Эльфийская дилогия 1-2, Нортон Андрэ, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2


скачать Нортон Андрэ Эльфийская дилогия 1-2 можно отсюда

в Цитадели? Не то чтобы она не верила, что Денелор и остальные управятся сами, но все же... Всякое ведь бывает... В полуденную жару в войлочном шатре было на удивление прохладно: края немного приподнимались, чтобы впустить ветерок, а нагретый воздух выходил через отверстие для дыма. Поскольку никаких особых обязанностей у пленных не было, все то время, пока их не допрашивали, они проводили в относительном уюте шатра. Идти-то все равно некуда. Что интересного в том, чтобы глазеть на пасущийся скот? Каламадеа временами наблюдал за тренировками молодых воинов, но тренировки всегда проводились утром, по холодку. И какова бы ни была магия, что мешала волшебникам и драконам пустить в ход свою силу, никто из племени, насколько можно судить, магией не занимался. - Вы уверены, что нам стоит разговаривать при них? - шепнул Меро, кивая на эльфов, дремлющих в своей половине шатра. Не прошло и двух дней, как шатер по молчаливому соглашению был поделен на две половины между давними пленниками и новоприбывшими. Эльфы сидели на своей половине, волшебники - на своей. Гальдор продолжал их игнорировать; Кельян, выспросив подробности о Войне Волшебников и бесславной кончине лорда Дирана, погрузился в апатию. Сам Кельян утверждал, что медитирует, но Шане казалось, что он просто тупо пялится в пространство, как и Гальдор. Да и в своем ли они уме? В конце концов, их держат в плену уже несколько десятков лет... Делать им нечего, думать не о чем - а уж если эльфы и в собственных землях маются от скуки, насколько же скучнее жить этим двоим? Изучив хорошенько пленных эльфов, Шана пришла к выводу, что они скорее всего сделались всего лишь тенями настоящих эльфов, Гальдор вообще ушел в себя и почти не проявлял признаков жизни. Зрелище было жутковатое. Неужто и они сделаются такими, пробыв в плену подольше? - Думаю, это неважно, - честно ответила она Меро. - Похоже, они не очень-то заинтересованы в том, чтобы вырваться на волю. И к тому же мы ведь не собираемся отсюда сбежать. Мы пытаемся придумать, как нам уговорить Железный Народ отпустить нас по-хорошему. Никому никакого вреда это ведь не причинит. Меро пожал плечами: - Ладно, понял. Даже если они и донесут о наших разговорах, Железный Народ не узнает ничего, кроме... - Кроме того, что они и так уже знают, - закончила Шана. - Что мы хотим вернуться к своим, что мы явились сюда торговать и что мы действительно не эльфы. Меро кивнул. - Ну что ж, если мы решим к кому-то обратиться, то, думаю, следует начать с Джамала, - сказал он. - Он молод и намеревается переменить обычаи племени, так что если кого-то и можно уговорить отпустить пленных вопреки обычаю, так это его. И к тому же он пользуется большим уважением - настолько большим, что люди не станут возражать против его приказов, даже если эти приказы покажутся странными и необычными. Но Каламадеа энергично замотал головой. - Джамал чрезвычайно алчен, и если он что-то захватил, то из рук уже не упустит. Мы, так сказать, его имущество, и он не откажется от добычи ради возможностей торговли. И еще.., полагаю, он не заинтересован в мире. Боюсь, если он проведает о существовании Цитадели, он предпочтет завоевать ее, а не торговать. Пока что я не видел ничего, что говорило бы об обратном. Он нахмурился. - И к тому же мне не нравятся те, кого он выбирает себе в помощники. Все они воины, а о чем будет думать воин, как не о войне? Нет, я стою за жреца Дирика. Он человек мыслящий и, думая о войне, думает также и о потерях, которые она принесет. Теперь была очередь Кемана. Молодой дракон смущенно пожал плечами. - А я даже не знаю, - признался он. - К тому же я не понимаю, как нам убедить их в том, что мы не эльфы. Он взглянул на Шану. - Дирик провел с тобой больше времени, чем со всеми нами, вместе взятыми, и Джамал тоже, особенно после того, как они приказали эльфам передать тебе их язык. Они долго тебя расспрашивали. Как ты думаешь? Девушка задумчиво прикусила губу. - Поначалу я тоже подумала, что следует обратиться к Джамалу, в основном из-за его популярности, но еще и потому, что думала, что Дирик похож на наших старых нытиков. Я полагала, что Дирик будет относиться к нам предвзято, просто потому, что мы - зеленоглазые демоны , и будет стоять скорее за то, чтобы заковать нас в цепи, чем за то, чтобы отпустить нас. Но Джамал держался со мной очень надменно - не знаю, потому ли, что я женщина, или по какой-то иной причине, - а Дирик, наоборот, был весьма учтив. Мне кажется, Дирик и сам понимает, что мы не эльфы. И я точно знаю, что он куда более заинтересован в торговле, чем в войне: он не раз спрашивал меня, чем может торговать наш народ. Его особенно интересуют зерно и металлы, хотя он готов взять и непряденую шерсть, и лен, и готовые изделия из них. А Джамал, когда не пытался меня запугать, расспрашивал о местности, и о том, откуда именно мы пришли, и что у нашего народа есть вообще. По-моему, он действительно ищет легкую добычу. Так что в целом я предпочла бы обратиться к Дирику. Каламадеа взглянул на нее, на Меро, снова на нее. - Итак, двое за Дирика, один за Джамала, один воздержался. Он обернулся к Меро: - Можешь ли ты сказать еще что-нибудь в пользу Джамала или мы тебя переубедили? Меро задумчиво потер переносицу. - Да я в общем-то не особенно стою за Джамала, - сказал он наконец. - Если вы двое так настаиваете на том, чтобы обратиться к Дирику, то я согласен. Он скроил пренебрежительную мину. - В конце концов, несмотря на то что я куда больше вашего знаю о жизни в эльфийском поместье, вы куда больше моего знаете о том, как распознать тайные намерения человека по его словам и поступкам. - Я целиком и полностью за Дирика, - твердо сказала Шана. Каламадеа кивнул. - Ну, значит, пойдем к Дирику, - согласился Меро. - По крайней мере, он не такой страшный, как Джамал. А то мне все кажется, что Джамал вот-вот выкинет что-нибудь неожиданное - и скорее всего неприятное. - Это может быть еще одним признаком того, что он человек немирный, - заметил Каламадеа. Шане не пришлось ничего добавлять - сама она сказала бы, что Джамал небезопасен: он явно подвержен молниеносной перемене настроений, хотя ей самой такого видеть и не доводилось. - Ну, а теперь сменим тему. Удалось ли кому-то из вас выяснить, почему на этих людей не действует ни людская, ни эльфийская магия? Каламадеа беспомощно развел руками: - Я в полном недоумении! Никогда еще не сталкивался ни с чем подобным. А ведь я старше любого из старейших эльфийских лордов! Я могу мысленно общаться с тобой, Шана, и с Тенью, но я не могу коснуться мыслей никого из Железного Народа. Я по-прежнему могу изменить форму скалы, но ошейник не поддается магии. И облик сменить я тоже не могу. Ладно, мысленное общение - это почти человеческая магия, и я понимаю, как они могут ему воспрепятствовать, но как они могут заблокировать способность менять облик и форму предметов? Это ведь чисто драконьи штучки! Просто руки опускаются. Шана печально кивнула. Все ее собственные эксперименты тоже окончились ничем. Как и попытки Меро. - Кельян понятия не имеет, как они это делают. И я до сих пор не замечала, чтобы кто-то специально колдовал, чтобы заблокировать нашу магию. Я тоже в недоумении. - Эти ошейники - очень древние, - негромко заметил Кеман. Шана удивленно обернулась к нему. - Откуда ты знаешь? И вообще при чем здесь это? Кеман пожал плечами. - Ну, совсем новыми они быть не могут. Они железные, а мне приходилось слышать, как люди жаловались, что им уже в течение нескольких месяцев не удается добыть ни угля, ни металла. К тому же, если присмотреться к ошейникам, заметно, что они порядком стерты, так что, похоже, ими пользуются уже не первую сотню лет. На самом деле, мне думается, что первоначально они предназначались не для людей и не для эльфов, а для животных - крупных собак скорее всего. Они наделяют некой защитой от подчинения или использования магии против того, на ком они надеты. И, похоже, это все. Ведь мы по-прежнему можем общаться мысленно - мы только не можем читать их мысли. А больше мы ничего и не пробовали, кроме как менять облик и лепить камень. Лепить камень получается... Шана медленно кивнула. - Значит, по-видимому, наша магия не действует из-за того, что они делают что-то для себя, а вовсе не из-за ошейников? - Да. Если не считать того, что на ошейники магия тоже не действует, - согласился Кеман. - Во всяком случае, мне так кажется. - Видимо, именно поэтому эльфы по-прежнему могут творить свои иллюзии, хотя на них точно такие же ошейники, - размышлял вслух Каламадеа. - Логично. Но облик-то мы почему менять не можем? Меро внезапно встрепенулся. - А вы не пробовали превращаться во что-то размером с полукровку? Или вы пытались превращаться во что-то большее или меньшее? - Ни во что меньше человека мы превратиться не можем, - объяснил Каламадеа. - И... Нет, не пробовали. Я пытался превратиться в вола. В дракона я попробовал превратиться только вчера вечером. - А ведь дракон больше, куда больше! И вол тоже. - Глаза Меро сузились. - Быть может, у тебя не получается превратиться именно потому, что твое тело отлично знает, что ошейник ему порвать не удастся и он попросту придушит тебя, если ты превратишься во что-то большее. Вам мешает вовсе не магия, а инстинкт, обычный инстинкт самосохранения, который не позволяет вам задохнуться. Каламадеа с Кеманом изумленно переглянулись. Каламадеа кивнул. - Разумно. Вполне разумно, - медленно произнес он. - В кого бы я ни превратился, если моя шея окажется хоть на палец толще прежнего, я непременно задохнусь. Надо будет подумать и обсудить это. Наверно, нам с Кеманом удастся придумать что-то, чему ошейник не будет помехой. Дракон нахмурился. - Вся проблема в том, что мы учились превращаться только в то, что видели. И я не уверен, что у нас получится превратиться во что-то еще. - Жалко, что не получается вытянуть побольше сведений из Дирика, - сказала Шана после продолжительного молчания. - У меня такое ощущение, что я могла бы распутать эту загадку, если бы только сумела правильно поставить вопрос. Она рассеянно играла прядью своих волос. - По-моему, Дирик меня прощупывает: выясняет, можно ли мне доверять. Между ним и Джамалом что-то происходит. Мы об этом ничего не знаем - но, боюсь, это может повлиять и на нашу судьбу. Мне кажется, это тайная борьба за власть. - Хм... - сказал Меро. - Похоже на правду. Это соответствует моим наблюдениям. - Это соответствует и тому, что известно мне, - добавил Каламадеа. - Я бы не стал называть Джамала опрометчивым, но он предпочитает всем распоряжаться лично, а это означает взять дело в свои руки, будь то власть над своим кланом или добыча зерна и металла - и того, и другого Железному Народу не хватает. Кеман застонал и потер висок, как будто у него разболелась голова. - Нет, это просто несправедливо! Я вообще терпеть не могу ввязываться в борьбу за власть, так за что же я влип в интриги, которые не имеют ко мне никакого отношения? - А ты представь, каково мне! - отозвалась Шана. - Я-то была в центре интриг чуть ли не с самого рождения! И меня никто не спрашивал, нравится мне это или нет. - У тебя сильная хаменлеаи, Лашана, - заметил Каламадеа со своей непроницаемой улыбкой. - Я так и сказал, еще когда Алара впервые принесла тебя в Род. Ты - причина великих перемен, так что неудивительно, что ты всегда в центре интриг. - Ну, спасибо! - ехидно поблагодарила Шана. Иногда я жалею, что Отец-Дракон отказался от должности главного шамана. Тогда бы... А впрочем, что уж теперь! . - Не за что, не за что, - отозвался дракон, не менее иронично, но не столь ядовито. - Я ведь тут ни при чем, Лашана, - я просто констатирую факт! Девушка только фыркнула. - Как бы то ни было, все мы влипли, и хотелось бы найти способ отсюда выбраться. Ну так, есть у кого-нибудь идеи по поводу того, как подъехать к Дирику? Снаружи донесся шум. Шана не обратила на него внимания. В лагере часто шумели: то молодые воины поссорятся, то детишки затеют шумную игру, то какой-нибудь корове взбредет в голову прогуляться между шатров. Обычно все быстро утихало. Но на этот раз шум утихать не спешил. Напротив, крики толпы становились все громче. - Что там такое? - вслух спросила Шана, вставая на ноги. Она обмотала свободный конец цепи вокруг пояса и направилась к выходу. Ее трое товарищей и двое эльфов последовали за ней. Снаружи ждала полуденная жара. Солнце обрушилось на голову, точно удар дубинки. Шана прикрыла глаза ладонью, вглядываясь в толпу в поисках источника шума. Теперь, когда Гальдора убедили наложить на всех пленников некое заклятие, которое эльфы называли заклятием речи , поделившись с ними всеми сведениями о языке Железного Народа, какими располагали они с Кельяном, Шана понимала, что кричат люди. - Они говорят что-то насчет Народа Зерна! - ошеломленно сообщила она Каламадеа. Тот кивнул, озадаченно хмурясь. - Да, - подтвердил он. - Только этого не может быть. Народ Зерна - это племя, которое было союзником грелеводов в их войне против эльфов. Но им, увы, помешало то, что они были не кочевниками, а земледельцами. Они не хотели оставлять свою землю, да и воевать земледельцы как следует не умели: они всегда полагались на своих союзников. Народ Зерна был истреблен задолго до первой Войны Волшебников, а детей их обратили в рабство. Так что этого народа попросту больше не существует. Дракон говорил так уверенно, что Шана не могла усомниться в его словах. И тем не менее люди кричали именно об этом. Но если Народа Зерна больше нет, значит... Крики приближались. Толпа явно двигалась в их сторону. Мгновением позже в проход между шатрами хлынули взбудораженные люди. В центре шли несколько Железных жрецов, сопровождающих двоих людей - золотоволосых, бледнолицых, которые посреди темнокожих Железных людей казались ромашками на свежевспаханном поле. Пришельцев явно именно сопровождали, а не конвоировали: жрецы обращались с ними как с почетными гостями, толпа вокруг радостно гомонила, и, главное, на пришельцах не было ошейников с цепями. Толпа миновала шатер пленных. На них никто и внимания не обратил. Кроме одного из пришельцев. Мужчина поднял голову, встретился взглядом сперва с Шаной, потом с Меро - и глаза его изумленно расширились. Он открыл рот, словно бы собираясь что-то сказать... Но было поздно. Шатер с пленниками остался позади. Толпа увлекала пришельцев к шатру Дирика. *** Если бы Лоррин увидел среди кочевников самого лорда Тилара, он и то удивился бы меньше. Два эльфа в ошейниках с цепями, а рядом четыре человека, явно волшебники, и тоже в цепях! Откуда они тут взялись? И почему в цепях? Об этом сейчас раздумывать некогда! - сурово напомнил он себе, в тревоге оглядываясь на толпу. Лоррин всегда гордился своим умением разбираться в людях, и ему не нравилось то, что он видел. Да, все были взбудоражены появлением союзников и рады им; но, судя по некоторым признакам, Народ Зерна считался чем-то низшим по сравнению с Железными кланами. К примеру, жрецы, преодолев первое удивление, начали смотреть на них чуточку свысока. Наверное, это оттого, что люди Зерна были земледельцами, а не кочевниками-скотоводами. К тому же они были не очень хорошими воинами, хотя мужественно сопротивлялись эльфам, давая своим союзникам время уйти на юг. Судя по историческим сочинениям, которые читал Лоррин, в войне Народ Зерна всегда полагался на помощь и защиту Железного Народа, расплачиваясь за это зерном и прочими товарами, которые производят только оседлые земледельцы. Значит, очень важно поддерживать людские личины на них с Реной. И еще это значит, что, когда пришельцы утратят свою прелесть новизны, они окажутся на положении бедных родственников. В конце концов, что они могут предложить? Зерна у них нет, воины из них никудышные. Только способность приручать единорогов - но быки их не потерпят. Так что пользы от этого никакой. А от демонстрации прочих магических способностей будет больше вреда, чем пользы. Жрецы, которые встретили гостей", желали немедленно отвести их к верховному жрецу - и Лоррину ничего не оставалось, как согласиться, хотя он чуял, что здесь таится какой-то подвох. Его тревожило то, что он не может читать мысли этих людей, сколько ни старается. Юноша так привык читать мысли людей с той же легкостью, что и выражение их лиц, что сейчас чувствовал себя полуслепым. Интересно, неужто Рена все время испытывает нечто подобное? А обычные люди-рабы, не имеющие магических способностей? Лоррину стало их ужасно жалко. Их провели в большой шатер-фургон, наполненный крепким ароматом благовоний. Занавеска опустилась, и сперва Лоррин подумал, что они остались одни. Но, когда его глаза привыкли к полумраку, он заметил, как в глубине шатра что-то шевельнулось. - Я думаю, ты не то, чем кажешься, укротитель единорогов, - негромко произнес низкий насмешливый голос. Лоррин вздрогнул. - Я? - переспросил он с самым невинным видом. - Но как я могу быть чем-то другим? Рена стиснула руку брата. Она нервничала оттого, что не понимала чужого языка, и от всего происходящего. Лоррин всматривался в темноту, пытаясь разглядеть говорящего. Плохо, что эти люди такие темнокожие: в этом полумраке их почти не видно. Говорящий встал. Человеческая фигура отделилась от расплывчатого силуэта возвышения и двинулась вперед. - Я говорю, что ты не то, чем кажешься, - продолжал низкий голос, - потому что кажешься ты одним из Народа Зерна, но под этой видимостью я прозреваю нечто иное. Я назвал бы тебя зеленоглазым демоном, но две недели назад мне доставили еще четырех таких, как ты. Высокий, крепко сбитый мужчина с коротко подстриженными, курчавыми, седыми волосами шагнул в луч света, падающего из дымового отверстия в крыше шатра, и остановился перед Лоррином, скрестив руки на груди. Он с вызовом взглянул в глаза Лоррину. Юноша окаменел. - Так что лучше объясни, кто ты на самом деле, укротитель единорогов, - потребовал человек. - Объясни, почему ты похож на четырех наших пленников, в то время как та, кого ты называешь сестрой, как две капли воды походит на двух других. Он знает, кто мы! Он видит сквозь личины! - в панике думал Лоррин. - О Предки, что же мне делать?" Ну что ж, выбора не оставалось. Сказать правду? Другого выхода я не вижу... - Это очень длинная история... - осторожно начал Лоррин. Человек - должно быть, это и был верховный жрец - впервые скупо улыбнулся. - Ничего, времени у нас достаточно. И Лоррин принялся рассказывать все с самого начала. Жрец перебивал его лишь затем, чтобы задать вопрос. Вопросы всегда били в точку. К тому времени, как Лоррин закончил свой рассказ, луч света из дымового отверстия успел доползти до середины стенки шатра, а сам юноша охрип. - Это, пожалуй, все, о чем стоит рассказывать, - закончил Лоррин. - Двое из тех, кого вы держите в плену, действительно эльфы, а остальные четверо - явно полукровки, как и я. Мне кажется, что волшебники и в самом деле должны быть заинтересованы в торговле с вами, как они и говорят. В борьбе против эльфов им годятся любые союзники. - Интересно... Жрец задумчиво погладил подбородок, глядя куда-то сквозь Лоррина. - Я, пожалуй, склонен поверить тебе. Мне надо обдумать все то, что ты мне рассказал. Похоже, дела тут сильно переменились с тех пор, как мой народ бежал на юг. Он снова посмотрел на Лоррина, и взгляд его был настолько острым, что юношу пробрала дрожь: ему еще никогда не приходилось встречаться со столь сильной личностью. - Поддерживай ваши личины. Думаю, я единственный, кому удалось заглянуть сквозь них, потому что мне с самого начала не верилось, что вы те, за кого себя выдаете. Остальные будут видеть в вас людей Зерна. Без моего приказа вас никто не тронет. Это именно то, что я ожидал услышать , - подумал Лоррин, содрогнувшись. - Военному вождю вы неинтересны, - продолжал верховный жрец. - Народ Зерна никогда не отличался воинской доблестью. Так что скорее всего он предоставит разбираться с вами мне. Радуйтесь: если бы он заметил ваш обман, вам пришлось бы куда хуже, чем со мной. И я думаю, что твоя иллюзия не устояла бы перед его желанием поближе познакомиться с чужеземкой. Вскинутые брови жреца недвусмысленно дали Лоррину понять, что тот имеет в виду. Юноша преисполнился страха и гнева. Жрец хмыкнул, видя, как он переменился в лице. - Не бойся, мальчик, с моей стороны ей ничто не угрожает. Мне не нужен никто, кроме моей супруги. Оно и к лучшему. Если бы она не избрала меня, она скорее всего, сделалась бы мужеподобной и присоединилась к воинам. И она не потерпела бы, чтобы я смотрел на сторону. Жрец снова хмыкнул, как если бы сама эта мысль показалась ему смешной. - Оставайтесь в жилище, в которое я вас поселю, пока я не решу, что с вами делать. Мне нужно побеседовать с духами предков и Первого Кузнеца. Лоррин кивнул. Выбора-то все равно не было. Жрец подошел к выходу из шатра и отдал негромкий приказ. Вошел другой жрец, помоложе. Он вывел гостей наружу и проводил в небольшой шатер, один среди многих таких же. Все люди, живущие в этих шатрах, были одеты так же, как и жрец, и носили такую же железную гривну с подвеской в виде языка пламени. Шатер был достаточно скромным: несколько подушек, яркие одеяла, под дымовым отверстием - пустая жаровня. Как только их оставили одних, Лоррин торопливо объяснил Рене все, что произошло. Он ожидал, что известие о разоблачении напугает сестру, но девушка внимательно выслушала его, не перебивая. - Могло быть и хуже, - заметила она, когда Лоррин умолк. - Если он здешний жрец, он мог бы сильно укрепить свой престиж, разоблачив нас. А он этого не сделал - и не сделает, я думаю. Мне кажется, между ним и военным вождем идет нечто вроде борьбы за власть. Я думаю, жрец будет держать нас в резерве, чтобы потом использовать против этого человека. Лоррин изумленно уставился на сестру: откуда в ней все это? Нет, это, конечно, логично.., более чем логично... Но как она догадалась об этом так быстро? Мысли она читать, быть может, и не умеет, но зато чужие лица для нее все равно что открытая книга. - Любой политический шаг лорда Тилара отражался на нас с матерью, - сардонически пояснила Рена. - Так что мы очень быстро научились узнавать, как обстоят дела, по самым незаметным признакам. Нам просто некуда было деваться. Прежде чем говорить что-нибудь лестное о том, кто был его союзником на прошлой неделе, надо убедиться, что он по-прежнему союзник. - А-а... - сказал Лоррин. Он не нашел, что еще сказать. Но тут появилась женщина с корзинкой еды, избавившая Лоррина от необходимости продолжать разговор. В корзине был мягкий белый сыр, полоски сушеного мяса, жесткие, как сапог, и свежая вода. Увидев этот скудный обед, Рена нахмурилась. - Похоже, эта еда мне надоест, и притом очень скоро, - заметила она, принимаясь жевать полоску мяса. - Может, лучше каждый день изменять с помощью магии пару горстей травы? - Это точно, - согласился Лоррин, хотя про себя подумал, что после этой травы мясо и сыр - просто пища богов. В последние несколько дней ему уже начало казаться, что у него отрастают рога и копыта. Юноша широко зевнул. Он только теперь заметил, что жутко устал. - Ну что, может, отдохнем, пока есть возможность? Рена неудержимо зевнула в ответ. - Я.., я даже не думала, что смогу заснуть в подобной ситуации. И все же... - И все же надо выспаться. Оттого, что мы не будем спать, ситуация не изменится. Лоррин взял полоску мяса и отважно вгрызся в нее. - То же самое и насчет этой еды... Но тут Рена отобрала у него мясо. Не успел Лоррин возмутиться, как сестра уже протянула ему мясо обратно. - Может, так лучше будет? Лоррин попробовал - и, к своему изумлению, обнаружил, что мясо сделалось мягким. Правда, на вкус оно все равно было как вяленое мясо без приправ, но зато теперь его можно было съесть, не сломав зубов. - А я и не знал, что ты можешь творить такое не только с травой! Рена только плечами пожала. - Да я и сама узнала только что. Лоррин почувствовал, как его брови поползли вверх. Что ни день, то новый сюрприз! Теперь она опробовала свою магию на неживом - и обнаружила, что магия действует! Что-то будет через месяц? Быть может, с ее помощью им удастся удрать от этих кочевников? После всего что было, Лоррин уже не сомневался в необычайных способностях своей сестры. Немного подремав, Лоррин собрал все силы и наложил на Рену заклятие речи, пока их никто не видел. Это пришлось как нельзя кстати, потому что вскоре явился еще один молодой жрец, чтобы отвести их к верховному жрецу для нового допроса. На этот раз верховный жрец говорил не только с Лоррином, но и с Реной, так что вопросов им досталось примерно поровну. Однако легче от этого не стало - по крайней мере, Лоррину. Юноша все боялся, как бы сестра не сболтнула лишнего, хотя и сам не знал, что будет лишним, а что нет. Но жрец, который наконец сообщил, что его зовут Дириком, расспрашивал в основном о волшебниках. В конце концов, после нескольких часов расспросов, Дирик их отпустил. Они вышли на улицу, окунувшись в ночную прохладу. - Смотрите, ни с кем больше не разговаривайте, в особенности с пленниками! - сурово предостерег их жрец. - Если кто-то с вами заговорит, отвечайте вежливо, но на все вопросы говорите только, что Дирик запретил вам что-либо рассказывать. А в остальном вы свободны. Можете ходить по лагерю всюду, где захотите. Он не стал предупреждать их, чтобы не пытались сбежать - это и так было очевидно. Как и то, что любые попытки использовать магию против Железного Народа будут бесполезны. По крайней мере, для Лоррина это было вполне очевидно. Мысли читать он уже пробовал. Если бы отсюда можно было сбежать с помощью магии, ни эльфов, ни четырех волшебников тут давно бы уже не было. Они с Реной немного побродили по лагерю, просто разглядывая все вокруг. Никто их не останавливал, не задавал вопросов, ничего не запрещал. Люди держались вполне дружелюбно и охотно отвечали на все их вопросы. Лоррин даже забыл о грозящей им опасности. Он еще никогда не видел, чтобы кто-то жил так, как эти кочевники. Вся жизнь Железного Народа держалась на их стадах. Питались кочевники в основном молоком и мясом. А то, что Лоррин принимал за овечью шерсть, на самом деле оказалось зимней шерстью скота, которую вычесывали по весне. Хотя эти люди называли себя Железным Народом, они с тем же правом могли бы назвать себя Кожаным Народом. Лоррин и не подозревал, что коже можно найти такое разнообразное применение. То, что он принимал за ткань, зачастую оказывалось тонко выделанной кожей, мягкой и податливой, как полотно, и искусно раскрашенной или вышитой. Ткани у них тоже были, но, как Рена узнала от женщины, деловито перекрашивавшей старую юбку в котле, висящем над костром, все ткани были покупные. - Мы уже много-много лун ни с кем не торговали, и новых тканей у нас нет, - печально сказала женщина, перемешивая краску оструганной палкой. - Мы ведь не бедняки, а между тем нам приходится чинить и штопать наряды, словно беднейшему из кланов! Беда, беда... Брат с сестрой пошли дальше. Теплый вечерний ветерок нес им вслед резкий запах краски. У следующего костра, к которому они подошли, расположились несколько воинов. Среди воинов была женщина, одетая почти так же, как и мужчины, в таком же доспехе. И воины обращались с ней, как с мужчиной. - Тут Лоррин узнал, кто такие мужеподобные", о которых мимоходом упомянул Дирик. Эта женщина была как раз из таких. Эти женщины давали обет не вступать в брак и не рожать детей, и присоединялись к воинам. Таких женщин было немного, и их зачастую было непросто отличить от юношей, поскольку мышцы у них были переразвиты от непрерывных боевых упражнений. В слове мужеподобные" не было ничего оскорбительного - оно означало просто, что эти женщины подобны мужчинам. Интересно, а женоподобные мужчины бывают? Когда Лоррин спросил об этом, ему ответили: - Да, разумеется. Только вряд ли ты отличишь их от девушек. Еще Лоррин узнал, что кузнецов в этом народе почитают не меньше, чем воинов, - хотя у них уже давно нет металла, который можно ковать, и весь народ очень сильно тревожится по этому поводу. В конце концов, их духовным покровителем был Первый Кузнец, который даровал людям огонь и умение ковать железо. И невозможность совершать кузнечные обряды беспокоила всех людей клана. Так что Железный Народ нуждался не только в новых тканях. Женщины тоже могли быть кузнецами, как и мужчины, но женщины и мужчины изготовляли разные изделия. Мужчины ковали в основном оружие и доспехи, а женщины - железные украшения, которые носили как женщины, так и мужчины. Мужские украшения были в основном утилитарны и вели свое происхождение от доспехов: запястья, гривны, головные обручи, пояса и ножные браслеты. А вот женские украшения были настоящим чудом. Лоррину никогда еще не доводилось видеть ничего подобного. Тонкая филигрань была схожа с черным кружевом - любой эльфийский ювелир позавидует! Если бы эти утонченные и замысловатые ожерелья попали в эльфийские земли, они бы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Автор:Нортон Андрэ. Книга :Эльфийская дилогия 1-2
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом