Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

один народ Эндоры. Но и они... Хм... Мне такие перемены по душе... А прыжки? – сияя глазами от радости, смотрел он на Дрела. – Тело твое. Ты у меня как будто разрешения спрашиваешь. Свои границы лишь сам познать можешь... – спокойно прогудел Великий. Ерртор присел как можно глубже, сжимаясь словно пружина катапульты, и выстрелил собой ввысь. Воздух завыл в остроконечных ушах полу-эльфа – полу–Великого. В глаза брызнули слезы от набегающего потока. Ерртор пронзал небеса подобно копью, выпущенному искусным мастером. Пятьдесят, восемьдесят, сто метров! Полет замедлился, и время вместе с ним казалось, замедляет свой неутомимый шаг. Пред ним раскрылась вся чудесная зеленая долина. Несколько деревьев исполинов, гигантские россыпи буйного разноцветья цветов, каскады и амфитеатры зелени, испещренные маленькими и большими, бурными и спокойными, широкими и узкими водопадами, льющими прохладу горных вод с разными мотивами. То здесь то там проблески кристаллов горного хрусталя, играющих радугой солнечных лучей. Его внимание привлекли руины разбросанные в нескольких местах долины и фрагменты дорожек, проглядывающие сквозь зелень листвы и трав... Особо бросился в глаза эльфа большой черный утес на противоположном конце долины одиноко торчавший из зеленой массы. Уж больно он не клеился с окружающим пейзажем, да и выглядел как-то зловеще. Закон земного притяжения никто не отменял даже для полубога, и новое тело Ерртора вместе с духом хозяином, набирая скорость, устремилось к земле. До касания оставались доли секунды. Эльф напряг мышцы ног для сокрушительного удара, как вдруг с его уст резко сорвалось незнакомое слово – «Урилаж!» Воздух под ним как-то странно заискрился, заблестел и сгустился, преломляя в себе изображение как в линзе. Ерртор врезался в мягкую, но податливую массу. Ни боли, ни удара, лишь плавное замедление до полной остановки – он просто опустил ноги на земную твердь. В эту же секунду воздух вновь обрел свою плотность, выпуская из цепких объятий мага. Глаза всадника горели счастьем и одновременно непониманием. – Но откуда заклинание ведь я... – Ты часть меня, я часть тебя – помнишь, брат? Часть моей магии и моих умений навсегда впечаталась в твою душу, так что привыкай, – улыбнулся Дрел. – А меч, ну-ка! – и Ерртор залихватски выхватил из ножен боевого друга. – Чудо, это восхитительно, мой клинок не тяжелее прутика! – он сделал несколько энергичных каскадов. Клинок звенел, рассекая воздух. – Брат Дрел, – он немного с опаской произнес это обращение, несмотря на то, что у него просили права называться братом. – Я воспринимаю мир как-то совсем иначе. Глубина восприятия настолько детальна и всеобъемлюща, что я просто теряюсь в этом море многообразия... – Это скоро пройдет, ты привыкнешь к новому и... как всегда захочется уже большего. Эту страсть искателя ты тоже впитал у нашей расы. Создавая ваше племя, мы уменьшили ее значение для вас, что позволило по нашим меркам создать более стабильный мир и культуру, по сравнению с бесконечными дерзаниями и страстью к поиску Великих... Наш расчет оказался верен. Тысячи лет мира и благоденствия Эндоры тому доказательство. Ерртору не сиделось на месте, жизнь била горячим ключом во всем теле. – А ма.... – Конечно же – магия! – прервал его улыбающийся призрак – Пробуй, пробуй только осторожненько. Могущество выросло в разы, не переусердствуй! – Я сама сосредоточенность! – отшутился окрыленный эльф. Его взор упал на все ту же груду больших замшелых камней. Мысленная хватка мага тугими щупальцами обвила черно-серые валуны, и они покорно воспарили в воздухе. Глубокое сознание Великого позволяло сосредотачивать свое внимание на гораздо большем количестве предметов и одновременных действиях с ними, чем обычное восприятие эльфа. Ерртор поднимал в воздух все больше и больше камней. Всадник чувствовал вибрацию тонкой сути валунов настолько глубоко, что ему мгновеньями казалось, что его тело само становится камнем. Он вызывал из своих душевных хранилищ все больше и больше Фару. Глаза прищурились, а губы сжались в тугую нить. Валуны послушные воле неистового мага окружили его тело на расстоянии около трех метров, и начали сначала медленное, а потом все ускоряющееся вращение. – «Щит!» – выкрикнул Ерртор магический зов, но вместо привычного эльфийского заклинания его голос издал короткий рык языка Великих: – «Ррез!». Вращающиеся со свистом валуны мгновенно зависли в воздухе, образуя плотную каменную полусферу, защищающую тело воина. Никакое оружие Эндоры, конечно кроме осадных орудий не смогло бы пробить висящий в воздухе фрагмент крепостной стены. – Слейся с огнем! – услышал он приказ Дрела. Ерртор рванул пламя эфира из глубин паривших камней, и те мгновенно повиновались. Раскаляясь, треща и лопаясь, меньше чем за полминуты они превратились в пластичную огненную массу лавы, плавящей горный воздух в волны марева. Огонь струился по жилам эльфа и просил – «больше, больше!» Всадник с трудом придержал разыгравшийся азарт, еще не зная порога своих возможностей. – Освободи ветер! – руководил Дрел, и Ерртор чувствовал как призрак касается его внутренних невидимых замков, отпирая скрытые в глубинах Фару новые знания. Дух Ерртора одним движением стал огромными волнами прозрачного горного воздуха Тироля. Постигающий силу маг породил дикий вихрь, который срывая листья и сухие ветви деревьев подхватил огненно-алую лаву и стремглав понес ее на серый выступ скал, обдавая его огненной купелью с каскадами жужжащих искр. – Славно, славно! – подбадривал его призрак. Разбросанная по уступу лава потихоньку остывала и потрескивала. – Как ты в иллюзии, силен? – спросил Великий. – Да вроде раньше неплохо получалось, – пожал плечами всадник. – Ну-ка пробуй сейчас, – Дрел очень лукаво улыбнулся. Душа Ерртора переполнялась белым светом радости и он решил создать иллюзию белоснежной зимы. Трескучий мороз... крупные хлопья белого пушистого снега... каскады облаков, укутывающих мягким одеялом голубую синь небес... Мир перед глазами Эльфа на секунду содрогнулся, и он уже стоял по колено в снегу, тихо поскрипывающем, под его босыми ногами. Мороз начал покусывать пальцы и нос, не оставляя без внимания острые кончики эльфийских ушей. Журчащие водопады наполнили долину звенящей тишиной, превратившись в ледяные стены. – Ну, как? – поинтересовался всадник. Дрел во всю несуществующую глотку расхохотался. – Я же говорил об иллюзии, а ты чего натворил... – А что? – Ерртор непонимающе захлопал своими миндалевидными глазами. – Вот уж повезло, что ты каких-нибудь катаклизмов не нафантазировал. Это не иллюзия брат мой – это самая что ни на есть реальность. В ничтожно малый промежуток времени ты изменил погоду на нескольких десятках километров. Твоя магия должна была коснуться только восприятия. По сути своей она уже намного шире и глубже, а посему проникла в саму суть природы и изменила ее настоящее. Так что будь с этим предельно осторожным, чтобы не натворить непоправимых бед. Как, например, сейчас с этим зеленым оазисом жизни. Разве ты не слышишь стонов своих зеленых братьев? И действительно до внутреннего слуха эльфа донеслись бессловесные стоны и мольбы миллионов замерзающих представителей жизни этой долины. – Я... я понял, сейчас все исправим! – эльф торопливо вернул дух природы из зимней иллюзии в ласковое лето. Повсюду образовались лужи, с неба капал, быстро прекращаясь дождь, а стоящее в зените солнце обдавало волнами тепла замерзшие на минуту зелень, цветы и армии насекомых. – Полагаю, на сегодня хватит. Передохни немного, – Дрел присел на траву, явно довольный достижениями всадника. – Там... – всадник указал рукой в сторону лесной чащи, – я видел остатки дорог и странные руины... А еще... утес... черный и острый как пик, торчащий из буйной зелени. Он совсем не вяжется со здешним пейзажем... – Вот теперь мы с тобой и добрались до еще одной непонятной для меня загадке. Ты помнишь, какие слова вырвались у меня, когда Иррада выбрала это место и высадила нас здесь? – голубые глаза Дрела вопросительно прищурились. – Голова забита таким количеством новых невероятных мыслей, что вспомнить наверно не удастся. Извини брат, – чуть потупясь ответил Ерртор. – У меня вырвалось – «не может быть!», а знаешь почему? Ерртор покачал головой. – Одни любят Судьбу и считают себя ее баловнями, другие ненавидят и клянут тяжкую долю, третьи с ней борются и безуспешно пытаются оседлать, но судьба безразлична ко всем... Она просто есть, как данность свыше и у каждого из нас она своя. Во власти Судьбы было свести нас воедино, и по ее велению мы стали братьями, а Иррада отправилась за звездные границы. События как ожерелья нанизаны на ее невидимые путы... – Это место... Иррада оставила нас ни где-нибудь... Златоглавая любимица небес принесла нас... – он сделал мучительную паузу. Ерртор заживо сгорал от любопытства. – Она принесла нас прямо к замку Амдебафа, точнее к тому, что от него осталось. Этот дикий лес некогда был дивным парком с невиданными газонами, оранжереями и животными. Хрустальные мелодии водопадов завораживали и уносили в сладкие магические грезы, а там где сейчас чернеет эта глыба возвышалась прежде древняя башня замка Великого Амдебафа... Судьба... Она отправилась за сыном прямо из сердца его бывших владений... Не знак ли?! – Великий Голоум и ты молчал! – воскликнул Ерртор. – Мы оба были как-то заняты. Помнишь? Сначала ты спасал меня, потом я спасал тебя. Вот и не случилось до сего момента. Да и Златокрылой это знание никак бы не помогло. Зато теперь давай-ка пройдемся, да осмотримся осторожненько. Великие были великими мастерами на ловушки и всякие подлости... Уж я то знаю!... – ...Есть еще одно, что меня сильно беспокоит, и ты, как мой брат и наследник рода Инера, имеешь право знать. Я не могу обнаружить, на доступных магических пространствах Тироля следов ни одного из Великих! Представляешь – ни одного!!! Нет отклика даже из нашей столицы – неописуемо прекрасного города Сат! Все пространства будто мертвы. Ни призраков, ни демонов, ни гостей из других миров – никого!!!! Вся наша Цивилизация то ли сокрыта, то ли канула в вечность... Поразительно!... Так что шагая по дивным лесам этого плато будь очень, о-о-очень осторожен!!!... – Чем дольше я с тобой рядом, тем размеренная жизнь драконьего всадника и стража Эндоры становится интересней и интересней! Веди меня, брат! – Ерртора с головой увлекли приключения, а сердце уверенными ударами толкало «вперед, вперед, вперед!» Лишь одна мысль хмурой свинцовой тучей плавала в расширившемся сознании эльфа – тревога за любимую спутницу, за Ирраду. Он не уставал слать в неизвестные пространства, просто в никуда, теплоту своей души и зов подруге. – Я тоже о ней непрестанно думаю, – тихо пророкотал Дрел, – и надеюсь, надеюсь... Они медленно и осторожно обошли почти все зеленые уголки, опасливо ступая по остаткам мощеных дорожек. Пару раз они вспугнули диких маралов и довольно крупных оленей. Даже разрушенные мраморные основания водопадов, заросшие толстым слоем водорослей, сквозь чей покров изредка проглядывала вязь золотых узоров, вызывала у эльфа восхищение. Вечерело, когда они, наконец, добрались до основания нелепого утеса одиноко выросшего из буйной зелени... Врата возвращения – Врата Смерти. – «Домой! Добраться домой... к Ерртору!... В Тироль!... В Генар!...» – Иррада вновь скользила в бездонных немых пространствах, по наитию, по чьему-то невидимому водительству, безошибочно определяя направление. – «Ребенок, мой сын!» – эта мысль гнала ее быстрее и быстрее в ласковые объятья Эндоры. Вот уже в немой бездне появилась россыпь микроскопических искр парящих в пространстве галактик. – «Как разнообразны и интересны должно быть все эти миры. Кто их создавал, и кто в них правит? Какие в них живут драконы? Что за магией владеют?... Я бы наверно посетила каждый и ни на секунду бы не устала от все новых и новых впечатлений!» – долгий полет позволял бродить разным мыслям в ее существе, наполняя его неповторимым и грандиозным Величием Вселенной. – «Вот та маленькая искорка, нам туда!» – бесчисленная масса звезд лавиной обрушилась на странствующий дух драконихи. Она мчалась уже в своей галактике по невидимым маякам своей предыдущей стези. Гравитационные ловушки гигантских звезд, вихри планетарных энергий, облака туманностей проносились с неимоверной скоростью, Эндора ждала ее и тянула отчаянную дочь домой радостью возвращения. – «Вот она наша звезда, а вот уже и маленький пузырек, висящий в звездном покрывале – мой мир», – угадывала она. Планета приближалась так быстро, что Ирраде пришлось гасить скорость, неистово цепляясь за струны планетарных орбит, дабы не врезаться в родную сферу. Она подлетала как раз в то место, откуда стартовала – под нею раскинул просторы Тироль. Правая часть континента, Эндора, была видна как на ладони: Великий лес, реки озера. – «Там владения людей, а там гномов. Там Генар и Фиэней. С такой удивительной высоты нашу страну должно быть видят только духи!» – душа Златоглавой наполнилась волнами гордости за свою магическую дерзость и совершенный полет. – «А что же по левую часть Тироля?» ...Но по ту сторону горного массива лишь клубились плотные облака, да часто полыхали разряды свирепых молний. Вдруг ее радостного духа, несущего новую Великую жизнь в мир живых, коснулось сознание гигантского, алчущего пищи хищника. Он ждал ее, ждал нетерпеливо с того самого момента, когда она ринулась, отрешась от всего, в звездные пучины. Самоуверенный, наглый... Иррада всем своим нутром чувствовала его разнузданную безнаказанность. Чувство тревоги и опасности пришло гораздо раньше, прежде чем краснохвостая комета выплыла из за видимых границ планеты, и стала быстро к ней приближаться, отрезая путь к Тирольскому утесу. – Не успею, не успею!!! – забила испуганными крыльями мысль в ее душе. На мгновение огненная комета вдруг почернела и почти слилась с чернотой вселенской бездны. Иррада даже обрадовалась – «все обошлось!»... Но радость оказалась не долгой. На голубом фоне планеты звездная странница разглядела небольшое облако, которое отделилось от алой кометы и своей чернотой сокрыло ее кровавый свет в предыдущий миг. Облако двигалось гораздо быстрее кометы и быстро росло, приближаясь все ближе и ближе... – «Что же это такое – магия, оружие, или что-то еще?» – сияющий кокон Иррады готовился к сражению, но только решимостью духа. Как противостоять и чем, когда она была лишь сгустком живой энергии, лишь призраком, подобно Дрелу. Тот правда и будучи призраком творил такое, о чем она лишь в легендах слышала. Время неслось подобно молнии бьющей из косматых облаков в земную твердь. Облако приближалось, заслонив собой уже половину планеты. Иррада скорее почувствовала, чем увидела, что оно состоит из мириадов бездушных созданий, напоминающих микроскопических жучков паразитов. Дракониха рванула свою суть в сторону, уклоняясь от столкновения. Лишь несколько черных точек облака краем зацепили светимость Златоглавой, но каждый из них сумел вцепиться и вырвать клок волокон энергии из ее сути. Черные точки сразу засветились желтым светом энергии драконихи и полетели прочь к своей хозяйке-комете. Это напоминало укус маленького кровососа, ненароком заползшего под чешую. В жизни Иррада справлялась с ними при помощи примитивного магического движения очищения. Но тут... – «Если я попадусь в их пасти, меня в прах разорвут одним движением, прямо на пороге дома!... Вот будет обидно!! – Иррада напрягла всю свою Фару, ринувшись к поверхности и уже совсем забыв об осторожности и каком-то контроле скорости. Проскочившее мимо облако мгновенно остановилось и бросилось в погоню. Иррада старалась, тянулась, рвалась... но облако смерти играючи ее догоняло. Внезапно дух драконихи наполнился праведной яростью. Как сорвавшийся гигантский камнепад, влекомый в низ неистовым ураганом, ярость залила всю ее душу, придавая уже порядком утомленному духу путешественницы новые силы. – «Я Иррада, дочь огня и солнца, никогда не бегала от врагов! Так почему же сейчас, обретя желанное материнство, стала такой трусливой?! Не для того я прошла сквозь эти бездонные Вечности, чтобы на самом крыльце родины меня пожрало облако мошкары и этот краснохвостый троглодит!!! Как смогу носить своего всадника в боях и защищать его от смерти, если всю оставшуюся жизнь буду считать себя трусом?! Каким смогу воспитать своего сына, когда сердце все время будет точить червь слабости и нерешительности?!» Из глубины ее сути, из того самого места, в котором она все это время бережно несла энергетический кокон своего будущего сына, пришла мощная волна Фару. Да какой Фару! Она заполнила Ирраду до краев, еще немного и, казалось, светимость Златоглавой лопнет брызгами ужасающего пламени в пространстве. Воодушевленная таким приливом сил, и помощью своего не рожденного первенца отчаянная дракониха-призрак, уже стоявшая на краю своих владений резко развернулась. – «Я... принимаю... бой!» – рявкнула она мыслью в черное звездное пространство. Ментальный удар оказался такой силы, что вызвал дрожь струн мира на которых миллиардами лет царственно парили пространственные сферы. Рой, атаковавшей ее черной мошкары, сильно замедлился и хаотически заклубился, потеряв на мгновение ориентацию в пространстве и свою цель... Но в ту же секунду, как клинок вонзенный в спину, дракониха ощутила демонический удар. На нее обрушился каскад чувств сминающих ее решимость и ярость – это были волны уныния, тяжелейшей безысходности, и рабской покорности. Комета ловила свою добычу в черные сети печали. Глухим нарастающим рыком ответила душа Иррады на козни врага. Ей захотелось расправить крылья и вздохнуть полной грудью, чтобы сбросить с себя эту вуаль оцепенения... Но время, как быстротечен его свет! Черное облако смертельной саранчи вновь стремительно приближалось. Иррада взревела во всю несуществующую глотку и расправила волокна своего энергетического тела. Волны магического напряжения подобно стремительным ручьям хлынули по всей ее сути... ...И в черной безвоздушной массе космоса ослепительно засиял плазменный дракон, вставший на дыбы, с гордо расправленными крыльями. Бьющая острым хвостом, с наклоненной головой, увенчанной короной острых рогов и с выставленными в перед цепкими когтями – она была готова рвать и сжигать всю нечисть на своем пути! Взрыв... Иррада почувствовала могучий удар по своей спине и невольно оглянулась. За ней, почти прижавшись в плотную, парил в пустоте, в точно такой же боевой стойке, белый пылающий призрак огромного дракона. Его нос был увенчан рогом... «Амдебаф!» ...Он бережно прикрывал спину матери. Златоглавая ринулась в магическую битву. Из ниоткуда, из неизведанных глубин души выплыли совершенно не знакомые для нее слова: – «Иниираж гоолунар кор!» – с каждой частички энергии плазменного тела Иррады и Амдебафа на нападающее облако ринулась крохотная игла света. Светозарное облако микроскопических стрел в мгновенье ока вонзилось в атакующий рой черной смерти. Каждая игла, проходя сквозь свою цель и сжигая ее, издавала звук мизерного хрустального колокольчика. Опадающее и клубящееся в черных глубинах космоса облако серебристых искр, в которое превратилась кометная саранча, наполнило пространство нежным звоном. – «Ну что, съела, тварь?!» – победоносно воскликнула Иррада. Волна холодной злобы и ненависти хлестнула безмолвным ответом от краснохвостой хищницы. Комета приостановила свой полет. Добыча оказалась не столь легкой, но ни прошло и полминуты как с ее поверхности, одно за одним, начали отрываться какие-то черные покрывала с разорванными в клочья ярко алыми светящимися краями. Колышась и извиваясь, они быстро устремились к Ирраде. Воспользовавшись мимолетной передышкой, дракониха, с буквально прилипшим к ее спине образом будущего сына, ринулась к спасительному воздушному океану планеты. До него оставалось совсем чуть-чуть, когда новые посланники смерти вышли на дистанцию удара. Рваная бахрома первого покрывала причудливо изогнулась, свернувшись в хаотическое щупальце, и с его острия сорвался ярко красный клубок извивающихся нитей. «Как он был быстр... очень быстр!!!» Златоглавая не успела увернуться, и клубок огненных червей врезался в левое крыло. Он тут – же впился в светимость и стал пожирать его, образуя расходящуюся тлеющую дыру с алыми краями, по которым роились красные черви. Боль была физической. Правая половина начала ныть и отниматься, а светимость энергий не контролировано клубиться. Инстинктивно Ирраде захотелось сдуть этих паразитов, и она мотнула головой, выдохнув облако голубого пламени на язву крыла. Пламя подействовало, дыра осталась, но черви безжизненно отпали и рассеялись. – «Мразь!» – выругалась она, но когда вновь повернула голову к врагу, оцепенела от ужаса. Все эти черные саваны смерти уже успели обойти ее по всей небесной сфере, взяв в блокаду, и выстрелили. Жить оставалось всего мгновенье... ... и оно остановилось... Иррада обреченно созерцала, как со всех сторон медленно несутся алые сгустки голодных красных червей. Бежать и уворачиваться было некуда. Внутри себя Златоглавая услышала будто всплеск воды и оказалась укутанной небольшой, но очень плотной защитной зелено-голубой сферой. – «Амдебаф! Ты?!» – слов в ответ она не услышала, только ласковая волна тепла прошла по ее душе. Алые сферы вонзились в поверхность защиты, но не пробили ее. Они стали извиваясь ползать по сфере в поисках слабины. Защита огрызалась, потрескивая разрядами искр. Настала очередь покрывал. Колышущиеся тени приблизились и облепили голубой щит двух драконов, сплетаясь друг с другом рваной бахромой лохмотьев. Черный сплошной покров душил и сдавливал. Иррада быстро слабела, понимая, что сил вырваться из этих неумолимых и безжалостных объятий у нее не хватит. Крик души вырвался из ее сути и понесся немым эхом в холодных пространствах космоса: – «Мать Эндора, духи предков! Я сделала все что могла! Я вернула душу Амдебафа к порогу нашего мира, но переступить через него мне видно не суждено! Не о себе прошу, молю о Великом! Сохраните ему жизнь и воплотите у достойной матери! Пусть она любит его, как я хотела любить!... Прощай Ерртор, мой любимый всадник! Мне выпала честь носить тебя под небесами!...» Златоглавая Иррада приготовилась отдать свою жизнь и душу, превратившись в священном действе смертельной магии в могучий светоносный взрыв, дабы разметать врага и расчисть дорогу крошечному веретену энергии – душе Великого Амдебафа, направив его полет в земли Эндоры.... ...Ерртор упал на колени как подкошенный. Его макушку и сердце пронзило огненной стрелой боли. Она пульсировала и не давала дышать. Они только что вышли к последним кучерявым деревьям, растущим возле черного утеса. И вдруг удар... – Иррада! Иррада! – едва смог прохрипеть всадник. – Она погибает, ей нужна помощь!!! – Где? Там, на утесе?! – взревел Дрел, сотрясая своим басом округу. – Нет, там! – Ерртор ткнул в небо рукой, с трудом подняв голову, но увидел лишь розово голубой воздушный океан. – Что с ней, почему?!! – громыхал призрак. – Не знаю, не знаю, брат! Как бы я хотел быть сейчас рядом! – боль чуть отступила и Ерртор встал, расправив грудь. Ветер трепал его волосы, а глаза горели неистовым огнем решимости. – Я знаю, это безумие, и да помогут нам Боги! – Ерртор, ничего не объясняя Дрелу, бросил в пространство, туда, куда указывала интуитивная нить, связавшая его на всю жизнь со своей златокрылой спутницей, все могущество своей Фару, пытаясь дотянуться и помочь хоть чем-то... Дрел все понял без слов. Несмотря на то, что солнце уже начинало садиться, а он слабеть, Великий последовал примеру своего брата и влил свой поток магии в его, надеясь на благосклонность Судьбы... * * * ...Старейшина драконов Храаг спокойно лежал на самом высоком скальном карнизе Генара. Он давно полюбил это место. С него открывался чудесный вид – Великий лес, стены Тироля, прекрасный Фиэней и шум водопада Аруж, нежные потоки ветра, голубое переходящее в розово-алые тона небо и конечно же солнце... Ласковое алое закатное солнце – родитель и хранитель огня. Все это для него было верхом гармонии и целостности сути мира. Он созерцал... созерцал... созерцал... ...Старейшину внезапно охватила тревога, по спине пробежала волна холода, сменившаяся чувством безудержного истечения Фару. Магическая сила таяла прямо на глазах. Храаг медленно поднял свое большое черное чешуйчатое тело на все четыре лапы. Как и подобает старейшине, он не спеша окинул взором местность вокруг. Все было спокойно... Но вот один из драконов несших дозор на девяти скалах-стражах покачнулся, по всей видимости потеряв сознание, и рухнул в низ, беспорядочно кувыркаясь в воздухе. Его спасли двое собратьев, несущих дозор на соседних утесах, вовремя заметивших падение. Сложив крылья, они камнем бросились вниз и подхватили дракона уже возле самой поверхности земли. Торможение им удалось с огромным трудом, и когда они опустили тело дракона на землю, тот остался без движения. Фару продолжала покидать Храага. – Мудрый Храаг, мы теряем Фару! Очень быстро теряем Фару! Молодых оставляет сознание! – неслись мысленные донесения от всех драконов Генара. – Всем прекратить полеты и приземлиться на безопасные места! – мгновенно отреагировал старейшина. Истечение Фару продолжало нарастать. – Куда же ты течешь?! Что происходит?! – внутренний взор дракона увидел интересную, но озадачившую его картину. Магическая энергия, отторгаясь, текла подобно мощным жгутам от всех драконов в одном направлении. Центр ее сбора и средоточения находился в глубине... Генара! – Уж не Храм ли Сути зовет? – мелькнула тревожная мысль в недрах души дракона, и он незамедлительно решил проверить догадку. Прыжок в пропасть, свист ветра в чешуе, хлопок раскрытых крыльев и резкое торможение. Храаг стоял на выступе, ход из которого вел кратчайшим путем к Храму Сути. Фару неумолимо продолжала убывать. Старый дракон даже не сделал попытки приостановить это истечение. За тысячи лет своей жизни он научился достойно и с пониманием принимать вызовы Судьбы. Его интуиция подсказывала, что так нужно, нужно Эндоре. Старейшина был поражен, увидев неистовство Фару внутри сияющей пещеры храма. Из эфирной призрачной магической субстанции, видимой только духовным взором она, превратилась в видимую, пульсирующую, искрящуюся всеми цветами радуги желеобразную массу, быстро заполняющую все пространство километровой пещеры Храма Судьбы. Фару все пребывала, а драконы слабели. Когда зал оказался наполнен, из плоского черного камня в озере вырвался сначала тонкий как нить, а потом все более расширяющийся луч, превращающий желе накопленной бурлящей Фару драконов в чистый свет и уносящий его ввысь. Световой поток, пронзив камень купола, и удивительным образом оставив его в целостности, с рокотом понес свою колоссальную мощь куда-то в недра голубых просторов небес.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом