Псих, или Танцы с Виртуэллой, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой


скачать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой можно отсюда

музей занимательной анатомии, постоянная выставка нетленных тел, пластинатов, который откроется к рождественским праздникам вместо передвижной экспозиции Наконец нетленны . Музей-могила. Есть его виртуальный слепок", наверное предназначающийся для инвесторов. Можно полетать по гулким мрачным залам, похожим на склепы. Кстати, на плане показаны очень большие холодильные мощности. Зачем это музею- могиле? Или там не только пластинаты? По крайней мере, инвесторам это интересно. А вот еще список партнеров нашелся, и среди них петербургские Международные аптеки", контора Князя. Питерская малина -- партнер солидного западного концерна? Такое впечатление, что в этом Музее имеется какой-то золотой ключик , и туда надо попасть во что бы то ни стало... Ах ты! В коридоре обозначились шаги, летящие ноги сильно облегчившегося надзирателя. Все, сворачиваться и бежать, не забыть только выудить из щели дисковода сим-дискету с верным следопытом"... Шрагин рухнул на койку и замер -- информационный улей в его голове рассыпался, отчего нагрелись щеки, дыхание участилось и внутри пробежала легкая волна конвульсий. Наблюдатель вернулся и, похоже, ему что-то не понравилось. Стал обходить боксы. Все испытуемые дрыхнут безмятежно, вон какой сап и храп стоит, или, по крайней мере, сильно отдыхают. Сейчас наблюдатель заметит его беспокойный взбудораженный вид. Надо расслабиться. К черту музей-могилу и Исцеление без границ", хотя это почти одно и тоже, мысленно стереть их резинкой с листа. Смыть как грязь Энгельманна-Ферреро, хотя он, скорее всего, лично руководит обоими организациями и не последняя шишка в "Фармаланде". Мысленно раздавить и Тугаева-бандюгу, брызнул и нет его. Все, объекты финализованы, им на смену приходит сон... Через тридцать секунд Шрагин уже пребывал в стране сновидений, где командовал гвардейской аэрокавалерийской дивизией из семи тысяч грифонов, где во дворце из розового мрамора его ждала ясноглазая Элла. 2. Пока поезд мчался в столицу едва заметного на карте, однако великого герцогства Люксембург, Шрагин решил вынуть почту из своего электронного почтового ящика . Там лежало письмецо от Сарьяна, главного разработчика сверхязыка Арарат". Сарьян вспоминал Сережины заслуги и звал в команду обратно, потому что спрос сейчас нешуточный, а в новом языке еще немало пластов неразработанных, к примеру пакет самовизуализации объектов. Команда теперь базировалась в Гамбурге, если точнее в Санкт-Паули, в двух шагах от знаменитого Рипербана, так что и хатку предлагалось снять тоже недалеко, чтобы не слишком расходоваться на бензин. Короче, если Шрагин не против, то виза будет моментом готова, и Сарьян сразу даст поручение, чтобы ему подыскали апартаменты... Кстати, Сарьян когда-то настоял, чтобы проектируемый язык нарекся именем Арарат. Ну, Арарат так Арарат, ничем не хуже, чем Ява, и название прижилось. Тем более, что разработчики очень уважали одноименный коньяк, также предоставленный Сарьяном -- по крайней мере не меньше, чем проектировщики языка Ява уважали одноименный сорт кофе... Почему же тогда Шрагин не поверил, что из этой затеи что-то выйдет? Потому что она была слишком смелая. К миру объектов а-ля Платон со товарищи, который свойствен, скажем, языку Ява, были добавлены субъекты, этакие зародыши искусственного интеллекта, способные накапливать знания. Эти маленькие искусственные программисты должны были осмысленно определять свойства объектов и приписывать им поведение. Затем и объекты, познавая виртуальный мир вокруг и совершенствуя самих себя, должны были превратится в новые интеллектуальные субъекты. Ну и в итоге, куча мала из слабопрорисованных прототипов эволюционизировала бы в стройную иерархию киберорганизмов... Он не сумел перепрыгнуть через перила", в отличие от Сарьяна, не нашел в себе веры. И поэтому проиграл... Выйти бы сейчас из этого дурацкого поезда, торопящегося в карликовый Люксембург, хотя бы в Герольштайне, и к ночи он в Гамбурге. Гамбург, выплывающий из холодной воды Северного моря, единственный немецкий город, который когда-то приглянулся ему. Так хочется в Гамбург, но выйти сейчас... это все-таки струсит и снова проиграть... Выйти не получается и он едет дальше в мирок прилизанных и жестоких гномов, в Люксембург. Потому что на этот раз он перепрыгнул через перила. Потому что ему надо опередить Руслана Тугаева... Сегодня утром Шрагин три часа провел в Рэдисоне", возле Тугаевского номера, благо неподалеку был холл, и зимний сад, где легко прятаться. Подсесть" на разговоры братка было сложно, закодированная сотовая связь -- это дело для мощных дешифрационных программ и приличных компьютеров, вроде тех, что работают на Эшелон". Но Тугаев производил звуки, сотрясал воздух и дверь, на которую Шрагин прилепил пьезоэлектронное ухо", купленное когда-то по случаю около Крупы <примечание: базарчик в Питере, где торгуют книжками и электроникой>. Тугаев собирался в Люксембург, хотя и не сегодня, потому что ждал босса". Скорее всего, Энгельманна. Босс должен был пожаловать завтра. Значит, этим днем можно воспользоваться... От Люксембург-штадта Сергей взял такси. Герцогство оказалось страной контрастов. Жестокосердные и ограниченные гномы обитались в красивых краях: поросшие кленом и буком долины; озера, похожие на спокойные глаза вечности; высоты, как будто сгустившиеся в зелень облака. Выйти пришлось просто на шоссе, где ничего похожего на стоянку. Лишь только грунтовый съезд в кленовую рощицу. Но за ней обнаружилась стройка весьма солидных масштабов. Основное здание чем-то напоминало сдвоенную пирамиду. Намек на египетские города мертвых. Намек усилен до невозможности изваянием Сфинкса, который должен был встречать посетителей сразу за воротами. У огромной скульптуры, выполненной в традициях национал-социалистического реализма, было тело хищника, женские сиськи а-ля Долли Бастер и развратная физиономия гомосексуалиста. Неподалеку от пирамид имелся котлован, похоже, что под отель или ресторан, где людей должны были отвлекать земными радостями от мыслей о вечности. Место было живописным даже по люксембургским канонам. Вдали, на склоне, многобашенный замок очередного графа -- смотрится как сильно потрепанный инопланетный корабля. Неподалеку озерко, в озерке отражается яркое слегка сжатое высотами небо. Парк, если точнее слегка переделанный лес, состоящий из теплых широколиственных пород, где так уютно местным эльфам, был нелепо заставлен фигурами различных божеств, заведующих царствами мертвых различных религий. В общем, райский уголок. Шрагин нацепил темные очки и полюбовался своим отражением в стеклянном портале главного здания. Похож на этого блатного Руслана. Весьма даже похож. Кое-кто даже может их спутать. Затем перед ним распахнулась одна из дверей и он оказался под могучими сводами пирамиды". Из-за какого-то саркофага вышел охранник. Мрачный тип, отчетливо смахивающий на основоположника нацизма. Античеловеческий взгляд хищной рыбы. Сережа едва взял себя под контроль и внушил, что никакой дурной приметы тут нет, просто это австриец или баварец наверное. Надо, как и запланировал, назваться Тугаевым и побазарить с кем-нибудь из местного начальства. Если ему скажут: вы вовсе не Тугаев, тогда можно назваться братом Тугаева, если ему снова скажут, вы вовсе не тот, за кого себя выдаете, тогда надо просто развернуться и дать деру. И никто не имеет права его задерживать. -- Mein Name ist Tugaev. Kann ich mit jemandem von Ihrer Fuehrung sprechen? <примечание: Меня зовут Тугаев. Могу я потолковать с кем-нибудь из вашего начальства?> Охранник связался с кем-то из начальства при помощи мобильника, потом сказал с лаящими интонациями и заметным верхненемецким акцентом. -- Zimmer Achtundzwanzig. Zweite Etage nach oben. Этот тип сказал Второй этаж вверх . Не похоже на ошибку. Выходит, имеется и второй этаж вниз. А, чуть не забыл, счет этажей европейцы начинают с нуля, значит, этот второй -- на самом деле третий. Шрагин шел по гулким и сумеречным музейным залам, декорированным под египетские склепы, и им постепенно завладевал густой первобытный ужас. Кругом были эти пластинаты. Мертвые как живые. Сценки за столом, при игре в шахматы, у телевизора. Показанные с помощью сечений и разрезов анатомические детали. Мягкие части тела остались мягкими. То, что сгибалось при жизни, сгибается и сейчас. Неожиданно луч света выхватил из темноты женщину с прозрачными кожными покровами - - она плыла к нему, сверкая словно бы посеребренными внутренностями. Изо рта лился мелодичный голос : Die topografische Gliederung des menschlichen Koerpers umfasst Kopf, Hals, Rumpf... <примечание: нем. Топографически человеческое тело делится на голову, шею, туловище...> Боже, это же Зинаида! Призрак замер в каком-то полуметре от Шрагина, продолжая двигать челюстью и прозрачными губами. Шрагин с трудом унял панику в собственном теле. Всего лишь экспонат с обесцвеченными мягкими тканями. Вся эта автоматика, в том числе подсветка и имплантированные сервомеханизмы, включились при приближении посетителя. Несмотря на естественно-научное объяснение, Шрагин устремился в кабинет номер 28 почти неприкрытым бегом. И едва не потерялся. В следующем музейном зале царило веселье. Зал изображал шикарный супермаркет типа "Реала". Эскалаторы, имеюшие вид водопадов, зимние сады, фонтаны, играющие брызгами под лазерными лучами, чучела экзотических зверей. При появлении Шрагина оркестр заиграл самбу. Толпа экс-людей отоваривается на полную катушку. Нет, приставка экс должна быть отменена. Шопинг продолжается, жизнь тоже, причем райская жизнь. В религиях без моральных претензий, кажется, рая не было. Ничего лучшего, чем скучное теневое прозябание, старорежимные жрецы придумать не могли. Поэтому история и смела всяких там друидов. Когда религии стали дрессировать народы моральными предписаниями, в награду за хорошее поведение и муторную жизнь был предложен интересный выбор посмертных услуг. Шрагину показалось, что Энгельманн-Ферреро как будто внушает свой, третий вариант. Будут вам посмертные услуги, шопинг на полную катушку, и при том никакого занудства на моральные темы. Заплатил и пользуйся на здоровье, которое теперь железное, если точнее пластиковое... За дверью номер 28, в противовес жуткому пространству музейных залов, было довольно уютно. Обычная конторская и в то же время довольно неформальная обстановка. Пара улыбчивых девушек наводила порядок с папками. На стремянке возле высокого шкафа сидел ученого вида человек, в старомодных очках, с симпатичными залысинами, он снимал папки с верхней полки и передавал какой-нибудь из девушек. -- У нас вначале даже не было компьютера,-- сказал очкарик на очень четком и понятном немецком. Все на бумаге. Музей еще не открыт, а мы уже запутались в документации. Вы, значит, господин Тугаев. А я -- Йозеф Динст. Пройдемте, не будем мешать девушкам. Он показал рукой на смежную дверь. Похоже, что сработало. Этот хренов Динст ничего не заподозрил. Соседняя комната была кабинетом. Здесь не было и следа какого-либо лоска, столь любимый многими менеджерами. Здесь занимались делом. Хотя на полках стояли удачные образцы пластинатов: головы, руки, другие бывшие члены человеческого тела, в хозяине кабинета трудно было признать какого-то Кощея или Харона. -- До завтрашнего дня шеф вряд ли появится, поэтому рабочие вопросы можно решить со мной. Что представляет собой ваш товар? -- В принципе, выбор сейчас достаточно широк.-- уклончиво произнес Лже-Тугаев. -- Детские экземпляры нас уже не интересуют.- предупредил господин Динст.-- Детский сад мы уже собрали. Хотя от зародышевых тканей мы не откажемся, однако в ваших условиях подготовить и сохранить их практически невозможно. Но вот другая тема: сейчас мы оборудуем зал патологий. Патологии в отличии от предыдущей темы вселили в Шрагина некоторый оптимизм. -- Ну, этого у нас больше чем достаточно. -- Здесь, в Европе, тоже немаленький выбор... Так что нам нужно от вас нечто особенькое. По данным ВОЗ сейчас в двух селениях на юге вашего региона свирепствует геморрагическая лихорадка, занесенная, видимо, гостями с Нила. Мне нужны целые головы, а не только лишь мозговые ткани. Шрагин представил отрубленную раздувшуюся обсиженную мухами голову своего собеседника и у него случился первый в Музее Человека приступ тошноты. -- Но... -- Я понимаю, что это достаточно опасно. И для вас, и для нас тоже, пока мы не произведем необходимого обеззараживания. Но, если быть внимательным и не облизывать кое-что лишний раз, то можно отделаться только легким испугом. Если вас заинтересует это предложение, то технологию консервации препарата мы оговорим несколько позже. -- А что еще вас интересует?-- поддержал разговор Лже-Тугаев. -- Что-нибудь свеженькое. Нам нужны живые ткани. Что такое смерть де-факто и де-юре? Это необратимое отключение некоторых отделов мозга. Но тело-то еще на девяносто девять процентов живое!-- подчеркнул с заметным воодушевлением господин Динст.-- У нас есть портативные холодильники разного размера -- для сохранения и перевозки внутренних органов, конечностей, целых торсов -- мы могли мы вам предоставить их под определенный залог. А у вас -- прекрасные возможности работать, так сказать, без излишних формальностей. На то, чтобы изъять нужные нам ткани, у вас имеется от пяти минут в теплую погоду до получаса в прохладную. Улавливаете? У вас в запасе не слишком много времени... Для того, чтобы унять головокружение, Шрагин стал внушать себе что он в принципе тоже людоед, что его мама не была кандидатом филологических наук, что Пушкин бил в барабан на берегах Нила, а Глинка играл где-то там на там-тамах. Немного помогло. -- Так что ж, мне самому убивать и самому расчленять, чтобы протухнуть не успело?-- деловито справился Шрагин. -- Зачем самому убивать, у каждого своя работа, которую надо делать качественно. Например, вам становится известно, что кто-то хочет казнить преступника, зарезать заложника или расстрелять пленного, и вы сразу оговариваете свои права, желательно с заключением договора. Чтобы там никакого разбрасывания внутренностей по всей округе и швыряния голов в кусты. Все должно быть аккуратно, а не так, как у вас там, в горах, принято. Кстати желательно, чтобы человек перед смертью не был подвержен сильному стрессу, иначе в крови появляется слишком много разрушающих факторов. Договоритесь о передаче казнимому успокоительных средств. -- Да, мы обязательно поработаем над хорошим настроением,-- поддержал Шрагин, несмотря на одолевавшую его тошноту. Тут в кармане у господина препаратора заиграло турецкое рондо. -- Это шеф вернулся, почему-то на день раньше. Ну и славно, он же знает вас лично. Внутри у Шрагина все упало с ускорением три же". -- Шеф у меня смешной.-- поделился Динст.-- Он всегда звонит со входа, как будто в служебное время я могу заниматься любовью с посторонними. Но он, действительно, очень деликатен... Все, упавшее внутри Шрагина, расплескалось где-то на полу, как раз дверь открылась и в комнате появился Антуан Энгельманн-Ферреро, а вместе с ним истинный Руслан Тугаев. Дальнейшее Шрагин воспринимал с изрядной долей отстраненности, находясь примерно на том же расстоянии от событий, что и телезритель от телеэкрана. Энгельманну натикало, сутя по косвенным данным, лет сорок пять, но у него было изящно вылепленное лицо, покрытое тонкой свежей кожей. Шрагин не раз уже видал в Германии сомнительные лица, но физиономия господина директора скорее подошла бы девушке. И вместо рукопожатия Энгельманн поцеловался со своим замом. Тугаев ни с кем не поцеловался, а вместо этого пробуравил Лже-Тугаева злым взглядом своего единственного глаза. -- А я с герцогом и герцогиней,-- похвастал Энгельманн,-- они пока осматривают новинки на третьем этаже. -- Ну, этот парень в короне к тебе просто не равнодушен. После поцелуя Энгельманн-младший подошел к Шрагину и уже вполне стандартно протянул руку. Сильно смутившийся визитер встал из кресла и пожал некрупную, однако предельно твердую хирургическую" руку директора Музея и распорядителя Фонда. -- Вы -- господин...-- начал Энгельманн. -- Тугаев.-- охотно подсказал Динст.-- Это господин Тугаев. -- Что за хрен? Это я -- Тугаев, а не этот урод,-- взревел истинный Тугаев и повторил по- немецки, ударяя себя в грудь кулаком.-- Их бин эхтер Тугаев. -- Нет я,-- отважно заявил Шрагин. Энгельманн предусмотрительно отошел на два шага от Лже-Тугаева, однако сохранял дистанцию и до Тугаева истинного. -- Их не может быть двое?-- справился шеф у зама.-- Ты в базе данных смотрел? В таблице поставщиков. -- Еще нет.-- Динст защелкал клавишами старомодного компьютера. -- Нет, тут всего один Тугаев. Как же узнать, кто из них настоящий? Энгельманн задумался. -- А у вас, господа, есть национальные паспорта? -- Ой, я забыл,-- погрустнев произнес подлинный Тугаев. -- И я не захватил с собой,-- сказал несколько осмелевший Шрагин. Энгельманн ненадолго нахмурил свой почти-девичий лоб. -- Истинный Тугаев, наверное, должен быть мусульманином, то есть с обрезанной крайней плотью. Господа, снимите штаны. -- Да, да, да, но только при мне. В комнате возникла шикарная дама в перьях райских птиц, на вид герцогиня. -- Мальчики, мальчики, что вы все о штанах?-- пропела она.-- Сегодня вы заставили меня снова поверить в жизнь после смерти.-- Дайте я вас поцелую за это. Или укушу. -- Я люблю качественные укусы, а вот он, кажется, нет,-- Энгельманн показал пальцем на Динста и засмеялся жеманно. Герцогиня, которая все более напоминала своим богатырским ростом и плечами хорошо сложенного мужчину, сделала свое дело и удалилась. -- Ну, ты давай первый,-- сказал Тугаев Шрагину. -- А почему не ты? -- Этот боится больше,-- сказал Энгельманн, кивнув на настоящего Тугаева. Шрагин перевел дух, находящийся где-то в солнечном сплетении -- кажется, обошлось. Неожиданно он заметил, что Динст просто давится от смеха. Вот он прыснул, не удержавшись, затем к нему в порыве искреннего здорового хохота присоединились Энгельманн и Тугаев. Шрагин почувствовал неладное, но было уже поздно. Наконец Энгельманн унял свой смех и, немного отдышавшись, произнес: -- Добро пожаловать в Музей Миры Человека, господин Шрагин. Полный абзац. Однако Шрагин заметил, что герцогиня забыла закрыть за собой дверь. В три прыжка он преодолел расстояние до выхода, но там уже стоял Тугаев, который мгновенно оказался в нужном месте, перемахнув через стол. У Сережи мелькнула мысль, что надо немедленно вмазать Тугаеву, и лучше не в челюсть, а в пах -- ведь тот беспечно и уверенно стоит на широко расставленных ногах. Но как же -- прямо в пах? Это ведь так больно. Однажды хулиган-пятиклассник ударил в пах десятиклассника Шрагина и тот хорошо запомнил все эти неприятные ощущения... В голове привычно хороводили мысли, отражаясь одна от другой. И никакого доступа к психопрограммному интерфейсу, полный паралич. -- Ты куда, двойник?-- весело поинтересовался Руслан. -- В туалет.-- бесхитростно отозвался Сережа. -- Я тебя сейчас облегчу. И врезал. Работник умственного труда легко перелетел через кресло, неловко пытался смягчить падение плечом, но все равно въехал в ламинатный пол левой стороной затылка, после чего его сознание оказалось в темном абсолютно непроницаемом мешке. 3. Шрагин словно выплывал из склизского тошнотворного омута. Неужели это нокаут так подействовал? -- Дурной ты, Серега. Вот позорище-то, выключили как щенка, без сопротивления. И не какой-то звероподобный Тайсон выключил, а человек его роста и комплекции. Но словно кирпичом врезал. И почему это русские люди не дерутся как ковбои, у русских людей один дает себя бить, а другой с удовольствием это делает. <код> мойСлабыйХарактер = ИнтеллигентныеРодители.воспитывать(я); ушибЛица = Противник.использовать(мойСлабыйХарактер); И откуда этим типам знать его имя, ведь все документы остались в камере хранения на дюссельдорфском вокзале. Или эти типы все знали с самого начала? -- Дурак ты, Серый,-- повторил далекий голос, словно бы стиснутый его собственной тошнотой. Или же этот голос вызывал тошноту?-- Зачем полез сюда, Шрагин, думал с кондачка и тебе отломится? Ты ж, блин, не герцог. Если уж вырвался за кордон, так тикай, куда глаза глядят, хоть в Парагвай. Шрагин не мог пошевелить ни одной мышцей, ни одним членом, непонятно даже как еще дышал. Чужой голос проходил к нему как сквозь вату. Взгляд постепенно фокусировался. Но, в итоге, он не захватил ничего, кроме потолка. Веки не закрывались и не открывались, какие-то трубочки увлажняли глаза, которые затем подсушивались потоком воздуха... Почему не получается ни одно движение, неужели Руслан сломал ему позвоночник? -- Да нет, цел ты пока, даже не обосрался, хотя в таких случаях положено заранее клизму делать. Я тебе только анестезию дал, а один, с позволения сказать, мужчина ввел тебе нарколептик. Теперь Энгельманн с Динстом решают, как с тобой дальше дружить. Я предложил распилить тебя циркуляционной пилой на тысячу ломтиков, но они не согласились, гуманисты хреновы, сказали, что пила может засориться. Может, они сперва тебя в жопу хотят, уж больно ты для них привлекательный, неподвижный такой как Ленин, они ведь самые настоящие некрофилы-педофилы, да еще в глубине души троцкисты, как все западные интеллектуалы... Извини, меня мобила зовет. Наверное, девушка. Даже не обосрался, обидно. Вообще никаких хлопот для этих сволочей. Раз и превратился в полено, можно стругать и тесать... Тугаев вернулся пару минут спустя и обратил на себя внимание пинком ноги. Боль от удара была, но какой-то приглушенной, отдаленной, впрочем через несколько секунд она достигла своего максимума. Сережа подумал, что Руслан скорее всего разговаривал с Викой... -- И все-таки ты не дурак, Сережа. Ты -- псих, типичный случай параноидальной шизофрении, комплекс жертвенности, жизнь, значит, за царя. Никто не ожидал, что ты так быстро окажешься здесь. Да, у меня есть право поставить тебе этот диагноз, потому что я отучился два года на медицинском факультете Петербургского университета. Теперь мне тебя и не жалко вовсе. Может, тебя уже не жалеть, а уважать пора. Ведь все выдающиеся личности были по диагнозу параноидальные шизофреники. А вот, кстати, и наши педики- медики идут. Щас вынесут свой приговор. Знаешь, Серый, в воздухе так и витает тема донорства. Модная тема, ети ее налево. У тебя, кстати, нет лишнего глаза? А то что-то мой куда-то запропастился. А вон у Антуана похоже с яйцами неполадки... Папа у него штандартенфюрер СС был, так по крайней мере Шерман думал, но сынок больше думает не об арийской расе, а о собственной жопе... Руслана какое-то время не было слышно. Спустя безразмерный кусок времени его голос, куда более острый чем раньше, стал снова проникать в мозг Шрагина. -- Все, Шрагин, не волнуйся, жизнь прожита не зря. Потому что принесешь ты пользу людям. Только людям надо еще подготовиться... А ты, кстати, экскурсии любишь? Наверное, любишь, как любой порядочный интель. Ну, я тебя пока покатаю по музею. Много интересного узнаешь. Я ведь тут уже изрядно пошастал с любезного разрешения хозяина. Да и сама коллекция не без моего участия собрана... Дай-ка я тебе голову поверну направо, потому правый у тебя пока что лучше видит, чем левый. Вот так удобно, хорошо видно? Увлажнители для глаз клейкой лентой прилеплены, также как и вентиляционная трубка для твоей дыхалки, так что все в порядке, не отвалятся. Шрагин заметил сейчас, что ему в рот уходит прозрачный стебелек и услышал легкое, но беспрерывное шипение. Насос работает. А затем все поплыло вокруг и он понял, что экскурсия началась. Поскольку за нее ему, похоже, предстояло дорого заплатить, оставалось только одно -- участвовать. Потек, нигде не застревая, словесный поток из Руслана, дружелюбный, лекторский, не вызывающей возмущения. -- Тут все для человека, Серега. Мне даже не надо каталку толкать, сама мягонько так катится, я ею с пульта управляю. Но если даже перестану управлять, то она, скорее всего, никуда не трахнется, потому что у нее собственные сенсоры и собственная управляющая программа имеется. Ну, ты понял, ты ж у нас тоже программы мастеришь. А вот голос робота-экскурсовода я отключу, во-первых он только на немецком талдычит, а во-вторых, многое не договаривает, железяка хренова... Эти мертвецы, дружище, получили жизнь вечную в результате кропотливой работы многих пластинаторов почти на протяжении столетия. Некоторые способы сухого сохранения тканей были найдены эсэсовскими врачами в концлагерях в результате многочисленных экспериментов. Выдающуюся роль в создании органических консервантов сыграл немецкий ученый фон Хагенс. Но вот знамя подхватили, как Ахилл и Патрокл, как Маркс и Энгельс, Энгельманн-младший и герр Динст. Не только подхватили, но и унесли далеко вперед, в чем можно сейчас убедиться. Именно потому что они разработали самый замечательный на свете маринад -- если точнее поликонсервант на основе метапропиленгликоля -- столько тут нетленных мощей стоит, для любой религии, на любой вкус. Наши гении даже прозрачности тканей добились с помощью какой-то разновидности глицерина. Сказать тебе честно, Серега, как увидел пластинаты в первый раз, так вегатарианцем стал. Не навсегда, конечно. Но даже и сегодня, как пережру, то на местные консервы без конвульсий смотреть не могу. Что жизнь человеческая, как было спето не раз, только миг между прошлым и будущем. Помнишь, один урод по кличке Сфинкс спросил у Эдипа: кто утром ходит в штаны, днем в подъезде, а вечером опять в штаны? Правильно, человек. И годы жизни человеческой -- цитирую псалом девяностый -- семьдесят, от силы восемьдесят лет, да и то при правильном питании и поведении. Это всего лишь день один в космическом масштабе и проводишь его порой, так сказать, в загаженном сортире. Короче, отгадав загадку, Эдип впал в эдипов комплекс и завершил свой день досрочно к обеденному перерыву. Он еще не знал, что после пластинации у Энгельманна можно простоять или просидеть в неизменном виде почти миллион лет, по сравнению, например, с пятьюдесятью тысячью годами у Хагенса. Так можно и второго пришествия дождаться в прекрасной кондиции, как бы с ним не медлили высшие инстанции. Ну и так кто же у нас дождется второго пришествия? Вон там на пьедестале кружится гигант-полковник Мансуров из Альфы". Вальсирует он тут с ярко подкрашенными мышцами за то, что поднял руку на своих братьев, на свободный Кавказ. А вот, глянь на поднос -- все сто частей принадлежат телу одного человека. Если точнее господину Бетакису, крупному бизнесмену из города Сочи. Не захотел делиться прибылью с национально-освободительным движением. Вот теперь из него пазл получился, детская мозаика. На первый взгляд его сложнее собрать, чем кубик Рубика, особенно в полумраке, но у меня получилось! Дело в том, что все части грудной клетки фосфоресцируют белым светом, а все кости, скажем, левой ноги -- зеленым, и так далее. А вон там с собственной головой в руках некто Григорян, поднимает ее и опускает за счет встроенного сервомеханизма. Этот тип отлично владел арабским и вайнахским, внедрился в Аль-Харамейн", но служил в российской разведке. Причем неплохо служил. За это глотку пилили ему медленно, тупым ножом. Соответственно распилке он присутствует тут в двух частях. Знаешь, Серега, хоть ты и работал на опережение, а все ж таки скажу тебе, шансов выиграть у тебя имелось -- кот наплакал. Ты ведь был глубоко один. Даже ради Аньки Шерман никто с места не стронулся. Менты, наверное, ждали, когда Андрей Арьевич их, как следует, многослойно, подмажет. А всякие посредники ждали, когда им предложат приличный процент. Есть еще так называемые международные гуманисты, от Хьюман Вотч до Адама Сергеевича Крикалева, это те, кто приковывает внимание мировой общественности, когда поступит команда от босса. Но и они не включили Аню в свои списки. Потому что команды не было. Ведь Анин папа враждовал с самим Фармаландом", который кормит всех профессиональных гуманистов на свете. Понимаешь, можно сторговаться почти по любому вопросу, если есть желание. Мансуров, Бетакис и Григорян не вызвали ни у кого желания поторговаться. Свои посчитали их отыгранными картами, гуманисты не-своими. К примеру, если бы этого осетина, этого грека и этого армянина украли бы ряженые казаки из города Краснодара, вот тогда появилась бы на ТВ-экранах нужная картинка, взывающая к лучшим чувствам, и босс сказал бы фас", и гуманисты кинулись бы гурьбой на выручку, на спасение от русско-имперского коммуно-царизма... Теперь мы зал проезжаем, где, слава богу, нет сиюминутной политики. Тут жертвы всяких великих потрясений. Под стеклянным колпаком -- гренландский викинг Сигурд Даниэльссон, пролежавший вместе со своей чумой семьсот лет в естественном холодильнике. Заполз чумной гренландец чего-то под водопад и окочурился. А водопад замерз. Сейчас можно и робота-экскурсовода послушать, он лучше расскажет... Эпидемия чумы сыграла огромную положительную роль в развитии, понимаешь, европейской цивилизации. Спрос на рабочую силу превысил предложение, уровень оплаты труда повысился, это вызвало подъем культуры и технологии, бу-бу-бу-бля-бля-бля. Да, недосчитались мы каких-то там гренландских викингов, а поголовье европейских людей уменьшилось на две трети. Однако нам их совсем не жалко -- потому что у оставшейся трети зарплата выросла и благосостояние. Я вам больше скажу, товарищ, у оставшейся трети Ренессанс начался. И так далее, зарплата и благосостояние европейцев росли вместе с вымиранием индейцев и австралийских аборигенов, с голодом в Индии и кровавыми бойнями в Китае. Ну, Шрагин, уловил идею? Болезни, травмы и даже дама с косой -- это все страшно неприятно для индивидуев вроде нас с тобой, но зато способствует развитию всего рода человеческого. Хочешь большого прогресса? Заказывай хорошую эпидемию или мировую войну. А оцени-ка эту композицию. Русский витязь с мечом в одной руке, другой прижимает малыша. Ах-ах. Это кости убиенных в старой Рязани, хан Батый постарался. В Музее Человека редко довольствуются костями, но здесь уж больно сцена красивая. Поэтому и облачили их в пластиковую плоть. Экскурсовод нам сообщает, что нашествие Батыя сыграло огромную положительную роль в становлении почты, транспорта и статистического учета. Это он не отсебятину порет, а цитирует всем известного Льва Николаевича Гумилева и британскую энциклопедию. Слева тоже антиквариат. Стеллаж с черепами хиосских греков. Если тебя к живописи приучали, то ты должен знать, что сам Делакруа хиосскую резню намалевал. Тут, значит, коллекция в пять тысяч черепушек, которые куплены за большие, между прочим, деньги у одного обедневшего монастыря. На самом деле турки вырезали в десять раз больше, а оставшееся население продали в рабство. Самая масштабная резня 19 века. А результат какой -- на острове наступила долгожданная стабильность, которая очень понравилась всем великим державам того времени. И туркам понравилось, поэтому они повторили еще раз, только с армянами. И опять пришла стабильность. Немцы думают, чем мы хуже, и проделали тоже с евреями по всей Европе при активной помощи просвещенных европейцев. Да вот, незадача -- как раз войну прокакали. Немцам не повезло, евреям тоже. Но стабильность-то в Европе наступила, и какая многолетняя. Не хуже, чем в Турции. Динст, кстати, из иудеев. Пусть и шустрый, но исполнительный, честный, на лапу не берет. Идеальное второе лицо. Первое лицо оно для мечтаний, а второе - для дела. Это как Ленин и Троцкий. Королева Виктория и Ротшильд. Если что не так, то на второе лицо можно все грехи свалить. И в Писании сказано, что воздается не по мечтам, а по делам. Один лишь Адольф Алоизыч впросак попался, но это скорее исключение из правила. И все потому, что у него не было своего Динста. Вместо этого был у него Вагнер и прочие бредоносцы. Ну, теперь ты убедился, насколько убийства, особенно массовые, (назовем их аккуратно "прополкой") играют положительную роль в истории человечества? Кому в самом деле-то лебеду жалко? Вот ты, чувствую, хочешь спросить меня, кто я таков, на чей я стороне? Национальность моя не играет никакого значения, хотя по маме я карачаевец, есть такое гордое племя в горах, но по папе -- воронежец. Я на той стороне, которая приходит на смену гибнущей цивилизации. Приходят варвары: степняки, горцы, лесовики, жлобы и прочая шпана. Ты, паренек, надо полагать начитанный, так что в курсе того, как в пятом веке Рим накрылся, в пятнадцатом Византия, в двадцатом Российская Империя, ну и так далее. Варвары -- они ведь не дураки, у них нет готовых схем и придурочных кодексов чести, но у них воля к победе, Серега. Поэтому они обманом захватывают города, жгут районные библиотеки и запихивают порядочным женщин сзади. А цивилизация не шибко-то и защищается, интеллектуалы чувствуют вину, извращенцы смазывают попу вазелином, бизнесмены ищут новые интересные в материальном плане контакты, а такие тонкие исследователи как Энгельманн еще и хорошо оплачивают варварство. И я когда-то подумал, зачем мне стоять на стороне побежденных, я не хочу быть врачом в нищей больничке, я не хочу быть офицериком, которого сдает собственный генерал, я не хочу быть торгашем, который трясет мудями перед всякими там отморозками. Я хочу выигрывать. Поэтому я и стал варваром. Нарколептический укол обездвижил Сережу снаружи, а эта выставка и особенно треп распоясавшегося варвара --

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псих, или Танцы с Виртуэллой
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом