль. Здоровяк впустил его в главный зал. Туда вела небольшая лесенка. Харден остановился на верхней ступеньке, пользуясь случаем оглядеться, пока местные обитатели не заметили его. Зал почти не изменился. Стены заново обили красным шелком, и воздух сегодня был напоен ароматом жасмина, а не орхидей. Все прочее осталось прежним: в центре зала на груде подушек привольно расположились щебечущие девицы. Их наряды можно было назвать разве что украшением - для одежды их было маловато. С потолка струился мягкий янтарный свет. За шелковыми драпировками стен скрывались - Харден это знал - небольшие комнатки, здорово напоминающие его каморку в караван-сарае. Здешние комнатки были разве что чуть побольше, и койки здесь были помягче. Ну, и еще там на полочках располагались разнообразные приспособления, которые здешние дамы использовали при работе. Масло для массажа, например, или музыкальные инструменты, или еще кой-чего. А для тех, кто желал полнейшего уединения и особого внимания, на верхнем этаже были отведены несколько комнат со звуконепроницаемыми стенами. Люди бывали здесь не слишком-то часто. Обычно гостями этого заведения были эльфийские лорды, которым ранг не позволял держать собственных наложниц, эльфы-юнцы, являющиеся в нижний город за приключениями, да изредка заглядывал какой-нибудь знатный лорд, которому захотелось разнообразия, но не настолько, чтобы обновлять гарем. Из людей же сюда попадали только наилучшие бойцы, получившие в качестве награды право на такой визит. Именно такого посетителя и разыгрывал сейчас Харден. Харден спустился в зал. Его немедленно окружили молодые женщины, не имевшие с дамой на вывеске ничего общего, кроме пола, привлекательности и рыжих волос. Одна из них тут же взяла гостя за руку. - А Марти сейчас не занят? - спросил Харден, заранее зная, какую реакцию вызовет его вопрос. Боец с удовольствием поразвлекся бы с этой девицей, но знал, что это повлечет за собой наказание - у него ведь не было должным образом оформленного разрешения. Девушка мгновенно выпустила его руку. Проступивший на лице страх придал ей сходство с испуганным ребенком. Прочие девушки исчезли также быстро, как и появились. - Д-да, - запинаясь, выдавила она. Судя по виду, девушка очень надеялась, что гость не попросит проводить его. На мгновение Харден задумался: может, попросить все-таки? Больно уж забавно выглядела испуганная девица. Но Харден по природе своей не был жесток и потому отказался от этой идеи. - Иди, - сказал он, так хлопнув девушку по ягодицам, едва прикрытым тканью, что она с визгом подпрыгнула. - Я сам найду дорогу. Девушка последовала примеру своих сестричек и юркнула за занавески с такой скоростью, словно удирала от демона. Харден же, не обращая больше на нее никакого внимания, направился к единственной настоящей двери в этом зале. Массивная дверь была сделана из железного дерева, и красновато-коричневая древесина сливалась с красными разводами муарового шелка. Харден постучал и вошел. Все тот же янтарный свет освещал обшитые деревом стены и пол, застеленный темно-красным ковром. Марти поднял голову. Он сидел за письменным столом - единственным предметом обстановки. Харден закрыл за собой дверь. Марти был необыкновенным человеком. Он весил вполовину меньше Хардена и был гибок, словно ивовая ветвь. Мягкие черты лица отличались привлекательностью. Честно говоря, если бы не усики, его можно было бы принять за девушку. Некоторые мужчины принимали подобную внешность за признак определенных сексуальных предпочтений Марти. Обычно эта ошибка становилась последней в их жизни - они умирали прежде, чем их тело успевало коснуться земли. Марти был одним из самых опытных и умелых тайных агентов на службе лорда Дирана. Кроме того, он был главой шпионов Дирана в этом городе. Он пришел на смену человеку, с которым Харден работал последние два года. Тот связной был довольно стар. Насколько понимал Харден, его перевели в одно из поместий Дирана и поручили обучать новых агентов. Во всяком случае, так можно было предположить, исходя из того, что сам Харден все еще оставался в живых. Если кто-то из людей Дирана пытался сменить хозяина, Диран уничтожал не только предателя, но и всех связанных с ним агентов. Хардену по-своему нравился этот парень. Видят демоны, у Марти не так уж много друзей. Девушки его боялись, а почему, Харден и сам не знал. Может, его вкусы чересчур экзотичны даже для них? А может, ему просто мерещится, что они боятся?.. А может, они боялись его потому, что он был управляющим, а значит, был властен над их жизнью и смертью. А в руках обученного убийцы смерть может быть очень долгой и очень неприятной. - Рад тебя видеть, Харден, - тепло произнес молодой человек, вставая из-за стола. Харден покачал головой, отвергая невысказанное предложение гостеприимства. - Я не могу задерживаться надолго; - сказал он. - К ужину мне обещали выделить девушку, а поскольку я только что вернулся с маршрута, будет подозрительно, если я за ней не приду. Вот, держи. Это нужно передать лорду. Он положил кожаную сумочку на стол. Марти с любопытством посмотрел на нее, но не сделал даже попытки прикоснуться. - Теперь послушай, откуда взялась эта штука, - сказал Харден и постарался как можно короче изложить события нескольких последних дней. - А во время драки девчонка потеряла эту вещь. Мне пришлось подождать до города, и только тут я смог ее рассмотреть. Это ошейник, золотой, весь в драгоценных камнях. Если я хоть что-то смыслю, это ошейник наложницы. И на нем - печать лорда Дирана. - Печать лорда Дирана на ошейнике наложницы, который хранит у себя девчонка-дикарка, - Марти слегка склонил голову набок. - Ну, я бы сказал, что вывод очевиден: девчонка его нашла. Некоторые из караванов лорда уже пропадали в пустыне, а с некоторыми из этих караванов ехали наложницы высокого ранга. Харден недовольно скривился. Как он сам не додумался? - Но... - продолжал Марти. - Не могу не признать, что появление чудовища и его нападение на караван придают этому делу особое значение. Ты правильно поступил, Харден. Даже если ничего особенного за этим и не кроется, ты вернул лорду Дирану ценную вещь. Само собой, люди Беренеля не потрудились бы этого сделать. Это явно было позволением удалиться. - Мне нужно возвращаться в караван-сарай, - поспешно произнес Харден. - Если я что-нибудь услышу, то дам тебе знать. - Мне бы хотелось, чтобы ты выяснил одну вещь, - произнес Марти, когда Харден уже взялся за дверную ручку. Харден быстро обернулся. - Лет пятнадцать назад от лорда Дирана сбежала беременная наложница, тогдашняя фаворитка. Она удрала именно в том направлении, где вы шли... Марти ограничился сказанным, но Харден и так знал достаточно, чтобы домыслить остальное самостоятельно. Ему было известно куда больше, чем основной массе людей. Если наложница действительно была беременна от лорда Дирана... Если она прожила достаточно долго, чтобы успеть родить... Полукровкам не разрешалось существовать, и запрет этот был нерушим. А найденная девчонка находится во вполне подходящем возрасте, чтобы оказаться той самой полукровкой. - У девчонки рыжие волосы, и ей примерно двенадцать-четырнадцать лет, - сказал Харден. - Ну, я не замечал за ней никаких проявлений магической силы. А она наверняка воспользовалась бы ею в драке с Келом, если бы могла. - Но она находилась тогда под воздействием зелья, - напомнил ему Марти. - А как насчет того чудовища? Что, если это она наколдовала его, чтобы отвлечь вас и сбежать под шумок? - Но она не пыталась сбежать! - возразил Харден, потом на мгновение задумался. - Конечно, грель понесся прочь вместе с ней, но она просто не могла им управлять. А мне кажется, что тот, кто способен наколдовать такое чудище, уж как-нибудь справился бы со своим грелем. - Хорошее замечание, - признал Марти. - Но продолжай по возможности приглядывать за этой дикаркой. Если появятся основания подозревать, что девчонка - ребенок той самой наложницы, то.., нет, пожалуй, пусть лорд Диран сам решает, что он хочет с ней сделать. Во всяком случае, если появятся хоть какие-то доказательства того, что она - полукровка, немедленно сообщай мне, а я позабочусь, чтобы это стало известно управляющим Беренеля. Если что-то и объединяет всех эльфийских лордов, так это стремление уничтожать полукровок. Харден кивнул. Поскольку говорить больше было не о чем, он выскользнул за дверь. *** Шана скорчилась в углу огромной комнаты, куда ее закинули после недолгого сражения. Девочка дрожала от потрясения и холода. Последние полдня принесли ей столько ужаса, сколько она не изведала за всю свою жизнь. Шана была уверена, что даже, если бы она вернулась в Логово, нарушив запрет старейшин, ей бы не было так плохо. По крайней мере, в Логове у нее было хотя бы несколько друзей, а здесь - абсолютно никого. Она даже понятия не имела, что может произойти дальше. Когда они въехали в тихий туннель, Шана обнаружила, что он намного короче того, что проходил между стенами. Туннель привел их на квадратную площадку, со всех сторон обнесенную стенами. Здоровенный мужчина стащил Шану со спины животного, на котором она ехала, и понес к двери в самой дальней черной стене. Шана брыкалась, как могла, но все было без толку. Мужчина занес ее внутрь и передал трем людям, таким же здоровенным, как и он сам. Они быстро и умело лишили Шану возможности двигаться. Шана обнаружила, что ее магия больше не действует. Она не чувствовала в себе ни малейшей искорки силы. Можно было подумать, будто она никогда не обладала теми способностями, которые обратила против Рови. Люди занесли ее в какую-то комнату, заполненную паром, раздели догола и, не развязывая рук и ног, сунули под струю теплой воды. Они скребли Шану чем-то вроде песка, пока ее кожа не начала гореть, потом вытащили девочку из воды и развязали лишь на то время, которое потребовалось, чтобы облачить ее в простую коричневую тунику. К этому времени Шана была так измучена и перепугана, что у нее просто не хватало сил на драку. Кажется, люди это поняли. Двое ушли, а третий втолкнул Шану в это огромное помещение, выкрашенное в светло-розовый цвет. Каждый звук здесь отдавался гулким эхом. Помещение было заполнено множеством людей, одетых так же, как Шана. На полу лежали такие же плоские матерчатые штуки, как в переносном жилище Кела, только здесь эти штуки были обтянуты такой же тканью, как и та, что пошла на ее тунику, и были куда тоньше. Дверь - с этой стороны на ней не было даже ручки - захлопнулась, и Шана осталась наедине с полной комнатой незнакомых двуногих. Двуногие посмотрели на нее, но не проявили особого интереса. Шана обошла комнату, прижимаясь спиной к стене, и забилась в дальний угол. Девочка осмотрелась и обнаружила, что солнца здесь не видно. Лишь с потолка лился янтарный свет и заполнял всю комнату, не оставляя места теням. Девочка скорчилась в углу, обхватив руками колени и дрожа от страха, запоздалого потрясения и озноба. Каменный пол был холодным, и этот холод постепенно забирался под тонкую тунику. Шане отчаянно хотелось обратно. Ей хотелось, чтобы ничего этого никогда не происходило, чтобы все события последних дней оказались страшным сном. Если бы это был сон, Шана могла бы проснуться и оказаться в своей постели, а рядом находились бы приемная мама и Кеман... Шана не могла больше сдерживаться. Из глаз у нее хлынул поток слез. Что-то так сдавило ей горло, что Шана едва могла дышать, глаза горели, и мучительно ныло под ложечкой. По крайней мере, дома она знала, что происходит. Она понимала драконов, знала, как избегать неприятностей, что ей делать можно и что нельзя. Во всяком случае, мне казалось, что я их понимаю... Может, на самом деле это было не так. Приемная мама заботилась о ней не меньше Кемана, но когда стряслась эта неприятность, Алара позволила остальным бросить ее в пустыне. Алара могла бы прийти к ней на помощь, когда остальные драконы решили бы, что навсегда избавились от Шаны, но она этого не сделала. А когда Алара пролетела над караваном, она не обратила внимания на свою приемную дочь. Она утащила какое-то животное, а на Шану даже не глянула, как будто та больше не существовала для нее. Алара даже не попыталась заговорить с ней мысленно. А ведь она могла бы хотя бы сказать, как себя чувствует Кеман... Но, может, Кеман все-таки отправился бы за мной, если бы мог сейчас летать... Шана поплотнее обхватила колени и уткнулась в них лицом. Жгучие слезы текли по ее щекам и капали на тунику. На коричневой ткани расползлись два больших темных пятна. Шана погрузилась в пучину отчаяния. Потом ей в голову пришла новая мысль. В конце концов, Алара ведь показывала ей и Кеману, как животные-родители отправляют своих отпрысков в большой мир, когда те вырастают и для них наступает пора становиться взрослыми. Может, Алара подумала, что для Шаны как раз наступило именно такое время? Она иногда допускала, чтобы Шана причинила себе какой-то вред, если таким образом девочка могла чему-то научиться. Может, это все тоже своего рода урок? Алара показывала им, как птицы перестают кормить своих птенцов, добиваясь, чтобы те вылетали из гнезда, и как животные прогоняют детенышей со своей территории, как только те становятся достаточно взрослыми, чтобы прокормить себя. Среди драконов такого не водилось, но кто знает, может, двуногие именно так и поступают. Может, Шана, по их меркам, уже считается достаточно взрослой. Может, теперь ей полагается самой заботиться о себе... Может, драконы сочли, что делают это для ее же блага. Но Шане все это совсем не казалось благом! Она прикусила губу, чтобы не разрыдаться в голос при всех этих чужаках, и слезы заструились еще сильнее. Но если это должно было стать для нее благом, почему эти люди так плохо обращались с ней и заперли ее здесь? А если приемная мама знала, как они себя ведут и на что они похожи, почему она не предупредила Шану? Почему она даже не сказала, что на свете существует так много двуногих? Если Алара хотела убедиться, что с Шаной все будет в порядке, почему она хотя бы не попросила Кеоке объяснить Шане, чего ей следует остерегаться? Ответ напрашивался один: потому, что Алару это не волновало. Потому, что для нее, как и для прочих драконов, Шана была животным. Потому, что она считала Шану выросшей живой игрушкой своего сына. Потому, что Рови и Мире были правы. И осознание этого было больнее всего. *** Кел стоял перед столом и терпеливо ожидал, пока караванный надсмотрщик развернет кожаную тунику, снятую с девчонки-дикарки. В магическом янтарном свете, заливающем кабинет, туника выглядела еще красивее, чем в солнечных лучах. Краски сделались богаче и насыщеннее, и каждая чешуйка переливалась сотнями оттенков, незаметных под слепящим солнцем пустыни. Ценность этой находки наверняка должна перевесить убытки от пропажи греля, утащенного чудовищем вместе со всей поклажей. В принципе, обвинить в этом убытке могли и Кела... Надсмотрщик, лысеющий человек средних лет, повертел тунику в худых мозолистых руках, вывернул ее наизнанку, рассмотрел швы, потом вывернул обратно и внимательно изучил каждую чешуйку. - Ну что ж, - в конце концов изрек он, - похоже, Кел, ты принес нам нечто необыкновенное. - Необыкновенное и дьявольски ценное, насколько я могу предположить, - смело отозвался караванщик. - Сдается мне, что лорды примутся выстраиваться в очередь, лишь бы заполучить одежду из такого материала. Я в жизни не видел ничего красивее, кроме вещей, сотворенных магией. Надсмотрщик еще раз повертел тунику и неспешно кивнул, потом провел рукой по сияющей шкуре. - Похоже, Кел, ты прав. Надеюсь, ты проверил эту вещь на наличие магии, прежде чем тащить ее ко мне? - Первым делом! - заверил его Кел. - Чистехонько. Магии - ни следа. Эта штука - самая что ни на есть настоящая. Надсмотрщик хохотнул и свернул тунику обратно. - Вопрос только в том, настоящее что? Как нам назвать этот материал? Кожей ящерицы? Мне бы лично не захотелось носить вещь с таким названием. Кел задумался на мгновение, потом улыбнулся. В конце концов, а почему бы и нет? Эта вещь может оказаться намного дороже, чем все, что было украдено чудовищем, и это - по-своему добрый знак. Но называть эту причину он не стал. - Эмблема лорда Беренеля - дракон, - напомнил он надсмотрщику. - Почему бы не назвать это драконьей шкурой? Надсмотрщик довольно рассмеялся. - Действительно, почему бы нет? - согласился он. - Название хорошее, звучит внушительно - а у некоторых может даже хватить дури поверить в это! Хотя все, у кого есть хоть капля мозгов, знают, что драконов не бывает! - Совершенно верно, - быстро согласился Кел, довольный, что вопрос об убытках забыт. - У кого есть хоть капля мозгов, те это знают. Лорд Беренель поглаживал тунику и любовался тем, как играют на свету перламутровые краски, как край каждой чешуйки переливается всеми оттенками основного цвета, как пляшут над чешуей крохотные радуги... Туника лежала на черной мраморной крышке стола, словно груда драгоценностей, - а стоила она, если лорд хоть что-то в этом понимал, намного больше. Эта вещь была не тяжелее кожаной туники такого же размера и толщины, но при этом была намного мягче кожи. Какая жалость, что из-за неумелой обработки края полосок, из которых было сшито полотнище туники, пострадали! Будь эта вещь сшита надлежащим образом, ее с удовольствием надела бы даже его леди! Если, конечно, он захотел бы отдать эту вещь жене. В настоящий момент Беренель не желал выпускать тунику из рук. В том, что его подчиненные решили назвать неизвестный материал драконьей шкурой", лорд Беренель усматривал некоторую иронию судьбы. Сам же он считал, что держит в руках вещественное доказательство того, что поиски, длившиеся почти всю его жизнь, близятся к завершению. Вскоре после Войны Волшебников Беренель - тогда еще совсем молодой лорд - разводил породистых лошадей. И вот кто-то начал нападать на табуны, пасшиеся неподалеку от границ великой пустыни. Беренель не мог тогда полагаться на своих вассалов, поскольку унаследовал их после поражения одного своего соперника. И потому Беренель решил самостоятельно устроить ловушку и изловить виновного. Он сперва искренне считал, что эти налеты - дело рук кого-то из эльфийских лордов, и полагал, что сразу же обнаружит присутствие магии. Потому он устроился в укрытии и стал ждать. Но никакой магии он не заметил. Вместо этого вдруг раздался топот множества лошадей, обратившихся в паническое бегство, и предсмертное ржание одной из кобыл. Беренель выскочил из укрытия, едва не напоровшись при этом на собственный меч, - и буквально врезался в дракона, пожиравшего лошадь. Эта скотина распахнула крылья, а потом метнула в Беренеля нечто вроде молнии, и он свалился без сознания. Когда Беренель пришел в себя, рядом уже не было ни дракона, ни кобылы - лишь примятая трава да лужа крови. Когда он вернулся домой, ему никто не поверил. Даже те, кто готов был поддержать Беренеля, соглашались лишь считать, что он стал жертвой кого-то из своих соперников, превосходящих его по уровню магической силы, а потому был повержен и потерял сознание. А видение дракона действительно было не более чем видением, иллюзией, сотворенной тем самым неизвестным соперником. Через некоторое время Беренель, вопреки насмешкам, решил превратить то, что другие называли его глупостью, в предмет хвастовства, и избрал дракона своей эмблемой. Но с тех самых пор он упорно искал доказательства того, что явление, с которым он столкнулся, существует на самом деле. В этом мире действительно существовали драконы. Он не дурак, чтобы не отличить галлюцинацию от реальности. И вот теперь доказательство само пришло к нему в руки. Беренель сжал тунику в руках и поднял взгляд на своего сенешаля, уравновешенного и исполнительного незнатного эльфийского лорда. Сенешаль стоял у стола, терпеливо ожидая приказаний. Он был одним из немногих подчиненных, которым Беренель доверял, поскольку сам воспитал и обучил этого эльфа. - Те двое, которые первыми обнаружили девчонку... - Кел Ростен и Ардан Парлет, - уточнил сенешаль, взглянув в свои записи. - Сними их с караванной торговли и приставь к чему-нибудь выгодному, но не слишком утомительному. Рабы есть рабы, а это значит, что они должны работать. Но Беренель мог позволить себе в качестве вознаграждения поставить кого-нибудь из них на необременительную должность. - Кел Ростен много лет водил караваны, - сказал секретарь, задумчиво сдвинув изящно очерченные брови. - У него всегда была репутация человека, способного извлекать наибольшую прибыль. Кроме того, он отличается способностью решать, что из необычных товаров окажется самым ценным. Эти свойства он либо получил по наследству, либо научился этому за время жизни. В первом случае следовало бы приставить его к племенной работе, а во втором - к обучению молодняка. - Пусть займется и тем, и другим, - отозвался Беренель и на том выбросил человека из головы. - А что с вторым? Сенешаль улыбнулся. - О, с этим еще проще. Я по собственному опыту знаю, где он может служить наилучшим образом. Ардан разбирается в винах лучше любого торговца, и обычно именно ему удается отыскать вина, достойные стола вашей светлости, мой лорд. - Кажется, у меня как раз недавно умер виночерпий, - сказал Беренель. Что-то такое ему смутно припомнилось... Он тогда еще подумал, что вряд ли стоит ставить этих короткоживущих на важные должности. Подумать только, предыдущий виночерпий едва-едва проработал на этом посту каких-то двадцать лет! - Сколько лет этому Ардану? - Ваша память, как всегда, безукоризненна, мой лорд, - льстиво улыбнулся сенешаль. - Вы предугадали мое предложение. Из Ардана должен получиться превосходный виночерпий. Кроме того, он молод - ему всего двадцать пять лет, - и он прослужит вам еще лет пятьдесят если только не произойдет какой-нибудь несчастной случайности. - Тогда так и сделай, - приказал Беренель, весьма довольный тем, что дело оказалось так удачно улажено. На самом деле, это весьма полезно - поддерживать в рабах уверенность, что лорд готов вознаградить их за верную службу и умеренную инициативность. Теперь, когда малозначительные вопросы были улажены, Беренель, не мешкая, перешел к главному. - Теперь о девчонке. Возможно, она слабоумная - с дикарями это часто случается. Пошли кого-нибудь: пусть расспросят ее и определят, можно ли выяснить, где она взяла шкуру, кто убил существо, с которого шкура была снята, и где можно взять другие такие шкуры. Но не трать на нее слишком много времени. Отведи на все это.., ну, десять дней, а потом продай девчонку. Я не желаю, чтобы мои тренеры понапрасну убивали время на обучение дикарки. Да, и еще. Я хочу, чтобы ты отправил в пустыню отряд. Пусть отыщут этот оазис и посмотрят, можно ли выяснить, откуда там взялась эта девчонка. Поставь на это дело.., хм.., хм.., лорда Квеллена. Его магии должно хватить. Подбери отряд по своему усмотрению и сам выдай им указания. Но проследи, чтобы они до выхода ни с кем не могли переговорить, даже с женами и сожительницами. - Да, мой лорд, - поклонился сенешаль. - Что-нибудь еще, мой лорд? - Если я что-нибудь вспомню, то вызову тебя, - ответил Беренель, поглаживая тунику. Его переполняла радость. - Пока все. Сенешаль с поклоном удалился, а Беренель снова принялся изучать тунику, - в том числе и с помощью магии, - выискивая какую-нибудь зацепку, которая могла бы стать ключом к разгадке. А в голове у него снова и снова звенело: Скоро! Теперь уже скоро!" *** Шана дрожала, лежа на своем тюфячке. Ее разбудил внезапно вспыхнувший свет - так повторялось уже пятое утро. Шана уже чуть-чуть ориентировалась в этом новом мире. Не сказать чтобы ей от этого становилось легче, но теперь хотя бы можно было пытаться избегать самых крупных неприятностей. Белокурые двуногие оказались теми самыми эльфийскими лордами, о которых шла речь в книжках. Они обладали магией и господствовали здесь. Любая особь с белой кожей, зелеными глазами, светло-золотыми волосами и заостренными ушами могла оказаться источником неприятностей - и была властна над жизнью и смертью всех прочих двуногих. Прочими были так называемые люди, к которым, как предполагала Шана, относилась и она сама. Иначе почему же эльфийские лорды обращались с ней точно так же, как и с остальными людьми? Люди - теперь Шана это знала - назывались рабы". Все они носили одинаковую коричневую одежду, точно такую, в которую переодели Шану сразу по приезде. Существовали еще люди, которые не являлись рабами, как Кел, Ардан и другие в их караване. Они назывались приближенными" и могли приказывать другим людям. Они обычно носили алые туники и брюки. Это означало, что они служат самому знатному лорду, который правит всеми здешними эльфийскими лордами, - а именно лорду Беренелю. Его Шана никогда не видела. Теперь Шана могла хотя бы предполагать, как пройдет день. Сперва вспыхивал янтарный свет. Потом, когда все просыпались, приходил "надсмотрщик". Все рабы табуном шли за ним в комнату с горячей водой, текущей из стен. Все снимали одежду, мылись и получали новую одежду. Потом их вели в другую комнату. Там каждый получал по куску еды, которой ее когда-то кормил Ардан, - еда называлась хлеб", - и по миске чего-то такого, что полагалось есть вместе с хлебом. У того, что в миске, вкус менялся. Потом некоторых отделяли и уводили. Те, кого так увели, больше не возвращались. Шана знала, что их уводят к новым хозяевам, но могла лишь гадать, что с ними там происходит. Остальные возвращались в большую комнату и там целый день болтали, играли в бессмысленные игры и задирали тех, кого легко было запугать. То есть туда, возвращались все, кроме Шаны. Ее забирали в маленькую комнату, где какие-то люди задавали ей бесконечные вопросы о тунике из драконьей шкуры. Благодаря тому, как обращались с ней первые собеседники, у Шаны хватило сообразительности притвориться дурочкой. Чем глупее она будет себя вести, тем меньше внимания эти люди обратят на ее слова. Отчасти Шана действовала так из страха перед теми, кто захватил ее, - эльфийскими лордами и людьми. Эльфийских лордов она боялась сильнее. Один из лордов, недовольный непочтительным поведением Шаны, что-то сделал с ней - что-то такое, что заставило ее от боли рухнуть на пол. Эльф лишь прикоснулся к ней, но Шана забилась в судорогах, как от драконьего магического удара, и до конца дня не могла произнести ни слова. Потому девочка дрожала от страха и пыталась спрятаться за спинами других рабов - Шана не притворялась, ей действительно было страшно. А вот дурочкой она именно что притворялась. Это было несложно, поскольку во время пребывания в маленькой комнатке она испытывала такой страх, что тот почти отшибал у нее способность соображать. Каждый день, просыпаясь, Шана думала: а может, сказать им правду? И каждый раз, когда наступало время идти в маленькую комнату, Шана решала, что не должна этого делать. Если она расскажет двуногим обо всем, они начнут охотиться за драконами и убивать их, а Шана все-таки любила драконов. Уже по вопросам, которые задавали ей эльфийские лорды, становилось ясно, что именно так они и поступят - хотя сами лорды, наверное, этого не осознавали. А одной лишь мысли о том, что она может однажды увидеть шкуру Алары на плечах какого-нибудь лорда, хватало, чтобы заставить Шану намертво замолчать. А когда эльфийские лорды принимались грозить и Шану охватывала слабость, ей приходило в голову другое соображение. Драконы принимали облик двуногих, как эльфов, так и людей, - и Шана больше не считала, что они проделывают это только в Логове, для развлечения. Сомнений быть не может: они бродят среди людей. И если они узнают - нет, не если, а когда, - что Шана выдала их, то непременно разыщут ее и убьют, да так, что самые паскудные из эльфийских лордов останутся довольны. Шана ни капельки в этом не сомневалась. Всякие экземпляры вроде Лори, считавшей Шану бешеным животным, наверняка об этом позаботятся. Так что Шана валялась на своем тонком тюфячке, пока за ней не приходили. При разговорах Шана по большей части отмалчивалась, притворяясь, что плохо понимает собеседников, и делая вид, что она просто нашла кусочки шкуры. Кажется, эта уловка сработала. Эльфийские лорды слушали Шану все небрежнее, как будто ее слова больше не имели значения. Это было хорошо. Но было и кое-что плохое: каждый день Шана нарушала какое-нибудь правило, а лорды это замечали. И за это ее били. Битье сопровождалось объяснениями, что сделает с ней будущий хозяин, который купит ее на аукционе. После этих объяснений у Шаны не оставалось ни малейшего сомнения, что нынешние ежедневные побои - лишь цветочки по сравнению с тем, что ждет ее впереди. Теперь Шана почти что радовалась появлению допросчиков: ведь это значило, что ужасный аукцион откладывается еще на один день. Может, сегодня за мной не придут?" - без особой надежды подумала Шана и медленно уселась, протирая глаза. Свои зеленые глаза, которые она уже научилась прятать благодаря совету одного своего друга. Шана осторожно встряхнула Мэгвин за плечо. Чтобы разбудить изящную женщину, света было недостаточно. Как печально призналась Шане сама Мэг, однажды она умудрилась проспать даже землетрясение. Из всех окружающих рабов одна лишь Мэг оказалась способна интересоваться хоть чем-то помимо собственного благополучия. В первое утро пребывания Шаны в этом месте один из рабов попытался украсть у нее хлеб и суп. Тогда сидевшая напротив высокая черноволосая женщина с яркими карими глазами и красивой улыбкой встала и неожиданно заехала наглецу в ухо. Заметив это, к месту потасовки заспешил надсмотрщик. Шана съежилась от страха, но прежде, чем зачинщик успел придумать правдоподобное объяснение, Мэг спокойно и деловито объяснила причину происшествия. Задиру пересадили за другой стол, а Мэг взяла Шану под свое покровительство. В первый же день Мэг объяснила девочке, что существуют три вида рабов: безнадежные, беспомощные и луперы. Луперы грабят остальных, безнадежные чересчур боятся, что кто-нибудь воспользуется их дружбой, а беспомощные все терпят. - А к кому из них относишься ты? - без всякой задней мысли поинтересовалась Шана. Мэг расхохоталась. - Ни к кому, - отозвалась она. - Я не рабыня. По крайней мере, раньше ею не была. Я из приближенных. Так Шана узнала о том, что означают разноцветные одежды. И еще она узнала о наложницах. Мэгвин Каран была наложницей. - И очень неплохой! - гордо сообщила она. Но другая женщина, завистливая соперница, обвинила ее в краже драгоценного камня у эльфийского лорда, одного из подчиненных лорда Беренеля, и подкинула украденную вещь под кровать Мэг. Опозоренную Мэг подвергли наихудшему наказанию, какое только можно придумать для наложницы, - отправили на продажу как обычную рабыню. - И это после всего, что я сделала для этой сучки! - горько вздохнула Мэг и больше не возвращалась к этой теме. Она честно призналась Шане, что заставило ее взять девочку под свое крылышко. - Все твои зеленые глаза, - сказала она. - А если хорошенько присмотреться, заметно, что уши у тебя слегка заострены. Тебе лучше прятать и то, и другое, если ты не хочешь крупных неприятностей на свою голову. Ты полукровка, малышка. Я уж не знаю, как ты ухитрилась до сих пор остаться незамеченной, но ты действительно полукровка. Мэг рассказала Шане о полукровках и поведала то немногое, что ей было известно о Войне Волшебников. Когда Шана робко рассказала Мэг о силе, которая раньше была у нее, Мэг понимающе кивнула. - Если бы ты как-нибудь вернула себе эту силу, то вполне смогла бы вызволить нас обеих отсюда. Тогда мы могли бы уйти в лес. Поговаривают, что там до сих пор живут волшебники, - а если бы я пришла с тобой, и ты сказала, что я твоя мать, то, может, они приняли бы и меня. Если бы они смогли выбраться отсюда. Если бы сила когда-нибудь вернулась к Шане. Если она переживет сегодняшний допрос. Девочка еще раз встряхнула Мэг. На этот раз женщина открыла глаза. И в это самое мгновение в помещение вошли надсмотрщики - не один, как обычно, а несколько. - Шана! - выкрикнул один из них, и Мэг быстро села, словно это ее позвали по имени. Она обернулась, взглянула через плечо на надсмотрщиков, потом перевела взгляд на Шану и нахмурилась. - Не отзывайся, малышка, - прошептала она с легкой дрожью в голосе. - Пускай они сами к нам подойдут. Они не из людей лорда Беренеля, и им нечего здесь делать. И действительно, мужчины были одеты не в красное, а в синее. - Кто из вас Шана? - прорычал тот, кто стоял впереди. Он схватил ближайшего раба за шиворот и хорошенько встряхнул. Раб ткнул пальцем в сторону Шаны. Надсмотрщик хмуро уставился в указанном направлении.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Нортон Андрэ. Книга :Эльфийская дилогия 1-2
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом