Псы-витязи, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псы-витязи


скачать Тюрин Александр Псы-витязи можно отсюда

Там еще радужка глаза сканируется и нередко папиллярный узорпальца. - добавила Света. - Однако КПП можно обогнуть. - Подкоп сделаем? - предложил Ракша. - Лучше сверху как птицы. - издевательским тоном произнес Митя. Светлана резко осудила два последних предложения. - Вместо того, чтоб глупости слушать, я хочу взглянуть на карту тогорайона, где находится кирпичевский институт. - Карту города найти и то проблема, не говоря уж о районе... Хотяпогоди, Света, можно глянуть на одном сайте... Митя уже прилип к компьютеру и привычно рыскал в сети. Есть такие"мусорные баки" в сети, где чего только не навалено. Нашлась и подробнаягородская карта, которая была продана одним местным гэбэшником американцам,и украдена у американцев другим гэбэшником. Осталось только выбрать район,"клюнуть" на увеличение, а затем бросить его на печать. Через минуту Митя выложил на стол свеженькую карту, а Светланаотодвинула мальчиков", чтобы воздух чище был", и принялась ее пытливоразглядывать. - К северу от института как будто поле. На самом деле, это свалка,которая года три назад еще относилась к институту и была огорожена забором.Забор и сейчас стоит, но уже никто его не охраняет. - Так мы, значит, прямо через поле к институту поедем? - неверносообразил Ракша. - Прямо поедешь, головку потеряешь. Налево, направо - тот же результат.Но там есть люк, вход в канализационную систему, которая напрямую сообщаетсяс институтом. - Городская канализационная система? Да ты знаешь, красавица, какой тамдиаметр труб? - скептически вопросил Митя. - Не городская, а местная дренажная. Институт - огромное сооружение,глубоко вкопанное в землю. Сам понимаешь, флагман советского ядо итоксинопроизводства должен был хорошо защищен от атомных и прочих водородныхударов. В ходе углубления и землеройства были задеты подземные источники,плавун какой-то растревожили, поэтому на нижние и подвальные уровни сталапоступать вода, разрушая конструкции. С водой принялись бороться, заделыватьщели, откачивать, перебрасывать в дренажную систему. Борьба, что говорится,велась с переменным успехом. - И ты что тоже вела эту борьбу? Ты ведь наукой вроде занималась. -напомнил Митя. - Ладно, Ракша у нас как ангел с небес, а тебе грешно не знать нашихавралов, когда всех бросают в атаку... Короче, занималась я этим, как замзама по гражданской обороне. Информацию о дренажной системе я получила, и навсякий случай сохранила... Эй, Ракша, у тебя взрывчатка есть? - Есть, - охотно признался тот. - Я припас еще с той войны, когда МашаТухачевский супротив непокорных мужиков воевал. 13. Первая звездочка на фюзеляже К темноте все псы-витязи отправились за очередной данью на стареньком,но вместительном Мазе". Путята процедил сквозь усы напоследок: - Казино на Шпалерной противится нам, надо пужнуть их как следует. Аколи не проявят покорность, предадим их мечу. Дабы другим неповадно было. А Светлана села в свой БМВ, прихватив одного лишь Ракшу, и отправиласьна ночную работу в какую-то академическую лабораторию, которой заведовалдавешний ее хахель. Характер этой работы вызывал у Дмитрия законные сомнения. Да и что унего не вызывало сомнений нынче, жизнь напоминала театр теней, однакорасплатой за ошибки станут отнюдь не призрачные сталь, цемент и свинец. Однако не сомнениям ему сейчас представало предаваться. Пленный поимени Самохвалов остался на его попечении. Полоняник сидел на привязи вмаленькой комнатенке, исторически играющей роль кладовки. Как привязь использовался ошейник, оставшийся от жениного истеричногодобермана, и соответственно поводок, прихваченный древнерусским узлом кбатарее. Руки у пленного для надежности были также упакованы шпагатом. Как будто можно было спокойно предаться написанию программы,соединяющей российского клиента с токийским банком. Полчаса Дмитрий не мог сосредоточиться. Куски его программы кружилисьпод черепной крышкой, никак не желая устаканиваться. А едва он обрелпредустановленную гармонию, как послышался жалкий стон из кладовки. Дмитрий включил музыку, как велели перед уходом казаки-разбойники, ипродолжил работу, надеясь, что стоны сами собой затихнут. Однако надежды неоправдались. Стоны хоть и жалкие, а перекрывали мощное звучание металла". На этот случай псы-витязи оставили ему деревянную грушу, которую можнобыло затолкать в рот пленника, а также упаковочную ленту, которой можно былоротовое отверстие заклеить. При особо плохом поведении пленника, бандитырекомендовали приклеить ему веки к бровям и направить в навечно открытыеглаза свет лампы. Митя взял в руки катушку с лентой и подошел к дверям кладовки. - Какать, - попросил заключенный. Вот незадача-то, прямо гром с ясного неба. Псы-витязи не предусмотрелистоль простого развития событий, а сам Митя об этом, конечно, заранее неподумал. - В туалет. Или наложу в штаны, - пригрозил Самохвалов. - Ты еще незнаешь, сколько говна может быть в человеке. Митя представил и отсоединил ошейник от поводка. - Пошли, засранец. Пленный с трудом поднялся и направился в сторону отхожего места, однаковходить в дверь туалета не стал. - Руки развяжи. - Это еще зачем? - Ты мне что ли будешь задницу вытирать? Может, ты любитель задниц,говоря по-простому пидорас? Митя не был пидорасом. Он сбегал на кухню за мечом, который оставилодин из псов-витязей, затем развязал руки Самохвалову и втолкнул его втуалет. Сам встал напротив кабинки, однако дверь закрыл. Меч Митя воздел надголовой, затем понял, что может задеть им за притолоку, поэтому перевел егов положение для колющего удара. - Отпусти меня, - сказал Самохвалов из-за двери. Меч был тяжелым и держать его в вытянутой руке не представлялосьвозможным, поэтому Митя опустил острие на пол. - Отпусти меня и я тебе дам тысячу баксов, - посулил Самохвалов. - Тыже не из их компании. Почему бы не отпустить? Даже и без тысячи баксов - витязи уж что-то, аСамохвалова тщательно обшмонали, выискивая денежные знаки. Отпустить его ивылезти из этого дерьма. Пусть Самохвалов чешет на все четыре стороны, а емутолько собрать чемоданчик, упаковать компьютер и на такси... Можно податься к Протурберанцеву. Нет, лучше к Ромке. Протурберанцевзазнался, а Рома, хоть и ханурик, но беспроблемный. Пусть с ним надорегулярно квасить, однако после третьей он уже отбывает в дальний полет.Зато удастся отвязаться и от псов-витязей, и от ментуры, и от кирпичевцев... Конечно, и квартиру жалко, однако ради нее на нары или, хуже того, наполку в морге ложиться не стоит. - Отпусти меня, - тем временем продолжал Самохвалов. - Я ведь виделфотку твоей жены и сынка. Ты же им блага желаешь? - Блага желаю, но предоставить не могу. Они отдельно живут. - Все равно мы их найдем, - зашипел Самохвалов. - Жену чеченам отдадимна половое воспитание, а сынка продадим на юга... Это я тебе, сука,конкретно обещаю, если в момент не отпустишь меня... Митя прикрыл глаза, но все равно увидел как ражие молодцы потешаютсянад окровавленной женщиной, а пятилетний мальчонка рыдает в земляной норе... Нет уж, он теперь точно на стороне псов-витязей. - Погадил - выходи. Дверь распахнулась внезапно и Митя увидел большой нож, направленный вего живот. Как-то крутанул мечом и выбил нож, но тут голова Самохваловаврезалась в его живот. Митя перелетел через коридор в гостиную, где и рухнулна пол. Мало того, что ударился затылком, вдобавок еще и в солнечномсплетении черная дыра нарисовалась. Самохвалов уже возвышался над ним и меч был в его руках. - Бля, никогда не думал, что замочу какого-нибудь лоха такой вотжелезякой. - хохотнул бывший пленник. - Но я не против попробовать. Меч пошел вниз, но прежде чем он коснулся Мити, тот откатился в сторонуи ухватил щит, оставленный Ерусланом. Неловко, словно крышку от ведра, Митяподставил щит под следующий кроящий удар Самохвалова. И остался цел. Надолго ли? Противник продолжал наступать, хищно поводя кончикомклинка. Как ударит? Рубанет сверху, наискось, как горец из одноименногофильма Хайлендер"? Или будет колоть? Митя занервничал и швырнул щит вкирпичевца. Однако Самохвалов вовремя наклонился и щит только сбил люстру напол. Митя не заметил как оказался на балконе, дальше отступать было некуда. - Сейчас я тебе для начало пузо пропорю и ты сможешь поздороваться сосвоими кишками, - пообещал Самохвалов. - Затем отрежу то, что промеж ногболтается и засуну это штуку тебе в анал, понял? Краем зрения Митя заметил большой гвоздь, торчащий из оконной рамы. И втот миг, когда меч направился в его живот, подпрыгнул, ухватился левой рукойза гвоздь, правой за раму балконного тента и бросил ноги вперед. Клинок прошел снизу, а вот ноги достали Самохвалова, причем сильно. Тотулетел на противоположный край балкона, взмахнул по-птичьи руками иперевалился через перила... Костя выскочил из квартиры и, не дожидаясь лифта, побежал вниз полестнице. Самохвалов лежал на земле, меч, который он выпустил по дороге вниз,пригвоздил его и видимо добил. - Взявший меч от меча и погибнет, - послышался голос Путяты, которыйкак раз вернулся вместе со своими товарищами с боевого задания. - Ну, так я ж первый взял, - признался Митя. - А погиб он. Никуда не годно то правило, в коем нет исключений. Путята вытащил клинок из спины Самохвалова и тщательно вытер о пиджакмертвеца. - Да и не слишком этот поганый нужен был, - добавил Ракша. - Ибо надознании выдал считай все подряд. - Куда его теперь? - спросил морально опустошенный Митя, который ужепредставлял как разлагающийся Самохвалов будет являться ему в ночныхкошмарах. - Да вот на клумбу сгодится. Дерн поднимем бережно и сховаем злодюгутак, чтобы до второго происшествия не вякнул. - профессионально подсказалЕруслан. 14. До и после ареста К ночи псы-витязи погрузили все манатки в фургон, включая лабораторноеоборудование Светланы, и растаяли в теплой сентябрьской темноте. Света ипсы-витязи пред тем долго совещались и наконец известили Митю, что дают емунавеки вольную, освобождают от всех повинностей, учитывая его молодость,невинность и трудовой стаж. Правда и от дележки доходов он тем самым тожеосвобождается. Мы не знали, что у тебя эти самые нервы такие слабые, что тыподвигов не ищешь. У нас, в старой Рязани, чудаков вроде тебя не было, носвет-Светлана все толково объяснила. Так что прощай", - сказал Путята,прежде чем захлопнуть дверь. Митя, отыграв свою роль в банде псов-витязей, остался один вразгромленной квартире. Отправиться вместе с ними, после того как он наконецот них отделался? На это безумие Митя не решился... Токийский проект тоже накрылся. Оба менеджера прислали вчерауведомление, что в его услугах больше никто не нуждается. А вознаграждениеза уже изготовленный им продукт пошло на возмещение нанесенного им ущерба, витоге по нулям - честно заработать не получилось. Итак, псы-витязи разрушили его планы и срулили. Светлана вместе с ними.Напоследок, Митя еще раз намекнул Путяте на возможную связь Светланы сорганами. Путята не среагировал. Может, он не знал слова органы", или зналего однобоко... Митя не стал даже прибираться, а отхлебнул как следует бузы и улегсяспать. И снилась ему его собственная погибель. Веревка и петля. И дажеощущение удушья снилось, причем не в первый раз. Да он и не смог бы сказать,когда это случилось в первый раз. Снились палаты белокаменные, с изразцовыми полами и печками, с лепнинойна столбах. Но в палаты втягивается темный пыльный туман, который вдругоборачивается многоголовой членистой гидрой, а затем это уже толпа стопорами и кольями. Потом в глаза словно пыль попала. И когда они сноваочистились, то в центре мира стояла виселица, на которой болтались дваизрядно разложившихся трупа - по глазам ползают мухи, щеки расползлись вулыбке. Палач - почти неразличимое пятно - кропит на него водой и посыпает егошею мукой, и надевает волосатую петлю на шею. Он летит куда-то, после тогокак сапог палача выбивает табурет, летит долго, но вот свет взрываетсяураганом, и тут же с невыносимым воем сжимается в точку... Митя проснулся от пота, который насквозь вымочил его майку. Судя попоказаниям будильника, не слишком рано. Однако торопиться было некуда. Митяприкинул, чем можно заняться, но все занятия отбросил за ненадобностью. Влучшем случае, пустая трата последних денег. Хоть целый день пролежи вкровати, никуда не опоздаешь. Хоть скрести руки и помри, ничего не изменишь. Бессмертные, или кто они там, пришли, все изгадили и ушли. И беда нетолько в конкретно разваленных делах, а в жизни, оставшейся без смысла. Ну,как ей быть осмысленной, в эти пятьдесят, от силы шестьдесят положенных емулет, если даже у семисотлетних она пуста и однообразна? Жидкую струйку размышлений прервал невероятный силы треск. Вместе сэтим надсадным треском выпала и дверь. Митя подумал было, что сонпродолжается. Но ворвался в его квартиру не оборванный люд с топорами икольями, а омоновцы в новенькой форме терминаторов - пуленепробиваемыежилеты, шлемы, скрывающие лицо, и множество стволов. Дальше Митя уже ни о чем не думал, он как раз вылетел из кровати не посвоей воле, половицы бросились ему в лицо, заскрипели суставы вывернутых руки ног, тяжелые столбы ног вдавили его в пол, расквашенные губы и нос пустиликрасный сок. - Ну, здравствуй, Дмитрий. Вот ордера, сейчас войдут понятые... Скошенным от боли глазом Митя увидел Никодимова, своего одноклассника. - А ты не слишком изменился, - прохрипел Митя свернутым набок ртом. Снова Никодимов мучил его. И Никодимов подумал, что снова мучает Митю.И почему же мы мучили Митю Галкина? Почему детишки столь просто вычленяют нетакого как все и начинают его грузить? Что это значит - не такой как все".Парией никогда не бывает отличник, которого, можно сказать, охраняетгосударство, или двоечник - это ж любимый всеми борец за свободу . Пария необязательно самый слабый, хиляков хватало и без Мити. Никодимов сейчасвспомнил, что у Мити и родителей, кажется, не было, только какие-то опекуны.И классная, которая пыталась защитить чучело", усиленно нажимала на этутему, но вызывала обратный эффект. Митя появился в четвертом классе ипоказался одноклассникам большим чудаком, а то и вовсе придурком.Произношение странное, ужимки нестандартные. Его стукнут портфелем, а онкричит: Смилуйтесь над юностью моей. Не пожните колоса, еще не созревшего"и подобную дребедень. Что потом-то? Не припоминается. Может он стал такойкак все, непримечательный. Замаскировался, значит, гад! Двое омоновцев легко, как пиджак, подняли Галкина с пола, приставили кближайшей стене и обыскали, если точнее вынули из кармана пижамы рулончиктуалетной бумаги. - Ну, где остальные? - напористо спросил Никодимов. - Уехали вчера вчером, - с трудом слотнув комок кровавой слизи,отозвался Митя. - Марка и номер машины? - БМВ", а номер забыл. - Так ведь ты на слабоумного не похож, Галкин. Такие делапроворачивать, столько извращенцев в одну команду собрать. По этой теме вашашайка четко спелась. Это последнего, Самохвалова, с седьмого этажа сбросили,мечом проткнули, да еще под клумбой закопали, чтобы цветочки нюхал. - Но он же первый на меня. - засопротивлялся Митя. Капитан Никодимов уважительно покачал головой. - Значит, ты его сам угомонил? Так вот ты какой разносторонний, Галкин.Не только головой, но и руками на все способен способен - простоуниверсальный гений, Леонардо да Винчи наших дней. - Я не Леонардо да Винчи... я случайно. - Случайно задел, да? А он взял и немножко умер, противный такой. Воткакая незадача, Дмитрий, за это еще порой сажают. Чего ж ты не ограничилсяумственной работой? - Я защищался. У него меч, у меня только щит. - Прямо былину поешь, достань еще гусли из шкафа. Ладно, я самдостану... Обыск продолжался не более часа. Эксперт вытащил винчестер изкомпьютера и чохом сгреб все дискеты и лазерные диски в пакет. - Ладно, поехали, Галкин. Глянь на свою малину напоследок. Не скоро сней повстречаешься. - Никодимов, там, в фотоальбоме, наверху карточка. Там ты, я, другиеребята, помнишь, в поход ходили? Возьми ее себе. Никодимов вдруг зарумянился, потому что сейчас вспомнил. Только сейчас,потому что не нужны ему были такие воспоминания. Он ногу тогда подвернул, аМитя тащил три часа кряду его рюкзак. - Да не могу я, Митя... гражданин Галкин. Как раз подъехал Квакин и к нему в хонду сели арестованный Галкин внаручниках, Никодимов и еще один милиционер. Машину Квакина должен былсопровождать газик с людьми из РУОП. Фургон с омоновцами укатил на ихбазу - как показалось Никодимову, командир группы захвата был сильноразочарован. Всей дороги до следственного изолятора было минут пятнадцать. Сиди ипредавайся ненужным воспоминаниям или пытайся истребить их из памяти. Но вСвечном переулке, перед самым перекрестком путь кортежу перегородил вдругдлинный трейлер с надписью Дагфрукт". - Да это ж не фрукт, а козел какой-то, - выругался Квакин и свирепоударил по клаксону. Никодимов оглянулся назад и увидел, как к ним приближается странныйгрузовик, вроде тех, участвуют в новомодных фестивалях и карнавалах. Наоткрытой платформе картинно стояли пять древнерусских витязей ,вырядившихся наверное к годовщине какой-нибудь Куликовской битвы. Но этотгрузовик явно перегораживал путь назад. - Похоже, нам устроили западню, - сказал Никодимов. - Хотят устроить, только кишка тонка. Пора с этими шутами гороховымикончать, - скрипнул зубами Квакин и сообщил по радио сопровождающимоперативникам: Огонь на поражение. Однако в этот момент картинное стояние закончилось. Из окна ближайшегодома скользнула огненная стрела и машина сопровождения, коротко вспыхнув,взорвалась. Двое руоповцев успели еще выскочить, но тут как раз из-за лоткас мороженным высунулась рука... Первый милиционер повалился рядом с горящеймашиной, глядя на нож, застрявший в ляжке, второго уложил камень, попавшийровно в голову. А те бандиты, что живописно стояли на грузовике, стали уженевидимками. Посланное кем-то из них копье пробило заднее стекло хонды,взметнув стеклянную крошку и едва не впившись в спину Никодимова. - Наружу, - рявкнул он и, выпихнув на мокрый асфальт Квакина - обычнотакого сообразительного, а сейчас совершенно обалдевшего, выскочил сам. А сержант-водитель с короткоствольным пистолет-пулеметом Кедр ужеуспел заползти за колесо и приготовился к обстрелу по площадям . - Нельзя, тут же прохожие, - Никодимов лягнул сержанта. И в самом делеиспуганные люди жались к стенам домов и стучали кулаками в запертые дверипарадных - на улице, похоже, что недавно произвели модернизациюкоммунального хозяйства. Сержант совершил короткую перебежку, чтобы занять более выгоднуюпозицию, но не добежал. Открылся какой-то люк в мостовой и сержанта по ногам ударил цеп, азатем окончательно угомонил чекан. Квакин визгливым голосом звал кого-то на помощь, однако, ничего недобившись, отбросил бесполезный хэнди: - Глушат нас, Никодимов. Мы в полном окружении. А затем следователь схватил за горло подследственного Галкина. - Я сейчас пристрелю тебя, падло, при попытке к бегству . Слышь ты? - Не шали, Квакин, ты ведь не на фронте. - сказал Никодимов. - Ты жеследователь, а не Рэмбо, так что блюди законность. - А вот вам законность, - Квакин взвел курок пистолета, подведенного квиску гражданина Галкина. И в этот Никодимов увидел падающее отвесно копье, которое похожезапустил кто-то на манер мины из-за фургона РЭУ. Он заметил, а следовательнет. - Квакин, в сторону! Но следователь прокуратуры был занят Галкиным, крепко сжимая егохрипящее горло и собираясь нажать на спусковой крючок. Поэтому копьепогрузилось прямо в квакинскую задницу, вызвав череду криков и стонов. - Ты полежи без фокусов, Никодимов, - сказал Галкин, растираяосвобожденное горло, - и тогда цел останешься. Ведь это же немало,согласись. Никодимов краем глаза заметил подкрадывающегося к нему древнерусскоговитязя и попытался встать на колени, чтобы прицельно выстрелить. Но тотпрыгнул прямо с карачиков и странно крутанулся в полете... Нога преступника, облаченная в огромный сапог, поразила капитанаНикодимова в голову. Напоследок подумал он вовсе не о проваленном задании, ао том, что движения витязя напоминают ему всемирно известный танец гопак. 15. Раз мы шли на дело - Однакож, братие, едва ли пара часов у нас осталось, апозиционирование бесовское превыше нашего разумения. - пожаловалсянепривычно нервный Путята. - Ну вот же, несущая частота есть, как и положено1523 мегагерц, гражданский код проходит, а позиция у нас вельминеоднозначная. - Да не бесовское оно, просто один из трех спутников, надобных длятриангуляции, как раз скрылся из окоема. - объяснил Ерманик. - А следующий,собака, чем-то экранируется, орбита-то низкая, может вон той кучей арматуры. Но Путята от этого объяснения осерчал еще больше. - Кроме меня тут других начальников нету, запомните это или зарубите набересте, так что про триангуляцию я один буду рассуждать. - Эй, мальчики, смотрите, что я вам принесла. Светлана раскрыла небольшую коробку из-под дорогого торта, в которойлежали... - Взрывчатка, взрыватели, детонаторы. Это вам не заначка временподавления тамбовского бунта. Все свеженькое, никакого тола и гремучейртути. - Взрывчатка пластиковая, детекторами необнаружимая. - подтвердилЕрманик. - Взрыватели вставляются так... и вот так еще... Путята хлопнул в ладоши. - Теперь, друже, проверим, как у нас заладится без спутников этихокаянных. Ерманик, встань тут со своим пеленгатором, ты, Ракша, иди...Или-бреди до той будки, теперь поворачивай назад. И что мы имеем с гуся? - Сперва я Ракшу отпозиционировал чин чином и на дисплее узрел, -сказал Ерманик, подстраивая контрастность мониторчика, вделанного у него вналичник шлема. - Однакось, пошли помехи, егда он за той будчонкой оказался. Ерманик повертелся, изменяя положение своего панциря, играющего рольприемной антенны. - Да там рифленое железо укреплено, сигналам помеха. - сталоправдываться Ракша. - В другом месте лучше будет. - А чего нам надеться на лучшее, с Батыем уже отнадеялись. - махнулрукой Путята. - А ты како, Митрий? Дмитрий Галкин сидел рядом с водительницей Светой в ее разбойничьем"БМВ", снабженном позиционирующей, связной и пеленгующей аппаратурой. Атакже мощной оптикой. Свой среди псов-витязей. Такой же бандит, находящийсяв розыске. Ночевали они сегодня на каком-то заброшенном складе, отчаяннообгаженном голубями - только Светлана нашла где-то постель получше. А с утрапораньше отправились сообща брать кирпичевский институт. - У меня, Путята, с позиционированием все ладится. Позиция однозначнаяи вас четко пеленгую. Вы у меня как на ладони, то есть на карте. - И в самомделе, сотоварищи сейчас представали семью букашками на двух дисплеях,переносном и стационарном... - Мальчики, заканчивайте вы с этими координатами. Вам пора, -поторопила Света. Псы-витязи вернулись в микроавтобус и небольшой кортеж вскоре оказалсяперед пустырем. За ним виднелась махина института, слегка размазанная густымосенним воздухом. Рафик остался во дворе грустного дома с замурованнымиокнами, а байер въехал на небольшой пригорочек, оставшийся от забытойкаким-то древними строителями кучи песка... Отряд двинулся гуськом, шествие замыкал Митя, который играл рольсвязного-провожающего. Путята разъединил кусачками колючую проволоку,украшавшую полуразвалившийся забор, и дал отмашку вперед". За забором всерассыпались в цепочку, выискивая цепкими первобытными взглядами дренажныйлюк. Раздался крик в стиле какой-то вымершей птицы, это Еруслан отыскал сходпод землю и дал условный знак, на который бодро направились все остальные. Но, чтобы добраться до чугунной крышки, понадобилось произвестиперегрузку нескольких тонн ржавого металлического лома, в ходе чего витязиотпускали давно забытые древнерусские ругательства про щуров и пращуров. - Ну вот, твоя очередь люк поднимать, - сказал Еруслан Ракше. - А почто я? - Потому как ты самый могутный из нас. Это ж ты Евпатия подначивал,давай-давай, мы тебя поддержим, не посрамим. - Мне не ваша свара нужна, а дыра в подземное царство. - грознонапомнил Путята. Витязи дружно подняли люк и стали зажимать носы. - Не хочу в говнище сгинуть аки червь. - опасливо произнес Еруслан. -Да и, это самое, негигиенично там. Правда, Митя? - Но если помыть руки перед едой, то ничего, - отшутился Галкин,которого пробирала постыдная радость от того, что ему не надо спускаться вмокрую вонючую яму. - А мне оное испражнение только в радость, значит в канаве давноникакого работника не было. - подбодрил себя Ракша. - Так может бесовская сила там обитает? - могучая рука Мала обхватиламаленький крест на груди. - А сам-то кто, честный христианин, что ль? Честный обязан через летпятьдесят, самое большое семьдесят, к своему Господу Богу на Суд являться.Так что, разматывай веревку. - распорядился Путята. Псы-витязи опустились вниз и согнувшись, с кольчужным звоном,сосредоточенно принялись месить грязь в дренажной канаве. Наверху осталсяМитя, свесивший в дыру чуткий звукоуловитель. Решетку шлюза первым заметил идущий впереди Ракша, оснащенный мракоглядами"-инфравизорами. Но тут его остановил Еруслан. - Ниточка впереди светящаяся, растяжка что-ли поставлена... - Дай-ка я, меня еще в прошлую войну учили их снимать. - вызвалсяРакша. - Ты уверен, что научился? В позапрошлую войну я тоже снимал еропланыиз винтовки, а севодни мое умение устарело. - сказал Путята. - Лазер это, сиречь лучик, возбуждением атомов произведенный, а нениточка, - вперед выступил Ерманик. Сейчас я его зеркальцами переломаю...Ну, теперь скользи понизу, друже... Проворный Ракша первым оказался у решетки: - Ну, ей худо придется. Еруслан, у тебя взрыватели? - С взрывчаткой каждый может. - Еруслан подошел и врезал сапогом порешетке. Потом второй раз. Третий раз уже не понадобился. Решетка безвольноупала, а подслушивающий Митя чуть ума не лишился от дикого грохота. - А почто это шлюзом зовется, сильно на яму похоже. Вот уже и мокро пояйца. Эй, сельдерей", на связи укроп". - звонким шепотом произнесПутята. - По шапку воды не станет? - А далеко ли шапка от яиц? - не удержался от ехидства сельдерей"Галкин. - Что с шлюзовыми воротами? - Шлюзовые ворота хоть и подняты, а нырять надобно. Утопнуть я боюсь,братцы, в воде ведь русалки, защекочут, утащат. Митя вышел на связь со Светланой на слабой отражающей волне, излагая ейопасения витязей. - Если, милые мои, шлюзовые ворота подняты, значит уровень грунтовыхвод не настолько высок, для русалок, пожалуй, нет оперативного простора. - Для русалок мелковато, - послушно передал Митя, хотя понимал, что влюбой момент рискованная операция может стать несовместимой с жизнью.Впрочем, смотря с какой жизнью? Похоже, жизнь у псов-витязей не на волоскевисит, а на крепком пеньковом канате. Они нырнули один за другим вслед за своим Черномором и вышли из зоныслышимости. И если они вынырнут, то должны будут найти отверстиевентиляционного штрека, что ведет прямо к главной энергетической установке.Затем им предстоит забраться туда, проползти прямо под редуктором, где поскромным подсчетам Светланы меньше" шестидесяти, и только тогда наступитрешающая фаза операции. Шли минуты, шли горячими лапками по Митиным кровеносным сосудам. Вотуже пятая. Сейчас витязи уже должны пересечь хладоцех и подать сигналы,которые отразятся на экранчике Нокии семью пятнышками. Но сигналов небыло, как и выхода на аудиосвязь. Институт оказался слишком хорошозаэкранирован - так чтобы и ЦРУ со всей со всей радиоэлектронной мощью немогло его прослушать. Митя поднялся с земли, вытянул из дыры свой бесполезный микрофон ивышел на связь со Светой... Света не отозвалась, в зоне видимости ислышимости не было ни доктора наук, ни байера. Митя бегом припустил на томесто, где стоял БМВ". И опять-таки лишь следы шипованных колес и рюкзак сбрикетом пластиковой взрывчатки, от которой Света решила избавиться. Так и есть - наводчица из бывших путан, информаторша ментов. Или простотрусливая потаскуха? Исчезновение Светланы сулило скорые и почти неизбежные неприятности.Надо было сматывать удочки, теперь он уж точно отыграл свою роль. Митязастегнул куртку, замер под хлынувшим ливнем. А потом полез в ту самуюпреисподнюю, в которой недавно исчезли псы-витязи. 16. Баба Яга, Кощей и семеро богатырей - Сложить оружие, все эти железяки на пол. - командный голос былгулким, почти нечеловеческим. Люди в камуфляже стояли по всей галерее, опоясывающей зал и стволов уних было как иголок у дикобраза. Вохровцы лишь отдаленно напоминали обычныхстрелков военизированной охраны, низкорослых и нескладных. Это были крепкие пацаны" с характерным блатным типом лица и круглыми как мячи стриженнымиголовами. - Сосуд греха, обольстила, ввела в соблазн, довела до погибели, ейвеселие, нам паки беды адовы, - уныло протянул Путята, имея ввиду Светлану. Однако обольстительница Светлана неожиданно отозвалась. - Да, мальчики, хватит играть в железки. Наигрались уже за семьсот лет. Она стояла где-то там, наверху, прикрытая людьми в камуфляже. - Значит, таки обманула нас блядь. - протянул Ракша. - Ляжем костьми, но оружия не сдадим. - призвал Еруслан. - Кости нам тоже сгодятся, - сказал голос глухой и старческий,вызывающий стук зубовный. - Истинно Кощеевы слова, прости господи. - Путята осенил себя крестнымзнамением. - Это никакой не Кощей, а академик Петр Эдуардович Кирпичев, директоринститута. - подсказала Светлана. - Я не хотел напугать вас, мои будущие друзья. - стал утешатьКирпичев. - Просто ваши кости, другие ткани, и тела в целом являютсязамечательными исследовательскими установками, установками по исследованиюсверхдолгой жизни. И, конечно же, вам не о чем беспокоиться. Кроме анализовот вас ничего не понадобится. Ну, может быть, еще хорошее настроение. - Конечно, мальчики, вам не о чем беспокоится. - подтвердилаСветлана. - До конца жизни, продолжайся она хоть целую вечность, вы будетена довольствии института. Заодно и человечество облагодетельствуете. - Чего нам о человечестве думать, о нас не шибко оно заботилось. Ипайкой нас не купить. Лучше убьем себя, друже. - предложил Путята. - Инораспотрошат они нас помаленьку, а опосля чучела наши выставят в зоомузее,вместе с мамонтами. - Не стоит самоубиваться, мальчики. Даже на трупном материале будутпроведены успешные исследования. - предупредила Света. - Дабы нечестивые ваши начальники каждую свою клеточку оборонилисинкутиумной пленкой. - гневно, но эрудированно выкрикнул Путята. - Нет уж,фиг вам. Мы лучше убьем себя. Я убью Мала, Ракша Ерманика, ну и так далее. - Нет, лучше я тебя убью, - возразил Мал. - Похоже, в товарищах согласия нет, - заиронизировал Кирпичев. - Особоупорные могут отойти в сторону и сегодня же стать ломтиками на столах упатологоанатома. Остальных ожидает бесплатное пиво и общество симпатичныхлаборанток, пардон, красных девок. - Ладно, мы-таки складываем оружие, лучше пожить еще, чем скончаться,потому как жить мы привыкли, - неожиданно покладисто молвил Путята. - Тем более, это и не оружие вовсе, а металлолом один, - удрученнодобавил Еруслан. - Правильно, умнички, - похвалил Кирпичев, плотно прикрытыйсотрудниками службы безопасности. - Если бы вы были принципиальными, то недожили бы до наших дней. И я смотрю вы неплохо дожили, мои дорогиемафусаилы, такие упитанные, румяные... А вооруженьице не ругайте свое, мыего пристроим в музей, пусть детвора изучает. И псы-витязи стали бросать свое оружие: копья-сулицы, мечи, сабли,чеканы, цепы, кистени, сакрамасаксы, булавы, клевцы, секиры. По грохоту этонапоминало действительно сбор металлолома. Некогда грозное оснащение воиновокончательно превратилось в музейные экспонаты. - Ну вот и все. Вставить к стенке и расставить ноги, - скомандовалначальник ВОХРа, направляя по трапам своих крепышей к сдавшимся витязям. - Нет, не все. - внезапно и с неожиданной броней в голосе сказалаСветлана. - Здание заминировано. Не приближайтесь ко мне, не то пожалеете. - Что ты плетешь, Светлана Павловна? Мы ведь обо всем уже договорились,ты же сектор получишь! - удивился Кирпичев. Он был уже стар, и думал хотьверно, но медленно. - Знаю я твой сектор на одной отдельно взятой кровати. Решил опятьбесплатно Василисой Премудрой пользоваться, Кощей Бессовестный? Не выйдет. Два дюжих вохровца, стоявшие рядом со Светланой, безмятежно опустилисьна пол - у каждого из шеи торчало по шприцу с опорожненной ампулой, а сильноуспокаивающее средство уже растеклось по их телам. Но другие вохровцы, послушные легкому движению начальственной головы,поспешили к женщине, выкинувшей очередной фокус. Тут и раздался взрыв, разлетелись куски металла, с галереи упало тело,застонали раненые. Приличная дыра теперь разделяла Свету и вохровцев. - Боль - это прикосновение Бога, так выразился один поэтишка. И, как вымогли убедиться, женщины не всегда врут. - сказала Светлана в перерывахмежду стонами, потом добавила, заметив нацелившиеся на нее стволы. - Ко мнени шагу, хоть один выстрел и все сдетонирует сразу. Она резким движением распахнула кофточку - заманчивое тело, в том числепышный бюст облачало защитное одеяние: пуленепробиваемый слой плюс сенсоры. - Когда ты успела, Света? - тяжело вздохнув, спросил Кирпичев. - Два года назад, когда ты подписал приказ о моем увольнении, дряхлыйкозел. Ты думал, что превратишь обременительный служебный роман в блядки настороне, а получил вместо этого минную войну. Несколько простодушных вохровцев испустили смешки, но тут же стихли,услышав кряхтенье большого начальника. Затем раздался его голос - понурыйголос кающегося грешника. - Как же мне раньше невдомек было? Как же я не не заподозрил ничего?Ну, зачем тебе, вполне нестарой на вид, так упорно было выбивать деньги наперфекциновый проект, - Кирпичев вдруг сорвался на вороний клекот. - БабаЯга, ведьма, семьсот лет как на пенсию пора! - Евпраксия, это ты? - крикнул Путята Светлане. - Это ж ты, я тебяпризнал. - Может и да, только не на что не рассчитывай, блядун. - живоотреагировала Светлана. - Я тебе не жена больше, а в лучшем случае коллега. - Ладно, берите пока этих древнерусских, - решил Кирпичев. - А еслиснова рванет, стреляйте по Светке на поражение... пара новых взрывовособенно им не поможет, а на большее у этой старой стервы самодельнойвзрывчатки не хватит. Одни вохровцы стали аккуратно подбираться к старой стерве , другиеспускались в зал, к псам-витязям - чтобы повязать их с помощью разнообразныхупаковочных материалов. Тут и рвануло снова. Вохровцы собрались было стрелять на поражение, носвет погас и стало ясно, что старый Кирпичев недооценил древнюю Светлану... Тот, кто имел приборы ночного видения, мог заметить, что псы-витязи некинулись с копьями навстречу пулям, как это делали зулусы Чаки, не пали воткровенно неравном бою, как малая дружина Евпатия Коловрата. Как выяснилось, кольчуги и панцири, благодаря металлопластиковымкомпозитам, защищали от пуль. В шлемах исправно работали встроенные средствасвязи и целеуказания. Копья-сулицы обернулись одноразовыми гранатометами"РПГ-2000", чеканы превратились в малогабаритные пистолеты-пулеметы ПП-21". Кроме того, псы-витязи не стояли на месте, представляя собой удобнуюмишень. Они рассыпались по окрестным помещениям и переходам, в чем импомогла пластиковая карточка, изъятая у Самохвалова. Главное побоище состоялось в генераторном зале - там атака вохровцевзахлебнулась под обеими редукторами, где псы-витязи удачно применилиэлектроразрядные устройства, имеющие вид древнерусских кистеней. В комплексе опытных цехов вохровцы были атакованы с воздуха, потому чтопсы-витязи легко перемещались с помощью кошек" по трубам вытяжной системы,вьющимся под потолком. Впрочем, перевес сил был по прежнему на стороне академика Кирпичева ион это знал. Против семи псов-витязей еще две дюжины вохровцев. На подходе иотряд ОМОНа численностью в двадцать стволов. Кирпичев был уверен, что трупыдревнерусских воинов вскоре займут свои законные места на столах ванатомическом отделении и мертвое тело Светланы тоже окажется там. И от этойуверенности сладковатая змейка шевелилась где-то в нижней частипозвоночника. Она ведь не будет возражать, если он еще разок ее попробует... 17. Так закалялся кал Митя двинулся тем же путем, который уже увел в никуда псов-витязей. Находу бывший программист сам поставил себе задачу: пользуясь суматохой,добраться до запасов Инго", которые хранились на складе биопрепаратовуровня Три плюс". Вопрос был в том, сколько будет этой суматохи и не надоли ее еще больше усилить... И задача и вопросы были какие-то абстрактные. Первый раз Митяучаствовал в том, что по-киношному называется action". Это когда каждыйследующий шаг или минута увеличивают шанс погибнуть вплоть до девяностодевяти целых девяносто девяти сотых процента. Но положительному герою,герою-избраннику, хватает и этой великой и могучей сотой доли процента. И Митя каким-то невероятным усилием воли заставил себя поверить, чтоименно он и есть этот избранник, даже мысль возникла, что именно возлюбисамого себя" будет той новой заповедью, которую небеса спустят на землю.Теория выразилась на практике, его движение стало быстрым, он переходил сбега на плаванье и и ползанье, и только сбавил ход перед системой зеркал,установленной хитроумным средневековым мастером Ермаником. В районе шлюза уровень воды было явно выше уровня его головы. Митяотважно нырнул, чтобы проплыть под полуопустившимися воротами, но потянулоего куда-то в сторону, к сливу. Вынырнуть удалось только после минутногоотчаянного утопания. Тут и пути-дороги назад не стало. Из-за ливня, вернее повышения уровнягрунтовых вод, сработали датчики и шлюз закрылся, превратившись в стену.Митино мужество претерпело трансформацию, став из сознательного илозунгового подсознательным и вынужденным. Теперь оставалось только ползти иползти к силовой установке по узкому вентиляционному штреку. Ветер все более обжигал кожу, вибрация стряхивала мясо с костей, потплыл по телу густой волной. Псы-витязи уже здесь прошли. Но на то они имутанты, чтобы после них уже никто. Не люди, нелюди, монстры, которым нисебя ни других не жалко. Митя чувствовал себя безмерно одиноким и обиженным, когда добрался дораскаленной стальной стенки, представляющей кожух турбины генератора. И что,внутрь? Под руками сдвинулся раскаленный как сковорода лист железа, закоторым начиналось откровенное пекло. Садись-ка на противень, да полезай впечку. А покажи, баушка яга, как надо? А вот как. Надо помочиться нафутболку и обвязать ей голову. Хорошо, что с утра он принял пива, так чтоесть в пузыре запас живой воды , как выражаются народные целители. Аостатки накапать на носовой платок. Затем его пополам и обвязать тряпочкамиобе руки. Под вращающимся ротором его поджидал первобытный ужас. Страхуравновешивал боль, отчего голова могла соображать, а мускулатурадействовать. И хотя смерч срывал Митю и пытался растерзать, намотав клочьямина турбину, он вгрызался в стальные листы, в неровности, в стыки, взаклепки... Митя выкатился из второй дыры в кожухе генератора почти неживым, огоньхозяйничал в его теле, добивая все, что там было еще живого. Дышать было уженевозможно, выгоревшие легкие не принимали воздух. Он понял, что умирает. Умирающий пополз, стараясь не вдыхать и не глядеть на свои руки,покрытые странными багровыми ромбами, однако подхватил обороненныйпсами-витязями гаечный ключ. А потом поднялся на четвереньки, ловя в глазаразноцветные объемные кляксы. Тут за обводом редуктора возникламалоразличимая фигура и Митя наощупь ударил внезапно появившегося человекагаечным ключом - по колену, затем по скользнувшей вниз голове. Тут в его обожженных руках появилось трофейное помповое оружие изнаменитым ковбойским движением он передернул коробчатый затвор. Затем двараза выстрелил, откидывая здоровенные гильзы на кожух редуктора, в какие-томалиновые пятна, которые возможно были противниками. Пятна исчезли, а Митяподобрал патронташ и, сделав несколько шагов, оказался в царстве пузатыхемкостей, выстроившихся вдоль стен как окаменевшие динозавры. Тот самыйхладоагент. Горящие руки неловко полезли в рюкзак, причем каждое касание казалосьзверством. Они нащупали предмет, похожий на кусок халвы - брикеттетраметилхлорагона. Однако пришлось вернуть халву в рюкзак, когда пуляразрубила стальную балку неподалеку от его головы. В Митю никогда еще нестреляли с расстояния в двадцать метров из калибра 12,7". Думать тут былоне о чем, но тело само сделало несколько молниеносных движений в меру своегопримитивного понимания безопасности. Митя обнаружил себя втиснутым в узкующель между цистерной и распределительным щитом. Сейчас надо было отжать провалившуюся в плечи голову и увидетьпротивника. Как ни странно, но боль от потревоженных ожогов помогла емусделать это. Он намеренно провалился вниз, выслушал как пуля скользнула постальному боку цистерны, заторопился на четырех конечностях, как ящерица,между нависающим краем емкости и металлическим полом, прицелился, стараясьне думать о том, что противник тоже целится. Выстрел из помпового ружья откупорил" вохровца как бутылку шампанского. Убийство было конечно жевынужденным, но совершенно же непривычным делом. Митя вспомнил то ощущениекатастрофы, когда вожатый в пионерлагере убивал лопатой рыжего крысенка,заблудившегося в красном уголке. И сейчас оно вспыхнуло, но только намгновение, растворившись в тенях беспредельности, которую отбрасывалипсы-витязи. Теперь осталось закрепить взрывчатку и вставить взрыватель. Митяраздавил пальцами капсулу и, несмотря на боль, бурлящую в руках, получилчто-то вроде удовлетворения. У него кое-что получилось! Митя подошел кмертвому вохровцу и, стараясь не поймать взгляд застывших глаз, вытащил избрезентовой сумчонки противогаз - первое в его жизни мародерство. Едва липара минут была у него, чтобы смотаться отсюда. И тут огромный храмоподобный хладоцех огласила канонада. Это трудился с одной стороны Еруслан, с другой - трое вохровцев,которые, судя по всему, пытались зажать витязя в клещи. У Еруслана сквозьпробитую на боку бляху панциря пузырилась кровь, еще и расплывалось багровоепятно по грязному рукаву рубахи. Бессмертный мог отстреливаться изсамодельного Стечкина только левой рукой. Однако делал он неплохо, чуть иМитю не подстрелил. - Ну что ты лезешь везде без спроса!

1 2 3 4 5 6

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псы-витязи
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом