Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

цели их путешествия. В походе, если не удавалось раздобыть пропитание, эльфы использовали в пищу растительные концентраты – молотые, сушеные луковицы орхидей и прочих чудесных растений. Чайная ложка такого порошка, разведенная в стакане воды, заменяла суточный рацион путника. Запас такого снадобья всегда хранился в семейной сокровищнице. Да и сам лес щедро одаривал любящий природу народ, давно открыв ему тайны съедобных растений и кореньев... ...Но им предстояло не идти, а ехать верхом... Эльфы не держали лошадей, они жили с ними в дружбе. Рядом с Килином все время пасся небольшой табун. Он был свободен как ветер, а его кони сильны и грациозны. Жители любили и ценили дружбу этих терпеливых, добрых быстроногих помощников. Для них двуногие братья построили просторные и теплые конюшни на окраине села, где табун уютно проводил холодные снежные зимы. Эльфы каждый год усердно заготавливали для скакунов провиант, и когда с наступлением холодов с лошадиной едой становилось туго, оставляли его на крытых кормовых площадках возле конюшен. В свою очередь кони по первому мысленному зову всегда откликались и помогали эльфам в их транспортно-хозяйственных заботах. Каждая из молодых лошадей проходила курс обучения – как нести на себе наездника и управляться с повозкой. Их доброе сердце и ласковая магия эльфийских песен превращала процесс занятий в игру молодости и силы... Ливень пробушевал три дня. Семейство Нариана спокойно собралось, уложив весь свой нехитрый скарб в три заплечных мешка. Когда, наконец, вышло долгожданное солнце, и пришла пора двигаться в путь вся семья рано утром вышли на центральную площадь. Дождь старательно очистил остатки пепелища храма, и на его месте уже начали пробиваться новые зеленые побеги. Все эльфы села знали, что это необычное семейство их покидает навсегда, и собрались проводить в дальнюю дорогу. На окраине площади стояли пять красавцев белых жеребцов, играя тугими мышцами под лоснящейся шкурой и нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. На них были дорогие седла тонкой узорчатой работы из общей сокровищницы поселения. Подошел Тиринар в белом дорожном одеянии со старым другом посохом в руках. На его плечах висела увесистая и объемная дорожная сумка. В ней что-то тихонько булькало и позвякивало знакомым стеклянным звоном. Величественными и неторопливыми шагами к площади приближался мастер Гилиир. Изумрудный брючный костюм воина был перехвачен широким черным поясом, на котором покачивался изящный древний меч в алых ножнах. Походная сумка мастера клинка оказалась столь незначительных размеров, будто он собирался не в далекий трудный путь, а в увеселительную прогулку по окрестностям Килина. Эвол занял место подобающее старосте – стоял чуть впереди и в центре собравшихся жителей. Верховный маг Тиринар, мастер клинка Гилиир, поэт Нариан, мастер цветов Ниида и рубиноокая Нианна выстроились перед собравшимися. Одновременно они приклонили головы, приложив ладони к сердцу. – Братья и сестры, – первым обратился к собравшимся Нариан, легкий ветер развивал непослушную прядь волос, вырвавшуюся из перевязи, лицо являло спокойствие, а взгляд уверенность. – Наша семья приняла решение покинуть ваше доброе селение и направить свою судьбу в Фиэней. Я прошу глубочайшего прощения за причиненную боль и уверен, что мы все с ясным сердцем придем к пониманию преподнесенного судьбой урока. Эльфы поняли, что Нариан сожалеет об уничтоженном храме, но и взывает к справедливости, показывая незаслуженно нанесенную сердечную рану своему ребенку. – Мы передаем наш дом в ваши заботливые руки. Пусть он принесет новым жителям счастливые годы жизни, даря тепло и уют, какие дарил нам. С чистым сердцем и открытой душой мы прощаемся с вами, да хранят вас небеса Эндоры! – закончил глава семейства. После пожара в храме жители села так и не пришли к единому мнению – большинство взрослого населения гордилось Нианной, и не оправдывало пусть детскую, но все же неприязнь сверстников к девочке, одновременно считая варварским проступком уничтожение Храма науки и святыни, пусть и совершенного исподволь. – Я отправляюсь в Фиэней по приказу Магистрата, – Тиринар упер посох в землю и важно отодвинул его в сторону на прямой руке. – Очень хочется достать в библиотеке и привезти домой утраченные книги и свитки. Возможно удастся прихватить чего-нибудь новенького, – он улыбнулся и подмигнул собранию. Маг надул свой животик и торжественно продолжил: – перед вашим лицом обещаю быть верным и надежным попутчиком этому семейству странников... И не давать им скучать всю дорогу... – Мне хочется повидать, пользуясь случаем, древний Фиэней, а по сему присоединяюсь к путникам и приложу все силы чтобы мой меч сделал их путь безопасным. Ну, и конечно же помогу Тиринару вернуться с новыми письменными сокровищами в Килин, – ровным тоном, без тени эмоций вещал Гилиир. В заключение официально части выступил староста Эвол. Он волновался. На лице невозможно было прочитать, старейшина больше радуется отъезду этого семейства, принесшего столько неспокойных дней, или печалится, что эта маленькая непоседа и ее родители, озарявшие размеренную жизнь всякими чудесами и наполнявшие Килин жужжанием соседских рассказов о «Великой, живущей по соседству» их покидают. – Друзья! Все что пережито вместе да оставит в сердце теплый свет, а мудрая судьба ведет души в поисках новых добрых свершений. Пусть эти добрые белогривые скакуны быстро доставят вас в Фиэней. Да наполнит дорога яркими красками Эндоры ваши сердца!... – закончив официоз Эвол сурово добавил: – Тиринар... за седла головой отвечаешь! – Да ладно, тебе старина, поди-ка я тебя обниму! – пузатенький волшебник подскочил к старосте и сгреб его в объятья. Все это время Нианна стояла с гордо поднятой головой и прямо смотрела на собравшихся. Рубиновые глаза пробегали по лицам, стараясь запомнить их каждую черту. Что принесет будущее – неизвестно, а здесь оставалось ее детство, наполненное приключениями и познаниями. – «И все-таки»... – думала она, – «они мои друзья». Путники закрепили поклажу на конях и с эльфийской грацией впрыгнули в седла. – Да хранит вас Инайе!.. Да хранит вас Инайе!... Да хранит вас Инайе! – понеслось со всех сторон. – Добрый путь!... Эльфы провожали своих друзей... необычных, своенравных, но все-таки Друзей. – Я проведу вас до конца поселка, – Эвол побрел рядом. Странники пустили лошадей медленным шагом по улице Килина, ведущей на юг. Внезапно Ниа остановилась и развернула коня. Вверх взвилась ее левая ладонь с растопыренными пальцами. Вспышка белого света, на мгновение ослепившая эльфов, и хрустальный перезвон колокольчиков. От юной всадницы к собравшимся жителям летело облако чудесных бабочек, сотканных из белого света. Каждый взмах их прозрачных крыльев озарялся нежным хрустальным звоном. Над площадью зазвучала изысканная композиция, наполняющая сердца светом детской любви. Бабочка села на правое плечо каждому эльфу, продолжая взмахивать крыльями и творить общую мелодию. Сидели они и у тех двух мальчуганов, что по детской дури, издевались над Нианной в ставшем прахом храме. Принявшая изгнание сказала одно лишь слово: – Прощайте! – и развернув коня, присоединилась к путникам. Они неспеша молча проезжали знакомые дома и дворики, в последний раз взглянули на свой дом и выехали на окраину Килина... от неожиданности замерев как вкопанные... ...Прямо перед ними на дороге лежали два огромных полосатых бело-черных саблезубых тигра. – Вот тебе и раз!!!... – вырвалось изо рта у ошарашенного Эвола. Он потер глаза, как бы пытаясь сбросить иллюзию. – Не раз, а два... – донеслась в ответ могучая, басовитая с подрыком, мысленная волна. Мощные передние лапы лежали сложенными одна на одну в царственной позе. Пушистая шерсть играла переливами в лучах рассветного солнца. Хвосты спокойно покоились рядом со своими хозяевами, говоря о мирных намерениях этих реликтовых зверей. Две огромные головы, вооруженные парами ослепительно белых, свисающих ниже подбородка, клыков, смотрели на путников уверенными синими глазами. Всех всадников и их лошадей словно пригвоздили к месту, а кони прямо-таки дышать перестали. Хвосты вместе с челюстями бессильно повисли, лишь ветерок трепал их челки. Такого вольные жители леса не видели никогда. Нианна спокойно слезла с коня. Она уже видела такого тигра на берегу запретного озера и подарила ему тогда исцеление. Подойдя, она присела на корточки, заглядывая в огромные глазищи гигантов. Девочка добродушно улыбнулась. – Привет, пушистики, что вы здесь делаете? – по-детски непосредственно осведомилась она. – Я, Ррагор, – послал мысль один. – А я, Ррагур, – послал мысль второй тигр. – Мы присланы к тебе, Владычица, по приказу нашего вожака Ррура. Ты подарила ему жизнь во время охоты забытья и исцелила от проклятья. Верховный призвал свой народ и повелел всей стае вовеки веков хранить тебя на просторах Эндоры. Право стражей плоти повелитель доверил нам. От озера мы прошли за высоким следопытом к вашему селению, – один из тигров указал головой на Гилиира, – и с той поры несли дозор за вашей территорией... Мы слышали, как вы говорили на площади, и рады будем открыто сопровождать вас в этом пути... Ниа еще больше повеселела – «новые друзья, да еще такие мягкие и теплые». Несмотря на все свое могущество и искушение в искусстве боя, Нианна оставалась маленькой девочкой любящей все пушистое и мягкое. – А можно я поеду на вас верхом? – наивность и детская непосредственность сами произнесли эти слова. – Это будет великая честь, Владычица, – одновременно пророкотали мысли клыкастых исполинов. – Можно просто – Ниа, – ребенок пищал от восторга. Все это время взрослые напряженно слушали разговор, а кони боялись даже пошевелиться. Под задней частью того, с которого слезла Нианна, образовалась теплая буро-зеленая горка. – Возьмите кожаный доспех, прикрепленный на спине вашего трусливого пожирателя травы, и закрепите на моей спине, – пророкотал Ррагор, обращаясь к путникам. Ррагор был крупнее телом своего единоутробного брата, а сабли клыков были больше на целую ладонь. Тигры встали. Лошади попятились назад, едва сдерживаемые ласковыми мысленными командами эльфов. Всадники с трудом, проникая сквозь парализующий страх лошадиных мыслей, втолковывали коням, что этих чудовищ бояться не надо. Эвол немного пришел в себя: – Вроде уже проводили и опять ...на тебе ежиков за пазуху... да еще каких... Чего ж вас дальше-то ждет... – Кто колючих кому подложил?! – сурово проурчал Ррагур, сделав шаг к старосте. – Да это он так... иносказательно, – обретя дар речи, вступился Тиринар. Они спешились и сняли седло с жеребца Нианны. Ррагор оказался в холке почти как скакун, и седло на него оделось без проблем. Конечно же узду на него никто одевать не решился. Ниа впорхнула к нему в седло. Девчушка сияла как само солнце. Перед ними лежало две тысячи километров приключений... Мы ускачем вперед... Килин – Фиэней. Эндора. Первый день они свыкались. Всадники приноравливались к лошадям, лошади к наездникам, а саблезубые жители дремучих чащей Великого леса привыкали к тем и к другим. Тяжелее всего пришлось Ррагору. Непривычная тяжесть на спине, жесткая хватка седельных ремней – все это мешало, как прежде легко передвигаться, да и темп им подобрать никак не удавалось. Тиграм не нравилось трусить рысцой целый день. Ррагор либо мягко шел, переступая с лапы на лапу, либо пожирал пространство огромными прыжками... Но принятый вызов он держал с честью. Ниа почувствовала терзания в душе хищника и предложила: – А что, если мы ускачем вперед, а потом ты будешь отдыхать, пока нас не догонят друзья? Ррагор довольно заурчал. – Папа, мама можно мы поедем вперед, а там вас подождем? – звонкий голосок Нианны был таким радостным, что родители не могли устоять. Взрослые и сами заметили, как неуютен такой равномерный темп полосатому гиганту. – Мы не против, да ведь ты дороги не знаешь, – Ниида слегка нервничала. Странники спешились на небольшой привал. Тиринар открыл карту и стал прокладывать курс, рассказывая Нианне о грядущем странствии. Сначала их путь пролегал по границе Тирольского архипелага и Великого леса, плавно переходя к достаточно глубоким ущельям Тирольских предгорий, входящих острым клином в лесные дебри. Эта часть дороги была абсолютно безлюдной. Потом друзьям предстояло опять долго ехать по границе леса и скал Тироля. На этой отрезке путешествия находилась эльфийская деревенька Илуна. Расстояние между Илуной и Килином составляло около пятисот километров. В ней жили такие же отшельники и любители покоя. По мере продвижения на юг, Тирольские гряды отступали на восток и дорога ныряла в чащу Великого леса. Там путников ожидало хитросплетение наезженных мощеных дорог, ведущих от Фиэнея к крупным эльфийским городам, и множество поселений, разбросанных в уединенных лесных уголках по разные стороны от основных транспортных магистралей... – ...А там до Фиэнея и рукой подать, – наконец отдышавшись от непрерывной верховой тряски, закончил маг. Ниа узнав первую часть дорожных ориентиров, подошла к Ррагору, и ласково погладив по густой шерсти спросила: – «Вперед?» – Да, маленькая Владычица... Ниа, – тигр согласно кивнул головой. Все время привала он лежал в тени небольшого деревца. В таком положении Нианна без усилий ловко юркнула в седло. Ррагор встал, по-кошачьи потянулся, выставив вперед лапы и изогнув дугой спину. Девочка цепко держалась в седле как настоящий наездник. Тигр выпрямился, присел и молниеносно прыгнул. Свист ветра запел в ушах. Казалось, распластанный в воздухе саблезубый гигант летел, а не прыгал, так мягко он касался земли и снова отталкивался. Их сопровождал, такими же огромными прыжками его брат Ррагур. Два саблезубых мчались вперед. В бешенной тигриной скачке промелькнули несколько ручьев, бесчисленное количество деревьев и три огромные поляны, алеющие ковром маков. Сердце Нии трепетало от восторга. Аромат цветочных полян дурманил разум блаженством... А скорость, скорость – как она ее любила!!! В таком темпе эти титаны веков неслись уже час. После очередного прыжка тигры перешли на трусцу, потом на мягкий кошачий шаг и остановились. Их грудные клетки мощно вздымались, поглощая чистый горный воздух. Ниа хорошо училась в школе и знала досконально строение и поведение любимых хищников, а любимыми были почему-то все хищники без исключения. Обычные тигры не выдерживали и пятиминутной скачки в таком темпе. Эти же исполины за час преодолели огромное расстояние. Непоседе хотелось срочно разузнать как можно больше об их загадочном народе. Нианна слезла с Ррагора, видя как ему неудобно, расстегнула сковывающие тигра ремни седла и оттащила его в сторону. Саблезубый благодарно заурчал и вытянулся в тени раскидистой кроны, выпуская и втягивая острые как лезвия когти для успокоения натруженных подушек лап. Ррагур последовал примеру брата. Девочка легла рядом с ними в мягкую перину душистых трав. Перед глазами плыл небесный океан. Редкие облака, кудрявясь белыми завитками, паслись в его безбрежных просторах. Аромат трав невесомым бальзамом втекал в ее грудь, неся светлое успокоение. Теплый воздух нежно касался лица и к юной тигриной всаднице пришел сон... ...«Она летела. Мерно парила в синеющей выси над острыми скалами. Голубой, подернутый дымкой горизонт манил неизведанным. Перед ее взором открылась гигантская чаша. Казалось, какое-то божество великим мечом аккуратно срезало под самое основание скалы, оставив после себя ровный каменный стол. На плато гордо возвышался величественный город. Стройные ряды колоннад, прозрачные шпили сияющих башен, хитросплетения переходов из стекла и хрусталя, зеленые шапки садов, парящие в воздухе. Все это манило к себе, казалось таким родным и дорогим. Странница, гонимая беспокойными ветрами направила свой полет к нему. Внезапно на конце самой высокой и величественной башни, пронзающей сами небеса, вспыхнула огненно-белая сфера. Мириады молний бросились из нее на величественные поэтические произведения архитектуры. Сфера быстро расширялась. Невидимая сила вырвала окрестные скалы с корнем и те, взмыв в воздух, устремились к горящему над землей белому солнцу. Весь горный массив из молчаливой неподвижности превратился в движущиеся штормовые волны океана утесов и скал. Волны плыли и расходились концентрическими кругами от того места, где мгновение назад сиял прекрасный город, а теперь горела раскаленная плазма энергии сферы. Поднятые в воздух скалы стали опускаться на центр катастрофы, хороня под собой фантастическое величие строений. Город был погребен полностью. Пожирающий шар огненного сияния взорвался, рассыпавшись миллиардами огненных нитей. Их змеи впились в вершины успокоившихся гор, теперь уже охватывающих кольцами новорожденный гигантский остроконечный утес, вонзающийся в небо черным гранитным шпилем. Скалы стали расти, тянуться вверх все выше и выше, вытягиваясь из глубин недр. По их разломам струился пар, и раскаленная алая кровь земли выступила наружу – в бездонных ущельях текли реки лавы. Вскоре крепостные стены вершин заслонили собой центральный могильный камень, воздвигнутый над городом, и взор Нианны увидел лишь бесконечный лабиринт остроконечных скальных линий, вонзающихся в небеса...» Она проснулась от мягкого прикосновения тигриной головы. Девочка села. По щекам текли слезы. – Владычица Ниа, ты грезила дурным сном? – спросил Ррагор. – Да Ррагор, я видела как погиб город в горах. Его уничтожила магия и танцующие скалы!.. Грустно... – детская ладошка скользнула по щеке, смахивая слезинки. – Заставлять танцевать скалы могли Великие, – проурчал ответ Ррагора, – об этом гласят наши легенды. Он вальяжно растянулся на траве рядом с ней. Голубые глаза исполина не переставали изучать Нианну. Ррагору было удивительно, что он чувствовал неуловимое родство душ с этой маленькой жизнью, принадлежащей другому роду. Если бы не хрупкое эльфийское, тело он, не задумываясь, назвал бы ее сестрой. – Ваши легенды, ваши легенды... – как эхо повторила Ниа, продолжая пересматривать яркие картины увиденного сна. – Ррагор, но я ничего не знаю о вашем народе... Ни кто вы и откуда ваш род... В наших знаниях вы легенда. Древняя легенда, внезапно появившаяся в эпоху Безысходности и Гибели, и сражавшаяся вместе с нашими народами против нечисти. Ты мне расскажешь, что-нибудь? – девочка плавно прильнула к тигру, проваливаясь в пушистый мех. Она не испытывала чувства страха перед этим исполином. Тигр казался старым другом, появившемся из давно забытых мечтаний. Ррагор размеренным темпом стал проговаривать древние сказания, который каждый член стаи впитывал с рождения и обязывался передать своим потомкам. Маленькая девочка сидела, облокотившись о белого полосатого тигра, а тот прикрыв глаза, мягко мурлыкал будто огромный кот. Стройными рядами, с уже знакомым для Нианны ритмом, в ее разум вплывали легенды прошлых тысячелетий. Это был ритм знаний Святилища. Мы вышли из огненной пасти скалы, Дар речи вливал в нас Великий. Он силу дарил нам в пожаре войны, Чтоб мы охраняли вовеки, Все земли Эндоры чудесной страны От Тьмы разъяренной и Смерти... Ррагор продолжал мягко урчать. – Великий наделил наш род дарами, и мы свято их чтим. Большие расстояния не преграда могучим лапам полосатого братства, а его клыки прочны как стальные мечи. Создатель наполнил наши тела долгим веком, подобно эльфийскому, а мысли такой силой, что мы всегда слышим друг друга даже на дальних границах Эндоры. Думы всех живых жителей страны не являют для нас тайну, причем им об этом неведомо. – Даже эльфов и магов? – таращась удивленными глазенками, спросила Ниа. – Именно так мы узнали, что четыре эльфа и одна девочка с рубиновыми глазами покидают Килин, и поджидали вас на краю селения. – С мыслями магов и колдунов конечно сложнее. Они скрыты покрывалами силы, но некоторые братья и сестры умеют прокрадываться и под них, – гордо вмешался в разговор Ррагур. – Есть и еще одно, – Ррагор помедлил, взвешивая на незримых весах, стоит или не стоит говорить. – Каждый из рода может вызвать «Призрачную стаю». По призыву приходят души саблезубых, покинувшие этот мир и наделенные нашей Фару, призрачными огненными тенями могут вступить в бой. Однако такой зов для живущего всегда последний. Тот саблезубый, что вызвал духов, сам становится тенью, израсходовав все свои силы. Он сражается бок о бок с предками и вместе с ними отправляется назад в вечность. «Призрачная стая» может жить в этом мире пол дня, после чего наступает забвение... Однако такой призыв никто из нас со времен великой войны не бросал, и возможно сейчас это просто легенда... – А где ваш дом?– не унималась малышка. – Мы вольны как крылатые создания небес. Наш дом вся Эндора, однако, в центральной части, где благодатный Великий лес переходит в обширные долины и живет племя маленьких, но упорных гномов, есть тайное место. Среди непроходимой для чащи обитают самые древние вожаки моего народа. Это место зовется Раражак. Оно защищено бдением наших славных стражей, а их мысли надежно уводят в стороны всех посторонних. Именно там и жил Ррур, до своего странствия по Эндоре. Именно в этом странствии, пытаясь разгадать тайну зубастого озера, он попал в беду, из которой ты, Владычица Нианна, великодушно вызволила, даровав жизнь. – Так значит, каждый из вас всегда знает, что происходит во всей Эндоре? – не переставала допытываться Ниа. – Мы не стремимся к этому, но в принципе да, можно сказать и так. Девочка замолчала, глядя в розовеющие небеса. Тигр тоже прервал свое повествование. Прошло часа четыре, как они, словно на крыльях ветра, умчались вперед от своего небольшого отряда. Солнце опустилось за горизонт Великого леса, и на поляну из чащи бесшумно стали выползать сереющие сумерки. – «Мама, папа, вы далеко? Мы вас заждались», – послала мысленный призыв юная волшебница. – Девочка наша, мы где-то рядом. Тяжело отыскивать следы твоих чудо-друзей. Дай нам какой-нибудь знак, – попросила Ниида. – Конечно, мамочка! – Нианна вскочила на ноги. С правой руки Нии, ввысь, с жужжанием, рванул желтый огненный шар. Между ним и ладонью девочки сияла янтарная энергетическая нить. Юный маг подбросил этот маяк выше самых больших деревьев в округе. – «Сделаю маяк красивым!» – мелькнула мысль в голове малышки. Шар лопнул, превращаясь в облако сияющих искр, а те в свою очередь сплелись в переливающиеся нити, творя собой контуры величественного орла, парящего кругами в небесах. Тигры с нескрываемым любопытством, подняв головы, наблюдали за полетом хищного призрака. – Мы видим! – услышала Ниа радостную мысль отца. – Мы, оказывается, совсем рядом! На поляну, через несколько минут, размеренным шагом вышли четыре белых уставших жеребца, несущих на своих спинах таких же усталых седоков. Нианна оборвала связующую нить заклинания и орел опал золотистым пеплом искр. Она подбежала к родителям. Первый с коня ловко спрыгнул Гилиир. Казалось, воин совсем не устал. Он сделал несколько движений корпусом, разминая затекшие суставы. Нариан и Ниида синхронно спешились, тут же заключив в свои объятия тигриную наездницу. Тяжелее всего пришлось Тиринару. Он, как маленький бурдючек, с хлюпаньем полупустой походной фляжки и надсадным кряхтением, тяжело сполз с коня. – Красивый орел, – первым похвалил он Нию. Учитель постанывая и подпирая руками поясницу, потягивал натруженную спину. – Вдохновенный... Ой, моя спинушка спина... Давненько же я не ездил верхом! Сто копыт мне на пятки! Кончики его заостренных ушей стали такими же, как и его лицо – ярко-алыми. В дороге Тиринар то и дело отхлебывал «усердия наездника» для пущей цепкости в седле. – Давайте к ночлегу готовиться, стемнеет скоро, – скорее скомандовал, чем предложил Гилиир. Сноровки в походном деле эльфам не занимать. Всего десяток минут и на маленькой полянке, почти утонувшей в волнах серо-синих сумерек, уже стояла родительская палатка путешествующего семейства, круглый шатер зонтик Тиринара, основанием которого служил любимый посох и лежал походный матрац Гилиира, вдоль которого была вытянута темно-зеленая плащ палатка. По центру лагеря горел, тихонько потрескивая и салютуя ночному небу одинокими искрами, теплый приятель костер. Тигры расположились чуть в стороне. Их присутствие выдавали лишь редкие вспышки двух пар желтых глаз. Кони, изредка пофыркивая, паслись на соседней полянке. Небеса медленно опускали ночное прохладное одеяло на земли Эндоры. Все путники собрались вокруг костра. Достали прихваченный из дому провиант и разложили на вязаной скатерти. Ниида сама ее связала, вплетая стебли живых трав в узоры шерстяных нитей, соединенных магией. Несколько куплетов песни-заклинания и на ее холсте распускались небольшие разноцветные цветочки, украшая собой походное пиршество. На скатерти красовались ароматные лепешки, головка твердого сыра, горка орехов, горшочек меда. В котелке над огнем кипела вода. Ниида бросала в нее щепотки трав, готовя душистый чай. Тиринар достал любимую бутылочку, оплетенную виноградной лозой и четыре стаканчика. – А как же эффектное розовое облачко и взмах посоха? – улыбнувшись, спросил Нариан. Нариан и Ниида слыли в Килине на редкость сдержанными и немногословными эльфами, однако они всегда высоко ценили общество друзей и поддерживали компанию. – Эхе-хе... – вздохнул верховный маг, – этим заклинанием я только в нашей деревне щеголять могу. Дальше его границ дотянуться магией до своего погребка не получается... Как ни старался то бутылка от магического напряжения лопается, то стаканчики где-то пропадут... В общем, давайте так, по-свойски, без выкрутасов... За гладкий путь! – За гладкий путь! – подхватили путники. Ниа была с тостующими, держа в руках кружечку маминого чая. Поправив пустоту желудка, эльфы молчаливо любовались костром. Языки пламени мерно плясали перед их взором. Мысли каждого неспешно устремились в туманное грядущее. Гилиир как-то неуверенно замялся... – Что тревожит тебя, повелитель мечей? – улыбнувшись уголками глаз, спросил Тиринар, явно ощущая, что Гилиир хочет что-то сказать, но почему-то не решается. – Вы позволите для вас... сыграть? – тихим и нерешительным голосом спросил могучий эльфийский воин. Публика просто онемела. Неподражаемый виртуоз клинка всегда являлся эталоном мужественности и суровости для жителей Килина. Да и улыбка на его лице случалась редким гостем. У Гилиира не было родных. Все считали единственной семьей мастера древний меч в алых ножнах... А тут оказывается, руки воина созданы не только для фехтования. – Конечно, мастер Гилиир! – придя в себя от волны удивления, откликнулся Нариан. – Это будет честью для нас! Ниида прильнула к плечу мужа, а маленькая Ниа примостилась рядом с мамой. Гилиир, жестом иллюзиониста достал из воздуха тонкую полированную флейту из черного дерева, поднес к губам и... ...И черная безлунная ночь озарилась светом далекой... любви... Мелодия текла ровными волнами, переливаясь водопадами украшений,

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом