Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

Весь Фиэней, эльфы и, конечно же, Магистрат с изумлением и тревогой наблюдали грохочущий столб магического света, пронзивший небеса. Как только это произошло, все драконы Генара вздохнули с облегчением. Фару начала вновь медленно накапливаться в их телах, а потерявшие сознание возвращаться к жизни. Все произошло так скоротечно и без каких-либо видимых причин, что для драконов осталась загадкой, по какой причине Храм Сути призвал их Фару, и куда столь спешно направил... Храаг с тяжелым сердцем покинул потемневшую пещеру храма, не торопясь направившись к выходу, то и дело цепляя мощной матово-черной чешуей за стены тоннелей. Он был Старейшиной, свидетелем окончания эпохи Безысходности и Гибели, но ни его память, ни легенды и сказания не хранили сведений о том, чтобы Храм Сути жил какой-то своей жизнью и обладал могуществом самостоятельно призывать драконью магию, без их, драконов, на то дозволения... Черный дракон брел черными коридорами Генара, и мысли его клубились чернее тучи... * * * ...Белый свет пришел внезапно, сбросив как сухую шелуху рваные лохмотья саванов смерти, душащие Ирраду в ее защитной сфере. Их отбросило на большое расстояние, отбросило, но не убило. Золотая дракониха наверно никогда в жизни так не радовалась как сейчас. Спасительный свет пришел откуда-то из недр Эндоры и сердце ее трепетало от благодарности. Внезапно перед ней вспыхнуло семь ярких веретенообразных коконов. – Да несут крылья, тебя сестра, сквозь вечность! – услышала она уже знакомое приветствие. – Они то принесли, да вот только хвост сейчас откусят!... И может быть по самую голову! – отшутилась изнеможденная странница. – Помогите духи предков! Совладать с «Этим» не в моей власти! Пожалуйста! – взмолилась Иррада. – Мы здесь как раз для того и появились. Храни себя и сына, сестра! Да примет тебя Эндора с почестями! Не оглядывайся!... – Спасибо, спасибо великодушные предки! – Иррада ринулась в голубой, долгожданный, такой любимый воздушный океан планеты, продолжая благодарить всем сердцем своих внезапных спасителей. В одно мгновение духи предков слились и превратились во вращающееся огненное кольцо, пылающее ослепительным белым светом. В его центр ударили тугие лучи света, зажигая маленькую звезду. Лучи резким рывком метнули в надвигающиеся саваны смерти звездный снаряд, который взорвался и рассыпался облаком сияющих светлячков, мчащихся навстречу черным тварям. Порождения кометы и облако света сошлись в смертельной хватке, сжигая и пожирая одно другого. Мастерство древних духов драконов одержало верх. Черные покрывала смерти, разорванные на мелкие клочки, догорали в сияющем мареве магии... Сияющий кокон Иррады еле видимой точкой уже приближался к скалам Тироля, а голодная краснохвостая комета безмолвно плыла над просторами Эндоры. ...Золотой метеор падал вертикально в вечереющем розовом небе на скалы Тироля. Он нес в себе две огненные жизни. Одна из них была жизнью Иррады, молодой и отчаянной драконихи, совершившей безмерный полет за пределы Вселенной. Второй жизнью была душа ее первенца, сына Амдебафа, духа Великого дракона и создателя Эндоры. – «Погоня осталась позади. Вот утес, и выступ... Но отчего все усыпано снегом? Когда я улетала, было лето! Неужели прошла осень и наступила зима? Ерртор и Дрел могли счесть меня погибшей и предать мое тело огню!!!! Что же тогда...???» – паника охватила уставшую от звездных странствий Златоглавую, но суть явственно чувствовала нить связующую дух с золотым крылатым телом. – «Как бы там ни было, вниз!» Уже в последние мгновения перед землей она разглядела очертания своего тела укрытого толстым слоем снега и почувствовала одинокий удар впавшего в транс драконьего сердца. – «Дом!» – последняя мысль перед мягким погружением в свою долгожданную плоть, и ласковым забвением сна. ...«Она летела прямо к солнцу, все выше и выше, все ближе и ближе... Сияние ласково манило и дарило чувство безбрежной любви и свободы. Крылья мягко и легко резали голубую толщу небес. Рядом парил огромный бриллиантовый дракон и так же как она радовался свободе...» Надгробье с сюрпризом. Страна Богов. Боль отпустила Ерртора так же внезапно, как и обрушилась в его тело. Сердце забилось ровно, только макушка чуть-чуть покалывала остатками магического разряда, брошенного в небеса. – Что дальше, брат? – спросил Дрел. – Если бы знать, если бы знать... – Ерртор стал мрачнее черного утеса, перед которым они стояли. – Коль завтра утром от Иррады не прейдет вестей, надо идти к обелиску. Там видно будет, – продолжил еле слышным голосом всадник, сев на траву и скрестив ноги Усталости вроде не было, немного хотелось есть. При изучении долины он несколько раз натыкался на куну, тот великолепный фрукт, которым угощал его Дрел, но поиск ловушек Великих занимал все их внимание. – А как ты...? – Я думаю так же. Утренние лучи наполнят мир новой мудростью, новыми возможностями, – тихо пробасил Дрел, присевший рядом. Солнце уже зашло за пики скал, и буйная энергия призрака стала быстро угасать, придавая ему более внятные очертания. Не сговариваясь, как два брата близнеца они подняли головы и окинули взором утес. Указав одновременно правой рукой, они в один голос воскликнули: – Смотри! – и повернулись друг к другу. – Брат, – сказал Ерртор и улыбнулся. – Брат, – отозвался Дрел, улыбнувшись в ответ. Их внимание привлекло то, что вокруг основания утеса пролегала, как граница, полоса метров двадцать пустой растрескавшейся безжизненной земли. Случайный порыв ветра сорвал несколько довольно крупных зеленых листьев и, кружа в медленном танце, понес их к утесу. Едва листья пересекли невидимую грань, как их зелень пожухла и еще через миг они мелким беззвучным прахом опали на трещины мертвой земли. – А вот тебе и сюрприз Великих! – продолжая сидеть в позе медитирующего монаха со сложенными ногами, забасил Дрел. – Видишь ли, я тебе говорил, что на этом самом месте стоял замок Амдебафа. Покидая его перед битвой с Хранителями, дракон набросил на свое жилище заклятье Предтеч. Как гласят наши знания никто, кроме хозяина, не проникнуть внутрь, не снять его не в силах. – Да, конечно, я помню, – искра огня интереса вновь заблестела в глазах эльфа, хотя в душе все продолжала и продолжала бродить серая тень переживания за судьбу Иррады. – Так вот. Я слабо верю, что даже Хранители, смогли разорвать цепи его заклятья. Скорее всего, они водрузили утес прямо сверху на защитную магию Амдебафа и накрыли своим «куполом смерти». – Ты хочешь сказать, что там внутри замок?! – Именно! Я так предполагаю. Хотя за те тысячелетия, что я ползал в вонючей, скальной норе и питался вашим братом... извини великодушно... Эти суровые искатели тайн и могли раскусить заклятье предтеч... Версия вполне допустима, согласись. Нам предстоит решить задачу – как открыть эту большую черную бутылку! – Что-то смысла не улавливаю. Зачем бодаться с базальтовой бутылкой Хранителей, когда под ней сюрприз Амдебафа ждет не дождется своих непрошенных гостей. Кстати, он так же действует, как этот? – Ерртор, подойдя чуть ближе, кинул в запретную землю побег сорванной мохнатой травы. Стебель повторил невеселую судьбу листьев. Эльф с кошачьей грацией сел на свое прежнее место. – Ну, не совсем, но почти так же, только без фатальности. Фару высасывается почти полностью до донышка, больно бьет ударной воздушной волной по телу, отбрасывая метров на пятьдесят и обдает холодным душем ужаса так, что мысль второй раз сунуться, внутри души сама убегает от тебя и где-то очень глубоко прячется... ...А смысл – если Иррада вернется... Вернется с Амдебафом в чреве, то она... – Дрел вопросительно посмотрел в заинтригованные глаза Ерртора. – Она сможет войти внутрь! – подхватил всадник. – И провести нас с собой... Я был у Амдебафа частым гостем и прекрасно ориентируюсь в замке. Надеюсь, очень надеюсь на твою златокрылую спутницу. Считаю, что бывший хозяин будет не против, если его будущая мать и ее всадник обретут в замке свой кров в стране Великих. – Спасибо тебе Дрел... – Да не за что, пока... К тому же, как ты думаешь, такое существование меня устраивает? – он развел руки, указывая пальцами на себя. – Полагаю, нет. – Вот, вот... А единственным, кто сможет вернуть мне плоть в этом мире является кто-то из Великих. Я почел бы за честь, если бы это сотворил мой старинный друг Амдебаф. – Ну и хитер же ты... Своего не упустишь, – Ерртору даже стало не по себе от корыстности Дрела. – Это не корысть. Это жизнь. Есть небольшая тайна, завесу которой я приоткрою. Теперь ты на нее имеешь право, ведь телом и духом ты стал на половину Великим. Ведь это приятно? – Ну да, конечно, – чуть смутившись, ответил всадник. – Чудно, значит слушай. Наш народ, народ безудержных, отчаянных и дерзких магов, способный плавить материю, творить души и жизнь, по какому-то року или чьему-то умыслу не может самостоятельно покинуть мир, в котором живет. Это тайна Хранителей и только они способны были перемещать нас меж звезд. Мы своего рода пленники своих же жрецов. Никакие усилия разгадать эту тайну у наших лучших умов не увенчались успехом. Так что лишенный тела мой дух обречен на вечные скитания в этих пространствах. Эта тайна теперь касается и тебя. Создавая вас, в смысле все расы Эндоры, мы нарушили запрет Хранителей и подарили вам свободу пространств после смерти – великий переход, которым пользуются достойные духи. Не готовые же к нему, отправляются в хранилище душ и ждут нового воплощения среди живых. Что станет с тобой, предсказать не берусь. Дух и его вместилище душа, остались, конечно, у тебя эльфийские, но вот остальная конфигурация энергии... она может стать проблемой при твоем великом переходе. – Небольшая плата за божественное перерождение? – съязвил Ерртор. – Будем считать, что да. Вот только кому непонятно. Да и выбора у нас с тобой на тот момент не было. Так что решение этого ребуса отныне твоя задача, которую желательно разгадать до своей смерти, или великого перехода, если хочешь... ...Есть еще одно... поэтому я и возлагаю столь огромные надежды на возвращение Амдебафа... Возможно он ключ. Ключ от тяжких цепей планетарного рабства нашей древней расы, ведь эти проклятые Хранители стирают практически всю нашу память при переходе из мира в мир... – Я думал, что свободнее Великих сложно кого либо представить. Видно сильно ошибался, – пробормотал Ерртор. – Я давно хотел тебя расспросить про прошлое твоего рода... – Нашего, нашего рода, брат, – Дрел немного помолчал. – Интересно, что они сделали с моей башней? – Ты жил в башне? – Снаружи выглядит она аскетично конечно, но внутри – полный порядок. Как доберемся, сам оценишь... Эльф одобрительно кивнул. Вечер выдался тихим. Оркестр ночных насекомых завел нежные трели тысяч свирелей. Эта композиция напоминала величественную симфонию с отточенными каскадами мелодий. Струи водопадов заискрились в лучах лунного света. Воздух не стал холодным, а сохранил дневную неестественную теплоту, наполненную новым ночным ансамблем запахов. Оба странника впали в сладкое успокаивающее оцепенение. Приключение предыдущих суток незаметно, но все же утомило обоих. Хотелось спать. Тревога о золотом драконе бесцельно бродила в душах друзей, не давая им покоя. Братья развели костер. Ерртор вытащил из-за пояса подаренные Дрелом одеяла. Эльф был неприхотлив к ночлегу, но все-таки хотелось мягкого тепла. Он глядел в огонь, сидя, прижав колени к груди и накинув пушистую розовую материю на плечи. Языки пламени исполняли вечный танец, отбрасывая в стороны мерцающие тени. В душу всадника проник какой-то стройный ритм, и Ерртор, закрыв глаза, мягко запел: Ночной есть дракон в вышине, Сегодня приснился он мне. Он мягким крылом укрывал, О звездах со мною мечтал. О мире и духах он пел, Пред взором его я робел. Как тихий тростник над водой, Хранил он мой зыбкий покой. Прохладные зеркала глаз Его начинали рассказ О пламени страстной души, О страже, что носит ключи От мира дозвездных Богов, От мира ночных колдунов, От мира пленительных фей, От мира запретных идей. Врата он открыть приказал И тайной наполнил бокал: «Испей и узри лунный свет, Сейчас невозможного нет!» Качнулась луна в тишине, И луч опустила ко мне. Дракон ее в руну свернул, И в душу мою окунул. Круги разошлись по воде, Я ветром парил в вышине, Парил я как вечный дракон, Был дивным и сладким тот сон... Тихонько потрескивали сучья костра, унося ввысь одинокие искры и песню истосковавшегося по-своему дракону всадника. – Хорошая песня. Глубокая. От кого ты ее услышал? – Дрел перебирал в руках огненный шарик, вытащенный им из пламени костра. – Ни от кого. Сейчас как-то сама собой родилась, – ответил, не открывая глаз Ерртор. – Запомни ее хорошенько. Мне кажется, Тироль дал ключ, и им предстоит что-то отворить. Ерртор открыл глаза и непонимающе уставился на Дрела. – Я песню просто сочинил, при чем здесь ключ? – В наших землях «просто» ничего не происходит. Ты в стране «Великих», ну или «бывших Великих», – Дрел забросил свою огненную игрушку обратно в костер. Тот вспыхнул сине-зеленым пламенем. – Давай отдыхать. Интуиция подсказывает, что завтрашний день будет очень непростым, – тихо пробасил Дрел. – Давай. Я нас укрою, – Ерртор перенес по воздуху четыре довольно крупных камня, разместив по краям их небольшого лагеря. Потом подобно Дрелу, вложил в их суть защитное заклинание, пропев несколько слов на эльфийском языке. Из недр валунов вверх устремились пурпурные лучи. Он как упругие стебли поймал потоки магическими жестами рук и соединил их концы крестообразно, образуя купол. С его вершины к основанию опустилась невидимая глазу защитная стена, охраняя уставшего Эльфа и призрака в темных объятьях ночи. – Пусть ночь будет доброй к нам, брат... – Доброй и к Ирраде... – глядя в бесконечную звездную даль, ответил всадник. Я скучал по тебе... Страна Богов. Легкие Иррады с шумом наполнились холодным горным воздухом, и большое золотистое тело драконихи озарилось первым вздохом. Первым настоящим глубоким вздохом за двое суток транса. Тяжелое веко медленно поползло вверх, открывая узкой щели зрачка розово-голубое рассветное небо. Шевельнув когтями и разгребая мокрый снег лапой, она подняла шею. С головы соскользнула белоснежная шапка и шлепнулась на карниз. Спина и крылья тоже были устланы этим белым одеялом. Дракон на то и дракон, что не восприимчив ни к жуткой стуже, ни к безжалостной жаре. Иррада медленно поднялась на все лапы, расправила крылья и подтянула к себе хвост, пристально проверяя свою любимую плоть, носящую цвет золотого солнца. Явно оставшись довольной осмотром, дракониха тихонько заурчала. Она сначала не обратила внимания, но теперь явственно ощущала теплую тяжесть в своем чреве. – «Да!... Да!... Да!... Там зародилось яйцо!... Зародился мой сын Амдебаф!» Рев радости взорвал тишину печального места древней смертельной схватки. – «Мы дома!» – безумно радовалась Иррада. – Я вернулась Ерртор! Я вернулась мой всадник! – бросила Иррада мощное мысленное послание в ранее утро тирольских ущелий, и напряженно стала искать в пространстве ответ своего друга. Он пришел почти мгновенно, могучим огненным вихрем врываясь в мысли драконихи. Ерртор уже давно не спал, перебирая в памяти мгновенья счастья, когда Иррада была рядом, и невольно подпрыгнул от неожиданности, когда услышал ее мысленный голос. Дрел же наоборот, спал как младенец, если можно так сказать о призраке Бога, возраст которого был тайной для самого Бога. Со стороны он напоминал небольшую зелено–золотую полупрозрачную черепаху, внутри которой постоянно что-то текло, извивалось и пульсировало, но и он мгновенно повис воздухе, сияя огнем голубых широко открытых глаз. – Иррадушка, родная, как я рад тебя слышать! Звезды милостивы и вернули тебя нам! Все хорошо?! – ликование и тревога всадника плясали в мыслях Златокрылой. – Да, все хорошо! Я скоро буду... Очень скоро буду! – Мы в той же долине, где ты нас оставила, только возле черного утеса. Он опасен, близко к нему не подлетай! – беспокоился Ерртор. – И почему я так и думала, что без меня вы опять найдете какое-то приключение на свои головы. У вас тоже все занесено снегом? – Снегом?! Нет ... – эльф вспомнил свой вчерашний эксперимент с иллюзией зимы. – Нет, у нас все по-прежнему. Прилетай, я все объясню. Дракониха подошла на край карниза и прыгнула. Ее встретил ласковой шипящей песней старый друг ветер. Не раскрывая крыльев, она падала к земле, набирая скорость. Сердце радостно стучало, разгоняя застоявшуюся кровь по жилам – «Дома! Дома! Дома!» Хлопок расправленных почти над самой землей крыльев был подобен небольшому раскату грома, оставив после себя над поверхностью большое облако серой пыли. Иррада стрелой взмыла в голубое небо. Каждый взмах крыльев доставлял ей несказанную радость. Наверно никогда еще в жизни она не хотела увидеть своего всадника так, как сейчас. Секунды наполнились невыносимой вязкостью, а золотой дракон все подгонял и подгонял время, стараясь ухватить его за хвост и обогнать. – «Вот и зеленая долина, в которой я их оставила». Иррада сделала свечку, врезаясь вертикально вверх, чтобы лучше разглядеть с высоты всадника и его спутника. С удивлением она обнаружила, что долина некогда была обитаема кем-то из разумных, скорее всего Великими, больно гармоничными были остатки водопадов и алей. На противоположном конце мрачно торчал пик черного утеса. – «Туда», – крылья сами понесли дракониху вперед. Ерртор первым заметил золотую вспышку высоко в небе – это лучи, выкатывающегося из-за горизонта солнца, коснулись золотой чешуи Иррады. – Мы здесь, сестра! – всадник, скрестив руки на груди, выбросил их вверх. В небо ударил белый столб света. Радостный громоподобный рев Иррады оповестил долину о ее прибытии, вспугнув стайки разноцветных птиц и повергнув в ужас травоядных обитателей. Златоглавая увидела всадника, Великого и солнечной кометой устремилась с поджатыми крыльями в низ. Земля дрогнула, когда тело дракона завершило свой полет. Когтистые лапы глубоко впечатались в зеленый травяной ковер. Легкокрылая была так рада, что не сдерживая эмоций подняла голову и крылья вверх и извергла тугую струю желтого пламени, которое погаснув золотыми хлопьями, искрясь, опало удивительным салютом. Счастливая Иррада смотрела на своего всадника и... не узнавала его. Родным осталось только лицо, да огонь знакомых глаз. Все остальное было чужим: рост, бугры мышц, будто бы сделанные из металла длинные серебряные волосы, и конечно же Фару – огромная, титаническая, пахнущая чем-то древним. Еще знакомыми были золотые ленты магической кольчуги, да лохмотья под ней. Не обращая внимания на Дрела, глядя в глаза Ерртора, она гневно зарычала, оскалив клыки. Всадник ласково смотрел на нее. – Иррада, родная, это я Ерртор... Все меняется в нашем мире, вот и мне волею Богов, – он повернулся и посмотрел на Дрела, – пришлось немного измениться. Я надеюсь, что это к лучшему... Иррада нервничала, но ее женское сердце чувствовало всю ту же безбрежную любовь своего всадника, что и прежде. Эту любовь невозможно было подделать никакими хитроумными магическими заклинаниями. – Здравствуй всадник... Здравствуй малыш... Я вернулась к тебе, – Златоглавая сгребла крыльями могучее, но хрупкое по сравнению с драконьим, тело Ерртора, поднесла к своей голове закрыв глаза и ткнулась в него носом. Небесный спутник обеими руками обнял большую голову подруги и прижался к ней лицом. Из его закрытых глаз скатилась скупая слеза и заблестела на золотой чешуе. – Я вернулась, и вернулась не одна, – дракониха бережно поставила всадника на прежнее место. Ерртора переполняло безмерное счастье возвращения подруги и гордость за совершенный ею подвиг. – Приветствую тебя, Великий Дрел, да хранит солнце твою мудрую душу, – и Легкокрылая, грациозно изогнув шею, поклонилась призраку. Сияющий сгусток зеленого с золотым призрака медленно подплыл к драконихе, почтительно склонился и коснулся ступней ее лап. Этого не было видно, но Иррада почувствовала всем своим телом, как Дрела сотрясает дрожь. – Спасибо тебе, бесстрашная Иррада. Твой подвиг полета исполнил несбывшуюся мечту Великих, затерянную в океанах времени. Каждый из нас грезил тем, что удалось тебе – пройти за врата миров... – Мне пришлось идти гораздо дальше, намного дальше. Я исполнила то, о чем ты говорил ... Я принесла в наш мир дух Амдебафа! Вдруг Дрел захлопотал как старый домохозяин: – Очень хочется выслушать твой рассказ отважная странница. Полагаю и тебе будет интересно наше повествование, но такие беседы проводятся обычно во дворцах за богатым столом и изысканными угощениями. Я оставлю вас наедине, а сам отлучусь ненадолго, похлопочу по-хозяйски. Долго себя ждать не заставлю! – Дрел как вихрь метнулся куда-то в зеленую чащу долины. Иррада легла на траву, всадник сел рядом, нежно облокотившись плечом о ее могучий торс. – Как я скучал по тебе! Небеса без твоих крыльев казались безжизненной пустыней! – Ерртор ласково гладил ее по чешуе. Иррада мягко по-кошачьи урчала, свернувшись кольцом вокруг всадника. – Двери в Никуда открылись легко, а вот переступить порог при возвращении еле хватило сил, – тихо призналась Златокрылая. ...Истосковавшиеся друзья в полном безмолвии неподвижно сидели, наслаждаясь присутствием друг друга. Им не нужны были слова, чтобы передать всю глубину своего счастья просто оттого, что они рядом... Дрел появился так же внезапно, как и исчез: – Ну, вот и я. От имени группы Девяти Великих, разрешите пригласить вас отведать скромную трапезу в честь прибытия госпожи Иррады из звездных далей! Призрак торжественно поклонился. Его пульсирующее магическое тело заметно потускнело, видимо от проведенных приготовлений. Всадник и дракон переглянулись. – Это честь для нас, – с достоинством ответила Иррада и они с Ерртором отправились в след за Великим. Идти пришлось совсем не далеко, но даже видавший виды придворных застолий Ерртор был настолько изумлен увиденным, что на минуту потерял дар речи, не переставая сглатывать слюну. Их взору открылась небольшая поляна на берегу тихого озерца. Берег у водоема оказался песчаным. Этим и воспользовался Дрел. Искусный мастер магии заставил песок плавиться, течь и принимать форму согласно его беспрекословной власти и видению. Перед драконом и всадником, на оплавленной магией и украшенной сетью изысканного орнамента площадке, стоял огромный прозрачный стеклянный стол неповторимой работы. Он был круглым с центральной опорой в виде кряжистого дуба. Под прозрачной глянцевой поверхностью просматривались переплетения ветвей и листьев. Даже кое-где виднелись фигурки белок, куниц и прочих обитателей леса. Рядом со столом величественно возвышались два хрустальных трона того же изыска. Один представлял собой сплетение ветвей, диких животных и оружия, второй являлся непередаваемым архитектурным ансамблем башен, стен, сфер и пирамид. Ирраде предназначалась просторная площадка, поднятая над общим уровнем земли и огражденная застывшими хрустальными языками пламени. В ее торце, на стеклянном блюде, лежал запеченный олень. Дракониха жадно потянула ноздрями воздух, и его аромат захватил капканом изголодавшуюся душу. Не поскупился Дрел и на угощение Ерртора. В разнообразных вазах и блюдах лежали орехи, какие-то дивные свернутые в трубочку мясистые листья с пряным запахом, ломтики куны, уложенные невысокими спиральными башнями. Коренья, с которых еще шел горячий пар, были художественно приправлены лепестками цветов, в высоких бокалах искрилось, судя по всему, вино. Перед Иррадой стояла внушительная чаша с таким же розоватым напитком. Не успели они сделать несколько шагов по поляне, как на прибрежной глади воды появились четыре карлика с музыкальными инструментами, напоминавшими свирели со струнами. Музыканты начали исполнять чудесную мелодию похожую на величественный гимн, наполненный какой-то теплой патетикой. Ерртор присмотрелся и увидел в воде четыре светящихся валуна – Дрел создал музыкальных призраков. Все с нескрываемым удовольствием заняли свои места. – Угощайтесь друзья, угощайтесь! На меня не обращайте внимания. Я с удовольствием разделил бы с вами трапезу, но... призракам, знаете ли, еда... ни к чему, – Дрел был сама галантность. – Я преклоняюсь, Великий Дрел, перед твоим мастерством! – оглядывая многообразие блюд, восхитился Ерртор. Ароматы еды очаровывали, и проголодавшиеся эльф с драконом с аппетитом приступили к еде. Лишь Дрел молчаливо созерцал процесс, вежливо подливая всаднику вина в бокал. Трапеза прошла быстро. Иррада умело расправилась с оленем, оканчивая хрустеть последними косточками. Пара глотков медового напитка из чаши понесли успокаивающий огонь по жилам. Рассказ потек сам собой, и звездная странница подробно изложила все свое космическое приключение, заключив рассказ битвой с краснохвостой кометой. – Не может быть! – воскликнул Дрел, после окончания рассказа драконихи. – Красная комета была нашим Божеством. Хранители считали ее прародителем нашего народа, и тут вдруг оказывается – это огромный космический хищник! Тут наверно не все так просто. Ведь она на тебя не напала, когда ты покидала Эндору? – Угу, – проурчала Иррада, делая еще один глоток дивного зелья. – Значит, она чего-то ждала или того хуже, что-то знала о твоем намерении, – Дрел замолчал, обдумывая услышанное. Солнце перевалило уже за полдень. Стайки голубоватой, не пуганой рыбы плескались по всему озеру, а музыканты завели что-то неторопливое и мягкое. – Ну, а ты? Что с тобой приключилось, брат? Что заставило тебя так измениться? – Иррада смотрела на всадника полуприкрытыми глазами. Ей было хорошо. Ерртор с эльфийской педантичностью изложил весь процесс своей борьбы за жизнь Дрела, схватки Дрела за свою жизнь и описал урок новых магических возможностей. Закончил он свое повествование рассказом о замке Амдебафа и черном утесе. Теперь настала очередь Иррады: – Не может быть! – хмель драконихи как рукой сняло, глаза широко распахнулись. ...Но быть оказалось может... Немного хмельные, сытые и довольные они поблагодарили Дрела. – Спасибо, заботливый хозяин, за твое внимание к нам, – поклонились дракон и всадник Великому. – Не вы меня, а я вас благодарить должен за свободу, за ваш подвиг, за то, что вновь дали вспомнить приятные хозяйские хлопоты... На ночлег остановимся наверно тоже здесь? Ну, а к тайне черного утеса приступим уже завтра. День догорал быстро. Иррада с Ерртором окунулись в теплом, как оказалось, озере и тихо уснули еще в сумерках. Дракониха свернулась кольцом и заботливо укрыла всадника своим крылом. В эту ночь Ерртору приснился странный сон: «Его окутывал мрак. Ни рук, ни ног он не видел. Эльф попробовал сделать какое-нибудь движение, но оно оказалось тщетным. Тело словно вросло во что-то, что железной хваткой не давало шевелиться. Ему было плохо, очень

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом