Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

остатки озера. Порой выпадали целые стайки и это веселило призрака. – Руки мыть и за стол! – увидев Ерртора, радостно пробасил он. – Ну вот, прямо как в младших классах школы Магистрата. – Прости, прости. Позвольте пригласить Вас, великий воин Ерртор, оказать нам честь и принять теплый душ, – торжественным тоном, продолжая улыбаться поправился Дрел. – Так то лучше, – делая надменную горделивую мину, выпятив грудь колесом и важно вышагивая, протянул Ерртор. Оба тут же расхохотались. Эльф быстро расстегнул кольчугу, снял остатки рубашки и порванные в бесчисленных местах штаны, взглянув на призрака, направился к озеру. – Заходи, заходи. Подальше, – направил его Великий. Когда всадник забрел под висящую в воздухе сферу, Дрел обрушил на него всю ее массу. Брызги воды опали, а Ерртор остался выше пояса сухой, демонстрируя облако пыли после встряски длинными серебряными волосами. – Не попал! – в момент падения воды он укутался воздушным пузырем. – Совсем не любишь мыться, грязнуля? – веселился Дрел. Эльф немного поплавал, наслаждаясь мягкой теплотой озера, и вышел к завтраку, надев штаны и кольчугу. Рубашка была уже ни на что непригодной тряпкой. Все это время Иррада лежала в теньке и дремала. – А ты сестренка, что не плаваешь? – Пока наше величество, царь сна, изволили отдыхать, я и искупалась, и завтрак вон на том склоне догнала... А теперь мы вас ожидаем, – дракониха мягко урчала не открывая глаз. Дрел на этот раз был еще более изыскан в приготовлении блюд. Такой гармонии вкусов всаднику отродясь не приходилось отведывать... ...Они снова стояли перед парадной аркой замка Амдебафа – Златоглавая дракониха Иррада, ее всадник полуэльф-полувеликий Ерртор, обнаженный до пояса как оркский воин-поединщик и зелено-золотой энергетический кокон призрачного существа, носящий имя Дрел, бывший некогда Великим. Все трое смотрели вперед с интересом, надеждой и чуть-чуть с нерешительностью. Ирраду никто не торопил. Именно ей предстояло дотронуться к древнему заклятью предтеч, тысячи лет назад укрывшему замок Амдебафа непреступной стеной от гнева Великих, и сейчас плавно пульсирующему прозрачным лазурным маревом перед ними. Златокрылая набралась мужества, глубоко вдохнула и подошла поближе. Изогнув шею и отодвигая голову подальше, зажмурив глаза, как несмышленый детеныш творящий шкоду, она самым кончиком когтя передней лапы медленно дотронулась до барьера. Ерртор и Дрел настороженно стояли метрах в пятнадцати за драконом, готовые в любой момент ловить отброшенное ударной волной тело Иррады в магические силовые поля. Всадник спиной почувствовал, как напряглись мышцы его крылатой подруги. Раздался слабый треск защитного экрана и... ничего не произошло! Когти и ладонь Легкокрылой пересекли запретную границу. – Тебе удалось! Хвала звездам, теперь я твердо уверен – дух, что ты носишь в своем чреве действительно Великий Амдебаф! Наш Амдебаф! – Дрел ликовал. Всадник был горд за свою спутницу. Когда Иррада невредимой вернулась из звездных странствий, он был так рад этому, что отбросил в глубины памяти тот факт, что вернулась она не одна. Пламя кровавой битвы еще глубже отодвинуло эту весть и вот только теперь Ерртор в полной мере осознал, что у его Иррады будет сын. – Нам можно тебя за хвостик подержать, сестренка, а то, наверняка, ворота без тебя для нас не откроют. – Садитесь верхом, – подставляя сверкающий на солнце чешуйчатый бок, придвинулась дракониха. – Оба. Всадника и призрака долго упрашивать не пришлось. В мгновенье ока они ее спине. Как только друзья пересекли грань заклятья, Ерртор и Дрел спешились. Их слух наполнился тончайшими хрустальными гармониями, едва слышно звенящими в ароматном, но каком-то неестественно легком для дыхания воздухе. Черный и белый драконы неусыпным взором следили за ними. Каково же было удивление Ерртора, когда, пройдя стражей, он машинально обернулся. Статуи развернулись и сурово глядели им в след. – За нами наблюдают, – едва слышно прошептал эльф. – Конечно, наблюдают, – заговорщицким шепотом подтвердил его догадку Дрел. – Наблюдает сам... – он сделал многозначительную паузу, – сам замок и наблюдает! – призрак взорвался хохотом, видя мешанину чувств на лице всадника. – Видишь ли, брат. Наши жилища такие же сложные, как и мы сами. Их создатели наделяли свои творения способностями воспринимать окружающее, поддерживать самих себя в первозданном убранстве, а некоторым даже доверяли разум и самостоятельную магию. Амдебаф всегда был в первых рядах искателей – его парящий дворец тому доказательство! – Сюрпризы будут продолжаться? Может сразу кольчугу в боевое положение, а? – эльф заметно нервничал. – Вдруг «он», – всадник кивнул в сторону дворца, – поймет, что старого Амдебафа нет, и решит нас поджарить! – Нет старого, зато есть молодой... очень молодой Амдебаф, – утвердительно заявила Иррада, – да и замок нас встречает как гостей. Дворец действительно как будто услышал мать своего хозяина и бесшумно опустился ниже. С перил балкона центрального зала, извиваясь, устремились вниз два белоснежных побега лозы. Они тянулись, закручивались и сплетались параллельно друг другу, образуя причудливый узор перил. Когда эта вязь достигла земли, откуда-то снизу, из-под голубых шаров, двумя спиралями вырвались вереницы прямоугольных, белых с серебряными прожилками, плит и соединившись под лозой в парном танце, зависли в воздухе, образуя ступени. – Нас приглашают на борт! – Дрел сиял. – Ты первая, Златоглавая Иррада! Друзья медленно поднялись по ступеням. Ерртору все равно было не по себе. «Больно все гладко. Жди беды!». Но его опасения оказались напрасными. Спокойно миновав балкон, гости подошли к грандиозным парадным дверям, созданным искушенной рукой мастера драгоценного камня. Врата состояли из множества рубинов различной огранки размером не меньше кулака. Двери вспыхнули множеством красных лучей и с мягкой лиричной мелодией послушно распахнули свои створки. К обоюдному удивлению Ерртора и Иррады внутри центрального зала они не обнаружили царственной роскоши и великолепия. Пол и стены куполов были выполнены из неизвестного в Эндоре полированного материала с чудесным природным орнаментом. Полукупол второго яруса являл панораму красочных картин с изображениями неизвестных эльфу и дракону существ и причудливых пейзажей. В противоположном дверям конце зала возвышался величественный трон с явной выемкой для драконьего хвоста. Трон представлял собой настолько ажурную художественную конструкцию, что его прочность вызвала у Иррады глубокие сомнения. В центре зала, в сложнейшем переплетении магических узоров и рун покоилась многогранная бриллиантовая пирамида, острие которой указывало в самый центр сто пятидесяти метровой башни. Своей грандиозной статью она вонзалась в небеса, лишенная всякого внутреннего убранства. Четыре тоннеля-коридора светились хрусталем проемов по периметру зала. На том месте, где должен был находиться вход в пятое крыло, располагался трон Амдебафа. Переступив долгожданный порог, за который они так упорно сражались, друзья остановились. Каждый из них явственно ощущал, что их с любопытством кто-то разглядывает. Вечно хитрый Дрел вдобавок ко всему еще что-то и знал. Он сделал шаг вперед, немного уменьшил свою лучезарность, чтобы был виден человеческий силуэт его тела и пробасил на весь парадный зал: – Долгих лет тебе и твоим владениям, смотритель Ануф. Просим милости о приюте в твоем гостеприимном дворце. Пирамида центра зала наполнилась внутренним светом. Из ее острия выплыл небесно–голубой шар энергии, окруженный плавным танцем не жгучих протуберанцев пламени. Сфера достигала размера эльфийской головы. Ерртор сначала принял ее за магический снаряд, который сейчас метнется в атаку, но пульсирующий сгусток заговорил. Беззвучный, теплый, не торопливый голос смотрителя с первых слов разу располагал к себе, мягким баритоном плывя в умах гостей. – Рад приветствовать вас, неустрашимые герои, во владениях Великого Амдебафа. Ваш вчерашний подвиг подарил солнце, о котором мой дух грезил тысячи лет подряд, с того самого момента, как исчез хозяин. Я не имел счастья лицезреть вашу битву, но ее жар и дрожь земной тверди, доходившие до меня, говорили о безмерном упорстве и мужестве бойцов. Полагаю, вы озадачились этой схваткой не просто в поисках достойного места отдыха, но и пришли с Тайной. Иначе как объяснить, что заклятье Предтеч, так легко пропустило вас ко мне? К тому же вы знаете мое имя... – Позволь представиться, – дипломатично продолжал переговоры Дрел. – Златоглавая Повелительница небес, бесстрашная звездная странница, носит имя Иррада из рода драконов Генара. Иррада грациозно преклонила голову и, зашуршав золотой чешуей, чуть расправила крылья. – Ее всадник, мой брат по сути, решительный, могучий воин и маг с честью носит имя Ерртор. Твой покорный слуга, теперь уже призрачное создание, некогда носил имя Дрел и принадлежал к роду Инера. – Дрел?!!! Ты Великий Дрел?!!! – беззвучный голос смотрителя задрожал от радости. – Я был им когда-то... а ты старина меня не узнал! Шар метнулся к призраку и завис, приплясывая возле его лица. – Как... как я рад тебя видеть! Простите великодушно... Как я рад вас видеть, всех вас, конечно же! Проходите, не стойте в дверях! Ирраду все время тянуло в дальний правый коридор, но она сдерживала свой смутный порыв. Ерртор совсем успокоился, видя, что Дрел так дружен со смотрителем замка. – Приглашаю моих славных освободителей к столу. Ерртор с Иррадой переглянулись: «Видно здешний смотритель сбрендил от одиночества, нигде даже малейшей лавочки не видно, не то, что стола». Вдруг пол перед троном начал плавно вздуваться и течь вверх, извиваясь красочными разводами своей фактуры. Течение происходило под звуки неповторимой мелодии, которую издавал сам материал. Традиция сочетать движение с музыкой пришлась Ерртору по душе. Он с упоением слушал все новые и новые гармонии. Через несколько коротких секунд угадывались очертания массивного стола и четырех раскидистых кресел, одно из которых, судя по габаритам, предназначалось Ирраде, а еще через мгновенье прояснившиеся формы украсились многообразием резьбы и изменили свою структуру на очаровательные композиции самоцветов утопленных в золото, серебро и дерево. Подушки и спинки кресел при прикосновении оказались воздушно-мягкими. – Рассаживайтесь, дорогие гости. Прошу! – голубая сфера зависла в одном из кресел на уровне воображаемой головы. Друзья расселись и из бесшумно открывшегося в стене люка, паря на сервизе волшебной работы, к столу подплыла кавалькада блюд. – Когда вы обрушали мои казематы, я понял, что ко мне непременно заглянете, и позволил себе немного подготовится. Пожалуйста, угощайтесь... Хоть друзья и не были голодны после плотного утреннего завтрака, правила этикета не позволяли отказываться от угощения радушного хозяина. – Раз уж сейчас, Великий господин Дрел, ты пребываешь в призрачном состоянии, то я могу с гордостью предложить тебе эти с позволения сказать сладости по Ануфски, для призраков... Долгие годы, проведенные в заточении, подталкивают к разным и порой очень неожиданным решениям. Небольшие желтые кристаллы на сиреневом блюде не что иное, как конденсированная отвердевшая Фару, полученная в нашей лаборатории. Обязательно попробуй! Дрел поднял прозрачной рукой один кристалл и положил его в «рот». Тот засветился яркой звездочкой и рассеялся в его теле. – Ну, как? – Ануф слегка ерзал в воздухе. – Удивительно щекочущее чувство, даже напоминает вкус хорошо выдержанного вина, – смакуя следующую желтую звездочку, ответил призрак. – У меня получилось! – радовался как ребенок Ануф. – Простите друзья за нарушение этикета и традиций, но встреча со старым другом да еще в таком же призрачном состоянии, как и я... – Между прочим, это состояние совсем меня не радует, – грустно вздохнул Дрел. Ануф рассыпался потоками витиеватых извинений в адрес Дрела, всадника и дракона. – «Совсем бедняге поболтать было не с кем», – тихонько коснулся разума подруги Ерртор. – «Угу», – пробурчала Иррада. Ее разум все больше и больше захватывало желание пройти в дальнюю правую дверь. – Позвольте на правах хозяина, ввиду его отсутствия, поинтересоваться целью оказанной вами чести прибытия к нам, – Ануф старался быть максимально вежливым и уже терялся в велеречивости. – Я думаю, будет верным, если каждый из нас сам поведает свою историю и в конце наших повествований цель явит себя сама, – начал Дрел. ...И рассказы потекли один за одним: рассказ Дрела – о битве Амдебафа с Хранителями и его смерти; о его, Дрела, заточении в подземную тварь; рассказ Ерртора – о поиске Великих, сражении в тоннеле, освобождении Дрела и своем перерождении плоти; история Иррады – о зове памятника и полете к звездам. Заключил повествование общий рассказ о штурме термитника-утеса и победе. Ануф слушал молча, не прервав рассказчиков ни единым словом, лишь только менялась яркость его голубого свечения. Он сильно вспыхнул, когда узнал, что хозяин погиб и так же ярко воссиял и заискрился, при известии что Великий Амдебаф вернулся и ждет своего часа в чреве Иррады. Когда рассказы смолкли, тишина дослушивала волны эмоций Ануфа. – Конечно, печально, что с хозяином и с тобой, Дрел, такое случилось, но прошлое кануло в пучину времени, а настоящее подарило мне вас, друзья. Вы вернули мне солнце и надежду на новую жизнь! – сделав паузу, и немного обдумывая свой будущий поступок, хранитель дворца продолжил уже торжественным официальным тоном. – По праву духа и смотрителя дворца Великого Амдебафа я признаю тебя госпожа Иррада и твоего не рожденного сына своими Владыками, клянусь вам в верности и покорстве до последнего мига своего бытия под звездами! Иррада совсем не ждала такого поворота и немного растерялась, ведь шла сюда она как гостья, ведомая велением сердца, а стала хозяйкой замка Великого. – Спасибо Ануф. Я с открытым сердцем и чистой душой принимаю твою клятву и благодарю за оказанную честь, – Легкокрылая склонила коронованную золотыми рогами голову. Сфера Ануфа заискрилась маленькими лучиками. Он истосковался по хозяину, ведь его предназначением от самого создания в качестве духа дворца было дарить тепло и уют, поддерживать в трудные минуты неудач, быть остроумным собеседником и дарить помощь в магических делах. Все это отняли Хранители, в один день, убив отца-создателя Амдебафа и заковав в черную темницу утеса. Он радовался вернувшимся заботам и уже видел себя в роли заботливой няньки, пестующей младенца-дракончика в своем зеленом дворе и залах. – Смотритель Ануф, – Иррада прервала зыбкую паутинку его мечтаний, – переступив порог твоих владений, меня с неодолимой силой тянет в то крыло дворца, – Златокрылая кивком головы указала направление. – Эта мысль не дает покоя. – Я понял, госпожа. Это творческая лаборатория Амдебафа. Первый этаж – оружейная, второй – живых творений, третий этаж – зал поиска художественных и музыкальных гармоний, а четвертый – библиотека. Подъемник в тоннеле последует за твоей мыслью. Я смею предложить Златоглавой свое общество? – Спасибо, но я должна сама, – Иррада встала и медленно направилась к зовущему проему. Ерртор собрался было идти за ней, но Дрел тут же мягко остановил: – Не надо, пусть идет... Ее ведет дух Амдебафа... Мы там будем лишними... Проводив взглядом свою спутницу, всадник повернулся к Ануфу. – Прости, господин Ерртор, невежественного слугу за вопрос. Такой костюм принят у твоего народа сейчас или это издержки ваших странствий привели его к такому «необычному» виду? – Скорее издержки, чем традиции, – слегка смутившись, ответил всадник. – Я хотел бы предложить твоему взору несколько скромных одеяний из гостевого гардероба. Ткани и фасон создавал сам Амдебаф, они неповторимы. Правда, некоторые великие предпочитали ходить практически обнаженными, гордясь гармоничными линиями своей плоти. – Я предпочитаю одежду, – торопливо обрадовался Ерртор. Ходить практически голому в кольчуге как-то было не очень уютно. – Тогда приглашаю вас в апартаменты пятиконечных рас. – Извини? – недопонял эльф. – Предназначенные для человекообразных гостей, – пояснил Ануф. – Теперь понятно. – А моя комната? – поинтересовался Дрел. – Она в том же состоянии, что ты ее оставил при последнем визите. – Я могу оставить вас, друзья? – призрак Великого выплыл из кресла. – Какие могут быть возражения, брат, – Ерртор ответил за обоих. Дрел плавно полетел к левому, ближайшему к входной двери хрустальному проему, зеркально отражаясь в полированной поверхности пола. – Нам с тобой тоже туда, господин Ерртор. Всадник и голубая сфера духа дворца оставили застолье и направились вслед за Дрелом... Огненные слезы Калини. Килин. Эндора. В полдень Тиринар пригласил учащихся собраться в Храме для заключительных напутственных слов на каникулы. Детвора толпилась в центральном зале, возле статуи Инайе, когда в зал зашла их одноклассница Нианна. Чем-то занятый Тиринар еще не подошел. Самый долговязый мальчуган хмыкнул и покосился на вошедшую: – О, сама Калини пожаловала, а мы думали ты и сегодня приведением по окрестностям бродить будешь... – Не называй меня так... Я тебя не оскорбляла, – немного отрешенным спокойным голосом ответила Ниа. – Это не оскорбление, это твое настоящее имя! – подхватил другой. – Мы эльфы, свободный народ, и говорим, что думаем. Ты не из нашего круга и должна уйти... – Меня... зовут... Нианна, – медленно прочеканила чернокудрая эльфийка с рубиновыми глазами. – Ты даже не эльф, а какая-то ошибка Богов... Посмотри на себя – ты другая и не похожа на нас. Твое место там, в горах, среди безликих камней... Там, где ты все время и пропадаешь! – не унимался долговязый. Ниа остолбенела. Впервые в своей жизни она столкнулась с несправедливостью и открытой враждебностью. Ее била дрожь, комок подкатил к горлу. Душу охватил пламень гнева, глаза застилали жгучие слезы. – Я ваша сестра... – прошептала она. – Нет! Ты наш... изгой! – криво ухмыльнувшись, процедил второй мальчуган. – «Изгой... Изгой... Изгой... ИЗГОЙ!!!» – пульсировало у Нианны в голове. Что-то давно забытое, черной болью шевельнулось в глубине души. Слезы маленькими ручейками стекали по щекам Нии. Ее трясло. Воздух вокруг начал раскаляться, и с кончиков ее пальцев стали стекать тонкие языки пламени. Глаза высохли и засветились рубиновым светом. Ниа впала в безудержный транс. Она все воспринимала, но остановиться уже не могла... Языки пламени увеличились и уже жадными лоскутами стекали с рук и тела малышки. Из груди, из спины, срываясь с волос и пальцев, сползали алые огненные змеи. Их становилось все больше. Извиваясь, они ползли в разные стороны, поджигая все на своем пути. Дети истерически закричали. Еще несколько мгновений и огненные создания Калини ползли по стенам и стелились по потолку. Они не просто жгли – все чего касалась их ярость, мгновенно превращалось в прах. Объятая пламенем, неподвижная, Нианна закрывала собой выход. Дети, ища спасения, бросились к двери в библиотеку. Из нее на улицу вел еще один выход. Ошалелые, они выскочили на центральную площадь Килина. К храму запыхавшись подбежали Тиринар и Эвол. Со всех сторон на пожар спешили жители поселка. Бушующее пламя пожирало строение уже снаружи. Эльфы собрались призвать воду, но стены храма заскрипели, рухнули, быстро превращаясь в прах. На обгоревшем пепелище, упав на колени, плакала маленькая девочка с распущенными черными кудрявыми волосами. – Нианна! – закричал Тиринар и бросился к ней. Услышав его голос, Ниа встала. Все еще всхлипывая, она гневно указала пальцем на перепуганных, сжавшихся в кучку подростков. – Они назвали меня Изгоем! – Ну, что ты... что ты... – успокаивал ее Тиринар, гладя по голове. – Я не знала что делаю... Обида... боль... огонь... Все вокруг запылало... – она снова расплакалась, уткнувшись в теплый и мягкий живот Тиринара. Он обнял ее. Оторвавшись от учителя и утерев слезы, уже холодным твердым голосом она сказала: – Да будет, по-вашему, вольный эльфийский народ, отныне я Изгой!... Я покину Килин! Мне не место среди вас! Дети как перепуганные воробьи жались к взрослым, еще не понимая к каким последствиям привела их игра в «любит – не любит» с этой гордой и величественной красноглазой сверстницей. Нианна не хотела никого видеть. – «А чер!» – над площадью с легким жужжанием, загорелся голубой диск. Он качнулся, и небесная странница стрелой рванула в горы Тироля, оставляя на площади сгоревший храм и ошеломленных эльфов. Тиринар стоял и молча провожал парящего мага. Его сердце сжималось от восхищения самым талантливым магическим существом, которое ему доводилось видеть и от тяжелого предчувствия. Предчувствия неумолимой катастрофы, которая нависла над ними... ...Она мчалась как раненая птица к спасительному гнезду. Вот и оно – Святилище. Нианна коснулась ногами холодных древних плит и безмолвные камни, ощутив боль своей ученицы, мягко запели на уже родном для нее языке Великих. Есть обиды народов, Есть обиды царей, Есть обиды погоды, Есть обиды зверей. И печалью до края Напоив себя ты, Выбрось чашу, встречая Быстротечность судьбы. Мед страданья глотая Укрепляешься ты, Чтобы Фару сияя Исполняла мечты... Мелодия текла и переливалась, успокаивала и дарила равновесие души. В завитках ее узоров, сплетенных трепетными руками поэтов, она чувствовала свою боль, которая пожелтевшим листом уносилась вдаль потоком этих чудесных гармоний... – Расскажи мне о Великих. Кто они? Где жили, о чем думали, и почему их не стало? – обратилась Нианна к Святилищу, но оно молчало, будто погрузившись в раздумья. Слегка помедлив, наследие Богов ответило, ничего не сказав: «Где-то в Сердце Тироля, под раскатом Зарниц, Среди молний и вихрей Свет Великих горит. Беспокоит не стоит, Память стерта до дна, И никто не тревожит Бесконечности сна...» В наступившей тишине вдруг перед ней возник образ – стоящий в полный рост маг в голубом одеянии. Ниа видела этот образ во сне на вершине утеса, в маленькой пещере, там где нашла свое оружие. Лица, как и раньше, не было, его скрывала световая вуаль, в правой руке пламенел ее «Звирг», а в левой маг сжимал синий магический жезл. Высокие сапоги, испещренные вязью золотых узоров, широкий пояс украшенный серебром и россыпью драгоценных камней в форме кометы и голова дракона вышитая у сердца. Все было точно таким же, как во сне. Воздух загудел от низкого голоса Святилища – произносившего словно приговор: Тот, кто воле народа Воспротивел свой меч, Тот, кто жертвой Свободы Путь решил пересечь, Кто игру не начавшись, Оборвал не спросив, Позабытый судьбою Память в скалах зашив, Станет болью Изгоя В небесах воспарив. Он покинет пределы Свою суть позабыв, Но за миг возвращенья Кровью дань заплатив, Он достигнет прощенья Древних лик воскресив... Образ исчез и приговор смолк. Только ветер срывал со скал пыль и кружил ее шаловливыми вихрями по площадке, на которой сидела, ссутулившись и скрестя ноги, Нианна. Опять загадка. Она произнесла заклинание и впечатала услышанные строки в свою память. Загадку меча Ниа разгадала, теперь оставалась загадка проклятого озера с берегами – клыками дракона... Хранитель мира. Страна Богов. Иррада шла уверенно, как будто бывала здесь миллион раз. Живот, не переставая пульсировать, чуть-чуть нагрелся. Она миновала хрустальный коридор и очутилась в эллиптическом тоннеле, уходящем по дуге купола вверх. – «Мне наверх, самый верх», – знала она. Пол мягко дрогнул и плавно стал поднимать ее чешуйчатое золотое тело по тоннелю. Хрустальный потолок казался уже совсем близко. Дракониха занервничала, но пол послушно остановился, и перед ней бесшумно распахнулись двери, на которых была изображена золотая книга. – «Я в библиотеке. Теперь прямо. Вон туда». По центру библиотеки стоял огромный полукруглый деревянный стол и широченный табурет с двумя перилами, довольно удобный для дракона. Весь круглый зал библиотеки был уставлен многоярусными стеллажами, но вместо книг на них покоились разноцветные кристаллы. Лишь на одном из них она увидела барабаны свитков. Кристаллы красиво подсвечивались потоками света, проникающими в зал сквозь прозрачный потолок. По центру стола на золоченой подставке стоял одинокий, граненый в форме яйца рубин около двадцати сантиметров в высоту. Именно к нему и влекло Ирраду. Помещение оказалось очень просторным. Дракониха обошла стол по кругу – ничего не происходило. – «Чего я сюда забралась?» – спрашивала она себя. Сделав еще один круг по библиотеке, и осмотрев кристаллическое многообразие, Иррада присела на табурет перед столом и стала всматриваться в рубин. Тот слабо замерцал. Златоглавая осторожно коснулась его ладонью и древнее письмо ожило, наполнив ее внутренний слух стройным и могучим голосом Амдебафа. Комната подернулась пеленой. Драконихе показалось, что она теряет сознание, но внезапно зыбкие черты зала вновь стали четкими. Иррада увидела перед собой два пламенеющих алых рубиновых глаза, наполненных такой мудростью и равновесием, какие возможно встретить лишь за пределами звездных миров. На нее смотрел величественный, могучий древний Творец – бриллиантовый дракон. Под прозрачной, отражающей в разные стороны ослепительные радужные лучи солнца, чешуей бурлили потоки голубого огня. Казалось, он являлся нереальным пламенем, заключенным в чешуйчатую кольчугу. Корона острых рогов и рог-бивень, торчащий из носа, были остры словно иглы, а гигантские крылья чуть раскрыты. Он стоял подобно людям на задних лапах. Острые мечи бриллиантовых лезвий оконечности хвоста, мирно покоились на полу у его лап. Иррада видела своего будущего сына во всем его древнем великолепии, канувшем в седые тысячелетние волны времени и сердце матери трепетало. Трепетало от восторга, бури материнской нежности, наполняясь гордостью и торжественной радостью. ...«Мое имя Амдебаф. Это мое прощальное письмо миру и тебе, искусный властитель магии, прошедший сквозь барьер Предтеч. Моя жизнь, мои искания собранны в этих кристаллах памяти. Пробил час, и я записываю последний. Все время, отведенное звездами, я творил и дерзал во имя царства красоты, мудрости и любви, но труд моей жизни был втоптан в грязь и отдан Хранителями «правды Великих» в ледяные лапы Смерти. Не в силах смотреть, как гибнут мои творения, гибнут мои дети, презрев жестокий закон, я спас их от этой чумы, и сегодня меня судит мой народ. Волю гордых Творцов, высочайший стяг, ведущий нас по терниям судьбы, Хранители превратили в послушную марионетку, и решение их суда я не приму. Уверен, они обрекут меня на забвение, дабы искоренить дух непокорства, но я им не подчинюсь! Не подчинюсь до последнего вздоха во имя защиты Эндоры! Я принимаю бой!... И скорее всего последний в моей жизни! Как и подобает гордому магу в своих дерзких иканиях, я все же уповаю на непредсказуемый дух Удачи и благосклонность Судьбы. Возможно, они подарят мне еще один шанс, шанс новой жизни в этом мире... Прощай Эндора, прощайте друзья, и все же надеюсь что до встречи... Пусть тело погибнет Но дух восстает, Сквозь светлые грезы В мир

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом