Эльфийская дилогия 1-2, Нортон Андрэ, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2


скачать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2 можно отсюда

я на них плавал, - заверил ее Лоррин. - А как они выглядят - это неважно. Не забывай, я ведь умею пользоваться магией. Я ее так замаскирую... Он осекся. Мире ехидно усмехнулась. - Вот именно. Чтобы твоя магия сообщила о тебе любому, кто способен ее почуять? Лоррин смущенно потупился. - Ну, в общем, нет, лодки не очень приметные... - пробормотал он. Рена помнила эти лодки: Лоррин однажды взял ее покататься, и они провели славный, длинный, ленивый день на реке. Ей четко запомнилось все до мельчайших подробностей, как бывало каждый раз, когда Рене удавалось вырваться из будуара. - По другую сторону пристани должны стоять большие лодки, которыми пользуются рабы, - сказала девушка, прикрыв глаза, чтобы лучше вспомнить. - А если их там не окажется - что ж, выберем самую простую. Я могу сделать ее попроще - заставить краску потемнеть, к примеру - с помощью своей магии. Она такая слабая, что вряд ли ее кто-то почувствует. А резные украшения можно сбить топориком - они ведь просто приколочены сверху. Мире уставилась на Рену с немалым изумлением: видимо, она предполагала, что девушка только будет обузой. - Можно попробовать, - коротко ответила служанка. - До драконов все равно не так уж и далеко. А драконы с радостью примут вас к себе и укроют. Главное - убраться с земель лорда Тилара. Мире снова вгляделась в дождь. - Пошли! - сказала она, махнув рукой, и выскочила из-под кустов под ливень. Пристань была на месте и лодки тоже, включая те, с которых рабы ловили рыбу к хозяйскому столу. Лоррин с Реной развязали жесткие, разбухшие от воды канаты, которыми была привязана одна из лодок за нос и корму. Мире, стоявшая на середине лодки, оттолкнулась от причала длинным шестом, повинуясь указаниям Лоррина. Весла в лодке тоже имелись, но из-за ливня течение стало такое сильное, что в них нужды не было. Поток тотчас подхватил легкую лодку. Лоррин сел к рулю, вывел лодку на стремнину, и их все быстрее понесло вперед. Интересно, далеко ли до границ отцовских земель? - озабоченно думала Рена, вычерпывая набравшуюся в лодку воду парусиновым ведерком и выплескивая ее за борт. Мало того, что сверху лило, - лодка, как оказалось, текла по всем швам, так что Рене и Мире приходилось трудиться изо всех сил. - Скоро ли членам Совета сообщат, что Лоррин исчез? И что они будут делать, когда узнают об этом? Вернутся в Совет и доложат или... Других вариантов Рена придумать не могла. Она сейчас вообще плохо соображала... - Вон они! - разнеслось над рекой. Рена испуганно вскинула голову и посмотрела в сторону берега сквозь короткую прядь мокрых волос. Всадники. Одни только эльфы. В полных доспехах. Один из эльфов указывал на них. Рена содрогнулась - и отнюдь не от холода. Лоррин выругался. - Они знают, что это мы! Они опознали нас с помощью магии. А хватит ли у них магии, чтобы схватить беглецов - или убить их на месте? Мире лихорадочно озиралась, словно бы в поисках оружия или других средств к спасению. - Можешь ты заставить эту штуку двигаться быстрее? - крикнула она, перекрывая шум ливня и раскаты грома. Конечно, может! Его магия... - Лоррин, давай! - воскликнула Рена. - Скрываться больше нет смысла, они нас уже узнали. Скорей! Лоррин откинул со лба мокрые волосы, бросил руль и вскинул руки. Всадники на берегу замельтешили и отъехали подальше, явно опасаясь нападения. Должно быть, это отцовские вассалы, а то давно бы уже напали... - Держитесь! - крикнул Лоррин. Рена мгновенно послушалась: она знала, что брат зря предупреждать не станет. А Мире не успела: она все еще искала какое-нибудь оружие. Треск, вспышка - и лодка рванулась вперед так внезапно, что Рена упала на дно. Если бы она не схватилась за борта обеими руками, то полетела бы в воду. Как Мире. Рена разжала руку и попыталась ухватить служанку за одежду, но поздно. Лицо девушки мелькнуло позади, на волнах, и исчезло за пеленой дождя. Лодка мчалась вперед вдвое быстрее скачущей лошади. - Стой! - крикнула Рена брату. - Мире потеряли! Лоррин только уныло покачал головой, все еще держа руки над головой и морщась от напряжения. - Не могу! - ответил он. - Но заклятие будет действовать, пока не кончится! Рена оглянулась назад. Мире скрылась из виду, а эльфийские всадники превратились в крошечные точки на берегу. Мгновением позже исчезли и они, растаяв в серых потоках дождя. Лодка неслась все быстрее. Они остались одни. Сердце девушки сжалось от страха. *** Когда лодка замедлила ход, гроза осталась позади. Беглецы очутились в диких землях, не принадлежащих никому из эльфийских владык. Лоррин был серым от усталости, а у Рены разболелись руки - так крепко она цеплялась за борта. Река была полна коряг, и Лоррину несколько раз приходилось резко менять курс, чтобы избежать столкновения. В конце концов, когда действие заклятия кончилось, Лоррин, используя инерцию, вырулил к южному берегу. Они забросили свои мешки в прибрежные кусты и неуклюже выбрались из лодки на невысокий берег. Лоррин отпихнул лодку и отправил ее дальше по течению. Брат с сестрой смотрели ей вслед, пока лодка не скрылась из виду. - Если повезет, они не догадаются, где мы выбрались на берег, даже если найдут лодку, - сказал Лоррин, вскидывая мешок на плечи. - Так что, надеюсь, нам удастся оторваться от погони. Рена надела свой мешок, жалея, что в нем не осталось сухих вещей. Девушка промерзла до костей и даже дрожать перестала. Холод и страх сковали ее ледяным панцирем. - И куда же нам теперь идти? - робко спросила она, стараясь, чтобы это не звучало как обвинение. - Мире мы потеряли... Юноша вздохнул и посмотрел в сторону леса. - Ну, она говорила, что драконы живут недалеко. И вроде бы где-то на юге... Про юг Мире, кажется, ничего не говорила, но это было не так уж важно. На юг - так на юг: главное, уйти подальше от тех, кто будет их искать. Рена махнула рукой. - А ты можешь.., ты не чувствуешь, есть ли поблизости кто-нибудь? Кто-нибудь, кто может нас искать? Рене было страшно. Очень страшно. Позади - враги, вокруг - неизвестность, а проводница их потерялась, и вряд ли они когда-нибудь ее снова увидят. Что же делать? - Эльфы, в смысле? Пользоваться эльфийской магией, наверно, небезопасно, но есть еще такая людская штучка - подслушивание мыслей... Сейчас попробую. Лоррин закрыл глаза и стал напряженно прислушиваться. - Ничего не чувствую. Вокруг только животные. Так что мы, видимо, в безопасности - по крайней мере, на время. Наверно, ничего не случится, если мы найдем укрытие, разведем костер и обсушимся. Обсушиться... Согреться... Рена уже не смела надеяться, что им все-таки удастся спастись. Сейчас даже обычное тепло представлялось райским блаженством. - Тебе лучше пойти вперед, - сказала Рена. - Ты охотился, ты знаешь, что искать. И потом оружие тоже у тебя. Вспомнив об оружии, Лоррин проверил свой лук, убедился, что он бесполезен, и вытащил кинжал. Он вроде бы хотел что-то сказать, нахмурился, передумал и нырнул в подлесок. Лоррин никого поблизости не чувствует, - говорила Рена своему бешено стучащему сердцу. - Пока что мы в безопасности. Быть может, нам еще удастся спастись! Рена шла следом за братом, мечтая стряхнуть с плеч пропитанный водой тюк, мечтая, чтобы все это оказалось обычным кошмаром. Когда страх потихоньку схлынул, на смену ему явились другие неприятные ощущения. Живот сводило от голода, в плечи впивались лямки мешка... Сейчас даже брак с лордом Гилмором казался не такой уж ужасной перспективой. Гроза осталась позади, но небо все равно было пасмурным, и на оленью тропу, которую отыскал Лоррин, шлепались тяжелые капли с веток. Рена думала, что хуже быть уже не может, но каждый раз, как очередная ветка стряхивала поток воды ей за шиворот, девушка убеждалась, что настоящих неприятностей она еще не пробовала. Башмаки были ей великоваты, и, несмотря на то что Рена пододела несколько пар чулок, одну пятку она уже натерла. Пальцы совсем онемели. Ноги, непривычные к долгой ходьбе, тоже заболели, присоединившись к ноющим плечам. Вдобавок разболелась голова. Она так продрогла... Если бы можно было воспользоваться магией... А почему бы и нет, собственно? Моя магия такая слабая... Я только немного подсушусь и согреюсь. Никто и не заметит . Рена сконцентрировалась и принялась вытягивать воду из ткани, высушивая нитку за ниткой. Это было очень похоже на работу с цветами: медленно и кропотливо выводить воду оттуда, где ей быть не следует. Вытолкнув воду на поверхность одежды, Рена собирала ее в капли и позволяла стекать вниз. По крайней мере, сконцентрировавшись на магии, можно было на время забыть о ноющих плечах и ногах. И это помогло! Сперва ноги в башмаках, потом колени, потом все тело и, наконец, руки сделались сухими и теплыми. Рена переключилась на мешок, выталкивая воду за воображаемый барьер, который она создала у себя за спиной. По мере того, как мешок высыхал, нести его становилось все легче! - Рена! Ты что, колдуешь? - спросил вдруг Лоррин, нарушив ее сосредоточенность. Девушка не сразу решилась ответить. - Немножко, - призналась она наконец. - Мне было так холодно и мокро... Ой, я ничего страшного не натворила? Они что, нас заметили? Я... Глаза девушки расширились от страха. - Ничего, ничего! - поспешно успокоил ее Лоррин, отводя свободной рукой тяжелую ветку. - Даже я не мог понять, колдуешь ты или нет. Магия была очень слабая. Я просто ощутил ее и подумал, вдруг это они нас ищут. Но когда я тебя спросил, ощущение исчезло. - Ты нарушил мою сосредоточенность. Так что, должно быть, все, что ты чувствовал, исходило от меня, - с облегчением ответила Рена. - Слава Предкам! Мне было так холодно, и я подумала, что, если я выгоню воду из одежды, ничего страшного не случится. Тебе, наверно, тоже следует так сделать. - Не могу... - сказал Лоррин. Голос у него был очень несчастный. Рена ушам своим не поверила. - Как не можешь? - удивилась она. - Но.., но ведь та лодка чуть ли не летела! И раньше ты делал столько всякого... Как это ты... - Юношей не обучают мелкой магии - то есть тому, что считается мелкой магией", - печально сказал Лоррин. - Но, знаешь, когда промокнешь насквозь, эта магия кажется не такой уж и мелкой. Чего бы я только не дал за пару сухих носков! Рена рассмеялась - и сама удивилась, что способна смеяться. - Ну, в таком случае можешь дать мне поесть и найти место, где можно отдохнуть, а я позабочусь, чтобы твои носки и прочая одежда были сухими! Лоррин обернулся и посмотрел на сестру с веселым изумлением. - Вот как? Ну, в таком случае ты самый что ни на есть полезный спутник для беглеца, какого только можно пожелать! Даже лучше вооруженного воина, который сейчас был бы так же беспомощен, как и я, только злился бы куда больше. Рена знала, о чем думает брат, хотя он был слишком тактичен, чтобы высказать это вслух. Лоррин, как и Мире, был уверен, что от Рены будет больше помех, чем помощи: что-то вроде камня на шее, мешающего идти. Раньше Рене обиделась бы, узнав об этом, но сейчас ей было все равно. Ведь теперь Лоррин знает, что это не так. И я это тоже знаю". При этой мысли Рена повеселела - совсем чуть-чуть. *** Лоррин нашел убежище под корнями огромной поваленной ели. Слабая женская магия высушила его одежду и мешок, лук и тетиву. Слабая женская магия высушила охапку палой листвы, и теперь под нею можно было укрыться от сырости. Слабая женская магия отгоняла комаров, пока Лоррин проверял, нет ли поблизости эльфов или хищников. Каждое новое использование магии придавало Рене уверенности в себе. И вовсе она не бестолковая и не никчемная, что бы там ни говорил отец! Она способна разрешить кое-какие проблемы! Да, может, ей и не под силу заставить лодку нестись сломя голову, но зато она может не дать Лоррину простудиться и заболеть. Эльфы-то не болеют, а вот люди болеют постоянно, значит, наверно, и Лоррин тоже может болеть. Девушка сидела с ломтем хлеба в руке и медленно его жевала. Это был рабский хлеб, черный, сырой и тяжелый, совсем не похожий на белый пшеничный хлеб, который едят хозяева. Мире говорила, что это к лучшему, она уверяла, что в дороге рабский хлеб ценнее, потому что он питательнее и лучше набивает желудок. Может, она и была права: Рене потребовалось совсем немного этого хлеба, чтобы утихомирить бурчащий от голода желудок, и она доедала ломоть, который отрезал ей Лоррин, скорее из чувства долга. Мысль о своей бывшей рабыне заставила Рену виновато поморщиться. О Предки! Бедняжка Мире! Надеюсь, они ее не поймали. Ну, а если поймали - надеюсь, у нее хватило ума сказать, что мы принудили ее отправиться с нами . Уж, наверно, Мире, такая умная, такая изобретательная, найдет способ отговориться. Она ведь так ловко выпутывалась из всех затруднений... Ну и, разумеется, воины ее отца не стали бы возиться с какой-то рабыней - им ведь нужно было поймать двоих беглецов... Конечно, конечно... Лоррин наконец открыл глаза. - Никого не чувствую, кроме пары единорогов, - сказал он. - Единороги молодые, так что нам они не опасны, главное - держаться так, чтобы ветер дул от них в нашу сторону, а не наоборот. - Единороги? - переспросила Рена. Сердце у нее снова упало, несмотря на недавний прилив уверенности. Она наслушалась кошмарных историй о свирепости этих единорогих тварей, а сценка из их жизни в кабинете лорда Лайона только подкрепила ее страхи. - Но ведь говорят, что они чуют все живое за несколько миль? - Ветер-то от них в нашу сторону, - заверил ее Лоррин и широко зевнул. - А я... Он снова зевнул. Рена увидела, как он устал. Он, наверно, провел ночь без сна... И, наверно, эта ночь была не первой... - Лоррин! Мы ведь пока что в безопасности, верно? - спросила она. Лоррин подумал и кивнул. - Так, может, отдохнешь пока? Сперва ты колдовал, потом мы еще прошли несколько лиг... Лоррин, похоже, собирался возразить, но зевнул в третий раз и сдался. - Да, пожалуй. Нам тут тепло, сухо, и лучшего укрытия пока не найти. - Ну так отдыхай! - настойчиво сказала Рена. - А я постерегу. Я тебя разбужу при малейших признаках опасности. - Я только прилягу, - сказал Лоррин, кладя мешок себе под голову. - Спать я не буду, только отдохну чуть-чуть. Он закрыл глаза и тут же уснул, как и думала Рена. Девушка улыбнулась и покачала головой. Неужто Лоррин думал, что сможет обойтись без отдыха? А, неважно! Главное, сейчас он отдыхает . Рена выглянула из своего примитивного убежища и огляделась в поисках чего-нибудь, что может пригодиться. Если Лоррин проспит до ночи, может, стоит сделать шалаш из веток и листьев? Она ведь умеет менять форму цветов - так почему бы не попробовать сделать то же с ветвями? Она решила попробовать. Для начала она изменила форму одного из листьев: оставила его водонепроницаемым, но при этом сделала более ровным и широким. Потом повторила то же со вторым листом, потом попробовала их соединить. Получилось! Я могу сделать целый навес из таких листьев, а потом прикрыть его обычными листьями, чтобы он был похож на куст, оплетенный лозой! - радостно решила она. - Правда, через пару дней все это завянет, но ведь к тому времени мы уже уйдем . Она набрала листьев и принялась превращать их в зеленое полотно, соединяя их друг с другом. Она работала с необычайной сосредоточенностью, которой никак не могла добиться, делая цветочные скульптуры. Она так увлеклась этим занятием, что не обращала внимание ни на что вокруг. Пока не услышала треск. Девушка подняла голову и встретилась взглядом с безумными оранжевыми глазами белого единорога. Он всхрапнул. Единорог был так близко, что девушка чувствовала его жаркое дыхание. Рена застыла, боясь пошевелиться. Она уставилась на длинный, закрученный спиралью рог. Он мягко светился и отливал перламутром. У основания рог был толще хрупкого запястья Рены, а кончик был острый, как наконечник стрелы. Глаза у единорога были огненно-оранжевые, огромные, с расширенными зрачками. Голова по форме напоминала голову породистой лошади, но глаза занимали большую часть того места, где должен был находиться мозг. Длинная гибкая шея переходила в мощные, мускулистые плечи; передние ноги заканчивались чем-то средним между раздвоенными копытами и когтями. Задние ноги были такие же мощные, как передние, только копыта были больше похожи именно на копыта. Длинная развевающаяся грива, крохотная бородка и пушистый хвост - вот, собственно, и весь единорог, если не считать одной маленькой детали... Которую Рена увидела сразу же, как только единорог вытянул морду в ее сторону и приподнял верхнюю губу, принюхиваясь. Изящный рот был украшен дюймовыми острыми клыками, выдававшими истинную природу зверя. Единорог был убийцей. Как и все единороги. Вот почему эльфы отказались от попыток сделать из них вьючных животных или боевых скакунов. Еще мгновение - и зверь бросится на нее, если она что-нибудь не придумает. Затрещали кусты. Единорог вскинул голову, но не испугался. Мгновение спустя Рена увидела, почему. К единорогу присоединилась его.., единорожица, если можно так сказать. Вдвоем они были куда опаснее, чем поодиночке. Пара единорогов не потерпит на своей территории никого, кто может представлять хоть малейшую угрозу. Она не могла даже пошевельнуться, чтобы разбудить Лоррина. За оружие она тоже взяться не смела. У нее не было достаточно мощной магии... Но, может быть, поможет слабая? Умение приручать зверей и птиц было единственным оружием в ее убогом арсенале. Девушка осторожно коснулась единорога своей магией. Я твой друг. Я тебя не обижу. У меня есть вкусная еда, я умею чесать за ухом . Единорог насторожил уши. Его подруга подняла голову, чтобы повнимательнее рассмотреть девушку. Я - друг. Ты хочешь быть моим другом . Единорог дернул шкурой. Рена с восторгом и страхом увидела, что напряженные мышцы зверя слегка обмякли. Будьте моими друзьями! Ее магия просачивалась в мысли животных, меняя лишь самую малость - инстинкт, побуждающий к убийству, неодолимую потребность уничтожать все, что может оказаться опасным. Мозгов у них было немного, но не меньше, чем у голубя или воробья. Так что Рене было с чем работать. Девушка прикрыла глаза, исподтишка наблюдая за зверями. Магия пробиралась в самую их суть, успокаивая чересчур чувствительные нервы, сглаживая пылкий темперамент. Кобыла осторожно шагнула в сторону Рены. Жеребец последовал за ней. Рена осторожно сунула руку в мешок, лежавший позади нее, достала кусок хлеба, разломила его пополам. Звери на ее движение никак не отреагировали - разве что чуть насторожили уши. Вот вкусная еда . Рена протянула обе руки, держа на ладонях по куску хлеба. Она еще не видела лошади, которая могла бы устоять перед хлебом. Жеребец расширил ноздри, почуяв хлеб, и оттер кобылу назад. Посмотрел на Рену, посмотрел на хлеб на ладони. Я могу сделать еще много вкусной еды! Сейчас, пока Рена использовала свою магию, чтобы приручить единорогов, она не могла отвлекаться на что-то еще. Но, если получится, она может превратить обычную траву и листья в любимые единорожьи лакомства. Это будет вполне справедливой платой за то, чего она от них хочет. Помогите мне, и я буду кормить вас всякими вкусными вещами. Я буду держать вас в тепле и чесать за ухом. Вас больше не будут кусать вредные мухи . Она, конечно, не могла передавать единорогам мысли - она просто ощущала их, как это делал Лоррин, и ее магия каким-то образом доносила до зверей то, что хотела сказать им Рена. Жеребец наконец решился - теперь, когда Рена приняла решение за него. Он шагнул вперед и спокойно подошел к самому выворотню, где прятались Рена с Лоррином. Кобыла шла за ним по пятам. Единорог опустил свою изящную голову и мягко взял хлеб с ладони. Нос у него оказался нежным и бархатистым, а острые клыки едва коснулись кожи. Мгновением позже его подруга тоже взяла хлеб. Сжевав хлеб, звери еще пару мгновений стояли и смотрели на девушку. Она все еще может их потерять... Нет, напасть - они теперь не нападут, но они могут сбежать, когда Рена ослабит магические узы. Да и сейчас они могут просто уйти прочь, и помешать им она не сможет. Ее магия ведь никак не связана с принуждением: захотят единороги - будут ей служить, не захотят - не будут. Рена отпустила их мысли. Она уже сделала все, что могла. Если единороги решат сбежать, ничего не поделаешь. Жеребец шумно вздохнул, подогнул свои длинные ноги и улегся к ногам Рены. Кобыла сделала то же самое, положив голову на колени Рене. Она взглянула на девушку глазами, которые теперь были скорее карими, чем оранжевыми, как бы говоря: Обещала чесать - так чеши! Рена осторожно протянула руку и принялась почесывать основание рога, рассудив, что это единственное место, до которого сам единорог дотянуться не может. Единорожья шкура и на ощупь была такой же шелковистой, как на вид, куда нежнее лошадиной, хотя шерсть у единорогов была гораздо длиннее. Жеребец подумал - и тоже протянул морду за своей порцией ласки. Когда единорогам надоело, что их чешут, Рена принялась изменять листья, растущие на ближайшей ветке, делая их нежнее и добавляя им сладости. Единороги жадно сжевали новое лакомство. Они лопали до тех пор, пока все соседние кусты не остались голыми. Наевшись, оба зверя снова положили головы на колени к Рене и уснули, точно две огромные рогатые собаки. Когда Лоррин проснулся, он просто глазам своим не поверил. *** - А ты уверена, что они согласятся нас везти? - недоверчиво спросил Лоррин. Ему было трудно смириться с мыслью, что придется довериться единорогу. Эти звери славились своей свирепостью. Он убил бы их обоих, как только проснулся, если бы не был так ошарашен. Только когда Рена заверила, что переделала их, Лоррин несколько успокоился - и то не до конца. Ведь эльфийские лорды потратили несколько веков, пытаясь переделать единорогов и превратить их в нечто полезное. Как же Рена смогла сделать то, что им так и не удалось? Хотя, с другой стороны, они же не обращались за помощью к женщинам? Нет, конечно. Женская магия слабая и бесполезная. Хотя вот сегодня эта бесполезная магия не дала мне умереть от воспаления легких... Нет, сегодня Рена была неиссякаемым источником сюрпризов! Пока что единороги действительно вели себя как ручные. Лоррин решился погладить их, почесать за ухом - они казались такими же смирными, как любая лошадь. Шерсть у них была роскошная: мягче и шелковистее, чем у самой породистой лошади. Лоррину впервые в жизни довелось потрогать рог живого единорога. Рог был теплый и гладкий на ощупь, живая часть чудного создания. В ответ на вопрос брата Рена пожала плечами. - Уверена - насколько вообще могу быть в чем-то уверена. Однако я не стала бы просить их вести себя как выезженные лошади. Уздечки они точно не потерпят, так что нам придется ехать в ту сторону, куда они сами захотят пойти. Но нести нас они согласятся. Я пробовала взвалить на них свой мешок - они не возражают. Девушка похлопала кобылу по холке - та даже не шелохнулась. Лоррин отметил, что в речах и жестах сестры появилась уверенность, которой еще недавно не было. Да, за сегодняшний день Рена буквально расцвела, превратившись в новое, пока незнакомое ему существо. Не так давно Лоррин жалел, что сестре не хватает мужества... Что ж, возможно, это иллюстрация к старой поговорке, что надо дважды подумать, прежде чем желать чего-нибудь. Понадобилась эта встряска, чтобы Рена обрела наконец мужество и нашла себя. Но положиться на то, что она способна приручить единорогов? Стоит ли дело такого риска? - Ну что ж... Эти звери передвигаются быстрее нас и к тому же не оставят отпечатков башмаков, - сказал Лоррин, размышляя вслух. - Уже одно это стоит того, чтобы рискнуть - даже если нам придется ехать туда, куда пойдут единороги. Мне никогда еще не доводилось слышать, чтобы единорог пытался вторгнуться в населенные земли. Так что, по крайней мере, не придется беспокоиться, что они завезут нас в чье-нибудь поместье. Если ты уверена, что они на нас не бросятся... Нет, он решительно ничего не мог с собой поделать. Да, пока что эти оранжевые глаза казались дружелюбными, но стоит ли полагаться на то, что так оно и будет? Каждый рог был длиной в руку Лоррина, острый, как копье. Юноша слышал, что единороги умеют использовать свой рог как оружие чуть ли не с самого рождения. А тут еще клыки и когти на передних ногах... - Уверена, - повторила Рена. - Я однажды сорокопута приручила, а он был куда злее и глупее единорогов. Я умею приручать животных, Лоррин. Это единственное, в чем я действительно уверена. Да, со своими птицами в саду Рена и вправду творила чудеса. - Ну, ладно... Лоррин подошел к жеребцу, который был покрупнее, и осторожно положил руку ему на холку. Зверь даже не соизволил оторваться от охапки травы, которую Рена превратила в лакомство. Лоррин взвесил свой мешок на свободной руке. Согласится ли зверь везти его да еще с грузом? - Положи на него сначала мешок, - посоветовала Рена. - Потом садись верхом, только не спеша. Не делай резких движений, а то он может испугаться. Не спеша сесть верхом при отсутствии седла не так-то просто. Но Лоррин все-таки сделал, как сказала Рена. Девушка положила свой мешок на холку кобылы. Они переупаковали тюки так, чтобы весь груз распределился на оба конца, а посередине оказалась перетяжка. Это была идея Лоррина. Так их удобнее везти на лошади - или на единороге. Ехать верхом без седла и так непросто, а с мешками за плечами они бы и вовсе не усидели. Жеребец поднял голову, выгнул длинную шею, взглянул на мешок и снова принялся жевать. Лоррин взялся обеими руками за теплую холку зверя позади мешка. В конце концов, это совсем как те упражнения, которым его обучали, - только делать все надо в два раза медленнее. Он надеялся, что у него хватит сил подтянуться. Лоррин подтянулся на руках и забросил ногу на круп единорога. Был неприятный момент, когда жеребец дернулся и загарцевал, ощутив тяжесть всадника. Но потом зверь снова успокоился, и Лоррин устроился у него на спине, порадовавшись, что его учили ездить без седла. Рена уже успела взгромоздиться на свою кобылу. Девушка выглядела необычайно веселой - что было особенно странно, если принять во внимание их нынешнее положение. Лоррину никогда еще не приходилось видеть сестру такой оживленной. Щеки Рены слегка раскраснелись, зеленые глаза сверкали, и даже коротко обрезанные волосы, завившиеся небрежными локонами, выглядели куда лучше, чем прилизанные косы, переплетенные лентами. Жаль, что его так называемые друзья не могут увидеть ее сейчас: попробовали бы они теперь назвать ее простушкой! Рена явно очутилась в своей стихии. Свобода была ей к лицу. - Нам придется подождать, пока они не закончат есть, - сказала девушка брату. - А потом они пойдут туда, куда направлялись до того, как мы их поймали. Рена склонила голову набок. - Слушай, а ты до сих пор скрываешь свой облик иллюзией? - спросила она. Неожиданная перемена темы застала Лоррина врасплох. Он только теперь осознал, что действительно до сих пор прячется под личиной. Она буквально приросла к нему. Лоррин кивнул. - Я ведь ее ни на миг не снимал, - объяснил он. - Разве что иногда, когда мы с матерью проверяли, насколько она надежна. Я ее и во сне поддерживаю. - А можно посмотреть, какой ты без нее? Лоррин поразмыслил и пожал плечами. - Почему бы и нет? Ему потребовалось немалое усилие воли, чтобы снять личину. Судя по выражению лица Рены, девушка была разочарована. Лоррин усмехнулся - отчасти потому, что ожидал чего-то подобного. - Извини, сестренка. Как видишь, у меня нет ни клыков, ни рогов, ни горы мышц. Самые простые и надежные личины - те, что лишь слегка изменяют настоящий облик. Рена по-птичьи склонила голову набок, внимательно разглядела брата и наконец заметила: - Волосы у тебя поярче, чем у любого другого юноши, какого мне случалось видеть, если не считать людей. Уши покороче и не такие острые. И плечи чуть пошире. А в остальном - Лоррин как Лоррин. Я бы тебя узнала без труда. Лоррин отвесил ей насмешливый поклон. - Вот я и говорю. Подозреваю, матушка немного изменила меня с помощью своей слабой магии, когда я был еще младенцем, чтобы иллюзия была убедительнее. Высветлила волосы и позаботилась о том, чтобы я не превратился в могучего гладиатора. Но... Лоррин не договорил, потому что в этот момент жеребец дожевал последнюю горсть травы и неожиданно двинулся вперед. Кобыла тронулась следом. Животные быстрым шагом направились на юг. На повороте Лоррин едва не свалился. Юноша вцепился в скользкий мешок, пожалев, что нельзя надеть на единорогов хотя бы чего-то вроде подпруги, чтобы было за что держаться. Особенно если они всегда трогаются с места так неожиданно! - Они идут туда, куда мы собирались! - радостно воскликнула Рена. Ну да, ее-то хотя бы не застали врасплох! - Они движутся куда быстрее, чем я думал! - воскликнул Лоррин. Жеребец перешел с шага если не на рысь, то на легкую трусцу. По счастью, рысь единорога была куда мягче, чем у любой лошади, на которой доводилось ездить Лоррину. Судя по тому, что единорог бежал, подняв уши и вскинув голову, он был способен двигаться этим аллюром весь день напролет. Ну, а если так, ничто, кроме магии, не могло бы так быстро унести их прочь от опасности. Разве что дракон... - Потрясающе! - сказал Лоррин немного погодя. - Теперь понятно, почему единорогов так трудно выследить! К тому времени, когда гончая берет их след, они успевают уйти уже очень далеко, хотя след и кажется свежим. Мне еще никогда не приходилось ездить на таком замечательном скакуне! - Они такие славные, правда? - сказала Рена. Ее голос звучал немного печально. - Жалко, что они не согласятся остаться с нами. Боюсь, изменения, которые я сделала, окажутся все же слабее охотничьего инстинкта. Я чувствую, что если они хоть раз попробуют крови, снова сделаются дикими. Инстинкты вообще менять очень трудно. - Значит, нам придется позаботиться о том, чтобы они не пробовали крови, -

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Нортон Андрэ. Книга :Эльфийская дилогия 1-2
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом