Псих, или Танцы с Виртуэллой, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой


скачать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой можно отсюда

бится растревоженная кровь... Даня схватился за пистолет, но применить не успел. Васек уцепился за рукав откормленного романтика", блокируя оружие. Бугай Даня крутанулся и ударил бунтаря свободной рукой в лицо. Но тот висел на его правой руке, как бульдог. Даня обхватил ВаськА левой рукой, зажал толстыми пальцами хилый подбородок экс- невольника, дернул и сам потерял равновесие. Секунду противники покачались над водопадом и... -- Эй вы там, петухи, -- испуганно крикнул Шрагин. Поздно. Оба петуха" смайнали вниз, с семиметрового склона. Васек недолго пробыл свободным человеком. -- Данька-друг, ты где?-- заголосил Никита, потеряв кореша из виду. И тут снизу послышался какой-то хруст. Сережа был уверен, что это лезет Даня, и даже застонал, так перевернулось у него все внутри. Однако над обрывом показалась полуобщипанная голова ВаськА. Мокрый, пыхтящий, но щербатая улыбка сигнализирует о полном ничем не замутненном счастье. -- Добро пожаловать. А где Даня, Никита вот интересуется. -- Башку себе раскроил. Об камень. Его вода унесла.-- Васек стал деловито отряхиваться почти на собачий манер. Никита нервно затеребил приклад автомата и его надо было срочно взять под контроль. -- Ввиду бездействия российских законов, а также шариатского права на той территории, где все это стряслось, я руководствуюсь дуэльным кодексом времен короля Генриха Наваррского. Уголовное дело закрыто, виноват никто... И ты, Никита, не волнуйся так, половина Данилкиной доли теперь твоя. А это, блин, верные пять кусков. Вернешься, корову себе купишь, в смысле женишься, квартирку обставишь, на каждом шагу Си-Ди с Ди-Ви-Ди, плейеры с рекордерами, Сони на пони, под окном Харлей, ну, в крайнем случае, Девидсон. Судя по морщинам, возникшим в области лба, Никита задумался о положительных сторонах исчезновения Данилы. 4. К вечеру они оказались в запланированной и помеченной красным флажком точке. Тольке уже не на электронной карте, а в реальном мире, над Лермонтов-Юртом. Поселение бандитствующих хакеров и просто бандитов было затянуто сплошной тьмой. Что ночной прицел, что инфракрасный глаз лишь поверхностно щупали тьму. Слабо выделялись только крепкие стены домов, способные противостоять артобстрелу. Да еще просматривались параболические спутниковые антенны. Одна из них много выше по склону, обращенная на север -- явно для слежения за электронными коммуникациями федералов. Радиосканер показывал, что, несмотря на сонный вид, аул активно шестерит в высокочастотном диапазоне -- активно общаясь по цифровым каналам с геостационарным спутником на скорости десять мегабит в секунду. Почему нет, если аул в тени мощного "Исламсата", выведенного на орбиту бин Ладеном. Можно было домыслить, как десятки хакеров мусульманского и прочего происхождения сейчас классно отрываются, громя сайты неверных за деньги правоверных... А, вот, похоже, тот дом, на который указал Руслан. Хороший дом, с башенкой. Но там ли Дашина дочка? Попробуй он только выйти на связь с Дидрихс, при такой системе слежения аул через миллисекунду засечет его и местные хакеры намотают его кишки на ближайший винчестер. Можно, конечно, дождаться утра, ну и угодить на шашлык какому-нибудь шариатскому патрулю. Тогда остается только одно, идти прямо сейчас в аул. А ведь безнадега-то полная. Выташить ребенка из этого гадючника под силу только киношному супермену. Как он об этом раньше не подумал. Понадеялся, что за него Виртуэлла думает. И где она сейчас, в каком из виртуальных миров, ку-ку. Но идти придется. Ночь его единственный союзник. И тут хлынул дождь. Через свой коммуникатор Шрагин регулярно снимал информацию с погодных серверов и заранее знал о непогоде, но таких потоков он не ожидал. Пока его бродячее бандформирование доставало плащи, те стали совершенно бесполезными. Под ними было мокрее, чем снаружи. За шиворот лилась струя, не хуже чем из твоего крана, на черепной крышке крупные капли выбивали бойкий чечеточный танец. И именно в этот непогожий момент радиосканер засек сигналы, не похожий на обычные интернетовские трассы, тянущиеся из Лермонтов-Юрта. Засек, оцифровал, очистил, снова перевел в аналог и кое-что удалось разобрать. Люди договаривались о приеме-сдаче какого-то груза. Говорили с помощью маскиратора, но слабенького -- через обычный мотороллер <примечание: уоки-токи Моторола">, как и принято у себя дома. Но зачем прием-сдача в такое-то ненастье! Шрагин спустился метров на пятьдесят вниз, кое-как цепляясь за корни и ветки, и снова посмотрел сквозь слегка унявшийся ливень на аул. В одном из дворов -- неподалеку от западной окраины -- двое мужиков вытаскивали что-то из ямы во дворе. Мешок не мешок, но похоже что-то" шевелится. Может, это заложник? Наверное, его вытаскивают, чтобы не захлебнулся в яме. И сейчас, наверное, сунут в подвал, который в самом доме. Вон понесли уже. Точно человека несут, небольшого такого человека, малолетнего. Дашина дочка? Вот люди со своей ношей скрылись в доме. А если это и есть тот самый груз, который надо сдать? Сейчас подъедет машина и заберет. Что же они так всполошились? Как будто дошли до них слухи о приближении Тугаева номер два, страшного и изворотливого. Возможно подумали они, что раз настоящий Тугаев был не сахар, то поддельный и вовсе шайтан. Девочку сейчас увезут, пес знает куда. Получается, надо немедленно отбивать заложницу: переться в лобовую атаку, взрывать и стрелять направо и налево. И если срочно не ввязаться в бой, то другого шанса не будет. Эх-ма, шанс-то совсем хиленький, тщедушный такой. Вероятность успеха -- ноль целых хрен десятых... Скажем аккуратнее, один к тысяче. Один к десяти тысячам, если учесть прилет вертушки. Интересно, а передал ли одессит Беня госпоже Дидрихс пакетик с деньжатами? Будем считать, что передал. Зачем ему связываться с этими бабками и подставлять всю свою межпуху под удар?.. А вот почему надо верить Даше, когда она говорит, что маленькая кавказская пленница в Лермонтов-Юрте на самом деле ее дочка? Слишком уж много непоняток связано с этой дамочкой. Что ей стоило соврать в очередной раз? Вдруг, на самом деле, и ребенок не тот, и цель операции не та. Вытащить заложника из этого селения крайне сложно, а вот просто шандарахнуть ракетой по указанной цели, по точке, где находится какой-нибудь человечек -- проще пареной репы. Да, врать не хорошо, не интеллигентно -- могла вам внушать мама, сидя в квартире общей площадью десять квадратных метров с крысиными дырами в полу и оконцем с видом на дворовый туалет. Нет, не так, мамаша дорогая, если кто умеет врать, то ему будет хорошо... Голова болит от этих капель и от этих мыслей, и от того, что он, может быть, просто псих. Где-то выше зашумело, как-то по-новому, странно. Это напоминало берег моря при некотором волнении. Шрагин рванулся наверх, к своему опорному пункту, и ухватил Ваську за драную куртку -- чтобы не унесло. Сквозь ливень не говорить, а кричать пришлось. -- Васек, что это шумит так? -- Это вы так шумите. Можно и потише, я услышу. -- Да нет, болван, что там наверху шумит? -- Это грязь, просто грязь, которой дамба мешает пролиться вниз. -- Ну тогда я болван. А что значит вниз"? На аул? -- Если точнее, на восточную его часть. Кажется так. Нам лейтенант показывал. -- А твое подразделение не собиралось часом эту дамбу взорвать? -- Нет, конечно. Нам вообще Лермонтов-Юрт был побоку. И, кроме того, это ж гражданский объект, вы разве не понимаете? Да за нее под трибунал можно попасть. За военное преступление. Парень мыслил государственными глупостями. То, что его фактически сдали на убой свои генералы, военным преступлением он не считал. А если? Если мыслить нестандартно, как это принято у хороших террористов. Если взорвать дамбу, то сель бросится на восточную часть аула. Так по-крайней мере, показывает модель, срочно построенная бровекомпьютером и спроецированная в левый шрагинский глаз. Подрыв дамбы -- конечно же преступление. Но здесь, в горах, без преступления нельзя, здесь преступление -- не исключение, а норма и правило общежития. -- Васек, хватай эти чертовы батончики, похожие на сникерсы", и дуй с ними к дамбе. Прямо к ней, никуда не сворачивая. Подыщи там местечко для закладок, надеюсь, понимаешь каких. Я скоренько за тобой. Саит, устроивайся в той расщелине поудобнее, потому что отсюда хороший вид и шезлонг бесплатный. Никита остается там, где он уже есть. Соратники послушно двинулись в мокрую тьму. Пару минут спустя Лже-Тугаев навестил Саита и шепнул. -- Понаблюдай за Никитой. Он мне сегодня не очень нравится. Знаешь, одна бабка сказала, что у мужиков тоже что-то вроде менструации бывает. Боюсь, даст деру наш Никита, не отработав даже аванса. И если он вдруг побежит, сделай так, чтобы он бежал не слишком долго, а то ведь устанет, вспотеет. Улавливаешь? Саит ответственно кивнул. Никита ему тоже не очень нравился. Дождь явно ослаб, но сейчас на размоченном склоне, струи превращались в потоки жижи, которая смывала горе-скалолаза вместе с листвой вниз. Впиваясь в склон чуть ли не зубами, Шрагин добрался до дамбы в изрядно измочаленном виде. Эта оказалась грубая кладка из камней. Несмотря на обильное присутствие в горах модных информационных технологий -- все как Билл Гейтс прописал -- технология ее изготовления была на уровне каменного века. Но она работала. Она надежно сдерживала и замыкала поток грязи. Стопроцентно испачканный и окоченевший Васек был едва различим даже в тепловом диапазоне. -- Я уже закладки сделал, товарищ бандит. По пять сникерсов вместе.-- сообщил он.-- Как меня этому учили. -- Надеюсь, ты был хорошим учеником. Теперь передавай ответственность мне. Шнур я сам отмотаю. Ты подстраховывай, в смысле держи за шиворот. Васек подстраховывал, а Шрагин отмотывал шнур и заодно рассматривал модель грязевого потока, которую продолжал рассчитывать на своем бровекомпьютере. Модель сейчас показывала, что поток должен пройти метров на пятьдесят левее дома, где держали девочку... Что-то ударило Шрагина под коленки, он свалился и соскользнул метров на пять вниз, увлекая за собой Васька. Тот, наконец, вцепился в какое-то деревцо и смог удержать Шрагина, который хватался за тот странный предмет, который сшиб его с катушек. Предмет смахивал на грязный мешок, но был несколько теплее, чем положено быть мешку. Температура недавно скончавшегося человека. Ну да, из спины финка торчит. Тьфу, хичкоковщина. Шрагин перевернул тело, и, хотя по очертаниям и так уж было ясно, посветил фонариком. Мертвый Саит. Финка, судя по надписи на черенке: Вий и его команда , принадлежала Никите, который сейчас, наверняка, на всех парах улепетывал в аул. Крайний случай настал, случай отсутствия выбора. Хоть прилети эскадрилья Мигов и целый полк черных Акул , это ничего не изменит, потому что через несколько минут Никита будет в гостях у Абдуллаева. Похоже, пора опять через перила. Элла зовет. Меч-сканер уже рассекает примыкающее пространство-время и из слякотного хаоса возникает кристалл сценария. -- Васек, я сейчас за этим злостным нарушителем трудового договора, за хулиганом Никитой. А ты разместись где-нибудь в сторонке и дерни там как следует ручку взрывной машинки, минут так через пять. На этом твоя служба в моем полку закончена. На-ка мою запасную рацию, чтобы тебя могли твои прежние генералы услышать. И вообще, счастливо, сынок.-- наскоро попрощался Шрагин с экс-невольником и бросился вниз. На мокром склоне спуск быстро превратился в быстрое неуправляемое скольжение на заднице. Ощущения были на уровне последней версии американских горок, вдобавок каждую секунду можно было превратится в гуляш на острых камнях или стать фаршем в колючем кустарнике. Жалобно вскрикнув, лопнула куртка, зацепившаяся за какой сучок. Сережа на мгновение взмыл в воздух и заметил впереди несколько тепловых человекообразных контуров -- похоже, аул держал оборону и выставлял дозоры, не смотря на гадкую погоду. Раздался первый выстрел. Значит узнавание было взаимным. -- Рви, блин,-- крикнул Сергей ВаськУ открытым текстом, как будто это могло что-то изменить. Но, словно в ответ, наверху коротко и плотно бухнуло. И ничего не изменилось. Если не считать того, что свистнуло несколько пуль. У стражей аула началось развлечение стрельба по скользящей мишени из снайперской винтовки с инфракрасным прицелом. Надеждам -- полный абзац. Взрыв, наверное, разве что царапнул первобытную каменную кладку. И тут ухнула срывающаяся вниз грязь. Шрагин от радости зацепился за какую-то крепкую ветку с помощью автоматного ремня и оглянулся. От радости не осталось ни микрона. Сверху летело грязевое цунами, холодное чудовище с развевающимися черными космами. Самое время нагадить в штаны от страха. Они с Васьком явно переборщили. От простого естественного человеческого страха слабость протекла по позвоночнику и едва... Шрагин рванул в сторону, оттолкнувшись от каменного трамплина, перемахнул через какую-то лощину и едва увернулся от грязевой волны. Вал пролетел в каком-то десятке метров от него, хлестнув комьями, брызгами и шебнем. Шрагин увидел, что дозор бросился врассыпную, но сель не дал ему уйти -- дозорные захлебнулись мгновенно, вынырнула лишь одна голова, да и то на секунду. Грязевой вал бросился на окраинные дворы, снес несколько передних построек. Господи, что он натворил из-за слезы одного ребенка. Ну что, Достоевский, нечего сказать? Отшвырнув Достоевского, Шрагин бросился в аул. Грязь уже захватила восточную его часть, так что искатель удачи едва успел проскочить по какому-то мостку в более возвышенную западную часть Лермонтов-Юрта. Отсюда он видел, как черная сорвавшаяся с вершины ведьма запускает свои руки в самые узкие улочки, бьется в стены и заборы. На крышах же как будто мигом грибы проросли -- там угнездились люди. Несколько минут похозяйничав в восточной части селения, жижа бросилась на западную. Шрагин вскарабкался на памятник какому-то усатому человеку и понял, что в расчетах была существенная неточность -- грозная грязь может поспеть к дому, где находится маленькая заложница, раньше чем он. Но ласковая рука Виртуэлла распахнула дверку на его затылке, и голова зачерпнула мир вокруг, поместила его в себя, сжав по неведомым алгоритмам и обрисовав важнейшие типы. Главное сейчас, чтобы мир в его голове не слипся в тяжелый ком, чтобы четко прошла типизация и инспекция объектов... Объектный сшиватель протянул эластику нового сценария. Психоинтерфейс захватил тело Шрагина и послал вперед. Он спрыгнул с усатого памятника и тут сценарий чуть не рухнул. Шрагина захватило перекрестье лучей, которые испускали несколько мощных фонарей. -- Вот он, подлюка этот!-- послышался вой Никиты. С ним было еще трое. Ах так, Никита, значит, даже в говне ты не тонешь. Сейчас я подправлю сценарий. Шрагин сорвал чеку с гранаты и, отправив свой ответ в сторону фонарей, срочно залег. Трассирующая очередь разорвала тьму в полуметре над Шрагиным и уязвила усатый памятник, однако на этом самодеятельность закончилась. Граната взорвалась, плеснув вскипяченной грязью, Шрагин приподнялся, ухватил какую-то доску и сиганул в грязевой поток, подобравшийся уже к самому подножию памятника. Грязевая волна, уничтожив немало построек и садов, несла на себе сплошной слой веток, досок и разного мусора, который и поддерживал его. Судно на мусорной подушке пронесло тело Шрагина еще несколько десятков метров почти до того самого дома... Из его дверей как раз выскочило несколько мужиков в дорогих кожаных пальто поверх трусов и сыпануло через забор в более высокую часть аула. Шрагин ухватился за ветви смоковницы, тяжело стонущей неподалеку от дома, подтянулся и перевалился через палисадничек. Во дворе грязи было по пояс, да еще за ноги что-то все время цепляло. Хорошо, труба какая- то подвернулась. Шрагин протащил себя вдоль нее вплоть до самой стены дома. Распахнутая входная дверь смахивала сейчас на люк тонущего корабля. Жижа вливалась внутрь, несмотря на несколько ступенек крыльца. Шрагин, цепляясь за перила крыльца, добрался до входа и сразу за порогом столкнулся с каким-то бородатым мужиком, который попытался вскинуть автомат. Шрагин сумел вспомнить, что его собственный калаш остался где-то на склоне, но про пистолет напрочь забыл, поэтому ухватился двумя руками за вешалку и влепил первому встречному каблуком чуть повыше бороды. Брызнув чем-то теплым мужик улегся и больше не мешал. Его пропечатанное каблуком лицо было чем-то знакомым. Когда-то очень давно, они уже пересекались... Нет, сейчас не до этого. Сейчас Шрагина интересует только заложница в этом большом темном скрипящем и булькающем от грязи доме. -- Эй, кто тут? Смешно было звать того, кто запросто угостит тебя пулей или ножом. Если же не звать, как найти ребенка, затерявшегося в одном из уголков незнакомого строения. А вдруг ее уже здесь нет? Тогда он зря поставил себя на кон. Зря утопил половину Лермонтов-Юрта. По течению жижи Шрагин понял, где может быть подвал.. Грязь уходила куда-то под лестницу, под ней был и люк. Три пистолетных выстрела в замок и вход в застенок открылся. В этот момент сердце Шрагина едва не лопнуло как перетянутая струна. Там, внизу, уже вовсю плескалась жижа. Шрагин конвульсивно и безнадежно пошарил рукой в подвальном холодном мраке и... вдруг ухватил детскую ладошку. На трапике, ведущем в подвальную глубину, примостился ребенок. -- Так что, тебе особое приглашение требуется? Шрагин подхватил ребенка и потащил за собой, во двор, который уже бушевал от грязи. Но теперь он был почему-то уверен, что все обойдется. Сзади послышался какой-то кашель и в дверях показался тот бородатый мужик. Значит, ожил. Но это не надолго. Ухватив покрепче ребенка правой рукой, Шрагин не забыл про пистолет и, полуобернувшись, несколько раз выстрелил с левой. Бородатый нырнул с крыльца вниз, из грязи недолго выглядывала одна лишь его задница, но потом и она скрылась. -- Ты, давай, сама цепляйся за мою шею, детка.-- предложил Шрагин. Детка охотно уцепилась за шею и Шрагину стало нечем дышать, тем более, что грязь и так заливала рот, забивала глаза, уши. Не переоценил ли он успех? Есть хорошая возможность глупо, по-котеночьи, захлебнуться. Ведь тощий ребенок весил как двухсоткилограммовый мешок и утягивал его в грязь с упорством достойным лучшего применения. Шрагин как-то перевалился со своей ношей через забор и там стало чуть полегче. Но грязную мглу прорезало пламя, брызнули электрические искры -- похоже, вспыхнул какой-то дизель-генератор. А затем рвануло и топливную цистерну. Селевой поток разукрасили огненные струи. Из-за этого фейерверка ребенок так отчаянно ухватился за шею Шрагина, как будто, во что бы то ни стало, решил задушить. Внезапно еще одно маленькое существо вцепилось в руку Шрагина и завопило на непонятном языке. Неужели ребенок номер два? Ну, что мне с вами делать, спиногрызами? А потом с кручи на аул понеслась еще одна волна. Запасов грязи наверху оказалось больше, чем предполагалось в расчетах. Ведь климат меняется, подумал Шрагин. Климат -- то самое оружие массового поражения, которое не запретишь никакими конвенциями. И отличие от атомных бомб только одно: Земле никакой климат не помеха, любой климат Земле по нраву. На миллисекунду подпрограммист заставил примыкающее пространство застыть, кристаллизоваться, и Шрагин увидел центр вселенной -- крепкое дерево, рассекающее грязевой поток в нескольких метрах от него. Одна из ветвей свисала совсем рядом... Поскольку мелкогабаритные существа и так свирепо цеплялись за него, Шрагин смог обеими руками ухватиться за ветвь, подтянуться к стволу, закинуть на него ребенка из подвала, потом детское существо номер два. -- Давайте-ка повыше, вот ремешок, сейчас пристегну. Вот так. Щелкнул замок ремня, вытянутого из штанов, и тут подоспевшая волна врезала по Шрагину. Окоченевшие пальцы скользнули по коре и попрощались с деревом. Волна схватила его, закрутила, потащила, стараясь удавить, а он пытался вынырнуть из грязной тьмы и вздохнуть. С минуту это ему не удавалось, но вдруг его развернуло, подбросило, и он увидел, что падает в пропасть. Потом его ударило то ли снизу то ли сверху и внутреннее подпространство вылетело из него вместе со всеми мыслями и чувствами впридачу... Шрагин очнулся, когда стало светать. Несмотря на всепоглощающую дурноту, он сразу попробовал выбраться из могильного холма из веток и щебня, который покрывал его. Резкая боль расщепила ногу. Лишь бы не перелом. Искусственный глаз приказал долго жить и далеко смотреть, из него торчали какие-то проводки. Естественный глаз различал только затянутый туманом и загаженный мусором овраг. Шрагин встал и оперся на какую-ту корягу. Боль поначалу захватила всю его ногу, но, потерзав ее и нагрузив как будто свинцом, отступила на исходные позиции. Теперь Шрагин был абсолютно бесполезен. Что с вытащенным из подвала ребенком, которого он оставил на дереве -- неизвестно. Но в любом случае работа закончена. А того бородатого, которого пришлось грохнуть на крыльце, Шрагин вспомнил. Сержант из комендантской роты -- тот самый, что ему пальцы резал. Мертвый сгущенный туманом воздух всколыхнули голоса -- чужая вражеская речь. Теперь надо уходить.. Просто держать за горло эту боль и ковылять, ковылять, ковылять. 5. Охотники шли по пятам. Люди то ли Валиева, то ли Абдуллаева. А, может, те и другие вместе. Преследователей было не меньше трех десятков и они должны были рано или поздно поймать его, чутье-то у них волчье, а потом. А потом будут медленно перепиливать шею, кастрировать, сжигать. Они жили в мире первичных удовольствий и не страдали рефлексией. Его отрубленную голову всунут в распоротый живот и бросят все это где-нибудь неподалеку от позиций федералов. Хотя федералам насрать на него. Разок волки прошли рядом с ним, только протяни руку. Не протянули, а Шрагин забился в скальную щель, где было полно прелой листвы и мокриц. Если бы у них были собаки, то они быстро бы зацапали его. Но волки по какой-то необъяснимой причине собак не любят. Когда Шрагин уже наполовину выбрался из щели, то услышал, что они возвращаются. По счастью возвращался только один. Этот один заметил его слишком поздно, сказал что-то на языке урду, который является не таким уж дальним родственником русского, и мигом получил камнем по голове. Кажется, готов,-- подытожил Шрагин. Он поймал себя на мысли, что бесхитростно рад этому обстоятельству. Мамино воспитание больше не имело над ним власти. Шрагин установил растяжку с помощью последней оставшейся гранаты и двинулся прочь по тропе. Спустя минут двадцать до него долетели приятные звуки взрыва... Жизнь ему теперь приходилось без достижений цивилизации. Раздолбанный киберглаз разве что пугал пролетающих птиц. Протез с вибродатчиком и протез с иглометом уплыли неизвестно куда, сателлитовый коммуникатор накрылся вместе со своей ГПС, бровекомпьютер превратился в рассечение брови. Экономя пистолетные патроны, бывший интеллигент добыл себе пропитание убийством какой-то голубки. Швырк камнем, подранил, затем быстренько свернул голову и поджарил на хилом костерке - чтобы дыма не было. Все, как Чингачгук прописал. Вкусно, жаль только перья немного мешают. Собственно маршрута у него не было никакого. Шрагин перевалил через вершину и двигался по склону, обратному к тому, на котором находился Лермонтов-Юрт. Двигался, сильно хромая. Если не перелом, так трещина кости точно есть. На следующий день Шрагин понял, что попал в ловушку. Преследователи были на склоне сверху, снизу, сзади, а впереди стояла почти отвесная скальная стена, по которой можно было бы вскарабкаться только при наличии здоровой ноги и альпинистской подготовки. Когда сзади уже хрустели мертвые ветви под ногами охотников, Шрагин заметил в скальной стене расщелину -- у входа она имела метровую ширину. Она и укрыла его на некоторое время от азартных взглядов охотников. Хитрость, конечно, была вскоре разоблачена и огнеметчик пустил вдогонку Шрагину вихрь из горящего керосина. Вихрь не догнал Шрагина, но враги уже поняли, что победа в кармане и начали откровенно развлекаться. Они гнали Шрагина по расщелине, собираясь в итоге сделать из него жаркое. Вскоре трещина стала ловушкой. Мелкая горячая дрожь во всем теле сменилась студеным, как из холодильника, потом, который залил его спину. Кровь уже уходила из его конечностей. На какое-то время это утихомирило боль и Шрагин попробовал еще раз найти спасение -- выкарабкаться из расщелины. Он в последний раз захватил власть над своей телесной оболочкой, грубо завладел ею с помощью психоинтерфейса, плюя на ее жалобные стоны. Вскарабкался метров на семь. Снизу пронеся огненный вихрь, подошвы ботинок раскалились как протвини, но он думал только о том, чтобы не впустить раскаленный воздух в легкие. А затем понял, что все. Он не может ползти наверх, он может только упасть. И надо упасть именно так, чтобы голова расколась о камни. Когда Шрагин собрался разжать пальцы, сверху послышался шум вертолетных лопастей... Почудилось? Прекрасное предсмертное видение? Нет, сверху шел натуральный вертолет. У горцев нет вертолетов, по крайней мере они обходятся без них, опасаясь федеральной авиации. И Шрагин снова подчинил свои мышцы, заставил их работать. Вертушка уже улетала, когда его голова показалась из трещины. Шрагин вытащил пистолет, в котором берег на черный день-час-секунду пару патронов, и выстрелил. Тут же заработали и стволы охотников, которые до этого не хотели привлекать внимание пилотов. Вертушка стал разворачиваться и... Пошла ракета. А потом внизу что-то взвыло и ухнуло. Ударная волна выбросила тело Шрагина из расщелины. Выписав довольно длинную дугу, он врезался в плоский как могильная плита камень. После этого Шрагин уже ничего не соображал и ничего не контролировал, хотя и различал в дымном мареве три человеческих контура, которые били по нему из автоматов. Следующим разрывом ракеты его пронесло по плато как листик. Звуки, образы, запахи все смешалось в какую-то окрошку. Отчетливо различал Шрагин лишь то, как вертолетные лопасти рубят воздух. Потом знакомая невероятно приятная тряска дала знать Шрагину, что он уже в кабине вертолета. Это было даже лучше, чем оказаться в утробе матери. Кто-то дал ему кислородную маску и он позволил себе отключиться... -- Ну стремно, из глаза провода, настоящий терминатор, блин. Шрагин открыл левый глаз и увидел двоих русских солдат, смотрящих на него, как на фантастический персонаж из фильма. Третий был Васьком. А четвертым -- какой-то высокий чин. Пузатый, плечистый, с крупными звездами на плечах. Чин представился: -- Полковник Сидоров. -- Это батька мой.-- добавил Васек.-- Без него бы тебя не нашли. Шрагин управился с болью и спросил: -- Так чего ж ты не сказал своим рабовладельцам, чей ты сынок? Обменяли бы. -- А чего мне родню в изъян вводить? -- Чего уж так экономить было? Еще немного и дедушка-чабан торговал бы твоими замороженными потрохами на базаре, - заметил Шрагин. Как-то странно все завершилось. Он выжил. Выжил и Васек-Дуралей, который хотел быть таким как все, никому не нужным. Да еще Васек оказался благодарным, да еще и сынком какого-то важного полковника -- полковники ведь тоже разные бывают... Потом были какой-то аэродромчик, медпункт, каша из полковой кухни. Шрагин так трескал кашу, что почти не обращал внимания на медбрата, который пеленал ему ногу в гипс и почти не слышал того, что лопочет Васек, то есть Сидоров-младший. -- Я ее нашел, девчонку-то, она на дереве сидела, Аней ее зовут. Я сразу понял, что вы именно ее искали. На дереве правда еще какой-то малец был, но он-то из местных. Мальца в ближайший целый дом отдал, и никто меня схватить не пытался, может

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псих, или Танцы с Виртуэллой
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом