Псы-витязи, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псы-витязи


скачать Тюрин Александр Псы-витязи можно отсюда

ты, классный, под старину, это тебе не кухонный секачок. - сказалбыстро сунувший свой нос Квакин. - Одна насечка чего стоит, руныдревнескандинавские. Метал травленный и рукоять с костяной инкрустацией науровне музея, орнамент в зверином стиле, перешедшем от скифов к славянам... Вот зараза, начитанный, нахватанный, с неожиданной злобой подумалНикодимов. - А вот стрела с третьего этажа, прямое попадание в горло. - экспертпомахал пакетиком. - Ну-ка, ну-ка, дай глянуть. - Квакин поцокал языком, разглядываядиковинное средство убийства. - Сделана очень филигранно. Ах ты, перышки каквставлены, словно птичке в попку, а наконечник прихвачен растительнымиволокнами... И что ты думаешь об этих псах-витязях, Михаил? - Что думаю... сволочи, маньяки. - А мне они чем-то нравятся. Ревнители и ценители старины, воскрешаютстаринное русское ратоборство. Да и как живописно они кирпичевскую бандууделали, перед которой все дрожат последние десять лет. Кирпичевцы - еще темясники, за что боролись, на то и напоролись, так сказать, по полнойпрограмме, сколько тут колюще-режущих предметов поработало... Однако, учти,что передел власти у бандитов нас радовать не может. Никодимов прошел на первый этаж и вдруг увидел глазок видеокамеры,которую пока никто еще не заметил. Он стал отслеживать кабель, пока тот непривел его в маленький закуток рядом с кухней - похоже, псы-витязи его незаметили. Там стоял видеорекордер, оставалось только отмотать назад кассету ивоспроизвести. - Давай мы ее в протокол занесем, а потом поедем ко мне и тампрокрутим, - прожужжал над ухом вездесущий Квакин. - У меня видак -классный, на цифровом принципе, более того, интеллектуально развитый.Сингапурские коллеги подарили. С тебя только кола и чипсы. Возьми те, что сперчиком. 9. Следствие ведут знатоки и примазавшиеся На пленку было записано немного интересного, но то немногое вызывалокакие-то смутные неприятные, может быть даже мистические ощущения. Приходящие с утра на работу мертвецы. Вон тот, у которого голова потомв корзине для бумаг валялась. Сейчас еще улыбается. Сильные довольные собойлюди, хозяева жизни, ни чета Никодимову. Хотя в тех же годах. - Первый, второй, третий - все будущие покойники. А вон, глянь, этоготипа среди убитых не было. - показал стрелочкой Квакин. - Да, может, это и не тот, которого псы-витязи украли. Может, он свалилзадолго до нападения. - Нет, не похоже. У него тут свой кабинет. Давай-ка, притормозимкино... Видик у меня - сущий зверь. Вот я накладываю контур на эту наглуюфизиономию и увеличиваю ее. Теперь внутри контура повышаю контрастность,яркость, затемняю задний фон, чтоб не мешал, выделяю характерные черты. Ну иодним мановением перста отсылаю портрет на центральный компьютер МВД, длясличения в базе данных с хранящимися там рожами. А вот и все, истекло нольцелых, хрен десятых секунды, сличение закончено... Это гражданин Самохвалов.98 процентов признаков совпадает, что вполне достаточно. Можем почитатьдосье, если охота. Сидел за отравление, проходил по делу так называемых"химиков-ботулинщиков", образование высшее, естественнонаучное. Был, можносказать, полномочным представителем мафии в Кирпичевском институте, илинаоборот представителем Кирпичева в мафии... Ладно, давай дальше смотреть,наслаждаться. А Никодимову было очень далеко от удовлетворения. На экране классноговидика разыгрывалась совершенно киношное тошнотворное, но при том реальноедейство. ... Охранник у двери вдруг отлетает и некто с черепом медведя на головенаносит косой удар саблей, кровь брызжет на стену... - Блин, прямо бесовщина, откуда он только взялся, - по коже Никодимовапробежалась бодрая команда мурашек. - Откуда? Со стороны черного хода, чего охранник-балбес не ожидал... Квакин ненадолго остановил воспроизведение и переговорил с кем-то похэнди. - Все правильно. Оконце подвальное разбито и дверь на лестницу снята спетель, видно тот урка с саблей через подвал проник... Окей, будем дальшесмотреть-любоваться. Со стороны парадного хода появляется сразу целая толпаналетчиков - рубит, гвоздит, кто-то из сотрудников фирмы появляется вкоридоре с пистолетом в руках, но тут же заливается кровью, топорик ужезастрял под горлом. - Да уж, траектория полета топора рассчитана точно, как на компьютере.Возьмем-ка этого специалиста по баллистике крупным планом, - Квакин выделили увеличил оскаленное лицо под медвежьим черепом. - Эту морду я знаю,Ерусланов его зовут. Точно, Ерусланов. Уголовник по кличке Еруслан. Семь летза нападения на инкассатора. А последним на оффисный этаж вошел человек, не слишком похожий наостальных псов-витязей. Щуплый, робкий. Правда тоже в шлеме с рогами. - Погоди, нажми на тормоз, да это же... - почти закричал Никодимов. - Ну и кто же это? Не томи, кто? - с профессиональным требовательнымнапором спросил Квакин. - Елки, это же мой одноклассник. Митя Галкин. - Хорррошие у тебя одноклассники. Далеко пошли твои одноклассники. -почти похвалил Квакин. - Из-под земли достану. - сказал, играя желваками, Никодимов. - Я дажепомню, где он живет. Сердце опять заколотилось. Что ж оно такое трепетное стало, подумалНикодимов. Как-то злокачественно оно реагирует на этих экстравагантныхбандитов. Еще и Галкин вдруг возник из небытия, в лучшем случае из какой-тобледной тени на задворках памяти. - Не обольщайся, Миша. Он же не гриб, чтобы всю свою жизнь на одномместе просидеть. - напомнил удовлетворенный Квакин. - Однако то, что выодноклассники, внушает мне оптимизм. Псы-витязи на экране грузно топали назад, вытирали окровавленные клинкии топоры об чей-то плащ, висевший в коридоре, совали хорошо погулявшие ножиза голенища. А последним с каким-то чемоданчиком в руках выходилодноклассник в рогатом шлеме. - Ну, погоди, Галкин, - сказал Никодимов давно забытые слова, -достанется тебе от меня на орехи. - Ты сам погоди, Михаил, - отозвался Квакин. - Галкин твой не прост,совсем не прост. Я думаю, что он там не последняя фигура, у псов-витязей. Ато чего ему среди них болтаться, такому хиляку? Лучше скажи, что это за тип,твой одноклассник? Пакостник, наверное, был знаменитый. Мучил кошек, билсобак. Но Никодимов, при всем старании, не мог вспомнить ничего откровенномерзкого из жизни юного Галкина. - Да нет, не мучил. Боязливый он был какой-то или запуганный что ли.Это его все охотно мучили. Что еще. Учился неплохо, списывать давал.Выдумщик был большой, говорил, что у него почти построена машина времени,показывал мне детали от нее. Мол, пару раз уже в прошлое летал, но сбольшими турбуленциями, хроновар сломался. Запомнил я это слово. И дажерассказывал, как наши с татарами воевали при Батые. - У всех ворюг есть машина времени: украл в прошлом, продал в будущем.Но в целом, на твоего гражданина Галкина вполне положительнаяхарактеристика, что типично для преступников-интеллигентов. Что еще для нихтипично? Астеническое телосложение, редкий волосяной покров, онанизм,близорукость, бледность, мелкие невыразительные черты лица. - Нет, у него не мелкие. Нос - как два моих. - не удержался Никодимов,которому никогда не нравилось, когда Квакин начинал кичиться своейэрудицией, - тут твоя теория пробуксовывает. - Да черт с носом, главное, что вырос он комплексантом, обиженным навесь мир, и так далее, по Фрейду, - несколько раздраженно сказал следовательпрокуратуры. - Наверное, Галкин у псов-витязей вообще заводила, генераторпреступных идей. Нам во что бы то ни стало надо эту бестию вычислить,наблюдение установить. Однако на рожон не лезть, взять, когда других рядомне будет, чтобы потерь избежать. Согласен, Миш? Никодимов отозвался дежурным разумеется", потому что вдруг задумался отом, не виноват ли он в том, что обиженный в школе Галкин пошел не туда. - А что так вяло? - неожиданно резко сказал Квакин. - Кое-кто наверхунедоволен сложившейся ситуевиной, а то и переживает, успокоительные на ночькушает. Порядок-то ведь нарушен. Непонятные злоумышленники подбираются кархиважному оборонному институту. Можно ругать-костерить кирпичевскую банду,но она, в каком-то смысле, выполняла прежние функции госбезопасности,недаром в ней столько экс-гэбэшников. И если ее создал сам академик Кирпичеви нарек своим именем, то правильно сделал. Она была в системе, на своемзаконном месте, а сейчас образуется вакуум и начинают дуть очень сильныесквозняки... Впереди нас ждут большие неприятности, если мы не разберемся ствоим одноклассником и его товарищами. Самохвалов у них в руках, и этоозначает, что кирпичевский институт у псов-витязей уже на прицеле. Кстати,институт прилично зарабатывал на продаже за бугор лекарств для стариков. Нукак, фантазия не заработала? - Нет, - честно признался Никодимов, никак не беря в толк, причем тутстарики, и опять чувствуя свою умственную недостаточность. - А мне видится дряхлый злодей, этакий синеватый Кощея с сильноповернутыми мозгами, который набрал команду маньяков и решил сильно удлинитьсвою преступную биографию. 10. Вот эта улица, вот этот дом... - Еруслан, ты всерьез утверждаешь, что родился до монгольскогонашествия? - Эй, нечего меня на базаре ловить. Монгольское нашествие для меня всеравно, что прижевальская лошадь - сплошные непонятные слова. Поганые пришли,вот что. А родился я до прибытия этих самых поганых в лето 6465 в городищеПронск, от дружинного воя Лавра. Как батюшка стар сделался и перестал вдозоры ходить, то купил двор в Рязани, на Кожевенном конце. И знаешь, чтоинтересно, воду мы почти не пили, чтобы животом не мучится. Пиво и медовуха,из яблок крепкое пойло варили. Еруслан посмотрел куда-то вдаль и, словно увидев батюшку со жбаномпива, осклабился. - А какие-нибудь документы у тебя были? - осторожно спросил Митя. - Не такие как нынешние ксивы, но были, вот тебе крест в этом. Яберестяную грамоту от князя в глиняный кувшин сховал и зарыл на огороде,едва прослышал, что татарские тьмы на нас едут. Дядька мой Егорий на Калкеголову сложил, так что не в пример другим, я робость сразу почувствовал. Ну,как бы понял, дело нешуточное. Митя почувствовал, как непроизвольно напряглись мышцы его шеи, ибонаступал момент икс", когда все решится. - Еруслан, в старой Рязани много лет подряд крупно ковырялисьархеологи. Кажется, этот Кожевенный конец вдоль и поперек перерыли.Результаты все в Интернет выложили. Какой там адресок у сайта, дайвспомнить, не греми цепом. Ну да, www.old-ryazan.ru. Ты как, не противзаглянуть туда?.. Дотошные археологи выложили на свой сайт снимки всех найденных вещейвплоть до рыболовных крючков и ковырялок в носу - то, что никакомунормальному человеку не покажется интересными. Но сейчас могла сыгратьглавную роль любая пустяковина. Находки были отсортированы потерриториальному признаку, по функциональному, по алфавитному. Выставлялосьи реконструированное изображение старой Рязани. В естественном трехмерномвиде, в разных проекциях, с увеличением вплоть до натурального размера любойее части. У программиста Галкина компьютер был с разными наворотами, так чтопутешествовал он со своим собеседником по давно исчезнувшему городу почти"вживую". - Да нет, чего-то я не признаю. Может, это и не Рязань вовсе? - сказализрядно попутешествовавший Еруслан. - Ну, хоть церковь признаешь? - спросил Митя, засовывая в рот жвачку,чтобы поменьше нервничать. Не по себе ему было сейчас. Если засыплетсяЕруслан с этим опознанием, то все станет на свои места, и Митя окажетсяобычной жертвой заурядных бандитов. Но если что-то другое, то мир можетпросто перевернуться... - Была там церковь Покрова, толико иная, не такая смехотворная как эта.Много выше, без луковицы, с куполом. Митя выдохнул запертый в груди воздух. Уже что-то. Еруслан назвалцерковь правильно. - А Кожевенный Конец до церкви или после? - Да вообще сбоку. Там своя церковка имелась. Трифона Великомученика.Резная такая, красивая. Деревянная вся. Здесь ее что-то не видно. Может, онана месте той бани стояла? - Баня, пожалуй, великовата, тогда всем батальоном не мылись.Реконструкторы маленько напутали. - согласился Митя. - За ней терема стояли боярина Кузьмы. Но здесь, на компьютере твоем,заместо них пруд какой-то. Потом двор кожевника, как без него на КожевенномКонце, изба кузнеца, лавка стекольщика, дом менялы Соломона, а что тыдумаешь, иудеи в Рязани не водились? Даже не дом, а терем целый с этой самойсинагогой. Вон и машина твоя выдает, что найдены там монеты полуденныхстран - диргамы, динары. Ну, а дальше наш двор стоял... Так вот он, онсамый! Еруслан так грохнул ладонью по стулу, вызвав дребезжание компьютера,что Митя с минуту ничего кроме мучительного страха за любимую вещь неиспытывал. - Ладно, давай посмотрим, какие находки на этом участке. Костяки вотнайдены... - сказал Галкин академическим голосом и осекся, потому что поняло чем идет речь. Еруслан как-то по детски подпер буйну голову пудовым кулаком. - Эх, все мои там полегли. Где жили там и преставились, без погостаобошлись. - Извини, - сказал Галкин, хотя тут же запретил себе верить. - Значиттак, найдена ременная пряжка с буквами Л и Р. Пряжка бронзовая, и хотя буквыкириллические, она в скандинавском стиле. - Ну-тко, дай глянуть... Как пить дать тяти моего. Только раньше онабыла не столь зеленая. А на обратной стороне кажись процарапано... То, что сказал Еруслан, пришлось записать на бумажке, чтоб не забыть.Хотя суть сводилась к простому пожеланию не забыть с утреца про штаны. - Если клюнуть изображение сверху, то оно должно показать изнанку.Так, пряжка переворачивается и теперь на виду какая-то надпись. Сейчассверю, - у Мити что-то потрескалось и просыпалась в груди. Или псы-витязисамые грандиозные обманщики, перед которыми он совершенно слаб и беспомощен.Или весь мир готов встать вверх тормашками. Чего же ему самому большехочется? Пожалуй все-таки того, чтобы цепочка кошмарных совпаденийпрервалась и восстановилась прежняя справедливость... - Эй, Митрий, что ты так с лица спал. Это я должен сейчас бледнеть инозеленеть. Меч, который твоя машина показывает, принадлежал моему отцу.Признал я говно это. Не искусны мастера рязанские в оружейной ковке,миролюбцы хреновы. У татар клинки китайские были, бухарские, исфаханские,умело прокованные и закаленные, годные для колки и рубки... А когда тятькамой оборонял имение и близких говенным рязанским мечом, я от татар бегал,падло этакое. Еруслан уронил пыльную голову на клавиатуру, вызвав всякие прыжки наэкране и Митя уже подумал, что продолжения не будет. Но минуту спустягромила поднял лицо, сфокусировал взгляд и сказал: Давай дальше . - Археологи откопали здесь кувшин, вернее черепки и среди них остаткиберестяной грамоты. Что там процарапано? И Еруслан точь в точь выдал всю длинную и нудную запись, имевшую набересте, плюс три слова, которые не дожили до нынешних дней из-за порчидревесины. - Что тебе еще, Митрий? Паспорт с фотокарточкой я бы тоже зарыл, кабыимел. - Не надо мне паспорта с фотокарточкой. - сказал Митя, у которогосильно загудела голова. Впрочем, оставалась еще одна зацепка длявосстановления здравого смысла. Еруслан ведь мог заранее посетить сайт"Старой Рязани". - Еруслан, на кувшине сохранился отпечаток ладони, по нему видно, чтона мизинце отсутствовала верхняя фаланга. Ну-ка, покажи свою. Еруслан поднес могучую пятерню к глазам Мити. И не было верхней фалангиу мизинца, который по толщине равнялся двум большим пальцам программистаГалкина. - Это мы с ребятами в ножички играли. Доигрались... - пояснилЕруслан. - Многое у меня растет заново без устали, волосы, ногти, кожа,чешуя, шипы, а вот мелкая косточка на мизинчике так и не возвернулась. Свершилось. Митя судорожно сглотнул накопившуюся в горле слюну. - Что ты помнишь? Что с тобой произошло за эти семьсот семьдесят лет? - Семьсот семьдесят - число великое. Но я... запамятовал их. Почтиничего и не помню. Как жил в доме батюшкином припоминаю, как играли мы сбратцем в конный бой и салочки, а тятя хлебал из жбана. Не забыть, какженился. Сваты обо всем сговорились, само собой, меня не спросясь, боялся я,что невестушка драчливая окажется, с кулаками свинцовыми. Но Анастасьясправная девка была, с косой до попы. Как рубили нас поганые - помню. А чтоследом случилось, помню лишь отдельными местами. Однажды на болотах я мужикаприбил, потому что обзывал меня кикиморой и не желал сухарями поделиться.Нечего орать, когда человек лет сто не жрал. Как-то подобрали меня в своюватагу люди, именуемые казаками. На засеках вместе с ними подстерегалордынцев из Крыма. Вдругоряд заметил татарина, метнулся к нему с дубазеленого и зарезал. Это точно татарин был, хотя речь не татарскую имел. Онкрикнул: О, мон дье . Како мыслишь, Митрий, что это за язык? - Французский, похоже. А между этими отдельными местами что было,Еруслан-сан? - А ничего, или пузырение невнятное, или тьма с какими-то всполохами.Егда тьма уходила, я сено косил, скотину пас. Меня мужики юродивым называли,или полудурком. Как-то барыня вывела меня к гостям своим, чтобы я про свое"дежавю" сказывал. Потом, когда барыню уже сказнили, я скакал туда-сюда подкрасной хоругвью, в шеломе уже суконном, именуемом буденновкой. Надлежаломне тех мужиков порешить, которые хлеб попрятали. Я поверх голов разил,потому что ратоборство люблю, а не палачество. Но комиссар Петерс приметилмое нерадение, велел и меня расстрелить поутру вместе с другими мужиками.Помню, прошило меня огнем, в яму я упал и сверху землей засыпан был. Следомничего не помню, только кажется червие по мне ползало, но тронуть не смело.А когда я из-под земли совсем голый выбрался, то этой войне давно уже конецпришел. Какие-то люди увидели меня нагого, срамного и в больничкуспровадили. Там меня лекарь лечил от хвори в голове. Санитар лупил менянещадно, потому что я слабый был. Как-то силу себе вернул, покарал его влицо, и деру. Но поймали меня милиционеры и отправили лес рубить. А еще меня на какую-то войну взяли. Там я запутался в колючейпроволоке, набежали недруги, угостили прикладом по голове и в полон взяли. Ипришлось мне несколько лет просидеть на корточках у забора колючего сэлектрическим напряжением. Выучил я немало слов от тевтонцев. Ду бист айнтоталь веррюктер Иван, говорили они мне. Данн арбайтет их бай гроссем бауер.Айн арцт хат мих инс институт Аненербе гебрахт. СС-лейте спрашивали, какпрожить семьсот лет и сосали мою кровь для своего фюрера. Затем пришли наши и отправили в родную сторонку. Там допросили. Вначалеони не верили, а потом снова поняли, что я честно в плен попал и кровь моюфашисты в самом деле пили. Пошел я себе хлеб искать. На дрезине долгоработал, в команде хоккейной играл. Но меня оттуда выгнали за грубость,тогда я снова вернулся на болота. И заснул... - Значит ты не видел своих товарищей семьсот пятьдесят лет? - Из них я только Путяту и Мала признал. Путята и разбудил меня.Сказал, деньги нужны. Надо кассу взять. А я еще молвил: Что такое касса? 11. Из жизни приятных дам Попытка завершить Токийский проект завершилась ничем. И самое худшее,Митя понимал, что следующей попытки уже не будет. Догорал последнийотведенный менеджерами день; в пакете, сделанном калифорнийским Рабиновичем,таилась ошибка, но непрырывно идущий в митиной квартире пир пополам стризной и с элементами военного совета не давал никаких шансов найти ее.Надежды, что все псы-витязи уйдут в какой-нибудь набег и больше никогда невернутся, не оправдались. Полчаса назад приходила экс-супруга. Митя собрал в себе остаткибодрости, чтобы показать ей сателлитовый адаптер, но тут поперек коридоралегла пьяная туша Мала. - Нина, - сказал Митя бывшей жене. - Не обращай внимания, это оченьинтересные люди, они воскрешают прошлое, и они скоро уйдут. - Скоро уйду я, - сказала бывшая жена, - для воскрешения прошлого ненадо так сильно нажираться. - Ну, Нина, лично я ж не виноват... Митя посмотрел жалобным собачьим взглядом на некогда родную-дорогуюНину и что-то растопил в ее сердце. - Ладно, бери свой адаптер и поехали ко мне. Если ты еще что-топредставляешь из себя как программист, то сможешь закончить свою работу... - О небо, как хорошо-то, я сейчас, - с готовностью откликнулся Митя, -нищему собраться... И в этот момент в дверь квартиры вошла Светлана, которой не было виднос утра. - Здравствуй, милочка, - поприветствовала она Нину. - Так вот значит с кем ты тут воскрешаешь прошлое, - прошепталапобледневшая Нина и вышла, хлопнув дверью. - Бабы - дуры, - пропела Светлана, - и что она в тебе когда-то нашла.Нашла ведь, выкопала, как Шлиман Трою, если до сих пор злиться. - Она может и копала, а вы только ломать мою жизнь умеете, и делаетеэто высокопрофессионально, - страдающий Митя отправился на кухню и сел там,безнадежно глядя на обгаженную плиту. Однако Светлана не оставила его там в покое. - Есть вещи гораздо более интересные, чем бывшие жены и плохиепрограммы... Я у одного знакомого мужчины-завлаба в лаборатории хорошопорезвилась - у него установка по секвенации и картированию нуклеотидов...пришлось, конечно, кое-что у Ракши, Еруслана и Путяты на анализ взять,сперму там, кровь, - невинным голосом добавила она. - Сперму, значит. - от перемены темы Мите несколько полегчало. - И чтоты с ней сделала? - Экстрагировала, к примеру, ДНК, определила генные последовательности,вырезала эндонуклеазой микросателлитовые отрезочки. Светлана, сдвинув стаканы, раскинула на столе несколько распечаток сдлинными рядами цифр и символов. Затем нагнулась, отчего замаячили в вырезеджемпера внушительные прелести, и кое-что обвела красным карандашом. Именнона этом участке ДНК определяется живучесть клетки, сказала она. По-крайнеймере, синтез теломеразы определяется там, добавила она и подтянула к себедругую распечатку. В ее движениях что-то от крупной кошки, предположительнопантеры, подумалось Мите. Светлана коротко поработала карандашом и на этойраспечатке. А вот такой же участок ДНК, но уже от нашего витязя, сказалаженщина и улеглась рядом с распечаткой на живот. Карандашем я выделила болеесотни отличий, то есть мутаций, сказала она и искоса, сквозь прядь волос,посмотрела на Митю. И не надейся, дружочек, что это случайные мутации подвоздействием выпитого и съеденного, - ее ножки заиграли в воздухе какножницы. Те же 26 отличий и в ДНК другого бессмертного. Ну, вот тебе иверный след эндогенной вирусной инфекции. Она продолжила свой танец настоле, только уже по поводу генов-корректировщиков, претерпевших у всехвитязей схожие и весьма характерные мутации. Спустя некоторое время Митяосознал, что-то тут не так. По-крайней мере, зачем это он уставился наСветлану как поросенок на анаконду? - Что-то здесь не так, - повторил он вслух. - Но анализ плазмидной ДНК у внутриклеточных бактерий дал схожиерезультаты! - Погоди, Света, такие работы не по плечу лаборантке. - сказал Костя,крупно надеясь, что дамочка сейчас со смехом признается, что ловко разыгралаего. Женщина отвлеклась от распечаток. - А с чего ты взял, что была я лаборанткой простой? Какая же ты дубина,Митя - даже муркой-наводчицей меня считал. Будем тогда знакомы - докторбиологических наук Светлана Павловна Полевая. Еще два года назад возглавляланазад отдел геронтологических исследований в кирпичевском институте. И намой взгляд, возглавляла неплохо. К рынку мы тоже приспособились, поэтомулапу не сосали, когда нам урезали бюджет. Все это выглядело не слишком правдоподобно, однако Митя понял, что внынешних условиях ему не надо быть слишком привередливым. - Вы приторговывали этим самым Инго"? - Увы, до этого дело не дошло. У Инго" было несколькопредшественников - спокойные надежные средства, которые прошли нормальныеклинические испытания. Их и продавали богатым старичкам из Америки, арабскимшейхам, страдающим болезнью Альцгеймера, Паркинсона и так далее. А вот сам"Инго" был уже перспективным, даже революционным препаратом, однако сбольшими сюрпризами. Поэтому мы им только крыс и мышей омолаживали. И кпримеру, мышки белые, с их двухгодичным сроком жизни, тянули все пять.Впрочем, не скрою, что в половине случаев это еще приводило к сбоям в генныхмеханизмах и злокачественным новообразованиям. - Для испытаний на людях многовато. - сказал Митя, замечая, что большена эту тему ему сказать собственно нечего. - И я про тоже. Поэтому я разрабатывала Перфекцин", препарат дляборьбы с генетическими сбоями. Но завистники съели меня, что говорится, надесерт. С одной стороны меня стали выживать, с другой стороны от разных фирми компаний пошли предложения, подкупающие своей денежной новизной. Из института тебя выперли за то, что мыши гораздо чаще дохли от рака,чем превращались в мышиных мафусаилов, мысленно прокомментировал Митя. Асейчас ты надеешься распотрошить псов-витязей и вытащить из них секретыгенетической надежности. Тебе еще подавай дерзкий набег на институт, гдележат недостающие тебе препараты. И тут же Митя поймал себя на том, чтопо-прежнему не добр по отношению к Светлане, хотя она оказалась в его доме,скорее всего, случайно и, надо признать, немало украсила его. Ну да, оналовко пытается запрячь полоумных старцев-витязей в свои сани, они проворноперетягивает на себя одеяло, но это так по-женски, по-человечески, и этомубыть в веках. Наверное, из-за этого одеяла, вернее того, что под ним лежит,он и не добр. Лежит там умное женское тело плюс проворный ум. Кстати,Светлана и сейчас безошибочно распорядилась своим телом. Ее коленкиоказались перед глазами Мити, который никак не мог подняться с табуретки. - Мне говорили, мол, Светик ты наш ясный, вместо того, чтобы вкалыватьна институтское начальство, будешь сама себе менеджером и директором - белаяраса быстро ветшает и твои разработки ей нужнее всяческих богатств...Короче, я ушла в фирму Бессмертие инк", совместное предприятие с"Рон-Пуленк". Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это обычнаяблатная контора, которая отстегивает за марку кому-то в Рон-Пуленке", чтомои хозяева в гробу видели долгосрочные исследования и ждут только одного,что я им скоренько притащу в клювике эликсир бессмертия". Плюс средство дляполовой мощи, плюс феромоны, чтобы бабы слетались, плюс набор ядов дляинтеллигентных убийств, а то рука от пистолета и ножа устала. Вот теперьидти мне было уже некуда. И я пошла на... - На панель, - с готовностью подсказал Митя, все еще надеясь, чтонаучное светило превратится обратно в путану, и заодно пытаясь оторватьшироко распахнутые глаза от Светиного тела. Черт, даже глазные мышцызаболели. - Я пошла по тропе удовольствий. Я впервые обратила свое мастерство исвою деньги на саму себя. Ты бы видел меня два года назад - волевой двойнойподбородок, изморщиненный мыслями лоб, серые угреватые щеки. Но вот исчезлилишние двадцать кило, подтянулась и очистилась кожа, заиграли афродизиаки,поплыл серотонин и превратилась я из бомбы гастрономической в бомбусексуальную. И, как многие могли убедиться, любое дело я делаюпрофессионально. Про силикон как-то забыла сказать, добавил про себя Митя и вынужден былпризнать, что не только тело ее приманивает, наполовину искусствомсформированное, но и само это искусство, которого у нее хоть отбавляй. - Что губки облизываешь, Митя. Хочешь насчет интимных подробностейпоинтересоваться?.. - Да. То есть нет... Что ты еще в анализах у этих типов, то естьвитязей, усмотрела? - Так я тебе все и расскажу, дурочку нашел... - засопротивляласьдокторша наук, впрочем притворно. - Ладно, тебе я доверяю. Сам по тупости несможешь использовать, другим продать побоишься... Скорее всего, случилась вовремена оные некая вирусная инфекция, с которой еще ковыряться иразбираться, ясно только, что вписались ретровирусы с помощьюреверс-транскриптазы в ДНК, рекомбинировали ее там и сям... Выработался уклетки механизм долгоживучести: непрерывный синтез теломеразы,контролируемая стимуляция деления, синкутиумная защита от микроорганизмов,гашение свободных радикалов и случайных мутаций, активная борьба со всякимипатогенами с помощью абзимов. Света еще что-то говорила в подобном стиле, и даже показывала. ОднакоМитя отзывался только невнятным меканьем, бесхитростно получая удовольствиеот этого научно-эротического выступления. - Я тоже всегда подозревал, что вирусы - наши лучшие друзья. - наконецперебил Митя. - Сколько все-таки набежало этим древнерусским бандитам? - Теперь я могу уже сказать со всей определенностью, в порядкеубывания. Путяте - 776, Еруслану - 772, он с Ракшей одногодки... И сами непомирают, и никто нашим везунчикам смерть не подкинет, хотя это в Россиисамый ходовой товар. Малу - 780, а неплохо ведь сохранился... Светлана выкрикивала возраст каждого из семерки, словно произносилазаклинания, которые должны были принести ей как минимум вечную молодость. А Митя чувствовал как гаснет в нем любопытство и на смену краткойбодрости опять идут тоска с увяданием. У Светланы, наверное, все еще быловпереди, золотые горы за эликсир бессмертия и все такое прочее. А у неговсе - с задней стороны. Тут еще Света заговорила про Нобелевку и прообессмерчивание всего человечества, про насыщение его по уши вечностью, промучительно долгую жизнь для всех, от которой не так-то просто будетизбавиться... Что жизнь будет не только долгой, но и мучительной, несколько ещеразвеселило Митю, однако он сразу стух, едва Светлана Павловна повернуларазговор на вылазку в кирпичевский институт, где на таком-то этаже, наскладе биопрепаратов стоит холодильничек с антидифференциатором Инго". Иподавала она этот рейд в совершенно лживом виде, мол, только придти, открытьи взять. Ну и подарить великолепной семерке еще семьсот лет, потому что онихоть и слабоумные, но хорошенькие... - А я не слабоумный и не хорошенький, кто мне поможет, - пожаловался вравнодушное пространство Митя, отчетливо сознавая свою роль пешки и фишки. - Помочь тебе не могу, а вот охватить... Митя не успел спросить, какой смысл имеет слово охватить". Докторша наук оказалась совсем близко, из выреза на джемпера почти чтовыпали выпуклости, обладающие сильным излучением и гравитацией. - Это не силикон, дурашка. - заметила Света и откинулась назад, причемее длинная гладкая нога вдруг оказалась на плече у Мити. Вторая тожевступила на Митю в неожиданном месте. И открылись такие виды. Дама прикрылаглаза, но ее ноги, а затем и руки потянули его к себе - сила быланепреодолимой. Митя еще соображал, как ему отреагировать, тогда как клинок"уже оказался в самых подходящих ножнах", и какое-то время не мог тамуспокоиться. Однако в тот миг, когда должен случиться последний наскок,крепкая даже мозолистая рука Светы схватила крайнюю часть Митиного тела инаправила ее в пробирку. - Эй, гражданин, с анализом все, до следующих интересных встреч, вещисвои не забудьте. - Доктор наук уже направилась с пробиркой в руке зазагородку, где нынче располагалась крохотная лаборатория. 12. Совещание после пытки - Ну, что, воркуете? - Ракша появился, когда биологиня пересталаобращать малейшее внимание на Дмитрия, уединившись в своейминилаборатории. - Воркуете, значит. А мне, что, одному, терзать этогокирпиченка? Одному мараться, одному затем каяться? - Ты пытаешь захваченного в плен? - с интеллигентским испугомвоскликнул Митя, еще не совсем оправившийся от предыдущего потрясения. - А иначе зачем он тут? - Ракша поправил мокрую прядь, лезшую вглаза. - Употел вот, потому что спустя рукава я никакого дела не делаю.Только с усердием и пристрастием. Надо ж было выведать все про пути-проходыв кирпичевский институт... Чего смотришь с укоризною? Я от татар этомунаучился. Они в пыточном деле большие вежды. - Да и ты, я погляжу, не новичок в этом деле. А почему он не кричал?Может, ты уже убил его? - Зачем бы я стал убивать, ежели он нам еще пригодится. - оскорбилсяРакша. - Просто во рту у него груша деревянная лежит, дабы соседей небеспокоил ором своим. Ракша положил на стол мятую бумагу с пятнами крови. - Он тут все вычертил, что знал. Из-за загородки появилась деловая Светлана и подхватила бумагу безследа отвращения на лице. Пару минут спустя подтвердила: - Похоже, Самохвалов не соврал, по-крайней мере в главном.Монголо-татары научили тебя полезным вещам, Ракша. - Света провелавнимательным пальцем по бицепсу беловолосого воина. - Впрочем, милый мой, необольщайся, для вылазки в институт всего этого далеко не достаточно. - Ну что за ненасытная такая... Ракша вынул из ташки пластиковую карточку и протянул в сторонуСветланы, хотя и не отдал прямо в ее хваткие руки. - Действует сообща с паролем, который мне тоже известен. Отдам зататарский поцелуй. Дамочка радостно заклекотала и выдернула карточку из руки Ракши,который не успел увильнуть. - И что вы с этой карточкой собираетесь делать? - справился Митя. - НаКПП, кстати, вохровец сидит, который должен любую рожу знать в лицо, да ещесверять ее с фоткой в служебном удостоверении. -

1 2 3 4 5 6

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псы-витязи
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом