Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

не смог помочь. – А с этих сторон, что за руны? – спросил Ерртор про две боковые стороны, на которых блестело золотом по три руны. – Это имена Великих–создателей. Тех шести, кто творили вместе с Амдебафом, что остались от нашего круга... Что странно, ни один из них не откликнулся на мой зов после дарованной вами свободы. Как будто их тоже нет среди живых, но этим я займусь позже, лишь только выполню данное вам обещанье. Ирраде показалось что, внутри этого небольшого бриллиантового кургана чешуи что-то шевельнулось. Она вытянула шею и поднесла свою любопытную голову ближе к переливающимся осколкам. Вдруг с ее рогов меж глаз и по носу скользнула желтая молния, ударив прямо в макушку кургана. Иррада испуганно отдернула голову назад, изогнула шею и зашипела. Даже светящиеся зеницы Дрела раскрылись от удивления, не говоря уже о круглых блюдцах глаз Ерртора. – Что ты сделала? – заволновался Ерртор. – Это же памятник!!! – Я, я, я... – запинаясь от испуга начала оправдываться дракониха. Правая лапа нервно скрежетала когтями о камень карниза. – Я ничего не делала! Я просто решила рассмотреть получше... Вот и все... – Очень интересно... очень... Ведь разряд соскочил именно с тебя на останки Амдебафа, – прогудел Дрел, облетая Ирраду по кругу, как бы оценивая ее. От возбуждения он весь заискрился. – Скажи Златокрылая, а почему ты поклялась утром именем духов предков? Драконы, при жизни конечно, обычно больше всего ценят небеса и свободу, а учитывая их святую приверженность к своему могуществу, редко когда клянутся чем-то другим кроме своего бытия. Это правда не касается их трепетного отношения к всадникам, которых они любят больше чем свою душу... А вот о духах предков ваш род грезит лишь по окончании своего плотного цикла... Но ты поклялась Духами! Амдебаф ведь сейчас Дух! Иррада все еще нервничала и постоянно косилась, прищуривая глаза на черный пьедестал. – Я... – она с опаской вытянула шею и заглянула за спину стоявшего перед ней Дрела, поглядывая на памятник. – Я видела ночью сон... Он был коротким, но в нем я говорила с духами предков. К ним я попала помимо своей воли, как будто некая сила доставила меня туда... – И о чем был разговор, сестра? – Ерртору стало тоже очень интересно, и он ласково положил руку на лапу подруги, буравящую грунт. – Они говорили о тебе, Дрел, и о каком-то предначертании... О его таинственной сути они не обмолвились ни словом, хотя в конце дали мне свое благословение... – Дали!... Дали! – Дрел подпрыгнул как ребенок, взмыв над карнизом метров на десять. – Я даже мечтать не мог, что смогу дотянуться через тебя, любимица небес, к хранилищу вашей расы! Звезды на нашей стороне и они ждут! – Ждут чего?! – в один голос воскликнули дракон и всадник. – Ждут возвращения!... А, ну, еще раз попробуй придвинуться к кургану, сестра неба... – попросил Дрел, поклонился Ирраде и отплыл в сторону, освобождая путь к памятнику. – «С какой стати Великий мне поклонился! Что-то тут не чисто!» – бурлило у нее в сердце. – Малыш, я боюсь! – бросила она Ерртору первый раз за всю свою сознательную жизнь. Ее предчувствие и Фару напряглись в ожидании неизвестного. – Я с тобой, солнцеликая подруга, – Ерртор сдвинул брови и напрягся как перед сражением. – Ребята не сотрясайте горы своим страхом, а то камни еще нам на голову посыплются. Мне все равно – я призрак, а вам по головам настучит... – попытался разрядить напряжение Дрел. Небесная странница осторожно, боясь малейшего движения начала вновь приближаться к памятнику. Она так не нервничала даже в тоннеле, закованная в каменный панцирь. Иррада собралась, перестала скрежетать когтями по скале и вертеть хвостом. – «Ну, когти-когтистые, чего это то я так струхнула! Перед Ерртором стыдно. Ну-ка брось панику!» – уговаривала себя дракониха. Златоглавая взглянула на всадника, на плавающего рядом призрака и медленно стала протягивать голову к бриллиантовой кучке чешуи древнего дракона. Ближе, ближе... еще ближе... Но ничего не происходило. Иррада зажмурила глаза и продолжала придвигаться к кургану чешуи, пока не ткнулась в него носом. Открыв сначала один глаз потом второй, она поняла, что ничего не произошло. Дракониха подняла вверх голову, вытянув шею. – «Пронесло!» – с облегчением подумала она. ... И в этот момент из кучки бриллиантовой чешуи взметнулся ввысь тоненький белый лучик едва заметный глазу. Через миг луч погас. – «Не пронесло...» – шевельнулось в голове у драконихи. Бриллианты лежащие на черном пьедестале заискрились, и миллионы сияющих искр, как острые иглы вонзились в голову Иррады. Золотые глаза перестали видеть мир. В ее мысли хлынул водоворотом поток звезд, туманностей и галактик, сквозь которые тянулся едва ощутимый след. След Амдебафа!... След болью и бешеным давлением впечатывался в ее естество, так что его невозможно было забыть. Клещи этой невиданной магии оказались так сильны, что никакие попытки Иррады от них освободиться не имели успеха. Все кончилось внезапно... Дракониху ощутимо покачивало. Горизонт плыл в ее глазах как во время небесной бури. Широко расставив лапы и уперевшись хвостом, она расправила и положила крылья в разные стороны. Правое приплюснуло к земле Ерртора. Дрел юркнул в сторону и нервно заплавал возле скалы. Минута, вторая, третья... Дух Златоглавой возвращался на свое место. – Сестра, малышка, родная, ну хватит! Выпусти меня из-под своего крылышка! – услышала она жалобные мольбы Ерртора. Она мгновенно рванула крылья вверх, поднимая тучи пыли. Ерртор лежал распластанный на земле, а его тело покрывало золото кольчуги Дрела. Всадник встал и вернул свой чешуйчатый панцирь в походное положение. – Почему ты в доспехах, брат? – изумилась Иррада. – На нас нападали, пока меня держала эта штука, и что ты делал под моим крылом? – Если бы не твой дар, Великий Дрел, – обратился он, улыбаясь во все лицо к призраку, – моя небесная подруга переломала бы мне не все, но большинство костей это точно. Уже падая под буйным броском твоего крыла, моя Иррада, я успел призвать кольчугу и пока лежал, радовался ее прочности! – Прости, прости малыш, но землю так качало! Я с трудом соображала где нахожусь, – Иррада наклонила голову к всаднику и мягко ткнула его носом. – Не томи Владычица, не томи! Что, что ты узнала? Есть ли надежда? – Дрел, потрескивая зелеными искрами, аж подпрыгивал на месте. – Я знаю... где искать дух Амдебафа! – высоко подняв голову гордо, ответила она. Солнце уже село, розовая полоска остроконечных скальных зубов быстро погружалась в серую дымку сумерек. Холодный воздух полз медленным гигантом по дну ущелий. – Хвала, хвала вечным духам, что они провели тебя Легкокрылая.! Мы можем... извини ты можешь попытаться призвать его к нам и исполнить начертанное!!! – громыхал в скалах эхом Дрел. – Как я могу призвать Дух великого покинувшего мир и странствующего за порогом времен, что заставит его вернуться из абсолютной свободы?! – Ты можешь... – Дрел замялся. – ...Ты можешь предложить его духу стать твоим сыном... – едва слышно прогудел призрак. – Я ... предложить духу...моим сыном? – плавали обрывки мыслей в голове Иррады. – Я могу стать матерью? ... И мой сын будет Великим Амдебафом?! – Да, Владычица! Это в твоей... и наверное только в твоей власти! Ведь именно тебя Духи предков удостоили высочайшего благословения, и именно тебе удалось пройти лабиринтом звезд, а ведь души многих и многих не находят из него выхода! – Дрел замолчал, медленно подняв голову на краснохвостую комету, которая уже стала видна в темно сером небе. – И именно от тебя будет зависеть будущее Эндоры... Ерртор и Иррада подняли головы вслед за ним и долго молча разглядывали небесное тело. По очереди разгорались яркие огни звезд, украшая своим присутствием ночной купол небес. – Вы, Великие, так любите тайны, что даже находясь сейчас рядом с тобой мы ничего не понимаем... – поворачиваясь к Дрелу, продолжил разговор Ерртор. – Про комету мы, конечно же, с Иррадой знаем. В прошлый раз, когда она появлялась на небе, Эндора чуть не погибла... А сейчас... Сейчас все вроде тихо... и следов смуты нет в нашем мире... Наш орден, как и тысячи лет назад несет дозор на всех территориях, и славный Магистрат, вместилище наимудрейших, всегда на чеку.... – Души драконов во сне и наяву слушают мир живых и мир доступных духов, но тревожных знаков мы не улавливали... – поддержала всадника дракониха. Иррада улеглась на скальном уступе, с удовольствием вытянув вдоль скалы тело, только ее шипастый хвост никак не умещался, и она по-простецки свесила его вниз. Внутри ее тела еще бродили недавние разряды магического путешествия, будоража сильные мышцы. Свечение Дрела с наступлением темноты сильно потускнело и едва выходило за контуры несуществующего тела. – Великий Дрел – твой свет? – обратила внимание Иррада. – М-да... Да. С наступлением темноты я сильно слабею. Днем я могу жить за счет ласковой энергии солнца, и творить небольшую магию. А ночью... ночью – только с грустью вспоминать об утраченных возможностях. Даже небольшой полет ночью мне не по силам. Дрел сел на землю как простой человек и скрестил ноги. Ерртор подошел к Ирраде и присел, мягко облокотившись ей на грудь. Она тотчас довольно заурчала как ласковый котенок. – Удивительно, насколько ваша Фару едина! – голубые глаза Дрела неотрывно смотрели на них. В чешуйчатом кургане обелиска появилось слабое белое свечение, оно разгоралось подобно костру и одаривало странников ровными волнами тепла. Казалось чей-то незримый дух развел магический костер для друзей. – Смута... – Дрел мрачно продолжил, – не смута ждет вас и ваш народ, а смертельное испытание. Когда Амдебаф и Нианна разрушили ценой своих душ план Владык, они поклялись, что при новом возвращении кометы все повториться с начала. Комета и их планы наверно связаны, но я не знаю как. Владыки и Хранители – единственные из нас, кто лицезрел в незапамятные времена Предтеч, а все что их касалось охранялось всеми тайнами Завета. Так что о них я вам не поведаю, даже если бы и хотел этим помочь... Но перед моим заточением от одного из «глядящих вдаль», так в нашем народе называли оракулов, я услышал: Пред великой бедою мира стены падут. Над природы главою Два великих взойдут. И над смерти круженьем Из горнила скалы Поведут вас к спасенью Иль дадут яд вам тьмы! Про чей народ было сказано в этом пророчестве для меня осталось загадкой. То ли это про сотворенные нами народы Эндоры, то ли это было сказано про наш собственный народ, я разгадать так и не смог. – Мы слышали предсказание. В Магистрате его тоже знают, – тактично вставил слово в рассказ Ерртор. ...И вот сегодня являетесь вы, прорываете защитный барьер Великих... в моем лице... и находите дорогу к Изгою... Которого, судя по всему, искали все его друзья и никакая Великая магия им в этом не помогла... В том, что снова быть многим смертям я не сомневаюсь... Владыки слова на ветер не бросают, но в то, что Амдебафу и вам, вместе под силу справиться с надвигающимся ужасом, я свято верю. Да и сам в стороне на сей раз не останусь. Тогда в те далекие годы, когда началась война, мы предполагали что кто-то из нашего круга не выдержит и вступится за Эндору. Предполагали мы так же, что эта битва окажется для кого-то из нас последней. Наш круг разбросал по всей вашей земле Святилища-магниты. Их целью было притяжение наших блуждающих душ, после потери плотной формы и в случае их воплощения в ряды живых дальнейшее теоретическое и практическое образование. Они похожи на плоские концентрические круги с девятью колоннами по периметру. Храмы настроены на излучение только Великих душ и на прочие магические сущности не реагируют... Иррада и Ерртор внимательно слушали призрака, но у драконихи в голове все кружилась, как назойливый мотылек мысль – «я могу стать мамой??? Я могут стать мамой?!» Ее неоднократно посещала эта мысль и раньше, хоть она и была слишком молода, а неизведанные просторы так безудержно манили вдаль. Иррада иногда изучала драконов своего клана с точки зрения потенциального отцовства, но никто из них не вызывал в ней учащенного сердцебиения. Когда же она обрела всадника и стала сама считать себя взрослой, мысль о том чтобы стать матерью приходила гораздо чаще. Легкокрылая грезила, что рядом с ней и ее любимым всадником парит в мягкой синеве ее крылатый ребенок... Спасение жизней Эндоры, о которых вещал Дрел, было для нее сейчас где-то бесконечно далеко в стороне. Великие, войны, магия – все потеряло суть и вес. Лишь одна мысль утвердилась и внезапно захватила всю ее душу – «Я стану матерью! Стану здесь и сейчас! Это моя судьба!» Мысль Иррады была настолько могучей, что от ее движения Фару затрепетала. Курганчик чешуи Амдебафа на пьедестале вспыхнул, озарив золото драконьего тела. Откуда ни возьмись, на их ночное пристанище обрушился порыв раскаленного ветра такой силы, что их чуть ни скинуло с карниза, обдав тучами песка и мелкого гравия. Сердце Ерртора внезапно сдавило воспоминание о своей тихой и всегда одинокой матери, все ждущей и ждущей возвращения давно пропавшего отца, которого он ни разу не видел. На мгновение он увидел ее ясное белое лицо и большие голубые полные печали глаза. «Мама...» пронеслось у него в голове. Даже древний мудрый Великий Дрел, чье рождение на свет давно затерялось под пылью тысяч, а может и миллионов лет, содрогнулся до самых глубин от давно забытого чувства, хлынувшего в его душу – чувства материнской любви... Ночь уже полновластно царствовала в горных отрогах Тироля, когда Иррада медленно встала, и гортанно урча, сообщила спутникам свое решение: – Я готова стать матерью для Амдебафа, научи Великий, что я должна делать, чтобы достичь цели! – и золотая дракониха преклонила голову перед мерцающим зеленым силуэтом Дрела. – Я... не могу помочь, Легкокрылая. Магию материнства женское сердце ведает само, а магию пути открыли исключительно твоему стремлению. Только твоя душа справиться с этим вызовом... только твоя... В основе любой магии лежит ритм, найди его и дорога откроется сама... – Дрел чуть помолчав, продолжил. – Мы должны покинуть тебя, весь путь ты проделаешь в одиночестве, и без помех. Мы все равно не сможем дотянуться в те дали, куда предстоит отправиться твоему духу. Спусти своего всадника со скалы и... и я прошу милости о своей доставке вниз. Полет ночью мне не доступен, а падение рассеет и без того не богатую энергию моего существа. – Конечно, конечно, Великий Дрел... Ты готов мой всадник? – Иррада повернулась к Ерртору и уставилась не моргая в его глаза. Ерртор пребывал в замешательстве. Ирраде, его верной спутнице, принадлежащей лишь небесам, ветру и ему, предстояло отправиться в невиданные дали, за пределы мира живых, за пределы мира духов. Куда-то туда, где невозможно описать ничего, потому что никто из живых и редких духов Эндоры там не был. Об этих местах не написано ни руны, не сложено ни песни, ни легенды, и даже Великие обрекали на забвение своих сородичей, чтобы те не нашли путь назад. Как же отыщет путь домой его подруга, даже если и найдет душу Амдебафа? Сомнения струились серым ливнем по сердцу эльфа, сердцу всадника, сердцу любящего друга. – Скажи, Дрел, ведь знать путь и пройти его не одно и то же? Был ли среди вас, Богов, хоть кто-то, кто вернулся из тех мест, куда предстоит отправиться Ирраде? – Ерртор замолчал, пристально глядя на призрака. Его взгляд был холодным и суровым, требующим и настороженным. Дрел ответил не сразу и не решительно. Он мялся, а слова звучали как-то совсем, совсем тихо. – Предтечи могли... Да, они и пришли оттуда – оттуда из Ниоткуда... Они создали нас, наделив могуществом, как мы в свое время создали и вас, но никто из нашего рода, включая Хранителей завета и Владык, насколько было известно, не осмеливались проникнуть за чертоги Хранилищ Духов... Там бушует неистовый поток. Буйная стремнина, смешивающая время и пространство в такую неимоверность, что магия Великих позволяла лишь бросать в него неугодные сути... Мы научились многому такому, что народам Эндоры откроется еще очень нескоро, а может и не откроется вовсе, но преодолеть этот поток наша раса так и не смогла... – Дрел умолк и потупил взор. – И ты, Великий Лжец, хочешь отправить Ирраду на верную смерть?!!! – Ерртор настолько повысил голос, что практически кричал. Ему было сейчас все равно, что перед ним стоит один из его создателей. – Ты сплел хитроумную паутину заинтересованности, иллюзии и обмана, сыграв на наших сокровенных чувствах! Ты ничем не лучше своих древних Владык, желавших смерти Эндоры! Ты наверно мечтаешь медленно насладиться гибелью сестры неба, но знай я тебе этого не...!!! – Остановись брат... остановись, – прервала гневную тираду всадника абсолютным спокойствием мысленного голоса Золотая дракониха, и аккуратно коснулась его крылом. – Великий этого не хотел. Усмири свой гнев и открой сердце этому древнему духу. Он не лжет сейчас, и не лгал раньше... Дрел действительно хочет возвращения Амдебафа и опасается за Эндору, правда он еще чего-то желает, но об этом ни разу не обмолвился с нами...Ведь правда Великий Дрел?... Дрел отвернулся и замолчал. – Чего же ты молчишь? – Ерртор потихоньку остывал, чувствуя, что подруга говорит правду. –...Пути духов плохо ведомы воплощенным. Когда я узнал, что Ирраде удалось получить благословение за пределами мира живых, я очень удивился... Такие случаи бывали крайне редко... Но когда ей показали дорогу к духу Амдебафа, я впал в восторг... Стезю могли показать только Предтечи и никто другой... слышите... никто! Если конечно это не очередная ловушка наших Владык... Риск конечно огромен, но моя интуиция улавливает какие-то незримые нити ведущие от тебя, дочь небес, и от тебя, дерзкий всадник, к светлому будущему вашей страны... и моей жизни....Я имею ввиду обретение новой живой формы. Лишь только Амдебаф наверно согласиться подарить мне новое плотное существование... ни кто из других Великих ... – Дрел замолчал – Теперь все становиться на свои места – ни спасения для, а корысти ради!... – снова стал закипать Ерртор. – Нет, брат, он смотрит в сложную паутину времени, видит будущее, и хочет указать к нему путь. Я его понимаю... – снова вступилась Иррада за призрака. – Подруга, ты не ослепла?! Ты отправишься на верную смерть в поисках материнства! – не унимался всадник. Его трясло, так он нервничал. Эльфийское хладнокровие испарилось быстрее тумана в ветреную погоду. – Это моя судьба, всадник! Это моя судьба, мой друг и брат... Я отправляюсь, решение принято... А сейчас я отвезу вас вниз, – закончила дискуссию Иррада и расправила золотые крылья. Ее глаза сверкали решительностью даже в бледном свете луны и мерцании чешуйчатого кургана памятника. – Но...Эх, эльфы говорят: Мудрость драконов вне понимания, Сила драконов вне всех границ, Страсти драконов вне осознания Жизни драконов – свет звездных зарниц!... – Да будет, по-твоему, сестра! – Ерртор влетел одним прыжком на спину драконихе. Дрел подплыл ближе прямо к самой голове Иррады. – Спасибо тебе за веру, небесная странница. Я аккуратно присоединюсь к твоим энергетическим волокнам, чтобы меня не сдуло волнами эфира при спуске, можно? – Конечно, Дрел, – проурчала золотая дракониха. Дрел коснулся руками крыла Легкокрылой и вплыл к ней на спину. – Щекотно... – Иррада поежилась от касания призрака и прыгнула вниз с карниза. Крылья с хлопком расправились. В них запел ночной ветер. «Ш-ш-ш-ир-р-рь, ввыс-с-сь!» – его песня завораживала летунью, и звала делать новые и новые взмахи крыльев. Звезды искрились, резвясь в безмерных высях, а горные пики молчаливо провожали темный силуэт дракона, мчащегося меж двух хребтов. – Куда ты нас несешь, Легкокрылая? – спросил Дрел. По лунной дороге И тропам Судьбы, Сквозь бури, тревоги К чертогам Любви! Ответила Иррада фрагментом эльфийского гимна. – А вообще-то, куда глаза глядят, лишь бы подальше от утеса... Иррада с полчаса махала крыльями и лавировала меж скальных ущелий. Внезапно ее взору открылась огромное плоское плато с лесом и каскадами горных водопадов. Заложив крутой вираж на левом крыле, она плавно опустилась в мягкую траву. Ерртор и Дрел спешились. – Не может быть!!!!... – вырвалось у Дрела. – Все может быть! – резко оборвал его Ерртор. Ему до кончиков острых эльфийских ушей не хотелось отпускать от себя Ирраду. Он готов был следовать за ней и ее духом куда угодно, даже к звездам, хотя его сердце сегодня точно знало, что душа этого путешествия не вынесет. – Настало время прощаться... – тихо прогудела Иррада, вздохнув полной грудью. – Мой всадник, Ерртор, лучший из мужей эльфийского рода, я счастлива, что все это время ты был моим другом. С чистой душой и открытым сердцем я благословляю тебя на свободную жизнь на путях Эндоры и... – она запнулась, – ... если вдруг не найду дороги домой... – она медленно и с трудом произносила мысли, – ... я всегда, всегда буду помнить о тебе... мой любимый брат... С этими словами она сгребла Ерртора передними лапами и прижала к своей груди, чуть не сломав ему хребет. Он всем телом ощущал трепетные удары ее могучего сердца, наполненные безбрежной любовью к своему другу, и даже где-то больше чем к другу. Златоглавая поставила его на ноги и в белом свете луны увидела, как на щеке всадника блеснула скупая мужская слеза. – С чистой душой и открытым сердцем... – начал было Ерртор. – Возвращайся, сестра, обязательно возвращайся... – тихим, едва слышным голосом произнес он. – Я... я буду ждать тебя, сколько времени бы не прошло. Пусть звезды озарят твой путь в вечности и укажут дорогу домой! Всадник преклонил колено и склонил голову. Дракониха ласково ткнулась носом в его щеку. – Я вернусь обязательно и не одна!... Дрел стоял чуть в стороне и словно завороженный смотрел, как прощаются эти двое. На мгновение ему показалось, что прощаются не дракон и всадник, а прощаются два любящих сердца, для которых и создавалась вся Вселенная. Иррада развернула голову в сторону призрака и плавно кивком ему поклонилась. Дрел подошел ближе и, молча в воздухе, нарисовал объемную руну Великих. Руна засияла переливающимся золотом, ярко осветив всю поляну, на которой они приземлились, при этом свечение Дрела сильно померкло. Он едва стал различим. – Возьми ее звездная Иррада, это все что я могу тебе дать в дорогу. Высвободи ее энергию, когда твоей Фару не будет хватать. Да хранят тебя духи предков! Иррада коснулась головой сияющей руны, и та вплыла в ее тело. Издав короткий, но оглушительный рев, она взмыла свечой вверх и растаяла в темноте ночи... ...А эхо еще долго бродило по окрестностям, будоража этот маленький зеленый мирок... За пучинами Вечности. Вираж, взмах крыльев и торможение. Вот ее задние лапы вновь коснулись скального выступа, на котором располагался памятник Амдебафу, а крылья подняли облако пыли. Полная луна царственно плыла по ночному небу. Краснохвостая комета была уже далеко над горизонтом и пульсировала слабой мерцающей точкой. Ирраду переполняла решимость, и густой прохладный воздух наполнял ее грудь еще большей бодростью. Мысль о будущем материнстве радостью чертила путь меж звездами и златокрылая забыла.... Забыла все, что было до этого момента, забыла свое детство, забыла Генар с его родом драконов и Фиэней с мудрыми эльфами. Растаяла в небытии даже вся Эндора с ее чарующими и бескрайними просторами, лишь облик ее любимого друга, всадника Ерртора, мысленно стоял рядом и спокойно напутствовал на далекое путешествие... – «Духи предков!...» – бросила она мысль в вечность, подняв золотые глаза к звездам. – «...Я отправляюсь в полет, согласно вашего благословения, проведите путем неведомым, помогите достигнуть цели – вернуть в этот мир душу великого Амдебафа, и ...» – совсем тихо, скромно склонив голову, добавила, – «...позвольте стать его матерью». Она провела черту под своей прежней судьбой, и вся ее теперешняя жизнь озарилась светом будущего. – «Но как начать? Дрел говорил в основе каждой магии лежит ритм... ритм ...ритм», – повторяла Иррада. Беззвучной мелодией, неслышной в жизни, но всегда наполняющей грудь она внезапно почувствовала гулкие толчки своего сердца. Тум-тум... тум-тум... тум-тум... Вдруг бриллиантовые осколки чешуи древнего дракона, сложенные на черном пьедестале, стали пульсировать в такт ее сердцу. Иррада твердо встала на все четыре лапы, расправила крылья и почувствовала как ее Фару, природная глубинная магия, начинает вторить сердцу и свету памятника. Правая лапа сама по себе сначала острыми когтями, а потом и всей ступней стала повторять этот ритм. Внезапно из недр утеса пришла сначала слабая, а потом все более нарастающая волна энергии, подхватывая пульсацию сердца. Душа Златокрылой запела в такт, повторяя мотив – «Тум-тум... та там... тум-тум... та там...» Огромное тело дракона, каждая его частичка вступили своим мотивом в эту магическую симфонию, наполняя ее ритм феерическим переливом многоголосья и пульсации. Волны могущества из глубин Тирольских недр все нарастали. Темп, набирая скорость все быстрее и быстрее, уносился вперед. «Тара татам... тара татам...» – стучало в висках золотой головы. Уже все лапы дракона отбивали бешеную чечетку по карнизу, и из-под них сыпались незримые взору смертных веера искр пространства. Голова сама собой тянулась к звездам. Иррада встала на задние лапы, вытянула вертикально вверх шею и закрыла глаза, не останавливая трансового танца тела. Она почувствовала как волны энергий утеса, наполнявшие ее Фару до безумного могущества и готовые вот-вот разорвать ее переполненную плоть на части, стали закручиваться в буйный вихрь, центром которого

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом