Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

этот громоздкий корабль в голубой океан небес. Ни одного намека на разумное существование, ни одного следа за все четыре дня полета Великий так и не обнаружил среди горных складок и редких зеленых оазисов. Как грустило его опустевшее сердце в этот момент по улыбчивым ликам светлого народа Творцов и былой мирной жизни, ведало наверно только солнце. К концу четвертого дня над горизонтом всплыли очертания родных скал, торжественно, словно верные оруженосцы своими отточенными пиками, приветствуя возвращение так неожиданно бросившего их господина. Дрел прекрасно понимал, что возле башни, если конечно та еще возвышается над утесом, хозяина скорее всего ждет очередной смертоносный сюрприз Хранителей, а посему Великий решил спрятать трофей на разумном от дома расстоянии. Он последует примеру Укишеры и заморозит тело жреца в тайной пещере среди ледников, наложив на вход могучие охранные заклятья. И в этот раз слово Великого не разошлось с делом. Глубокая пещера, затерянная средь мрака глубин белоснежного хребта с оледеневшими клыками вершин, напоминающих шипастую спину чудовища, через пару часов стала усыпальницей плоти Хранителя. Дрел встретил ночь рядом с гробницей, любуясь искрящимися звездными россыпями в бездне чернеющей вселенной. Где-то там, среди бесконечных звездных сияний обрел новый дом его народ. Могучий, мудрый, но порабощенный... Пронзительный ледяной ветер играл в прятки сам с собою меж вечных снегов и застывших скульптур ледяных бурь. Великому очень хотелось вновь ощутить мурашками зеленой кожи его обжигающее ледяное прикосновение, наполнить грудь отрезвляющим и проясняющим мысли холодом, но ныне судьба Бога быть призраком... зеленым призраком, ищущим отобранную любовь... Утренние лучи заскользили желто-розовыми волнами по граням бриллиантовых вершин вниз, оживляя бесчисленные искры снежных ледяных корон древних скал. Зелено-золотой свет призрака, побратима эльфа Ерртора, ожил, наливаясь под благодатными лучами солнечным могуществом, и заскользил по крутым склонам вниз, к стенам, вздымающейся в голубую лазурь, изумрудно-малахитовой башни Нурд. Полдня пути отделяло хозяина от дома. Всего полдня и семь тысяч лет отсутствия. Всю оставшуюся дорогу он крался как осторожный хищник, знающий, что на него объявлена охота. Дрел решил не повторять своей ошибки при битве за Укишеру, когда обезумевшая ярость чуть не погубила его самого. Призрак окутался всеми защитными рунами, какие только знал, и стал похож на легкое прозрачное марево раскаленного воздуха, беззвучно скользящее над камнями. – «И долину саламандр и озера «Семи очей» Хранители закрыли защитным огненным барьером, которые оба раза благодатно наполняли мою Фару перед боем. Будет ли так сейчас?» – думал крадущийся Дрел. Ровная цилиндрическая башня возвышалась темно-зеленым колоссом на плоской вершине огромного пикообразного утеса. В свое время Дрел не был особым ценителем зеленого царства растений и нежной голубой прохлады вод. Он любил помогать друзьям строить дворцы, немного любил творить над оружием, немного любил все... И чаще всего довольствовался созерцанием действий сородичей, непременно проникая сознанием в их глубинную причину и суть. Вот и его башня, Нурд, создавалась простой колонной, подпирающей небеса, лишь на вершине имеющей десять горизонтальных длинных шипов и гладкий сферический, полностью прозрачный зал. Дрел не привязывался к чему-то конкретному и это ничуть его не угнетало. Может потому Судьба подарила Великому единственную нерушимую связь, нерушимую страсть и стремление, нерушимую любовь к Чари. Таким сокровищем мало кто обладал из народа Творцов... Башня быстро росла с приближением к ней хозяина. Посланные вперед маленькие разведчики – светлячки свободно продвигались к цели, не встречая сопротивления. – «Неужели все так просто?» – слегка раздосадовано думал Дрел. Пара горных орлов спокойно подлетела к Нурду и закружилась в медленном воздушном танце прямо над ее сверкающей вершиной. – «Значит, барьера нет! Хозяин казнен, и опасности спокойствию народа тоже нет. Великолепно! На сей раз все обойдется без гостей и мордобоя?! Даже не верится», – но в кубок радости Великого явно было подмешано сомнение. В столь долгожданный миг возвращения в законные владения, немного поколебавшись, Дрел все же решил не снимать магические доспехи оборонительных заклятий. – «Так, на всякий несчастный случай», – скользнула мысль в голове Дрела, и он хмыкнул с легкой улыбкой благодаря этот самый случай, столько раз спасавший его жизнь. Незыблемая, густо-зеленая башня, без единого изъяна, как и тысячелетия назад, терпеливо ожидала господина. И вот он стоит перед ней на парадной, мощенной мелкой мозаикой площадке. – «Ну, здравствуй, Нурд. Давно не виделись, старина. Как ты, зеленый?» – открытая улыбка золотых призрачных губ хозяина осталась не видна никому под тайными покрывалами тени, скрывающими призрака. Дрел медленно подплыл к черным двустворчатым, огромным дверям, богато украшенным изумрудами. Уперевшись в невидимую стену призрак повеселел: – « Даже охранное заклятье до сих пор стоит! На совесть сработано!» Похвалил он сам себя, и короткая вязь сложных рун сбросила невидимые замки с башни. – «Дома!» – с облегчением выдохнул Великий и толкнул дверь. Она послушно скользнула в стороны, открывая вплывающему призрачному мареву, коим был сейчас призрак, картину... ...Картину чудовищного беспорядка! Мебель раздробленная на мелкие куски, вскрытые полы и стены. Все, что только можно сдвинуть и перевернуть, все было выворочено на изнанку. –«М-да...» – протянул мысленно Дрел, – « а гости все же заглядывали... И барьер им не барьер, и порядок они явно не уважают...» – осматривая запустение дома мрачнел призрак. – «Искали чего-то, и скрупулезно так, старательно!» Поднимаясь вверх по башне, на каждом этаже Дрел встречал один и тот же профессиональный почерк дознания. – «Хранители такими процедурами не занимаются. Они выше. Цанаки и Скарги просто воины, неужели Шчиры – ищейки, тайный орден Хранителей?!» – догадка совсем не понравилась призраку. Даже Владыки народа не знали чем занимаются любимые зверушки жрецов. Их видели единицы из Великих и то все мельком. – «Большая честь мне была оказана! Сами Шчиры в мой дом захаживали!» – то ли с гордостью, то ли с отвращением думал Дрел, поднимаясь на последний, перед сферическим залом, этаж башни. Великий сначала ощутил, как в его поле вонзаются четыре клинка, впрыскивая тонкие жала парализующих магию разрядов, а лишь потом услышал холодный ровный голос, выходящего из тени невидимости трехногого и трехрукого создания в черно-алой броне. – Слишком большая честь, для такого бездарного мага как ты, ничтожный Дрел! – сквозь разрезы в сложном граненом шлеме на него с отвращением смотрели посаженные веером три янтарно-желтых глаза. До этой секунды Дрел еще надеялся, что башню обыскали и бросили, но нападения все же ждал, и не напрасно. Магическая защита призрака устояла, и он мгновенно отпрыгнул на другой конец зала, ощущая присутствие второго незваного гостя, скрывающегося в рунической тени. – Ни такого уж ничтожного, раз по моим следам послали Шчира и посадили на цепь, как безродного пса у моих ворот, опасаясь даже мертвеца! Да и не такого уж бездарного, раз ваши мечи, твои два и два того шакала, что трусливо прячется рядом, оказались не страшнее трухлявой палки! – резко огрызнулся Дрел и неожиданно для Шчира скользнул в него тонкой нитью, молниеносно вырвав сверкнувший клинок из руки незваного гостя. Слуга Завета, видимо, настолько был уверен в могуществе своего оружия и эффективности неожиданной атаки, что даже не установил защитные магические руны на доспехи. Прозрачное марево призрака, висевшее в противоположной от ищейки стороне зала, наполнилось иглами яркого зеленого света и двумя щелями гневно сверкающего голубого огня глаз Великого. Дрел сжимал клинок в негодующей руке. – А теперь вон отсюда! Псы! Иначе познаете бездонную глубину моего гнева! – рявкнул хозяин. Шчир в мгновенье ока обернулся десятком настолько могущественных рун, что его изображение стало мерцающе-размытым. Он стоял непоколебимой скалой. Уверенный, спокойный, наглый... – Мы пришли за твоей шкурой, но раз у тебя даже ее нет, отобедаем твоей Фару, а душонку оставим на десерт... – таким же холодным голосом проговорил второй Шчир, сбрасывая покрывало невидимости. – Узнаю надменный тон Хранителей. Последних шести хранителей, – Дрел тянул время изучая защитные магические покровы невиданных ранее существ, и выискивая в них слабые места. – Этот зеленый пучок света, видно, считать не умеет, – ядовито ухмыляясь треугольным маленьким ртом и оскаливая хищные тонкие клыки, обратился Шчир к напарнику. – Святых Хранителей Завета – семь! – Одного я казнил собственной рукой четыре дня назад! – прорычал Дрел, угрожающе покачивая кончиком клинка. Ему так и не удалось разгадать формулы их защиты, к тому же хозяину совсем не хотелось устраивать драку в своем доме. – А сегодня, с удовольствием, казню двух его холуев! С последними словами стена за спинами Шчиров, послушная мысленному приказу Великого бесшумно раздвинулась, открывая величественную панораму уносящихся вдаль параллельных горных хребтов. Дрел молниеносно прыгнул вперед, выбрасывая перед собой две черные руны удушающей сети Хранителей. За последние два боя она прочно врезалась в его память. Руны вонзились в Шчиров, вышвырнув их, как котят, из башни. Великий вызвал руну пространственного прыжка, перемещаясь на то место, куда должны были упасть тела ищеек. Зеленый свет призрака вспыхнул на скалах, в то время, как два черных доспеха, кувыркаясь, еще падали вниз с башни. – «Не может быть! Так просто?!» – наблюдая за падением, думал Дрел. Действительно, Шчиры выровнялись, зависли в пяти метрах над землей и понеслись на Дрела как два черно-алых дротика, непрестанно разя снопами молний и вихрями ревущего пламени. Призрак едва успел воспользоваться руной прыжка и отскочить на два километра в сторону, скрываясь в ущелье, как на его месте зашипело озеро расплавленного камня. – «И ведь гады только разминаются!» – лихорадка мыслей мешала сосредоточиться. – «Таких рун защиты сам Амдебаф мне не показывал! От черной сети трехглазые даже попытки не сделали увернуться!... Как силен их нюх?!... Как скоро меня найдут?!» Отследить направление пространственного прыжка, насколько знал Дрел, при помощи магии не удавалось никому, и он очень надеялся, что Шчиры не станут исключением. Призрак не терял времени даром, жадно глотая Фару из мира огня и заливая в свое сияющее тело бушующими потоками. Зеленый воин наполнил ею все глыбы вокруг, зная, что если в бою опять потеряет контроль над дверями в мир огня, то спасать его будет некому. Он был готов дать бой и Судьба словно почувствовала это, заняв удобное место на скальных трибунах. Из-за каменной осыпи, скользя в нескольких метрах над землей в длинных, фиолетово-синих волокнах рун парения, вынеслись две ищейки. Твердь прогнулась и застонала, когда на ней вспухло неистовой агонией демоническое пламя, сопровождающее своим изуверским ревом оскалившуюся смертельным экстазом безумную пляску молний. В этом сплошном пожарище и буре пели яростные погребальные гимны бешенные хрустальные звоны магических клинков. Ария одного временами заглушала своей яростью смертоносное трио других певцов, но их голоса снова и снова неумолимо вырывали мелодию победы из металлического горла солиста. Защита Дрела держалась на пределе, а Шчирам, казалось, неведома даже тень усталости. Великий считал себя искусным фехтовальщиком и один на один без сомненья одолел бы черных врагов, но ищейки сражались как единый шестирукий организм, владея тремя клинками на двоих. Пробить их защиту никак не удавалось. Клинок с жалобным звоном отскакивал от магических барьеров, не дотягиваясь до доспехов. Брошенные друг в друга черные сети разорвали остатки воздуха вертикальной стеной взрыва и отшвырнули близнецов-убийц на пару десятков метров. – «Ага! Взрыв их хоть откидывает!» – обрадовался Дрел. Провидение дало маленький козырь в неравной игре, и земля задрожала в криках немыслимой боли, под взрывами огненных сфер Дрела. Призрак швырял врага по полю битвы как пустые металлические шарики. Ищейки стали огрызаться сгустками тумана, на мгновение заволакивающими обзор Великому. Битва из мастерства фехтования переросла в скачки по ристалищу. Шчиры передвигались с чудовищной быстротой, доступной лишь единицам Великих. Дрел сжег почти всю впаянную в камни ущелья Фару, но не приблизился к победе ни на шаг. Как по команде, в пустовавшей до этого момента третьей руке обоих Шчиров, оказавшихся рядом друг с другом, появились тонкие палочки с локоть длинной и сияющей искрой на конце. – «Жезлы! Ну, наконец-то! Последний аргумент любого мага. Все умение и могущество, собираемое годами, столетьями в единый, извращенный многовариантностью смерти удар! А что если...» Шчиры изготовились, огни на жезлах ярко вспыхнули и... ...Дрел прыгнул сквозь пространственную руну... Великий не ошибся. Он проявился плечом к плечу, точно меж двумя черно-панцирными псами Хранителей. Могучие руки зеленого призрака ухватились за жезлы в тот миг, когда Шчиры высвободили магию, и дернул оружие навстречу друг другу, направляя в грудь врагов. Вторую руну прыжка, светящуюся сейчас за спиной, он успел призвать в момент пространственного перехода. Дрел прыгнул... Чудовищный взрыв настиг призрака в узкую щель схлопывающейся руны. Хаос сверкающих игл, лишь на безмерно малый миг зацепил сияющую призрачную плоть Дрела и вспорол остатки защиты, как бритва нежную кожу. Всего несколько вибрирующих заноз вонзились в зеленую светимость, и воина обожгла неописуемая боль. Все волокна его энергетической сути задрожали, входя в резонанс, и в этот момент руна прыжка выбросила Великого на камни в десяти километрах севернее места битвы. Окружающий мир сдавил разум, силком топя в омуте беспамятства. Дрел все еще держал при себе магический меч Шчиров. «Эти клинки рубят не только плоть, но и энергии...» Мысли уже собирались покинуть душу и с трудом слушались разума. – «Шанс...» И призрак его не упустил. Дрел вонзил меч в пораженную осколками ужасной магии плоть и, описав лезвием конус, вышвырнул из себя вибрирующую скверну. Стало легче, дергающий озноб ушел, а яркое солнце помогло довольно быстро затянуть рану. Целительский опыт, полученный при битве в долине Саламандр, оказался как нельзя кстати. – «Что же стало с ищейками? Я должен знать!» – разум Дрела еще мутило, но он решительно прыгнул обратно, немного изменив точку выхода. Над обожженным местом битвы висела гробовая тишина. Дрел медленно выглянул из-за большого валуна, и победный комок радости подкатил к призрачному горлу. Взрыв действительно был неимоверным. На том месте, где стояли Шчиры, зияла тридцатиметровая воронка. Один из них лежал на другом конце площадки. Защитные руны Хранителей еще удерживали барьер на доспехах ищеек и светоносные иглы магии жезлов, роясь, ползали по его поверхности. Лишь там, где когда-то находилось лицо, взрыв пробил маленькую брешь, и черви-иглы дожирали изнутри плоть Шчира, сияя смертельным восторгом. Блуждая по площадке в поисках второго противника, Дрел обнаружил остатки жезла. Сложив воедино фрагменты, мастер магии сумел прочитать на них вязь рун, проливающих свет на природу игольчатой светящейся смерти. Разрубленные на мельчайшие лучи волокна жизни были вывернуты на изнанку извращенной фантазией магов-убийц, превращаясь в ненасытных пожирателей плоти и энергии. – «Не зря вернулся. Если постараться можно и щит от этой заразы создать, благо время есть, пока к гнездам Чари идти буду», – довольный собой Дрел продолжил поиски. На второго Шчира он наткнулся под завалом камней. Его уже доели и иглы слиплись в одну желтую массу, испускающую ровный белый свет. Она таяла как первый снег и вскоре полностью исчезла, оставив скорлупу доспехов, защищенных рунами Хранителей. – Сами себя, как романтично! Казнь состоялась! Я сдержал слово Великий Тироль! Доспехи Зеленого Призрака. Страна Богов. ...Каждый новый день наполнял тоскующую душу зеленого призрака нарастающей мукой ожидания встречи с возлюбленной. Дрела абсолютно не волновало, что крылатую богиню ищет не могучий зеленый богатырь, решительный воин и дерзкий маг, а лишь нереальное сиянье призрачной души, практически растворяющееся с приходом ночи. Он жаждал увидеть блеск голубых глаз, услышать нежный голос и манящий блаженством хрустальный смех Чари. Великий даже не мечтал ощутить ее мягкое тепло и сводящую с ума ласку. Влюбленный, как и тысячи лет назад, дух просто хотел быть рядом... После схватки с Шчирами Дрел вернулся в башню Нурд и собрался провести остаток дня, приводя в порядок жилище. – «Сколь ядовита должна быть душа, чтобы так бездумно крушить все вокруг!» – негодовал Великий, сгребая некогда роскошное убранство в цветастые груды мусора. – «Жаль, что не хватило у меня умения поработить разум трехлапых псов, а то бы их языки покрылись мозолями, вылизывая до блеска мой Нурд!... Умения...» Мысли Дрела вернулись к утренней жаркой схватке. – «Умение... А ведь доспехи и руны защиты ищеек неподражаемы, великолепны! Безумный взрыв лишь самую малость надрезал их целостность, а я, пытливый некогда ученый, даже не дерзнул постичь секрета этой мощи!» Рассерженный сам на себя Дрел бросил уборку и вызвал руну прыжка. Зеленое сияние призрака вспыхнуло не вдалеке от скорлупы доспехов Шчира. Слои защитных рун, неведомых Великому прежде, начинали слабеть без тела хозяина. – «Удача! На медленном рассеивании как раз появляется возможность уловить узор руны и почувствовать пространственные резонансы, на которых она построена!» Впервые за долгие века заточения в Дреле вновь проснулся настоящий интерес творца и мага. Всю ночь он корпел над черно-алыми доспехами и шлемом. Аккуратно, словно касаясь луковицы смертельно-ядовитого растения, слой за слоем, он распутывал вязи рун боевой магии Хранителей, недоступной прежде Великим. Под утро, жутко ослабленному ночью, призраку все же удалось одержать победу и в этом бое разума. – Хранители действительно гиганты магии, раз сумели сочетать настолько диссонирующие потоки! Защита на их слиянии неподражаема! – Дрел искренне восхищался разгаданными заклятьями. Теперь он не только знал, как создать такой же магический экран, но и как его преодолеть. Почетными трофеями черно-алых лат, шлема и мечей хозяин решил украсить центральный зал и, после окончания уборки, старательно закрепил трофеи на ободранной стене. Призрачная форма существования оказалась довольно удобна в бою. Ему не угрожали стрелы, копья, обычные мечи, но поврежденная светимость жизненных волокон, сдерживаемая магией без живой плоти, из-за малейшей трещины начинала изливать из себя Фару подобно прорванной плотине, грозя рассеять все существо. – Раз битвы поджидают за каждым поворотом, и сердце все же надеется отыскать любимую Чари, не погибнув при этом... Мне нужны доспехи! Доспехи «Зеленого призрака»! – руки творца, переполненного решимостью, жаждали дела. Великий покинул Нурд, отправляясь дальше на север. Дрел не был так могуч, как Амдебаф, чтобы демонстративно раскладывать карты своих магических исканий прямо перед церберами народа, и лабораторию, творческий мольберт художника, он спрятал в абсолютно невзрачном месте – лабиринте карстовых пещер, коих по Тиролю природа разбросала беспредельное множество. Непостижимой волей случая, тайник находился на линии заветного пути к возлюбленной, и Дрел радовался, что не придется терять время на отклонение от маршрута. Идея доспехов для призрака так увлекла новизной мага, что в напряженной задумчивости он частенько случайно проходил сквозь камни и валуны, преграждающие путь, тратя при этом лишние силы. Когда Великий добрался к ветвистым подземным галереям гротов «Потерь», нереальные формы нереальных доспехов из размытой фантазии приобрели в разуме создателя четкие очертания. Лаборатория, как и в добрые давние времена, терпеливо ждала своего ученого. Кроме толстого слоя пыли, ничья рука и воля не коснулись ее тайн, и Дрелу это согрело душу. Не медля ни минуты Великий, как страстный художник, истосковавшийся по краскам и кистям, принялся творить. Двуликий в бою мир огня, щедро дарящий помощь и тут же пытающийся сожрать при первой возможности, здесь, в уединенной тиши, становился идеальным союзником. Дрел с почтением пригласил его в свою душу, и зелено-золотое пламя беспредельной мощи заплясало извивающимися языками теней на сводчатых серо-черных стенах. Из зеленого ореола призрака вытянулись одно за другим сотни тонких рук-жгутов и огромное многослойное восприятие Бога зазвучало экстатичным гимном созидания. Под басовитое пение вспыхивали руны и вплавлялись в тонкие лепестки изумрудного металла. Драгоценные алмазы парили в воздухе длинными гирляндами, успевая в витиеватом хороводе коснуться сложных рунических потоков, впитать навечно могучее заклятье и послушно вплавиться в заданное воображением мага место. Медленные тяжелые стуки кузнечных молотов и стремительная мелкая капель чеканки сливали голоса в единый, многоголосный хор гармоничной симфонии творения. Увлеченный Дрел потерял счет времени, но вот наступил тот миг, когда его могучая воля скрепила отдельные части в единый образ человекоподобного тела. Доспехи были готовы. Цвет божественного панциря варьировался от светло-зеленого, до густого изумрудного, с вкраплением золотых нитей рун. Так как Дрел в битве мог мгновенно менять спину и грудь, одинаково видя лицом и затылком, доспехи создавались абсолютно симметричными спереди и сзади. Глухой кругловерхий шлем, с богатой золотой чеканкой сияющих рун побед, имел по две зловеще сходящихся прорези спереди и сзади, в которых должны сиять праведным гневом голубые огненные сапфиры призрачных глаз. Обе симметричные стороны груди-спины состояли из широких пластин, сходящихся к паху и напоминающих по форме и ребристой фактуре драконью чешую. Кованый монолит наручей и наплечников сиял белозвездными бриллиантами. Все остальное «тело» затягивали плотно прилегающие друг к другу ряды треугольного металлического пера. Каждая такая, старательно отчеканенная под рельеф живого пера, пластинка заканчивалась впаянным граненым алмазом, несущим смертоносную либо оберегающую руну. Весь арсенал боевых знаний и изученные в последних битвах сюрпризы Хранителей, создатель старательно вплавил в суть доспехов. Изюминкой творения являлся сам металл. Безумно легкий, эластичный, он мог принимать в свои границы океаны Фару, превосходя даже резервы тел Хранителей. Из оружия Дрел выбрал себе два средних меча, прикрепив их сложными шарнирами к наручам. В сложенном состоянии они выходили двумя длинными кинжалами из локтей, но стоило выбросить руку вперед, как клинки, описывая рубящую дугу вокруг запястья, мертво ложились в боевую шипастую перчатку. На самой широкой грудной пластине сверкал золотом образ возлюбленной Чари. Довольный маг еще раз пристально осмотрел доспехи и просочился внутрь. Яростно взвизгнули росчерки магических клинков, вспарывая воздух. Голубые звезды глаз вспыхнули сначала с одной, потом с другой стороны шлема, и призрачное существо, обретшее плотные очертания, направилось к выходу. – «Вот теперь я буду играть даже наравне с Хранителями! Спасибо, верная помощница!» – благодарно обратился Дрел к лаборатории, закрывая магическую дверь. Великий покинул тоннели «Потерь» рано утром. Сколько часов или дней прошло было не важно, все равно они лишь ничтожный миг, по сравнению с тысячелетиями забвения, и все же он спешил. Судьба освободила призрака в такой напряженный для мира момент, что Дрелу казалось, будто секунды будущего сгорают под ногами, еще не успев начаться. Зеленые доспехи, наполненные внутри светом влюбленной души, да голубым сиянием несуществующих глаз, легко скользили в нескольких метрах над острозубъем каменных ущелий, прокладывая дорогу судьбы на север, во владения чудесной богини Чари... Пески утраты... Страна Богов. ...Буря... Ураганный ветер, играющий пронзительную скользящую симфонию собственного сочинения на струнах ливня, напряженно растянутых меж скальных вершин, сильно задержал Дрела в пути. Щедрый даритель жизни – солнце сокрылось в тяжелом барахтаньи черных грозовых облаков, а порывы разъяренных ветров, словно подражая последним неделям боевых подвигов призрака, с остервенением сражались друг с другом под аккомпанемент старшего брата. Дрелу пришлось идти ногами, как обычному живому существу, слушая приглушенный звон доспехов, под тугими струями дождя, поскальзываясь то и дело на мокрых камнях. – «Перемещаться призраком в некоторой степени проще, чем переставлять «живые» ноги», – с досадой подумал Великий в очередной раз, потеряв равновесие и едва удержавшись от мягких обволакивающих объятий большой грязевой черно-коричневой лужи. Неделя пешего мучительно-медленного перехода, наконец, сменилась снова ярким летним зноем и удушающим безветрием. Дрел вновь парил над землей, торопя несущиеся навстречу ущелья и каньоны. И вот, наконец, на десятом восходе после гротов «Потерь» зеленый воин в сияющих доспехах опустился на берегу ярко-бирюзового небольшого озера, укромно скрытого между скальных стен. Да, это было оно! Века изменили его очертания, утопили в буйстве зелени, но это было оно – озеро их первого свидания! Именно здесь волшебный голос Чари пел песню любви и огненной страсти для него одного. Именно здесь он впервые коснулся ее теплого стана и утонул в сладостном огне наслаждения. Сейчас же он стоял на этом берегу один и тихий плеск голубой прохлады шептал сагу прошлого, сагу о двух влюбленных друг в друга Богах... Душа древнего воина дрогнула и выпустила на волю, только на мгновенье, трепетного поэта, живущего в призрачном сердце: Твой легкий взмах крыла Над острым клювом ночи, И песни волшебства Затерянной в дали Не позабыл я той. Твой дивный стан и очи И трепет, сердца стук Ищу в пустой глуши. В немой сырой норе, В дурмане заточенья Печально без тебя Текли мои года. Как светоч естества, Как розу воскрешенья, Я звал в бреду тебя, Я ждал тоской скорбя. Из звезд сплетенье грез Над бездною забвенья, Пылая, я принес, Меж скал, как тень скользя. И отрекусь любя От жизни без сомненья За взгляд единый Твой, О Чари – песнь моя... – «Я иду, любимая... Я уже рядом...», – и Дрел с удесятеренной силой заскользил к гнездам Чари. Весь день, пока маг стремительно приближался к чертогам возлюбленной, его дух переправлял Фару из мира огня в магические резервы доспехов, готовясь к неминуемой схватке. Он был готов! Готов, как никогда!... * * * ... Прыжок!... Еще прыжок!... Быстрее!... Еще!... Пространственные руны уносили Дрела в даль сложным узором, запутывая идущих по следу ищеек. Зеленые доспехи, только что спасшие Великому жизнь, раскалились добела недавним сражением. Если бы только воин носил плоть, они бы изжарили его живьем. Сломленный, поверженный, опустошенный Великий Дрел уносил едва светившуюся истощенную оболочку призрака все дальше и дальше от этого проклятого на веки места. Места, которое посекундно взращивало надежду в древнем сердце с самого момента освобождения, места которое погребло раскаленными желтыми песками весь смысл дальнейшего существования... В даль... Его уносила в серую островерхую даль только одна пульсирующая невыносимым пламенем мысль, одно оголенное разорванными нитями призрачных нервов чувство, одна неутолимая вовеки жажда – бесконечная, жестокая месть. Он станет демоном, изгнавшим из себя Закон, Совесть и Сострадание. Он будет стирать в прах все, что хоть мало-мальски связано с Хранителями... Только бы оторваться от ищеек... Запутать... Закружить... – «Армия... Мне нужна армия», – Дрел остановился на миг меж старых седых голов каменных патриархов безмолвного Тироля, отрешенно наблюдающих за играми смерти, и громогласный крик, полный черной муки, сотряс, казалось, даже их вечно молчащие сердца. – Ты слышишь меня, Тироль?!!! Мне нужна армия!!! Я создам ее!!! Злобных духов, не ведающих покоя, безжалостных, бессердечных призраков !!!... * * *

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом