Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

– обратился Тиринар к родителям. – Знание много полезнее неведения. Я не предвижу чего-то сверхъестественного. Если позволите, я буду почаще захаживать к вам в гости, разумеется, не с пустыми руками... – Дождемся гостей, а там видно будет, – с легким вздохом заключила Ниида. Летний полдень переливался беззаботными трелями птиц, где-то невдалеке слышался озорной детский смех. Мир и покой струился меж зеленой листвы, отбрасывая события ночи в сказочную нереальность. – А праздник по случаю рождения все же сделаем, – Эвол едва заметно улыбнулся тонкими нитями губ. – Улир и Храаг скажут свое слово, а после и погуляем. Снова столы на центральной площади расставим, да закатим пир, чтоб всякие страхи развеять! Давненько всем селением вместе не собирались. Правда, старый выпивоха? Будет весело, обещаю... – что-что, а празднества у него всегда удавались... – Повеселимся на славу! – подмигнул ему Тиринар. Килин. Эндора. ...Килин – небольшое поселение ценителей тишины и природного равновесия, почти отшельников, забросивших городскую суету под крепкий дерн вольных травяных ковров. Всего сто двадцать два дома обрамленные зелеными изгородями, обрели дружное сосуществование на стыке северо-восточных предгорий Тироля и Великого леса. Лишенный улиц, прячущий дома жителей в укромных живописных уголках, утопающих в буйстве зелени, Килин дарил безбрежный покой всем. Каждая усадьба, сотворенная магией жизни и эльфииским пением, обрамленная кустарниками и цветочными клумбами неповторимо отражала в своей плетеной архитектуре поэтические души хозяев. По неписанным канонам лесного народа она состояла из дома, беседки, цветочной оранжереи, фруктового сада и тепличной конструкции, для выращивания овощей. Не употребляющие мяса в пищу, эльфы размещали посевы на солнечных полянах в глубине леса, что лишний раз позволяло приятно прогуливаться по окрестностям. Маги растений по природной данности, художники по призванию и страсти творили шедевры, выпевая свои жилища из побегов и стеблей, чьи контуры и фактуры ограничивались лишь полетом фантазии создателя. Сердцем Килина, местом вече и общих праздников служила мощенная отполированным густо-зеленым камнем центральная площадь с храмом Богине Инайе, обителью знаний, обучения и сокровищницей. По древним легендам Великая Богиня дарила покровительство странникам и уединенным жителям. Как полагается, в Святилище храма возвышалась ее статуя, склонившая голову над цветком лилии в ладонях. Время битв и сражений кануло в лету, смытое дождями и запорошенное бесконечными покрывалами снегов, но о них, о холоде безжалостной смерти на острие отточенной стали помнила сама эльфийская кровь. В своем большинстве мирные и спокойные эльфы довольствовались обязательным знанием основ фехтования и стрельбы из лука, однако некоторые грациозные остроухие жители и по сей день изнуряли тела напряженными тренировками, не утратив тяги к боевой магии разрушения и отражения. Для этих целей на северной окраине Килина еще с незапамятных времен первые поселенцы оборудовали три ристалища. Килин не был чем-то особенным. Он напоминал большинство своих малых и больших собратьев разбросанных по дебрям и непроходимым чащам Великого леса. Однако некоторые поселения состояли всего из одного огромного жилища и выпевались одновременными общими усилиями жителей. Гиганты-исполины. Поднебесные зеленые крепости, зорко возвышающиеся над зеленым лесным океаном. В стародавние времена такие поселения верой и правдой служили аванпостами эльфийского государства и надежно хранили стражей и искателей Путей, но в современной Эндоре встречались уже крайне редко... Дитя Эндоры. Килин. – Вот и пожаловали наши Владыки! Что принесут с собой их крылья и жезл могущества, одним Богам ведомо, – Тиринар стоял на центральной площади, щурясь и приложив руку ко лбу. Он напряженно вглядывался в маленькую точку над юго-западным горизонтом. Владыка приоделся, облачившись в изысканную, расшитую золотом тунику, надеваемую по очень большим праздникам. Даже волосы, обычно развевающиеся на ветру, были аккуратно причесаны и собраны серебряными заколками. – Чего сидишь Эвол? Иди, встречай свою радость и избавление от душевных терзаний... На площади, в тени храма, терпеливо ожидал гостей Староста. Его одеяние сияло россыпью драгоценных камней и как нельзя соответствовало моменту. Старейшина не стал афишировать прилет дракона и высокопоставленного всадника, дабы лишний раз не тревожить жителей. – Это тебе нравиться на солнышке жариться, как каменному истукану, а мне и здесь не плохо! – проворчал разнервничавшийся староста. Точка в небе росла с каждой минутой, и вот, над самым центром Килина, описывая плавный круг, приземлялся огромный черный дракон. Храаг – старейшина и высшая мудрость драконов Эндоры. На его спине гордо восседал высокий эльф со строгими и даже острыми чертами лица в черном атласном костюме и черных доспехах с единственным серебряным узором солнца у сердца. Сам Владыка Улир – глава Магистрата и Верховный маг Эндоры, прибыл в провинциальный Килин проверить и оценить тревожное, необъяснимое проявление древней магии. Неизвестно откуда взявшаяся любопытная детвора мгновенно облепила все окрестные кусты и деревья. Жители, издалека завидев приближение чернокрылого властелина небес, быстро прибывали к площади. Храаг подчеркнуто важно опустился на живот и поднял раскрытую правую лапу вверх. Улир отсоединил от седельного крепления длинный белый посох с желтым кристаллом на конце и ступил на ладонь дракона. Черная лапа с длинными словно мечи когтями плавно опустила Владыку магии Эндоры на землю. С радушной улыбкой на устах Тиринар грациозно, насколько позволяла округлость живота, склонился в приветствии. – Скромный Килин гордится великой честью, оказанной Владыками, своим прибытием! Да сияет мудрость и могущество в ваших душах, мудрейший Храаг и повелитель Улир! – важно и выдержанно в стиле придворного этикета приветствовал Эвол гостей. – Здравствуй, Владыка, и легких небес тебе, крылатый повелитель огня! Вы уж не обессудьте, что пришлось приобщить вас к нашему празднику рождения. Больно необычен он выдался для всех, – присоединился к приветствию Эвола Тиринар. –... А для многих и тревожен, – глаза мага украдкой покосились на старосту. – Тревога дитя незнания, – прогудел мысленный бас Храага. – Мы прибыли взглянуть на правду... Мира вашим душам и плоти... – Я рад видеть тебя, Владыка Тиринар, в добром расположении духа и тебе, Эвол, главе уединенной обители, мира и процветания! – Улир коротко кивнул головой. – Как долетели?... Как поживает наша славная столица? – учтиво справился сельский учитель. – Не трать наше и свое время попусту... – глаза Улира недовольно блеснули. – Не за этими разговорами мы два дня в полете. Сначала посмотрим на малышку, после поболтаем... если доведется... – глава совета чуть смягчился. Тиринар неловко замялся. Нариан и Ниида с дочуркой все это время находились в храме и, услышав посадку дракона, вышли на площадь. Одетые в свои лучшие белоснежные одежды, супруги торжественно склонили головы. Ниида нежно держала на руках завернутое в вязь кружевных пеленок новорожденное сокровище. – Мы приветствуем вас, Владыки! – поклонился Нариан. – Наша радость, долгожданный дар Богов, дочь Нианна стала причиной глубокого беспокойства и необъяснимых событий, чей узор ускользнул от понимания... Дабы развеять тревоги и обрести верную стезю дальнейшей жизни, мы покорно просим Вас о «Взоре»... Тиринар с Эволом отошли чуть в сторону, а дракон и глава Магистрата приблизились. – Мы прибыли за тем, что ты испрашиваешь, – Улир почтительно преклонил голову. – Яви ребенка нашим зеницам... По знаку Эвола помощники вынесли из дверей храма детскую кроватку и поставили перед родителями. Ниида нервничала, руки слегка дрожали, а на лбу выступили капельки холодного пота. – Не место страху в душе матери... Сердце ее видит сквозь все стены мира и его запреты. Оно знает что должно... Не дабы причинить боль и печаль мы прибыли сюда, фея цветов, мы явились оберечь и сохранить твой бесценный звездный дар, Нианну... – недвижная бездна спокойствия, заключенная в словах Храага вернула самообладание Нииде, и та без колебаний положила спящую малышку в колыбель. Дракон первым склонился над девочкой. Его зрачки расширились, и тяжелые веки сомкнулись. Волна мягкого ментального касания прошла по маленькому собранию... но уже через полминуты с глухим внутренним рокотом разочарования, Храаг отстранился от колыбели. – Я не вижу отличий в Фару от обычного дитя эльфов... – заключил он свой «Взгляд». Улир настороженно посмотрел на Храага, после перевел укоризненный взгляд на Тиринара и склонился над колыбелью. Маг произнес несколько заклинаний, открывающих детское сознание. Он долго пристально всматривался в малышку, потом, закрыв глаза, приблизил кристалл посоха к ее челу... но ничего не происходило... Ничего! – В чистой душе младенца я не уловил никаких необычных явлений и тайн. Сила ее велика, но лишь немногим превышает дарованную сверстникам. Кроме необычного внешнего облика, пожалуй... все так как и должно быть, – с едва уловимой искрой разочарования в голосе подытожил высший маг Эндоры. По периметру площади собралось почти все поселение. – Слава Богам! – облегченно выдыхая тысячетонные камни тревог, скопившиеся на душе за последние двое суток, прошептал Эвол. – Что я тебе говорил?! Призраки... угрозы... проклятья... Проще будь, старина... Сбежать всегда успеем... – цветущий довольной улыбкой Тиринар подмигнул Эволу и легонько ткнул его локтем в бок. Проведя краткую мысленную беседу меж собою, Улир от своего имени и имени дракона огласил во всеуслышание: – Эльфийка Нианна, здоровое и сильное дитя! На ней нет следов заклятий, воздействий сторонних сил и чужеродной магии... Нианна, дочь Нариана и Нииды, допускается к общению и обучению с прочими членами эльфийского общества без ограничений!... Да будет так!... Вердикт высших представителей власти поставил точку в сомнениях и неуверенности поселенцев. Счастливые супруги, забрав беззаботно хлопающую рубиновыми глазками девочку и поблагодарив прибывших Властителей, отправились домой. Тиринар, Эвол и Улир уединились внутри Храма и долго подробно обсуждали произошедшее, поддерживая мысленно беседу с Храагом. Все были изумлены, что после таких необъяснимых событий на девочке не осталось абсолютно никаких «следов». Храаг с Улиром даже слетали к горному Святилищу Великих, и вернулись еще более раздосадованными. – Немые древние камни даже без намека на какую-то силу!... Странно все это, – расстроено вздохнул верховный маг. Серая обыденная монотонность мирной жизни Магистрата лишь на мгновенье расколовшаяся обещанием таинственного приключения, вновь затягивала флегматичной пеленой заинтригованную душу главы совета. – Приглядывай за ней в оба глаза, Тиринар... ...Но дело сделано, осмотр пройден. У родителей девочки за спинами словно выросли крылья – жизненный путь простирался перед ними прямой чистой стезей. Вечером в Килине грянул шумный праздник. Эвол никого не предупреждал о прилете дракона и Верховного мага – для жителей получился отличный сюрприз. Пение, звонкий эльфийский смех и дивные истории звучали в поселке до глубокой ночи. Праздник закончился магическим фейерверком. Россыпи шаров и огненных вихрей долго кружились в ночном небе над Килином под аккомпанемент музыки и грациозных танцев его жителей... ...Рано утром дракон и всадник улетели. Успокоенные и развеселенные жители Килина занялись своими делами, и в скором времени острота пережитого сгладилась, а через некоторое время превратилась в очередную обыденную память... Воскрешающая. Килин. Эндора. Шли годы, малышка росла как эльфы, и играла как все дети. Лишь одно, кроме внешности, отличало ее от сверстников – она заглядывалась на птиц. Любая пролетавшая мимо пташка, словно гипнотизируя, намертво приковывала взгляд Нианны. Девочка замирала и, чуть дыша, провожала ее глазенками... С этой маленькой странностью быстро смирились и перестали обращать на нее внимание. ...Это происшествие случилось в начале второго учебного года. Маленькой непоседе исполнилось шесть. Розовело теплое осеннее утро. На пороге храма в ожидании учеников, важно выпятив вперед животик, стоял учитель Тиринар. Подходя к нему, Нианна загляделась на средних размеров птичку с ярко-зеленым брюшком. Птица стремительно летела на небольшой высоте и, зазевавшись, на полной скорости, врезалась в стену храма. Упав наземь, крылатое создание забилось в предсмертной агонии. Ниа бросилась к ней и подхватила в ладошки. Птица затихла и... умерла. Девочка рухнула на колени. Детское сердечко сжалось от неистовой боли. Боли осознания, что это существо уже никогда не сможет спеть песню полета и счастья открытого неба. – Нет! Так... так не должно быть! – шептали дрожащие губы, а на рубиновых глазах навернулись слезы. Душа Нианны заледенела от ужаса смерти, и ее сердце вдруг... остановилось... Голубая кожа ребенка налилась мертвенной белизной. Дети в испуге отшатнулись в стороны. Тиринар застыл в полной растерянности и недоумении. Внутренний взор Нианны видел – у птицы сломана шея, и ее дух навечно прощается с плотью. Малышка решительно оттянула головку птички и пальцами вставила позвонки на место. Сила Фару Нии живым огнем хлынула в крошечное тельце этого легкокрылого чуда природы, сплавляя единой волной мириады разрушенных волокон жизни. Лишь когда все бесчисленные оборванные связи слились в организм готовый жить, юная целительница услышала громогласный удар своего сердца, а вместе с ним раздался и трепетный стук маленького сердечка крылатого создания. Птичка подскочила в ладонях, расправила крылья и вспорхнула ввысь. Маленькая чернокудрая волшебница встала. По щечкам скользили слезинки – хрустальные искорки счастья. Зеленая крылатая певунья, описав дугу по площади, села спасительнице на плечо и, издав дивную трель, стрелой рванула в поднебесье. – Лети! Лети высоко! – помахала вслед Ниа. Дети испуганно таращились на Нианну, а ошалелые глаза Тиринара казалось вот-вот вывалятся из орбит. Единицы из высших эльфийских магов могли восстановить оборванную недавно нить жизни, а эта кроха, не прибегая ни к каким заклинаниям, лишь своей силой сотворила немыслимое! Конечно же, верховный маг Килина сообщал Магистрату о достижениях подопечных, это входило в его прямые обязанности, но о ходе обучения Нианны лично информировал Владыку Улира. Несмотря на успехи в науках, Ниа все больше отдалялась от сверстников. Клинки и доспехи стали ее страстью. Все замечали – она чрезмерно быстро взрослеет. Девочку совсем перестали интересовать игры и развлечения ребятни. Она училась в Храме, бегала на ристалище, молча восхищенно созерцая движения бойцов, и снова бралась за учебники. Невзирая на все просьбы, Тиринар наотрез отказывался показывать Нианне даже самые примитивные приемы боевой магии. – Ну куда, девчонке шести лет в бой! – угрюмо бурчал старый маг себе под нос, придумывая очередную отговорку. Когда чернокудрой красавице исполнилось семь, и пришла пора новой ступени обучения, Тиринар повел детвору в поход по близлежащим предгорьям Тироля. Походные рюкзачки, посохи, восторженный гомон маленьких путешественников. Старый маг любил все это, несмотря на свое немного пышное телосложение. Осенний денек выдался славный. Ласково сияло солнышко, еле уловимый ветерок игриво шуршал в листве деревьев и волнами пробегал по увядавшим травам. Старый учитель проложил маршрут специально через заброшенное Святилище, в надежде лицезреть еще одно чудо в исполнении Нии. Вот и оно, плоский уступ с концентрическим мощением. Нианна шла последней, разглядывая паривших в небе орлов, и то и дело спотыкалась. Весь юный отряд уже стоял в центре площадки, любуясь открывшимся пейзажем и голубеющей стеной отвесных скал, когда к границе Святилища подошла Ниа. Ее глаза вдруг округлились и сверкнули алым пламенем. Дети затихли, испуганно таращась на вспыхнувшие глаза и растрепанные черные кудри эльфийки, метущиеся под внезапными порывами ледяного ветра. Нианна медленно опустилась сначала на одно, потом на второе колено, возле самого края мощеной площадки, и плавно, словно боясь обжечься, положила ладони на ближайший отполированный блок. Ветер мгновенно стих, похитив все звуки природы в округе. На Святилище обрушилась напряженная давящая тишина. Подождав минуту с закрытыми глазами, она поднялась. Ветер рванулся, и окрестности обрели прежнюю симфонию звуков. – Так сюда заходить нельзя! – твердым назидательным тоном заявила Нианна. – Это Святое место, и оно требует к себе почтения! Дети переглянулись и некоторые зашептались. – «Чокнутая!» – прочла Ниа мимолетные мысли сверстников, но не придала им никакого значения. Девочка так и не зашла в Святилище, а осталась стоять в стороне со странно-отрешенным выражением лица, ожидая когда класс двинется дальше. Насладившись видами, отряд первопроходцев продолжил странствие. Тиринар внимательно наблюдал за Нианной. Весь оставшийся путь малышка хранила молчание, а мысли ее блуждали где-то далеко. К вечеру уставшая детвора с запыхавшимся капитаном благополучно добралась до Килина и разбрелась по домам. – Ты извини, что мы сделали что-то не так, – виновато издалека начал Тиринар, – когда ступили в заброшенное Святилище, но мы не знаем ничего ни об обрядах, ни о традициях тех, кто это создавал. Быть может, ты что-то почувствовала, и можешь мне рассказать, дабы не совершать таких ошибок впредь? Слегка помедлив и обдумывая каждое слово, Нианна совершенно серьезно ответила: – Оно мудрое и очень... очень старое. Его... – девочка старательно подбирала слова, – беспокоить не стоит, память стерта до... У пораженного Тиринара пробежал холодок по спине, и он шепотом продолжил: – Стерта до дна... Неизвестно откуда Ниа знала строфы древнего гимна Великих, но их эльфы не поют и в школе не изучают! – Где ты слышала эти слова, маленькая волшебница? – Там у Святилища... – ей не хотелось ничего больше рассказывать, и проницательный Тиринар это уловил. Нианна стремилась оградить то родное, давнее и зовущее, которое она почувствовала в заброшенном великом месте, от всех, и почему-то даже от родных. – «Как странно, что они ничего не чувствуют», – думала малышка. * * * ...Нианна сидела на ветке старого раскидистого абрикосового дерева, возле беседки. Вечерело. Рядом мама хлопотала над огромными белыми розами. – Мама, а почему мы не летаем? Мы ведь владеем магией? Разве нет заклятья полета или способа перевоплотиться в птицу? – взгляд Нии перепархивал с ветки на ветку вместе со стайкой озорных пташек на соседнем дереве. Ниида присела на скамейку. Нианна тут же спрыгнула на землю и умостилась рядом. Мать поцеловала ее в лоб и, нежно обняв, ответила: – Мы владеем магией, но наши силы, к сожалению или к счастью, не безграничны, родная. Когда мы творим заклинание и используем силу Фару, всегда излучается и частичка нас самих. Чем дальше отклоняется результат мистического творчества от законов природы, тем больше силы нас покидает. Всю жизнь эльфы копят Фару для единственного и последнего полета – чтобы один раз, собрав себя в Изначальное пламя, перенестись в другой мир, обретая в иных пространствах новую достойную форму. Поэтому нас и называют бессмертные – мы не умираем, а по-своему желанию продолжаем чарующее плавание во Вселенной... А жажда полета в мире Эндоры может высвободить всю твою Фару, и ты без следа рассеешься, как этот свет уходящего дня в темноте ночи. Мы можем высоко прыгать, приподнимаясь на струях своих энергий и спокойно приземляться с большой высоты, цепляясь за струны мира, но летать... летать как птицам, нам не дано... – А крылья? Можно вырастить себе крылья и быть как драконы? – ерзая, не унималась Нианна. – У них четыре лапы и у нас две руки и две ноги, вот только хвоста нет, но и его можно вырастить... Ниида ласково улыбнулась. – Ты наша фантазерка! – мама заботливо провела рукой по кучерявым, непослушным волосам дочери. – Самые отчаянные из лесного народа пробовали сделать, то о чем ты говоришь, но переставали быть грациозными эльфами, так и не став сияющими драконами. Их дерзкие души, вступившие в борьбу с природой, получали в награду лишь неуклюжее, ни на что не способное тело. Так что оставь эти мысли... Если ты, конечно, не Великая Богиня... – А кто такие, Великие? – хлопая широко раскрытыми глазенками, не унималась Ниа. – Они могли все? – Нет, конечно, не все... Но Великие творили божественные, а иногда и ужасные вещи, хотя конкретно какие никто так и не знает... Знаю только, что они могли намного больше чем мы... А летать... Всадники летают на драконах – этого заслуживают лучшие из эльфов и только те, кого выберет сам дракон. Их город Генар, и состоят они все в ордене хранителей мира Эндоры. – Расскажи, мамочка, расскажи все о всадниках! – сердце малышки трепетало близ материнской груди. ...И Ниида долго рассказывала об ордене и всадниках, пока лунный свет не посеребрил их лица. – Я буду летать и стану всадником! – ложась в кровать, уверенно заявила Ниа. – Мамочка, сшей мне, пожалуйста, костюм всадника цвета неба. – Спи, звезда моя. Мы с папой будем счастливы такому свершению, и костюмчик тебе пошью. Спи, наша всадница, – мать поцеловала дитя в лоб и вышла из комнаты. Ночью Нианне опять приснился ужасный дракон из черного тумана, но в этот раз на ее защиту во сне из марева теней явился настоящий сияющий дракон, и кошмар тут же рассеялся... ...К концу недели Ниида сдержала слово и пошила костюм. Эльфийские девочки не носили брюк, но Нианна настояла именно на них. Мать вышила золотом в сердечной части рубашки голову дракона, от которой раскрытое драконье крыло уходило на левое плечо и захватывало спину. Бирюзовый костюм элегантно подчеркивал неповторимую индивидуальность будущей наездницы дракона. Руны Великих Богов. Килин. Эндора. Минул сезон дождей и белых покрывал снегов, вновь пришла пора пробуждения – весна. По указанию Магистрата Тиринар вел с Нианной исключительно индивидуальные занятия. Магия трансформации вещества была уже пройдена. Они в полную силу занимались стихиями. Всю зиму старый учитель и не по годам могучая маленькая ученица осваивали леденящий душу холод. Метели местного значения, снегопады, ледяные панцири, мгновенно замораживающие и конденсирующие влагу из воздуха заклинания... Нианне безумно нравилось творить ледяные мосты через речку. Будучи одаренной не только волшебницей, но и художницей, одним движением мысли и актом заморозки она ткала арки, колоннады увенчанные морозной росписью с тончайшей паутиной ледяных нитей. К сроку первых цветов Ниа, тайный боевой маг-самоучка, отшлифовала до безупречности технику метания зависающих в воздухе камней. С легкостью и филигранной точностью она поражала камушком с ладонь размером цели на дистанциях, превосходящих выстрел из лука. Тайком от Тиринара непоседа начала тренировать ледяной удар и заморозку на расстоянии. Весна в полную силу завладела природой. Солнце уверенно дарило потоки долгожданного тепла, парящего утренними туманами и разбрасывающего бриллиантовые сокровища рос. Мама, наконец, позволила дочурке надеть любимый голубой «драконий» костюм и... Ниа решилась... В день отдыха от занятий с очаровательной невинной улыбкой Нианна попросилась «погулять по окрестностям Килина» до вечера. Нариан и Ниида, не чувствуя подвоха, дали согласие. – Только будь осторожна, – ласково улыбнувшись, напутствовала мать. Помахав ладошкой у зеленой арки сада и озорно улыбнувшись, Нианна бойко выбежала со двора. Для виду немного покрутилась у ристалищ, и тихонько юркнула в кусты... – «Наконец, я смогу войти!» – быстрые ножки мчали девчушку все выше и выше по горной тропе. Оно беззвучно, настойчиво звало ее душу с момента осеннего похода и давно стало желанной детской мечтой. Древнее Святилище... Ниа бежала по горным тропам, не обращая внимания на буйство цветов и волны зеленого океана леса. Поворот, скрывающий из вида селение, крутой подъем, чуть-чуть отдохнуть, отдышаться и снова вверх... Вот и оно – почему-то родное место... Девочка замерла перед краем мощения. Немного постояв, выровняв дыхание и остановив мысли, Нианна торжественно сделала шаг вперед... Ее естество, неожиданно вздрогнуло от нахлынувшей памяти, настолько древней, что седые горы Тироля казались беспомощными младенцами времени. Истертые, молчаливые камни бережно хранили наследие Великих Богов, гостивших в этих просторах. Прямо из плит, медленно раскрываясь, словно бутоны цветов, всплыли невидимые для обычных глаз объемные руны. Их начертания в корне отличались от плоских эльфийских, используемых лесным народом на письме. Они поднимались, вращались вокруг оси и продолжали движение вверх, освобождая место следующим. Руны проявлялись по всей площади Святилища, быстро заполняя весь объем. Сознание Нианны, будто изголодавшийся хищник, взорвалось пучком нитей и бросилось жадно впитывать все столбцы излучаемых рун одновременно. От неистового напряжения голова кружилась, сердце бешено колотилось, все подгоняя и подгоняя ритм познания в детской груди. Внезапно, словно ощутив меру и магические пределы маленького организма, Святилище оборвало поток. От неожиданности Ниа вздрогнула, по лицу градом катился пот, а колени в слабости дрожали. Наступившая тишина плавно стала наполняться мягкими гармониями музыки и тихим пением на непонятном языке. Каждое незнакомое слово, вызывало в пространстве успокаивающую вибрацию, чудесно дополняющую течение музыки. Значения слов Нианна не понимала, но чем больше слушала, тем четче в разуме проявлялись образы, поначалу струившиеся бесформенной пульсацией. Разум и тело юной волшебницы наполнились до краев, казалось, знание вот-вот начет перетекать через край и исчезать в бесполезности. – «Пора, пора идти...» – Ниа с сожалением понимала, что солнце уже приближается к горизонту. Ученица Великих целый день неподвижно простояла в центре Святилища. Тайна – ее мед пленил и дурманил. Девочка присела и, положив ладонь на центральный камень храма, ласково его погладила: – Спасибо! Я приду еще, можно? Теплая волна энергии безмолвного глубинного отклика храма приглашала и ждала вновь. Нианна медленно, устало побрела домой. Родители уважали внутренний мир ребенка, не докучая ненужными расспросами. Они с удовольствием отвечали на все ее бесконечные «почему» и «как», помогая дельным советом, но на сей раз сильно встревожились... Уставшая, еле держащаяся на ногах, Нианна забрела в дом уже в густых сумерках. Дочку слегка шатало. – Что случилось, ты цела? – волновалась мать. Ее внутренний взгляд уловил необычайную плотность энергии дочери. – Все хорошо, мамочка. Просто набегалась от души, – улыбнувшись, почти шепотом ответила Ниа. За ужином путешественница необычайно много ела и мгновенно уснула, как только голова коснулась нежных простыней кровати. Ночью у Нианны случился сильнейший жар – все тело бедняжки горело, по нему градом катился пот, пропитав насквозь всю постель. Нариан и Ниида не сомкнули глаз, но девочка спала, как ни в чем небывало. Проснувшись утром, полная сил рубиноокая шалунья облачилась в любимый костюм всадника и весело убежала на занятия. – Я не хотел бы, чтобы об этом знал Тиринар. Он и так слишком пристально за Нианночкой наблюдает, – задумчиво обмолвился Нариан, присаживаясь на скамью в беседке. – Тайна ее «посвящения» после рождения явно вернулась... вернулась к своей хозяйке. Нианна что-то скрывает. Думаешь стоит малышку расспросить? – Ниа сильна не по годам, да и интересы у доченьки недетские, – Ниида поставила на стол поднос с

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом