Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

тонкая красная нить, пронзая его насквозь и заканчиваясь светящейся точкой на острие. – «Течет, течет... Так это Предтеча!!!» – осенило Нианну. Непокорная поняла кто ее истинный палач. – «Предтечи – забытый источник знаний Великих! Их Бог и Творец! Вечно текучий и дарящий жизнь! И меня ему принесли на съедение!!!!» – «Хранители – мерзкие твари. Я в этом убедилась, но что они скрывают предтечу и так подкармливают! Уж деликатесом я для тебя не стану – это точно! Подавишься прародитель!!!» И прародитель услышал. Поверхность пульсирующего кольца ощетинилась острыми полипами, нити, ведущие к шипам, вспыхнули ярким светом, а на каждой игле загорелась алая искра. – «Сквозь удушающий барьер будет не вкусно, надо бы снять!» – Нианна вызывающе бросила палачу не прошеный совет. Стражники вернулись в тоннель. В горящей сотней кровавых огней пещере осталась лишь приговоренная дочь, ее инквизитор отец, и голодный древний палач. – ...Во имя Завета, затерянного в веках и подаренного Вечными Предтечами, во имя закона Звездных поводырей Хранителей, ты Нианна, дочь Зирина, приговариваешься.... – слова отца звучали как стальная капель по стеклу. Звонко, четко и холодно. – Отец! – резким выкриком перебила приговор Нианна. Ее глаза сверкали праведным гневом. – Как ты мог!...Ты!... Ты пришел казнить свою дочь!... Ты предпочел смерть и бесчестие целой страны и миллионов добрых жизней одному мерзкому гнилому закону Хранителей. В знак рабской покорности гордый маг, Владыка Великих, ты отдаешь свою единственную кровь древнему демону! Кто же ты после этого ...отец!!! – Ты... всего не знаешь... – холодные слова скользили из уст казавшегося окаменевшим изваянием Зирина. – А мне и знать не надо... – полным ледяного отрешения голосом вновь перебила его дочь. – Раньше я гордилась твоим величием, а сейчас... – голос Нианны вновь взвился под свод пещеры гневной птицей справедливости, – а сейчас я тебя презираю! Презираю не за то, что ты мой Великий Палач, а за твой рабский Дух Ничтожного!!! – ...приговаривается к лишению тела, лишению памяти и вечному изгнанию из народа Великих! – отец свернул свиток и поднял взор. Их взгляды встретились. Неистовая, непокорная, горящая душа Нианны плавила бездонные глаза Владыки Великих потоком огненного презрения. Холод его зрачков на мгновение дрогнул, и в их глубине мелькнула тень придушенной боли. – Прости, – еле слышно обронил он и поспешно вышел. Проход за ним бесшумно закрыла каменная дверь. Хрупкое тело небесной красавицы, вместилище непокорного духа Нианны, стояло скованное заклятьем посреди желтого постамента-плахи. – Назовись палач! Я готова! – монолит воли Великой гудел решимостью, от которой казалось, вот-вот треснут скалы. – Мы... Вечный... Арл! – тысячеголосые громоподобные слова титана рухнули немыслимой тяжестью в душу воительницы последними звуками жизни. И предтеча ударил. Ударил всеми сотнями шипов свода, за мгновенье до этого сняв подарочную упаковку удушающего барьера с пикантного блюда девичьего тела. Этого мгновенья было достаточно. Великий маг ринулся в атаку, выбивая зубы замшелому троглодиту. Вокруг Нианны вспыхнула зеркальная защитная сфера, окруженная сотнями шипящих синих шаровых молний. Великая твердо стояла, широко расставив ноги и воздев вверх грациозные руки небесной богини. С кончиков пальцев струился ослепительно белый свет и плодил, плодил новые молнии. Два могущества сошлись в смертельной подземной схватке. Твердь исходила на дрожь магических конвульсий, сотрясающих недра Тироля. Кроваво-красные лучи Арла резали прямыми потоками слои голубых молниеносных шаров Нианны, извиваясь змеями хвостатых бичей, хлестали по зеркалу защиты Великой. Бунтарка не сдавалась. Срываясь с защитного кокона, окруженные шипящим треском, голубые молнии крушили прозрачные, наполненные алым светом, шипы Арла. Один за другим падали отбитые клыки демона... * * * ...Плотность энергии в комнате Нианны настолько возросла, что собравшимся у двери стало тяжело дышать. Легким едва удавалось вдыхать тягучий воздух. Шаровые молнии уже не гасли, а метались по комнате, вращаясь вокруг Нии, цепляясь за стены и потолок, оставляя при этом тлеющие обожженные отметины. Девочка, продолжая висеть в воздухе, будто встала в боевую стойку, раздвинув ноги на ширину плеч и подняв вверх руки с раскрытыми пальцами. – Надо ее остановить! Она сожжет дом, как сожгла храм в Килине! – Тиринар побледнел, потом покраснел. Глаза бегали в поисках спасительного решения, а руки до боли в костяшках сжимали посох. – Ниа, девочка моя! Очнись! Очнись! – с трудом кричала мать, а слезы текли хрустальным градом по дрожащим щекам. Гилиир и Омелия беспомощно смотрели на буйство магии, завороженные мощью Великой... * * * ...Арл лишался одного за другим своих смертоносных шипов. Великая Нианна, оставаясь неприступной, рванула дверь в мир огня, готовясь расплавить ненавистную тварь и замешать на ней и пламенеющей магме алый базальтовый саркофаг... Но дверь осталась немым барьером, перед которой тонкой пленкой струился многоликий дух Арла. – «Я... создал... дверь... и ключи... мои!». Сердце Нианны тяжело билось обреченной птицей. Струи пота текли соком напряжения, орошая все тело, проступая жгучими каплями сквозь прилипшую тонкую материю костюма. – «Если бы у меня был жезл, или хотя бы меч, я разметала бы его в изначальную пыль!» – продолжая держать сферу защиты и творить молнии, думала воительница. – «Надо прорываться к выходу». Но судьба распорядилась иначе. Фару таяла на глазах. Внезапно черная руна пола ожила и зашевелила ветвистыми щупальцами, поднимая их в воздух. Щупальца скользили по защитному барьеру, заплетая его жестким хитиновым каркасом. Шаровые молнии Великой оказались бессильны против этой клетки. Когда каркас сомкнулся над верхней точкой сферы, тысячи игл накололи зеркальную отражающую пленку энергии барьера. Он устоял, защищая от визжаще-шипящей бури алых лучей. Иглы продолжали жадно тянуться к телу внутри барьера, предвкушая сладкую наживу, наполняя душу Великой истошными воплями и гипнотизирующим шарканьем шепота роя голосов. Каждый гулкий удар сердца звучал мимолетной победой над неминуемой смертью, вырывая из ее уродливой пасти сияющие искры последних секунд. – Тебе не осквернить мое тело и душу, тварь! – вырвавшийся из груди Великой крик заставил бешено содрогнуться твердь. Недра гудели и дрожали в предсмертной агонии неукротимой Богини. Нестерпимо белое пламя окутало гибкие линии девичьего тела. – «Расти, расти, расти!!!» – пульсировала мысль Нианны. И пламя послушно росло, превращая в свет нежную кожу, обжигая режущей болью оголенные нервы. Длинные черные кудри волос пылали хвостом сияющей кометы. Защитная сфера пала. Нианна кричала от раздирающей боли, от хлещущих по телу алых бичей и от горькой обиды за свой народ, за своего отца... * * * ...Нианна закричала так неожиданно и пронзительно, что друзей отбросило к противоположной стене, а тигры вжались в пол, прижав уши. Невидимая волна изначального огня Голоума понеслась в разные стороны от их нового дома по всему Фиэнею, достигнув Генара. Все жители столицы и драконы ощутили внезапный удар по своей Фару и сон покинул спящих, а тревога наполнила бодрствующих. Ниа продолжала пронзительно кричать. Вены на ее лице, руках и ногах видимых из-под одежды вздулись, а беснующиеся шары молний ускорили свою вакханалию. Стены тлели практически всей поверхностью, казалось еще мгновение, и они вспыхнут. Вдруг тело девочки начало быстро расти. Стали удлиняться ноги и руки, переродилось мгновенно повзрослев лицо, округлились бедра и наполнились два холма груди, разрывая в клочья любимый голубой костюм с золотой вышивкой. Меж потолком и кроватью висело полунагое тело девушки божественных линий. Это было легкое лазурное существо, сотканное из нежного света, продолжающее пронзительно тонко кричать. Души друзей рвались на части, разрезаемые острым лезвием девичьего крика, наполненного мучительной болью. * * * ...Белое пламя, обратив в рассеянный свет, пожрало тело, до того как его коснулись отвратительные, жаждущие крови, шипы древнего демона. Все это время дух голубой Богини резал и рвал свою память на мелкие лоскутки, заворачивая их в остатки Фару. Крошечные искорки памяти, наделенные магическим заданием, неслись меж щупалец Арла, пронзая земную твердь, роем трудолюбивых пчел. Великая прятала память, хороня ее брызги в тайном месте Тироля, и слабо надеясь когда-нибудь отыскать. Последняя искра покинула плаху, и в черной клетке древнего предтечи остался висеть немой воспринимающий дух. Как пустая кость, неспособная насытить мясоеда, он с яростью был отброшен голодным Арлом в холодное небо Тироля. И шаловливые ветра, господа голубых просторов, стали его новым хозяином... * * * Крик Нии оборвался так же внезапно, как и начался, и вместе с ним гибкий стан девушки рухнул на мягкую постель. Молнии рассыпались облачками искр, а голубое свечение плавно померкло. Тиринар, Гилиир и Нариан кинулись тушить тлеющие стены, а дрожащая заплаканная мать бросилась к быстро повзрослевшей дочке. Нианна спала как нежный бутон розы, чему-то слегка улыбаясь... День рождения. Фиэней. Солнечный луч украдкой скользнул в окно и, как проказник ярким бликом, стал танцевать по закрытым глазам Нианны. Сладкое томление сна еще окутывало душу. Она нежилась. Недели скачки так измотали, что хотелось лежать и лежать в мягкой пуховой перине. Ниа изогнулась в блаженном потягивании, как вдруг на груди что-то странно зашевелилось. Испуганные опахала длинных изогнутых ресниц взлетели вверх и широко открытым глазам предстали островерхие, упругие округлости обнаженной груди. Ресницы хлопали как маленькие крылья всполошенной птички. Ниа лежала абсолютно нагой. Ее длинные, стройные ноги прикрывало лишь невесомое кружевное одеяло. Захотелось истерически взвизгнуть, но девушка сдержала крик, и с откровенным интересом принялась изумленно разглядывать свои очаровательные прелести. Нианна медленно села, не отрывая восторженного взгляда от новых, непривычных, но приятных форм. Руки скользнули по бархату тонкой талии и ощутили изогнутую грацию тугих бедер. Бирюзовая кожа слегка мерцала постоянным внутренним светом. Детские кудряшки превратились в длинные ниспадающие потоки черных с вороным отливом, непослушных и вьющихся мелким завитком локонов. Оторвав взгляд от перерожденного стана, девушка обнаружила угольную черноту обожженных стен и потолка. Глубокие шрамы обугленных борозд были покрыты шершавой коростой золы, но ей думалось совсем не об этом. Нестерпимо хотелось найти большое зеркало и оглядеть себя. Как всякая девчонка, Ниа мечтала стать девушкой и обязательно прекрасной, сказочно пленительной. Нежданно нечаянно мечта сбылась, правда при этом чуть не сгорела комната. Что же произошло? Из ночной памяти холодными челюстями вырвался увиденный кошмар. Сон-воспоминание. Воспоминание о том кто она и как ужасна была ее смерть, наполненная бездонным страданием. Радость чудесного перерождения чуть померкла от этой удушливой тяжелой волны. Но боль воспоминаний тут же отбросилась Нианной в дальний незримый угол души, и ликование вновь царственно заполнило мысли искрящимся радужным светом счастья. Дыхание являлось незнаемым таинством. С безумным интересом девушка наблюдала, как плавно вздымаются вверх и опускаются вниз две ее новые гордости. Ниа встала с кровати, опустив босые точеные ноги на прохладу, не тронутого непонятной стихией, пола. Витые волны черных кудряшек почти достигали колен. – Интересно, папа с мамой знают, что со мной «такого» произошло? – слегка качнув прелестной грудью из стороны в сторону, подумала Нианна. Перед дверью на стуле она увидела мамино парадное, розовое с белым платье, богато украшенное кружевами. Оно было аккуратно сложено, а рядом на полу стояла пара очаровательных туфелек, в которые маленькая непоседа частенько засовывала крохотные ножки, вызывая родительский смех. – Мама все знает, – поняла она. Грациозной походкой дикой тигрицы девушка подошла к стулу, изумляясь новой стремительной легкости парящих шагов. Тело казалось сотканным из воздуха, настолько легко оно плыло в пространстве. Но тут длинноволосую красавицу постигло небольшое разочарование. Лишь туфли пришлись в пору, платье же было мало. Обронив непроизвольный вздох, Нианна вернулась к кровати. На подушке лежала любимая золотая тиара, подарок Иллириэли. Она привычным жестом одела ее на голову, и украшение заботливо раздалось в стороны, привыкая к новому объему. Внезапно один из завитков венца скользнул вниз по волосам гибким золотым шнуром, обхватывая и собирая роскошные кудри змеиной хваткой четырех эластичных колец, связанных меж собою плетеной сверкающей нитью. Закутавшись в одеяло, перерожденная красавица вышла в коридор. Возле самой двери лежали верные друзья Ррагор и Ррагур. Удерживая одной рукой накинутое одеяло, Нианна погладила по головам исполинов, те приветственно радостно заурчали. – Доброе утро, пушистики! – веселая Ниа ласково теребила то одного, то другого за ушами. – Как вам спалось? – Госпожа, после светопреставления, устроенного тобой, полагаем, не спали оба города эльфийского и драконьего народов, – ответил Ррагур и сел, глядя прямо ей в глаза. Он быстро, четко и по порядку пересказал увиденное ночью. – ...А волна Фару, рожденная твоим ужасающим криком, понеслась подобно урагану во все стороны!... – Нианночка, девочка моя! – услышав голос дочки, мать выбежала в коридор. По ее глазам вновь потекли слезы, но уже слезы радости. Нианна бросилась в материнские объятья... и оказалась выше на полголовы. – Мама, платье не подошло, маленькое. – Ничего, ничего мы пошьем тебе новый замечательный костюм! – мать смахнула с лица слезы. – Как ты себя чувствуешь? – Я здорово повзрослела за эту ночь... и вспомнила, кем была раньше. Правда, воспоминание это не из приятных. – Ниа улыбалась, обнимая одной рукой маму. – Идем в нашу комнату, может что-нибудь из отцовских вещей, пока накинешь. Ночью ты всех так напугала, родная! – А где папа и учитель Тиринар? – Утром зашел Энирал и они пошли в Магистрат. Не став будить, я тебя немного обмеряла. Отец попросит владык, и думаю, Магистрат подыщет новой ученице достойную одежду. Их мастера виртуозы и в швейном деле. Мать с дочерью вошли в комнату, и Ниа увидела большое овальное зеркало в изысканном убранстве рамы из серебряных полевых цветов. Ниида присела на кровать, а Нианна подошла к нему и принялась внимательно разглядывать свое повзрослевшее лицо. Маленький рот с аккуратными пухленькими губками, острый подбородок, изящный эллиптический овал лица с парой тонких летящих черных бровей, плавные линии небольшого носика – все было новым и очень нравилось. Прежними остались лишь большие рубиновые глаза. Довольная девушка, несколько раз повернула лицо из стороны в сторону, любуясь отражением. Она сбросила одеяло на пол, открывая обнаженное тело серебру зеркала. Пристально окинув взглядом себя с ног до головы, Ниа повернулась одним боком, потом другим и, став спиной к зеркалу, развернула хрупкие плечи, оценивая свои линии со спины. – Вроде ничего, так. Как когда-то прежде... но немного все же лучше, – с легкой задумчивостью завершил осмотр придирчивый, обнаженный судья, облаченный лишь в золотой венец, синий и бриллиантовый браслеты на руках, да сверкающие мамины туфли. – Да ты богиня красоты, Нианночка! – мать миловалась своим ребенком и ее грацией. – Вот накинь. Отец иногда испытывает тягу к черному, и этот цвет хорошо подойдет к твоим волосам. * * * ...Энирал, как и подобает члену Совета, прибыл утром в сопровождении двух учеников к дверям дома Нариана и Нииды. Вид у него был взволнованно-озадаченным, а после короткого сообщения Тиринара о перерождении Нианны стал просто донельзя изумленным. Родители решили не тревожить крепкий сон дочери после необъяснимого ночного магического действа. Они хорошо помнили, как малышка проспала несколько суток подряд, после своего первого полета и строго-настрого запретили Тиринару даже пытаться ее растормошить. По дороге к Магистрату, Нариан чуть смущенно обратился к Эниралу. – Владыка Энирал, у нас в семье есть одно затруднение. Маг чуть замедлил шаг и Нариан его догнал. – Да, слушаю, – седые брови эльфа инстинктивно сдвинулись в ожидании еще одной необычной новости. – Видите ли, девочка так быстро выросла, – отец чуть замялся, – что подходящей для нее одежды в нашем гардеробе не оказалось. – Ну, что вы, мастер Нариан, забота о вашей семье долг Магистрата, и я немедленно пришлю портных для снятия мерок. – В этом нет нужды. Ниида сняла мерки и записала их здесь, – отец протянул Владыке небольшой свиток с размерами, – и есть небольшое пожелание... – Конечно, говори, – магистр принял свиток. – Нианна всегда носила брючный костюм из голубой легкой материи и неизменным атрибутом на нем она видела золотую вышивку образа дракона с расправленным крылом, – Нариан остановился, доставая из кармана куртки любовно сложенные остатки детской одежды. – Если, конечно, наше пожелание уместно. – Портные Магистрата привыкли к творческим дерзаниям заказчиков. Полагаю, они почтут за честь сшить одежду для Великой Нианны с учетом ее пожеланий. – Спасибо, Владыка, – Нариан легким поклоном выразил признательность. Лицо отца сияло как безоблачный день – красавица будет в обновке. – Не за что, давайте поторопимся. Кстати, почему с вами нет мастера Гилиира? – прибавляя шагу, Владыка Энирал бросил торопливый взгляд на Тиринара. – В этой суматохе мы забыли сообщить вам о... – О еще каком-нибудь тревожном происшествии? – магистр остановился и в упор посмотрел на запыхавшегося Тиринара. – Да, нет же! О радостном известии. Гилиир нашел жену! – едва проговорил маг, переводя сбившееся дыхание. Давненько толстячку не приходилось скакать таким галопом на своих двоих. – Очень рад за него, но ты, Владыка Тиринар, никогда не упоминал, что у одинокого мастера меча из Килина когда-то была жена, – Энирал смилостивился и решил дать скупую минутку отдыха розовощекому старику. – Я и сам об этом не знал. Вчера вечером в дом Нариана и Нииды вошла прекрасная незнакомка и по ошибке назвала его Ерртором, своим сыном. Гилиир впал в забытье, а, очнувшись, вспомнил прежнюю до беспамятства жизнь. Мастер меча прежде носил имя Данир. – Он пропавший тысячу лет назад Данир, муж Омелии из знатного рода Сетимиэля и отец всадника Ерртора?!!! – Владыка замер, буравя взглядом Тиринара, будто тот еще что-то скрывает. Тиринар кивнул и добродушно улыбнулся. – Звезды небесные! Судьба задает в последний месяц столько интригующих и одновременно пугающих головоломок, связывая давно разорванные нити в такое сложное кружево, что...!!! – и магистр осекся. – Что... что? – Тиринар с любопытством прищурился. Легкие успокоились, и он готов был «мчаться» дальше. – Владыка Улир, думаю, все объяснит, – Энирал вновь прибавил шагу. – А где сейчас Гилиир и Омелия? – После того как Ниа заснула, супруги удалились в замок Омелии, где-то на западной окраине города, – Нариан указал рукой направление. – Мастер меча мой старинный друг и его мысленный узор я очень хорошо чую. Если надо могу позвать его прямо сейчас, – Тиринар старательно семенил толстенькими ножками, едва поспевая за размашистым шагом худощавого магистра. – Полагаю, как и Нианне, время предстать им пред Советом Магистрата еще не пришло. Идемте друзья быстрее. Нас ждут!... * * * ...Совет гудел как разворошенная нора диких шмелей. Вместо красноглазой, кудрявой одаренной девочки пред собранием Магистрата предстали ее отец и учитель. Огромный зал был забит до отказа. Абсолютно все, кто входил в это высокое собрание, располагались на своих местах, но наметанный глаз Тиринара уловил и очень необычных гостей. Под сводом гордо восседали главнокомандующие войск эндорских королевств, при полных парадных доспехах и вооружении. Воители сидели в первой линии рядом с верховными магами своей страны. Рядом с Владыкой гномьего народа Буракном восседал широкоплечий, массивный, одаренный недюжинной силой и огненно-рыжей бородой, командующий Гурн в черно-коричневых доспехах и большой обоюдоострой секирой. Командующий людей Мирид напротив имел среднее телосложение, и, несмотря на то, что был очень молод по сравнению с Владыкой Аристоком, обладал пронзительным гипнотизмом уверенного взгляда. Его полированные доспехи медно-красного цвета на груди украшала золотая голова открывшего пасть льва. Боевые перчатки покоились на рукояти длинного двуручного меча. Огромная гора рельефных зеленых мышц командующего орков Дарна грозно восседала рядом с Владыкой Раклом. Длинная пара белых клыков нижней челюсти доходила почти до середины щек. Короткая чешуйчатая безрукавная кольчуга изумрудного полупрозрачного камня укрывала воина лишь до пояса, оставляя нижнюю часть тела темно-зеленым брюкам грубого, но очень прочного материала, сделанного из болотных водорослей-сетей и способного сравниться даже с эльфийской легкой броней. Перед ним на полу, скрещенные крест накрест, лежали два серповидных меча с внутренней заточкой. Все уважаемое собрание оживленно беседовало и спорило. В некоторых местах эмоции нарушали грань эльфийского этикета, повысив тон энергичного общения до довольно резких выкриков. Мудрое время распорядилось так, что глава Магистрата Владыка Улир вышел из коридора к собравшимся в тот же момент, когда ноги Тиринара и Нариана, переступившие порог широко распахнутой парадной двери, коснулись пола зала советов. Владыка Энирал зашел последним, и двери за ним медленно закрылись. Перед ликом Владыки зал стих, и посохи собравшихся засветились приветственно мягким светом. – Да сияют лучи мудрости в ваших сердцах, Владыки! – остановившись перед своим троном, приветствовал глава Совет Магистрата Эндоры. Увидев Нариана и Тиринара в сопровождении Энирала проницательный Улир понял, что с долгожданной, овеянной легендами Нианной что-то случилось. Владыка знал, именно ради нее прибыли главнокомандующие и собрались Владыки магии. – Друзья! Мы сегодня собрались в таком большом кругу по нескольким причинам. Конечно, первая из них и главная это тревожная весть из западных земель. Вторая – внезапный магический удар по Фиэнею и Генару, произошедший сегодня ночью, а третья – мы с вами ожидали приезда дочери уважаемых Нариана и Нииды из поселения Килин, являющейся одареннейшей ученицей нашего давнего доброго друга Владыки Тиринара и носящей имя Нианна. Зал радушно загудел. Тиринар приветственно приподнял посох и поклонился. Нариан засвидетельствовал почтение сдержанным поклоном и рукой у сердца. В это время Энирал быстро подошел к Улиру и обменялся с ним короткими фразами... – Но, к сожалению, ее появление в нашем обществе слегка задерживается. Совет отреагировал волной настороженного непонимания. – Не беспокойтесь друзья, она в городе и... – Улир замялся, подбирая удобное выражение. – Она привыкает... к местным условиям. Как только Нианна обретет равновесие, мы снова соберемся в этом зале. Собрание поддержало Главу одобрительным молчанием. Тиринара и Нариана усадили на почетные места гостей в первом ряду... * * * ... Нианна накинула на себя черную расшитую серебряным узором рубашку отца и просто утонула в ней, а в пояс брюк поместилось бы три таких девушки как она. – По крайней мере мы чуть-чуть приодели твою красоту, доченька, – мама улыбнулась немного грустной уставшей улыбкой, помогая завязать пояс. Сон к Нииде так и не пришел ни ночью, ни утром, до того момента пока Ниа не проснулась, а материнское сердце не поверило, что с ней все в порядке. Сейчас же усталость брала свое. – Мамочка, очень есть хочется. Я так проголодалась! – голос Нии нежно переливался хрустальными колокольчиками. – Конечно, конечно идем вниз. Рано утром посыльный Магистрата принес завтрак. Твои пушистые друзья его встретили первыми да так напугали беднягу, что он с трудом смог объяснить, зачем явился с корзинами. Мама и дочка спускались в гостиную, а исполинские бело-черные саблезубые тигры неподвижно наблюдали их лестничное шествие. – Отец с Тиринаром не знали, когда ты проснешься, и ушли в Магистрат с Владыкой Эниралом. – А где мастер Гилиир и Омелия? – Они ночью ушли в ее владения, замок на западной окраине. Обещали утром вернуться. Не успела Ниида договорить, как плавная мелодия крыльца возвестила о гостях. – Я открою, – Нианна поплыла грациозной походкой к входной двери – Ну, как же хороша! – не переставая любоваться дивным созданием природы, думала мать. Дверь скользнула в сторону. В глаза бросился лимонный сок ослепительных солнечных лучей. Холл заполнило озорное пение порхающих с дерева на дерево стаек бесшабашных птичек. На пороге стояли Гилиир и Омелия. Оба были одеты в белое одеяние королевского изыска. На груди супругов, на золотых цепочках, висели одинаковые амулеты с гербом их рода – золотой дубовой ветвью, перекрещенной с лучами восходящего солнца, обрамленные кольцом искрящихся бриллиантовых звезд. Чета светилась безмерным счастьем. Нианна никогда бы не подумала, что суровый мастер меча так открыто и легко может улыбаться. – С днем рождения, госпожа Нианна! – в руке белоснежного Гилиира с мягким звоном искрилась цветными зайчиками хрустальная роза. – С днем рождения, Великая Нианна! – Омелия чуть присев, склонила голову. Ниа секунду хлопала широко открытыми глазами, не понимая, шутят они или нет: – Наверно, произошедшее ночью, можно считать новым рождением. Проходите, проходите! Девушка терялась в сплошных складках мешкоподобных одеяний. – Розочка ты моя голубая! – мать всплеснула руками, – ведь действительно, сегодня твой двенадцатый день рождения! Мы с отцом так перенервничали ночью, осознавая свое бессилие, что совсем позабыли... С днем рождения, любимая доченька! – подошедшая Ниида обняла Нию и ласково погладила по непослушным черным локонам. Приняв из рук Гилиира тонкий ювелирный дар, красноглазая красавица залюбовалась розой. Во дворе стоял небольшой экипаж на двух колесах. Летящие линии его полированной деревянной коляски, украшенной янтарем и серебряной вязью, напоминали оперение стремительной птицы. Мускулистый жеребец пепельного цвета мягко пританцовывал жаждой бега. Слыша непрестанное топтание на месте, любопытный Ррагур высунул голову из открытой двери и уставился голубыми блюдцами глаз на танцора. Конь, ухватив краем глаза движение, повернул в сторону тигра голову, и копыто передней ноги зависло в воздухе, а в глубине расширенных зрачков застыли два белых клыка. С этой позы можно было писать картину. Ррагур медленно втянул голову назад в дом. Конь остался непоколебимо неподвижен. – Нам на улицу лучше не выходить, брат, – обратился он к Ррагору с тяжелым вздохом. – Это почему?– уши второго полосатого гиганта насторожились. Они не скрывали своего разговора от всей компании, и Нианна с удовольствием слушала болтовню немногословных пушистых братьев. – Мы с тобой своим видом всех жителей... Ну, в общем, сами посмотрите. Гилиир, Омелия, Нианна и ее мать выглянули за дверь. Серая скульптура коня воздвиглась посреди двора. ...Он там еще хоть дышит? – с надеждой в беззвучном, виноватом голосе спросил Ррагур, уже не высовываясь наружу. – Жеребец просто все твое величие не смог оценить. Вот если бы ты весь показался... – Ниа тихо хихикнула – Это бы добавило скульптуре только прыти, и в погоне за ошалелым ржанием и коляской, мы бы провели весь день! – Омелии тоже стало смешно. Игриво улыбнувшись и бросив влюбленный взгляд на супруга, она легко порхнула, шурша складками длинного шелкового платья, к

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом