Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

Клыкастый народ явился на праздник в парадных одеждах. Боевые латы покоились на почетных местах жилищ, но мечи, их холод, блеск и острота уже начали радостно взвизгивать в огромных, хватких ладонях воинов, чуя пир крови. Ерртору оставалось два метра до ограждения, когда он замер как вкопанный, напряженно ожидая чего-то. Выброшенная назад рука остановила Ирраду. Изумленные его поведением, орки начали вываливать из-за столов и вытягивать шеи, чтобы лучше разглядеть происходящее. ... Тихий, едва уловимый всплеск случайной рыбы... Среди напряженной тишины в рядах орков раздался сдавленный смешок, потом еще один. «Бог испугался рыбы?!» – почувствовал дракон и всадник, хмельные издевки мыслей. Всплеск повторился, и в мгновенье, наполненное пронзительным мерзким визгом, недра канала вздыбились огромным столбом воды. Среди шума, замерших на миг струй и брызг, подсвеченных кровавым полыханием медных ламп, над Ерртором в воздухе нависла пятиметровая серо-черная тень чудовища, выпрыгнувшего из воды. Со щелканьем и цокотом от нее отделились четыре жгута. Всадник метнул вперед левую руку, сжимающую Ишь и черный кинжал с раскатистым громом оскалился десятками бешенных сине-зеленых молний, пронзающих тварь. Кинжал укутал хозяина маревом защитной полусферы, и тело чудовища брызнуло в стороны, разорванное на мелкие куски, обжигая орков каплями нагретой до кипения черной крови. Время стерло мгновенья меж смертельным ударом всадника и содроганием всех вод. Их ткань черного ночного глянца была взрезана в клочья единым ударом по всем каналам и водоемам Юрга. Чудовища, как опытные воины, заняв стратегические позиции, обрушились на пирующих орков единой атакой, повинуясь единому приказу. Шестилапые, укрытые толстым серо-зеленым панцирем, с головами ящериц, большими рыбьими глазами и тонкими ядовитыми клыками в широких пастях, они не были ведомы Ерртору. Между головой и плоским туловищем, на короткой шее, твари носили по четыре кармана, из которых со щелканьем выстреливались длинные членистые извивающиеся хитиновые шнуры, похожие на усы тараканов. Каждый такой шнур нес на конце смерть, оканчиваясь тонким, но удивительно прочным ядовитым жалом. Пир взревел новой волной – волной крови, в которой ритм ритуальных барабанов сменился бешеной дробью звенящей о хитин стали мечей орков, ревом идущих в атаку клыкастых воинов, пронзительным кличем рыжеволосых воительниц, муками смерти поверженных и истошным верезжанием незваных демонов. – Иррада взлетай! Ты нужна в небе! – не сводя глаз с все прибывающих чудовищ и неустанно разя их черным кинжалом, крикнул Ерртор. Он поражался, сколь удобен этот инструмент чужого мира в такой схватке. – Я... Я не могу взлететь! – рычание Златоглавой и лязг ее хвостовой секиры прикрывали всаднику спину. Несколько чудовищ подкрались сбоку и разом метнули в нее свои жала-усы. Удар был настолько неожиданный и сильный, что Ирраду завалило на бок. Каким-то чудом ни одно из жал не угодило в незащищенное крыло. Золотая чешуя устояла, и капли маслянистого бесцветного яда потекли тонкими струйками из их щербин. Иррада взревела и метнула хвост параллельно земле. Он несся, сверкая лезвием секиры, точно на уровне тел болотной нечисти. Ерртор обернулся на рык подруги и тут же получил два сильнейших удара в спину. С силой баллисты его швырнуло навстречу режущей воздух секире Иррады. Мгновенья сжались в невидимую песчинку пространства. Мечущий огненные сферы со своего посоха Фурунд, сражающийся рядом, остолбенел, наблюдая ужасную картину. Золотой всадник мчался обреченным снарядом к неминуемой смерти, вытянувшейся на плавном изгибе идеально острого лезвия хвоста своего дракона. Ирраду бросило в холод. Она увидела всадника, но остановить разогнавшуюся махину хвостовой стали, она не успевала. Бритвенная грань, испещренная тончайшей эльфийской вязью, покрытая золотом и вплавленными бриллиантами, вскрыла как сгнивший орех плоть одной, второй, третьей болотной твари, раскроив их надвое и оставив за собой опадающие куски требухи. Ерртор видел сиянье секиры, несущейся ему в грудь, брызги тел поверженных чудовищ, чувствовал сердцем тиски ужаса, сковавшие душу Златоглавой, но сам оставался холоден, как черная сталь кинжала Зираиды. Сила его Иша каким-то образом изменила разум, сделав мир жестким, граненым, точным, выверенным до мельчайшей сути движения. Чудовищная сила, подаренная перерожденьем Великого, содрогнула мышцы, скрутила тело, растянув до невозможности связки и изогнув сами кости. Фурунду показалось, что невидимая магия просто сломала тело всадника в полете еще до рокового удара. Секира подплывала к шее эльфа в тот момент, когда неописуемая судорога подбросила его тело вверх. Ерртор махом оперся лбом шлема о верхнюю плоскость всесокрушающего оружия Иррады и пронес на распластанных, словно крылья руках, меч и кинжал над ее хвостом. Совершив невероятный кульбит, полубог приземлился на ноги и тут же бросился в бой, круша молниями, и рубя Шерком ненавистные усы-жала. Иррада вскочила на ноги и дала струю тугого пламени по десятку тварей, выбравшихся на ступени кургана. Порождения болот вспыхнули, а расплавленное стекло под их когтистыми перепончатыми лапами потекло алыми потоками. Отважных орков были тысячи, а мерзких отродий болот немногие сотни, но эта битва оказалась для зеленого народа жестокой резней. Их мечи, копья, дротики и топоры не пробивали толстого хитина чудовищ, а те, в свою очередь, двигаясь с ошеломительной скоростью ненасытных бестий, легко пронзали бросками жал могучие тела орков, лишенных доспехов и щитов. Щупальца опутывали, душили, подволакивая пойманных к лязгающим тонким, ядовитым, клыкастым пастям для смертельного укуса. – Твари не едят павших! Они пришли убивать! – крикнул Фурунд, сражаясь рядом с Ерртором на переднем фланге. – И движутся плотной шеренгой, как обученные воины! – ответил Ерртор, давая заградительный залп молний. – Кто они? – Иррада прикрывала их спину и размалывала хвостом заходящих с тыла. – Не знаю! – рявкнул Фурунд, выпустив в полет огненного демона сферы.– Я таких никогда не видел! Орки падали сотнями как подкошенные, не столько от смертельных ран, сколько от малейших царапин. Их тела скручивало судорогами, мышцы заходились непрерывной дрожью, и смерть хватала свои теплые жертвы петлей удушья. В основном побеждали пришельцев маги. Хоть и могучая, прочная, но все же простая плоть чудовищ не оказывала сопротивления даже малейшему проявлению их искусства. У орков с успехом получалось отрубать выброшенные на большие дистанции жала-усы и поэтому сообразительные чудовища навязывали им плотный ближний бой. – Нам нужно разорвать цепи их шеренг, тогда мы сможем одолеть эту нечисть числом! – бросил Ерртор Фурунду, уворачиваясь и отсекая очередное жало. Пламя медных ваз корчилось в экстазе смерти и заливало все багровым, трепещущим полыханьем. Орки, окруженные со всех сторон, отступали к центру площади, оставляя за собой зеленый ковер тел. Маги зеленого народа изрядно ослабели. Лишь изредка рев и стоны битвы вспыхивали светом посохов и сияньем магических щитов. – Если мы не поднимемся в небо, во всем Юрге останемся только мы с тобой, может быть Фурунд и горы трупов! – глаза Ерртора сверкали таким бездушным холодом, что драконихе стало не по себе. У меня... нет... сил, всадник! – чешуя на загривке Иррады встала дыбом и дракониха оскалила на него клыки. – «Где Саприл и Анари?! Они так нужны здесь!!!» – Камни, мне нужны камни, живо! – в памяти эльфа вспыхнул слабый маяк надежды – «Дрел,... он наполнял мои мышцы светом камней. Он вкладывал в них руны...» – удивительная память полубога тотчас воспроизвела их рисунок, – «...но я тогда лежал, а Ирраде...» – Какие камни? Совсем ошалел от крови?! Ты, что стены строить собрался?! – Иррада взмахнула хвостом, и еще две твари глотнули небытия. – Да, нет же! Найди камни, что сможешь цепко держать в лапах! Чудовища видимо уже сообразили, что одолеть эту троицу не удастся, и стали обходить их с флангов, беря в оборот только орков. Зеленые рыцари рубили и кромсали, кололи и жгли, неся тяжелые потери. Несколько отрядов изловчились, найдя слабину болотной нечисти и с торжествующим воплем «Орк!» одну за другой отправляли тварей в преисподнюю, добираясь клинками меж панцирей до основания их шей. – Чего их искать? Камни! – Иррада рубанула хвостом по плитам мощения площади. Осколки вывернулись и через секунду она швырнула к ногам всадника два куска. – Должно получиться! Получиться! – Ерртор чуть прикрыл глаза, фокусируясь на рунах, бросил на землю Шерк, Ишь, и с ладоней в камни скользнули две путанные трехмерные руны Великих. Булыжники вспыхнули янтарным светом и в их, ставшей прозрачной, глубине засиял сложный узор. – Бери, бери быстрее в лапы! – одним движением всадник подхватил оружие и взвился на спину Ирраде. – Ты сможешь! Родная, взлетай... – добавил он ласковым голосом друга. Златоглавая схватила камни и тут же по лапам заструилась река мягкой, маслянистой жизни, щекочущая и заставляющая распухать мышцы от силы. ...Взмах... Боль!... Еще взмах... Боль тише... ...И наконец, взмах в полную силу. Напряженные крылья оперлись о воздух и Златоглавая тяжело, но взлетела. – Ты моя... Ты моя красавица... Я люблю тебя... – Ерртор лучился благодарностью к этому волшебному существу. – Давай же им зададим жару!... Интересно, они съедобные? – Иррада повеселела и сразу стала острить. – Медленной кроваво-золотой звездой, подсвеченной бледным светом только что взошедшей на небеса луны, они поплыли над Юргом. Шерк и Ишь, янтарный меч и чернозвездный кинжал, слили голоса своей магии в необоримый дуэт, упиваясь пассажами и вторя друг другу в великолепной песне смерти. Их гром, шипение и режущий визг оставлял за хвостом дракона черную полосу выжженных тел болотных щупальцеголовых тварей. Воодушевленные орки ринулись в атаку, поднимая врага на клыки. Чуть остыв в потоках воздуха от наземной схватки и продолжая очищать квартал за кварталом, объемному многослойному зрению Ерртора предстала знакомая картина. Он видел ее при осаде замка Амдебафа. Между муравьинообразными тварями и этими чудищами было нечто общее. Все они сидели словно на концах еле уловимой черной паутины, не видимой смертному глазу. Паутина, будто живой, осознающий себя организм, вела и направляла, давала приказания и анализировала, но сейчас... Небольшие светлячки душ погибших орков не растворялись в слоях эфира, переходя в мир духов, а покорно повинуясь чьей-то черной воле, скользили пульсирующими искрами к сердцевине паучьей сети. Искры уносились куда-то далеко за горизонт, на юг... Ночные врата Фиэнея. Фиэней. Дни тянулись обычной чередой. Погода благоприятствовала на всем пути. Звезда Эндоры ласково согревала землю, ветер игриво перебирал аккорды зеленой листвы, дарящей всадникам прохладу. Друзья давно углубились в Великий лес и ехали по каменным дорогам. Мощные ветви древних великанов арками смыкались над их головами. Листва стала настолько плотной, что если бы не специально сделанные отверстия в хитросплетении ветвей на дороге всегда царил бы полумрак. Сквозь эти окна в дорогу упирались столбы света, в которых игриво клубились насекомые, делая путешествие еще более чарующим. Начали попадаться встречные путники. При виде несущихся навстречу саблезубых тигров, они тут же либо бежали в кусты, либо хватались за мечи с луками, стремясь применить защитную магию. Один раз Нианне даже пришлось отразить выпущенную в Ррагора стрелу. Тиринар связался с Магистратом, и те приказали всем стражникам и постовым на дорогах предупреждать странствующих о встрече с тиграми, разъясняя их безопасность. Тиринар веселел с каждым днем. Друзьям все чаще попадались постоялые дворы с уютными комнатками и вкусной пищей. В один из таких вечеров Ррагор сообщил Нианне, что Омелия – эльфийка, ищущая Гилиира-Данира, в Фиэнее и ждет встречи. Каждый день все больше и больше приближал странников к заветной цели... ...И вот до столицы эльфийского королевства остался день пути. С утра Тиринар, прибегнув к магическому кристаллу, связался с Магистратом и предупредил о прибытии. Владыка Улир заверил, что дом для семьи Нианны подобран и будет передан новым хозяевам в безвременное пользование. Тиринара и Гилиира глава пригласил разместиться в своих личных гостевых покоях, сообщив, что путников встретит возле врат города и проведет по улицам Владыка Магистрата Энирал. Зная, что Нианну сопровождают два саблезубых тигра, а таких гостей жители не встречали уже тысячи лет, Улир предложил друзьям въехать в Фиэней с наступлением ночи, чтобы не создавать лишней нервозности. Так они и поступили. Последний день отряд из Килина ехал медленно и степенно. Несмотря на то, что дорога перед столицей имела большую ширину, движение было очень оживленным. По внешним краям почти сплошной вереницей двигались грузовые повозки, а срединная часть, предназначавшаяся для знатных странников и военных служб, оставалась свободной. Тиринар дал команду ехать по центру. Легкой трусцой первыми бежали исполинские саблезубые тигры, несущие на своей спине черноволосую рубиноокую девочку с золотой трехсапфировой тиарой на голове. Следом, в гордой осанке, на белых жеребцах ехали Нариан и Ниида. Замыкали процессию маг Тиринар, держащий в руке посох с разогретым для пущей важности до ярко-белого свечения магическим кристаллом, и воин Гилиир, грациозно придерживающий свой старинный клинок. Небо только-только начинало нежно розоветь закатными лучами, а они уже подъехали к первому городскому посту. Решив скоротать время, путники свернули в ближайший постоялый двор и, славно отужинав в уютной беседке возле маленького водоема с лилиями, погрузились каждый в свои мысли. Неизвестность грядущего стала одновременно мучительно непроглядной и томительно сладкой. Ткала ль сейчас судьба невидимый узор событий или соткан он был уже давно – не имело для них никакого значения. Их крошечные жизни, вплетенные в покрывало Эндоры, терпеливо скользили по своим нитям и вливались в уготованные узоры. Лишь неистовый дух Великой искал власти над событиями, но скорее событиями прошлого – своей памяти, и пока совсем не задумывался о грядущем... Комариный писк возвестил начало сумерек, и за ними пришла лунная ночь. – «Владыка Тиринар, я ожидаю вас возле первых стражей южных врат. Это Владыка Энирал», – получил маг мысленное послание. – Пора, друзья. Нас встречают, – вставая из-за стола и медленно потягивая уставшую спину, сказал маг. Путники быстро собрались и через пару минут подъехали к стражам городских ворот. «Врата» были весьма условны. Фиэней не был крепостью и их, как таковых, не имел, но на дорогах, ведущих в город, всегда несли дозоры по два постовых, облаченных в лучшие королевские доспехи с полным традиционным эльфийским вооружением, включающим лук, меч и легкий дротик с длинным лезвием. Владыка Энирал прибыл не один. Хрупкий, чрезвычайно худой. На первый взгляд столь немощное тело не могло служить пристанищем мага, но восприятие этого эльфа менялось, стоило взглянуть в его бездонные голубые глаза, наполненные спокойствием и несокрушимой мощью вечных ледников Тироля. Энирала, как почетного вельможу, верхом на вороных скакунах сопровождали два воина в длинных зеленых плащах, вооруженные парой коротких мечей. Когда путники приблизились, фиэнейские кони шарахнулись в стороны, при виде саблезубых тигров и седоки едва удержали их на месте. Встречающие и гости радушно поприветствовали друг друга. Увидев на голове Нианны золотую тиару, по лицу Владыки Энирала скользнуло нескрываемое удивление. Маг мгновенно спешился и преклонил колено перед девочкой. Его примеру последовали и сопровождающие стражники. Путники озадаченно переглянулись. Окончив приветствие, встречающие взвились в седло и почетным караулом эскортировали гостей в столицу. Полная луна величественно лила волны серебра на древние кроны диковинных титанических деревьев. Она освещала шпили вонзающихся в небо башен и лабораторий, купола реликтовых многоярусных храмов, грациозных замков вельмож, рожденных в невообразимых единениях живых стволов растений и полированных гранях камня. Лунный свет гордился простыми живыми зелеными жилищами эльфов, которые то висели словно ульи диких пчел на ветвях, то оказывались заботливо врощены в самый центр огромных стволов. Иногда лунные блики выхватывали из чащи нереальность домов, растущих прямо из земли огромными, древесными, закрученными кистью художника, образованиями, увитыми ласковым буйством благоухающих цветов. Аромат этих феерических нот ровными волнами наполнял лес и строения, даря новые изумительные гармонии при каждом мимолетном движении маслянистого воздуха. Странники медленно ехали по прямой, широкой улице, носящей название «Ветер странствий Тироля», ведущей от городских врат к недремлющему сердцу Фиэнея – королевскому дворцу и Магистрату ордена магов Эндоры. Все в этом гордом величии плавных архитектурных и живых линий воспевало торжество разумной жизни, и безбрежное единение с глубинными силами матери природы. По древней традиции, постоянно подтверждающейся и поныне, искуснейшими мастерами камня вся страна признавала гномов. Камень был душой их невысокого, но решительного и устремленного народа. Конечно же, чести мостить улицы и приусадебные площадки столицы государства удостаивались именно они. Горные породы и магический свет сочетались в настолько взвешенных мудростью пропорциях, что полированные плиты мощения с тягучим узором световых волокон, спаянные без швов между собой, создавали эффект струящихся потоков призрачного радужного света, плавно несущего свои волны, подобно реке к центру Фиэнея... ...Но еще более удивительными Нианне казались деревья-фонтаны. Для водоснабжения города каждая мощеная улица, дорога и тропа являлась снизу закрытым каменным каналом, несущим живительную влагу к жилищам. Фонтаны по праву считались гением красоты эльфийской ирригации. Пустотелый ствол живого дерева в корневой системе имел небольшую, подобную мельничной, крыльчатку, постоянно расположенную в водяном потоке. Непосредственно в сердцевине находился винтовой механизм, предназначенный для подъема воды вверх. Поднимаясь по стволу, влага выходила через отверстия в скелетные ветви, имеющие форму разнообразных витых желобов. Такое живое чудо, облаченное зеленой листвой, изливало со своих ветвей то зеркальные ленты, то нежное журчание волосяных струй, то шумящие каскады водопадов. Вдоль крон по улице тянулись, перекручиваясь, сплетаясь и расходясь вновь, жгуты лиан с большими, округлыми, с множеством прорезей и отверстий листьями. Листья светились ровным зеленым светом, освещая ночное великолепие города. Эти растения – светонакопители в дневное время суток жадно впитывали солнечные лучи, радостно делясь ими в ночную пору. Почти возле каждого дерева-фонтана плескалось небольшое озерцо с водными обитателями, наделенными способностью издавать световую мелодию и располагалась ажурная беседка – излюбленное место для неторопливой беседы несуетливых представителей эльфийского народа. Ночной Фиэней завораживал красотой, а при полном серебре луны он казался особенно сказочным... Нианна не переставала в прямом смысле слова таращиться по сторонам. Несмотря на дикую усталость, ей хотелось выпрыгнуть из седла и идти, идти, идти ночным городом, любуясь потоками каменного света под ногами, каждой черточкой линий и всплеском пульсирующей влаги фонтанов. Девочка с трудом сдерживалась, вписывая свое поведение в канву принятого этикета. Их встречал высокий Владыка магии, и Ниа не желала осрамиться вольностями эмоций. Поездка по «Ветру странствий Тироля» оказалась не такой и быстрой. Усадьбы все тянулись и тянулись вдоль дороги, утопая в ночной мгле не освещенных садов. Видные издалека, три титанические башни, вонзающиеся казалось в сами звезды, находились уже совсем близко. Перед ними улица расширялась, образуя большую площадь. Не доезжая совсем чуть-чуть до площади, Владыка Энирал свернул направо в большой двор перед трехэтажным, огромным по меркам Нианны, домом. По углам дома, на высоту трех этажей, возвышались массивные мраморные колонны, с четырьмя гордо восседающими на пьедесталах каменными драконами, расправившими крылья. Пространство меж колоннами заполнял «живой» дом в эльфийском стиле, стены которого были выращены из диагонального витого орешника с мозаичным вкраплением больших мраморных блоков. Витые стволы стен плавно переходили в остроконечную, образованную единым завитком крышу, затянутую крупной красной восковой чешуей плюща. Тяжелые двери с золотым изображением головы дракона пульсировали синими волнами защитного заклинания. Во дворе, близ зеленой изгороди мостились еще два, очень уютных на первый взгляд, дома значительно меньших размеров. Судя по всему, один из них предназначался для помощников, второй служил временным пристанищем для друзей лошадиной породы. Ночная гостья. Фиэней. – Вот мы и прибыли, – торжественным тоном произнес Владыка Энирал. Он спешился и подошел к двери дома, читая на ходу открывающее заклинание. Дверь с легкой хрустальной мелодией распахнулась, почтительно приглашая внутрь, изрядно уставших от многодневных странствий, новых хозяев. Ррагор и Ррагур, как и подобает телохранителям, обошли вокруг дома и неслышно опустились возле фосфоресцирующих ступеней крыльца. Уставших путников не тянуло на расспросы с разговорами. Хотелось только одного – скорее прилечь да дать покой ноющим спинам и затекшим ногам. Уже привычными за долгие дни движениями эльфы сняли поклажу и расседлали коней, проводив в комфортную опочивальню со свежей травой и овсом. Нианна отстегнула седло с Ррагора. Прихватив свой нехитрый скарб, странники вошли в дом. Ниа остановилась на пороге. Два клыконосных телохранителя, лежащих у крыльца, подняли на нее глаза. – «Где же удобнее будет пушистым братьям? Конюшня отпадает, на улице – двор открыт прохожим и зевакам, остался только маленький дом для помощников и...» – Нианна поставила свой рюкзачок на крыльцо, медленно спустилась по ступеням и присела рядом с саблезубыми братьями. – Пушистики, идемте в дом... Вы ведь тоже очень устали. Утром здесь будет слишком много любопытных глаз. – Мы не привыкли к вашим жилищам. В них все другое, не такое как на свободе, но хуже этого только взгляды испуганных двуногих, пусть даже и эльфов... – устало проурчал Ррагор. Тигры переглянулись. – Нам было приказано оберегать тебя везде, пока не придет время Судьбы, и она не сочтет расставание необходимым. Завтра мы выслушаем мысли города, и если Владычице ничего не угрожает, хотели бы уйти в Великий лес, оставаясь, все время на чеку. Ррагор и Ррагур в любой момент явятся по первому твоему зову. Ррагор акцентировал слово «Владычица», давая понять, что они ее подданные и испрашивают разрешение быть на расстоянии, несмотря на свои обязанности. Ниа чувствовала сколь тяжел для них дух большого города и как саблезубым неуютно в Фиэнее. – Да... Так будет лучше... для вас... – Нианна загрустила. – Мое сердце не позволит страдать друзьям. Можете идти в свободные земли охоты... Буду очень рада, если соберетесь меня навестить. Сама же обещаю непременно выбираться к вам в гости, – она улыбнулась, но алые глаза наполнились тихой тоской, всплывшей откуда-то из безмерных глубин омута памяти. Тигры встали и подошли к девочке. Нианна ласково обняла две огромные головы, прижавшись к ним щеками. Теплый пушистый мех исполинов и глухое кошачье урчание казались таким родным и бесконечно близким, что в тот миг она не представляла своей жизни без этих друзей, казавшихся вечными. – Идемте, идемте в дом... Девочка поднялась, и тигры последовали за ней. Все это время сопровождающие Энирала воины стояли у входа во двор с улицы и пристально, удивленно наблюдали за девочкой подростком, молча сидящей и переглядывающейся с тиграми... – По приказу короля Аниэра, отныне этот дом и прилегающая территория, передается поэту Нариану, мастеру цветов Нииде, и вашей дочери Нианне в безвременное пользование. Да хранят вас звезды... Глава совета Улир приглашает Владыку Тиринара и мастера Гилиира быть гостями в его апартаментах, – в официально учтивых тонах сообщил Энирал. Он стоял в центре зала. Одежда посланца Магистрата переливалась блеском драгоценных камней в ярком свете светильников из стекла и камня. Худое лицо выражало усталость. Со времен землетрясения, произошедшего более месяца назад, никто из магов Эндоры не мог похвастаться полноценным отдыхом. Все трудились по восстановлению разрушений и спасению покалеченных жизней. Путники сидели на удобных мягких диванах огромного холла дома, занимающего весь первый этаж. Кроме входной, в этом помещении располагалось еще несколько картинно резных дверей. На второй этаж уводила мраморная лестница, украшенная кованными медными вязями, на строгих колоннах. – Владыка Энирал, не хочу, чтобы мое предложение было воспринято как оскорбление гостеприимству Главы Магистрата, – поднявшись на ноги, в таком же учтивом тоне заговорил Нариан, – но с вашего разрешения, и по праву новых хозяев я осмелюсь предложить друзьям Тиринару и Гилииру, провести эту ночь с нами, дабы лишний раз в столь поздний час не тревожить, и без того загруженного заботами, верховного мага Эндоры. – Я принимаю приглашение, – чуть помедлив, отозвался Гилиир. – Я тоже... Думаю Нариан прав, свежесть утра благодатнее для высокой встречи, – согласился Тиринар. Энирал даже как-то слегка осунулся, а на лице, выступили чуть заметные морщинки. – Спасибо, друзья. После проклятого землетрясения Магистрат гудит как разворошенный демоном улей. Я и забыл уже когда спал... А про Владыку Улира и говорить не приходится. Донесения, сводки, приказы – круглосуточно. Только благодаря магии и его могуществу он еще не повержен усталостью. – Справа столовая, я позаботился, и скромный ужин уже накрыт. Вашу семью, Нариан и Ниида, Магистрат берет под полную опеку. Все, что вам нужно, в том числе пропитание, будет доставляться нашими помощниками. Завтра я прибуду утром, и поговорим о грядущем, а сейчас доброй ночи вам, странники, и еще раз добро пожаловать... – Энирал поклонился. Друзья учтивым поклоном простились с магом. Член совета вышел, и дверь за ним с хрустальным перезвоном закрылась. – Ну, вот и добрались! – выдохнула Ниида. Руки эльфийки истосковались по волшебству цветов, мелким домашним заботам и кулинарному колдовству. – Идемте, отведаем даров Фиэнея... Хозяйка легко встала и направилась в столовый зал. Все последовали ее примеру, только тигры, вылизывая натруженные лапы, спокойно остались лежать в дальнем углу холла. Когда друзья почти сели за стол, ломившийся от диковинных для жителей Килина яств, а Тиринар достал из заначки, любовно хранимую на протяжению всего пути, бутылочку с розовым вином «за приезд», раздался тихий стук в дверь. Ближе всех к двери сидел Гилиир. – Я открою, – вставая, сказал он, – наверно, Энирал что-то забыл. Гилиир встал и не спеша направился к двери. Он едва протянул руку к рукояти, как по его душе пробежала смутная, едва уловимая волна. Что-то забытое, как наваждение из колышущихся волн времени, появилось на поверхности сознания на мгновенье и тут же исчезло. Гилиир остановил руку, замерев в нерешительности... Нианна сидела за столом так, что ей хорошо был виден и Гилиир и дверь, перед которой он застыл. Ее глаза пристально наблюдали за всегда решительным воином, вдруг оторопевшим перед обычной дверью. Стук повторился... Гилиир дотронулся рукой до двери и медленно толкнул ее наружу. Перед его глазами, с неотвратимой судьбоносной отрешенностью и хрустальным звоном, отворялась дверь, дверь в ночь Эндоры. Она медленно открывала бледно-розовое платье неожиданной ночной гостьи. Яркий белый свет светильников зала выхватил из темноты крыльца стройный стан и утонченное лицо эльфийской красавицы. Распущенные длинные серебряные волосы перебирало легкое дуновение дыхания Фиэнея. Голубые, как два огромных сапфира, глаза радостно смотрели в скрытое ночной вуалью тени

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом