Эльфийская дилогия 1-2, Нортон Андрэ, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2


скачать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2 можно отсюда

раз свидетельствовало, что она действовала вполне обдуманно. Валин поправил ремень сумки и двинулся по следу девчонки, держа лук наготове. По пятам за ним двигался Тень - он выискивал ментальный след. По крайней мере в нынешней ситуации у Валина было заметное преимущество перед Тенью. Охота считалась одним из подобающих развлечений для молодых эльфийских лордов, и Валин куда больше упражнялся в обращении с луком, чем Тень. На самом-то деле тот факт, что Тень хоть сколько-то владел оружием, уже был вопиющим нарушением правил. Пользоваться чем-либо опаснее обычного кухонного ножа разрешалось только воинам, гладиаторам и убийцам; притом всех этих рабов тщательно отбирали, обучали и добавляли к их ошейникам специальные подчиняющие заклятия. В доме у Чейнара никто не удивился, увидев у Меро оружие, поскольку предполагалось, что этот юноша - телохранитель. А вот если бы он рискнул показаться в таком виде в поместье Дирана, его скорее всего покарали бы смертью. Потому Валин и шел впереди - на тот случай, если они столкнутся с какой-нибудь опасной тварью вроде той, которая погубила их лошадей. А кого не прикончит стрела, того доконает магия. А может, я здорово ошибаюсь . Валин видел отпечатки когтей той твари, которая убила лошадь, и помнил, с какой скоростью она двигалась. Если такая же зверюга сейчас выскочит на них из засады, неизвестно, успеет ли он выстрелить хоть раз. Но говорить этого Тени Валин не стал. Пребывание в диком лесу и без того уже подействовало на юношу угнетающе. Меро отлично знал жизнь в четырех стенах поместья. Он был искушен в интригах и мог любого - ну, почти любого - обвести вокруг пальца. Здесь же он чувствовал себя потерянным. - Насколько она опережает нас? - спросил Валин, взглянув через плечо. Меро с трудом пробирался через подлесок. Вид у него был довольно жалкий: голова поникла, плечи опущены... Валин ничего не мог с собой поделать: аналитическая, до жестокости логичная часть его сознания сказала: Он даже не смотрит, что творится вокруг - пялится лишь себе под ноги . - Думаю, до сумерек мы ее догоним, - приглушенно и неразборчиво отозвался Меро. - Она к этому времени наверняка остановится на ночевку. Сомневаюсь, что Чейнар подберется настолько близко, чтобы разыскать ее след - по крайней мере, до завтра. Он сейчас сильно южнее и западнее. Это так же верно, как то, что он рвется скакать по ее следам, словно молодой козел. Валин коротко рассмеялся. - Кстати, я забыл тебе сказать: поблизости сейчас нет опасных зверей, - добавил Меро. Судя по голосу, он ничуть не сердился. - Во всяком случае, ничего настолько крупного, что нам стоило бы обеспокоиться. Я слежу за этим. Я не настолько уж бесполезен, как может тебе показаться. Валин покраснел. Неужели Тень все-таки услышал его недавние мысли? Но потом Валин вспомнил прошлую ночь.., и произнес слова, которых вроде бы и не собирался говорить. - А вдруг такая тварь умеет маскировать свое сознание? - возразил юноша. - Та, вчерашняя зверюга умела - во всяком случае, ты ее не заметил до тех самых пор, пока лошади не пришел конец. - Я тогда не следил, что творится вокруг! - немедленно возмутился Меро и сердито взглянул на кузена. - А теперь слежу! - А тебе хочется рисковать жизнью и на своей шкуре проверять, может такая зверюга маскироваться или нет? - после короткой паузы отозвался Валин. - Извини, Меро, но вот мне что-то не хочется. Сейчас мне вообще почему-то не хочется рисковать жизнью. Повисла тишина. Валин оглянулся еще раз и увидел, что Меро снова повесил голову. Потом все-таки послышался тихий голос: - Мне тоже не хочется. Валин проверил колчан со стрелами, потом попробовал, не ослабела ли тетива. - Ну так будем оба делать все, что в наших силах, - мягко произнес он. Валину было неловко, что он затеял такой скользкий разговор, хоть он и был нужен. - И постараемся как можно быстрее найти эту девушку, потому что она явно круче нас обоих, вместе взятых! С этими словами Валин слабо усмехнулся и, почувствовав себя немного лучше, повернулся и двинулся по следу. *** Шана насторожилась и схватила лежавший рядом арбалет. Знобящий страх пробежал по ее телу, словно ледяная молния. Девушка принялась взглядом и мыслями обшаривать темноту, сомкнувшуюся за пределами освещенного круга. Кто-то притаился в темноте и оттуда следил за ними. Еще секунду назад этого кого-то здесь не было... Или он до сих пор маскировал свое присутствие. А это означало, что здесь задействована магия, причем такая, какой владели лишь эльфийские лорды и полукровки. Люди могли скрывать свои мысли, если были наделены магической силой или если на них был надет ошейник, но скрыть чье-либо присутствие было под силу лишь эльфийской магии. Величайшие волшебники древности способны были даже скрыть предательский шум", возникающий при использовании магии. Для эльфов же такие вещи были в порядке вещей, только они редко утруждали себя подобной возней. А это означало, что к костру подобрался то ли эльф, то ли самый сильный из известных Шане волшебников. Стоп! Шану пробрал озноб, и она еще крепче стиснула ложе арбалета. Неизвестный маскировал присутствие двоих существ. Да, там их было двое. Один из них шелохнулся, и до Шаны долетел резковатый запах потревоженной влажной листвы. Прежде, чем Шана успела возвести мысленный барьер, в сознании у нее зазвучал нерешительный голос: Да, нас тут двое. Мы ищем вас. Нам очень нужна ваша помощь". Голос звучал и нерешительно, и неуверенно, словно говоривший не привык общаться подобным образом. Впрочем, это не уменьшило страха Шаны. Девушка по-прежнему оставалась начеку. А вдруг какой-нибудь эльфийский лорд решил использовать для своих целей полукровку или человека с магическими способностями? Шана никогда не сталкивалась с подобными случаями, но это еще не значило, что такого не могло произойти. В конце концов, в старинных записях упоминалось о подобных подозрениях. Неужели худший из ее страхов обернулся правдой? - Подойдите сюда, так, чтобы я могла вас видеть! - произнесла она вслух. Шана, один из них... - начал было Кеман. И тут в круг света нетвердой походкой вступили две тени. В свете костра стали видны темные волосы, слегка заостренные уши и зеленые глаза одного из неизвестных. А вот у второго обнаружились белокурые волосы, острые уши, резковатые черты лица, алебастрово-белая кожа и зеленые глаза. ...эльфийский лорд , - закончил все-таки Кеман. Правда, это было громко сказано: эльф сейчас ну никак не походил на лорда. Мокрые спутанные волосы прядями падали на лицо и довершали работу пляшущих теней - рассмотреть его толком было невозможно. Оба незнакомца выглядели прескверно: мокрые до нитки, грязные, уставшие, одежда изорвана, а лица бледны от холода. Шана посмотрела в глаза полукровке и поняла, что может ему посочувствовать: во взгляде юноши светилась надежда на грани отчаяния. Это мой друг и двоюродный брат , - с вызовом поправил Кемана полукровка. Он шагнул вперед, встал между юным эльфом и Шаной и заговорил вслух: - Мы с Валином пришли искать помощи. Он спасал меня столько раз, что я давно потерял этому счет. Он не такой, как остальные лорды. И сейчас ему грозит такая же опасность, как и нам всем. А может, даже большая. Любопытная история - если, конечно, это правда , - Шана подняла свой арбалет так, чтобы он смотрел в грудь полукровке. С такого расстояния арбалетная стрела, подкрепленная магией Шаны, просто прошила бы обоих чужаков навылет. Оба юноши слегка попятились. Шана смерила их откровенно недоброжелательным взглядом. - А может, он просто использует тебя, чтобы отыскать волшебников? - сказала она. Шана решила немного потянуть время и дать Кеману возможность приготовиться к быстрой смене облика - вдруг понадобится. - Вы взялись неизвестно откуда. А я знаю, что за мной сейчас гонятся эльфы. Ты мне говоришь, что я должна помочь вам, потому что вы, дескать, в опасности. А мне это здорово напоминает ловушку. Пока что я не вижу никаких оснований верить вам. Он преспокойно может держать тебя под контролем. Реакция полукровки на эти слова несколько удивила Шану: юноша выругался, сорвал с себя ошейник и швырнул его на землю. - Смотри! - яростно воскликнул он. - Это тебя убедит? Проклятие! Мы замерзли и вымотались, мы голодны, мы в такой же опасности, как и вы, - и мы беспомощны! - И все это можно изобразить нарочно, - холодно отозвалась Шана. - А он может контролировать тебя и другими способами помимо ошейника. Ошейники - это всего лишь самый подходящий предмет для запечатления принуждающих заклинаний. Эльфийский лорд - как там его, Валин? - шагнул вперед из-за спины своего спутника. Впрочем, лицо его по-прежнему осталось в тени. - Похоже, ты неплохо в этом разбираешься, - тихо сказал он. - Но Меро говорит, что ты намного сильнее его. Почему бы тебе тогда просто не заглянуть в его мысли и не убедиться, что он не лжет? О Предки, если уж на то пошло, ты можешь прочесть и мои мысли! На здоровье! Вот тут Шана действительно удивилась. Девушка оглянулась на Кемана. Тот лишь пожал плечами. - Я могу присмотреть за ними, если тебя это беспокоит, - сказал он. - Как бы хороши они ни были, со мной им не справиться. Шана несколько усомнилась в том, что Кеману и вправду под силу справиться с двумя противниками сразу, но оставила свои сомнения при себе. В конце концов, Кеман провел несколько месяцев среди эльфов и видел, на что они способны. Если он считает, что может остановить сильного эльфийского мага, то, возможно, у него действительно есть основания так думать. А может, и нет. Трудно было сказать точно. Но ситуация превратилась в патовую: они не могли довериться чужакам, но и прогнать их тоже не могли. Шана неохотно кивнула. - Ладно, - сказала она и опустила арбалет, потом добавила, уже для Кемана: Надеюсь, я не совершаю непоправимой ошибки. И надеюсь, что ты не хвастаешься . Шана опустила веки... Мгновение спустя она открыла глаза и заулыбалась. - Проходите и садитесь к костру, - сказала девушка. Юноши заметно расслабились - сперва Меро, а потом и его двоюродный брат. - Нам предстоит долгий разговор. Меро неуверенно улыбнулся в ответ и шагнул в сторону, пропуская брата вперед. Валин откинул мокрые волосы с лица и тоже улыбнулся Шане. И только теперь она по-настоящему его рассмотрела. Девушка вспыхнула, уставилась на юного эльфа, а потом быстро отвела взгляд. Даже сейчас - насквозь мокрый, грязный и усталый - он показался Шане самым прекрасным существом, какого она только видела за свою жизнь... И она понятия не имела, что же с этим делать. Глава 19 Мы узнаем о местонахождении эльфов по их ауре, по звучанию их магии. А о местонахождении их рабов-людей мы узнаем по специфической мысленной пустоте, создаваемой их ошейниками . Это была дословная цитата из дневника Каламадеа. Неважно, где именно они находятся, неважно, насколько они опытны и сильны, - этих двух предательских подробностей они скрыть не могут . За последнюю пару дней Шане не раз уже выпадала возможность проверить точность дневниковых записей. Дракон-волшебник был безукоризненно точен. Действительно, как бы эльфийские лорды ни старались скрыть свое местонахождение, это слабое гудение магии, слышимое лишь для другого мага и напоминавшее отдаленное гудение улья, все равно пробивалось сквозь щит. Взгляд Шаны был устремлен на маленький костер. Но на самом деле девушка смотрела не на языки огня, а сквозь них. Она обшаривала уже пройденную территорию, выискивая присутствие магии. Один отряд... Два... Огонь и Дождь! За ними шли три отряда охотников! Что за осиное гнездо она разворошила? А может, рвение охотников связано не с освобожденными детьми, а с нынешними спутниками Кемана и Шаны? Девушка прилагала все усилия, стараясь не смотреть на безукоризненно совершенное лицо Валина, но у нее ничего не получалось. С того момента, как Валин присоединился к ним, прошло уже много дней. Точнее говоря, счет пошел уже на недели. И все же в его присутствии Шана до сих пор чувствовала себя как-то.., странно. Девушка не понимала, что происходит. И ей это не нравилось. И в то же время нравилось. Огонь и Дождь, я уже совсем запуталась! Дело было даже не в невероятной красоте Валина. Шана повидала много красивых эльфов. На самом деле все эльфы были достаточно красивы, чтобы большинство людей могли лишь позавидовать им в этом отношении. Кроме того, Шана была знакома и с полукровками, выглядевшими не хуже эльфийских лордов. Да взять хоть того же Зеда. Большинство мужчин-полукровок были так хороши собой, чтобы вскружить голову любой женщине... В общем, с того самого момента, как Шана попала в плен, вокруг нее всегда было полно привлекательных молодых мужчин. И ни один из них не произвел на нее ни малейшего впечатления. Так почему же при виде Валина ей становилось настолько не по себе? Каждый раз, когда Шана смотрела на него, ее охватывала странная застенчивость. При этом она чувствовала каждый обращенный на нее взгляд Валина - на нее словно падали лучи двух маленьких солнц. Шане отчаянно хотелось как-нибудь порадовать Валина, сделать так, чтобы он гордился ею. И все это началось с той самой ночи, когда Валин и Меро вышли к их костру. Когда Валин смотрел на Шану, девушку одновременно бросало и в жар, и в холод. Когда он заговаривал с ней, Шана тут же теряла нить разговора. По сравнению с Валином его двоюродный брат, Меро, действительно был не более чем тенью - вот уж удачное прозвище. Днем Шана при малейшей возможности смотрела на Валина, а по ночам видела его во сне. Чем дальше они забирались в дикие земли, тем сильнее становились чувства Шаны. Но при этом девушка смертельно боялась сказать о них Валину, как будто эти слова могли уничтожить сны, кружившие ее каждую ночь. А может, так оно и было. Пока Валин держался в стороне, Шана могла предаваться грезам, сколько ее душе угодно. Но если она скажет ему о своих чувствах, Валину придется что-то ей ответить, - и этот ответ будет означать, что в их отношениях что-то изменится. Неизвестно, в какую сторону, но изменится. Шана даже не знала, какими сейчас были их отношения.., если тут вообще можно было говорить о каких-то отношениях. Валин разговаривал с Кеманом и своим братом, а Шана грустно смотрела сквозь пламя костра на его безукоризненный профиль. Речь Валина, как и все его манеры, была мягкой и учтивой, а в голосе звучала музыка, - как будто несколько человеческих голосов вели песню. Если она признается Валину в своих чувствах, он либо посмеется над ней, либо отнесется к этому серьезно. В любом случае грезам придет конец. А Шане хотелось еще немного помечтать, представить себе, как могли бы развиваться их отношения... Нет, Шане совершенно не хотелось возвращаться к реальности. В конце концов, с чего она взяла, что утонченный эльфийский лорд может найти ее привлекательной? Он наверняка мечтает о какой-нибудь эльфийской леди вроде тех, за которыми подсматривала Шана. Наверняка волосы той, кого он видит в грезах, подобны не огненной осенней листве, а шелку и солнечному свету. Да одних лишь манер Шаны хватило бы, чтобы оттолкнуть его, если бы они сейчас не находились в такой отчаянной ситуации. А ее речь?! Она всегда говорила просто и грубо. Шана была достаточно крепкой, чтобы пересечь пустыню в одиночку. Нежная эльфийская дева скорее всего упала бы в обморок при одной мысли о подобном путешествии - а еще эльфийские леди никогда и ни о чем не говорили просто. Шана знала это - она достаточно долго наблюдала за жизнью эльфийских леди, причем их собственными глазами. Они постоянно вели сложные игры, полные намеков и обмана, отличаясь при этом от своих лордов лишь тем, что вкладывали в эти игры меньше магической силы. Но если уж на то пошло, почему при всех их различиях Валин не может найти ее привлекательной? Вдруг ему надоела застенчивость и притворная невинность эльфийских дев? Вдруг ему понравится смелость и предприимчивость Шаны? Может, он устал от ледяного совершенства эльфийских женщин. В конце концов, долгие взгляды, которые Валин устремлял на Шану, вполне могли свидетельствовать о его неравнодушии. Может, это и есть любовь? Все познания Шаны в этом вопросе исчерпывались редкими упоминаниями, встреченными в архивах Цитадели, да в книгах, по которым они с Кеманом учили эльфийский язык. Правда, в книгах о любви" говорилось мало - это чувство не играло особой роли в эльфийских браках. Эльфы редко позволяли себе влюбиться и еще реже действовали, исходя из этого чувства. Запутанные ходы эльфийской политики обычно не оставляли места для любви. Что же касается архивов - ну да, там в изобилии хранились романсы и баллады, но Шана чаще всего просто пропускала их, уделяя все внимание историческим трудам. Ей нужны были тогда факты, а не вымыслы; она искала силу, а не развлечения. А сейчас Шана жалела, что не прочитала хоть несколько таких баллад. Теперь ей оставалось лишь незаметно смотреть на Валина, мучиться сомнениями и предаваться грезам. Нет, на самом деле она не позволяла этим переживаниям всецело завладеть ее вниманием. Лорд Чейнар и его отряды все еще продолжали охотиться за беглецами, и Шане с Кеманом приходилось путать следы и уходить все дальше в глушь. А когда выдавалась свободная минута, Шана учила Меро пользоваться своими силами. То есть пыталась учить. Все-таки присутствие Валина сильно отвлекало ее - а Тень, хоть и сам был довольно хорош, кажется, обижался, что Шана так восхищается его двоюродным братом. Возможно, он просто ревновал. Шана точно не знала. Во всяком случае, Меро хотел, чтобы Шана учила его, но при этом вел себя так, словно не верил ни единому ее слову. Какова бы ни была причина, но каждый раз, когда Шана пыталась что-нибудь ему показать, Тень смотрел на нее так, словно подозревал, что она что-то от него скрывает. А когда Шана указывала ему на ошибки, Меро тут же ощетинивался и всем своим видом выказывал готовность обороняться. Обычно Шана лишь жалела его - нелегко ведь жить в тени такой яркой личности, как Валин. Но понемногу такое отношение со стороны Меро начало утомлять ее. Шане очень хотелось, чтобы Тень решил наконец, чего же он, собственно, желает. Когда полукровка принимался бросать на нее косые взгляды из-под непокорной темной челки, Шане становилось не по себе. Каждый раз, когда Шана говорила что-нибудь хорошее Валину или краем глаза следила за эльфийским лордом, Меро смотрел на нее, словно беспокойный ястреб. Шане это все ужасно надоело. Взаимоотношения внутри их маленькой группы, поначалу довольно неплохие, теперь принялись стремительно портиться. Отстраненность Валина, настороженность Тени, отвратительная дождливая погода, погоня, неустанно идущая за ними по пятам, - все это доводило Шану до такого состояния, что она временами готова была велеть этим двоим оставить ее и Кемана в покое. Пусть идут куда хотят. Но это значило, что она никогда больше не увидит Валина. Даже если они смогут оторваться от погони, ему некуда будет идти. Он может и не пытаться добраться до Цитадели. Даже если Валин и сможет отыскать ее, ему никогда туда не войти. Возможно, волшебники вообще убьют его сразу же, как только увидят. Шана сидела, смотрела на огонь и думала, что же делать дальше. Ответа на этот вопрос у нее не было. Валин смотрел на дышащие жаром угли в центре костра - первого, который беглецы развели за последние три дня. До этого у них не было то подходящего места, где костер можно было бы укрыть от чужих глаз, то достаточно сухого топлива - а от сырых дров в небо тут же поднялся бы предательский столб дыма. Конечно, Валин мог бы воспользоваться магией, чтобы согреть их всех, но магия тоже оставила бы след, и для иных глаз он был бы заметнее сигнального костра. Лучше уж померзнуть, чем заполучить лорда Чейнара себе на голову. Но сегодня вечером беглецы обнаружили нагромождение скал, и в нем - удобную расщелину, которую можно было закрыть сверху лапником. А поблизости нашлось упавшее дерево, под которым сохранилось достаточно сухих ветвей, чтобы можно было развести костер и поддерживать его до захода солнца. А когда стемнело, уже можно было понемногу подбавлять и сырые дрова - тонкая струйка дыма теперь не имела особого значения. Костер означал, что сегодня у них на ужин будут не корни и сырая рыба, как последние три дня, а жареное мясо. Уже одно это должно было внушить беглецам ощущение довольства, но почему-то не внушило. Сейчас все четверо сгрудились вокруг костра, словно истосковавшись по теплу. Но при этом они не смотрели друг на друга и старались друг к другу не прикасаться. Невидимые течения, потоки чувств рвали беглецов в разные стороны и грозили разметать маленький отряд прежде, чем его члены притрутся друг к другу и смогут действовать согласованно. Валин, например, отлично знал, как относится к нему Шана. Как же тут не знать? Он, конечно, не умел читать мысли, но ее влюбленность была заметна невооруженным глазом. Валин уже не впервые становился объектом воздыхания юной девушки - и зачастую их тянуло к нему отнюдь не из одних лишь соображений престижа. Не одна наложница искренне любила его - или, по крайней мере, была уверена, что любит. По крайней мере, страстно его желала. Но эта влюбленность была очень опасна. На свой лад Шана была весьма красива. Чересчур яркая, на вкус Валина, - а вот Диран сразу же ухватился бы за такую женщину и ввел ее в свой гарем... В чем и заключалась главная проблема. Однажды Диран уже ввел в свой гарем очень похожую женщину. Мать Шаны, Серину. Валин не помнил ни самой Серины, ни той суматохи, которая поднялась в гареме после ее побега, но в детстве он не раз слыхал об этом. Серина превратилась в своеобразную легенду, и в этой легенде Валину чудилось нечто притягательное, хоть он и не знал, что толкнуло молодую женщину на побег. Уже потом Валин узнал правду от матери Меро: Серина носила ребенка-полукровку, и кто-то донес Дирану о ее состоянии. Поступил приказ убить ее, но Серина вовремя узнала об этом и бежала. Предполагалось, что она погибла в пустыне. Теперь же, выслушав рассказ Шаны и Кемана и сопоставив это с тем, что он знал о Серине Даэт, Валин ни капли не сомневался в том, кто был матерью Шаны. За последние шестнадцать-семнадцать лет был зафиксирован один-единственный случай побега беременной наложницы. Добавим к этому тот факт, что лишь поразительно красивая женщина - причем именно того типа красоты, каким наделена была Серина Даэт, - могла произвести на свет такую дочь, как Шана. Учесть еще, что Шану сразу после рождения забрала к себе драконица, - и вывод напрашивался сам собой. Шана - его единокровная сестра. А это означает, что, даже если сам Валин и влюбится в нее, никакая связь между ними невозможна. И никакой дракон не заставит его изменить своего мнения. Кстати, о драконах. Нет, даже Кеман не сможет его переубедить. Правда, Валину не казалось, что Кеман захочет его переубеждать, - но кто знает, что может взбрести в голову дракону? Валин, по крайней мере, не знал, хоть уже и провел много дней в его обществе. Он бы никогда не понял, что Кеман - не обычный полукровка, если бы Шана и ее названый брат" не решили рассказать своим новым товарищам правду. Ну да, какие-то смутные подозрения у него мелькали, потому что Кеман всегда исчезал после захода солнца и некоторое время отсутствовал. Валин пытался проследить за ним, но Кеман всегда ускользал. Потом Шана застукала его за этим выслеживанием. Тогда-то они и решили объяснить, что, собственно, происходит, чтобы Кеман мог спокойно отправляться на охоту и никто не крался за ним по пятам. Они решили, что проще всего будет позволить Валину собственными глазами взглянуть на одного из легендарных драконов. Прежде чем Кеман сменил облик, они с Шаной рассказали Валину, что на самом деле приемная мать Шаны - драконица. Сперва Валин подумал, что Шана и Кеман зачем-то пытаются одурачить его. Но потом Кеман все-таки доказал, что драконы существуют, и доказательство это было неопровержимым. Когда Кеман впервые сменил облик при них, Валин был глубоко потрясен и решил, что либо он все-таки заболел и теперь бредит, либо Шана и Кеман достигли невиданных высот в творении иллюзий. Но Валин был так же здоров, как всегда, а Кеман был совершенно материален. Его можно было потрогать и убедиться - это не иллюзия. Теперь Валин понимал, почему Кеман и Шана пока что не могут вернуться в убежище волшебников - по крайней мере, не могут до тех пор, пока Кеман не научится скрывать ту часть своих мыслей, которая может выдать его истинную природу. Это в некотором смысле ставило его на одну доску с Валином - он тоже не мог сунуться к волшебникам. По крайней мере, до тех пор, пока не научится подражать их магии и пока не отыщет способ создать себе устойчивую личину полукровки. А те члены их маленького отряда, которые и вправду являются полукровками, слишком преданы своим братьям. Шана никогда не бросит Кемана, а Меро - Валина. А значит, им и дальше придется сидеть в этой глуши - а здесь Кеман и Шана имели значительные преимущества перед Валином и Меро. Они знали, как выжить здесь, и не просто выжить, а вполне неплохо устроиться. А они с Меро если и не были полностью беспомощны, то уж точно безнадежно уступали Кеману и Шане. Ну да, им приходилось охотиться или разбивать походную стоянку, но все это происходило на территории поместья, в довольно ухоженном лесу. Там им постоянно прислуживало не менее десятка рабов, и, в общем, такие стоянки немногим уступали по комфорту дому. Что же касается их шансов самостоятельно выжить в здешней глуши, то они, по мнению Валина, были не слишком высоки. Если они расстанутся с Шаной и Кеманом, им с Меро останется только сесть и ждать, пока их не утащит какая-нибудь из здешних тварей. Именно Шана находила большую часть еды, особенно корни и прочие подобные вещи. Она, конечно, учила Тень, как использовать его магию, чтобы выследить какое-нибудь из странных животных, обитающих в здешних лесах, но Валину не казалось, что его брат уже приобрел достаточные навыки. В последний раз он упустил даже однорога и никогда не мог вовремя обнаружить хищника, засевшего на дереве. В костре потрескивали дрова. Валин подбросил в огонь еще один чурбачок и принялся следить, как пламя пожирает кору. Если Шане взбредет в голову бросить их - а она вполне может именно так и поступить, если Валин отвергнет ее, - вряд ли они с Меро долго протянут в этой глуши. Кроме того, Кеман, принимая драконий облик, не раз отпугивал хищников, которых ни Валин, ни Меро не могли ни увидеть, ни учуять каким-либо способом. Шана пару раз собирала небольшие табуны однорогов и пускала их по следам беглецов, чтобы сбить преследователей с толку. Чаще всего именно Шана и Кеман выслеживали и убивали добычу, которая шла в пищу всем четверым. Единственный же вклад, который могли внести в общее дело Валин и Меро, сводился к разжиганию костра и сооружению временных укрытий. Валин вздохнул, глядя, как пламя постепенно угасает и превращается в рдеющие угли. Проблема заключалась еще и в том, что лично он охотно делил бы постель с этой девушкой до тех самых пор, пока ее влюбленность не угасла бы - если бы только Шана не была его сестрой. К несчастью, Валин не мог доказать их родство. Он был абсолютно в этом уверен - но даже если Шана и вправду дочь Серины, это еще не доказывает, что ее отцом был именно Диран! А даже если он все-таки сумеет доказать это и девушка ему поверит, Валин не был уверен, что это будет иметь для Шаны особое значение. Ему часто казалось, что она даже не подозревает о многих понятиях, которые для него были основополагающими, и Валин предполагал, что даже, если бы Шана и ознакомилась с этими понятиями, она вряд ли пожелала бы с ними считаться. Что же касалось Валина, то одной мысли о возможности лечь в постель с собственной сестрой хватало, чтобы юношу бросило в дрожь. Довольно и того, что такие вещи действительно случались на заре существования эльфийских поселений в этом мире. Валин всерьез подозревал, что именно это было причиной нынешней низкой рождаемости. Несомненно одно: тогдашние браки между родственниками стали настоящим кошмаром для потомков первопоселенцев и источником стольких неприятностей, что любого ныне живущего эльфа при одной лишь мысли об инцесте охватывало глубокое отвращение. Так что у Шаны не было ни малейшей возможности получить от Валина то, чего она желала, - и это в перспективе грозило новыми неприятностями помимо уже имеющихся. Тень уже устал от ее отношения - Шана совершенно пренебрегала его обучением. Она уже не раз грозилась бросить их, причем по совершенно ничтожным поводам. Похоже, единственный способ удержать Шану - это связать ее какими-то узами, которые она не захочет разрывать. Но что это могут быть за узы? Дружбы здесь явно недостаточно; это должно быть нечто более крепкое и сопряженное с определенными формальностями. Если бы только существовала возможность включить Шану в семью и внушить ей, что они необходимы друг Другу! Валин чувствовал, что девушка действительно нуждается в семье. Именно ощущение одиночества было одной из причин, заставлявших Шану чувствовать себя несчастной и сделавших ее увлечение таким пылким. В конце концов, у нее ведь не было никого, кроме Кемана. Шана ведь так и не привязалась по-настоящему ни к кому из волшебников. Нужно как-то дать Шане понять, что он, Валин, много думает о ней и очень хочет, чтобы всех их что-то связывало - хоть он в нее нисколько и не влюблен. Смысла побратимства или кровной клятвы Шана не понимала. Да Валин и сам не хотел предпринимать необратимых шагов. Ну почему она не влюбилась в Тень?! Вроде бы она довольно хорошо относилась к Меро и при этом нравилась ему. По крайней мере, так он сказал. Но девушка заставляла его нервничать и, похоже, сама часто начинала нервничать в его присутствии. Если Шана и Тень как следует узнают друг друга, между ними вполне может возникнуть влечение. Тогда девушке и в голову не придет бросить их. Но как, как убедить ее остаться? И тут Валину пришло в голову нужное слово. Помолвка. У драконов существовало нечто подобное, и это будет понятно Шане. Если Валин добьется, чтобы Шана и Тень обручились, Шана тем самым станет родственницей Валина и будет защищать его. Это очень неплохое соглашение - куда лучше, чем большинство эльфийских браков, поскольку Шана знает Тень и испытывает к нему определенную привязанность. Надо представить ей это как клановый союз. Раз Шана наблюдала за эльфийскими лордами, она должна понять, что это такое. Если она согласится, возможно, она постепенно даже перенесет свою влюбленность на Тень. По крайней мере, тогда она уж точно как следует займется его обучением - и будет меньше отвлекаться на Валина. И тогда она уже не сможет просто бросить их и уйти. Валин был чрезвычайно доволен собою: ему удалось найти простое и элегантное решение. А эльфийское воспитание заставило его гордиться еще и тем, что найденный выход никак не затрагивал лично его. В конце концов, Шане ведь действительно нравится Тень - она сама не раз об этом говорила. Если она заключит с Тенью помолвку и если Меро пустит в ход все свое очарование, вполне возможно, что девушка не просто перенесет на него свою влюбленность, но что эти чувства станут более глубокими. Если уж Меро мог очаровать половину опытных и искушенных обитательниц гарема, он определенно сумеет очаровать и неопытную юную девушку. Валин вздохнул, расслабился и почувствовал, как отступает напряжение. Юноша заметил, что Шана смотрит на него сквозь пламя костра. Валин улыбнулся ей, и девушка улыбнулась в ответ. Да, я думаю, это должно сработать, - подумал Валин. - Определенно должно. Завтра я с ней поговорю . Шана не была уверена, что точно расслышала слова Валина. Когда они остановились отдохнуть, Валин отозвал ее в сторону, к ручью, где шум воды заглушал их голоса. Девушка никак не ожидала услышать что-либо подобное. У них сейчас хватало других забот. Чейнар и его ищейки, похоже, вычислили, где находятся беглецы. Теперь Чейнар шел за ними по пятам, а еще два отряда заходили с разных сторон. А беглецам не попадалось на пути никаких укрытий. Им предстояло проделать долгий путь по бездорожью, прежде чем появится возможность сдвоить следы, а потом рискнуть и попытаться прорваться мимо Чейнара. Кстати, а не занесет ли их так в имение какого-нибудь другого лорда? Шана представляла себе, где они сейчас находятся, но лишь смутно. Теперь они двигались практически наугад. Когда они только начинали путь, Шана была полностью уверена в своих способностях и чувствовала себя в безопасности. Теперь же ее уверенность была поколеблена. Погода по-прежнему была плохой, но сегодня выдался довольно приятный денек. Беглецам предстояло решить, где они могут пока что обосноваться. О возвращении в Цитадель сейчас не могло идти и речи. Так что Шана ожидала какого угодно разговора, но только не того, который завязался на самом деле. - Чего-чего ты хочешь? - недоверчиво переспросила девушка. - Чтобы я заключила помолвку? С кем - с Меро? - Шана заправила волосы за уши и уставилась на Валина. Валин уселся на выступающие корни, прислонился к стволу огромной ивы и указал на соседний корень - так спокойно, словно они располагали неограниченным запасом времени. Он напустил на себя вид терпеливого старика - Шана не раз видела это выражение на лицах волшебников, пытавшихся обходиться с ней, как с ребенком. Девушка не обратила внимания на жест Валина и осталась стоять, открыв от удивления рот. Шана была так поражена, что просто забыла его закрыть. - Сядь, пожалуйста, - попросил Валин и улыбнулся, пустив в ход все свое обаяние. - Если мне придется смотреть на тебя снизу вверх, я же себе шею сверну. Шана уселась на корень - точнее, присела, словно ястреб, готовый при малейшем признаке тревоги взмыть вверх. Девушка явно чувствовала себя, как этот самый ястреб. - Я думаю, Шана, что вам с Меро стоит заключить помолвку, - убежденно произнес Валин, немного подавшись вперед. - Можешь назвать это клановым союзом - ты ведь знаешь, что это означает. Конечно, мы уже слишком взрослые, чтобы верить во всякие романтические баллады, но мы знаем, что союзы действительно важны для достижения поставленной цели. Такой союз может иметь огромное значение, причем не только для нас четверых, а для всех людей и полукровок. Ну посмотри сама: Меро хорошо знает эльфов - он ведь прожил жизнь в самой гуще одного из кланов, причем все это время его магические способности не были заглушены. Он может оказаться очень полезен, причем не только для полукровок Цитадели. Он может помочь полукровкам и людям с магическими способностями, если те выступят против эльфийских лордов. - А как же ты? - к Шане наконец-то вернулся дар речи. Девушка тоже подалась вперед, но Валин при этом движении тут же постарался незаметно отодвинуться. - Ты можешь быть точно так же полезен. А может, даже больше! Ты ведь - эльфийский лорд... - И именно поэтому твои волшебники никогда не примут меня самого по себе, - отозвался Валин и слегка нахмурился. Ему очень хотелось объяснить Шане важность своей идеи. - Но если вы с Тенью будете обручены.., ну, мы ведь с Тенью двоюродные братья. Это уже кровные узы. Такую связь твои волшебники могут понять и принять. - Да, если предположить, что они дадут тебе возможность хоть что-нибудь объяснить! - отрезала Шана. Валин уверенно встряхнул головой. - Не беспокойся - дадут. Они меня выслушают. Но только я полагаю, что, если волшебники не будут знать о моих кровных узах, они просто не смогут мне поверить.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Нортон Андрэ. Книга :Эльфийская дилогия 1-2
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом