Убойный Сюжет или Гоморра местного значения, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Убойный Сюжет или Гоморра местного значения


скачать Тюрин Александр Убойный Сюжет или Гоморра местного значения можно отсюда

какой-то драчки. Десяток живых и трех мертвых. Так вот живые нам презенты сделали. - Спасибо,- я отправил нож на сидение в кабину. Крутихин проживал на улице Фотонной. Я остановился в соседнем перепендикулярном переулочке, дошел до угла и стал наблюдать. Благо его дом располагался на противоположной стороне улицы. Активность в окнах я сразу заметил. А минут через пятнадцать из ворот выехал красный жигуленок". Ну, будем считать, что там, за рулем, Крутихин. Я бегом к своей машине и вдогонку, но приблизился к этому товарищу только на Синхрофазатронной улице. Та на окраине города переходила в грунтовку, которая уводила на озеро Долгое. В поле зрения у водителя красного жигуленка" имелось помимо моей три или четыре другие машины, так что я не должен был особенно маячить в глазах. Правда у озера Долгого жигуленок", в отличие от прочих машин, свернул на тропу и стал петлять среди прибрежных елей. Впрочем, мы друг друга не видели, я ехал, ориентируясь на гул его движка. А когда тот перестал тарахтеть, я, прокатившись еще метров тридцать, тоже остановился. Теперь, главное, не потерять Крутихина и сделать нашу встречу максимально непринужденной. Уже взявшись за поиски, сообразил, что непринужденность зависит от того, буду ли я похож, хотя бы издали, на рыболова. Быстренько вернулся к машине, прихватил стропорез, затем срубил и обстругал какое-то невезучее деревцо, кажется, плакучую иву. То, что получилось, действительно напоминало удочку, и я двинулся вперед с грустной песенкой про рыбака Фому и рыбака Ерему. Стропорез нес вначале в руке, но когда сообразил, что выгляжу странно, то сунул его за ремень. А потом вдруг захотелось умолкнуть. И в самом деле, шагов сорок спустя прибрежные деревца и кусты раздвинулись, пахнуло водяной свежестью. Выглянув из-за мшистого валуна, я заметил, как человек пожилых лет, наверное Крутихин, садится в надувную лодку с полным набором рыболовных снастей. А вместе с ним спускается на воду еще один любитель охоты на рыб. По комплекции - шкаф", на голове рэкетирский ежик. Прикинут гражданин был в ныне модную камуфляжку. Когда он уселся в лодку, та чуть не черпнула воды из-за его мускулистых килограммов. Да, кажется я опоздал, и у Крутихина уже объявился компаньон. Сегодня можно отваливать. Впрочем, некоторое любопытство меня тормозило. Что за дружба может связывать два столь несхожих персонажа? Лодка двинулась вдоль зарослей камыша, раскинувшихся уже за кромкой воды. Я отбросил свою псевдо-удочку и тоже вступил в озеро, стараясь не шлепать и не слишком колыхать стебли своим телом. Я прокрался за лодкой двадцать-тридцать метров - и ничего особенного. Наверное, зря я эту слежку устроил, испачкал ноги и промочил по пояс организм, ведь тут два гражданина мирно себе отдыхают. Впрочем, одно обостоятельство меня настораживало. По мере того, как Крутихин все более расслаблялся и все менее обращал внимания на спутника, тот вел себя все напряженнее. Я даже различал, как он шныряет глазками. Лодка и я вместе с ней находились в изрядно заросшей бухточке. Квадратный детина прекратил греблю, отчего плавсредство замерло, вода прекратила журчать и шлепать о его борта. Я тоже остановился, чтобы не выдавать себя шумом и, присев, опустился под поверхность по самое горло, чтобы стать незаметнее. Крутихин закинул две удочки и стал медитировать на поплавках. Детина в камуфляжке тоже установил удочку, затем деловито глянул на часы и... нанес пожилому гражданину удар в правую половину затылка. Очень профессионально. Ветеран партии обмяк на бортике. Профессионал оглянулся и стал сталкивать тело в воду. Тут уже деваться было некуда. Хотя Крутихину сейчас было решительно все равно, я приподнялся и, нацелив ножик, сдвинул предохранитель и нажал кнопку спуска. Мощная пружина выкинула лезвие и отбросила мою руку назад по закону сохранения импульса. Я метился-то не в верзилу, а только в лодку, и вовсе не из-за своего вегетарианства. Просто догадывался, что с двадцати метров даже в такую широкую фигуру не попасть. Я услышал, как шпокнул и пустил газ надувной бортик. И тут же что-то шпокнуло в руке верзилы, а рядом со мной брызнул фонтанчик. Я из-за какого подсознательного испуга нырнул и, уже двигаясь под водой, начал соображать о том, что произошло. Похоже, что верзила-профессионал резво стрельнул в меня из бесшумного пистолета. Может, слишком резво, потому что не успел как следует прицелиться. Ну и влип же я! И все из-за благотворительности! Спонсора, понимаешь, начал из себя корчить. Как будто мало мне было своих собственных рэкетиров. Пора уже выныривать и глотать воздух. Затылок сразу зачесался, предчувствуя пулю, а там и лоб, и виски. И все-таки я высунул голову, посылая пронзительные молитвы в небесные выси, обещая всегда подавать милостыню и изменять жене в два раза меньше. Выстрела не последовало. Просто детина мощным брассом плыл в мою сторону, сжимая пистолет в зубах. Я, заметив это, сразу ушел под воду и стал там метаться. Потом опять вынырнул. Злодей-профи уже вставал на дно и через какое-то мгновение должен был прицельно выстрелить. По-крайней мере он меня уже заметил. Мне на глаза попалось несколько сухих стеблей какого-то погибшего водного растения. Я рванул их, еще не понимая толком, что и зачем совершаю. Сунул конец стебля в рот, продул его резко и снова присел. Вначале закашлялся из-за влаги, попавшей в дыхалку, чуть не выскочил на поверхность навстречу пуле, а потом осознал, что в натуре дышу. То есть принимаю кислород, сидя под водой и стараясь держать другой конец импровизированной трубочки над поверхностью. Как воин князя Святослава. Что интересно, из-за перемены среды обитания первоначальный ужас, сотрясавший организм выбросами адреналина, рассосался. Здесь, в подводном мире я кое-что видел и слышал. По крайней мере, как злодюга рыщет в поисках моей жизни. От его ног шли отчетливые пузырения и журчания. Я пошарил руками и наткнулся на камушек, такой, что можно взять в руку. Потом хватанул другой, подходящий для второй руки. Я уловил тот факт, что профи потерял мой след и сейчас свирепо рыщет, пытаясь определить мое присутствие. Но мне тоже надлежит высматривать душегуба. Причем, лучше бы заметить его раньше, чем он меня. Сидя на корточках, я покрутился вокруг своей продольной оси и вскоре засек его. Он двигался по курсу, который пролегал метрах в двух от меня. Пока что. Я стал подгребать и подбрасывать ил рукой, пытаясь максимально замутить воду. Мне тут хорошо, мелькнула шальная мысль. Может, я стану кистеперым и останусь жить под водой. Таким образом, никаких проблем между мной и "шкафом" не возникнет. Однако ноги-столбы совсем уже рядом. Пора. Ну пора же. Я выплеском воли откуда-то из позвоночника, распрямил тело и заставил себя взвиться. Иду на ты! , как говорил мой любимый исторический персонаж, Святослав Игоревич. И, по счастью, оказался у неприятеля за спиной. Это было для него довольно неожиданно. Но профи есть профи. Он успел полуобернулся, направляя в мою сторону пистолет. Момент был, конечно, аховый, но я швырнул один камушек и удачно попал кому надо в бровь. Тут неприятель заколдобился, потерял зрительную ориентацию и предназначенная мне пуля ушла в белый свет". Я оказался еще ближе и влупил второй каменюкой по вражескому широкому запястью. Пистолет тут и нырнул. Профи провел какую-то каратэшную комбинацию, но удар ногой из-под воды оказался неудачен. Поэтому я смог достать сжатой в руке каменюкой его туловище где-то в районе ключицы. Крепко достал, кажется, даже хруст услышал, хотя в ушах было полно воды. Наверное, можно было посражаться и добить профессионала, но как только непосредственная угроза исчезла, голова сразу переключилась на другое. Надо как-то Крутихина вытягивать. Я поплыл кролем в ту сторону, где недавно тонула лодка. На удивление оказалось, что ее сдутые на девяносто процентов остатки еще держатся на поверхности, а сам ветеран партии, хоть физиономией в воде и пускает пузыри, однако на дно не отправился. Я перевернул Крутихина на спину и стал буксировать к берегу. Пока дотянул до суши, вымотался физически по-страшному, а на сухом месте пришлось еще рыболова откачивать - перекидывать через колено, сливать воду. Крутихин утонул лишь немножко, сердце не останавливалось, поэтому, когда я лишнюю жидкость из него выпустил, он мало-мальски очухался. Даже заикал, запукал и открыл свои ясные пенсионные очи. - Вы кто? - Конь в пальто. Который вас вытащил и опорожнил, так что дальнейшие вопросы буду задавать я. Ваш товарищ по рыбалке вам здорово подсиропил, хотел капитально простирнуть. Вы, наверное, лещей не поделили? Или он любитель маленько пошутить? И тут до меня дошло. Вчерашний мой звонок в справочную насчет крутихинского адреса даром не прошел. Раз - и на эту произнесенную мной фамилию сработал какой-то подслух, после чего почти в автоматическом режиме кодла выписала очередной смертный приговор. - Этот товарищ - Саша Львов, отличный парнишка, отслужил в армейском спецназе,- стал объяснять мне покашливающий и похрюкивающий Крутихин.- Сейчас работает в охранной службе фонда Спасем Урал". Он по просьбе Гунякова меня опекал.- тут Крутихин переключился от воспоминаний о заботливой молодежи на элементарный страх и ужас.- А где он, где!? - Надеюсь, уже на отдыхе. Что ж, трогательно он вас опекал... Вы как, в состоянии тащиться домой? Крутихин приподнялся и тут же закачался как былинка. - Вы мне палку не найдете? - Хорошо, теперь я буду о вас трогательно заботится. Я отошел в сторонку, рассчитывая где-нибудь отломить приличный посох. Шагах в сорока нашел собственную удочку, обломал ее, превратив в крепкую палку, и стал уже возвращаться, когда встретил заботливого Сашу Львова. Тот лежал на влажной мшине, несколько приподнявшись на локте. Лицо его было замызгано кровью, натекшей из рассеченной брови. На ноге тоже имелась рана, видимо, чиркнуло еще лезвие моего стропореза. Пистолет валялся в полуметре от руки. Все-таки нашарил боец свой инструмент". - Не вздумай хватать оружие, гад,- я набежал, занося свою палку,- а то переделаю тебя из квадратного в круглого. - Все отсырело, иначе бы я тебя уже прошил,- довольно лениво отозвался профи.- Что, добивать будешь? - Ты где служил-то, Рэмбо?- вежливо уточнил я. - Джелалабад, понял? - Я-то понял. Больше того, я тебя с воздуха огнем прикрывал и твоих корешей, живых и мертвых, перевозил. Сержанта Широких знаешь? Он мне перышко" подарил, которым я тебя сегодня царапнул... - Так ты меня Васькиным ножом? Вот падла,- впрочем сказано это было без злобы, а скорее с ностальгической ноткой. - Пойми, Сашок, сейчас ты не за державу дерешься, а за хорошую жизнь поганых людишек. Оставив душегуба в раздумии, я доставил опорную палку ветерану партии. 6. Котелок источал славный запашок ухи. - Наловили мы все-таки лещей, причем, знатных, жирных,- подытожил утреннее приключение Андрей Павлович Крутихин, помешивая ложкой варево. Мы, а также котелок и газовая плитка, находились на веранде небольшого домика в небольшом полузаброшенном садоводстве. Крутихин уверял, что его в ближайшие две недели здесь не найдут. Я уверял, что в ближайшие две недели все определится и закончится, то есть нарыв благополучно вскроется. Крутихин, блестя потной лысинкой, зачерпнул полную ложку навара, подул и направил его в свое ротовое отверстие. - Хорошо, бля. - Андрей Павлович, почему все-таки вы выдали кое-какие сведения Беленкову? - Из-за Тархова... Дочка у меня в горкоме ВЛКСМ работала. Знаешь, пять дней в неделю карточки перебирала, а два дня тратила на комсомольские, так сказать, слеты. Через научно-технические центры молодежи уже потекла им наличка. Ночи во дворце спорта, где, кроме пьянки со всекими деликатесными напитками и закусками, также сауна, бассейн, также все голые, отчего, конечно, проистекал разный блуд. Плюс танцы до упаду в ресторане, местный ВИА для них до утра наяривал. Катание по озеру Долгому на катерах. Выезды в Юхновский охотничий заказник в лес за Черным Логом. Там теперь фирмачи за сытыми прикормленными кабанами гоняются, а комсомольцы больше друг на друга лазали. Короче, понесла моя Наташка от Тархова. - И что же, аборт? - Нет, сохранила детеныша. Сейчас живет в Перми, на фабрике Гознака работает. Но Тархов - это что-то. Такое падло. Дитенка он конечно не захотел, но, когда насчет аборта не уговорил, особо не расстроился. В том заказнике, на так называемой охотничьей даче, он моей дочке клофелина закатал в выпивку. Думал, когда она заснет, сделает инъекцию какого-то западного снадобья, от которого выкидыш делается. Ну и с клофелином перестарался, у Наташки - остановка дыхания. Так ее Тархов бросить там хотел без всякой помощи. Но на даче было еще несколько его подружек, которых он с собой приволок. Одна девица из этого гарема медицинский институт заканчивала, провела она Наташке искусственное дыхание и промывание желудка... Ладно, будет о всем таком... Внук мой, который как-никак выбрался на этот свет, отличный паренек, только вот со странностями - перинатальная интоксикация виновата. - И что, Андрей Павлович, никак за это дело на Тархова нельзя было наехать? - Да меня все, включая Гунякова, увещевали не связываться... Предлагали взять у этого гада подержанный жигуль в качестве отступного и замазаться. Само собой, я послушался. Ведь все, начиная с Тархова и Остапенко и кончая Гуняковым были в одной обойме... Тархов, к тому же, ретивый горлопан был. При Андропове несколько процессов здесь случилось над несунами и валютчиками, Тархов общественным обвинителем выступал. Всем обвиняемым, благодаря ему, сунули по восемь лет. Однако при Меченном он хоть и потявкивал насчет идеалов и принципов, но в рыночных передовиках числился... Тогда вся наша знать свое положение в денежки превратила, причем без всякого риска и шухера. Да и что Беленков; приняли они его в свою компанию, чтобы он на поводке оказался, благо он с Гуняковым и раньше был знаком. Крутихин дохлебал ушицу, с сожалением взглянул на бутылку Столичной", которую пока нельзя, удалился в дальнюю комнату и вернулся с какими-то бумажками. - Вот, Леня, копии платежных поручений на перевод денег с счета горкома партии на счет благотворительного фонда Спасем Урал". По учредительскому договору, также беспроцентная ссуда, плюс оплата каких-то таинственных культурных мероприятий. Едва деньги там оказались, Гуняков их перевел в офшоры. За это его сделали председателем фонда. - Итого переведено триста тысяч рублей. Сумма вроде небольшая. - На невеликую сумму, Леня, тогда было можно ухватить много чего, при хороших-то связях. От предприятий получить здания и машины в аренду со смехотворными платежами, оборудование из сверхнормативных запасов по остаточной стоимости, станки, якобы списанные по старости, а на самом деле самые передовые в мире. Можно было приобрести ценные минералы по госцене, чтобы потом перепродать их по биржевой, это включая редкоземельные металлы. Учти возможность легкого получения квот на валюту по самому выгодному курсу - один к двум. Кроме того, пайщиком и соучредителем фонда стал наш горнодобывающий комбинат, если точнее его директор, и, самое главное, горком комсомола, то есть Филипп Тархов. - Он что, уже тогда миллионером был? - Конечно, Леонид. При горкоме ВЛКСМ было организовано три или четыре НТЦМ с кучей разных льгот. Там наши директора обналичивали для себя безналичку с помощью договоров на какие-нибудь липовые исследования". Тархову от этих дел изрядно перепадало. - Андрей Павлович, почему же Беленков использовал ваши копии не для нормального судебного процесса, а лишь для шантажа, для вхождения в кодлу? - Какой судебный процесс? Не смеши. Что не запрещено, то разрешено, такая ведь тема пошла в перестройку для особо продвинутых, а весь серьезный компромат надо было выкапывать. Допрашивать, обыскивать, сличать сотни документов. Кто этим занялся бы, люди Остапенко что ли, или Хоробров со своим начальством? Я же говорю, одна обойма. Вот, например, Ленка, сестрица Тархова, хоть и не главный редактор, а фактически командует и газетой, и типографией, выпустила миллионым тиражом книжулю, сочиненную Цокотухиным про бедных партийцев, умученных тираном" Виссарионычем. А по мне, если бы Виссарионыч тогда партию прикончил, и не следа от комиссаров бы не оставил, то сегодня мы может бы и не жили как в Америке, все-таки климат у нас не тот, и до теплого моря далеко, но космос был бы наш. Мы же умеем работать, Леня. Я вот начинал во время войны на заводе, пацаном на фрезерном станке... Мне стало жарко, оттого и принял холодной водочки. Вспотел не только снаружи, но и внутри. - Послушайте, Андрей Павлович, а дочка мэра Беленкова и Елена Тархова в каких взаимоотношениях были? - В самых замечательных. Анна Беленкова ведь журналистский факультет Уральского университета заканчивала вместе с Еленой. Вот он где корешок всей ситуевины. Конечно же, Елена Тархова узнала о Неелове от Анны Беленковой. Скорее всего, мэрская дочка и свела литератора с представительницей издательской среды. Филипп Тархов, видимо, получил интересные сведения от сестрицы и начал разрабатывать план, ведь этот комсомольский активист - весьма предприимчивый капиталист. А тут маячила норма прибыли, куда большая чем знаменитые триста процентов . И первой жертвой отличного плана стал Степан. - Андрей Павлович, у вас есть какие-нибудь документы, полученные от организаций, возглавляемых Тарховым? Крутихин из своего сундучка выудил еще пару бумажек. Факсы от одного НТЦМ за подписью Тархова с требованием ускорить заключение очередного блатного контракта на какие-то социологические исследования. Номер факса я опознал, тот же самый был проставлен на бланке фирмы Новое рождение . - Андрей Павлович, дайте мне еще хоть какую-нибудь наводку. По вашим данным, с какими иногородними организациями работал Тархов или сейчас сотрудничает фонд Гунякова? В смысле кредитования, крупных заказов, поставок, инвестиций. - Леня, тебе это ничего не даст... Это все крупные банки, процветающие биржи, давно заматеревшие фирмы и фонды. Такие как Возрождение-2", "Зиабяко", ННН , Монатеп", Бомбинг-центр , Союзтранзит"... Стоп. Союзтранзит". В его дочерней фирме Уралтранзит два процента акций принадлежит мне. Оказывается переплелись уже мои гроши, добытые неустанным верчением по городам и весям, и денежки Тархова, доставшиеся ему легко и непринужденно за счет принадлежности к высшей касте. А ведь переплелись, и не расплестись им уже никогда... Ладно, оставим моральные рассуждения на потом. Сейчас стоит попробовать как-нибудь поддеть Филиппка, хоть он и крупная глыба, хоть и матерый человечище. Подставная фирма Новое рождение все-таки должна провести эвакуацию населения, чтобы очистить город. Поскольку на шоссе будут постоянно устраиваться проблемы, то ей понадобиться наземный транспорт с повышенной проходимостью и возможно, даже вертолеты. А Уралтранзит как раз близко расположен и обладает приличным транспортным парком, в том числе и "вертушками". 7. Крутихин мне на прощание динамит подарил, которым он иногда рыбешку глушит. Истинный любитель рыбалки использовал все ее способы, хотя применение взрывчатки считал редкодопустимым извращением. И вообще он хороший дядька, не будем всех партийных одной какашкой мазать, они ведь и кровь в войне с Гитлером проливали, и у станка стояли. Звонить из Свердловска-66 в Уралтранзит мне показалось делом рисковым, учитывая то, как аукнулся мой звоночек в справочную насчет Крутихина. Слухачи крепко за дело взялись. Значит, предстояло прорываться в Екатеринбург по той самой коровьей тропе. Теперь я уже понимал, что она тянется по пологому склону холма, в то время как я, добираясь до Свердловска-66, скатился по отвесному. Из садоводства, едва занялось утро, я проехал по проселочной дороге до окраины города. Там повсюду были вывешены объявления - когда жильцы такого или этакого дома одаряются талонными блоками. Впрочем, я подъехал со стороны хоздвора к ближайшему магазину и после недолгих переговоров с одним из грузчиков хорошо отоварился колбасой, кефиром, хлебом и водкой. Естественно, что впятеро дороже, чем было до введения талонов. Тут же подъезжали и подходили другие граждане, которые, пользуясь рассветным сумраком, вступали в отношения с персоналом лабаза и удовлетворялись насчет товаров. Как можно было понять, жильцам такого или этакого домов могло и не остаться харчей по талонным ценам. На бензозаправке похожая ситуация. Бензин отпускают по карточкам, но рядышком в районе общественного туалета какой-то шоферюга с небесной синевой под глазом сам предложил мне сменять ведро бензина на бутылку водки. Мы разошлись довольные друг другом. Потом я заехал к Сереге и попросил его свезти продукты моему папаше. - Ножик пригодился?- поинтересовался братан у меня. - А как же. - На тебе еще двустволку.- Сережа выудил из своего бездонного шкафа покрытое пылью ружьишко. - Дюже гарно, принимая во внимание, что у меня в бумажнике валяется охотничий билет. Я выехал от Сереги, промчался стрелой по Нейтронной, а на Мезонной за мной увязался гаишник. Оставалось лишь гадать насчет его намерений. Хочет ли он только штрафануть меня за превышение скорости, или же имеет наводку именно на мою машину. Ведь у него тогда найдется повод для задержания. Например, эта двустволка, на которую у меня все-таки нет разрешения. Зацапает и начнутся тюремные университеты. Вряд ли я смогу на сей раз вовремя распрощаться с КПЗ. На Мезонной он меня не догнал, хотя машина у него тоже была приличная. Мезонная улица переходила в шоссе, которое, как известно, страдало от постоянных оползней и провалов. Поэтому я свернул на грунтовку. Гаишник не отвязывался и я почувствовал, что этот тип ищет удобный момент, когда применить оружие по моему адресу. Я попробовал было свернуть в лес, но понял, что врежусь в дерево быстрее, чем преследователь. Вернулся на дорогу, а он меня почти достал. Был гаишник метрах в семи позади, когда выстрелил, и пуля просквозила мои передние и задние стекла, а заодно свистнула возле уха. Пренеприяное, доложу я вам, ощущение, трепетное. Вытянул я из бардачка пакет с динамитом, шнур в него сунул, а потом стал скорость снижать, показывая, что готов сдаваться. Вот назойливый гаишник поровнялся со мной, торжествующе ухмыльнулся в лицо, а потом чуть выехал вперед. Тут я быстренько шнур зажигалкой запалил и бросил пакетик на крышу милицейской тачки". Не очень удачно, пакетик сполз назад, на капот, но и это сошло для первого раза. Долбануло нормально, гаишник стал тормозить как бешеный и со световой скоростью вылетел из задымившегося автомобиля, я же сделал ему ручкой адью". Пару часов крутился по проселочным дорогам, стараясь не попадаться никому на глаза - ведь гаишники наверняка за мной охотились - килограмм веса из-за нервишек потерял, пока не нашел то, что напоминало коровью тропу. Уже обрадовался, качусь спокойно по ней, присвистываю в в помощь горланящему из магнитофона Элвису. Лав ми тендер, лав ми суит... И тут встречаюсь с проявлением большой любви ко мне и всем другим, кто попытается вырваться из городка Свердловск-66. Поперек тропы лежит деревянный ствол, сосенка на тридцать сантиметров в охвате. Вот, суки. Оставался бы в запасе динамит, я бы попробовал рвануть древесину, но взрывчатка уже потрачена на дружка в синей кепке. Справа овраг, слева крутой склон, по которому мне не взобраться. А что если попробовать пережечь ствол или перерубить? Тьфу, зараза. Отчего ум сперва куда-то прячется? Надо же просто устроить насыпь по обе стороны бревна из камней, хвороста, веток и с их помощью перемахнуть на ту сторону. Я как муравей крупных размеров бросился собирать всякие камешки и прочий мусор. Если бы мне под руку попался уральский самоцвет или даже индийский брилльянт кохинур", я в этой горячке тоже швырнул бы его в создаваемую насыпь. C полчаса потрудился и кажется что-то наворотил. Затем выкинул из машины всю лишнюю тяжесть, сел за руль и на первой скорости стал карабкаться на получившуюся груду. Немного недокарабкался. Груда просела и передние шины только стачивались о бревно, не в силах проехаться по нему. Ладно, сдал назад, вылез из машины. Забросил в кучу еще несколько камней, теперь уж на мелочь не отвлекался, подбирал только самые здоровенные. Вот один такой валун высмотрел, наклонился, чтобы поднять. С первого раза не выжал вес, не Василий я Буслаев и не Вася Асексеев. И тут... спинной мозг точно обладает зрением! Он мне посоветовал обернуться, когда я валун уже оторвал от земли. ТОТ ГАД целился в меня из пистолета. Подобрался фактически незаметно, воспользовавшись тем, что я занимался поднятием тяжести. Ну я с ходу в него глыбу и замухорил. Того гада рефлексы подвели - конечно можно было ему стрелять, потому что я каменюку до него бы не добросил. Но у него через подсознание страх сработал, очко поджалось, мышцы дернулись и он послал пулю не в меня, а в какой-то ствол. А я уже удирал, петляя между деревьями как леший. И вспоминал по пути, что ружье, кажется, выложил на землю как лишнюю тяжесть, коробку с патронами тоже наружу кинул. Тот гад меня бы точно пристрелил, кабы не запнулся ногой за корень. Поэтому я и остался в книге жизни, даже успел пробежать десять метров до кучи хлама, схватить ружье и патроны в пригорошню. Это только в фильмах-боевичках артисты стреляют, едва им попадает в руки оружие, даже если оно сто лет пролежало в земле или в куче дерьма. На то, чтобы зарядить и прицелиться требовалось время, поэтому я не мог сейчас укрыться за корпусом своего автомобиля, а продолжал удирать. Удирал и заодно пытался всунуть патроны в ствол, но ронял их только так. Наконец два засадил и обернулся. Тут мне руку дернуло, задело словно раскаленным когтем. Эта сволочь в меня попала! Я разозлился за такое дело и выстрелил прямо в человека. Раз и два - не попал, да и попробуй попади из такой пухи в шуплую фигурку. Тем более, что она скрылась, едва я открыл пальбу. Я перезарядил и поспешил к своей машине, потому что услышал звук заводящегося мотора. Тот гад хотел дать задний ход и улепетнуть. Но сзади стоял я и целился из ружья. Поэтому он решил перемахнуть через сосну. У него это получилось. Если точнее, он просто взлетел. Едва передние колеса попали на ствол, раздался взрыв. Ствол сработал словно рычаг катапульты, машину подбросило, она сделала двойное сальто, а затем уж вернулась на землю по настоятельному приглашению силы притяжения. Тут все горючие материалы в моей хонде" сдетонировали. Эти два взрыва не только уложили меня на землю, но и шандарахнули по макушке словно пара диванов. Когда уже все кончилось, я еще минут пять лежал рыльцем вниз и наблюдал, как каплет красная юшка из моего носа. По счастью, пистолетная пуля мою руку только задела, срезав шматок кожи с прилегающей подкладкой. Так что кроме контузии и такой цап-царапины никакого дополнительного ущерба моему организму не приключилось. Однако выезд из города Свердовска-66, в отличие от въезда, оказался для меня платным. Хонда", моя дорогая, убила убийцу и погибла сама. Как получилось, что тот гад подорвался на мине, которая была уготована для меня? Скорее всего, он должен был за меня взяться лишь в запасном варианте - в том случае, если я не переберусь через сосну. А о сути основного варианта его могли и не известить. Но почему нельзя было посадить в засаду двух-трех автоматчиков и просто изрешетить меня в этом узком месте? Наверное, потому, что такое мероприятие имело бы вид масштабной акции. Тогда бы из областного центра прислали бы бригаду расследователей, а это не входило в планы мафии. Раз так, обошлось без автоматов, и на том спасибо. Я брел по тропе три километра, а потом вдоль шоссе еще три, чтобы уйти подальше от места очередной дорожной катавасии, где наверняка полно милиции. А следом отмотал еще шесть верст по шоссе, пока меня не подобрал один из грузовичков, который, не добравшись до Свердловска-66, возвращался обратно в Екатеринбург - ГАИ завернуло. Вернулся я в свою свердловскую квартиру такой измочаленный, что не в силах был отвечать на расспросы жены. А она, конечно, интересовалась, где мое тело вместе с елдой пропадало пять дней, почему не звонил и куда подевал иномарку". 8. Наутро я узнал, что жена в знак протеста вместе с сыном усвистала жить к теще. Даже завтрак не сготовила. Вот еще один вид ущерба. Пожалуй, зря я хотел отличиться. Миллионов в десять мне уже обошелся интерес к справедливости. Мелькнула любопытная мысль, а не поставить ли точку на этом, не выйти ли из игры, пока мне не выщипали все перья и не свернули шею? Сейчас ведь очень подходящий момент для отвала в сторону. Да что ж мне в каждой дырке затычкой быть? Но я, даже толком не перекусив, стал как заведенный собираться, чтобы ехать в Уралтранзит". Председателем правления Уралтранзита", то есть главным пайщиком и фактически владельцем был полковник Трофимов, вернее полковник в отставке, бывший летун. В Афгане я служил именно в его полку, впрочем, тогда мы лично не пересекались, и это было правильно. Трофимов числился в жестких начальниках. И при встрече с ним можно было наложить в штаны скорее, чем при борьбе с врагом. Сейчас в Уралтранзите работало немало пилотов из трофимовского полка, в том числе и мой непосредственный командир, тот, что "катал" меня в Афганистане на своей машине. Я ввалился в кабинет Трофимова, когда у него ошивался какой-то посетитель. - Выйди и зайди через пять минут,- приказал председатель правления. Ноги рефлекторно вынесли меня в предбанник, к секретарше Асе. Она отреагировала хихиксом и подмигиванием. - Ну, что, Леня, съел? - Между прочим, друг Ася, я изменяю жене только пять раз в год, и лимит тайных свиданий подходит к концу. Но ты еще можешь успеть. Ася сооблазнительно потянулась в своем кресло, выпятив вперед свои "яблочки" и растянув на них джемперок. - Леня, если будешь такой наглый, то пролетишь и в моем случае. - Честно говоря, люблю пролетать, не попадая под огонь - я же вертолетчик. Тут вымелся посетитель, и полковник скомандовал по селектору: - Эй, вертолетчик, ко мне. Я уже на законных основаниях вступил в кабинет. - Ну что, Леня, явился с очередной бредовой идеей? В прошлый раз это ты неплохо придумал - выращивать отечественных крокодилов на базе теплоэлектроцентрали. Ну, давай, рассказывай, только ртом, а не маханием рук. Преодолев легкое смущение, я в течение трех минут обрисовал ситуевину, сложившуюся в Свердовске-66, умолчав только об убийствах, похищениях, взрывах, драках и прочих происшествиях, в которых был замешан лично. - Короче, господин полковник, коли эта кодла организовала такой шухер, то ей понадобится транспорт повышенной проходимости и вертолеты для эвакуации населения и имущества. Надо дать факс насчет наших услуг. У меня записан нужный номер. - Так ты, Леня, утверждаешь, что Тархов возглавляет фирму Новое рождение и даже всю махинацию с метеоритом? - Я откопал этот материальчик в надежном месте. - Да, по твоей физиономии видно, что копал ты старательно. Но как ты ко всему этому относишься? - Отношусь так, что на этом можно заработать.- бесцветным голосом отрапортовал я. - Ай-яй-яй, Леня, я был о тебе лучшего мнения. Неужели мораль твоя настолько похудела? - Вы задели меня, господин полковник. Когда-нибудь я рассчитаюсь с Тарховым сполна и не только за метеорит. Но сейчас вам стоит получить этот крупный заказ, иначе его просто огребет другая компания. Полковник поскреб мне душу пронзительным взглядом. - Ты, конечно, не говоришь мне всего и, наверное, правильно поступаешь. Впрочем, заказ есть заказ, и если будет предоплата, тогда я ничем не рискую. Даже если метеорит свалится по настоящему, то у меня весь транспорт прилично застрахован... Ладно, дам я факс. - Этого мало, полковник. Мы должны ухватить самую крупную долю в перевозках. А потом, в самый решающий момент, убрать всех конкурентов - запугать их, дать отступного и так далее. Короче, сделать так, чтобы все остальные транспортники отвалили в сторону, и Тархов остался наедине с нами. Вот тогда наша очередь провернуть тот же фокус-покус, какой Филипп Николаевич показал горожанам. Поставим его перед неизбежностью и вскрутим свои цены в десять раз. Деваться ему будет некуда, иначе обитатели Свердловска-66 рассвирепеют и растерзают все начальство, включая его. Тархов заплатит любую цену, потому что ведет очень крупную игру и надеется на огроменные доходы. Короче, на всякую хитрую задницу найдется болт с винтом... Операция-то нехитрая, она и пенсионеру по плечу. - Ты знаешь, ты не дави на меня. Я должен как следует поработать головой,- скупо откликнулся Трофимов. Выходя от полковника, я бросил Асе. - Ну как, хочешь поймать со мной миг удачи? - Рядовой Шварц, не приставай к девушке,- донесся по селектору голос Трофимова. - Если не пристану я, пристанут другие,- многозначительно прозвучал мой ответ. Полковник все-таки, по своему обыкновению, решил повоевать и влез в это дело. Конечно, я опасался, что Тархов разгадает мои происки и поймет, кто наслал на него Уралтранзит", но обошлось. Видимо, Филипп посчитал меня тем жмуром, который испекся в хонде". Он торопился и уже через два дня дал положительный ответ, захотев получить и грузовики Магирус", и фраерские лендроверы", и транспортные вертаки МИ-8". Согласился он и на довольно высокую стоимость услуг, и на стопроцентную предоплату. Эти два дня, вернее две ночи я не терял даром, содержательно проводя время с секретаршей Асей. Жену я, естественно, не слишком старательно высвистывал от тещи, однако лимит по изменам исчерпал полностью. На третий день я стал получать дополнительную информацию. Ася занялась шпионажем в мою пользу и соообщала, когда и в каком количестве в сторону Свердловска-66 направляется от Уралтранзита" грузовой транспорт. Автомобили не очень подходили мне для возвращения, поскольку пришлось бы в этом случае пересекать контрольно-пропускные пункты, установленные тарховской кодлой. Да, я твердо решил вернуться, потому что знал - когда дело будет подходить к развязке, Тархов уберет под шумок и моего отца, и Крутихина, и бывшего мэра Беленкова, и его дочь, если она, конечно, еще житель этого света. Свидетели Филиппу Тархову не нужны, ведь после того, как выяснится, что падение метеорита нам не грозит, начнутся судебные разбирательства с возмущенными беженцами. Тогда-то Тархову и понадобится, чтобы никто не заикнулся насчет спланированной с его стороны акции. В конце недели улетел первый Ми-8". Но обеими пилотами были практически неведомые мне товарищи, с которыми бы я не сварил ухи. В воскресенье позвонил сам полковник и рассказал, что конкурентов в перевозках не стало, все они благополучно улетучились, и Тархову пришлось согласиться с пятикратным увеличением цен за транспортные услуги. Итак, активисту-капиталисту слегка сжали трепетную выю. Поэтому он может запсиховать и раньше срока приступить к ликвидациям. А я так еще и не выбрался в Свердловск-66. Что будет, если Тархов не закажет больше ни одной единицы летной техники? В понедельник утром Ася, уже устав от шпионства, довольно ленивым голосом сообщила, что в течение нескольких часов вертолет МИ-8" со своим командиром Плотицыным должен направиться в Свердловск-66. А Плотицын - это тоже летчик из моего вертолетного полка, экс-майор. Мы с ним в Афгане даже в шашки-шахматы играли, но непосредственно на его борту летал братан Серега. Ася еще настойчиво поинтересовалась, когда мы сходим в ресторан или казино. На это я сообщил, что некачественная пища и азартные игры портят человека. Затем созвонился я с майором в отставке и, скрывая волнение в горле, попросил подбросить к родному папаше в Свердовск-66, поскольку моя собственная сухопутная машина каюкнулась. Плотицын мне в ответ - Леня, будь спок, подбросим, второй пилот не будет возражать. Только не опаздывай к шестнадцати часам на аэродром. На этот раз я напялил на себя футболку со светлым образом Шварцнэггера. Авось мне это поможет избежать лишних побоев. Пролетали мы над родными горами-долами, развлекая друг друга рассказами из предыдущей военной жизни. Поскольку экс-майор завсегда был игрок, то по пути мы сражались в балду и даже в шашки. Причем пилот доверял мне двигать своими фишками. Пролетали мы над шоссе. Там, где надо, его завалило метров на сто камнями, как будто обрушилось полгоры. За километр перед этим местом были в аккурат устроены заградительные посты. Курсировали мы и над бывшей коровьей тропинкой, а нынче тропою жизни. Из Свердловска-66 мощные грузовики везли в кузовах людей вперемешку со шкафами, телевизорами, холодильниками и прочим скарбом. В обратную сторону шел порожняк. Там, где автомобили повышенной проходимости съезжали с шоссе на тропу, работали контрольно-пропускные пункты, которые, очевидно, следили, чтобы в городок не пробрались прохиндеи, предлагающие те же услуги, что и фирма Новое рождение . Приземлиться мы были обязаны там, где хочет заказчик. Когда начали заходить на посадку, я заметил, что нас встречает несколько крепко сбитых парней в камуфляжке и с автоматами. Я сразу опознал среди них злодея Сашу Львова. Мы как раз доигрывали в майором в словесные ребусы: - Леня, а теперь назови слово из трех букв, являющееся синонимом слова "стул". - Кал. Точно? Похоже я сейчас в него и вляпаюсь, судя по составу встречающей делегации. Я лучше пока схоронюсь где-нибудь на борту, а вылезу попозже, когда вокруг вертолета начнется давка. - Да где ж ты спрячешься, Ленчик?- несколько рассеянно отозвался Плотицын. Он явно не осознавал трагизма-бабаягизма и воспринимал мои метания как продолжение игры.- Или погоди, по левому борту лежат рулоны парусины. Можно там. Я напоследок глянул в иллюминатор. Мы садились на поле стадиона "Динамо", который был построен когда-то для спортивных милиционеров. На трибунах сейчас хватало народа, только там теснились не болельщики, а эвакуирующиеся. Очевидно те, кто уже сдал свою недвижимость юркой фирме "Новое рождение". Милиции, наводившей порядок, тоже хватало, потому что толпы людей бросались из одного конца футбольного поля в другой - наверное, в ту сторону, где циркулировали слухи о следующем рейсе на большую землю . Как я впоследствии узнал, все граждане, обработанные Новым рождением , имели на руках бирки, подтверждавшие право на эвакуацию. На очередной рейс попадали те, чьи номера бирок прозвучали по стадионным мегафонам. Мегафоны фонили, мешали друг другу эхом и многие граждане долбили своих раздраженных соседей вопросами: - Какой сейчас сказали номер? - Да не мешай ты слушать... - Ну какой все-таки произнесли номер? - Да отвяжись ты... вот козел, я сам не расслышал из-за тебя надоеды... Эй, народ, какой сейчас номер? Номера бирок, похоже отбирались идиотом или генератором случайных чисел, потому что разлучались даже дети с родителями. Там и сям раздавались верещания и стенания. Мамки-тятьки, конечно, оставались вместе с детками, однако не знали кому пожаловаться, что они не улетели и не представляли, когда они снова попадут в число отобранных... Я сховался за парусиновые рулоны и накрылся сверху еще упаковочной бумагой. Плотицына и второго пилота помимо автоматчиков встречал какой-то дерганый тип, представившийся Рувимским. Похоже, исполнительный директор фирмы Новое рождение . Впрочем директор и пилоты вскоре куда-то слиняли. Я

1 2 3 4 5

Автор:Тюрин Александр. Книга :Убойный Сюжет или Гоморра местного значения
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом