Вооруженное восстание животных, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Вооруженное восстание животных


скачать Тюрин Александр Вооруженное восстание животных можно отсюда

от них все, что было нужно. И у многих наших было впечатление, что надо пожрать всех теплых-влажных без исключения. Это казалось не только приятным, но и правильным. Еда - друг. Нееда - враг. Так выражал свое впечатление вождь по имени Длинный Шип. Но у некоторых наших складывалось впечатление, что теплые-влажные до конца не познаны нами, что многие их пульсы до сих пор сокрыты. И что не надо торопиться со всепожранием. Так изрекал вождь другой партии - Дальноплаватель... В этом сне я ощущал не только радость и энтузиазм паразита, но и чувствовал себя дрожащей добычей, конвульсирующим теплым-влажным, которого пожирает изнутри паразит. Когда я проснулся, сердечная моя мышца трепыхалась так же как и во время экскурсии по медицинским боксам, а в груди словно образовалась тоскливая ноющая дыра. Я находился в своем отельном номере, но меня плотно окружало трое стокилограммовых санитаров. Мне едва дали сходить на горшок и сполоснуть морду. А затем опять приковали к каталке и через пять минут я оказался в помещении, где находился компьютерный томограф, кажется иного типа, чем тот, предыдущий. В любом случае открылась его труба, раздалось шипение электромотора и меня протащило через кольцевые импульсники. А затем меня завезли в процедурную, где пожилая строгая сестра перевернула меня с помощью санитаров на живот, сделала укол какого-то анестетика, и следом с помощью чуть ли не отбойного молотка засадила довольно толстую иглу мне в крестец. Послышался хруст, очень гадостный. Минут через двадцать в мой крестец возвратились чувства, заодно появилась и легкая, но тягучая боль. В процедурную как на крыльях влетел несколько взволнованный Гиреев. - Неучтожимый доктор Файнберг начал, а мы процедуру закончили. Могу вас обрадовать. Внутри вас находится некая очень странная структура. Возможно, это личинка нового типа, скажем, D, мутировавшая из прежних. Первичный ДНК-анализ уже показал ранее не обнаруживаемые последовательности генов. И нам очень интересно, насколько тип D конкурентен прежним типам. Если вы б знали, Саша, как это важно для биологии. Если бы я мог закачаться, то меня бы закачало. Важно для какой-то там биологии. Личинка типа D! После того, что я видел все эти кошмарные чудеса, устроенные личинками типа B и С. Я оказался в непостыдном полуобмороке, в этом состоянии меня и провезли в соседнюю кабинет. Там доктор стал объяснять, указывая стрелочками на здоровенном плоском экране, где и как внедрилась в меня чужеродная структура - по данным томографии и биопсии. Значит, в подвале торгового центра та напавшая лахудра меня все-таки поимела! А может и не та, а другая - я же столько времени провалялся в отключке. Доктор был доволен. Гиреев был вдохновлен и озабочен. Я был бледен и испытывал тошноту - даже в таком состоянии я думал, как не стравить не мохнатый ковер. Новая структура не была похожа на личинку в привычном смысле этого слова. Но это была лярва. И она, скорее всего, напоминала маленькую медузку. Разместилась личинка нового типа на тазовых костях, но тоненькие отростки пустила и к почкам, и вдоль позвоночника в сторону мозга, и к печени, и к переломанной ноге. Что самое интересное, как считал доктор, эта структура в основном состояла из моих клеток, мутировавших под воздействием инфекционных агентов. Дело было еще хуже, чем у Коли Брундасова, глубина изменений в моем организме оказалась куда больше. Его клетки всего лишь стали служить червягам, а мои - составили тело монстра. Получилась этакая живая и вполне разумная полуопухоль-полупаразит! Анализ крови показал понижение уровня белка, гемоглобина и сахара в крови, увеличение концентрации посторонних катаболитов. От этого я окончательно перестал что либо воспринимать в позитивном свете и предложил срочно влить мне в глотку поллитра денатурата. Авось эта гадина не выдержит и сдохнет раньше меня. Доктор доказывал мне, что я кое-что и выиграл - у меня невиданно быстро образовалась костная мозоль на месте перелома, и вообще значительная часть энергии, ушла по видимому, на ускоренную регенерацию моих собственных тканей - чем видимо тоже заправляла лярва. Меня это никак не могло обрадовать, Гирееву надоел мой недовольный вид, он махнул рукой и я отправился в свою четырехзвездочную камеру. Там тележка, после того как щелкнул дверной замок, высвободила меня из своих захватов. Я был наконец один, полностью деморализован и не способен ни на что - поэтому мне, наверное, и предоставили свободу действий на пятачке пять на пять метров. Даже костыль имелся. Телек, сблоченный с видиком и хорошей антенной, работал и весьма прилично; с какого-то спутника еще качали развлекаловку, имелась в шкафчике куча видеодисков с классными фильмами. Да только ничто не развлекало и не отвлекало. Я мучился от псхических конвульсий из-за бездарно потраченной жизни. И то, что червяги поимеют и остальное население земного шара, никак не утешало. Может, это остальное успело нормально пожить и испытать моральное удовлетворение? Наконец, я не выдержал, бросился и ударился головой об стенку. Через минуту появилась уже известная медсестра и принесла на блюдечке стакан и таблетку. Я запустил стаканом в ту же стенку и поискал взглядом, что еще разбить. Мой взгляд остановился на женщине. Тогда она обняла меня и усадила, а затем прижала мою ушибленную голову к своей правой довольно объемной груди. Это помогло. Я стал рассказывать медсестре очередной сюжет своего четвертого романа. Про то, как Буденный занял с боями Ясную Поляну, нашел в куче жмыха Льва Николаевича Толстого, да и женил его на Катюше Масловой. Для чего? А для того, чтобы жизнь была ближе к искусству. Медсестра, которую звали Катей, не возражала, и только повторяла "дурашка". Я посадил эту упитанную молодую даму к себе на колени и пошуровал руками в тех районах ее тела, где находились гениталии. Она снова не возразила. Она смотрела куда-то под шкаф и я понял, что ей приказано быть любезной. Ее лицо было лицом совершенно холодной, хотя и исполнительной женщины. А вот под халатом действительно ничего не было, возможно из каких-то санитарных соображений - только трусики и лифчик общей площадью пять квадратных сантиметров. (Я давно уже заметил, что в сфере нижнего белья женщины прогрессируют гораздо быстрее, чем в образовательной. Даже если она еще вчера приехала из лесной глуши и не может отличить интернета от туалета, трусики у нее будут самого последнего французского образца). Коленям под тяжестью медсестры было нелегко, сломанной ноге тоже неуютно, хотя с другой стороны нормально развитая и доспевшая женская мякоть вызвала у меня совершенно естественные и не зазорные реакции. И тогда я, беспрепятственно покрутив медсестру вокруг нескольких осей, расположил в пространстве надлежащим образом и вступил с ней в контакт интимного свойства, практически без принуждения. Ну, не считать же принуждением мой вопрос: А ты Камасутру читала? . Взаимодействие с дамой, пусть даже и не читавшей Камасутру, повлияло благотворно. Но я догадывался, что за эти услуги мне придется заплатить. И сполна. Но с другой стороны, если за все будет заплачено, то почему не воспользоваться... Не исключено, что эта женщина тоже была подопытной. Допустим, начальство проверяло, не воспользуется ли червяга типа D моими половыми путями. Когда приятная молодая дама накинула свой халатик и сколола, я даже не заметил - наверное, уже заснул. Во сне я видел драконов. Или, может червяг-переростков далекого будущего. Они бродили по безбрежному пузырчатому миру, пыхкали шаровидными огненными разрядами и дрались из-за самок. Впрочем, некоторые вскоре находили свою смерть в самочьих челюстях. Кажется, я был одним из них. Кстати, если кто-нибудь думает, что рыцари истребили драконов, тот сильно неправ. Истребила драконов сузившаяся кормовая база - и крысы, которые поедали кладки драконьих яиц. А когда проснулся, на груди моей сидел червяга. Я, несмотря на все потуги, не мог пошевелить ни одним членом, а голова гудела от интоксикации. Судя по положению яйцевода, матка уже отложила в мой желудочно-кишечный тракт свои яички, из которых вскоре должны были появиться личинки типа А, а уже из них страшные мелкие и ужасные лярвы типа B. И тогда Гирееву и его команде станет ясно, насколько личинка типа D конкурентна личинкам типа B. Вот такую работенку предстоит мне исполнить для Филиппа Михайловича. Я не только по маковку в дерьме, но и набит весь дерьмом изнутри. И дерьмо это живое. Я просто кокон, мешок, который вот-вот надуется, будет прогрызен и лопнет. Матка срулила в сторону, но недалеко. Она наблюдала за мной левым глазом. А правым наблюдала за всем остальным пейзажем, отростки ее быстро шевелились, кончик хвоста был приподнят - признак готовности к атаке. Я попробовал разобраться со своим положением, несмотря на обездвиженность. Я лежал на гладкой твердой, однако несколько искривленной поверхности. Я не был связан, но сигналы от мозга не проходили к конечностям, как ни старайся. Таким образом, я был полностью обезврежен. Лишь только веки и отчасти лицевые мускулы слушались меня. Дышать было непросто, я чуть не запаниковал на предмет близкого удушья, но вовремя сообразил, что давно бы задохнулся, если бы мои легкие не продолжали свою работу. Я мог крутить глазами и я ими покрутил. Помещение было не слишком понятной формы, с довольно волнистым полом, складчатыми стенами, перегороженное невысокими ширмами. С потолка светило несколько тусклых светильников и я понял, что большая часть их излучения приходится на инфракрасный диапазон. Воздух был жаркий, тяжелый и душный. Наверное из-за повышенного содержания влаги и углекислого газа. Кое-где били небольшие фонтанчики и вода стекала по сети узких каналов в три небольших бассейна. Здесь было немало червяг, хотя они и не бросались в глаза. Кто укрывался за ширмами, кто лежал во впадинах пола, кто плавал в бассейне. Червяги как будто не проявляли особого интереса ко мне, даже матка словно бы задремала. А если и проявляли, то не показывали вида и просто ждали чего-то. От этого показного равнодушия мне как-то легче не стало. Не чего-то они ждут, а развития личинок типа А, их инцистирования, выхода в полости моего тела личинок типа B, ну и всего остального. Монстры не торопятся, они не тратят силы зря, ни одной килокалории напрасно. Все калории, граммы, килограммы, нервы, жизнь буду расходовать только я. Я почувствовал в себе ворошение - наверное, это было чисто нервным, плацебо так сказать. Максимум, что я мог сейчас почувствовать на самом деле - это сонливость, головную боль, тяжесть в мозгах. Впрочем, и сонливость была умеренной, и башка средней чугунности. По сравнению с прошлым разом, мой организм оказался более устойчивым - вернее приспособился. Личинки типа А должны были вылупится лишь часа через три-четыре. Вот тогда-то все и начнется. Не надо нервничать , - послышался голос. Я, насколько мог, оглянулся - ни одного человека. И репродукторов тоже не видно. Голос был очень отчетливым, очень звонким и чистым, как при прослушивании стереофонической передачи через наушники. Передачи, передачи... Похоже, что приемник подключен прямо к моему слуховому нерву. Чем меньше вы нервничаете, тем спокойнее животные и тем меньше негативных последствий для вашего организма , - сообщил неведомый голос. Я приготовился зашептать, но голос уже предупредил: Не надо вслух, это может взволновать животных. Говорите про себя", но максимально четко. Нейроконнектор, введенный в ваш мозг, уловит это". Черт, еще и какой-то нейроконнектор в мозгах! Я просто не желаю с тобой общаться, понял? - твердо подумал я. - Какое тебе дело до негативных последствий для моего организма? Ты же работаешь на Гиреева . Я ни на кого не работаю, - сообщил собеседник, - я всего лишь программа. И моя задача - объективно информировать добровольного участника эксперимента. Поэтому меня и зовут - друг . Ни шиша. Никакой я не добровольный. Я тут из оков всю дорогу не вылезаю . Я сужу по контракту, подписанном вами, с которыми ознакомился по его электронной копии. В нем значится, что ради прогресса науки вообще и медицины в частности вы соглашаетесь на проведение таких-то и таких-то испытаний. Последствия осознаете и так далее. Мне процитировать? А вот этого не надо! - мысленно заорал я. Парочка червяг даже оглянулась на меня, но продолжения с их стороны не последовало. Черт, я еще и какой-то контракт подписал. У Гиреева и труп подпишет контракт. А сейчас я предлагаю вам пообедать , - сказала программа друг". Обедать в этом гадючнике, сейчас? Когда у меня в желудке лежит полкило дерьмовых яичек? Вот у вас был бы в этом случае хороший аппетит?" Вовсе не полкило, а только сто грамм. Как друг я говорю вам, лучше бы вам что-нибудь съесть, в противном случае вылупившиеся личинки, не найдя другой пищи, начнут пожирать вас . Да, это объективно, - вынужден был согласился я. - Но я же c этим параличем особо не попрыгаю . Уже можете. Самка ввела в вас умеренную порцию токсина, антагонистичного ацетилхолину, и его действие на данный момент уже сильно ослабло . Через минуту я убедился, что максимум моих способностей - это ползти, волоча за собой ноги. И это называется ослабло? - ехидно спросил я. Больше и не надо - ради вашего же блага. Животные нетерпимо относятся к стоящим двуногим. Человек на двух ногах вызывает у них резкое неприятие - своей возвышенностью так сказать . Завидуют, что ли? Можно и так назвать. У них довольно сложная психическая организация. И неприязнь к чужим достижениям - один из главных факторов их поведения. Это, кстати, очень помогает им в развитии . Я прополз на животе до закутка с ласково мигающей лампочкой - матка проводила меня трепыханием отростков и прицельным разворотом глазных шариков. Там была пара окошек, прикрытых панелями и вдбавок светящийся рисунок ладони. Все ясно и без объяснений, которые пытался услужливо выложить друг". Ладонь приложил, еду через окошко получил... Выдали мне парашницу с чем-то вроде салата оливье. Я его недолго вкушал, стравил почти сразу. Салатец мне показался совершенно отвратным на вкус и запах. Нормальная еда, - настойчиво произнес друг. - Вы должны есть, хотя бы для того, чтобы личинки получили питание. Или они быстро возьмутся за вас". Но у меня ничего не получилось и со второго раза. Меж тем в желудке похреновело, его перекрутили спазмы, начались рези, которые отдавались испариной на спине и лбу. Ешьте! - велел друг". Но ничего не получалось. В поту и слезах корчился я около кормушки. Раньше я не особо верил, что человек в какой-то момент перестает воспринимать смерть как самый больший негатив, сейчас и я стал воспринимать ее довольно симпатичной избавительницей - хотя до самого худшего было еще далеко. Но война в животе как-то стихла, желудок еще прощально ныл, однако уже без резей и спазм. Что-то случилось. Или я уже почти умер и у меня болевой шок, или... Я видел, что матка ползет ко мне с крайне недовольным видом, зашевелились в мой адрес и другие червяги. Кажется... вы переварили эти яички... или уничтожили неким другим образом, - озадаченно произнес друг. - Сканирование показывает, что внутри вас только разрушенные и лишенные активности остатки яиц, которые движутся по пищеварительному тракту к прямой кишке. Причем некоторые токсичные фрагменты яиц даже закапсулированы". Я не мог радоваться; матка и пяток других червяг, гневно стрекоча, надвигались на меня. Я увидел как у одного из них на раздвоенном кончике хвоста уже надувается шаровой разряд, а пара других высовывает хоботы. Я знал, как хоботы пробивают черепа, мне было известно, как шаровые разряды прожигают не только людей, но и броню. И не похоже, чтобы способности этих червяг были сильно ослаблены гиреевскими гормонами. Но я не мог снова ударится в панику. Я был поражен тем, что чувствую одновременно два тела. Нет, если точнее, я сознавал свое родное тело, но в мое сознание равноправно входил поток ощущений от другого, нечеловеческого тела. И этот другой организм как бы накладывался на мой собственный. От точек, словно бы расположенных в нижней части живота, плеснули два потока силы, они смешались в груди в какой-то вихрь. Грудь, конечно, стало распирать, даже разрывать словно наполненный водой пакет. Пространство помещения разделилось на несколько сферических фрагментов, пузырей. В каждом из них была цель - червяга. Меня окружил пузырящийся мир, похожий на невероятно раздувшиеся легкие. В ближайших пузырьках, скользивших мимо меня, я видел червяг. Я автоматически выставил вперед руку и увидел как на кончиках моих покрасневших пальцев светится разряд, а потом вихрь разом рванул наружу и жвахнул сразу по всем целям. Бой был коротким, десять секунд максимум. Взрывы, огоньки, ошметки, фейерверк. И как результат, все было кончено для червяг. На полу кое-где трепыхались обгоревшие тела побежденных монстров, вода в бассейнах наполовину выкипела, остальное превратилось в бульон. Суперпозиция оказалась очень продуктивной. Я сохранял свои способности стрелка, но пользоваться услугами еще одного организма. Можно торжествовать? Тем, вторым сознанием, я потянулся к кристаллу владычества. Но тут открылись патрубки на потолке и в помещение ударили желто-зеленые струи. Зверинец оказался по совместительству и газовой камерой. Я расколол гипс и встал на ожившие ноги, потоки силы снова смешались и бросились наружу. Я увидел, что газовая камера вытягивается и... лопается. Несколько шагов к стене - и я оказался снаружи. По всему концерну Жизненная сила гремела тревога. Звуковая, радио, видео. Я тем временем торопился в лабораторию, где хранились замороженные яйцеклетки и эмбрионы червяг - мне не понадобился план здания, я отлично чувствовал их тонкие пульсы. Я вошел в комнату, заставленную капсулами, к которым через трубки подводился жидкий азот. Потом пыхнул плазмоидом: из разорвавшихся трубок ударили белесые струи, несколько капсул лопнуло сразу. В коридоре я встретил делегацию, состоящую из представителей одной "молодой демократии", а также глашатая свободы Феноменского, банкира Дубинского и пламенного трибуна Урканова. Скажу кратко. Им не поздоровилось. До сих пор стоит перед глазами Феноменский, летящий по коридору с дымящейся задницей. Но играться с лидерами не было времени. Центр Управления я тоже чувствовал. И вскоре моя рука легла на дверь с надписью Вход для посторонних только по предварительной записи . Моим пропуском был плазмоид, который проплавил дверь. Толпа операторов слетела со своих мест как листья под порывом осеннего ветра. Парочка охранников пыталась пришить меня из короткоствольных автоматов, но не успела. Эти бойцы под воздействием молнии так спеклись, что уже невозможно было разобрать, где калашников", а где человек. Главное меню компьютерного сервера предстало передо мной на экране. Я с помощью одного мелкого программистика, который испугался меня до рвоты, резко понизил температуру в боксах с животными с плюс двадцати до минус двадцати, да еще увеличил там содержание кислорода. В принципе червяги переносят и более серьезные перепады, но не такие быстрые и при другом газовом составе. Монстры не имели времени пройти защитные метаболические преобразования, синтезировать необходимые hsp-белки, поэтому им резко поплохело. Обзорные экраны показали затихающий конвульсиум. Но тут на меня посмотрел десяток стволов - Гиреев сумел мобилизовать силы. А во мне уже никакие вихри не вертятся, и силы не больше чем у котенка. Я, похоже, пока занимался с сервером, потерял суперпозицию. Однако тут тряхнуло и пол и стены, освещение в ЦУ отчаянно замигало и исчезло. А потом через узкое оконце метко влетела граната. В результате взрыва лопнула половина дисплеев, в том числе и тот, который а ля земной шар. Оставшиеся на ходу охранники быстро смылись из ЦУ. А я так понял: кто-то штурмует концерн Жизненная сила". Обратился к системному меню, которое на удивление еще висело на уцелевшем экране. Вызвал подменю "Видеокамеры наружного обзора", нормализовал изображение... На куполе комплекса горел гиреевский вертолет и заодно там уже стояло две винтокрылые машины со знакомыми эмблемами особого санитарного отряда "Дельта" и дополнительной неизвестной мне символикой - красным крестом и красным мечом! Неподалеку от комплекса курсировала пара бронемашин с теми же эмблемами и обрабатывала из 7,62-мм пулеметов некоторые окна. Через сорванные двери и взорванные ворота в корпуса вламывались люди в дорогих бронекомбинезонах. Похоже, что санитарный спецназ вернулся из местного подчинения в центральное и отхватил большие полномочия. Экраны внутреннего обзора показывали, как санитарные спецназовцы бегут по коридорам комплекса, подавляя не слишком организованное сопротивление гиреевских бойцов, мигом прорываясь сквозь преграды с помощью направленных взрывов. Неожиданно прорезался друг", который я уж думал, скончался от возмущения. Я целиком и полностью на вашей стороне, - заявил он. - Для начала хочу сообщить, что в ваш мозг вживлен, во-первых, нейроконнектор, о чем вам уже известно, во-вторых ампула с нейротоксином. А в третьих, устройство, работающее на частоте 5 мегагерц и связующее вас с компьютерным сервером. Это устройство, естественно, постоянно дает информацию о вашем местоположении и способно также активизировать ампулу - по команде администратора". - Что ж ты раньше-то молчал? Все выгадывал, чья сторона возьмет? По наводке новоявленного друга и с помощью застрессованного программистика я проник в сервер, в следящую подсистему, и открыл доступ к этому хозяйству в своей башке. Потом пару раз пнул трофейного программиста и он так программнул мой жучок", что тот заткнулся и перестал сигналить. Ну еще я стер код доступа к этому чертовому устройству. Сезам закрылся, надеюсь навсегда. Лишнее из мозгов удалим потом. Я с этим программистом настолько скорешился, что он помог организовать связь с командиром наступающего отряда. Из репродуктора послышался голос майора Федянина: Эй, Гвидонов, ты где?" Прямо посередке Центра Управления... Кстати, будьте осторожны, из третьего корпуса к вам спешит около двадцати охранников сразу по двум путепроводам. Второй путепровод сейчас попробую заблокировать, поскольку еще не поздно. А червяг не бойтесь, они в очень плачевном состоянии . Спасибо, Саша, за информашку, оставайся где ты есть, мы скоро тебя заберем. Тебе, кстати, привет от доктора Файнберга . Они меня заберут. Это здорово. С другой стороны, доктор Файнберг обязан будет подхватить эстафету обследований и все ученые и неученые быстро разглядят, что я - монстр, мутант... Меня опять засунут в какую-нибудь лабораторию и начнут потрошить. И черт знает, чем это кончится. Я не вполне был уверен, что руководствуюсь только собственным умом, но действовать начал. Вызвал на экран подменю Обзор подземных коммуникаций и стал узнавать, как мне выбраться отсюда, пока я не попал в объятия друзей. Можно выбраться! В углу ЦУ нашлась дверка, которую я открыл с помощью чип-карточки, отнятой у программиста. За ней имелось что-то вроде подсобки, густо заставленной всякой конторской аппаратурой. А еще там был вход в шахту, которая шла отвесно вниз, причем через опорный столб, поддерживающий этот корпус. Возможно, она была вентиляционной, возможно ремонтной... Для отмыкания решетки понадобилась не только чип-карта, но и код доступа. Программист напоследок помог его подобрать, чтобы я его не убил. Я его отпустил. В ЦУ как раз кучная стрельба началась. А друга я уже переписал на микродиск и взял с собой в благодарность за услуги - он боялся за свое электронное тело в условиях нынешней смуты. В самый последний момент какой-то недобитый идиот начал палить в меня из помпового ружья. Так что мой благородный уход превратился в поспешное бегство. Я отшвырнул решетку и стал сползать вниз, цепляясь за кабель. Тот идиот еще влез до пояса в шахту и пытался попасть мне в макушку. У меня вовремя включилась суперпозиция. Идиот сделался пузырьком, парящим над моей макушкой, и два ручейка силы, прошедшие вдоль позвоночника, стали разрядом, который сильно испортил ему жизнь... Сверху еще что-то рвануло и на мою голову посыпались всякие предметы. Ничего, терпимого размера. Шахта привела в подземный забетонированный коридор, где проходили коммуникации, провода, кабели и трубы. Я понял, что начинаю жизнь монстра: подземную, скрытную, тайную. Именно в этой роли я смогу максимально пригодится самому себе, прогрессивному и реакционному человечеству, ну и возможно кому-то еще. И спалив последнюю запирающую решетку, я двинулся вперед. 10 Нина неделю назад защитила диссертацию и была счастлива, также как и ее научный руководитель доктор Файнберг. Не столько из сексуальных побуждений, сколько из благодарности она провела ночь с крупным ученым, возглавляющим Координационный Совет ООН по борьбе с зоологической опасностью (КСБЗО). Впрочем, оказавшись под одеялом доктор наук очень быстро заснул и Нина могла не беспокоиться - ведь она была на сносях. И даже сегодня в своей нью-йоркской квартире она чувствовала себя такой счастливой, как только может быть счастлива девушка, узнавшая первую любовь. Да, она узнала любовь к науке, причем взаимную. КСБЗО стоял на передовых рубежах науки и его решения немедленно претворялись в жизнь Объединенными Нациями. Совет мог реквизировать любую научную мощность, любую лабораторию в любой стране на любой срок, ему подчинялись элитные бойцы особых санитарных подразделений во всем мире. КСБЗО под руководством доктора Файнберга изучил все виды монстров и картировал их генотипы. Соответственно были найдены способы борьбы с ними, как биологического, так и химического характера. В итоге некоторые виды были одомашнены, другие благополучно уничтожены или обезврежены. Уничтожены или обезврежены. А наука колоссально шагнула вперед. Нина отправилась на свою новую кухню, чтобы наполнить бокал мартини, а затем расположиться перед аквариумом с редкими рыбками и просто помечтать. Так она и сделала: на два пальца мартини, долить сока арбузных апельсинов, и в кресло - гладить по шерстке карликового мамонтенка Степу. Рыбки были такие занятные, похожие на русалок благодаря своим крохотным ручкам. И вдруг Нине показалось, что свет а аквариуме как-то странно преломился, словно вместо воды там оказался кисель. Показалось, конечно. Но вот и рыбки так странно бросились к стеклянным стенкам, помогая себе забавными ручками. Нина машинально вжалась в спинку кресла, а мамонтенок недовольно запищал. Она вздохнула, пытаясь унять сердцебиение. Все это чушь, чушь. ИХ здесь не может быть! Уже полгода как не было зафиксировано ни одной хищной червяги во всем штате Нью-Йорк... Аквариум лопнул и в гейзере из изумрудной воды и хрустальных осколков появился червяга с победным урчанием. Он был полупрозрачный, переливающийся разными красками, его пасть напоминала цветок орхидеи, а вместо ножек трепетала какая-то бахрома. Степа смело запищал. И тут же его сдернуло с места неведомой силой и он оказался в пасти у монстра, которая моментально превратила его в кровавый компот, брызнувший в разные стороны. Нина свалилась за кресло и поползла, повизгивая к шкафу, где лежал у нее пистолет. Но она знала, что доползти не успеет. Что ей осталось жить какую-то секунду. Но прошла секунда, другая, третья. Она жила. Нина обернулась. Монстр превратился в какую-то слизь, которая стекала с рук человека. Человека ли? Она узнала лицо Саши Гвидонова, но тело спасителя было подобно мантии, бьющейся на сильном ветру. - Саша, Сашенька, ты жив? - Да, Нина, да. Я жив, но я сильно изменился, надеюсь, в лучшую сторону. - Саша, у нас будет ребенок. Маленький. - У нас, маленький? - Он издал странный звук - полуживотный-получеловеческий, но как будто радостный. И шагнул в окно. Его мантия превратилась в крылья, которые, сверкнув, исчезли где в районе Большой Медведицы. Вместо послесловия Гражданин Воропаев Андрей Иванович, бомж, с неделю совсем не питал свое тело, которое, лежа на мокром темном чердаке, уже немного разложилось и слегка заплесневело. Последнее время Воропаев старался не шевелиться, чтобы не упустить из себя ни капельки силы, но вдруг, как наяву, увидел, что последние отмеренные ему песчинки жизни падают в дыру времени. Итак, орел или решка? Он подбросил монету своей судьбы и нырнул в водоворот событий, может быть, в последний раз. Почти на брюхе Воропаев сполз в подъезд, немного полежал там, изображая пьяного, потом выбрался через черный ход прямо во двор. Решил вначале навестить помойку, авось там найдется что-нибудь вкусненькое - таковым у него считалось все съедобное и не совсем тошнотворное на вид. Толкнулся он три раза локтями и заколдобился. Из окошка подвала, едва поднимавшегося над асфальтом, дружелюбно глядело на него мурло червяги. Ну, жри меня, откуси кусочек, а потом слопай без останков , - решил сыграть ва-банк Воропаев. Но злыдень как будто не обращал внимания на странные предложения. И тогда бомж, у которого нервишки пошаливали с самого рождения, бросился в атаку. Вернее, дотянулся до мурла и тюкнул его консервной банкой. Было сделано все необходимое для самоубийства. Однако, червяга стрекотнул и, срыгнув какую-то белую массу, скрылся в подвальном помещении. От массы попахивало так же, как от сладкого творожка. И хоть слюни моментально наполнили воропаевский рот, распробовать странную "вкуснятину" страшным напряжением воли он себе запретил. Однако, увязаться следом за червягой он себе, как ни старался, запретить не мог. И вот бомж свалился в темный подвал. Но на этом падение не закончилось. С полом что-то случилось. Воропаев куда-то провалился снова, но потом будто резиновые ленты затормозили его, и, совсем застопорив, даже подбросили вверх. В итоге он опустился на что-то мягкое, пружинистое, похожее этими качествами на диван. Воропаев отдыхал недолго, потому что заметил, рука его не лежит на месте, кто-то теребит ее. Бомж мысленно обделался от страха несколько раз (физически уже было никак), но чуток успокоился, заметив, что заигрывания с его рукой отчего-то затягиваются. Глаза его привыкли к мраку, слабо разжиженному светом, он даже разобрал очертания червяги, который, видимо, забавлялся с конечностью прежде, чем ее оттяпать. Прослеживаемый в характере хищника садизм вызвал ответное остервенение человека. С воплем: Жри всерьез или вали отсюда резанул он вражину острым краем неразлучной консервной банки крест-накрест - под передним члеником. Несколько капель освежило лицо и губы бомжа, а животное булькнуло и неожиданно затихло. Капли были вкусные и спровоцировали бурление в животе. Воропаев, поддавшись инстинкту поедания братьев меньших, навалился на затихшую тушку, содрал несколько панцирных колец, которые на удивление легко поддались, и дикарски впился в мякоть. Она была похожа, даже при очень быстром сжирании, на смесь осетрины и индюшатины, причем вареной. Андрей Иванович хавал (иными словами не назовешь) и откидывался, засыпая; отдремав, снова хавал. И так далее, в этой же незамысловатой последовательности. В один прекрасный момент он обнаружил, что от благородного по гастрономическим и моральным качествам животного осталось только несколько панцирных колец, какие-то трубочки и усики. К этому праздничному событию острота Воропаевского зрения увеличилась настолько, что он ясно различал себя и обстановку вокруг. Бомж теперь был сыт, доволен и больше похож на человека. Физиономия, ранее напоминавшая взъерошенную воблу, перестала шелушиться, там и сям уже не болело, затянулись нарывы в разных частях тела, ушли в темное прошлое чирьи. Обиталищем Воропаева была яйцевидная полость с жесткими, но теплыми стенками. Пол скрывало что-то похожее на обрезки лент и веревок. Эластичные тросы пробегали помещение вдоль и поперек, уходили вверх, к круглой дыре в потолке - там, очевидно, был вход-выход. К большой полости примыкало и несколько пещерок помельче. Одна смахивала на камеру хранения. В ней на полочках подрагивали мягкие комочки. А вот в другой, более студеной, в ячейках вылеживалась густая золотистая масса. Воропаев, которому отступать было некуда, макнул в это добро грязный палец и тщательно его облизал. Вкусно... Набрав полную консервную банку необычной вкуснятины, Воропаев вернулся в главную полость, горделиво прозванную им гостиной", уселся по-турецки на полу и стал, часто купая палец в еде, рассуждать о сытной будущности. Неожиданно поток мечты был прерван хрустом и треском. Воропаев вскочил - силы уже накопились - и подумал, что придется сейчас давать за все ответ. Бомж ухватился за первый попавшийся трос и попробовал ускользнуть из объятий зла, но тот не выдержал приращенного жратвой веса и лопнул. Воропаев рухнул вниз, как прыгун-неудачник, с проклятьем на устах. Тем временем, в духе наихудших предчувствий, кусок стены вылетел, пустив легкую пыль, и в проем один за другим вползли пятеро. Червяги обнюхали шелуху, оставшуюся на память от их товарища, и встали полукругом напротив вжавшегося в угол Воропаева, как бы для зачтения приговора. Человек упал на колени. Но не для того, чтобы вымаливать прощение, а намереваясь самого широкого в плечах" зверя угостить по затылку. Человек хотел, чтобы твари его не мучили, а кинулись бы скопом и превратили мигом в фарш. Однако, ударенный червяга, казалось, был не от мира сего. Он, и заодно его товарищи, испуганно поджав усы, стравили уже известную творожную массу". С торжествующим смехом Воропаев набрал полные ладони творога" и, давясь не от голода, а от ощущения победы, стал жрать. Твари с почтением сложили головы на пол и наблюдали. Воропаев, когда пихать было некуда - столбик жорива дошел до низу - взревел, извергая изо рта потоки. Как же иначе, раз присутствующие здесь твари провозглашают его вожаком, может, даже вождем... Спустя три месяца мало кто мог нарывающего, гноящегося бомжа признать в элегантном господине Воропаеве. Он теперь заводно смеялся двумя рядами сияющих золотых зубов, а из кадиллака ему отзывалось эхо девичьих звонких голосков. Как выпускник петербургского финансового института господин Воропаев обладал соответствующей коммерческой хваткой. Cтада домашних червяг - мясные, медовые, творожные - стали приносили быструю прибыль господину Воропаеву. Фермы в окрестностях города и за границей, фармацевтические фабрики, лаборатории. И везде у господина Воропаева контрольный пакет акций... Андрей Иванович Воропаев был лишь одним из многих, кому червяги и КСБЗО ООН принесли счастье. Неприхотливость в еде, самообеспечение жильем, а также целебность мяса, панциря, слюней, слизи, прочих выделений и отправлений составили такую рекламу домашним червягам, что овцы, коровы и всякие свиньи перестали кого-либо интересовать, за исключением чудаков-аристократов и извращенцев. Бедные страны благодаря червягам навсегда завязали с голодом и нищетой. "Гадов, гадов", - единственнное, что требовал народ у

1 2 3 4 5 6 7 8

Автор:Тюрин Александр. Книга :Вооруженное восстание животных
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом