Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

сплетаемая нитями тональностей. То она разгоралась пламенем страсти, то затухала в тихом трепете надежды. Эльфы вдруг осознали, что видят звук! Магия флейты Гилиира осветила гирляндами огней древний лес. Перед их взором музыкальные пассажи разлили зеркально-черную гладь ночного огромного озера. Шелковые нити мелодии ткали дивный образ эльфийской девушки в белоснежном длинном платье. Каскады гармоний рисовали грустный образ ее лица, вглядывающегося в немую даль, а в пульсе ритмических волн слышались тоскующие удары ее сердца. Яркие краски нот дополняли созданную картину все глубже и глубже. Казалось еще один переход, еще один пассаж, еще один вздох черной флейты и картина оживет. Глаза Гилиира были закрыты. Он грезил. Грезил то ли о давно минувшем, то ли о будущем. Стихи его музыки оказались настолько глубоки, что без слов нежно тронули сердца слушателей. По щеке Тиринара, сверкнув, побежала слеза. Мелодия взлетела ввысь, унося на взмахах своих невидимых крыльев, стройный девичий стан в белом платье и растворяя воды незримого озера в густой темноте ночи... Гилиир не открывая глаз, медленно отодвинул флейту от губ. Два тигра, укрытых непроглядным покрывалом ночи, одобрительно заурчали. Рубиновые глаза Нианны горели в ночи алым светом. Она встала и подошла к Гилииру, сев перед ним на корточки. Музыкант открыл глаза, прямо в них смотрели два пылающих рубиновых огня. – Ты обязательно найдешь ее, обязательно! Судьба не может быть глуха к зову твоего сердца, мастер Гилиир... Она говорила не как девочка. На мгновение Гилииру показалось, что перед ним сидел древний оракул безапелляционно убежденный в своих речах. – Сердца всех живых существ Эндоры хранят великие тайны, и каждая из них плетет Великий узор наших судеб, – украдкой смахивая слезу, заговорил Тиринар, глядя на огонь. – Столько столетий мы живем, бок о бок с тобой старина Гилиир, но ты никогда не открывал стальной занавес своего сердца... А за его броней, оказывается, бьется сердце великого художника, поэта и что более удивительно музыканта. Я с благодарностью принимаю твою тайну, и свято ее буду чтить... Он повернул голову, и на озаренном светом костра лице Гилиира прочитал легкую дружескую улыбку. Нариан и Ниида ничего не сказали. Глядя в глаза музыканта, они приложили ладони к своим сердцам и приклонили головы в знак искренней благодарности за подаренные волшебные минуты ярких душевных грез. – Спасибо вам, друзья, что выслушали. Не знаю почему, но так захотелось..., – и он осекся. – Давайте спать, ведь завтра в путь... – Да, да, – подхватил Тиринар, – а маленьким волшебницам давно пора тихонько посапывать, – он назидательно помахал Нианне пальцем. – Да хранят ваш сон звезды Эндоры, – пожелали спокойной ночи родители Нии. Все разбрелись по своим спальным местам. У Гилиира долго не получалось уснуть. Он никак не мог понять, какая сила заставила открыть то, что он скрывал всю свою жизнь, со времен своей молодости. Перед мысленным взором продолжали гореть два уверенных рубиновых глаза – «ты обязательно найдешь ее, обязательно»... За первый день пути странники преодолели около восьмидесяти километров. Еще через четыре дня путешествия им предстояло встретиться с Тирольским клином ущелий. В МОЕЙ... ВЛАСТИ... ВЫ... ВСЕ!!! Фиэней. Эндора. Небо четвертого дня обнимало их ласковыми голубыми просторами дома. Весь этот день они мчались по родным, залетанным до инстинктивной памяти местам. Был знаком каждая скальный выступ, каждый карниз, каждая рощица и тропинка в долинах. Ветер милостивым господином весь день мягко веял в спину, помогая лететь, к тому же разметал все тучи, расчистив странникам путь и угнав основное стадо этих серых клубящихся небесных овец далеко на запад. Иррада точно помнила, где обитают выводки тучных кабанов и табуны мясистых оленей. Упросив Ерртора приземлиться на полчасика, она славно поохотилась, и досыта наевшись, еще час сладко кимарила. – «Скоро, скоро Фиэней и после доклада в Магистрате домой, в Генар», – Ирраде жутко хотелось повидать наставника Храага и дракона главы всадников Анари сапфирового Саприла, с которым она дружила с детства. Посмотреть на молодняк, резвящийся в водопаде Аруж и, конечно же, посидеть как в юности на центральном утесе девяти стражей, провожая каждодневное угасание солнца. Ерртору было неспокойно. Последних два дня он напряженно слушал Эндору. Расширенное восприятие, вплавленное в душу Великим, сначала казалось необычайно полезным даром, позволяющим вдыхать мир бесчисленным количеством бесконечных осязательных нитей, но сейчас оно все больше и больше наполнялось тревожными мыслями эфира. Перерожденный дух чувствовал далекие крики боли и отчаянные стенания по безвременно оборванным жизням, самоотверженные старания пришедших на помощь и врачующих. Самой ужасной стала мука осознавать, что эти смерти от танца тверди Эндоры, вскоре станут ничтожной каплей в океане приближающейся кровавой жатвы Зираиды. Война придет за горячей кровью, кипящей на стали, и добрыми мирными душами, придет не как минутная земная встряска, а как долгая хозяйка Судеб. – «Я должен помешать... Мы обязаны предотвратить в самом зародыше эту угрозу...» – Извини, что перебиваю ток твоих безрадостных мыслей, всадник, – Иррада наконец отошла от дремоты, еще наслаждаясь дивным послевкусием обеда.– Но, малыш! Посмотри, мы дома! – Да, и хочется сохранить его еще на долгие, долгие времена, – сидя на траве Ерртор с суровой задумчивостью скользил взглядом по небесной лазури. – Я бы на твоем месте не об этом думала. – А о чем? Что может быть важнее? – эльф повернул голову и встретил прищуренный взгляд Легкокрылой. – Ты бы поверил словам врага: «Готовьтесь! Я нападаю на вас «отсюда»! А? – Что-то в толк не возьму. Поясни, – в голове мелькнула смутная догадка, и Ерртор сдвинул тонкие брови. – Правильно. Мою мысль ты уловил. Со времен Безысходности и Гибели, безусловно, остались образцы оружия Жнецов. Так же как и твой «Ишь», они украшены рунами Зираиды. Хоть эти начертания и не дали нашим магам абсолютно ничего, не позволив познать темное искусство врага, но рисунок... – Татуировка на моей щеке! – он инстинктивно коснулся пальцами правой части лица. – Прямо в цель! Ты меченый, братишка! И метка твоя без слов кричит, что ты предатель и слуга врага... ну или лорд врага... как будет угодно, ваша кровожадность, лорд Шашир! Ерртор не обратил внимания на шутку Иррады: – И разумеется, то, что я скажу, будет понято с достоверностью до наоборот! – Именно! Как мне кажется, у нас два выхода: сказать правду и пережить неприятную процедуру ментальной проверки, с возможным заточением до выяснения обстоятельств... – Или сокрыть руну жнецов Иллюзией, – подхватил всадник, – и до поры не посвящать совет в эту маленькую тайну. Ведь если не подтвердиться нападение через Жгаг-Гер и Жнецы начнут атаку из другого места, приговор нам обеспечен. – Есть еще одно... «но», – Иррада встала, лениво потянулась, растопырив передние лапы и глубоко вогнав при этом когти в землю. – Ты когда-нибудь видел все возможности своего учителя Улира? – Нет, конечно. Он никому не обязан их демонстрировать. – Вот и я не ведаю всего мастерства наставника Храага. Что если они вскроют твою магическую иллюзию? – Полагаю, после уроков Дрела, иллюзия должна получиться филигранной, – Ерртор встал, разминая отсиженные ноги. – Только что Судьба еще раз поставила нас перед выбором, и мы его сделали, – Златоглавая расправила свою гордость – стремительные крылья, готовясь к полету. – Я надеюсь, как всегда правильный? – эльф подмигнул подруге. Новые магические возможности всадника Ирраду немного нервировали. На нее уже смотрел Ерртор без татуировки на щеке. – М-да... Летим! – Иррада чуть присела, и небесный воин взвился в седло... ...Солнце все лило и подмешивало алые краски в свод небес, наполняя линию горизонта кровавым багрянцем. ...Их уставшие глаза увидели долгожданные огни Фиэнея уже ночью. Иррада просто планировала, широко расставив крылья, и бархатный летний воздух их нежно гладил. Слева пронесся родной Генар, утесы-стражи, драконов почему-то на них не было видно. – Садимся прямо на площадь Магистрата! – скомандовал всадник, и Иррада стала заходить на посадку. Фиэней не спал. Подобно пчелам в сказочном ночном улье по улицам сновали огни фонарей. Мирные горожане и воины в доспехах собирали обозы. От пристани по течению Ини отходили загруженные парусники. Город помогал, чем мог пострадавшим от дикого танца Эндоры королевствам. Круглый просеянный и тщательно подобранный гравий двора Магистрата захрустел под мощными лапами приземлившегося дракона. От центральной башни к ним бежали два воина. Ерртор с Иррадой двинулись навстречу. Всадник, как и подобает наезднику дракона, грациозно выпрыгнул из седла. Воины отсалютовали и замерли, блестя золотом доспехов в немом ожидании. – Я Ерртор и Златоглавая Иррада прибыли со срочным донесением к главе совета Владыке Улиру. Дело не терпит отлагательств, мы просим аудиенции! – Прошу пройти в приемный зал Ордена Генара, мы немедленно сообщим Владыке, – эльфы мягким упругим бегом скрылись в башне Магистрата. Приемный зал ордена драконов и всадников фактически был отдельным зданием и примыкал к величественной полусфере зала Советов Магистрата. Так же как и он зал имел богато украшенный парадный вход с площади. Вертикальные малахитовые стены торжественного места советов драконов, всадников и магов имели кольцеобразную форму, накрытую правильным стеклянным ячеистым куполом, увенчанным высоким копьем золотого шпиля. Наружный периметр охраняли пять свирепых статуй золотых драконов в натуральную величину. Иррада, звонко цокая когтями по белоснежному мрамору пола, вошла первой, за ней следовал ее небесный спутник. Стены зала прорезали всего три двери. Первая была парадной, через которую только что вошли друзья, вторая имела такую же ширину, что входная, и вела в общий зал советов, третья предназначалась лишь для представителей пятиконечных рас и вела в центральную башню Магистрата. Прозрачный купол зала собирался из ажурных искусно закрученных объемных металлических узоров, богато украшенных скульптурами драконов и всадников. Они парили под сводом практически самостоятельно, на едва заметных тросах и сияли полированными поверхностями белого легкого металла. Пол зала представлял собой утопленные один в другой на высоту ступени три кольца. На среднем кольце с одной стороны стояло девять удобных кресел, обтянутых алой с зеленым материей. Центральное, больше напоминавшее трон и значительно возвышавшееся над остальными, предназначалось главе совета Магистрата. С противоположной стороны, на этом же уровне, находилось еще пять широко разнесенных кресел, обтянутых синей материей. Стоящее по центру тоже отличалось размером и предназначалось главе совета ордена Генара. Сразу за ними, на верхнем ярусе, располагались пять инкрустированных огненным орнаментом лазурных площадок, предназначавшихся драконам. Стены зала были великолепно расписаны летящими драконами и решительными образами всадников, сурово бдящих загоризонтные дали. Зал плавно наполнился светом. Горели открытые пасти драконьих фигур на потолке, испуская вниз ровные столбы белого цвета. Иррада прошла и остановилась у дальней площадки. В зале царила напряженная звенящая тишина. Она и Ерртор попали сюда впервые, когда Владыка Улир напутствовал их на первый облет царств Эндоры. И вот наступила очередь второго визита... Дверь неслышно распахнули два стражника в серебряных доспехах, личная охрана главы совета, и в зал вошли четверо. Это были верховные маги всех рас Эндоры. Эльфов представлял глава совета Магистрата Владыка Улир и занял центральное место, по правую руку сел высший мастер магии ближайшего соседнего королевства гномов, Владыка Буракн. По левую руку расположился Владыка Аристок, верховный маг людей, а рядом с ним занял место огромный зеленый Владыка Ракл, мастер магии орков. Все маги появились в парадных одеяниях и с посохами. То ли что-то случилось до визита вестников, то ли так всегда было принято в зале совета, друзья не знали. Над куполом мелькнула большая тень. Через минуту в зал неторопливо вошел, поправляя сложенные крылья, большой черный дракон, старейшина Храаг. Он молча поклонился собравшимся и занял место за Владыками магии, возвышаясь темной шипастой горой за их спинами. – От лица совета Магистрата мы приветствуем вас Златоглавая Иррада и ...Ерртор?! – Улир запнулся и привстал. Заходя в зал совета, Владыки оживленно беседовали меж собою. Только рассевшись, они обратили внимание на просителей аудиенции. Во внезапно наступившей тишине прокатился настороженный шепот. Все это время Храаг пристально наблюдал за обоими вестниками, и чешуя на его загривке слегка приподнялась. Ерртор спустился на нижний круг зала. Преклонив колено и положив руку на сердце, всадник поднялся. Золото одежд блистало в вертикальном луче света, падающего точно на него. – Я и Златоглавая странница небес приветствуем вас Владыки! Да льют звезды мудрость в ваши суждения и дела! Мы спешили к вам с вестью и просим ее выслушать! – Говори, всадник! – повелительным тоном произнес Улир, брови его сдвинулись, лицо стало угловатым и напряглось. – Это тяжелая весть для Эндоры – нас ждет Война! Совет превратился в молчаливую глыбу. – И с кем же всадник? – тон Улира, несмотря на то, что он давно уже знал Ерртора и являлся личным его наставником, отдавал ледяной стужей. Всадник понял, что по имени учитель его не называет неспроста. – Нам предстоит война с народом Зираиды, именующим себя Жнецами, как и семь тысяч лет назад! – голос Ерртора уверенно звучал под сводами зала. По совету прокатился недоверчивый рокот. Улир встал, и драгоценный камень его ветвистого деревянного посоха ярко засиял. – Я не вижу пред собою своего ученика и всадника Ерртора! – Улир бросал тяжкие слова недоверия прямо в лицо эльфу, носящему золотые одежды и стоящему пред ним. – Схожесть лица и его меч лишь напоминают его! Кто ты?! Назовись! Все Владыки совета тоже поднялись со своих кресел и их посохи насторожились светом кристаллов. Иррада нервничала, с трудом сдерживая свой хвост от метания туда – сюда, и как подобает мудрому дракону, хранила молчание. – Мое имя Ерртор, сын Омелии, принадлежащей роду Сетимиэля, удостоенный чести Златоглавой Иррады быть ее всадником, член ордена Генара, – он старательно проговаривал свои титулы. – Позвольте, Владыки, поведать рассказ о произошедшем с нами за время странствий в предгорьях Тироля. Повествование все пояснит, прошу лишь вашего терпения. Владыки магии сели, но посохи продолжали угрожающе сиять. – Ты, Владыка Улир, и ты, старейшина Храаг знали о моей природной тяге к таинствам Великих и не возражали против очередной нашей с Иррадой просьбы отправиться на тщетные, по вашему мнению, поиски их следов. В этот поход мы отправились чуть менее месяца назад.... И Ерртор подробно изложил битву в тоннеле, освобождение призрачного духа Великого и его дары, перерождение своей плоти, и опасность о которой предупредил Дрел. Совет напряженно слушал, а Храаг застыл как изваяние, разглядывая то Ерртора то Ирраду, но при этом не сделал ни единой попытки связаться с драконихой мысленно, и это бесило Ирраду еще больше. Ерртор закончил повествование, но яркий свет посоха владыки Улира не погас. – С чего же ты взял всадник, что этот осужденный и заточенный призрак принадлежал к роду Великих? – сурово, не сводя глаз с лица Ерртора, произнес глава совета. – Он описал решающую битву с воинами Зираиды, в которой нашему народу помогали Великие и назвал их имена. Имя первого – Амдебаф, имя второго – Нианна. Такой реакции Ерртор не ожидал. Вопреки этикету все подскочили и секунду смотрели на него ошеломленным взглядом, а потом обступили Улира и стали о чем-то напряженно переговариваться. Их посохи засияли еще сильней. Когда переговоры закончились и Владыки снова заняли свои места, глава совета продолжил: – Все ли узнанное ты рассказал нам, всадник? – его голубые глаза буравили взгляд Ерртора. – ...Не все, Владыки, – нехотя признался он. – Есть тайное, скрытое клятвой, и я не могу вам его открыть. Наступила тишина, и в этом безмолвии раздались четкие размеренные слова главы Совета Улира: – За долгие тысячелетия изучения искусства магии я познал много тайн. Множество формул и рун прошли сквозь мой разум, оставляя в нем неизгладимый след. Сознание долгие годы искало то Восприятие, которое наполнило бы окружающий мир Истиной, разогнав Иллюзию. Я не в праве требовать от тебя нарушения клятвы – это святой закон Эндоры, но по праву Верховного Мага страны я требую, всадник – покажи... мне... свое... истинное... лицо!!! Ерртор обернулся и посмотрел сверкающими глазами на Ирраду, та медленно кивнула. Завеса иллюзии скользнула с его лица, обращенного к совету, и на правой щеке проявилась черная татуировка «Жнецов». В тот же миг с посохов Владык в эльфа ударили четыре жестких луча. Ерртор содрогнулся, колени немного подкосились, но он устоял. Совет пытался парализовать «чужака», выбив дух из тела на время. Могущество Владык ярилось и подчиняло. Их головы и кисти рук, не скрытые одеждой, начали блистать иглами света. Лучи с треском резали воздух. Их мощь нарастала, но гигантская Фару Великого, жившая в теле Ерртора, была несравненна. Всадник разогнул колени и с трудом выпрямился. В этот момент на него обрушилась следующая волна мощи. Храаг, подобно черной скале, поднялся за спинами Владык. С его воздетой вверх лапы ударил мощный поток синего парализующего луча. Ерртор стиснул зубы и обронил стон. Стон всадника стал последней каплей. Спокойная до этого момента Иррада, как кошка, подпрыгнула одним движеньем и приземлилась за всадником. Рога смотрели в небо, а глаза сияли золотым пламенем. – Если вам всем дорога ваша древняя никчемная жизнь, вы прекратите это сейчас же!!! – Не в твоей власти, девочка, угрожать Владыкам, сядь на место! – повелительным тоном рявкнул Храаг и огласил зал могучим ревом. – В МОЕЙ... ВЛАСТИ... ВЫ... ВСЕ!!! – с тела Златоглавой скользнули в стороны еще два золотых дракона. Вся троица вспыхнула золотом чешуи и светом глаз, ощетинясь тремя голубыми щитами, со скользящими по ним молниями. Их одновременный рев сотряс стены. Владыки опешили от неожиданности, но хватки не ослабили. – Иллюзией, девочка, пугаешь! – в голосе Храага чувствовалась неуверенность. Правый дракон сделал два шага и стоял уже возле кресел, отведенных совету. Когтистая лапа превратила крайнее кресло в прах одним движением. Левый в это время перекрыл другой фланг, оскалив длинные мечи клыков. Видя как исчезло под лапой дракона кресло, мудрый Храаг мгновенно осознал два свершившихся факта. Первый – драконы совсем не иллюзия. Второй – и он и Совет действительно Все во власти Иррады и в безвыходном положении. Даже если он, Храаг, каким бы могучим не был, бросится на одного из трех, да еще и защищенного щитом магии, дракона, два других мгновенно разделаются с Советом и примутся за него. При всем при этом всадник, обладающий чудовищной Фару, Храаг это прекрасно чувствовал, пока просто оставался наблюдателем. Черный дракон раньше всех убрал луч из своей лапы. Впервые Старейшина видел, что кто-то из драконов превзошел его, и это радовало мудрое сердце. Он, наконец, сможет оставить род на достойного и с честью уйти к Звездам. Совет тоже осознал, что перед ним три рассвирепевших дракона, готовых броситься в смертельный бой. – Больше ждать мы не намерены!!! – гневно прорычали одновременно все трое. Маги, ощутив мысль драконов с трех разных сторон, не сговариваясь, отпустили Ерртора. Иррада быстро слабела. Она едва выучилась этому заклинанию. Укрывая себя и своих дублей защитным полем, Легкокрылая старалась сделать невидимым быстрое таяние своей Фару. Сколько еще удастся удержать двух помощников, она не знала и поэтому торопилась. Златоглавая обошла всадника, закрыв его спиной, и протянула вперед лапу, продолжая сверкать пламенеющими глазами. – Сложить посохи и без глупостей! Живо!!! – рев троицы вновь сотряс свод, несколько стекол лопнули и со звоном осыпались, разбиваясь о холодный мрамор. Владыки молча повиновались, а мудрый Храаг неподвижно и отрешенно наблюдал за происходящим. Собрав посохи, Иррада вновь вернулась за спину всадника. Ерртор отдышался и поднял на разоруженный совет глаза. – Я готов открыть разум вашим душам, дабы вы не сомневались в честности сказанного и чистоте моего сердца. Я собирался сокрыть метку лишь на время... Прошу, Владыка Улир... – Всадник преклонил колено, склонив голову. Улир вопросительно окинул взглядом совет. Владыки сдержанно кивнули. Золотые драконы продолжали стоять по краям, и оскал их клыков не стал более мирным. Слабость топила душу и тело драконихи в своих мучительных волнах. Каждый удар сердца, умноженный троекратно, был подобен грому, а вздох – оглушительному шуму пенной магический пучины. Глава совета спустился к Ерртору и положил ладони к нему на виски. Каскады образов вспыхивали в голове Владыки. Все, что говорил стоящий перед ним эльф, оказалось правдой. Наибольший интерес у проверяющего вызвала исповедь прежнего хозяина черного кинжала и неожиданная клятва Ерртора. Закончив, Улир убрал руки и повернулся лицом к совету: – Всадник Ерртор говорил правду, действуя только во благо Эндоры и с честью чистого эльфийского сердца! В довершение ко всему он стал наследником высокого, судя по всему, царственного рода другой страны, давши при этом тяжелую клятву... Глава совета вновь повернулся к коленопреклоненному всаднику. Подняв его за плечи, наставник отстранился, и сам преклонил голову: – Я прошу прощения от своего имени и от имени совета магов Эндоры за допущенные сомнения и неподобающее отношение к всаднику Ерртору, лорду Шаширу и его Златоглавой хранительнице Ирраде. Да хранят ваши души любящие сердца! В этот момент Златоглавая настолько ослабела, что происходящее превратилось в размытое цветастое пятно в ее восприятии. Сейчас давал команды лишь слух. Поняв, что Улир развеял опасения совета, она потянула в себя, еще не успевших рассеяться дублей. Золотые драконы грациозно встали рядом с хозяйкой и скользнули в ее тело. Две волны магической энергии влились в плоть, наполняя ее живительным соком Фару. Его, правда, едва хватало, чтобы ходить и сохранять гордый вид дракона–победителя. Всадник отступил, пропуская небесную спутницу вперед. Та вновь предстала пред очи Владык. Златоглавая разжала ладонь и протянула жезлы совету. Маги разбирали посохи и каждый мысленно, украдкой, чтобы этого не слышал другой, извинялся перед ней. – Полагаю, вестникам нужен отдых, – завершил бурную аудиенцию глава совета, – а нам, друзья, есть о чем поговорить... Ночь будет длинной. – Ерртор, Иррада завтра нам предстоит аудиенция у короля. Прошу с утра быть у Магистрата. – Да, Владыка! – в один голос ответил всадник и дракон. Храаг все это время напоминал базальтовую статую, не сводящую глаз с Иррады. Для него стало необъяснимой загадкой, как воспитанница обрела такую мощь. Не изменив положения головы ни на миллиметр, он обратился к вестникам: – Я распорядился – ваши покои подготовлены и столы накрыты. До утра вас никто не потревожит. Отдыхайте... Ерртор с Иррадой поняли, что Храаг и Владыки остаются, а им пора. Учтиво поклонившись, друзья вышли на площадь Магистрата. Надсадным хрустом гравия сопровождались тяжелые шаги Легкокрылой. Всадник прыжком взвился к ней в седло. Дракониха медленно расправила неподъемные крылья. – ...Я... не могу!... Помоги! В голове Ерртора еще сильно шумело после перенесенной процедуры доступа к памяти. Вдруг он до боли в кончиках пальцев ощутил, что его небесная спутница еле стоит на ногах, а Фару едва хватает на редкое биение самоотверженного сердца. Прыгнув вперед и приземлившись перед Златокрылой, всадник обхватил ее голову двумя руками, прижал к своей груди вливая, вливая и вливая в нее свою магическую силу. Золотые странники небес стояли, обнявшись, во дворе величественного Магистрата и молодая луна тихо радовалась их единству. Стражники любовались дружбой двух существ, а просто спасенный спасал спасительницу... Меченный Тьмою и мать Бога... Фиэней. Просыпаться страшно не хотелось. Иррада медленно открыла глаза. Она была в Генаре! В своей комнате! Как она здесь очутилась?! В дверях покоев стоял Ерртор, смотрел на подругу и улыбался. – С добрым утром, Трехглавая Иррада! Дракониха повернула голову налево, потом направо и снова положила ее на пол, закрыв глаза и сладко причмокнув губами. – У тебя галлюцинации, – вялым еще сонным беззвучным голосом пробормотала Легкокрылая. – Ты, что вчера вина перебрал?... И как я здесь очутилась? Всадник стал настолько могуч, что дотащил меня своей магией по воздуху?... – Хватит бурчать, посмотри какое небо и яркое солнце! И галлюцинаций у меня никаких нет! «Трехглавая» – это отныне твой официальный титул в ордене. Храаг тебе его дал. Эта новость нынче властвует всеми сплетнями в Генаре, и не я тебя нес домой, а ты меня. Правда, твоим крыльям потребовалась небольшая помощь, всего капля моей Фару и ты домчала нас подобно буйному ветру... практически в бессознательном состоянии, – Ерртор подошел и присел перед ней на корточки. – Ну, и задала ты совету! Лучшие из лучших отдали свою магическую честь в твои лапы! – А ты чего стоял и терпел? – Иррада по-прежнему бездвижно лежала с закрытыми глазами. – Ведь мог же врезать, как следует?! – Да мог... Но тогда бы миром точно все не кончилось. Или ты бы предпочла драться со всей армией Эндоры за правду? – За тебя, можно и со всей армией... – Спасибо, родная, – всадник сел рядом и ласково провел теплой ладонью по закрытому веку небесной подруги. Та двинула головой и уткнулась, как домашняя кошка, ему в бок. У входа в пещеру надсадно засвистел воздух, и на карниз плавно опустилось большое черное тело старейшины Храага. – Пусть лучи светила озарят путь солнцеликих! – приветствовал он друзей. – С добрым утром старейшина Храаг! – ответ всадника и драконихи прозвучал единозвучно. – Владыка Улир ждет у Магистрата, и думаю король Аниэр тоже в томительном ожидании. Будет лучше если вы поторопитесь... После приема я хотел бы с тобой поговорить госпожа Иррада... – Да, старейшина, конечно! – Легкокрылой очень польстило такое обращение. Ерртор быстро набросил на подругу седло, и через минуту золотой дракон, сверкая чешуей в лучах летнего солнца, устремился вниз с карниза... Храаг прыгнул, но встал на крыло в восходящем потоке, направляясь к верхним террасам скалы Ген. Родной теплый ветер, наполненный знакомыми запахами и вечным гулом Аружа, подхватил Златоглавую под крылья и заботливо понес ко дворцу, бережно опуская на площадь Магистрата. Улир действительно их ожидал. Он одиноко сидел на лавочке под

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом