Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

любимому Сершику, впавшему в паническое остолбенение. С трудом успокоив скакуна, женщина вернулась к друзьям. – Идемте завтракать в сад. Чудное озеро. Ласковая тень. Что еще нам надо? – уставшая Ниида ласково улыбнулась и взяла Гилиира с Омелией под руки. – Я согласна! – по-детски подпрыгнув и приземлившись в волны складок костюма, подхватила Нианна. Зайдя в столовую, прихватив ароматные корзины с едой и горячий фарфоровый чайник, друзья вышли в сад. Удобные плетения кресел заботливо приняли их в свои объятья, а горячий травяной настой расположил души к умиротворенной неспешной беседе. День был теплым, пронзительно голубым, а столица маняще неизведанной... * * * ... – И так друзья! Я хотел бы предоставить слово нашим уважаемым Владыкам из земель орков и людей, дабы они пролили свет на клубящиеся в народах слухи. Прошу Владыка Аристок, – Улир кивнул и простер руку в сторону верховного мага людей. Седой длиннобородый Аристок, чья короткая по эльфийским меркам жизнь сурово скомкала глубокими морщинами лицо, величественно вышел, отмеряя каждый шаг прямым полированным жезлом черного дерева с хрустальным многогранным шаром на конце. – Владыки! – встав по правую руку от Улира, зычным низким голосом начал он речь. – Смута сеется в нашем народе. В деревнях, граничащих с зелеными братьями, стали бесследно пропадать люди. Согласно древних обычаев, которые мы свято чтим и в мирное время, каждое село и днем и ночью обходит дозорный. Именно они стали пропадать первыми. За ними пришла очередь мелких торговцев и одиноких посыльных. Тревога растет, ибо уже более сотни крепких мужей канули без следа. Лишь одно мы установили точно – все исчезали в неестественно плотной серой мгле тумана. Он в наших краях не редкость, но такого клубящегося серого мрака не помнят даже старожилы, – старец вещал спокойно, опершись на жезл двумя руками. – У меня все, – Аристок поклонился и величественно прошествовал к своему креслу. – Владыка орков Ракл, что принесут твои могучие слова в наш разум?– глава совета передал эстафету выступлений зеленому народу. Уверенными пружинящими шагами высокий, клыкастый Ракл отмерил длину узорчатого пола. Чешуйчатая туника, отливающая внутренним перламутром, сделанная из кожи болотного хищника, громко цокала массивными золотыми амулетами, украшающими грудь мага. Владыка нес посох двумя руками наперевес. Посох, вырезанный из темно-зеленой кости, походил на окаменевшую изогнутую змею с большой открытой пастью, в которой лежал сверкающий изумруд. – Владыки силы Эндоры! Наш народ забыл, что такое боль случайных утрат, до этого ужасного огненного пира любимых болот. Неистовое, демоническое пламя, вырвавшееся из недр, пожрало много жизней в те унылые дни. Но мы выстояли! – посох Ракла взметнулся вверх, озаряя зал зеленым сиянием. – А сейчас нас точит неведомый червь, поедая наши души бесследно, не оставляя даже костей для последней песни рода. Мы потеряли больше двух сотен в таком же тумане, как и братья скоротечного века. Скорбь будоражит наши умы, а руки ищут покоя у острой стали! Ракл сверкнул решительным взглядом, подняв раскрытую ладонь, и поклонился. Судя по всему, его речь тоже окончилась. – Спасибо, Владыка Ракл, – Улир повел собрание дальше. После незначительного обсуждения владыки постановили удвоить охрану селений, подключив к ней магов. Тиринар и Нариан с интересом наблюдали за происходящим. Мирный Килин, оставленный за тысячи километров в горах, был беззаботной гаванью, по сравнению с этим множеством бушующих страстей и жизней. Не смотря на то, что орки и люди были довольно далекими братьями, их тревога и боль находили место в отзывчивых эльфийских сердцах провинциалов, каковыми Нариан и Тиринар себя считали. – Теперь пришло время поделиться соображениями по поводу произошедшего сегодняшней ночью, – Улир встал и начал немного прохаживаться перед троном, сомкнув руки за спиной. – Я, как и наверно все вы, испытал ночью сильный удар по своей Фару, наполненный ужасом смерти. И прежде чем высказать свое предположение, хотел бы выслушать вас, уважаемые коллеги. Зал зашевелился сотней огней, горящих на концах посохов жаждущих слова магов. – Начнем со старейшин... Тиринар с Нарианом переглянулись. – «Ведь это Нианна устроила переполох. Когда она закричала, удар нас аж к стене бросил», – мысль Тиринара тихонечко скользнула мышью в разум Нариана. – «И что делать будем?» – ответ озадаченного отца беззвучно прокрался к другу. – «Давай хоть чуть-чуть насладимся представлением... Я так по нему соскучился», – озорной маг заговорщицки подмигнул Нариану. – «А я потом удивляюсь, у кого моя дочь всяких штучек набралась. У учителя значит...» – Удар не был смертельным. Скорее он должен зародить внезапный ужас и страх в сердца жителей столицы, – чуть привстав с места, предположил придворный маг короля Элисим. Сильно вытянутое лицо и длинные сухие пальцы говорили о весьма почтенном возрасте эльфа. – Один маг не мог такого сделать. Его скорее произвел целый отряд, размещенный по периметру города. Возможно, чтобы запугать сердце Эндоры перед войной, – старейшина боевой магии Агири после приказа короля думал только о войне... Гул зала продолжал нарастать. ... Новая тайна Эндоры... Каприз тверди... Групповой всплеск неосознанного страха будущего... Нариану надоело слушать, казавшиеся занимательными Тиринару, догадки Владык. Улучив момент, между высказывающими мнение, поэт встал без разрешения. Глава Магистрата Улир тут же уловил его движение. Проницательные глаза мага встретились с глазами Нариана, и Владыка понял, что тот хочет слова. – Друзья! Наш гость просит слова. Я правильно тебя понял, уважаемый мастер поэтической мысли? – Прошу простить Владыки, мое невежество и нарушение традиции «Права слова», – Нариан поклонился, – но я смею пролить свет на происходящее. – Мы слушаем тебя, говори, – широким движением руки глава совета предложил большой, мгновенно затихший, зал словам Нариана. – Сегодня у моей дочери Нианны день рождения, и этой ночью в нашей семье случилось чудо. Малышка повзрослела. – Что ж, замечательно, но как связан день рождения с этим ударом? – Улир недоумевал. – «День рождения Нианны! Забыл!» – учитель внезапно вспомнил о забытом торжестве. – Да, но повзрослела дочь не на один год. Из двенадцатилетней в считанные минуты девочка превратилась во взрослую девушку. Нианна спала и ее сон, судя по всему, был кошмаром. Воспарив в воздух меж потолком и полом в бессознательном состоянии Ниа внезапно пронзительно закричала. От этого крика и произошел тот удар, который вы мудрое собрание, обсуждаете. – Ночной крик маленькой девочки окутал холодом страха два города?! – Агири привстал, будто пытаясь четче разобрать и без того внятные слова Нариана. – Она не просто «девочка», она Великая. Это подтверждает последнее письмо Иллириэли. Верительный свиток Нианна передаст Владыке Улиру лично при встрече, – отец сохранял выдержанно-спокойное выражение лица под сотней недоверчивых взглядов. По застывшему тишиной залу прокатился благоговейный шепот, повторяющий имя древней и почти забытой героини Эндоры. – И какова же реальная причина ее отсутствия на совете? – воспользовавшись паузой, поднял свой черный посох с двумя кристаллами, походившими на изогнутые клыки ядовитой змееящерицы шучери, Владыка темного наследия Харул. Эльфийская раса предпочитала светлое искусство магии, но ревностно чтила все знания в целом, бережно охраняя от забвения и эту вселенскую нить энергии. Рост Владыки был ниже среднего и весь его вид говорил о принадлежности к «Темной Страсти». Иссиня-черная мантия, сверкающая тонкими нитями рунических пентаграмм, венчалась круглой лысой остроухой головой, но с довольно крупными, широко открытыми глазами, в которых голубым льдом холодного разума зияли зрачки недоверчивого, настороженного духа. – Она спит, – гордо ответил Нариан, понимая неуместность фразы, бурлящим эмоциям магов. – Великая предпочла сон собранию Владык магии?! Это оскорбление нашей чести!!! – тонкий голос Харула проколол зал, и его недовольство нашло своих сторонников. Тиринар жутко не любил этого старикана, потому что очень хорошо знал. Тяга к темной стороне искривила душу Харула, сделав невозможно подозрительным, относившимся ко всем с омерзительным презрением. Однажды Тиринар даже вызвал его на магическую дуэль, славненько отдубасив на ней. Теплые воспоминания на мгновенье укутали душу. – Нам известно, что девочка проспала трое суток подряд, после своего первого полета, – вмешался Улир, – настолько истощилось ее тело. Посему считаю мудрым решение отца дать дочери прийти в себя. – Владыки! Я еще раз хочу призвать к вашей мудрости и благоразумию! – не унимался Харул. – Как и прежде я с полной уверенностью утверждаю – Нианна, дочь Нариана, опасна! Разве вы не видите?... Или тяга к тайнам Великих вас ослепила! Дитя... во сне... не нарочно... ударила по сердцу Эндоры так, что его сковала боль! А что произойдет, если это гордое создание небес вдруг разъярится на нас?! Я хочу вас спросить... Границы моего предположения теряются в бездне темного предчувствия... – грамотный оратор накалил паузой время. – Снисхождение Бога в низшую расу, не примите за оскорбление, это дар или наказание? И каждый из вас, умудренный веками, без колебаний подтвердит – наказание!!!... Нариану было больно слушать такие речи. Он тихо сел на место и горько склонил голову, закрыв глаза. – Древняя Богиня была наказана и ввергнута в наш мир, – Харул распалился еще больше. – Трезвый разум непременно рассудит – если за помощь нам в прошлой войне ее наказали и воплотили в Эндоре, то не с тем ли, чтобы она «исправилась» и привела нас к гибели сейчас! Сожженный храм села, нечаянный удар по Фиэнею и Генару – чего еще вы ждете? Выжженной пустыни на месте столицы, если вдруг что-то пойдет не по ее видению мира? Я настаиваю, Нианна опасна и требует немедленной изоляции!!!... * * * ... – Мастер Гилиир, а Фиэней большой город? – нежный голосок кудрявой красавицы подобно музыке струился в воздухе. – Очень большой. Самый большой город Эндоры. Кресла Гилиира и Омелии стояли вплотную, и жена не переставала нежно поглаживать его по руке едва заметными движениями, ласково улыбаясь при этом. – А Генар? Генар красивый? – не унималась повзрослевшая Нианна, оставаясь внутри еще любопытной двенадцатилетней девчушкой. – Честно говоря, я его ни разу не видел. Город драконов и их всадников закрыт для посторонних глаз. Попасть туда можно лишь с разрешения черного дракона старейшины Храага и главы совета ордена всадников Анари. Даже король не смеет прогуливаться Генаром без их согласия. Драконы очень суровый и гордый народ, – мастер меча медленно отхлебнул из чашки пряный настой с ароматом гвоздики и корицы. – Я обязательно там должна побывать, обязательно! И так хочется взвиться в небо верхом на драконе! – Ниа мечтательно сложила удлиненные хрупкие пальчики и послала взор рубиновых глаз в стремительную синь небосвода. – В жизни нет ничего невозможного, а при твоей сложной судьбе, малышка, я не удивлюсь, если это произойдет даже сегодня, – ласковым голосом отозвалась мама из сладкой дремы. Тихий покой сада закутал ее душу теплым пледом прозрачного полусна. Полуденное солнышко лило медово-желтые теплые лучи в голубое блюдце живописного озерца. Великая встала, а ее костюм еще несколько мгновений продолжал сидеть в кресле, пред тем как последовал за хозяйкой. Потянувшись, раскинув руки в стороны и чуть запрокинув назад струящуюся ночь волос, Ниа неторопливо подошла к срезу воды и присела. Под вытянутыми пальцами в воздух легко воспарили несколько лежащих рядом камушков. Совершив небольшой полет, они зависли над легким плеском воды, которая, повинуясь желанию шаловливого мага, стала тянуть прозрачные щупальца в стремлении поймать каменную добычу. Вода и камни закружились в причудливом хороводе. Ниа играла. Вода, наконец, настигла галечные жертвы, и те растащенные ловкими щупальцами в разные стороны обрели новое подводное бытие. – И все-таки, где же камням лучше? – внезапно повернувшись к супругам, серьезно спросила девушка. Блаженных мужа и жену вопрос застал врасплох, накинув на их лица легкую вуаль удивления. – Одиночество в темных пучинах времени, дарящее покой и равновесие... – Гилиир понял, что имела в виду, задавая загадку, красноглазая чернокудрая фея, – ...или скоротечное истирание друг о друга в непрестанном прибое временных волн, под палящим зноем или дикой стужей случайностей? – Ага, – Нианна озорно подняла брови, лукаво улыбаясь краешками губ. – Я убеждена, дух, познавший твердость намерения, уверенность в своем могуществе и сотворивший свой мир вечного баланса, – долгие годы одиночества отполировали в Омелии дух философа, – неизменно будет стремиться к миру трения, пусть скоротечного, но единства с вселенским разнообразием... и себе подобными. Ниа перевела вопросительный взгляд на Гилиира. – Наши желания – это зыбкое марево горячего воздуха над галечным пляжем, а воля Судьбы правит нашими жизнями по-своему вкусу, как твои руки Великая Нианна этими камнями. Ниа резко отбросила руку назад и из глубины, разрывая поблескивающую ткань поверхности озера, в воздух взвились брошенные прежде камни. Чуть повисев у пальцев Великой и собравшись вместе, они медленно опустились к собратьям аккуратной кучкой. – Но иногда судьба творит не только непредсказуемые, но и долгожданные события, – глаза Нианны наполнились бездонной загадочностью. – Да, как и с нами, – Гилиир нежно взял Омелию за ладонь, но не смог оторвать от пронизывающего взора Нианны глаз. Внезапная вспышка озарения заполнила его разум. – Это ты!... Ты, тогда еще маленькая красноглазая девочка, приказала Омелии покинуть Сетимиэль и направиться на встречу со мной! Милая улыбка выпустила на свободу хрустальные колокольчики прозрачно–нежного смеха бирюзовой феи Нианны. – Не я, а братья Ррагур и Ррагор, при помощи всего саблезубого народа, отыскали для тебя, мастер Гилиир, жену. В ту ночь, мне удалось проникнуть за твое проклятье и познать холод Данира. При этом я узнала имя твоей жены и где она жила раньше. Остальное сделали пушистые братья и это их заслуга. Ты уж прости, мастер, но в тот момент холодный Данир казался мне эгоистичным чудовищем, а не справедливым воином Гилииром. Я не решилась открыть эту тайну там у подножия Тироля. Ее открыла сама Эндора, ведь то, что вы встретились в доме сына было и остается большой загадкой и для меня... Видишь, судьба действительно благосклонна. Смешанные чувства промелькнули в душе Гилиира. Он встал, и Омелия поднялась вместе с ним. Пара была торжественно серьезной. Ниа подумала, что по простоте душевной сболтнула лишнего и сейчас ей достанется. Гилиир и Омелия подошли к ней и... преклонили колени. – Это свершение будут помнить все наши потомки до скончания веков, воспевая в гимнах твое открытое и доброе сердце, госпожа Нианна! – Я просто хотела помочь, – чуть испуганным и смущенным голосом пролепетала Ниа, – поднимитесь, пока мама не увидела. Но непонимающие сонные глаза Нииды уже усиленно моргали, при виде коленопреклоненных супругов пред ее дочерью. * * * ...В этот раз сторонников у Харула было намного больше, чем в прежний. Привыкшие к покою, эльфы не на шутку перепугались Великой. Улиру едва удавалось сдерживать кипение страстей, наполнивших древний свод зала советов. Много веков старый дуб, возвышавшийся за троном, слушал лишь размеренный ритм хорошо отрепетированных докладов мира и благополучия, а тут... – ...И все же глупым и недостойным мудрости я могу назвать ваш страх, Владыки. Да! Страх! Я смотрю на вас и вижу обезумевших магов, боящихся взглянуть на свой вызов. Что можно сказать о сути, не взглянув даже на ее вместилище?! Что можно сказать о Великой, не посмотрев ей в глаза?! Дабы не наделать глупостей, недостойных наших народов, я закрываю заседание. Оно продолжится, когда Великая Нианна сможет предстать перед советом!... Всем спасибо... Гулкий стук посоха Владыки Улира оборвал начинающуюся бурю, не дав ей превратиться в безудержный, пожирающий равновесие, ураган. Маги расходились, продолжая кто восторженно, кто настороженно обсуждать появление в Фиэнее Великой. Довольный Харул гордо прошествовал мимо Улира, отвесив холодно-неприветливый поклон и поравнявшись, бросил пренебрежительный взгляд на Нариана и Тиринара. Нариан так и сидел с опущенной головой. Он давно не любил Фиэней за его чванливость, заносчивость и самолюбование, и в первый же день вновь испил эту чашу до дна. Тиринар же поднял жгуче-неприязненный взгляд на Харула. – «Убирайся!» – вырвалась мысль из его взъерошенной тяжкими мыслями души. Харул явно услышал и, фыркнув, вышел через парадную дверь. Старый, добрый Тиринар всегда любил малышку Нианну, но и всегда ее боялся. Вот и сейчас часть его сомнений получила свежую пищу. Улир тяжело опустился в тронное кресло, закрыв лицо растопыренной пятерней. Почти все разошлись. – Ну, здравствуй старый друг, Тиринар, – уставший голос Улира оторвал Владыку Килина от серых туч клубящихся мыслей, непрестанно круживших разум. Тиринар покинул кресло, и два мага радушно обнялись. Наполненный грустью поднялся и Нариан. Его раскрасневшиеся от бессонной ночи глаза встретились вновь с пытливым напряженным взглядом высшего мага Эндоры. – Я рад знакомству, поэт Нариан, – Улир слегка приветственно качнул головой. – Для меня честь стоять рядом с Владыкой, – мысли отца были рядом с женой и дочкой. – Понимаю, понимаю, – уловив тягостный оттенок дум Нариана, Улир положил руку на его плечо. – Я и сам иногда поражаюсь трусости Владык. Она, правда, в любой момент может оказаться прозорливостью. Скажу одно. В обиду ни вас, ни Нианну я не дам. Что думаешь, старый весельчак? Улир повернулся к Тиринару, но весельчак тоже выглядел мрачновато. – Какие тут думы. Ноги еще стремена помнят, кое-что от седла никак не отойдет, а в глазах вчерашняя ночь до сих пор шаровыми молниями пляшет. Ну, а совет просто не узнать. Из тихого омута, да в адское пламя... Ох уж этот Харул!... – и Тиринар сжал пухлый кулачек. – Без скептиков можно превратиться в безответственных оптимистов. Такие, как он, тоже нужны. Предлагаю. Сейчас идете домой и отдыхаете. Как Нианна приходит в себя, мы снова с вами встретимся. Кстати, как вам дом, Нариан? – Спасибо, очень уютный, – новый хозяин вежливо улыбнулся, – вот только... – Да? – Комната Нии сильно ночью пострадала. – Пустяки. Я подыскал вам помощника. Его зовут Селин. Добросовестный парнишка учится в Магистрате. Будет следить за всем по хозяйству. Вечером посетит ваш дом и представится. Он и с ремонтом разберется. Прошу любить и жаловать... Ну, что? Отдыхать, отдыхать друзья...Да успокоят голубое небо и звездная ночь терзания ваших душ! – До встречи, Владыка! – друзья раскланялись с Улиром и поспешили домой. Перед самой зеленой изгородью, отделяющей гравийную площадь Магистрата от огромной дворцовой площади и улицы «Странствий Тироля», их догнал чуть запыхавшийся мальчуган. Было ему около шестнадцати лет. Аккуратно одетый, соломенные волосы острижены на уровне плеч, открытая улыбка и высокий лоб сразу к себе располагали. С поклоном послушник протянул Нариану три лазурных свертка, заботливо перевязанных вместе зеленой лентой. – Да пребудет свет небес на ваших путях! Владыка Энирал велел передать это. На словах сказал «...для Великой Нианны, мы очень старались». – Передай Владыке наше нижайшее почтение и благодарность, – принимая свертки, сказал Нариан. Сердце чуть отлегло от мрачных эмоций совета и наполнилось маленькими искорками радости за любимую дочку. Он несет ей обновку. Поклонившись, паренек легкой походкой направился к учебному корпусу... * * * ...– Папочка, папочка! – черное колышущееся облако складок костюма неслось в родительские объятья Нариана. Нариан и Тиринар зашли в дом, обнаружив там лишь мирно посапывающих саблезубых стражников. Те мгновенно проснулись и сообщили, что госпожа с гостями возле озера в саду. – С днем рождения, малышка! – отец ласково обнял дочку, – как ты повзрослела! – И похорошела. Правда? – озорно улыбнувшись, непоседа крутанулась вокруг себя. Черный отцовский костюм подумал и лениво повторил ее движение. – Здравствуй, учитель Тиринар! – С днем рожденья, шалунья! – Тиринар расплылся в добродушной улыбке. Все-таки он любил ее больше, чем боялся. – Костюм тебе конечно к лицу, но я принес кое-что от Магистрата и Владыки Энирала. Думаю, стоит примерить, – наполненные родительской любовью глаза не могли оторваться от красавицы дочки. – Я сейчас! – и Нианна с грацией стремительной дикой кошки вихрем унеслась в дом. – Пусть любовь пребудет в каждом вашем вздохе Гилиир и Омелия! – Нариан приветствовал счастливых, тепло улыбающихся супругов. Тиринар изящным поклоном с отшагом и плавным взмахом руки приветствовал супружескую пару знатного рода. Супруги так же картинно ответили придворным витиеватым поклоном. И все дружно рассмеялись. – Прямо как при дворе, – припадая к плечу мужа, улыбнулась Ниида. – Как прошел совет? Нариан сразу помрачнел. Его озадаченность молниеносно стерла улыбки с лиц Омелии и Гилиира. Только Тиринар продолжал улыбаться. – Друзья, что можно ожидать от шайки зажиревших колдунов, ценящих лишь безопасность своего зада! Мы с Нарианом попали на тако-о-ой спектакль! Его можно назвать «Блистательная паника». Твоему мужу, Ниида, он показался жуткой драмой, а по-моему чудесная комедия, нанизанная на нить трагизма. Друзья немного повеселели, а любитель сценического искусства продолжил. – Спектакль продолжится, когда Нианна сможет предстать перед Советом. Честно говоря, я с нетерпением жду второго акта с финальной развязкой. Только есть маленький нюанс, он будет проходить по сценарию, написанному главой совета. Улир хочет нас увидеть до этого представления. И вас с Омелией тоже, – Тиринар похлопал Гилиира по плечу. Тишину сада вспорол короткий пронзительный девичий визг, донесшийся из окон второго этажа дома. Стаи ледяных мурашек вонзили свои иглы в спины друзей. – «Неужели опять!...» – мелькнуло в голове у обмякшего учителя, но визг был радостным, наполненным неистовым детским восторгом. Все обернулись к дому, и из открытого окна второго этажа маленьким голубым облачком, влекомым неистовым, ураганным ветром радости, совершая невероятные кульбиты, выпрыгнула именинница. Невесомо-мягко коснувшись земли, Богиня царственно-медленной походкой направилась к невольно открывшим рты родителям и друзьям. Природа затаила дыхание даже легкого ветерка, нежно играющего зеленью листвы и благоуханьем цветов. Озеро превратилось в зеркало, мечтающее увидеть пленительные девичьи черты. А небо, небо любовалось кусочком себя, обернутым в золотую паутину удивительной вышивки, одаренным рубиновым взглядом и черными струящимися вихрями длинных волос. Маленькими темно-синими туфельками на небольшом каблучке, украшенными вязью золотых плавных линий, грациозно переставляли длинные точеные ноги, плавно покачивающие округлостью идеальных бедер. Чуть расширенные внизу брюки ярко-голубого костюма мягко подчеркивали их линии. Тончайшие золотые нити цветочно-рунного рисунка, берущие начало снизу, искусно наполняли полотно выше колен. Бархатный умеренно-синий пояс, богато украшенный россыпью крупных и мелких бриллиантов, трепетно охватывал восхитительную, осиную талию. Мерными взмахами тонких крыльев плыли по воздуху, широко раскрытые у кистей и зауженные к линиям нежных плечей, рукава. Их нижняя часть до локтя украшалась сложной вязью орнамента, напоминающего чешую небесных властителей. Подчеркнуто изящный полет рук переходил в чарующее неземным магнетизмом движение упругой девственной груди. Глубокий вырез блузки, обрамленный плотным золотым узором, был схвачен плетением трех тончайших золотых цепочек, с лучистыми гранями бриллиантовых застежек на концах. Мастера ткани филигранно выполнили отличительный знак Великой. На ее левой груди, трепетно оживало под движением округлых холмов, золотое изображение головы дракона с взлетающим к плечу абстрактно-стилизованным крылом. Нианна словно парила над землей, невесомыми шагами приближаясь к потерявшим дар речи и мысли родителям, супругам и учителю. Их восхищенные, широко открытые глаза впитывали потоки красоты, излучаемой этой небожительницей. Такого восторга Нианна не испытывала, наверно, никогда. На нее смотрели не как на ребенка, а как на равную, что девушке неимоверно нравилось. – Позвольте представиться. Мое имя Нианна, дочь Нариана и Нииды, – она изящно поклонилась, изображая придворный этикет. После чего вихрем крутанулась, демонстрируя обнаженную ниже лопаток спину. Глядя на окаменевших родителей и гостей, Ниа рассыпалась искорками хрустального девичьего смеха. – Так вот, что такое природная женская магия! Даже делать ничего не надо, а все застыли как парализованные! – и снова смех Нии заструился тонкой нитью в воздухе. Первыми пришли в себя Ниида и Омелия. – Мне кажется абсолютно все женихи королевства отныне наши, – мама взяла дочку за кончики пальцев, приласкав восхищенным взглядом. – А художники выстроятся в бесконечную очередь, и будут драться на дуэли за право писать твой портрет, – Омелия даже смогла оторваться от мужа и восторженно коснулась ее плеча. – Поэты будут следовать за тобой как тень, жаждя описать каждый твой жест в бессмертных строфах стиха, – папа вновь обрел дар речи. – А воины вознесут твое имя на стяги и будут мечтать увидеть хоть миг твоей улыбки, – Гилиир незаметно поймал ускользнувшую жену за руку. – А... а у меня... просто нет слов!... Ты прекрасна, ученица! – потрясенный Тиринар плюхнулся в кресло, не сводя с Нианны глаз. Ниа таяла как первый снег под лучами солнечной славы, а на щечках проступил легкий румянец. Ее душа нежилась в упоительных лучах восторга, а внутри разгоралось тихое и пока неизведанное пламя желанья, желанья женского счастья... – Вечером у нас будет праздничный стол! – воскликнула Ниида и мысленно начала перебирать блюда, которые хотела бы видеть на маленьком пиру. Тиринар тут же мечтательно закатил к небу глаза, представляя бутылочку «за именинницу», «за перерождение», «за...». – Давайте пригласим Улира и Энирала. Они столь благодушно к нам отнеслись, – Нариан захотел расширить круг компании. – «За Магистрат...» – количество бутылочек в мечтах мага росло, ведь гостей тоже прибывало. – Я распоряжусь, и из нашего замка доставят несколько фамильных праздничных блюд, – Омелии очень нравилась эта необычная семья, и ей хотелось, чтобы внезапное знакомство переросло в теплую дружбу. – А сейчас, пожалуйста, пожалуйста, идемте гулять Фиэнеем. Очень, очень хочется взглянуть на таинственный Магистрат и королевский дворец. Хоть издали полюбоваться Генаром. Быть может, я увижу в небе парящего дракона, – голубая фея душой уже летела по улицам города, ведь ее мечта – драконы были так близки. Свечеобразные, высокие плотно посаженные деревья, служившие изгородью сада, лишь намеком набрасывали очертание далеких скальных макушек Тироля. – Желание именинницы закон сегодня, – торжественным голосом произнес Нариан. Ниида все еще была в походной одежде, не успев ее сменить за хлопотами бурной ночи и утра. – Я сейчас. Я мигом! – легкие эльфийские шаги

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом