Псих, или Танцы с Виртуэллой, Тюрин Александр, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой


скачать Тюрин Александр Псих, или Танцы с Виртуэллой можно отсюда

Или кредитная карта? Мы могли бы доехать до ближайшего банк-автомата. -- Да нет у меня кредитки, потерялась куда-то. Человек, сотканный сейчас из страха за свою жизнь и обиды за покалеченное имущество, пребывал в глубоких сомнениях, как же ему поступить. -- Вы чем занимаетесь, у вас есть визитная карточка?-- занудил южноазиат. Все, пора трахнуть его булыганом, пусть даже наугад -- достал гад. -- А что с вашим глазом?-- спросил вдруг человечек. -- Продал,-- нашелся Шрагин. -- А еще что вы продаете? Шрагин вытащил из бардачка пенал. -- Это похоже на гипофизы.-- сказал собеседник авторитетным голосом.-- Три человеческих гипофиза. У меня в машине анализатор лежит. Давайте-ка ко мне в салон. Пару минут спустя южноазиат оторвался от дисплейчика своего анализатора и поинтересовался: -- Сколько вы хотите за это? -- А сколько вы даете?-- незамысловато отреагировал Шрагин. -- На официальном рынке это стоит порядка двадцати тысяч евро. Но вы же понимаете, там нужны документы. На полуофициальном рынке в Люксембург-штадте это котируется где-то на уровне десять тысяч евро. Но там тоже нужны кое-какие документы или по крайней мере рекомендации. Здесь, на темной дороге, это стоит не более пяти тысяч. -- А вы наличными будете расплачиваться?-- спросил Шрагин, стараясь не выдать радостный трепет. -- Если вы не согласны взять чек, то наличными будет еще меньше. Четыре тысячи. Что он будет делать с этим чеком? На обслуживание чека любой банк в Германии возьмет два-три дня и чем это закончится -- неизвестно. -- Наличными. Но в евро немецкого выпуска. -- Окей. Почему-то считается, что немецкие купюры подделываются меньше, чем итальянские или греческие. 4. Сделка состоялась. Причем каждая из сторон считала, что серьезно надула другую. Скорее всего, Сережа напоролся на одного из торговцев человеческими органами и тканевыми препаратами, для которых Люксембург стал настоящей органической Меккой в последнее время. Возможно, этот человек направлялся именно в Музей Человека, чтобы совершить там какие-то сделки, например, приобрести эти самые человеческие гипофизы, столь необходимые для изготовления геронтологических лекарств... В любом случае комок купюр в кармане стимулировал выделение эндорфинов и функционировал получше любого обезболивающего средства. В предместье Люксембург-штадта Сережа бросил трофейную Хонду и прошел пару сотен метров в сторону яркоосвещенных шпилей местного Нотр-Дама, размышляя о своем дальнейшем перемещении в пространстве. Возможно тут бы сцапала бы полиция, но он нечаянно влился в толпу борцов с обществом массового потребления, так называемых контр-глобализаторов", шедших маршем через Европу. Большинство борцов были несколько не в себе, их украшали синяки и кровоподтеки, не сколько от столкновений с полицией, сколько от падений на дорогах и внутренних споров. Так что Шрагин на их фоне не особо выделялся. Несмотря на разрядку внутренней напряженности, Шрагина огорчила неспособность борцов сформулировать какие-то осмысленные цели. Лозунг Работа -- это говно" на роль ведущего явно не годился. Лишь несколько более-менее причесанных людей, именующих себя продуктивной контрой , выступали за натуральное хозяйство с замкнутым циклом. Как понял Шрагин, это яма с помоями, которые преобразуются наноботами, наноассемблерами, нанорепликаторами, наносерверами в продукты, необходимые для жизни; потом продукты опять превращаются в дерьмо, и так до бесконечности... Ближе к центру завязалась борьба с полицейскими машинами, которые стали лупить "контру" большими пластиковыми мешками, пытаясь направить их по другому руслу, мимо герцогского дворца. Контра валилась как скошенная пулеметом. Чтобы не быть погребенным под кучей тел, Шрагин метался словно подраненный заяц. Каким-то чудом ему удалось выскочить из гущи сражения. Разгром контры в центре Люксембург-штадта сослужил ему хорошую службу и на некоторое время вперед -- теперь его жуткая внешность уже не привлекала особого внимания. Шрагин поймал такси, и не вылезал из него уже до самого Дюссельдорфа. Минус двести еврок и он на Дюссельдорфском вокзале, где тихо-мирно в камере хранения вещи дожидались своего непутевого хозяина. Шрагин чуть не всплакнул от зависти -- бездушным шмоткам и железкам никто и ничто не могло причинить вреда. Там, на вокзале, полицейский патруль опасно приблизился к нему, он успел повернуть свою изуродованную физиономию к какой-то витрине, оставив на обозрение только спину в хорошей пиджачной ткани. Затем отогнал парочку Schwul'ей <примечание: нем.гомосексуалист> и заперся в платном общественном туалете. По счастью, в рюкзаке имелись запасные очки, а также белый антисептический крем, подходящий для улучшения цвета и вида лица. Подумав, Шрагин решил выбрать гостиницу подешевле, из тех, что никогда не рекламирует свои услуги, где номер-сингл только тридцать евро-тугриков за ночевку. Нашелся такой с позволения сказать отель в паре километров от вокзала, в перестроенном пакгаузе. Шрагину понравилось, что портье как будто не разглядывает его, да и сам похож на шута горохового. Вымазанные блестящей гадостью и зализанные вперед волосики, десяток колечек в ушах, бабья кофта в обтяжку на тощем тельце. Расположившись на сильно продавленном диване в недавно прокуренном номере, Шрагин стал мечтать о дальнейшем улучшении своего внешнего вида. Как же улучшить вид и заодно защититься от возможных инфекций и прочих осложнений? Ответ простой, надо обратиться к доктору, воспользовавшись немецкой медицинской страховкой. Впервые с посадки в дюссельдорфском аэропорту Шрагин включил смартфон г- жи Шерман. И в списке полезных номеров нашелся некий хирург доктор Дидрихс, проживающий в районе Кельн-Дюссельдорф. Шрагин нажал кнопку вызова, но вместо живого хирурга с ним стал общаться робот, автоответчик и автовопросчик. Что беспокоит? Имеется ли немецкий страховой полис? Приемные часы такие-то, но без предварительной договоренности нельзя. По какому номеру вам позвонить? Когда? До встречи. Теперь отдыхать. Душ завтра. А вот еда какая-никакая нужна сегодня. Вызвать по мобильнику пиццу? Почему нет. Вот тут под столиком есть нормальная телефонная книга. Набираем первую попавшуюся итальянскую лавчонку. Им-то какое дело? Пицца пришла через десять минут. Стараясь не распахивать широко дверь, Шрагин протянул купюру и забрал коробку. Ариведерчи. Еда была гадкой, жесткой, холодной, ее явно придумал какой-то мафиозный Буратино, вместо приятной сытости она вызвала неприятную тяжесть в желудке. Но дело было сделано и, не снимая штанов, Шрагин завалился спать. Его заставило проснуться сильно заколотившееся сердце. Прошло только три часа, болело все, что могло болеть, к тяжести в желудке добавилась тяжесть в голове. Внизу явно хлопнула дверь и кто-то вошел в гостиницу. Ну, мало ли, подгулявший постоялец, проститутка там. Шрагин заставлял себя встать и подойти к окну, когда вдруг заиграл мобильник. Так неожиданно, что Шрагин подпрыгнул на своей койке и провисел в воздухе куда дольше, чем положено гравитацией. Ах, черт, забыл выключить после звонка в пиццерию... Теперь надо "поднять" трубку. Это была Рита. И хотя голос ее был ровным, даже монотонным, но высоковольтное напряжение почувствовалось сразу. -- ...У вас дома был обыск, на вашей куртке нашли сломанный ноготок Ани, еще обнаружился жучок", с помощью которого вы отслеживали каждый ее шаг, у вас лежало Анин спрей" от насморка, на вашем рабочем компьютере имелся план района возле Аниной школы и ее снимки по дороге домой... Даже обиды Шрагин не ощутил. -- Послушайте, Рита, у меня дома или на рабочем компьютере могли найти и фургон "Мерседес", на котором Аню везли до Ростова. Шрагин задумчиво посмотрел на мобильник и положил палец на кнопку обрыва связи. -- Что у вас с глазом?- вдруг спросила Рита. Ну да, как он забыл, мобила ведь не простой, а с видеоглазком. -- Что, что. Потерял в кустах. Если точнее, мне его удалили, чтобы я больше напоминал похитителя Ани. Наверное, уже всплыло, что киднеппер был одноглазым. Учитывая, что левый мой глаз едва ли способен отличить какашку от сардельки, то мне вряд ли светит карьера Нельсона, Моше Даяна или Кутузова. Рите потребовалась некоторая пауза. -- Кто и где это сделал, господин Шрагин? -- Приличные вроде люди в как будто приличном месте. Типа великого герцогства Люксембурга, которое на карте не заметнее, чем гулькин хер. В подразделении уважаемой фирмы Фармаланд". Подразделение носит гордое имя Музей Миры Человека. Возглавляет его талантливый научный менеджер Антуан Энгельманн-Ферреро, помощником у него безмерно одаренный Йозеф Динст. Энгельманн является также шефом замечательного фонда Исцеление без границ", с которым так активно контактировала прекрасная Вика Каширская. В музее я имел честь лично познакомиться с такой интересной личностью как Руслан Тугаев. Интересен он в частности тем, что украл девочку Анечку, не каждый ведь это может. И в результате нашего знакомства у него с глазами теперь все в порядке, а у меня вот некомлект... Госпожа Шерман никак не отреагировала на его слова, хотя голос ее словно потрескался, не выдержав внутреннего напряжения. -- Они прислали второй пальчик Ани. Вчера в больнице умерла Розалия Самуиловна. Саша уже неделю не появляется дома. Андрей мне ничего не оставил, кроме долгов. Это -- все... -- Нет, Рита, это не все. Если я занялся этим, значит все продолжается. Ведь я никогда ничем таким не занимался, и вдруг. Вот вам первое чудо. Конечно, противник силен, это же будь здоров какая мафия, можно сказать, международного масштаба... -- Да, можно сказать, международного масштаба,-- повторила она. Даже тогда, около парадной, Рита производила впечатление куда более собранной и энергичной женщины. И тут внутри Шрагина все деформировалось от ужаса -- по гостиничному коридору, явно в направлении его номера, шли люди. Трое, как минимум. Шрагин обрубил связь и сунул мобильник в карман штанов. Шаг почти торжественный. Не полицаи ли -- чертов портье мог заложить его, получив оперативную информацию, которую Крипо <примечание: Kriminalpolizei, нем. уголовный розыск> разослала по всем отелям. Немецкая полиция отличается завидной трусливостью и пускает оружие в ход еще охотнее, чем американская. А русских она боится пуще всего. Как никак все русские - мафия. И каждый второй -- пахан или киллер. Не поспешил открыть дверь, получи пулю. Шрагин открыл не дверь, а окно. Четвертый этаж. В дверь постучали. -- Polizei. Tuer aufmachen! <примечание: нем. Полиция. Открыть дверь.> Похоже, не полицейские, акцент чувствуется -- значит, дело еще хуже. Паника оформилась в какого-то зверька и стала биться под горлом. Шрагин выглянул из окна. Вот единственный оставшийся выход. Пройти по карнизу, если точнее, двадцатисантиметровому выступу, где-то три метра и перемахнуть на высоченную лиственницу. Или же просто открыть дверь ночным визитерам? Или получить пулю в лоб? Одно из трех, и это одно в любом случае -- дрянь. Сердце, жалко вибрируя, упало вниз и долетело до уровня пяток. Но, по счастью, у подпрограммиста не было сердца, он просто разработал сценарий и прочертил траекторию событий. Сценарий захватил тело Шрагина и толкнул на выход. Шрагин вышел в окно и пошел по карнизу. Сейчас вы увидите, вороги, как падает и разбивается в хлам русский лейтенант запаса. Только не смотреть вниз, на полоску крепкого немецкого асфальта. Есть только стена дома и он. Стена моя, жена моя, долго ли нам маятся, только не отталкивай меня сейчас, когда я прижимаюсь к тебе всем телом. В его номере вылетела дверь. Ну, прыгай на дерево. Как прыгать, если прыжок -- результат сгибания и разгибания, а как раз колени согнуть сейчас невозможно? В окне возникла физиономия - нет, не полицейского, а бандюгана. А среди темной листвы засветилось заговорщицкое лицо Эллы. Системная хранительница сформулировала задачу, повернуться к стене правым боком и, прежде чем упасть, оттолкнуться ногой и рукой. Шрагин исполнил все в точности, но как-то обреченно, и наверное больше упал, чем оттолкнулся. Руки его не схватились за ветки, потому что он не различал их во мраке. Конторский Дюссельдорф -- это вам не сияющий огнями Лас-Вегас. Но где-то на высоте третьего этажа, ветви лиственницы сами приняли его тело, затормозили, самортизировали, а на уровне второго этажа ему удалось наконец ухватиться, ободрав кожу на ладонях. По какой-то длинной ветви Шрагин съехал на несколько метров вниз, а потом истерзанные руки разжались и он рухнул на асфальт, не взирая ни на какие психоинтерфейсы. Хотелось подольше полежать, но надо было бежать, потому что преследователи уже скакали по лестнице вниз. Кроме темноты он видел только несколько световых пятен -- они медленно плыли в неизвестном направлении, оставляя фосфоресцирующие следы. Похоже, это уличные фонари. Единственный глаз никак не хотел привыкать к ночной обстановке, хотя ноги уже несли куда-то. Присутствие Эллы еще ощущалось. Подпрограммист создал психоинтерфейс, который проник в геометрию города. Через бог весть какой коннектор пришла визуальная информация -- вытянутые призмы улиц и втиснутые между ними россыпи кубиков-домов. Шрагин бежал сквозь геометрию и остановился только на мгновение, потому что его глаз уткнулся в слегка освещенное стекло автомобиля. За стеклом была Рита, а рядом незнакомый тип с мерзким рылом. Шрагин сделал рывок, перевалился через какое-то проволочное заграждение, обогнул кубик гаража и наконец замер, втиснувшись между мусорных контейнеров, и слушая, как мечутся легкие по клетке из реберных костей. Ошибки быть не могло, Рита привела к нему братков, которые переломали бы ему все кости, вытянули бы из него кишки и стали бы играть на них блатными аккордами. Она не верила ему ни на полслова, хотя даже изливала перед ним душу. Как же она узнала, где он? Элементарно -- смартфон светил в ночи . Похоже, там в Питере она просто подсунула мобильник ему в карман... Рита не поверила, что я чист перед законом, что меня оклеветали и подставили... Или же она поверила, но дело не в этом? Если она просто заключила сделку с Тугаевым и Энгельманном, и условием этой сделки является то, что она сдает" меня? Иначе ей не получить дочку назад. Даже этот разговор по телефону был ей нужен, чтобы задержать меня... Риту понять можно. Она решает задачу по спасению своей Ани и в этой задаче я не герой, а мелкая разменная фигура. Мои схемы не работают, прототипы и классификаторы, которые существуют в моей голове, не достоверны. Зинаида, может, и не хищник вовсе, а верный друг, который был убит теми, кто подбрасывал компромат в квартиру... Все теперь как-то иначе видится. Зинаида ненавидела мои электронные замки, потому что те мешали ей контролировать квартиру -- в моих же интересах. Она забила гвоздями тот шкафчик в ванной, чтобы в него ничего не подсунули. Ее ликвидировали незадолго до того, как я последний раз побывал дома. Компромат уже был в моей комнате, она его нашла, тут как раз появился убийца - Тугаев, наверное. И после недолгой схватки Зинаиды Васильевны не стало, светлая ей память. Сделав свое дело, киллер навел в комнате марафет, только стул не там оставил, да и пара зинаидиных волосков потерлась на полу. Уходя, киллер закрыл фрамугу, не зная, что в это время программа держит ее открытой. У Зины были чудесные волосы, зубы, хороший зад, грудь тоже неплохая, почему же я так ее ненавидел?.." А почему он чурался Насти из Носопаткино? Она его приняла, когда все и вся его отвергали. Она родила ему сына, у нее был ласковый голос и гладкая кожа. Почему он так бежит от людей, которые любят его и льнет к тем, кто готов предать его сто раз на дню. Ну и каково теперь сальдо? Надеяться ему больше не на кого. Это -- глобальная мысль. Конкретная мысль -- от шикарного трофейного костюма остались только брюки, которые ему лень было снимать перед сном... Пиджак, также как остальные пожитки, стали добычей врага. Впрочем, бумажник по старинному обычаю русских челноков и туристов висел на шее, укрывшись под майкой. Да и с одеждой дело поправимо. Из мусорного контейнера с надписью Kleidung Шрагин выловил нечто напоминающее пиджак, а из прислоненного к контейнеру мешка выудил какие-то полушлепанцы- полуботинки. Затем он вытащил из кармана смартфон, чтобы закинуть его в мусорный бак. Никогда больше эта штука не будет выдавать его врагам. Вот черт, мобила по прежнему был включен. Он был включен и он бибикнул. Вызов! Ритины ребята могут появиться здесь в любую секунду. Шрагин запустил смартфоном в какую-то неведомую даль. Куда бежать? Кто-то дотронулся до его плеча, заставив вздрогнуть от корней волос до промежности. За ним стояла... это была женщина азиатской наружности... -- Спокойной ночи,-- сказала она по-русски,-- я доктор Дидрихс, а вы господин Шрагин, если не ошибаюсь. Она такая же Дидрихс, как и я, первым делом подумал Сережа. Она вытащила пистолет, он беспомощно заслонился руками, но пистолет оказался всего- лишь зажигалкой для длинной коричневой сигареты More". Надо что-то сказать, но что? -- Вы хотите спросить, как я вас нашла? -- Нет, то есть да,-- охотно согласился Сережа. -- Когда вы звонили, у вас камера на смартфоне работала, так что мой автоответчик видеоинформацию тоже записал. На видео все выглядело так, будто вы нуждаетесь в срочной помощи. В реальности, кстати, тоже. Так вот, насчет срочной помощи. В моей дюссельдорфской практике я бы вас могла принять только в субботу, потому что сейчас я лечу на всех парах в Амстердам, у меня там работа в клинике, оперативная хирургия. А вам как раз что-то оперативное и требуется... -- Но как конкретно...-- промычал в нерешительности Сережа. Все его рентгеновские взгляды отражались от гладкой непроницаемой наружности этой женщины, сделанной по технологии стелтс", и возвращались назад, не принося никакой информации. -- Я понимаю, нервы у вас на взводе... Но мне не хочется терять драгоценное время на объяснения, тем более, что для вас оно сейчас даже важнее, чем для меня... Во время соединения сотовый оператор распознает ваше местоположение с точностью до десяти метров. И если вы не запретили оглашать эти сведения, то я имею право их у оператора получить -- за небольшую плату разумеется. Этим обычно пользуются мамаши и папаши, которые желают присматривать за своими детками. Ну, ответ удовлетворительный? Врет, не врет? Ее машина стояла в двадцати метрах, а из-за ближайшего дома уже выруливал какой-то подозрительный автомобиль. Пожалуй, не врет. -- Вопросов больше нет. Заберите меня отсюда в Амстердам. Порше госпожи Дидрихс мягко тронулся с места. Сережа не знал как намекнуть, чтобы докторша прибавила темпу, но она сама сказала: -- Похоже, вас ищут друзья. По-крайней мере, кто-то хочет с вами пообщаться. -- Я сегодня не c той ноги встал, поэтому лучше в следующий раз. Госпожа Дидрихс сделала несколько крутых поворотов, промчалась по территории строящегося объекта, показав сноровку и скорость, достойную автогонщика. -- Все, мы оторвались.-подытожила женщина-хирург.-- Сразу видно, что они не местные и не знают, чт такое езда без ограничений скорости. Вы, похоже, тоже не коренной дюссельдорфец. -- Да, я из Питера. Я программист из Питера, хотя тоже не коренной. -- Ну и? -- Ну и ваш телефон мне дала одна женщина, потому что я ехал в Дюссельдорф. Так сказать, на всякий случай. -- И этот всякий случай настал. И эту женщину зовут -- Маргарита Шерман. Верно? А вас как по имени, господин Шрагин? -- Сережа. -- А меня Долли. Или можно Даша. Так называл меня господин Шерман. Он меня и русскому научил, вернее доучил. У меня папа Баумановку закончил в те времена, когда "русский с китайцем братья навек". А с Ритой мы однокашники. В число однокашников по кельнскому университету можно внести и Андрея, хотя он вообще-то с другого факультета. Шерман, можно сказать, дружил со мной, но женился на Рите, потому что в России она была девушка со связями. Так по крайней мере я себе это объяснила. Мурашки толпой пробежали по коже. Как густо все намешано. Долли с Ритой не то две подруги, не то две невесты одного жениха, то есть две злейшие врагини... -- А вы кажется тоже не здешняя?-- с невольным провинциальным акцентом спросил он. -- Да, я из Китая. Европейское имя я сама себе придумала, а фамилия -- от муженька- голландца. 5. По дороге в Амстердам она дала ему обезболивающее средство, а он вдоволь поразглядывал ее вытянутый скуластый профиль, какой-то очень древний и воинственный на фоне унылой Европы. Она была красивой -- по своему, конечно. И кожа у нее была вовсе не желтая, а скорее бледная, с легким бронзовым оттенком. Насчет обстоятельств пропажи глаза она не выспрашивала, само собой и он не рассказывал. Это полиция выспрашивает обстоятельства, а доктор интересуется совсем другим. -- Значит, господин Шрагин, у вас есть немецкая страховка. И она лежит в камере хранения на вокзале в Дюссельдорфе. Да, в Голландии она тоже сгодится. Европа едина и неделима, особенно в том, что касается денег. Но, впрочем, некоторые различия еще сохранились. В Голландии марихуана и синтетическая дурь свободно в продаже, а в Германии есть кое- какие ограничения. Поэтому сегодня утром на шоссе так много потрепанных машин, набитых молодыми людьми сомнительной наружности. В некоторых авто поприличнее можно увидеть за рулем делового молодого человека, а на заднем сидении старика или старушку. Эвтаназия в Голландии производится, так сказать, без лишних формальностей... Кстати, ваша страховка покрывает только операцию и больничный уход, а вам понадобится еще и протезирование. Ведь надо что-то делать с вашим правым глазом, вернее с его отсутствием. Да и взамен потерянных пальчиков можно что-нибудь изваять при желании... -- У меня при себе четыре тысячи евро... -- Ясно, господин Шрагин, до зарплаты вы еще не дотянули... Но у меня есть на примете несколько хороших медицинских инженеров. Они хороши уже тем, что много не берут, потому что все из стран третьего мира, и работают, между нами девочками, как леваки, без лицензии, руля и ветрил... Дидрихс сделала несколько звонков по своему мобильнику, лихо тараторя на каких-то абсолютно тарабарских языках. -- Значит так, иных уж нет, а те -- в тюряге, -- обратилась она снова к Шрагину,-- поэтому я договорилась с господином Ваджрасаттвой. Этот господин будет в клинике к полудню. Мне его только на днях порекомендовали, а разговаривала я с ним вообще первый раз. Судя по рекомендациям, господин Ваджрасаттва любит экспериментировать и иногда у него это получается. Даже не знаю, в плюс это или в минус. Надеюсь, что сегодня он будет в форме... Амстердам понравился Сереже, хотя свежеиспеченный циклоп едва мог разглядеть город единственным своим оком. Амстердам казался слегка прорисованным в тумане, состоящем из воды и мокрого воздуха, зыбким и даже призрачным. Жилье, склады, конторы, мосты словно выплывали из бездны, напоминая свободные космические тела. Не удивительно, что и частная клиника Долли Дидрихс оказалась суденышком, бывшей баржей, застывшей на туманной поверхности одного из каналов в районе Старой Гавани. Впрочем, в полупризрачном городе люди были по контрасту очень приземленные и узкофункциональные. На улицах это были конкретные наркоторговцы, педики, азиатские моряки, проститутки и неонацисты. Торговцы продавали азиатскую дурь педикам, педики продавали железные кресты своих папаш-нацистов молодым неонацистам, у которых папаши были, наверное педиками, проститутки продавали свою благосклонность азиатским морякам... В клинике это были конкретные медсестры. Ни одного слова на отвлеченные темы вроде вы мне чем-то напоминаете моего шурина , только четкие команды и ожидание четкого исполнения. Помыться, побриться, переодеться в голубой саван и загрузиться в палату-каюту, тесную как гроб, но чистую как одноразовый шприц. С медиком-инженером Шрагин познакомился минут за двадцать до начала операции. Щуплый смуглый индус, немало похожий на обезьянку из мангровых зарослей. Он странно смотрелся на фоне сребробородых портретов Вирхова, Коха и других научных корифеев Европы, украшавших процедурный кабинет. Обезьянка тщательно измеряла Шрагина, то бишь занималась антропометрией, и снимала электрические потенциалы кожи. Чудаковатый индус продемонстрировал совсем не голландский менталитет, по крайней мере бормотал он о том, что индусы-брахманы родом из Челябинской области, откуда и принесли свои Веды. Последнне, что заметил Шрагин перед операцией -- это был взгляд Долли, не добрый и не злой, но предельно цепкий, сконцентрированный. Когда он очнулся, то ему показалось, что он в центре глубокой ночи. Только поворочавшись, Шрагин понял, что видимости -- ноль из-за того, что на лице повязка. Сквозь темноту пробивались лишь какие-то искорки. Однако искорок становилось все больше и кончилось это тем, что Шрагина окружили огромные геометрические фигуры. Он как будто был живьем перенесен в мир геометрии. Что-то вроде пирамиды Хеопса повисло над ним, заставив втянуть голову в плечи. -- Здорово, да?- прорезался голос Ваджрасаттвы.-- Я знал, что вам понравится. И это пока лишь тестовая программа, господин Шрагин. Все еще впереди. Вы еще не такое увидите, когда снимите повязку. -- Спасибо за обещания. Этот мой новый глаз -- что-то типа цифровой видеокамеры? -- Это две цифровые микрокамеры, господин Шрагин. Одна работает в оптическом диапазоне, другая в инфракрасном спектре. У обоих каскад чувствительных к электромагнитному излучению полупроводниковых кристаллов на десятки мегапикселов и конденсорная линза, которая дает вам естественное поле зрения без потери освещенности. С помощью пинцета можно вытянуть любую из камер и использовать ее, так сказать, в ручным режиме. Она будет по прежнему соединяться с базовым прибором полуметровым световодом, тонким и, что немаловажно, эластичным. Но камерами, естественно, дело не ограничивается. Гибкий полиуглеродный чип с производительностью приличного компьютера приращен к вашей коже на месте брови -- извиняюсь, но лучшего места я не нашел. Этот, с позволения сказать, бровекомпьютер управляет камерами и посылает сынтегрированное изображение наноэкрану, толщиной всего в одну молекулу, который вживлен под веко вашего левого глаза. Несмотря на чудесное спасение и как будто даже обретение нового зрения, Шрагину было жутко. Живого в нем стало меньше, неживого больше. И этот процесс явно был необратимым. Да и видок с этим киберглазом еще, наверное, тот. -- Наверное я теперь похож на этих страшноватых ребят из вашей индийской мифологии -- на ракшасов. -- Некоторые ракшасы пользовались успехом у дам.-- утешил Ваджрасаттва.-- Женщины любят ушами. Говорите им то, что они хотят услышать. Я родился на востоке Индии, знаете, у нас до сих пор практикуется полиандрия. У красивой женщины минимум четыре-пять мужей. И все они хорошие ораторы. На левый экранный глаз сейчас проецировалась демонстрационная графика, порой настолько резкая и яркая, что просто выгрызала зрачок. -- А почему, господин Ваджрасаттва, нельзя было сигналы от микрокамер направлять прямо в мозг? -- Интерфейс, преобразующий цифровой сигнал в приятный оптическому нерву биохимический вид - мягко говоря, дорогое удовольствие, учитывая что и сам нерв у вас далеко не в порядке. Но если время и деньги, будут, что говорится в правильном сочетании, я вас переоборудую. А сейчас давайте поработаем с настройкой. Клавиатура, вернее сенсорная панелька, была непосредственно нанесена на бровекомпьютер и имела несколько "кнопок". Постукиваешь, значит, себя по лбу в разных местах, прохожие тебя за идиота принимают, а на твоем внутреннем экране разворачиваются меню, с помощью которых ты управляешь глубиной цвета, яркостью, разрешением <примечание: детальность изображения>, четкостью, контрастностью, короче качеством картинки. Ваджрасаттва невольно вызывал уважение и страх. Такого наворотил за весьма умеренную плату. Человек работает или за деньги или за другой интерес. Какой другой интерес может быть у Ваджрасаттвы? Скажем, любовь к чистому искусству. Тогда как далеко он зашел в своем творчестве и

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Тюрин Александр. Книга :Псих, или Танцы с Виртуэллой
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом