Псих, или Танцы с Виртуэллой, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой


скачать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой можно отсюда

уловили траекторию Шрагина и путь вниз по трапу оказался перекрыт резко опустившейся решеткой. Тогда Шрагин резво поднялся на один лестничный пролет и пробежался по длинному коридору, расчитывая в конце его попасть на другую лестницу. Но оказался в производственном помещении. Здесь главное место занимал бассейн, или может быть большая ванная. Ванная была заполнена маслянистой и тяжелой на вид жидкостью. Купаться в ней живым людям явно было противопоказано. Шрагин понял, что ванная залита по самые борта знаменитым поликонсервантом Энгельманна, тем самым, который проникает в человеческие ткани на любую глубину и заменяет там жир и воду на стабильный пластик. С одного из бортов в глубину ванной уходило что-то вроде эскалатора. Только вместо ступенек у него были ковши, заряженные биоматериалом -- ломтями человеческого торса. Наша цель -- человек, мог бы с гордостью сказать Энгельманн. Прошли те времена, когда к телу человека относились абы как, как к дешевому удобрению в лучшем случае. Наша цель человек ,-- сказал Энгельманн. Шрагин вовремя обернулся. На него смотрели руководитель музея-могилы и рослый беловолосый охранник в черном, типичный эсэсман с виду. Сам же Энгельманн был облачен в какую-то кимоно-пижаму, как будто только что вскочил с ложа. В крепкой руке рослого арийца лежал Смит-Вессон и ствол сорок четвертого калибра пристально смотрел на нарушителя. -- Что там у вас в кармане?-- спросил Энгельманн.-- Эй, выкладывайте немедленно, только осторожно. -- Да, да, пожалуйста,-- Шрагин немножко расстегнул свой гидрокостюм, вытащил мультиноситель и помахал им в воздухе. -- Теперь медленно положите этот прибор на ближайший стол и сделайте шаг назад,-- распорядился Энгельманн. Все ясно. Энгельманн беспокоится о ценной вещи. Ее нельзя ронять, если ее заденет пуля -- еще хуже. А вот когда музейный вор аккуратно положит мультиноситель на стол, и сделает шаг назад, ариец будет стрелять. -- До свиданья,-- левая рука Шрагина, сжимающая мультиноситель, направилась в сторону стола, а правая стала подниматься как бы в прощальном жесте. Эластика будущих событий уже потащила Шрагина по единственной спасительной траектории, но и проворный ум Энгельманна мигом все уловил. -- Стреляй,-- зашипел он как королевская кобра на охранника. Однако эсэсман уже нетвердо почувствовал себя на ногах из-за внезапной занозы. Вряд ли он даже понял, что у него в горле застряла ядовитая игла. Палец Шрагина укусил его столь быстро, потому что модернизированный игломет системы Ваджрасаттвы нуждался только в мысленном приказе, так сказать, небольшом мыслеусилии. Охранник качнулся вперед. Шрагин, положив драгоценную коробочку на стол, резко присел, и крутанувшись по полу, подсек беловолосого под коленки. Потом вывернул пистолет из ослабевших рук рухнувшего арийца и окончательно отключил его тычком рукоятки в висок. Однако, победы не получилось. Мощный удар опрокинул Шрагина на пол, отлетел в угол и пистолет. Энгельманн стоял над поверженным Шрагиным в отчетливо кунфуистской позе и готовился нанести следующий удар. На длинном тонком пальце выделялось эсэсовское кольцо с "гибор"-руной. -- Школа змеи, мой друг, очень изящная школа, ее так любили китайские женщины из знатных семейств.-- прокомментировал случишееся директор музея-могилы. Шрагин хотел чуть приподняться, опереться на локоть и снова выстрелить своим пальцем", но нога опытного кунфуиста опять припечатала его. Разваленный об пол затылок обрушил на Шрагина прибойные волны дурноты. Сквозь мутную пелену он видел, как Энгельманн наносит кроящий удар острым хирургическим инструментом типа большого скальпеля. Разделяемая живая ткань брызнула болью, вместе с двумя протезами отлетел и живой палец... Энгельманн снова поднимает свой нож для разделки трупов... оставшимися пальцами не заслонится, только на пару секунд продлить боль... на красивом девичьем лице хирурга гримаса сосредоточенности... такой у девушек не бывает... чужая высшая раса, не заурядный потрошитель, а вершитель... Нож ненадолго задержался в верхней точке, давая возможность господину вершителю немного покуражиться. -- До свиданья, друг мой, до свиданья... Я тоже знаю несколько красивых слов на твоем языке. Ты удивляешься, почему я тебе не предлагаю какую-нибудь разновидность пощады, хоть ты и талантливый программист? Потому что ты ненадежный. Я найду себе других программистов. Разделочный нож не опустился... какая-то тень разорвала стежку неизбежных событий. Разъяренный Энгельманн атаковал эту тень, решительно подстригая быстрыми ногами воздух -- раз, другой, третий. Однако тень подловила его и вломила в челюсть. От души. Сильный, но легкий Энгельманн полетел в свою собственную ванную. Жидкость тяжело брызнула принимая тело, которое легло на спину. Видимо, Энгельманн стукнулся головой о дно и сразу захлебнулся, пустив несколько медленных пузырей. Через несколько секунд его мертвое лицо показалось из жидкости. Поликонсервант начал немедленно сохранять господина Энгельманна для вечности. Глянцевый король мертвых выглядывал из ванной, как из потустороннего мира. Кимоно разошлось в стороны и стал виден странный узор из шрамов на его теле -- следы кройки и шитья. Голова красивой европейской женщины была приделана к жилистому желтоватому телу азиата. Кем же вы были, господин Энгельманн? А спасительная тень сдернула вязаную шапочку и оказалась... Виртуэллой... Шрагину понадобилось несколько секунд, чтобы осознать ошибку. Это -- Вика Каширская. -- Сюрприз,-- белобрысая красотка хохотнула. Конечно, Вика не из числа нормальных женщин -- глупых и слабых -- но тут она, пожалуй, зашла слишком далеко. -- Что-то мне не по себе... наверное переел дерьма,-- сказал Шрагин,-- мультиноситель там, на столе, возьми. Это тебе подарок. Его надо поскорее в холодильник. Если точнее, в течение сорока восьми часов эта штука должна оказаться в специальном хранилище питерского института имени Энгельгардта. -- А что это? -- Мультиноситель, вирусные вектора, которые действовали на твою Аньку. От чувства победы рвотные позывы и боль не стали слабее. Ему хотелось уйти от них в сон. -- Ну все, Вика, на сегодня с меня хватит. Спокойной ночи. -- Во сне некоторые люди любят летать. Так что, цепляйся.-- предложила в ответном слове Виктория. Шрагин снова удивился силе ее рук, когда она сдернула его с места и потащила в коридор, а потом по трапу вверх. Просто тягач какой-то, трактор с хрустальными глазами. На крыше, вернее на платформе, соединяющей сверху две пирамидальные вершины музея, их ждал дельтомотоплан. А, разместившись кругом около музея, их ждали полицейские. -- Но здесь только одно сидение, Вика. И оно вовсе не похоже на скамейку в парке. -- И, более того, оно мое. Но ты, Шрагин, как все порядочные зайцы, можешь проехаться бесплатно на подножке. Порядочный заяц" угнездился в люльке за спиной летчицы, и, хотя дельтомотоплан стал напоминать помесь верблюда и пегаса, он все же оторвался от платформы.. Верблюдопегас, надрывно гудя, преодолел сверху кольцо из люксембургских полицейских и пожарников -- практически мирных людей, не обладающих тяжелым вооружением типа зениток. Керосина движку хватило на двадцать минут. Больше и не требовалось. Летательное устройство спланировало на лужайку, где кто-то бегал с фонариком. Через минуту Сережа познакомился с пожилым мужчиной, владельцем пудовых кулаков и сломанного носа. Это был Викин папа и Анин дедушка. Не простой, кстати, дедушка, знатный. Неоднократный чемпион СССР и бронзово-серебряный призер чемпионатов мира по боксу в среднем весе в семидесятые. Уж что-что, а при Советах боксеры были хорошие... Они втроем зашли в кусты и через минуту оттуда выехал микроавтобус фирмы Даймлер- Крайслер, вроде тех, на которых курсируют мелкие европейские лавочники. Тайное приземление, судя по ГПС, состоялось уже за пределами Люксембурга, где-то под Триром. И в самом деле всего через четверть часа микроавтобус миновал черную римскую громаду Порта-Нигра. Умеют же рабовладельцы запечатлеться в веках... -- Когда-то меня готовили для действий в глубоком тылу западно-европейского врага. Я все тут назубок до сих пор знаю.-- поделился старик Каширский. Он тискал хрупкий руль автобуса своими массивными пальцами, на которых навсегда затвердели мозоли, оставшиеся от работы по чужим лицам. -- Вон Порта-Нигра, из здоровенных каменюк сварганенная. Поставил сверху пулемет и контролируй местность. Эту махину даже стодвадцатидвухмиллиметровый калибр не возьмет... Да, не думал, что такие сведения когда-нибудь пригодятся. Вот видишь и тебя забинтовал по всем правилам, так что учили меня хорошо. Но ты ничего такого не подумай, я уже давно пацифист. Еще когда стал за ЦСКА выступать, то понял, что влепить потенциальному противнику левой в челюсть гораздо лучше, чем стрелять в него из пухи, замаскированной под унитазный ершик... Через час в Кельне будем, у меня карта этой местности сорок лет уж как в голове пропечатана. Каширский полуобернулся, показав бульдожий профиль. -- За Аньку я тебе, Шрагин, век благодарен буду. Ты только намекни, и я любому твоему врагу, или там дружку липовому, физиономию начищу. Хотя я, в принципе, человек мирный, и на первые два удара вообще не отвечаю. -- Спасибо, ваша дочка тоже умеет дать в морду. -- И это не случайно.-- стала объяснять Вика.-- Как-то в школе отделали меня уродки одноклассницы. За мои внешние достоинства, если точнее, за то, что парней уводила. Папа меня потренировал месячишко, вот и я отколошматила их всех, причем сразу. Это было классно, в десять раз круче любого оргазма. А на дельтоплане я научилась летать, когда меня стали мужики лапать. Как видишь, пригодилось. -- Ты следила за мной все последние дни?-- не мог не спросить Шрагин. -- Нет, я полюбила тебя, герой. Что тоже включает розыскной элемент. Как же она вычислила его? Даже несмотря на занятость, он вряд ли бы не заметил наружнее наблюдение в виде прекрасной госпожи Каширской. Значит, опять Рита поучаствовала. -- Надо полагать, это госпожа Шерман оплатила тебе турпоездку? -- Не надо о грустном, Шрагин. Госпожа Шерман оплатила бы мне турпоездку только в места не столь отдаленные. Хотя ее финансовое положение сейчас действительно улучшилось -- удалось вернуть крупный пакет акций через суд. Кое-кто и должки отдал... В общем, деньги снова стали ее портить. -- Как же ты тогда меня нашла, Вика? Только без дураков. Скажи любую правду, какой бы горькой, кислой или сладкой она не была. И торжественно покончим с этой темой. -- Пожалуйста. Правда кисло-сладкая. Мне все дочка рассказала. -- Дочка рассказала? -- Ну, вы там с этим парнишкой, Васьком, посидели же перед дорожкой, выпили как следует. Ты ему в деталях весь план своей следующей авантюры и выложил. А Анька сидела рядышком, ела колбасу и аккуратно все запоминала... Вот вам и посттравматический синдром. Девочки пойдут дальше своих мамаш. -- ... Анька потом пересказала мне. А мой папа... -- Что твой папа? -- Использовал одного Тугаевского корешка, в качестве боксерской груши. Тот сделался вежливым мальчиком и разъяснил, какое место в Европе было особо привлекательным для Тугаева. Следовательно и для тебя тоже. Правда? Кто его знает. Женщина с хрустальными глазами сидела сейчас рядом со Шрагиным на заднем сидении. Сейчас она не враг. Но кем она была вчера и кем будет для него завтра? Опыт общения с ней, Даша и Ритой не внушал Шрагину оптимизма. Над левым глазом имелся у Вики Каширской странный шрамик, в том же самом месте, что и у него. Но о непознаваемом ему сейчас думать не хотелось. Несмотря на проглоченную горсть парацетомола разбухала вполне законная боль в свежеотрубленном пальце, да и в разбитом затылке словно булыжник застрял. Я никогда уже не буду прежним, молодым, целым. В немалой степени из-за вас, девушки, меня становится все меньше. -- Сереж... -- Что... Ну да, хорошо едем, с ветерком. Какой русский и даже какой русскоязычный этого не любит. Спасибо. -- Я не такая, как они. В это трудно поверить. Но в том, что умная женщина говорит такую смешную фразу, уже что-то есть. Катарсис есть, вот что. -- После того обыска на твоем рабочем месте я не сразу раскаялась, но потом это пришло. Твои грустные проницательные глаза... -- Похожие на глаза таксы... -- Не перебивай, Шрагин. Они просто преследовали меня. И я не могла заглушить это даже передозировкой известных успокоительных средств. -- Ты глазки-то мои мысленно выкалывала? -- Ты неисправимый негодяй, Шрагин... -- Ты их опускала в серную кислоту?.. -- Ах ты гад. Хватить мучить бедную девушку. -- Договорились, ведьмочка. Испанские сапожки и клещи в сторону. И тогда они первый раз поцеловались: одноглазый монстр и профессиональная предательница. Потом Вика еще долго объясняла, почему она была вынуждена делать плохие вещи. Аня Каширская была украдена по дороге домой, почти по тому же рецепту, что и две недели спустя выписали для Ани Шерман. И в этом эпизоде также один из членов семьи не выполнил свои обязанности и не забрал ребенка из учреждения. Дедушка Ани Каширской всегда забирал ее из бассейна. Но неожиданно старичок с большими кулаками получил приглашение на всемирный съезд боксеров-ветеранов в Гамбурге и не смог отказаться. Оставалось только догадываться, кто устроил приглашение всеми забытому ветерану мордобития, Рита или сам Энгельманн ... Истерзанная горем Вика стала исполнять волю похитителей, потому что ничего, кроме безоговорочного послушания у нее не оставалось. А те требовали участия в похищении Ани Шерман, говоря, что это -- не страшно и совсем не надолго. Саша, влюбленный в нее мальчик, стал ей помогать в этом гадком деле. Он тоже был уверен, что его противную сводную сестренку попрячут с недельку на какой-нибудь даче, не более того. А в Ростов она ездила с Тугаевым в таком накачанном виде, что почти ничего не помнит. Да, это она устроила Шрагину прихват на работе и поначалу ей это показалось справедливой карой для извращенца, который использует ее внешность для удовлетворения своих киберсексуальных потребностей. Но на квартиру к Шрагину, чтобы подбросить компромат, наведывался сам Тугаев. Он и грохнул соседку, которая следила за шрагинской комнатой как настоящий мент. Вика еще много и торопливо говорила о прошлом. Когда узнала у милицейских экспертов, что оба пальца отрезали скорее всего не Ане Шерман, а ее ребенку, то попала в больницу. Положение было безвыходным. Похитители и не собирались выполнять свои обещания. Обратись она в милицию, ее просто отправили бы за решетку за участие в преступлении. Но в больнице Вику стало посещать видение, и это видение напоминало святую. Это, так сказать, светозарное существо, внушало Вике, что Анечка неуязвима для хворей и что избавитель уже едет на белом коне... Избавитель по фамилии Шрагин не удержался бы на реальном парнокопытном животном и пяти минут, но сейчас это не имело для него никакого значения, также как дурное прошлое и сомнительное будущее. Теперь он жил настоящим. В Вике он как будто ощущал сейчас Эллу. В Вике он сейчас чувствовал то, что раньше чувствовал в Элле. Может, это и есть воплощение мечты? Послесловие от Сергея Шрагина. Папаша Каширский довез нас тогда до Кельна и отвалил в Гамбург, где у него какие-то дружки нашлись, из команды ГДР 1973 года. У Вики рейс на Питер был рано утром, так что мы с ней взяли номер в Холлидей Инн (в хороших гостиницах полицейских шухеров никогда не бывает), там брякнулся я на кровать и тут же захрапел. Утром просыпаюсь, Вики не видно, по часам выходит, что до отъезда еще времени вагон, да только она уже отчалила, даже без до свиданья . Впрочем, на той же кровати, вместо ее красивой фигуры, записка лежит: Ты меня никогда не простишь, жить с тобой виноватой не желаю, так что прощай. Я на этой бумажке приписал: За хороший поцелуй в задницу я бы все простил , и пошел мыться в ванную... Таким образом, приключение с блондинкой как будто закончилось. Закончилась и вся опупея, связанная с Энгельманном. Пока еще не уехал из Германии, решил я позвонить по местному тарифу Сарьяну. Сказал ему скромно так, что уже, скорее всего, вышел в тираж, но и заодно изложил то, что за последние пять лет в голове накопилось. Умница Сарьян прямо-таки закричал: Как хорошо, что ты от нас тогда ушел. Иначе, блин, у тебя такие гениальные идеи никогда бы не родились. И как здорово, что ты опять к нам возвращаешься. Я-то думал тебя выписать, чтобы ты мои идеи осуществлял. А у тебя, паршивца, вон сколько своих. Скрещивание киберсубъекта и киберобъекта, саморазвитие интерфейса, алгоритм социализации киберорганизма -- это новый прорыв, хотя вроде казалось что дальше уже некуда. Десять тысяч в месяц для начала устроит? Я в евровалюте, конечно. Ну и квартирка на берегу речки Эльбы, в которую наши кони со времен Кутузова уже три раза ссали. Да меня, блин, и в тугриках бы устроило. Но, пришлось, солидно пожевать губами секунд двадцать, а потом басисто отозваться: Ну разве что для начала. Сало нынче дорого. Только я в Германии не хочу прозябать. Мне цельность и интегральность жизни нужна, а в Неметчине я могу быть только узким специалистом с узкой психологией и узкой моралью. Сарьян губами почмокал и говорит: Ладно, живи, Шрагин, где тебе заблагорассудится. У тебя, может, на отшибе даже лучше получается. Только не забывай иногда творить на заданную мной тему. Перед тем, как отбыть на родину, я, во-первых, проверил наш совместный с Дашей счет. А пятьдесят тысяч с того счета, глядись, уплыли! Выходит так, что Даша не сама взорвалась, а взорвала кого-то другого. Такое уж у нее обыкновение. В общем, не пришлось оказывать благодеяние сиротке, лишившейся мамаши Дидрихс. И еще, прежде чем отбыть на родину, заключил я с Ритой мировую. Согласно договору она оставляет Вику в покое, оплачивает полное обследование и возможное лечение Ани Каширской, а также с помощью капитана Матова снимает с меня уголовные обвинения. В противном случае появятся порочащие сведения об ее неприглядной роли в похищении Ани Каширской и ампутации моего глаза. Конечно, Рита могла поднатужится и грохнуть меня вместе с моими сведениями, но даже у этой акулы челюсть не поднялась. А, может, Анечка, дочка ее, меня отстояла. Или подобрела Рита, дела-то у нее натурально в гору пошли -- судя по данным разведки, все той же Анечки, которая мне тайный е-мейл послала. Большую часть бывшей Шерман-Слободы госпоже Шерман удалось отбить у господина Протасова -- наверное, крепко я ему тогда в Одессе вломил. Да и Фармаланд перестал топить патоцидный проект. Замаринованному Энгельманну, как говорится, уже не до этого. Да еще и индийский раджа-миллиардер объявился. Этому стратегическому инвестору восемьдесят натикало, но выглядит он на девятнадцать. Похоже, Рита за него замуж собирается. Так что пресловутый патоцид, если точнее новый способ осчастливить все человечество, уже на выданье... Поселился я неподалеку от той деревни, где сын Вовка хулиганствует, точнее в пяти камэ, на выселках. Днем пашу на козе, ночью тружусь на гиперкубе", замаскированном под сливной бачок -- он и в самом деле иногда соответствующие звуки выдает. Натрудившись, отсылаю готовую продукцию через спутник Сарьяну. Как-то раз возвращаюсь с огорода, а посреди полуразваленной избы стоит внезапно французская тахта, на ней лежит Вика и ноги у нее длинные-длинные. И в руке изящной та самая в-зад-поцелуйная бумажка из кельнской гостиницы. Принято,-- говорит женщина.-- Подставляй." Вот так мы и познакомились". Я у Вики, конечно, не первый и даже не сто первый. И кто там главный в этом списке тоже не догадаться. Полагаю, что и не Андрей Шерман. Виктория сказала, что, находясь на хлебной секретарской должности, даже секса с ним не имела -- дабы Риту не бесить. Так сказать, кекс был важней чем секс... А если внимательно к Вике присмотреться, то увидишь помимо хрустальных очей и длинных ног, также морщинки вокруг тех же глаз или губ, и некоторые излишки на тех же ляжках. Но разве можно на этакие мелочи обращать внимание, если новая жизнь начинается? Уменьшил разрешение своего киберглаза, может даже подрисовал кое-что и радуйся красоте дальше. И вообще главное, что? Главное, что у русской бабоньки, даже если она экс-блядь и перепробовала целую дивизию, сохраняется основной инстинкт -- свое гнездышко вить, устраивать. И этим она отличается от типовой западной дамочки, которая всю свою жизнь проворно, как белка, перепрыгивает из одной формы сожительства в другую: от брака к партнерству, к лесбиянству, ко второму и третьему браку, к шведской тройке, к непальской семерке, к свингерству и так далее... Вика за неполный месяц навела у меня марафет не хуже, чем в Гамбурге. Селяне называют мое интегральное хозяйство" поместьем, удивительно, что до сих пор не обворовали и не сожгли. Может, потому что Вовка Шрагин у меня как крыша". Он с папани за защиту деньги не берет, вместо этого поставил я ему навороченный компьютер, который разве что какать не умеет, и регулярно снабжаю играми типа стратегия". Викину дочку обследовала команда очень крутых и очень левых медиков-генетиков -- их Ваджрасаттва нашел. С помощью того самого мультиносителя они открыли секреты перфекциновой технологии а-ля Даша Дидрихс. Девчонке, в самом деле, столь рискованная генная терапия вовсе не требовалась, хотя, скорее всего, она действительно спасла ее в яме. В тоже время никаких угрожающих факторов до сих пор не выявлено. Так что Аня Каширская на нынешний момент человек с наилучшими шансами для выживания. Ну, а Даша Дидрихс в натуре великий перфекционист... Теперь у меня не выходные, а самые настоящие уикенды. В тихой воде не Биннен-Альстера, но Выпь-озера, вместе с грустным солнцем тает этот самый очередной уикенд. Я сижу на веранде и провожаю его стопкой московской вприкуску с ананасовым ломтиком. Сзади, за евроокном, печет пироги с грибами классная баба. Наверное, ширяться бросила -- иначе какие пироги. Такая вот фишка. Анька, понимаешь, меня папой кличет -- а когда ребенку почти тринадцать, это не хухры-мухры... И тут я подумал, что никакие концы счастливыми не бывают, и эта мысль столкнула меня вниз... Внизу я увидел свой труп со вскрытой грудной клеткой, и хоровод мертвецов под управлением Энгельманна в отремонтированном после пожара Музее Человека. Все это было абсолютно реально. И я мог остаться, вернее погибнуть, в этой реальности навсегда. Я оглянулся, Вика вместе со своими пирогами и хрустальными глазами наливалась темнотой и превращалась в один из чугунных призраков этого мира-могилы. Ну, конечно, как только я мог поверить, что она спасла меня, ведь она была одной из виновниц моей гибели? Жизнь уходила от меня кровавыми ломтями мяса, отвалившейся черепной крышкой, тянущимися потрохами. Никогда и ничего уже не будет, вселенная остыла и замерла ледяной пылью... -- Сережа. Мрак слетел, как упаковочная бумага, и в почти уже остановившиеся легкие вошел воздух. Я оглянулся. Нет, это не Вика позвала меня. Ее сосредоточенное лицо указывало на полную поглощенность пирогами. Неподалеку, под березой, сидела Виртуэлла. Сегодня нельзя было сказать, что она похожа на Вику, скорее уж Вика была похожа на нее. Элла взяла меня за руку, сказала: Я теперь всегда буду с тобой рядом и повела от вечернего холода в комнату, где пироги, Вика, нерешенная задача на экране компьютера, первое электронное письмо из ста байт от Вовки-хулигана, Анечка, инфантильно играющая в куклы, а также куча других больших и маленьких чудес. -- Ты видишь, я это она,-- сказала Виртуэлла из Вики. -- Ты видишь, я это она,-- сказала Виртуэлла из Ани. -- Ты видишь, я это они,-- сказала Виртуэлла из тысячи больших и маленьких вещей. Счастливыми бывают не концы, а продолжения... Эпилог. Слабость потекла в руки, а экран стал как парусник уходить в туманную даль, оставляя его наедине с сумеречной холодной комнатой. Комната площадью пятьдесят квадратных метров была заставлена ненужными вещами и автоматически вызывала тоску у человека, съежившегося внутри слабого светового пятна. Он осторожно расслабил сгустившиеся в камень мышцы шеи и хотел было увеличить яркость монитора, но его остановила простая мысль: какая тут может быть яркость, он просто давно не ел. Левой рукой он взял стакан с водой, сквозь туман неожиданно четко просматривалась татуировка: вертолетный винт и две буквы Я и Р". Он пил воду и думал о том, как мучительно долго ему придется мастерить сэндвич, но тут его отвлек зуммер. В углу огромного плоского экрана появилось окошечко с сообщением. Посетители (два) опознаны, точность идентификации 0.99. Пропустить?" -- Ну да, попробуй их не пропусти. Из пушки по воротам стрелять будут. Где-то вдалеке еле слышно щелкнула наружняя дверь. Раз, два, три, четыре... На счете тринадцать открылась внутренняя дверь, с шумом провернув клинкеты. Один из посетителей был мужчина зрелого возраста, судя по выправке и выражению лица офицер из какого-то весьма активного рода войск. Второй -- невысокая женщина плотного телосложения с короткими волосами замечательного золотистого оттенка. У нее был заметен шрам, уходящий от линии волос к темени. -- Здравия желания, Николай Павлович,-- сидевший у экрана развернул свое инвалидное кресло и пожал руку мужчине с офицерской выправкой. -- А рука у тебя по прежнему железная, майор Рокотов, -- удовлетворенно заметил Николай Павлович. -- Здравствуйте, майор Зиночка,-- человек по имени Рокотов шутливо взял под козырек , приветствуя даму-офицера. Николай Павлович смахнул со стола кипу распечаток и вытащил из кейса бутылку армянского коньяка Арарат", а заодно несколько рюмок. -- Пить будешь, Рокотов? -- Товарищ генерал, да я от первой же рюмки начну по комнате кататься как на Формуле- 1". Я же сегодня словно выжатый лимон. -- Ну и где твоя армейская косточка, Рокотов?-- осудил генерал.-- Одни штатские хрящи остались... Ладно, не обижайся, акула тоже из хрящей состоит. Просто я вспомнил, как мы с тобой нажрались, когда тебе майорские погоны дали... А я за успех выпью. Жаль, что Зинаиде тоже нельзя. -- Да, я помню как вы меня спаивали, Николай Павлыч. И зачем вам только это надо было?-- кокетливо отозвалась женщина. -- Ладно, пью один как Робинзон Крузо... Рокотов, я тебя попутно поздравить хотел, тебе собираются подполковника присваивать и очень вероятно, что дадут орден. Я все нужные бумаги оформил. -- Какой уж теперь из меня подполковник -- как из говна пуля. Скорее уж подпрограммист... Теперь это просто моя работа, товарищ генерал. -- Но ты работаешь у нас. И ты попрежнему на линии огня, как и тогда в Бадахшане. Только огонь этот немножко другой. Намедни, мы к примеру занимались Энгельманном и давали по ушам Женевскому клубу . Работа, согласись, была жаркой, но успешной. Свой проект мы обкатали? Обкатали. Технология имени Энгельманна вместе с перфекциновыми секретами Дашки Дидрихс оказалась у нас в руках? Оказалась. Сам этот чертов зомбификатор стал просто трупом на своей выставке? Стал, красуется на центральном месте. Китаяночка теперь на нас пашет? Деваться ей некуда, на нас. Днем пашет, а ночью спит с одним из моих офицериков. Технология Энгельманна и Дидрихс будут служить нашей родине, а не наоборот. Так что впереди еще немало боев. Завтра, скажем, будем наводить конституционный порядок где-нибудь в обнаглевших горах, а послезавтра помогать эфиопским братьям, потому как вера у нас с ними одна. -- Хотя и кухня разная. А давайте и я выпью,-- неожиданно для самого себя сказал Рокотов. -- Ух ты. В самом деле?-- обрадовался генерал.-- Ну, тогда спешно наливаю. Коньяк, как показалось, был не только крепок, но и тяжел. От него в теле вдруг появилась какая-то уверенность. Даже там, где уже никакой уверенности не должно быть. -- Николай Павлович, Зиночка, Ваши Превосходительства, давайте откажемся от обычной финализации. Не надо возвращать Шрагина в психушку. Давайте оставим все как есть,-- сказал Рокотов. Генерал не поторопился с ответом, а Зина, посмотрев на своего командира, решила заполнить паузу. -- Но ведь это означает, что процесс не завершен, ресурсы не освобождены. -- Грубо говоря, Шрагин слишком много знает.-- добавил генерал.-- Да вдобавок три человека постоянно занимаются охраной его, так сказать, поместья. -- Но Шрагин не просто очередной персонаж из нашего сценария, не просто пример удачного соединения человека с программными компонентами. Он -- один из создателей нового поколения программных языков. -- Новое поколение языков уже создано и мы им пользуемся. Если бы не мы и не наши мощные компьютеры, затеи Шрагина так бы и остались на уровне полуночного бреда. Мы как будто с Шрагиным в расчете. Так зачем он нам сейчас нужен? -- спросил генерал, поднося ко рту вторую рюмку. -- Шрагин - это мой второй мозг и мои единственные ноги... А я -- его воля, его агрессивность, его мужество, да не сочтите меня нескромным. Мы оба с Шрагиным инвалиды, я после Бадахшана, он -- с того дня, как ему пальцы обкорнали прямо в моем отделении. Но в последний месяц мы с ним такого натворили, что и двум здоровякам не снилось. -- Это больше эмоции, Рокотов, что еще?-- благожелательно, но твердо сказал генерал. -- Что еще? Еще наш проект, которую мы наконец обкатали, как вы сами выразились. Да это же не проект, а новый мир. И новое программирование -- это лишь одна из его систем. Другая система -- динамическое взаимодействие программ и человека через дуплексные психоинтерфейсы на саморазвивающейся платформе Сампо". Сознание Шрагина -- не только управлемый объект, но и одновременно управляющий субъект. Мы не может так просто убрать сознание Шрагина из нее, система может развалиться, сколлапсировать. Не надо забывать, что Шрагин еще занят на разработке Арарата". Пусть это упрощенный коммерческий вариант Сампо", но он дает конторе миллиарды долларов дохода и доступ к миллионам компьютеров по всему миру. -- Ну, майор Рокотов, какая-то правда-истина в твоих словах присутствует,-- задумчиво посмотрев на опустевшую рюмку, сказал генерал.-- А ты что думаешь, Зинаида? Рокотов, конечно, давний знакомец Шрагина. Но и ты знаешь Шрагина, причем с другой стороны. И ты, надо полагать, будешь категорически против... -- Почему уж так категорически, Николай Павлович.-- отозвалась несколько погрустневшая Зинаида.-- Это я, а не Рокотов, стала разрабатывать Шрагина, когда для него все было как будто кончено. Я вытащила его из психушки на Пряжке и лично грохнула рекетиров из Малина Софт". Я устроила Шрагина на работу к Шерману и смонтировала ему в Бехтеревке системный биочип. Я в начале этой катавасии успела загрузить в шрагинский биочип платформу Сампо. Это я получила из-за Сереженьки по голове от господина Тугаева. Это я, едва выкатилась из реанимации, занималась доводкой киберпротезов, которые поставил Ваджрасаттва. Это я превратила Виртуэллу из чистой шрагинской шизы в управляющий модуль. Так что, я не против, при определенных условиях, конечно. -- Честно говоря, я рад, что не надо персональное дело Шрагина сдавать в архив...-- признался генерал.-- Но в любом случае красотку Каширскую надо от него убирать. Что говорится, поматросит и бросит. Так что, давай, Зинаида, снова вступай в дело. Там, на выселках, кстати, соседняя изба продается по цене самовара. -- Каширскую не надо от него убирать.-- сказал Рокотов. -- Но она же, судя по последним сведениям, помирать не собирается. -- Не она, а он,-- отозвался Рокотов.-- Скорее всего, Шрагин не протянет и пяти лет. -- Ладно, посмотрим, кто будет еще жив через пяток лет,-- опять согласилась Зинаида.-- Кроме того, я могу повторить вслед за Рокотовым, Каширская -- это мои ноги и руки, моя, так сказать... -- Но избенку-то надо приобресть,-- подытожил Николай Павлович.-- С недвижимостью шутки плохи... Майор Рокотов расслабил мышцы спины и закрыл глаза. Он не знает будут ли гиперсолдаты Николая Павловича лучше, чем зомби Антуана Энгельманна. Но сегодня он вернул свой долг Сергею Шрагину. И он участвовал в Творении восьмого дня. А это куда важнее, чем получение подполковничьих погон или ордена боевого красного знамени... Рокотову показалось, что он встает и идет, проходит через Портал, за которым его ждут Они. Рокотов увидел женщину строгого и благородного вида, которая показалась ему Матерью. А за ней стояли другие, Шрагинская Элла была только одной из Них. Сами того не замечая, мы сотворили Их, подумал майор Рокотов, а завтра Они пройдут через этот Портал, чтобы творить нас. Александр Владимирович Тюрин, 2001, 2006 г.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псих, или Танцы с Виртуэллой
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом