Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

давно уже приближался к стеклянной пустыне Жгаг-Гера и сжимал рукой пламенеющий Шерк. – Вы решились. Что ж, ваша помощь нужна Эндоре. Возможно знания, полученные у Великих, оказались бы много полезнее здесь, в Фиэнее, в преддверье грядущей войны, но я не стану вас отговаривать от принятого решения, – улыбка Улира стала немного грустной. Ценитель знаний не хотел расставаться с возможностью постижения тайн Великих, носителями которых волей случая стали Ерртор и Иррада. – Куда вы отправляетесь? – Я с утра говорил с главой ордена Анари, – ответил Ерртор. – Большей помощи требуют братья орки. Землетрясение кроме городов, разрушило и жилы чистой воды. Она смешалась с болотами, неся угрозу эпидемии. Дороги меж болот сильно пострадали, так что одна надежда на крылья, крылья ордена. – Ты стал другим, ученик, – Улир помрачнел. – То, что ты впустил в свою душу, тяжело даже для рядом стоящего. Тебя тянет... Жгаг-Гер... Прозорливость Улира всегда поражала Ерртора. Вот и сейчас учитель смотрел прямо в его сердце. – Да, Владыка. Это так, – он потупился и тяжело вздохнул. – Неизвестная страна не дает мне покоя. Она... – эльф запнулся. – Она зовет его, – продолжила Иррада, – и он не знает, что с этим делать. Всадник изумился еще больше. Он не обсуждал это с Легкокрылой. Видя взволнованность ученика, Улир по-отечески положил руку ему на плечо. – Когда два сердца бьются одной судьбой ни мысли, ни слова не нужны. Тайны невозможны, все становится явным, – глава совета снова улыбнулся. – А тебя, Златоглавая, этот зов не тревожит? Не страшит? – Я поклялась разделить судьбу со своим всадником. Его вызов – мой вызов! Его долг – мой долг! – Иррада гордо подняла голову и посмотрела на обелиск дракона и эльфа. – Что ж, непреклонные, неугомонные любители тайн, я поговорю с Анари. Полагаю, он позволит вам посетить руины Жгаг-Гера прежде, чем призовет к гражданской помощи. – Спасибо, Владыка! Спасибо! – Ерртор воссиял, как выхваченный из ножен меч, в предвкушении победоносной атаки. Иррада довольно заурчала. Она, иногда до дрожи в кончике хвоста, восхищалась дерзкой, бесшабашной решительностью своего всадника и это был как раз один из таких моментов. – Как молоды и горячи вы оба! Да благоволят Звезды и Боги всем вашим намерениям и пусть направят к победе! В добрый путь друзья! Храните друг друга! – Улир почтительно склонил голову. – Мы не посрамим твоего доверия, Владыка! – душа Ерртора словно обрела небесную легкость, чувствуя светлую напутствующую волю учителя. Всадник прыгнул в седло, и Иррада расправила крылья. – «Я присмотрю за ним, Владыка магии эльфов...» – мощный взмах крыльев взлетающего дракона обдал Улира горячим летним воздушным вихрем. Кристалл посоха мага, провожающего друзей, сиял ослепительным белым светом до той поры, пока крошечная искорка золотых всадника и дракона не растаяла в голубом безбрежье небес... Мы помним... тебя... Страна Богов. На седьмой день, как и предполагал Дрел, он добрался до границ владений Гуниана и Зурбаклина. Два брата, два филигранных мастера камня и стекла выбрали своим домом удивительное нагромождение горных пород. Скалы словно сговорившись, тянулись в этом месте острыми пиками к центру округлой долины и каждая из них, старалась преподнести друзьям свою горную каменную симфонию, почтительно извлеченную из недр планеты. Удивительные столбы граненого горного хрусталя, кусты огненных лучей огромных рубинов, россыпи изумрудов и сапфиров вплавленные в причудливый хаос базальтовых стен, нависающих неестественными карнизами над плоской как стол долиной. С каждодневным приходом солнца, долина наполнялась ослепительными брызгами праздника драгоценных самоцветов, соревнующихся друг с другом чудесами яркости и изощренности преломления лучей. Первородное царство минералов заворожило братьев и свой хрустальный дворец винтовых линий, слитых с острыми гранями трех сияющих пирамид, водруженных на колоннах разной высоты, они воздвигли именно здесь. Дрел дружил с этими двумя гигантскими саламандрами еще по прошлому пробуждению и его поэтический дар архитектора сыграл не последнюю скрипку при сотворении хрустальной композиции их нового дома. В солнечные дни пирамиды собирали разноцветье камней долины и отбрасывали их сиянье в небеса тремя ликующими столбами яркого радужного света. Сегодняшний день был как раз таким. Звезда Тироля не скупилась на летний зной и щедро одаривала промокшие насквозь скалы яркостью ослепительных лучей. Дрел уже должен был видеть пронзающие небеса копья трех световых столбов дворца саламандр. Он с самого утра ускорял скольжение своего призрачного тела, приближая миг желанной встречи... но лучей все не было. Призрак находился всего в десяти километрах от входа в долину, как вдруг, чуткий дух мага ощутил на себе ледяной взгляд. Дрел остановился, и голубое сияние глаз стало выискивать потаенного наблюдателя среди редких кустов и нагроможденья глыб. Никого. Тихо, спокойно. Его сильно передернуло от неожиданности, когда скольжение его взгляда встретилось с едва уловимым безглазым взором... камня?! Камень изучал призрака всем своим кристаллическим естеством. – «Могу поклясться, миг назад на меня пялился этот валун!» – убеждая себя в своих чувствах, Дрел вплотную подплыл к камню. Огромный булыжник громоздился на своем вечном насесте с такой же бездушной холодностью, как и его остальные серые, черные, коричневые собратья, затянутые местами кожей тысячелетних мхов. – «Не может быть, чтоб показалось!» – думал Дрел и, не двигаясь, начал готовиться к битве. Взгляд, взгляд, еще один взгляд... Искры напряжения забегали по телу призрака. Он ощущал, как камни вокруг него и под ним превратились в холодных немых созерцателей. – «Смотрим, значит, любуемся». Наблюдатель мог быть кем угодно, и намерений его Дрел уловить не мог. Призрак попытался коснуться мыслью сути этого духа, но лишь провалился в молчаливую немоту безбрежного океана камня. – «Странно – бессознательное наблюдение! Что-то здесь не так... Но хоть кто-то встречает и на том спасибо!» Дальше Дрел продвигался как настороженный воин, ощупывая Фару каждый камень, каждый поворот горного распадка. Вместе с ним плыло неотрывное присутствие чьего-то наблюдения. – «Крадусь под неусыпным оком – бред какой-то. А если это Хранители... бдят?» Тревога нарастала с каждым призрачным шагом Великого, а когда каменное наблюдение внезапно исчезло, Дрелу и вовсе стало не по себе. Вот сейчас за поворотом должна открыться долина саламандр. – «Если войду по ущелью, могут прихлопнуть как таракана меж пальцев», – Дрел заскользил к ближайшей вершине, с которой должен был открыться вид на дворец. Какое-то неясное предчувствие остановило дух Великого. Гробовая маслянистая тишина никак не вязалась с ярким солнечным днем, который просто требовал возни насекомых, полетов птиц и надоедливых букашек. Великий укрылся за камнем и с призрачного тела скользнула крошечная искорка. Едва заметным жучком она несла частичку восприятия вперед, разведывая дорогу. Искорка была маленькой, не больше жизненной силы паука и Дрел надеялся, что даже опытный маг не сможет отличить его магию соглядатая от жизненной пульсации обычного насекомого. Одну искру Дрел запустил по дну ущелья, вторую отправил на вершину, держа обоих на чутком мысленном поводке. Ледяной ужас обрушился на ущельную искру и раздавил ее вспышкой света. – «Так я и знал... Сюрпризы продолжаются». Искра, кравшаяся в гору, оказалась более удачливой и благополучно достигла вершины. Недостатком маленького наблюдателя была и маленькая дальность восприятия. Долина воспринималась Дрелом как серое размытое пятно. – «Хорошо, уже хорошо». До вершины Дрел добрался без приключений и... Это ничего ему не дало. Вся долина, лежащая под ним, клубилась слоистым пирогом плотного тумана до самых горных вершин. – «В такой жаркий день и молочный коктейль среди скал. Ох, не нравятся мне эти загадки. Сюда бы Нианну с Амдебафом, они страсть как до таких сюрпризов-тайн были падки... Ущелье, так ущелье, не с вершины же прыгать...» Перестав прятаться, и окончательно изготовившись к драке, Дрел медленно продвигался к дворцу Гуниана и Зурбаклина. Обожженное пятно на камнях поведало о месте смерти первого магического лазутчика. За ним стеной медленно дефилировала угрожающая мгла серого тумана, ползая сама в себе как гигантское чудовище. – «Гостям здесь точно не рады, но постучать для приличия стоит», – лучшего собеседника, чем он сам в этих краях пока не находилось. По обе стороны кокона Дрела воспарили две глыбы, поднятые его волей, и как разъяренные снаряды стенобитных орудий вонзились в стену тумана. На грани мглы вспыхнуло золото рун Хранителей, и иссиня-желтые языки молний превратили снаряды Великого призрака в оплавленные брызги алой лавы. – Я пришел к братьям Гуниану и Зурбаклину! – бросил гневно Дрел, не называя своего имени. – Не подобает добрым хозяевам унижать странника забором, снимите барьер! Ему знакомы были эти руны. Могучее заклятье элитных слуг Хранителей Завета. Амдебаф и он, Дрел, упорно трудились в былые времена над разгадкой боевой магии ненавистных Хранителей и во многом преуспели. – По хорошему значит не хотите, – вновь громогласно обратился призрак к серому безмолвию, – значит подчинитесь силе! С призрачных рук Бога-призрака рванулись цепи рунических заклятий, под могучий аккомпанемент речитативного баса зеленого светящегося кокона. Ущелье испуганно наполнилось дрожью и зашипело камнепадами. Магический барьерный страж долины саламандр, как тысячи осьминогов с сухим оглушающим треском выбросил смертельные щупальца молний в призрачное тело мага... ... И долину наполнил торжествующий громогласный хохот зеленого духа... Щит неистовствовал, сжигая силу заклятья и пытаясь испепелить несуществующую плоть незваного гостя, а довольного Дрела переполняла вливающаяся в его пределы огненная Фару врага. Он рос, становясь сначала пяти, потом десяти метровым титаном. Умение древнего воина сворачивало, получаемые потоки в тугие жгуты могучего тела, сотканного из зелено-золотого твердого света... Барьер иссяк, перекачав всю свою смертельную мощь в призрачные границы победителя. – «Я пришел к вам, друзья!» – Дрел простер руки вперед и над его ладонями зародились два воздушных вихря. Вихри росли подобно двум изголодавшимся по свободе побегам, превращаясь из маленьких спиральных нитей в два безумствующих смерча. Словно спущенные с цепи натасканные псы, они метнулись вперед, ненасытно пожирая серый туман долины и развеивая его высоко в небесах. Победитель Дрел, не торопясь, продвигался вперед. Не прошло и десяти минут, как долина саламандр сияла прежним разноцветным великолепием садов и парков каменных самоцветов... но дворца братьев, дворца саламандр в ней не было. На его месте зияла огромная дыра с отвесными стенами, по краям которой блестело серебром пять сфер. – «Мерзкие тараканы-Хранители отложили свои смертоносные личинки!!! Что ж, посмотрим!» – грудь призрака изнутри жгло негодованием. С руки Великого под душераздирающий визг сорвался голубой луч, врезаясь точно в ближайший шар. Мощь Дрела оказалась так велика, что серебристая сфера, окутанная защитной магией, в доли секунды нагрелась до красна и взорвалась как перегретое семя, разбрасывая в стороны металлическую скарлупу, и источая в воздух вонь горелой плоти. – Цанаки!!! Я так и знал! Тюремщики и палачи Хранителей!!! – взревел кровавой жаждой их смерти Дрел. По остальной четверке скользнули желтые искры, разрезающие монолит яйца на фрагменты доспехов увенчанных множеством шипов. Перед Дрелом распрямились четыре трехметровых воина. Металл доспехов прорастал сквозь живую плоть серо-зеленых рептилий с мелкочешуйчатой кожей. Острая пластина ромбовидного шлема прикрывала клинообразную змееподобную голову. Тонкие, но жилистые руки сжимали два серповидных меча, а к извивающемуся довольно длинному тонкому хвосту было прикреплено еще одно лезвие. – Что вы сделали с саламандрами, вонючие падальщики?!!! – прорычал, еле сдерживаясь, Дрел. Ему хотелось разорвать их в клочья прямо сейчас без всяких вопросов. Призраку ответило молчание напряженной тишиной, а Цанаки стали быстро разбегаться в стороны. Двигались они чрезвычайно проворно, рваными прыжками. – Я так внезапно вас разбудил, что вы дар речи потеряли?! Отвечать, гнилые рабы, когда с вами Великий Дрел, потомок рода Инера, говорит!!! – напряженно прошипел Великий, усмиряя звериную ярость холодом разума. Две звезды голубых глаз призрака, казалось вот-вот начнут плавить камень вокруг. Над его головой и кистями рук плясали огненные ало-синие протуберанцы. Один из Цанаки остановился и длинным прыжком очутился прямо перед Дрелом, уже обернутый пульсирующей сферой защитного заклятья. Его змеиные, немигающие глаза, тренированного убийцы взирали на Дрела незыблемым холодом самоуверенности и господства. – По приказу Хранителей Завета, во имя равновесия расы и забвения памяти о роде Великих создателей посевов, – он не отвечал на вопрос, а бесстрастно зачитывал вердикт, – именуемых Эндорой, братья носящие тела саламандр Гуниан и Зурбаклин приговорены к лишению тел и забвению памяти. Приговор не был приведен в исполнение по причине их отсутствия... – Кто разрушил дворец? – невозмутимость Цанаки бесила Дрела донельзя. – По приказу Хранителей Завета, – продолжал монотонным голосом Цанаки, – всякая живая плоть и бестелесный дух, проникший к запретным местам обитания Великих, подлежит немедленному уничтожению. Во имя Завета Предтеч и по велению Владык народа Великих. – Ты не ответил на мой вопрос!!! – взорвался маг, и над его ладонью загорелось ослепительное солнце сферы голубого пламени. Дрел открыл двери души в мир огня приготовившись к битве. Но Цанаки и не думал давать ответ. Его ледяной взгляд, сверкал абсолютной отрешенностью, словно перед Дрелом стояло не живое существо из плоти и крови, а бездушный механизм смерти и покарания, не думающий о себе и какой-либо справедливости – великолепно отточенный инструмент Хранителей. Со всех сторон четыре серебристых блеска доспехов прыгнули на сгусток энергии призрака. Дрел исчез и мгновенно появился на другом конце долины. Тело обожгло ядовитым холодом. Один из Цанаки успел зацепить его своим магическим клинком в районе плеча. Волокна светимости разрезало, как будто они были реальной плотью. Неконтролируемый факел пламени, доставляющий даже призраку мучительную боль, словно солнечный протуберанец, заплясал над раной. Фару стала неудержимо вытекать из раны подобно крови. – Ого! – такого Дрел не ожидал. Терпимая боль не мешала, но вскоре она может привести за собой и свою подружку – слабость... а время на лечение судьба не отвела ни секунды. – Если бы не руна пространственного прыжка, не увидеть бы Дрелу солнышка!... О, так я поэт!... Прыжка – солнышка... Разговоры разговаривать было больше не о чем. Четыре холодные серебряные искры мчались ему навстречу, перепрыгивая или просто пробивая кусты самоцветов. Они нанесли коварный удар первыми. От тел Цанаки отделились черные руны и устремились к пламенеющему Дрелу. Мощным взрывом на огромную высоту и ширину всей долины мир расчертился черной сетью. Воздух взвыл, рассекаемый миллионами квадратов мелкой ячеи. – «Любимая руна Хранителей, уничтожающая плоть и рубящая энергии. Если она доберется до меня, то изрежет на мелкие кусочки для призрачного салата!... Но я не бегать сюда пришел! Я пришел как повелитель, и как Бог!» – гордость древнего мага презирала в этот момент даже секретное могущество Хранителей. – Начинару казин дураз! – резко выкрикнул призрак. Слова, свернувшие энергии в сияющие копья рун, вонзились в землю меж Дрелом и Цанаки. Каменная твердь долины встала перед ним на дыбы, как взбесившийся табун необъезженных лошадей. Из-под земли вырвался островерхий гребень, обдавая свои новорожденные бока едким запахом серы и угарных газов, гигантской стеной преграждая путь черной сети и несущимся за нею Цанаки. Сеть с жадным шипением вгрызлась в твердь, превращая ее в щебень, и потеряв свою силу рассеялась в породе. Дрел терпеливо ждал. На вершине вспыхнули четыре серебряные звезды его противников, и наступила очередь удара Великого. Цанаки стремительно прыгнули вниз. Поднятая вверх пятерня Дрела управляла через незримые нити могучим горизонтальным вихрем в небе, который гигантским водопадом обрушил свое вращение на хвостатых убийц. Вихрь закружил четырех беспомощных рептилий и понес к земле, прямо в огненную пасть раскаленной лавы, радостно клокочущей в трещине долины у подножья новорожденного хребта. Не дожидаясь пока враги коснуться ее жарких объятий, Дрел обрушил сверху на обреченные головы высившийся гребень. Как немыслимый молот исполинского кузнеца вковала падающая скала палачей Цанаки прямо в толщу пламенной души расплавленного камня и погребла навеки. – Спите дальше, но уже вечно! – но не было радости в этих словах победителя. Дрел довольно долго боролся с полученным ранением, пытаясь безуспешно остановить истечение Фару. Рассеченные жизненные токи призрака отталкивались друг от друга, не позволяя ране сомкнуться. Неведомая магия клинков Цанаки восхищала, борющегося уже не с ранением, а за свою жизнь Дрела. Он неумолимо пустел, и происходило это чрезвычайно быстро. Еще немного и тихая смерть настигнет победителя после схватки... Наконец ему удалось найти ускользающую разгадку. Клинки слуг Хранителей не просто рассекали, они прижигали разрубленные потоки светимости едва уловимой мизерной руной отторжения, не дающей нитям жизни тянуться друг другу. Вторая победа – победа над раной далась Великому много труднее, чем в скоротечной схватке с Цанаки. Восстановив силы после битвы, он торопливо отправился к зияющему кратеру. Солнце сверкало в зените, а над макушками ледников толпились насмерть перепуганные битвой стада белых кучерявых облаков. Его глазам предстала унылая и непонятная картина. У кратера не было дна. Толща земли оканчивалась с противоположной стороны таким же небом и солнцем, а между этим небом и тем, в правильном отверстии кружились скальные глыбы, хаотически вращаясь и даже иногда сталкиваясь меж собою, правда от полного касания их удерживала какая-то магия. На осколках сверкали лучистым блеском руины хрустального дворца саламандр. – «Гуни и Зурба, что же с вами сталось? Что за небо вы устроили с той стороны?» Горькая древняя загадка парила в пропасти меж небесами, не предвещая ничего хорошего. Дрел прыгнул вниз вдоль отвесной стены, и неизвестная сила, развернув его с ног на голову, выбросила с противоположной стороны. Он стоял на краю такого же кратера, такой же сверкающей самоцветами долины, а в жерле по прежнему вращались куски дворца саламандр. – Найти ответ, найти... – призрак поднял камень, положил рядом с собой и снова решительно прыгнул в другое небо кратера. Приземлившись, он обнаружил свой маяк и по ту сторону. – Понятно. Хоть упрыгайся, а останешься на месте. Ну, зачем понадобился этот фокус и кому? Какое-то чудное зеркало, отбрасывает реальность неуловимо смешивая без грани действительность и отражение... без грани... без грани? Межпространственные грани! Да, конечно! – осенила Дрела догадка. – Эти двое бродяг всегда мечтали о своем измерении, без Хранителей, без искателей Ночи и без других Великих! Только они и их сияющие камни!... Вперед! Ну-ка разгадаем эту головоломку! Воодушевленный победой Дрел прыгнул на ближайший осколок. Пусто. Никаких следов, никаких намеков, только разбитые хрустальные стены, заросшие местами толстым мхом и плесенью в тысячелетней мгле тумана. Следующий кусок парящей скалы не приблизил к разгадке... К вечеру уставший Дрел обследовал еще с десяток кувыркающихся глыб. Осталась последняя, самая маленькая из парящих. Цепкие жгуты магических энергий вонзились в твердь, перенося утомленного призрака к разбросанной хрустальной колоннаде. Во мхе торчало и лежало с дюжину колонн. Многие из них были расколоты и перебиты, ощетинив острые грани своей внезапной кончины. Как только Дрел коснулся скального фрагмента, то снова почувствовал на себе взгляд камня. Тот самый взгляд, что преследовал его перед долиной саламандр. В разуме мелькнуло внезапное предположение. – Гуни, Зурба! Это я, Дрел, ваш друг! Помните меня? Я, наконец, обрел свободу и пришел к старым друзьям поиграть в камни!... Ребята, это я, зеленый верзила Дрел!... Где же вы, бродяги?... – Дрел понуро опустился на поваленную хрустальную колонну. Приближались сумерки. Он начинал неумолимо слабеть. – Д..р..е..л... – низко прогудела под ним колонна. Звук рождался прямо внутри стекла. Торчащий из земли конец наполнился смотрящим незримым вниманием. Призрак оживился и подскочил. – Да! Дрел! Вот только теперь без тела... – он постарался как можно лучше воспроизвести прежние контуры своей плоти. – Д..р..е..л... – прогудели две колонны разом. Великий почувствовал, как центр наблюдающего внимания медленно пополз вдоль стеклянных граней куда-то под мох к бывшему основанию. По второму фрагменту, издавшему звук, двигалось такое же нечто к этой же точке. Колонны лежали одна на другой. Искушенному магу не потребовалось повторять приглашение. Он быстро очистил от мха небольшой, всего с полметра диаметром малахитовый диск, приваленный двумя массивными обломками. Они нехотя поддались еще могучим силам призрака и с музыкально–стеклянным хрустом отползли в сторону. Тут же на зеленом малахите проступила не знаемая руна и, оторвавшись от камня, повисла в воздухе. – Здравствуйте друзья! – Дрел коснулся ключа. Легкий щелчок и маг уже стоял в огромном сверкающем зале. Стены и своды состояли из длинных граненых топазов, аметистов, хризолитов, да практически всех минералов, которые только он знал. Их многогранная красота уносилась под своды тонкими ребрами линий. Под прозрачным полом медленно текли алые моря лавы, а в центре, в центре возвышался знакомый невредимый пирамидальный дворец Гуниана и Зурбаклина. Сгорая от нетерпения, Дрел бросился к парадному входу, скользнул по лестнице и влетел в тронный зал, где они прежде буйно веселились. На двух царственных ложах, стоящих рядом, украшенных вездесущими драгоценными камнями и золотом, голова к голове, величественно лежали две десятиметровые саламандры... мумии саламандр... Сердце Дрела оборвалось, разрезанное надвое тупым зазубренным ножом. Братья давно были мертвы. Их тела поблекли и иссохли. Стоило невзначай их коснуться, как древние останки тут же обратятся в прах. Дрел опустился на колени пред смотрящими друг на друга безжизненными пустыми глазницами. Сколько света в них искрилось прежде, сколько радости! У излучины реки В светлом блеске хрусталя Пели песню две души Зурбаклин и Гуниан. Два алмазных короля Саламандры– брата два Дружбу славили бузя, Веселясь и гомоня: Вместе горы мы свернем, Вместе свет камней найдем, Вместе будем мы всегда, Ты братишка, ты да я!... Тихий голос Дрела дрожал, бережно перебирая слова любимой песни двух братьев, двух закадычных друзей, а ненависть к Хранителям Завета Великих бушевала как океанский всепожирающий шторм в его мятежной душе. – Простите братья, простите друзья, что меня не было рядом, что не смог помочь... – прошептал зеленый призрак. – Д..р..е..л, – медленно прогудел оживший камень всего дворца, – мы... помним... тебя... Дрел... – Удел Великих, лишенных тела, стать прикованными к земле духами. И вас не минула чаша сия, друзья. – Нет... – медленным гулом ответила стена, – мы... теперь... весь... Тироль... Все... недра... Все... наше... – Вы добились, чего хотели. Что же приключилось с вами, Гуни и Зурба? – Мы... умерли... от... голода... заточенные... в собственном... не найденном... Хранителями... убежище... Наше измерение...наши камни... наш покой... – эхо тягучих слов двух братьев мягко басовито разносилось по залу. – Что же случилось с Великими? Тироль и Сат полны могильной тиши. Только ловушки Хранителей везде. – Нам ... нет... дела... до... них... Нам ... нет... дела... до всех... Наши камни,...наш покой,...наш покой... Дрел прекрасно осознавал, какой высокой чести удостоили его покинувшие мир духи, показав свое последнее пристанище. Согласно обычаев Великих, он не имел права что-то у них просить и тем более настаивать в ответах на вопросы. Древний народ магов свято ценил покой ушедших и Дрел не собирался отступать от этой традиции. – Мир вам друзья. Мир тебе Зурба. Мир тебе Гуни. Мир и покой братья... – Великий почтительно, низко поклонился. – Дрел... ты... был... нам... добрым... другом... Мы помним... и дарим... «право... на... зов»... Покоя... твоей... душе... Прощай... Присутствие бесследно покинуло дворец, оставив восприятию Дрела лишь холодный камень. – Спасибо, бродяги... – призрак уныло улыбнулся в душе, – « и все-таки помнят...» Руна пробросила его на обломки, а жгут Фару вытащил в долину из кратера. Лунная ночь тихо царила в небесах. Ответов нет, зато есть путь – Мне к Укишере заглянуть, А там до Нурда лишь чуть-чуть, С пути судьбы мне не свернуть!... – «Вот это да! С какой печали я стихами заговорил?!» – изумился себе Дрел и медленно побрел дальше на север, старательно экономя силы в ночи... Мост над «Ладонями». Килин – Фиэней. Эндора. Утром следующего дня, когда холодный рассветный воздух перестал укрываться туманным одеялом, Нианна в сопровождении своих величественных когтистых стражей снова ринулась вперед. В этот день им предстояло въехать в Тирольский клин ущелий. Скальные складки пересекали путь перпендикулярно и уходили на добрую сотню километров в чащобы Великого леса. Только два глубоких ущелья долины, словно наперекор общей воле тирольских волн, отклонялись от общего направления горных хребтов и тянулись чуть под углом, но все же в направлении необходимом путникам. Их называли «Ладони», за контуры, образованные стенами ущелий. Каменные выступы полу-отколовшихся скал напоминали две ладони со сложенными друг к другу пальцами. Именно эти два параллельных ущелья являлись наикратчайшей дорогой в Фиэней. Ниа договорилась с родителями, что подождет прибытия отряда возле входа в ущелья, и стрелой рванула в перед. Гилиир ехал верхом самым последним и выглядел мрачным. В эту ночь его тревожили смутные, неясные и нечеткие воспоминания. Клочьями проплывали обрывки дорогих обставленных комнат, чьи-то размытые образы, куски уроков по магии, торжественных приемов... Но все это не имело смысла и представлялось диким коллажем какофонии. – «Каким-то образом Нии удалось коснуться моей старой памяти, но если та превращена в такое хаотическое месиво, то лучше к ней и не стремится...» – с такими мыслями он продолжал путь. Внимательный Тиринар, Нариан и Ниида, конечно заметили вчерашнее вечернее отсутствие Гилиира с Нианной, а утром, видя удрученное состояние друга, они даже попытались его развеселить: – Что-то ты рано загрустил, Гилиир. Дорога только начата, приключения для твоего меча и тебя лично еще впереди, будет шанс себя проявить. Наша маленькая подопечная явно нас скучать не заставит. Уж я это нутром чую! – глаза Тиринара издевательски сверкнули. – Все в порядке. Ночью просто кошмары мучили, – нехотя проворчал Гилиир. – После маленьких шалостей Нианночки у меня такое тоже бывает, – Нариан чуть придержал коня, равняясь с Гилииром. – Если она что-то не так сделала, прости малышку и не бери близко к сердцу – Ниа ведь еще ребенок... – Нет, нет... Она... не причем... Дело во мне... Не обращайте внимания... Все скоро пройдет... – Гилиир припустил своего скакуна вперед, взбодрив темп похода. – И зачем я, старый дурень, его повеселить собрался, – сотрясаясь всем телом

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом