Эльфийская дилогия 1-2, Нортон Андрэ, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2


скачать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2 можно отсюда

твердо сказал Лоррин. Но это замечание заставило его задуматься: у него была непреодолимая привычка все анализировать. Его предки вывели этих зверей для войны. Быть может, если уничтожить воинственную часть их натуры, лишить единорогов присущей им кровожадности, они снова сделаются мирными? По крайней мере, достаточно мирными, чтобы девушки вроде Рены могли их приручать... А хорошо было бы ездить верхом на таких животных - красивых, с мягким шагом... И при полном отсутствии возможности ими управлять! - напомнил себе Лоррин, когда жеребец внезапно перепрыгнул через бревно, лежащее поперек тропы, так что юноша едва не свалился и с трудом восстановил равновесие. - Быть может, не так уж это и хорошо... Мгновением позже, когда Лоррину пришлось пригнуться, чтобы проехать под нависшей над тропой веткой, юноша понял, что звери до сих пор не смахнули их с себя только благодаря своему сложению. Шеи у единорогов были такие длинные, что голова животного находилась на том же уровне, что голова всадника, а сверху еще торчал длинный рог. Так что везде, где Лоррину приходилось пригибаться, жеребцу тоже приходилось наклонять голову. В результате юноше повезло: он ни разу не расшиб себе лоб о ветку. Но если единорогам надоест везти на себе всадников, им не составит труда от этих всадников избавиться. Так что, возможно, ручными они остаются исключительно ради лакомств, которыми угощает их Рена. Ага. Вот еще одна причина, чтобы повременить с одомашниванием единорогов . Беглецы отправились в путь после полудня. К тому времени, как спустилась ночь, они благодаря бешеной гонке на лодке и помощи единорогов забрались куда дальше, чем могли бы подумать их преследователи. И двигались все дальше на юг, в те земли, куда не ступала нога эльфа. В те земли, куда, как предполагалось, переселились драконы и волшебники. Так утверждали куда более надежные источники, чем Мире: это было одним из условий договора между эльфами и волшебниками. И вот не прошло и нескольких часов, как их шансы на успех сильно выросли - и все благодаря Рене! Ему не нужно больше беспокоиться о том, как добыть еду: Рена уже доказала, что способна превращать обычные листья в лакомства для единорогов, так почему бы ей не сделать их съедобными и для всадников? "Скучновато будет, конечно, не то, что на пиру у батюшки, но жаловаться я не стану". Еще можно охотиться - хотя с этим лучше подождать, пока они не расстанутся с единорогами. Лоррин мог чувствовать чужие мысли, а это означало, что он должен вовремя суметь почуять хищников или погоню. Так что их дела обстоят совсем неплохо - даже если им и не удастся отыскать волшебников в ближайшие несколько дней. Пока неплохо, - напомнил себе Лоррин, не позволяя предаться неразумному оптимизму. - Сейчас начало лета. Неплохо бы отыскать волшебников до зимы. У нас нет настоящего дома, а его с помощью магии создать не так-то просто. К тому же такая мощная магия обязательно привлечет чье-нибудь внимание. Ну и вряд ли Рена сумеет создать что-нибудь съедобное из сухой травы или сосновых иголок. И теплой одежды у нас нет, если не считать плащей . Размышляя об ожидающих их трудностях, Лоррин в то же время машинально наблюдал за тем, что происходило вокруг. При появлении единорогов в лесу воцарялась тишина, словно при приближении человеческой или эльфийской охоты. Очевидно, молва не лжет: эти звери действительно очень опасные хищники. Вдалеке слышалось пение птиц и временами какие-то шорохи в подлеске; но вокруг, вблизи оленьей тропы было тихо, лишь глухо стучали копыта. - Слушай, Лоррин, а ведь все получилось! - сказала вдруг Рена посреди царящего вокруг молчания. Услышав ее голос, жеребец насторожил уши, но не замедлил бега. Куда бы он ни направлялся, он явно желал добраться туда как можно быстрее. Лоррин надеялся лишь, что они с Реной выдержат такое путешествие. - Да, получилось, - негромко ответил он. - Нам удалось бежать. Без тебя я бы не управился. Я рад, что взял тебя с собой. А ведь поначалу он был вовсе не рад этому. До того момента, как Рена высушила его одежду. Лоррин чистосердечно признался себе, что его отношение к Рене сильно переменилось с тех пор, как выяснилось, что она может быть ему полезна. Но откуда же он мог знать, что ее не придется непрерывно опекать и защищать? Девушка вдруг хихикнула. - Знаешь, а ведь вчера вечером я сама была готова бежать к тебе, умоляя о помощи! Лоррин чуть повернул голову, так, чтобы видеть сестру и в то же время успевать вовремя уклоняться от веток. - Почему? - спросил он. - Я.., я знал, что после бала что-то случилось, потому что весь дом стоял на ушах, но я не думал, что это имеет отношение к тебе! - А тебе что, не сказали? - изумилась Рена. - Как же тебе могли не сказать? Отец даже позволил мне выспаться! Лоррин поморщился. - Лорд Тилар со мной не откровенничал. Он всегда запрещал слугам сообщать мне о том, против чего я мог бы возразить. Я так понимаю, что против этого я возразил бы? - Ну, не знаю... - неуверенно ответила Рена. - Я.., вчера вечером состоялась моя помолвка с лордом Гилмором. Лоррин едва не свалился с единорога. - С Гилмором? - ахнул он. - С этим безмозглым дивом? С Гилмором, который не нашел бы собственного... гм.., носа даже с помощью карты? С этим придурком, идиотом, дубиной стоеросовой? Или есть другой Гилмор, которого я не знаю? - Ну, то, что ты сказал, достаточно подробно описывает того Гилмора, которого я видела, - ответила Рена. Глаза ее лукаво сверкнули. - Теперь понимаешь, почему я так настаивала на том, чтобы сбежать вместе с тобой, и сказала, что отец принудит меня выдать тебя? Лучше уж встретиться с дикими единорогами, чем пойти замуж за Гилмора! Лоррин покачал головой. - Я не так уж уверен, что это лучше брака с Гилмором, - сердито ответил он. Он рассердился на то, что Рена его обманула. Хотя справедливо ли это? Ведь это не его заставляли выйти за Гилмора! - Пожалуйста, не сердись! - взмолилась девушка, встревоженная гневным взглядом, который бросил на нее Лоррин. - Я тебе не солгала: если бы отец догадался, что я могу что-то знать, он действительно не задумываясь прибегнул бы к принуждению. Но... - Но, принимая во внимание, насколько высокого мнения он о женщинах, ему вряд ли пришло бы в голову, что ты способна на подобную хитрость... Однако, поразмыслив, Лоррин решил, что страх лорда Тилара перед полукровками мог бы и перевесить его презрение к женскому полу. Да, пожалуй, Рена была права. Рисковать не стоило. - Да, вероятно, такое было вполне возможно, - ответил он. Рена просияла. - Когда дело доходит до полукровок, лорду Тилару порой отказывает логика. Вполне вероятно, что он допросит с помощью магии всех, кто есть в поместье. Слава Предкам, мать достаточно сильна, чтобы ему противостоять, и достаточно умна, чтобы найти какое-нибудь оправдание. Если она сделает вид, что известие о том, что я полукровка, свело ее с ума, лорд Тилар не посмеет оскорбить ее дом, подвергнув ее допросу с пристрастием. Рена смертельно побледнела. - А что же с ней будет? - прошептала она. Похоже, она не задумывалась о роли леди Виридины во всей этой истории. Лоррину захотелось погладить сестру по головке, но сделать это, сидя на бегущем единороге, было не так-то просто. Все, что он мог, - это ободряюще улыбнуться. - Да ничего, все в порядке. Мы с ней уже давно планировали мой побег. Она собиралась подсунуть от.., лорду Тилару очень сбивчивое и смутное воспоминание о том, что ее ребенок родился мертвым и рабыня-повитуха подменила его мною. Ты ведь знаешь, что он на время родов уехал и бросил ее одну в поместье? Она расскажет ему все это, сделав вид, что находится в магическом трансе. Скажет, что повитуха была волшебницей и воспользовалась своей магической силой, чтобы заставить ее обо всем забыть. А потом, когда лорд Тилар разбудит ее и сообщит о том, что услышал, она обезумеет от горя . История была шита белыми нитками, но ведь супруг леди Виридины ни разу даже не заподозрил ее в неподобающих мыслях. А в присутствии трех членов Совета ему тем более придется принять все за чистую монету. - Конечно, лорды Совета настоят, чтобы ее не выпускали из поместья, но это не так уж плохо. Во всяком случае, лучше, чем смерть. И, возможно, лучше, чем сносить все прихоти и жестокие капризы мужа. Но Рена содрогнулась. - Это значит, что ее заточат в будуаре и рабыни будут следить за ней день и ночь! Я бы точно сошла с ума от такого. Хотя, наверно, это лучше, чем... Чем другой вариант . - Совет поверит ее рассказу, - сказал Лоррин, на этот раз совершенно уверенно. - С тех пор, как появилась Проклятие Эльфов, им всюду чудятся полукровки, даже дома под кроватью. И все происшествия приписывают им. Я уверен, лорды найдут способ доказать", что эта сказка о подмене объясняет, откуда у лорда Дирана взялся наследник-полукровка, при том, что сам лорд Диран об этом даже не подозревал. - А-а... - сказала Рена, уже несколько успокоившись. - Про это я и забыла. Да, скорее всего им захочется в это поверить. А раз уж Совет примет решение, отцу придется с ним согласиться. - Скорее всего, - кивнул Лоррин. - А мать достаточно умна и ловка, чтобы это устроить. Юноша фыркнул. - Хорошо, что они не умеют читать мысли, как волшебники-полукровки! - Остается только надеяться, что они не догадаются завести себе ручного полукровку, - рассудительно заметила Рена. - Только бы с мамой все обошлось! - Ну, по крайней мере, тебе не придется идти замуж за этого придурка Гилмора! - поспешно заметил Лоррин и получил в ответ слабую улыбку. - Да... Свешивающаяся сверху ветка окатила Рену пригоршней капель. Девушка стерла брызги со лба, выпрямилась и улыбнулась снова - на этот раз по-настоящему. - И если ты собираешься спросить, неужели лучше жить в дикой глуши и питаться листьями, я тебе отвечу: гораздо лучше! Глава 6 Каламадеа и Кеман просто застыли на месте, словно были не драконами, а самыми обычными полукровками. Да что с ними такое? Да сделайте же что-нибудь! - мысленно крикнула Шана Каламадеа. - Смените облик! Нападите на них!" Каламадеа ответил ей спокойным взглядом: Лашана, эти люди не боятся магии, и у них с собой очень острые копья. Должен заметить, что эти копья вполне могут пробить драконью шкуру. Так что идея сменить облик представляется мне несколько преждевременной: они, несомненно, пустят копья в ход. Ты не могла бы придумать что-нибудь более толковое? Шана очень старалась что-нибудь придумать, но как-то ничего не придумывалось. Даже дракону нужна буря, чтобы вызвать молнию, а небо как назло было совершенно безоблачным. Быть может, драконы могли бы воспользоваться своим искусством обращаться с камнем, чтобы превратить землю под ногами воинов в зыбучий песок, но эти воины скорее всего достаточно ловки и успеют отпрыгнуть в сторону, прежде чем увязнуть. А насчет того, чтобы взлететь... Чтобы сменить облик, и то требуется некоторое время. Воины наверняка успеют ударить раньше. Так что, видимо, единственным выходом было сдаться. По крайней мере, воины, похоже, пока не собирались мстить им за магические атаки. Шана медленно встала и подняла пустые руки над головой в знак того, что сдается. Она надеялась, что кочевники правильно поймут этот жест. Меро и драконы последовали ее примеру. Видимо, они поступили правильно, потому что воины немного расслабились - однако копий не отвели. Несколько мгновений они просто стояли и смотрели друг на друга. Люди, взявшие их в плен, были удивительным народом. Вблизи было видно, что цвет их кожи - естественный. Доспехи воинов были изумительно тонкой работы: видимо, мастера, ковавшие их, были отменными кузнецами. Помимо металлических панцирей, воины были одеты в свободные шаровары из тонкой ярко раскрашенной ткани и невысокие войлочные сапожки. Интересно, что эти люди думают о ней и ее спутниках? В конце концов один из воинов что-то медленно произнес, обращаясь к Шане. Язык их был сложный и очень музыкальный. Судя по интонации, это был вопрос. Девушка покосилась на Каламадеа. Дракон пожал плечами: - Этого языка я не знаю. Шана обернулась к воину и осторожно развела руками: - Извините. Боюсь, мы не понимаем вашего языка. Воин пробормотал что-то себе под нос, явно разочарованный, и, перекинувшись несколькими словами со своими товарищами, указал концом копья вниз, в сторону фургонов. Это-то, по крайней мере, было понятно. Он хотел, чтобы они спустились к фургонам тихо и не пытаясь сбежать. Шана, наверно, лучше сделать, как он приказывает, - сказал встревоженный Меро. - Возможно, позднее нам представится возможность объясниться . Выбора у них, собственно, не было. Шана кивнула и начала спускаться в ту сторону, куда указал воин. Ее вещи остались на земле, там, где она их бросила. Остальные последовали за ней. Оглянувшись назад, девушка увидела, что двое из воинов подхватили их разбросанные пожитки и закинули их на спину быкам, прежде чем сесть в седла. Все воины на своих быках последовали за пленниками. Шана решила, что не стоит проверять, насколько проворны эти животные. Бык, конечно, не лошадь, но она уже убедилась, что эти звери весьма подвижны. На короткой дистанции человеку от них не убежать. Их встретило множество любопытных взглядов, но расспрашивать воинов никто не стал. Темнокожим людям, видимо, было не впервой захватывать пленных. Их отвели к отдельному фургону. Кто-то достал из-за занавески железные ошейники с приклепанными к ним цепями, и всех четверых приковали за шею к задку фургона. Средство оказалось весьма действенным. Ошейники были очень прочные со сложными замками, так что ни Шана, ни Меро не могли их открыть. К тому же оба с изумлением обнаружили, что эльфийская магия на ошейники не действует. По счастью, все четверо по-прежнему могли общаться мысленно; но сделать что-то с ошейниками было невозможно. Волы снова двинулись вперед. Шли они очень медленно, но при этом ни на миг не останавливались. Это тоже был весьма эффективный способ помешать пленникам что-либо предпринять. Идти следом за фургоном было нетрудно, но делать на ходу что-то еще было совершенно невозможно. Когда Шана и ее отряд отправлялись на разведку, они постоянно делали остановки. Так что Шана с Меро не привыкли к непрерывной ходьбе. Каламадеа и Кеман, казалось, совсем не устали, но молодые полукровки выбились из сил и стерли себе ноги к тому времени, как кочевники наконец остановились на ночлег и разбили лагерь. В других обстоятельствах продуманное устройство лагеря восхитило бы Шану. Фургоны расположили несколькими концентрическими кругами и колеса заклинили, чтобы фургоны нельзя было сдвинуть с места. Волов распрягли и пустили в общее стадо. Сняв дерн, соорудили ямы для костров. Все это делалось с привычной легкостью - чувствовалось, что это даже не привычка, а обычай. Разбив лагерь, люди занялись хозяйством - кто-то отправился за водой, кто-то принялся разводить костры и готовить... Но Шане сейчас было не до того, чтобы глазеть по сторонам. Девушка плюхнулась на траву и принялась растирать ноющие ноги. Надеюсь, кто-нибудь вспомнит про нас и принесет нам попить и поесть , - с тоской подумала Шана. Конечно, они с Меро могут и сами добыть себе воды и пищи. По крайней мере, Шана на это надеялась. Было бы ужасно неприятно вдруг утратить все магические способности. Но в любом случае не стоит демонстрировать этим людям все, на что способны они четверо. По крайней мере, пока. До заката было еще около часа. Вскоре сделалось очевидно, что к пленникам никто даже не приблизится без разрешения какого-нибудь местного начальства. Люди исподтишка поглядывали на них, не отрываясь от работы, но не подходили поглазеть. Интересно, их так и собираются оставить на всю ночь на цепи, как собак? Но, по-видимому, ими должны были заниматься те, кто взял их в плен: через некоторое время из-за фургонов вышли шестеро уже знакомых им воинов и решительно направились к пленным. Четверо пленных осторожно поднялись на ноги. Воины окружили их, держась не менее настороженно. Ага, значит, они все-таки предполагают, что мы можем быть опасны. Хотелось бы знать, хорошо это или плохо? Один из воинов - вроде бы тот самый, что возглавлял отряд, который взял их в плен, - отстегнул цепи от задка фургона и повел всех четверых, как собак на сворке. Остальные пятеро шли следом, держа копья на изготовку, чтобы обеспечить повиновение пленных. Однако тот воин, что вел их на цепях, не тянул за цепи и не пытался издеваться над пленными. Воины вели себя очень достойно, не проявляя ни малейшей злобы. В лагере кипела шумная жизнь, как и в любом другом многолюдном сборище. Однако язык этих людей казался Шане не более чем бессвязным бормотанием. Детишки, одетые в короткие туники из той же яркой материи, из какой были пошиты шаровары воинов, визжали, вопили и носились как угорелые, играя в свои непонятные игры. Женщины в свободных, удобных платьях и мужчины в таких же широких шароварах, как у воинов, торопились куда-то по своим делам, ненадолго останавливаясь, чтобы взглянуть на пленных любопытными карими глазами. Другие женщины нянчили младенцев, помешивали варево, кипящее в котлах, или развешивали выстиранное белье и одежду. Юноши слонялись без дела, толкались и хохотали; девушки делали вид, что не обращают на них внимания, и хихикали, прикрываясь ладошкой. А вот животных в лагере не было. Похоже, эти люди не держали никаких домашних животных, кроме коров и быков. Это казалось странным: хоть собаки-то должны у них быть? Чем ближе к середине становища, тем больше, причудливее и пестрее делались шатры. Наконец они достигли центра лагеря. Там стояли четыре фургона, самые причудливые из всех. Фургоны были огромны: должно быть, каждый из них волокло не менее дюжины волов. Видимо, здесь жили вожди племени. Шана обратила внимание, что шатры расположены строго по сторонам света. Их отвели в восточный. Ко входу в шатер вела складная лесенка. Воин, который вел пленных за цепи, поднялся по лесенке, втащив их за собой. Остальные пятеро остались снаружи. Плоская платформа, на которой стоял шатер, образовывала нечто вроде веранды, идущей вдоль всего шатра, достаточно широкой, чтобы провожатый мог встать на ней со всеми четырьмя пленными, держась на расстоянии вытянутой руки от них. Воин остановился у входа и что-то сказал. Кто-то поднял изнутри завесу, закрывающую вход в шатер, и все пятеро прошествовали внутрь. После яркого солнца снаружи показалось, что в шатре очень темно. Глаза Шаны не сразу привыкли к полумраку. Но наконец девушка разглядела, что они стоят перед немолодым человеком, в чьих коротких темных волосах проступает седина. Судя по многочисленным шрамам, этому человеку довелось побывать в битвах. У человека было квадратное суровое лицо и мышцы, как у хорошего гладиатора, однако заметно было, что он начинает тяжелеть, как бывает со многими бойцами, удалившимися на покой. На нем была железная гривна, железные браслеты и пояс из круглых плоских железных пластин, соединенных петлями. Все эти украшения были покрыты замысловатой чеканкой, состоящей из абстрактных узоров. Ядовито-розовые шаровары несколько резали глаз на фоне оранжево-зеленых подушек, на которых он восседал. По бокам от него стояли два воина с бесстрастными, как у статуй, лицами. Еще два воина стояли у входа в шатер. Человек долго изучал четверых пленников. Шана тем временем успела оглядеться по сторонам. Она делала это открыто, держась так, как будто явилась сюда по своей воле. Стенки шатра были увешаны изнутри полотнищами с цветными аппликациями; пол был устлан узорчатыми ткаными ковриками. Рисунок ковриков и аппликаций повторял все те же геометрические узоры, которые Шана видела повсюду в лагере. С потолка свисали лампы, пока что не зажженные. Интересно, где эти люди берут металл, ткань, шерсть? Овец она здесь не видела, и вряд ли эти кочевники работают в копях. Покупают, наверное, и, быть может, у того же Коплена? Про черных пастухов он ничего не говорил - но почему он должен был про них рассказывать? Могут же у него быть свои тайны. Особенно если он собирался продавать этим людям то, что купит у волшебников, и наоборот. Ну, а если так - Коллен ведь должен скоро вернуться после встречи с рабами. Быть может, это племя как раз и направляется торговать? Хорошо бы, если так! Тогда есть надежда, что он сумеет убедить кочевников отпустить пленных или, по крайней мере, назначить выкуп. Предводитель обратился к воину, который их привел. Разговаривали они довольно долго, бурно жестикулируя. Потом предводитель на миг задумался и рявкнул какой-то приказ. Занавески у него за спиной раздвинулись, и оттуда появился воин, державший на цепи еще двух пленных. Когда Шана увидела, кто эти пленные, у нее глаза на лоб полезли. И у троих остальных тоже. Эльфы?! Они держат в плену эльфов?! Видимо, да. Эльфов ни с кем не спутаешь. Хрупкие фигуры, фарфорово-белая кожа, бледно-золотистые волосы, длинные острые уши, зеленые глаза с кошачьими зрачками... Точно, эльфы. Оба были одеты как местные и, похоже, не страдали от дурного обращения. Хотя опять же неизвестно, хороший это знак или дурной. Но что тут делают эльфы - и, главное, как этим людям удалось взять их в плен? Может быть, так же, как и нас? Неужели эти двое явились сюда без людей-охранников? Один из пленных не обратил на них внимания, зато другой уставился во все глаза. - О Предки! - воскликнул он. - Надеюсь, мне это мерещится! Потом он насмешливо потряс головой. - Да нет, конечно. Вы наверняка помеси. Подумать только, как низко я пал... Предводитель воинов прервал его какой-то командой. Эльф тотчас умолк, почтительно и даже смиренно поклонился и обратился к Шане. - Похоже, мы будем вашими переводчиками, волшебница, - сказал он, кривясь. - Считайте, что вам повезло: для нас переводчиков не нашлось, и нам пришлось изучать здешний язык, так сказать, на собственной шкуре. На лице эльфа отражалась странная смесь насмешки и отвращения. - Неприятно, конечно, признаваться в этом волшебникам, но вы хотя бы отчасти цивилизованны, а я так давно не видел цивилизованных существ, что готов подружиться даже с рабом. А теперь поклонитесь-ка Джамалу, да пониже. Он у этих варваров вождь - очень важная персона. Кстати, они называют себя Железным Народом. Шана и ее спутники поклонились настолько изящно, насколько позволяли ошейники и цепи. Переводчик немало повеселился, глядя на них. Молчаливый эльф как будто ничего не замечал. - Меня можете звать Кельяном. Просто Кельяном. Мои титулы и дома-то выеденного яйца не стоили, а здесь и подавно. Мой угрюмый товарищ - Гальдор. Он ткнул товарища локтем в бок. Гальдор на миг поднял глаза и что-то неразборчиво буркнул. - Шана, Кеман, Меро и Каламадеа, - представила Шана себя и своих товарищей, указывая на каждого по очереди и краем глаза наблюдая за Джамалом. Джамал внимательно слушал. Похоже, от этих проницательных темных глаз ничто не укроется! - Джамал хочет знать, откуда вы взялись, - продолжал Кельян. - Это его первый вопрос. Шана решила ответить как можно уклончивее. Не хватало еще навести этих воителей на Цитадель! - С севера, - коротко сказала она, махнув рукой куда-то в ту сторону. - От реки. Река большая, так что ничего определенного им это не скажет. Но если этот Железный Народ торгует с Колленом, это может показаться им достаточно важным. Кельян перевел. Джамал обдумал ответ и задал очередной отрывистый вопрос. - Он хочет знать, зачем вы сюда притащились. Кельян снова криво усмехнулся. - Он, разумеется, предполагает, что вы шпионы. Он военный вождь, у него работа такая. Тут, пожалуй, стоит сказать правду. - Мы искали людей, с которыми можно торговать, - ответила Шана, стараясь выглядеть одновременно деловитой и безобидной. - Мы не воины. Если не верите, взгляните на наши руки: на них нет ни шрамов, ни мозолей от меча. Мы живем торговлей и все время ищем новые народы, с которыми можно торговать. Ну, ты и придумала! - заметил Каламадеа. Кельян недоверчиво фыркнул, но все же перевел. Джамал фыркнул не менее недоверчиво и произнес в ответ какую-то длинную и сложную фразу. Кельян едва не подавился. Его товарищ Гальдор скривился от отвращения. - Он хочет знать, почему вы, бледнолицые демоны, бросили войну и занялись торговлей! - воскликнул Кельян. - Невероятно! Он вас принимает за настоящих эльфов! Шана не успела ничего ответить: Кельян обернулся к вождю и затараторил. Видимо, эльф не менее самой Шаны желал убедить Железного вождя в том, что они не эльфы. Однако Джамал ему не верил. Он указывал на глаза и уши Шаны. Наконец он покачал головой и отдал несколько приказов. - С нами сидеть будете, - объяснил Кельян с тяжким вздохом. Гальдор скривился еще больше. - Он хочет, чтобы на вас взглянул Железный жрец. А пока что пойдете с нами. Ну что ж, какое-никакое, а все-таки общество... Не успел он договорить, как снаружи вошли еще двое воинов. Они взяли пленников за цепи и повели на улицу. Первыми вывели Кельяна с Гальдором, второй воин вел Шану и ее друзей. Солнце уже садилось, и небо на западе было окрашено так же ярко, как одежды Железного Народа. Воины отвели пленников в другой шатер, за пределами внутреннего круга. Этот шатер не был украшен никакими узорами. У входа в шатер воины внезапно бросили цепи и ушли, оставив шестерых пленных одних. Гальдор повернулся к ним спиной и ушел в шатер. Кельян же, похоже, был не прочь поболтать. - Подберите цепи и входите, - распорядился он. - У нас есть вода и еда, а скоро слуги вождя принесут еще. И не вздумайте воспользоваться этим как оружием и попытаться сбежать! - предостерег он, увидев, что Шана задумчиво взвешивает цепь на руке. - Эти люди учатся драться цепью раньше, чем ходить. Вас схватят, прежде чем вы успеете миновать хотя бы два круга. Оставив вас здесь, они дали вам понять, что вы можете свободно ходить по лагерю. Но если попытаетесь сбежать - поверьте мне, вы об этом пожалеете. - А ты что, пробовал? - поинтересовался Меро, когда Кельян уже начал подниматься в шатер по узкой лесенке. Кельян дождался, пока все окажутся в шатре, и ответил: - Скажем так: я видел, на что они способны. Гальдор тем временем бросился на подстилку и повернулся к ним спиной. Убранство шатра было простое, но, как ни странно, весьма удобное: войлочные подстилки, подушки, стопка одеял, сменная одежда в корзинах. В центре шатра висела лампа (железная, разумеется), а под ней, в плоском ящике с песком, стояла железная жаровня. Кельян взял себе подушку и уселся, жестом предложив остальным сделать то же самое. Меро принял приглашение первым и с вызывающим видом уселся напротив эльфа. - Что-то ты очень дружелюбно настроен, - насмешливо сказал волшебник. - Хотелось бы знать, с чего бы это? Ведь наши народы друг друга, мягко говоря, недолюбливают. Дорого бы я дал за то, чтобы узнать, как ты сюда попал. Кельян пожал плечами. - Так ли уж важно, кто вы - эльфы или волшебники? И кто я такой - тоже неважно. Мы все не у себя, вот что главное. Все мы тут пленники. И если вы обладаете хотя бы половиной тех способностей, что вам приписывают, возможно, нам с товарищем удастся свалить на вас обязанность развлекать этих варваров. Гальдор что-то буркнул, но не обернулся. - Развлекать? - удивился Кеман. - Как это? Мы ведь не музыканты и не... - Идемте с нами сегодня вечером и увидите, - ответил Кельян и снова обернулся к Меро. - Я расскажу вам правду, потому что врать мне незачем. Мы оба - бесполезные вторые сыновья вассалов. Самое большее, на что мы способны, - это создавать красивые иллюзии. Мы ушли из дома в поисках удачи - и вот что нам выпало. Он указал на свой ошейник. - Мы сидим тут уже несколько десятков лет. Никто не знает, где мы и что с нами стало, а если бы даже и узнали, никого это не волнует. - Говори за себя! - рявкнул Гальдор, в первый раз за все время соизволивший сказать что-то внятное. - Ну, ты, конечно, можешь сколько угодно мечтать о том, как сюда явится армия тебе на выручку, а у меня и другие дела найдутся! - отпарировал Кельян и снова обернулся к Меро. - Пока что я попросту счастлив, что могу поговорить с существами, не чуждыми цивилизации, с теми, кто, возможно, расскажет мне, что творится дома. С теми, кто может говорить на моем языке - и не откажется поговорить. - Он взглянул через плечо на Гальдора. - И еще я жажду новостей. Я так стосковался по новостям... - Наши новости тебе не понравятся, - предупредила Шана. Кельян поморщился. - Может, и так, но ведь заранее никогда не скажешь. Я уже так давно не был дома! А вдруг вы скажете, что этого гада, лорда Дирана, единорог забодал или что-нибудь в том же духе. Этого хватит, чтобы сделать меня счастливым. Я ведь сюда попал отчасти по его вине. Услышав имя лорда Дирана, Шана с Меро вздрогнули. Кельян внезапно расплылся в улыбке. - А, так, значит, вы его знаете! И что, с этой скотиной действительно что-то стряслось? Радость-то какая! Надеюсь, что-нибудь очень неприятное? - Ну.., в общем, да, - выдавила Шана. - Только это очень запутанная история. И длинная к тому же. - Ничего, это только продлит удовольствие. Ладно, давайте я пока что сообщу вам кое-какие полезные сведения. Кельян снова улыбнулся радостной улыбкой ребенка, которого угостили конфеткой. - А знаете, вы мне, пожалуй, начинаете нравиться, хоть мы и смертельные враги! Так вот. Во-первых, эти люди - тот самый народ, который наши древнейшие хроники называют грелеводами, хотя они, похоже, уже лет сто не видели ни одного греля. - Ага! - кивнул Каламадеа. - Я так и думал. Они соответствуют всем описаниям. - Для начала - действительно важная вещь. У них есть что-то - не знаю, что именно, - что защищает их от магии. Так что не пытайтесь на них нападать. Шана скривилась. Кельян кивнул. - А-а, вижу, вы это уже выяснили. - Попробовали, - подтвердила Шана, растирая руки. - Ну, по крайней мере, они не напали в ответ. Так что, думаю, нам повезло. Эльф рассмеялся. - О, они относятся к нашей магии с величайшим презрением! У них сохранились

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Нортон Андрэ. Книга :Эльфийская дилогия 1-2
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом