Псих, или Танцы с Виртуэллой, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой


скачать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой можно отсюда

была ли эта активность подкреплена могучим профессионализмом? -- Как-то мерцает,-- нервно переключился Сережа на конкретику. -- Всего лишь мерцает? Прекрасно. Надо просто увеличить частоту развертки, скажем, до сотни герц. -- Послушайте, господин инженер, а ведь изображение никогда не будет объемным, если задействован всего один глаз? -- Кто вам сказал? Просто эффекта объемности добиться труднее. Собственно я устанавливал эту оптическую систему из расчета на то, что вы хороший программист. По крайней мере, так мне вас представила госпожа Дидрихс. Поэтому отнеситесь к своему новому глазу, как к компьютеру на своем рабочем столе. И на этом компьютере установлена операционная платформа, напоминающая Яву-Плюс... Откуда-то сверху донесся странный звук, будто какое-то увесистое тело шмякнулось о палубу. - Хм, э, окей.... С глазами вы как-нибудь сами разберетесь, так что перейдем, пожалуй, к теме пальцев.-- сказал Ваджрасаттва, явно пытаясь скрыть беспокойство. А Шрагину стало стыдно, что он забыл про свои пальцы. Наверное, потому что глаза занимают в жизни героя нашего времени гораздо большее место, чем верхние конечности. Для жизнедеятельности Сереже обычно хватало одного пальца, и, лишь когда надо было высморкаться, требовалось два. -- Первый протез -- с чувствительным вибрационным датчиком, который переправляет очень нужную, очень полезную информацию на ваш бровекомпьютер. Если интересуют потребности -- то кожа, особенно немытая -- отличный проводник. -- А другим пальцем, надеюсь, можно будет ковырять в носу без особых последствий?-- пошутил Шрагин. -- Ни в коем случае. Заклинаю вас, не делайте этого никогда. Тоже что ли шутит? -- Он что, теперь, ядовитый, пропитан цианидом калия в смеси с кураре? -- Хуже.-- лаконично и непонятно отозвался Ваджрассатва. В это время с верхней палубы снова донеслись какие-то малопонятные звуки. -- К сожалению, время моего пребывания в мире людей завершается. Ваджрасаттва торопливо кинул еще несколько фраз и убежал. Как будто не хотел с кем-то встречаться лишний раз. Имплантированный экран забрасывал в сетчатку его левого глаза кубы, тетраэдры, параллелепипеды, некоторые из которых -- субъективно, но внушительно -- были по размерам с небоскреб. И этот небоскреб мог рухнуть на Сережу при малейшей неловкости. Раз мог, то и рухнул, вызвав неприличный вскрик япона-мама". Мозг придумывает боль для нашего же блага, чтобы мы не варили руки в супе и не совали пятки в костер. Мозг Шрагина ошалел и толком не знал, должна ли тут быть боль и какая. Иногда Сереже казалось, что острая грань очередного параллелепипеда разрезает стекловидное тело его левого глаза. Цвета были жуткие, разрешение недостаточным, мелькание кадров вызывало головную боль. Но, что правда то правда, киберглаз был похож на компьютер, поэтому Шрагину удалось вскоре проникнуть в тайны управляющего кода. Через двадцать минут Шрагин уже уверенно барабанил по лбу, кидая своему киберглазу команду за командой. Через полчаса киберглаз был настроен так, что перешел на автоматический режим и почти не нуждался в неприличных постукиваниях. Впрочем, оба глаза, и живой, и кибернетический, были по прежнему закрыты и в какой-то момент виртуальные виды стали утомлять Шрагина. Им не хватало той пестроты и детальности, к которой мозг привык в реале. Пора вызвать кого-нибудь из персонала, чтобы повязку снял. Да и не повязка это, а пластиковая ширмочка. На вызов никто не отозвался. На второй звонок тоже. Эй, кто-нибудь, поднимите мне шторки. Такое ощущение, что команда покинула судно и превратила его в летучего голландца. Неужели те шумы обозначали что-то вроде полицейской облавы на лекарей-леваков? Но сейчас-то вроде тихо, значит, свалили полицейские. Надо для начала выбраться из этой каюты. Может, где-нибудь все-таки завалялась медсестра. Шрагин встал, шагнул, ударился о переборку и неожиданно сенсорная блокада была прорвана, он начал различать каюту. Ошеломленный еще более чем при недавнем падении небоскреба, Шрагин не сразу понял, что киберглаз тут ни при чем. Он видит с помощью большого пальца правой руки, вернее вибропротеза на его месте! Палату-каюту заставил проявиться его собственный топот, из-за которого пронеслась по переборкам и палубе волна вибраций, колебаний и дребезжаний -- то, что мы почти никогда не замечаем. Каюта предстала размытыми контурами, но Шрагин быстро дописал интерфейс визуализации и упаковывал входные потоки данных в геометрические формы. Теперь очертания стали куда более четкими. Это было далеко от того реала, к которому привыкли нормальные люди, но это был уже отпечаток настоящего мира, и дверь прояснилась, и иллюминатор. Кибернетика, которую ему установил Ваджрасаттва оказалась изощренной, но надежной. Ява-Плюс -- заморочный программный язык. Но здесь работал другой язык, еще более крутой. Самый настойщий Арарат, о чем Ваджрасаттва почему-то не сказал. Этот Арарат заметно отличается от первой версии, над которой когда-то корпел Шрагин, но все-таки преемственность проглядывается. Кто же таков этот Ваджрасаттва? Похоже, для Даши медик-индус возник также внезапно, как и она сама для питерского программиста. Какой бы мощности не был бровекомпьютер, установленный Ваджрасаттвой, одного его мало; Арарат работает только на собственной операционной платформе, и для нее этот надбровный чип слишком слаб. Для нее нужен компьютер типа гиперкуб". И куда же мог спрятался гиперкуб", имеющий минимальные размеры старинной библии -- в дупле зубе, в мочке уха? Или гипер" вообще далеко отсюда и общается с бровекомпьютером через сеть, посредством радиоинтерфейса? Еще одна неразрешимая загадка... Шрагин вышел из своей каюты-палаты, и пошел как будто по трапу. Потом перед ним возник трудно определимый простор -- наверное, это что-то вроде кают-компании. Шрагин сделал еще шаг и полетел в сторону центра Земли... 6. Человек Шрагин оказался за бортом, в одном из амстердамских каналов. А когда он вынырнул, выплевывая изо рта жидкость туалетного типа - амстердамские каналы были куда лучше снаружи, чем изнутри -- то ширма с его глаз уже исчезла и шторки видеокамер открылись сами. От белого света его сразу затошнило. И снова неприятное ощущение, как будто что-то острое угрожает его единственному уцелевшему глазу. В глубине черепа словно образовались вакуоли. Однако и с вакуолями Шрагин понял, что расстояние между ним, как плывущим телом, и судном-клиникой увеличивается, то ли его уносит течением, то ли оно не стоит на месте. Он кое-как подправил яркость изображения, наглотавшись попутно резкой на вкус воды, затем поплыл к берегу. До берега путь был недолог, Шрагин причалил лбом к какому-то гнилому бревну, торчащему из набережной. Потом ухватился за него обеими руками и стал внимательно всматриваться в сушу. Вскоре он понял, что раньше материал заслонял для него геометрию, а теперь важнее стали поверхности, плоскости, линии, которые своими пересечениями и образовывали мир. Этот внешний мир, проникающий через интерфейс визуализации в его мозг, не имел былой фактурности, он выглядел как набор контуров. Поэтому даже заваленная всяким мусором набережная смотрелась совершенно по-инопланетному. Очарованный Шрагин стал вытаскивать свое тело из воды, подтягиваясь по бревну и... неожиданно заметил два новых предмета около своего лица. Несмотря на потерю фактурности, смахивали они на ботинки с крепкими носами. Вскоре ситуация прояснилась полностью. Над Шрагиным стоял полицейский и, более того, направлял на него свой пистолет, что-то лопоча на своем голландском. Полицейский был настроен явно не благодушным образом. -- Да, да, я сейчас, вы только не нервничайте, а то, хоть наелись прекрасного голландского сыра, все равно почему-то психуете. Шрагин выползал на берег, а блюститель порядка явно собирался заковать его в наручники. Только этого не хватало. Когда Шрагин оказался полностью на суше, полицейский заорал что-то особенно грозное, тыча в него пистолетом. И тут голова крикуна украсилась нимбом. Да за какие-такие заслуги стал он святым? Почему не я, к примеру? Шрагин сперва изумился, но потом сообразил, что это работает киберглаз, снабженный чем-то вроде видоискателя. А еще Шрагин увидел крест. Тут уж сразу стало ясно, что это прицел, связанный как-то с его искусственным пальцем. Затем прямо в воздухе возникли светящиеся письмена. Шрагин, конечно, понял, что это всего лишь инструкция по дальнейшим действиям, выведенная бровекомпьютером на экран под веком. Совместите прицел с оконтуренной целью. Совместил. Надавите на вторую фалангу, наведенного на цель пальцепротеза. Надавил. Спасибо. Протез откликнулся щелканьем и коротким писком. Полицейский вдруг стал смурнеть, оседать -- может, потому что у него из шеи теперь торчала довольно длинная серебристая игла. Еще мгновение и он канул бы в воду. Но Шрагин перехватил беспомощно падающее тело и уложил на грязную насыпь. Госслужащий явно пребывал в глубоком обмороке. А в кармане у госслужащего нашелся бумажник, в бумажнике пятьсот еврок. Так Сергей Шрагин впервые взял чужое, даже не собираясь отдавать. Деньги были ему нужнее, чем работнику полиции, потому что лечение кончилось облавой, Долли Дидрихс исчезла то ли вместе с баржей, то ли отдельно от нее. В любом случае, искать ее в Амстердаме не стоило, да и не очень-то хотелось. Значит, сейчас в ближайшей индийской лавчонке надобно купить какую-нибудь новую одежонку, темные очки и держать курс на Дюссельдорф. Глава 3. Сломанная шея. 1. Руслан летел на юг, это было ясно и дауну. Разговор с Его Крутейшеством Вахой Абдуллаевым, конечно, не мог быть отложен. И наиболее вероятным казался маршрут самолетом на Стамбул, а далее на перекладных. Существовал однако и другой вариант, как будто более протяженный -- через Одессу. Судя по той информации, которую удалось собрать, таскаясь по дюссельдорфским магазинчикам, принадлежащим южанам, немало "перелетных птиц" пользовались именно этим маршрутом. Может потому, что в бывшем городе-герое их опекали какие-то необандеровцы, в смысле тамошние национал-демократы, иль дело было в том, что в Одессе и базар хороший, и девушки невзыскательные. Из одесского порта лица, имеющие сомнительные промыслы, отплывали на комфортабельном "Метеоре" в сторону Сухуми, а уже на абхазском берегу пересаживались на джипы- вседорожники и поднимались в горы. Для выбора одного маршрута из двух предстояло найти максимально осведомленных лиц. Выбор начинался с портье, если точнее, с того шута горохового в дешевой гостинице, где номер обходится всего в тридцать еврок, но постояльцев типа Шрагина внезапно навещают бандитские группировки. Портье предстояло допросить, скорее всего запугать и возможно даже угостить кулаком в ухо, украшенное колечками. Для кого-то такая работа была привычной, обыденной, ну а для Шрагина настолько необычной, что даже знобило между лопаток... Шрагин сидел за рулем нанятого на полдня Фольксвагена Поло и время от времени поглядывал на свое отражение в зеркальце. Без темных очков правый глаз, созданный искусством Ваджрасаттвы, был воистину, без натяжек, страшен. Сплошь черный, без разделения на зрачок и белок, с дугообразной щелью, по краям которой располагаются два крохотных красноватых объектива. Глаз сатаноида, на взгляд любой добропорядочной русской старушки. Но видит этот глаз гораздо больше, чем может подумать старушка -- например, имеются ли на прохожей девушке трусики или нет. А чего стоят эти как-будто лакированные пальцы, сгибающиеся и разгибаюшиеся на руле с легким механическим шуршанием! В отличие от первого послеоперационного дня сегодня Шрагиным владела сладкая уверенность в себе. Уверенность носила футурологический характер и отражала веру в светлое будущее. Будущее принадлежало искусству, искусственным ощущениям, искусственным существам. Вся эта облепившая Землю нью-экономи", созданная как будто на потеху зажравшимся обитателям мира сего, является только почвой, на которой прорастает мир следующий. И частично Шрагин уже принадлежал этому будущему искусственному миру, так сказать, пошел на повышение. Вот и гостиница. Шрагин надел очки и вышел из Фольксвагена, немного поизучал холл через оконное стекло -- из людей всего одна штука, открыл дверь. Дешевый парнишка был на месте. Все те же крашенные волосики, прилипшие к узкому черепу, педиковатая кокетливая улыбочка и десяток колечек в ушах. -- Желаете номер? На одного, на двоих.-- затараторил портье. -- Желаю кое-что узнать... Так, преодолеть себя, в первый раз обидеть человека, а потом будет уже легче. Шрагин ухватил портье за нос украденным у Голливуда приемом и поднес к горлу юноши лакированные псевдо-пальцы. Сегодня реальный Шрагин действовал почти как и виртуальный, хотя все ж таки смущался. Портье был явно в шоке -- нормальная человеческая реакция, да и сам Сережа был еще далек до того, чтобы душить и радоваться. -- Узнаешь ли ты меня, петушок? Шрагин снял очки, щелкнула и зажглась красным огоньком камера в искусственном глазу. Юноша затрепетал. -- Объясняю для непонятливых. После того, как я остановился в этой гостинице, меня посетили нежеланные гости. Кому ты сообщил, говнюк?.. Если портье не заговорит, надо будет ему что-то сделать. И не просто сливу" на носу. Лишь бы до этого не дошло, лишь бы... -- Мы сообщаем про всех русских постояльцев...-- выдавил перетрухавший педик. -- Еще раз -- кому? -- Одной фирме, которая посылает свои каталоги вновь прибывшим русским, туристам или иммигрантам. -- Какая фирма, говнюк? -- Вот тут ее адрес и телефон.-- Дрожащими руками жертва разбойного нападения протянула визитку. -- Так и надо было с самого начала. Оставив бледного юношу в полуобморочном состоянии, Шрагин поскорее отчалил на своем наемном Фольксвагене и, чтобы не переживать за бедного портье, стал изучать визитную карточку. Русское Слово ГмбХ , путеводители для россиян, желающих поближе познакомится со старушкой Европой. Хорошее прикрытие для братвы. Адрес уже кельнский. Остхайм, это восточная окраина, где кучкуются сплошные иностранцы, в том числе немало русаков. Пожалуй сегодня еще можно туда успеть. Намучившись с пробками на автобане, Шрагин успел только к шести. В это время все нормальные немецкие служащие разъезжаются по своим домам, но в Русском Слове работа не прекращалась, судя по матерной ругани, обильно вылетающей из окна. Сережа бросил взгляд на старушку абсолютно вологодского вида, тащившую по улице помоечный телевизор без шнуров и антенн, и позвонил в дверь. Открыла шикарная дева. К сожалению, ее приятное молодое тело было обрамлено сильно продымленным помещением складского типа и двумя типами характерной наружности. На стеллажах лежали путеводители и еще какие-то рекламные проспекты в не слишком великом ассортименте, парни пили Куппер Кельш и закусывали воблой. Сережа сразу почувствовал слабость в коленках. Несомненно, у обоих парней был типично бандитский фенотип. <код> абстрактный психотип Хищник, применяя психоинтерфейс Вампиризм { Константа Бесчувственность; Функция испытыватьУдовольствие(конкретное Насилие()); Функция делатьБольно(очередной Ближний()); } Первый молодец был массивным, породы шкаф", с круглой стриженной головой криминального славянина, другой -- небритым, если точнее, щетинистым, -- со сплюснутым затылком криминального кавказца. У обоих -- широкие пальцы с нечистыми ногтями, странно смотрящимися на фоне глянцевых пивных баночек. После Малина Софта" такие люди вызывали у Шрагина страстное желание бежать подальше. Но маленькая Виртуэлла подталкивала его вперед. -- Откуда?-- спросил щетинистый. -- Но вы же это самое... продаете путеводители. -- Брось ты, чмо.-- отсек молодой человек,-- Продаем, да не так. Только через Интернет, мать его. Понял? Так что откуда? Только без шуток, блин. -- Я Тугаева ищу. Он мне когда-то дал ваш адрес. -- А ты часом не брат его, как-то похож. -- Че ты мелешь?-- остановил шкаф щетинистого. -- Нам Руслан про все свои контакты сказал. Этот незапланированный. Отведи посетителя в уборную и там пообщайся с ним потеснее. -- И я пошла,-- весело сказала дева,-- мне еще по магазинам побродить. -- Иди-броди, только не потеряйся,-- отозвались молодые люди, а когда за девушкой захлопнулась дверь, заперли ее и посмотрели пристально на Сережу. -- Ну, давай,-- напомнил шкаф напарнику и медленно поворочал буграми мышц под пиджаком,-- или мне что ли этим заниматься? Китаянка Даша Дидрихс в день операции посоветовала дышать через дань-тянь <примечание: в гимнастике цигун энергетический центр, находящийся ниже пупа>. Почему не подышать, если страшно? У него в пальц-протезе серьезное оружие. Но сумеет ли он им правильно воспользоваться? Если не сумеет, то его будут бить еще больнее. В кармане у щетинистого, кстати, просматривается кастет. А у шкафа пистолет за ремень заткнут. Крепкая волосатая рука молодого человека подтолкнула Сережу в проход между двух стеллажей. -- Иди, иди, а то покраснел, распыхтелся, как будто обосраться собрался. Нечего тут пачкать, убирать-то некому. Вот уже Шрагин вместе с сопровождающим внутри сортира. Кафель, два унитаза, раковина, мыла нет. Есть выключатель. Если ты не выключишь свет, то через пару секунд будешь лежать мордой в толчке и ронять туда кровавые сопли. Подпрограммист уже написал сценарий, нужные объекты соединены эластичными нитями событий. Только захвати власть над своим телом. Шрагин бросил руку к выключателю и погасил свет. Потом удар назад, где должен находится щетинистый, локтем и еще раз тыльной стороной ладони. С непривычки получилось сильно. Шрагин обернулся и увидел своим инфракрасным глазом наплывающие бледно-зеленые мазки на изумрудном фоне -- молодой крепыш как будто совсем не пострадал, и был готов вырвать ему потроха без всякого света. Даже кастет вытащил. Но пока ноги у него расставлены -- ноги расставлены. Бей! И Шрагин врезал -- первый раз в жизни ударил человека в пах. И, почувствовав, что рефлексия уже не мешает ему претворять мысли в дела, добавил коленом в снизившуюся щетинистую физиономию -- можно сказать, для удовольствия. А если точнее, для тестирования своих сил. Этого было достаточно, чтобы некогда грозный противник стал просто кучей на полу. Шрагин приоткрыл дверь. Привлеченный шумом драки (вместо запланированного избиения), шкаф направлялся к уборной с пистолетом в руках. Сейчас будет стрелять веером. Шрагин захватил противника видоискателем, потыкал своим могущественным пальцем и понял, что рискует промахнуться. Надо быстренько переписать сценарий. Шрагин опустился на колени и пополз из туалета, натужно кашляя. -- Эй, где Казбек, блин? Ты чего с ним сделал, фраер? Фраер стал подниматься, хрипя и хватаясь за стеллаж, а потом рванул его на себя. Сперва какая-то увесистая пачка двинула шкафа по голове, а потом еще несколько. -- Ах, гад.-- браток уже протягивал ствол в сторону Шрагина. Теперь горло здоровяка ровно в прицеле, как раз райончик под кадыком. Пора. Ужаленный иглой шкаф хрюкнул и стал валиться, увлекая на себя поток спеленутых в пачки путеводителей. Потом было много грохота и пыли -- браток наконец улегся. Шрагин подхватил валяющийся на полу пистолет, вернулся в туалет и ударил по затылку приходящего в себя Казбека. Теперь была настоящая уверенность в том, что у противника уверенности нет. Это было так сладко и так неинтеллигентно -- мочить мужика, который мог его зашибить одним мизинцем. За все унижения, которые претерпели маленькие и слабенькие от шкафов", качков и прочих жлобов. За Тузика, за Аню! Получи! Шрагин едва остановил себя и, вытащив Казбека из сортира за шиворот, ткнул носом в уязвленного иглой и странно булькающего "шкафа". -- Сейчас с тобой будет то же самое. Где Тугаев? -- Не знаю. Шрагин подхватил со стола отвертку и приставил ее к уху Казбека, поросшему от отменного здоровья густыми волосами. -- Ты знаешь, что такое трепанация, малыш? Я постараюсь объяснить тебе доходчиво, на твоем собственном примере. Это когда эта штука входит в одно твое ушко, а выходит из другого. Немного надавил и... подействовало. -- Тугаев утром улетел в Одессу. Главное не частить, не терять злодейского достоинства, улыбаться, шутить. Это просто работа такая. -- Похоже, ты можешь быть паинькой. И к кому же он там поехал? Давай быстрее, дядя ждет. -- К Свистецкому. Свистецкий энд органс , фирма там такая на Малой Арнаутской.-- плаксиво моргая из-за полной потери мужественности, сказал Казбек. -- Ну, а дальше? Не стесняйся, мальчик, рассказывай. -- Дальше не знаю, честно. Наверное, на Кавказ. И в этот момент шкаф", получившую в шею иглу, перестал пыхтеть и булькать. Раз и тишина. -- Чего это он?-- спросил Казбек.-- Похоже, он того. Ты его того. Выпученные глаза и съехавшая вниз челюсть явно свидетельствовали о том, что громила действительно преставился. С полсекунды в Шрагине боролись интеллигентский ужас перед содеянным и какое-то странное непривычное чувство удовлетворения. Как там выразился очередный француский остряк: Труп врага всегда пахнет хорошо." -- Мои соболезнования. Давай бабло. Казбек охотно вытащил из бумажника пачку купюр и вручил Шрагину. Программист взял деньги, столь необходимые для дальнейшей работы, обтер пистолет тряпочкой и, лишив обоймы, бросил в угол. Затем вышел из Русского Слова и, едва не раздавив очередную старушку с помоечным компьютером, резко тронул с места свой "Фольксваген". Одного убил, другого ограбил. Тут не просто переживать, тут в стенку врезаться надо. А если не переживать? Тогда признАем, что игла мудрого Ваджрасаттвы всегда делает именно то, что надо сделать, а рука мудрого Шрагина берет столько, сколько надо взять. 2. Данные своего страхового полиса он переслал на факс доктора Дидрихс в ее дюссельдорфской практике. Если она на свободе, то этого достаточно. После того, что случилось в Русском Слове , надо было поскорее тикать из Германии, но при том держать курс на Одессу. Само собой ни один самолет из Европы до города на Черном море не летал, пришлось брать билет от Брюсселя до Киева. В полупустом салоне Шрагин оказался рядом с каким-то вислоусым старичком, но потом декорации поменялись. Пока он смотрел в иллюминатор, пытаясь поляризовать солнечный свет, сосед куда-то свалил, а на его месте появилась соседка. У нее был весьма привлекательный разрез на платье. И это Шрагину понравилось. А еще своим тепловым оком Шрагин засек, что соседка не носит лифчик. И это ему понравилось еще больше. Он, перестав коситься, обернулся к ней, она обернулась к нему и сняла темные очки. Долли Дидрихс. Уже второй раз она возникает как будто из ничего. -- Госпожа Дидрихс. Даша, я, конечно, вам кое-что остался должен. -- Спокойно, Сережа. Вы ж теперь в одном ряду с Нельсоном и Кутузовым. Я оценила вашу честность и вы мне пока ничего не должны. Мы просто летим вместе в город Киев, и я просто поменялась местами с одним любезным господином. -- А почему летите вы? -- У меня небольшой вынужденный отпуск после той полицейской облавы. Да, мне действительно приходится химичить и иметь дело с левыми клиентами, с левыми лекарствами и аппаратурой, с левыми, так сказать, коллегами. Стать стопроцентно легальным лицензированным голубоглазым тупым европейским доктором с собственной клиникой не так-то просто. Да и не хочется. -- А кто мог навести полицию? -- Один общий знакомый. Видите ли, Сережа, у нас действительно есть общие друзья и общие враги. Хорошо звучит, по киношному. Но, может, все это действительно существует? Дружба, любовь, честь, преданность и прочее фуфло. -- Значит, вы по-прежнему считаете Андрея Шермана своим другом? -- Да, и хочу за него поквитаться. -- Хорошо, а враг-то кто? -- Это тот, кто его убил. Антуан Энгельманн-Ферреро. И, похоже, именно ангелок Энгельманн присвоил ваш правый глаз. Увы, Дидрихс безнадежно много знает. -- И почему именно Энгельманн присвоил мой глаз, а не кто-нибудь другой? -- Я знаю его почерк. У нас когда-то были связи по профессиональной линии.-- весомо сообщила госпожа Дидрихс. -- А почему вы считаете, что Энгельманн виноват в смерти Шермана? -- Они играли на одном поле. И я знаю, что Энгельманн не станет церемониться с опасным по его мнению человеком, особенно если человек из какой-нибудь недоразвитой страны. -- Ну и с чего вы решили, фрау Дидрихс, что я тут появился и стал мудилой-мучеником из-за Андрея Шермана? -- Вы закончите наконец с этим блиц-опросом, герр Шрагин? Да потому что вас послала Рита. Или потому что вы с Шерманом оба из Одессы. У вас обоих какой-то смешной акцент... Ну, еще вопросики имеются в загашнике? -- Да, то есть нет. Все равно вывернется , подумал он. -- А теперь, сказала Даша,-- мы выпьем на брудершафт и перейдем на ты. Как раз и стюардесса плеснула в пластиковые бокалы красного винца. Поцелуй у госпожи Дидрихс оказался сдержанным, но Шрагина все равно пробрало. Как будто не винца бордосского пригубил, а съел сто грамм водки. Даша направила хитрый взгляд своим миндалевидным глазом, оценила поцелуйный эффект и сказала: -- Теперь рассказывай ты. Почему нет? Почему бы не рассказать, не открыться почти во всем этой женщине, полной разных достоинств -- ведь и красивая, и умная, и спортивная, и полиции не боится. Собственно и поделиться-то больше не с кем. Вот Шрагин и поделился. -- Рита в своем репертуаре,-- подытожила на свой лад госпожа Дидрихс, но от дальнейших комментариев отказалась. 3. Одесса была далеко не та, что тридцать лет назад. Шрагин оказался в чужом городе, где своими осталось только несколько могил. Можно было утешиться лишь тем, что светлые умы, гуманные и либеральные, назовут все это прогрессом... А можно было отдаться работе - выслеживанию Тугаева, хотя, по большому счету Шрагин не знал, то ли он идет по следу киднеппера, то ли с точностью наоборот. Фирма Свистецкий энд органс , не смотря на смешное название, находилась на острие прогресса, и занималась там, конечно же, био- и компьютерными технологиями. Так, по крайней мере, значилось на рекламной странице фирмы в Интернете. А еще Свистецкий ввиду избытка сил и средств был генеральным спонсором международной практической конференции с вдохновляющим названием Шелковый путь против имперского гнета . Даша позвонила по указанному организаторами конференции контактному телефону. -- Я представляю биотехнологическую фирму Чайна Стресс Фэрмэси из Гонгконга. В ответ через включенный динамик послышался нежный голос безграмотной девы. -- А что это? Что за чай такой, его в магазине продают? -- Не чай, а Китай, точнее Гонконг. Какой же шелковый путь без Китая? Червяки- шелкопряды у нас же проживают, -- заобъясняла Даша. Наконец вместо нежноголосой хотлайнщицы трубку взял некто солидный с серьезными интонациями и, что говорится, представительным баритоном. И, конечно же, этот баритон запел в правильной тональности. -- Ниньхао, дорогие китайские друзья. Мы очень рады гостям из Поднебесной. Но как вы понимаете, наша конференция носит практический характер. Так что взнос для участников составляет порядка тысячи долларов, для учредителей -- три тысячи долларов. Желаете войти в состав учредителей? -- А кто еще в этом составе?-- попробовала уточнить Даша. Состав, конечно же, разглашению не подлежал. -- Эта тема скорее для личной встречи,-- отрезал баритон, переходя на бас. На этом, собственно, темы для телефоного общения иссякли. -- До встречи на высшем уровне остался час,-- сказала Даша Сергею,-- И ничто не соединит наши страны лучше, чем... -- Межнациональные браки,-- предположил Шрагин. -- Какой же ты, дуралей, право.-- сказала Даша обидные слова совершенно необидным голосом.-- Ничто их не соединит, лучше чем маленький цветной принтер, который я вожу с собой в ридикюле. -- Будем деньги печатать?-- еще более оживился Сережа.-- Эту самую тысячу долларов. -- Опять не угадал, просто поразительно. Такое впечатление, что ты всю жизнь провел в Носопаткино. Мы будем печатать красивые визитки. -- Про то, что мы из этого самого Гонконга? -- Я из Гонконга. Ты останешься снаружи. При твоей почти-Тугаевской физиономии тебе появляться у этого Свистецкого, конечно же, не стоит. Теперь о нашем расписании. Конференция состоится в каком-то новеньком отеле на Фонтане. Там же и банкет, если точнее официальное пиршество духа. Далее, насколько до меня доходит алгоритм подобных мероприятий, банкет продолжится, но в гораздо более узком кругу и, наверное, в другом месте. Я попробую туда попасть. Затем, если понадобиться, вызову тебя. У тебя есть мобильник, и у меня тоже, так что я буду отстреливать тебе короткие сообщения. Плюс еще вот это -- один левый друг подарил. Госпожа Дидрихс надавила пальцем на одну из пуговичек своего стильного бизнес-костюма. -- Это жучок". А вот это детектор к нему. Работают они в цифровом формате, на прыгающей частоте -- так что заглушить невозможно. Даша протянула Шрагину устройство размером со спичечный коробок. -- Смотреть надо за верхними двумя индикаторами. Причем в оба. Первый показывает примерное расстояние до моей пуговки, исходя из силы сигнала. Значит, ты действуешь по принципу теплее-холоднее". Если он стал ярко-красным, бросайся в атаку. Второй индикатор сообщает нечто более хитрое -- скорость жучка относительно тебя. Попутно этот замечательный детектор дает, так сказать, справки о высокочастотном эфире вокруг тебя. Иногда это бывает не бесполезно. 4. Местное телевидение уделило конференции немало своего внимания. По ящику показывали, как среди стен из мореного дуба расселись разномастные представители всяких сомнительных фирм и фондов, плюс бородатые борцы за свободу шелкового пути от имперского гнета, плюс пресса, не только местная, но и центральная, киевская и московская, которая подавала все это на уровне мирового хита. Даже была кореспондентка из Монд", дама почти без женских признаков, забрасывающая самые свежие антиимперские" новости через саттелитовый коммуникатор прямо в парижскую редакцию. На главном стереоэкране, размером три на три метра, представлялись будущие виды Шелкового пути. Легкие поднебесные эстакады на почти невидимых километровых опорах. Всё это соткано заботливыми нанороботами из алмазных волокон и кремниевых нитей. По поднебесным дорогам скользят на электромагнитных подвесках невесомые поезда, а то и просто скачут конники в азербайджанских, украинских, киргизских и прочих национальных шароварах. На них с завистью смотрят оставшиеся далеко внизу имперские медведи. Впрочем, банкет местное телевидение транслировать не стало, пустив вместо этого фильм про коварство мексиканских любовников, а Сереже ничего не осталось, как ждать, сидя на кровати, в гостиничном номере. Наконец мобильник пискнул, принимая сообщение. Даша на пятнадцатой станции Фонтана. Шрагин вышел из гостиницы. Несколько мордатых мужиков, предлагавших свои услуги в качестве таксистов, не внушали ему никакого доверия. Но чуть в сторону от гостиницы и уже начиналась густая южная ночь, в которой тепловой взгляд выхватывал только сомнительные фигуры, выглядывающие из-за углов и подворотен. Шрагин в отчаянии прошел пятьдесят метров по улице. И вдруг сбоку от него зажглись фары, мигом ослепив оптику. Погоня? Шрагин бросился от фар наутек и врезался в какой-то гнилой не видимый ни в одном диапазоне забор. Машина нагоняла его на узкой улочке и, казалось, что уже финита ... Однако, сзади послышался голос, каких было много в его детстве. -- Это ще, новый вид спорта -- бег перед автомобилем? Молодой человек, я вас предупреждаю, что ваши физические силы отнюдь не безграничны, и когда вы в нынешней Одессе ослабеете, вас могут обидеть, возможно даже побить. На машине завиднелись шашечки такси, да и таксист был похож на тех, кого уже сегодня почти нет. -- Если вы умеете ездить быстро, то, пожалуйста, продемонстрируйте свое мастерство,-- попросил Шрагин, садясь в сильно пострадавший от хабариков салон. И в самом деле, на пятнадцатой

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псих, или Танцы с Виртуэллой
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом