Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

торопливо понесли мать в дом. – Нианночка, только можно попросить тебя о двух ма-а-а-леньких одолжениях. Хотя бы на сегодня, – Тиринар виновато замялся. Ему не хотелось этого говорить, но ради общего блага... – Не сочти за обиду, но осмелюсь напомнить, что Владыка Улир просил пока тебя не летать над городом, и если конечно это возможно – твои саблезубые друзья... Ниа нисколько не огорчилась: – Про полет я помню, а Ррагор и Ррагор сами убедились в шокирующем могуществе своего клыкастого вида, и полагаю, останутся дома. К тому же они вольные души и стены Фиэнея для них подобны клетке. Братья соскучились по необузданной глуши леса, и я чувствую скорое расставание с ними. Ррагор и Ррагур тихонько развалившись в тени дома, в пол глаза наблюдали за эльфами и, конечно же, следовали врожденному инстинкту – подслушивали каждую мысль. Согласное урчание донеслось до ушей Нианны. В дверях дома показалась Ниида. Нианна никогда не видала у матери этого одеяния: короткая бутонообразная желтая юбка, вышитая голубой нитью, того же цвета блузка с летящими плечами и невесомо-прозрачными рукавами, туфельки с высоким золотым шнуром, почти до колена охватывающим голень. Распущенные белые волосы сдерживала широкая плоская золотая цепь, украшенная розой крупного рубина. Нариан мечтательно заулыбался, глядя на любовь всей своей жизни. – Я готова, друзья. Идем? – почти всегда строгое и сосредоточенное лицо Нииды одарило восхищенные взгляды теплой улыбкой. Тиринар впал в ошарашено-шоковое состояние. Столько лет он знал Нииду, порой едва различая ее среди гигантских цветов сада, и ни разу она так сногсшибательно не выглядела. Дочка голубой бабочкой порхнула к маме и ласково прижалась к ней щекой. – Нас ждет Фиэней, друзья, – Ниида нежно погладила дочку по голове. Моя секира стала... зубочисткой?!!! Юрг. Земли орков. Только к утру Ерртор и Иррада, обессиленные вконец, опустились на площади возле кургана. Бой был окончен. Всю ночь орки добивали остатки «Жа», так они обозвали эту нечисть, выискивая притаившихся в домах, под мостами, в каналах. Не поддавалось анализу и то, что ни один из Жа не попытался удрать, скрыться, остаться в живых. Они пришли в город не только чтобы убивать, но и чтобы умереть... Сгорбленный Фурунд одиноко сидел на оплавленных ступенях мавзолея, и опустившиеся с небес Боги разделили благодать земной тверди, сев с ним рядом. – Какая дань заплачена за победу! – его глаза переполняло бездонное горе. Площадь была усеяна в основном молодыми, сильными телами. Родители хотели, чтобы их дети оказались ближе к Богам, и поэтому молодежь здесь преобладала. – Могучие, красивые, гордость нашего народа! И вот так!... Внезапно... – все сокрушался старый маг. – Война не спрашивает сколько кому лет, – грустно всматриваясь в площадь, сказал эльф. – Война это честь! Война это вызов! Война это два флага на поле брани и... а это что?!!! Это низкая трусость подлецов, вот так... из-под тишка!!!... – Фурунд не унимался. – У смерти много лиц, – тяжело вздохнула Иррада, – и ни одно из них не может быть красивым... С честью или без нее смерть остается вечным врагом жизни и всех ее радостей... Фурунд как-то непонятно посмотрел в глаза драконихи, но ничего не ответил... – Какие вести с юга? – поинтересовался Ерртор. – С юга? – удивленно переспросил старый орк. – При чем здесь юг, победитель Жа? Я не совсем понимаю... – Они пришли с юга и полагаю Жа снова вернутся, – Ерртор сдвинул брови и сосредоточенно о чем-то размышлял, глядя себе под ноги. – Но мы же перебили их всех! Никто не ушел! – Фурунд поднялся на ноги и видно было как старец нервничает. – Сколько погибло зеленых воинов? – Ерртор все не поднимал головы. – Мы еще точно не подсчитали, но около пяти-семи тысяч Боги призвали в свои чертоги, – неуверенно ответил маг. – А сколько Жа лишилось жизни? – Ерртор поднял свинцовый взгляд на Фурунда. – Пятьсот семьдесят, плюс-минус десяток. От вашего оружия, солнцеликие, иногда даже пепла от Жа не оставалось. – Плохо... очень плохо, – Ерртор мрачнел прямо на глазах. – Один к десяти получается... Вот что... Объявляйте поголовную мобилизацию. Всех в латы, доспехи и щиты. На каналах установить сети и возле каждой дозорного, а лучше мага. Детей и подростков срочно отправляйте на север. Я обращусь к ордену и попрошу помощи. Немедленно свяжитесь с селеньями к югу, мне нужно знать о них все... – всадник замолчал. – Да, повелитель, – склонился Фурунд. – И еще. Нам нужна еда и восемь камней, – Ерртор развел руки в стороны, показывая размер, – все это в наши покои кургана. Через час нам предстоит покинуть Юрг. – Так скоро?! Но как же погребение, почетный костер для умерших? – от удивления челюсть старика немного отпала и затряслась, – Разве Боги не окажут честь....? – Дорога каждая минута, даже час отдыха, что нам жизненно необходим, непозволительная роскошь. Готовьтесь к войне и очень быстро! – С кем повелитель?! – кожа Фурунда стала черно-зеленой. – Пока с тысячами Жа, а позже с Зираидой. Счет времени, думаю, уже пошел на дни, – Ерртор поднялся и посмотрел на Ирраду. Дракониха исступленно, не мигая, смотрела на восходящее солнце и розовые облака на безмятежном горизонте. К площади подошла довольно большая гребная лодка. Воины стали носить и складывать в нее трупы. – Проснись мы на день позже и будущее наше было бы ужасным, – направляясь ко входу в курган, сказал Ерртор Ирраде. Фурунд побрел в центральный городской дворец выполнять полученные распоряжения. – Ты что-то знаешь, всадник, но старику этого не сказал, – устало проурчала Легкокрылая. – Я не знаю, у меня есть догадка и чувство, а предположеньями сотрясать войска и города по меньшей мере глупо. – И в чем же суть? – брезгливо переступая через останки Жа, спросила Иррада. Они подходили ко входу в зал. – Заходи, я закрою за нами двери, – Ерртор огляделся по сторонам и, пропустив Ирраду вперед, сдвинул створки. – Ну, так...? – Иррада растянулась во всю длину на прохладном полу. – Мне кажется, я так чувствовал, что эти твари – Жа и есть орки. – Я смотрю, ты перегрелся в лучах славы, всадник, и полностью помешался на орках! – недовольно фыркнула дракониха. – Дослушай... Когда я почувствовал первую смерть на окраине Юрга, то после этого ощутил движение орков по каналам, но завернутых во что-то другое. Я не видел Жа, я видел орков... Скорее души орков, закованные в чуждые оболочки. А теперь вопрос, зачем они сюда явились? – Чтобы убивать и умереть. Ты сам так сказал Фурунду, – Иррада не понимала логики всадника. – Нет! Они явились за новыми душами! И души погибших не попали в мир духов, их уволокла черная паутина на юг! Чтобы... – ...Чтобы дать им новые тела Жа и создать армию! – полные тревоги глаза Иррады широко распахнулись. Носовая чешуя сморщилась и Златоглавая оскалила клыки. – Именно армию! Посмотри, как сражалась болотная нечисть сегодня ночью. Как вымуштрованные солдаты – четко, слаженно и управлял ими единый командир, но издалека... Помнишь замок Амдебафа и тамошних насекомых? У Иррады чешуя на загривке встала дыбом и она злобно зашипела. – Вот нам и предстоит выяснить, что за командир окопался в южных болотах и если повезет, задушим его армию в самом зародыше. – А если это всего лишь разведывательный отряд и там нас уже ждут регулярные войска Зираиды? – Иррада подняла бровь. – Тогда понадеемся на твои крылья и будем драпать что есть силы к нашим, – вяло улыбнулся Ерртор. – Драконы не ДРАПАЮТ!!! – Иррада злобно лязгнула челюстями возле самого носа всадника и выдохнула в лицо едкий дым. Всадник ненароком зацепил святая святых дракона – его гордость. – Извини, – покорно склонив голову перед длинными клыками, потупился эльф. – Мне больше нравиться, ну скажем, так – «спешить за помощью во имя спасения народа», да! – удовлетворенно перефразировала Легкокрылая. – Принимается без оговорок, – Ерртор улыбнулся и сел. Через несколько минут в двери постучали. Орки внесли в зал обильное угощение и восемь камней, что заказывал золотой Бог. С поклоном воины удалились, но не успели двери закрыться, как тяжело дыша, в покои почти вбежал Фурунд. В руке старец нес свиток. С поклоном он развернул на столе карту. Немного выровняв хриплое, сбившееся дыханье, маг сказал: – Я поражен твоей прозорливостью, повелитель! На юге молчат маги восьми поселений, разбросанных вдоль чистоводного потока Шисири. Во всех остальных землях тишина и мир. – Значит нам сюда, – Ерртор указал пальцем на самую удаленную к югу деревню. – Отсюда и начнем искать. – Что искать? Нужна ли вам в этом походе помощь? Наши лхасы, конечно не могут сравниться с драконами, но в воде они быстры и неутомимы. Слава мхам, они уцелели в клетках. Орки использовали для передвижения и охоты прирученных испокон веков хищных рептилий, напоминающих диких крокодилов, но в полтора раза больших и имеющих довольно сносный миролюбивый интеллект, подобно лошади. – Мы будем искать причину нападения, а возможно гнездо этих тварей. Дракон и всадник неуязвимы для них в воздухе, а Жа досягаемы, так что помощь ваших воинов не понадобится. Спасибо, добрый Фурунд. – Ракл и Данр отбыли в Фиэней на совет Магистрата. Там происходит что-то очень значимое. Дабы не бередить лишними слухами только что переживших пожарища орков, Владыки приказали сокрыть от посторонних ушей ночную битву, хотя бы на время. – Глупо. Паломники, родственники погибших, не местные кланы – слухи не удержать. Тем более, что мы одержали победу! – всадник не понимал бессмысленной таинственности. – Все не так просто. Наша власть построена на вождях и могуществе кланов, а в такую трудную для страны минуту наместник и высший жрец покинули ее пределы и никто не знает зачем. Это ослабляет веру в их главенство и может быть истолковано как трусость... Фурунд пытался разъяснить структуру иерархии земли зеленых мхов, но почувствовал, что разум всадника занят совершенно не этим. – Если я не нужен Владыкам, могу идти? Дела ждут меня как старейшину, как главу Юрга, как орка, наконец. Воины должны быть погребены с почестями. Жаль, что на их последнем огне не будет Богов, ради которых они встретили прошлый закат, оказавшийся для них последним... Но я верю, что цель Повелителей много важнее сейчас для всех нас. Да пребудет с вами победоносный дух Дрелунишарда! – Фурунд низко поклонился. – Спасибо, Владыка. Доблести и чести твоему роду на все времена! – Ерртор склонил голову в ответном прощаньи. Орк, тяжело опираясь на свой посох, удалился. – А помощь Дрела нам бы сейчас ой как пригодилась, – проурчала Иррада, приступая к поглощению мяса. – Постой, постой! Так наш Дрел это и есть Дрел-унишард?! Зеленый Бог?! – Ерртора поразила внезапная догадка. – Угу... – хрустя костью, прогудела дракониха. – Пока творец отсутствует, бремя хранения народа Судьба поручила его сводному братцу. Здорово, правда?! – Да уж, здоровее не придумаешь! – Ерртор призадумался и тоже стал есть. Плотно позавтракав, эльф расставил вокруг лап разомлевшей подруги камни и возжег в них руны восстановления, позаимствованные у Дрела. Иррада тут же захрапела. – «Спи, родная, набирайся сил. На тебя вся надежда». Ерртор поставил и себе четыре камня. В полной тишине и каскаде пробивающихся сквозь купол лучей мерно запульсировала магия Великих, неся в натруженное тело всадника блаженство и силу. Он не давал себе спать, хотя глаза сами расходились в разные стороны, и изображение свода подергивалось судорожным туманом... ... Прошло не больше получаса отдыха близ камней и барахтанья в дреме, как Ерртор ощутил, что тело полно прежней упругости и силы. Мышцы играли под костюмом тугими буграми. Захотелось размяться, и взмахнуть мечом. Плоть звала движения во все свои части, а невыносимая усталость перенесенного сражения осела тонким прахом где-то в глубинах памяти. Иррада все еще спала, но ее сухая золотая плоть быстро обретала прежнюю рельефность и массу. Эльф вышел на воздух и обошел вокруг кургана. Площадь очистили от тел, и лишь обожженные разбитые столы, лавки и огромные пятна крови, иссушенной солнцем и растрескавшейся в шелушащиеся покореженные пластинки, покрывающие коркой почти всю поверхность, напоминали о трагическом финале поединка. На далекой окраине безмолвного города роняли тяжелые, протяжные, словно стоны, удары траурные барабаны, а в безветренные голубые небеса начали подниматься сперва тонкие, но набирающие свою бело-серую силу, дыма погребальных костров. В один стремительный прыжок Ерртор взвился на верхнюю ступень кургана рядом с хрустальным куполом, и уже собираясь войти под его свод для упражнений в фехтовании, ощутил на себе мысленное касание Саприла. – Мягких небес тебе, всадник! Почему ты один? Где же золото быстрых крыльев? – глубокий бас Саприла был полон тревоги. – Она спит, с ней все хорошо. С возвращением, друзья, – ответил Ерртор и разглядел среди погребальных столбов дыма голубые крылья. – Мы летим к тебе, – Саприл заложил вираж и стал быстро приближаться. Через несколько минут дракон с надсадным свистом ветра опустился рядом. Сияющая, обычно сапфировая, чешуя немного померкла от непрерывного суточного полета. Ерртор чувствовал, что Саприлу нужен отдых. Анари с каменным, полным скорби лицом, спрыгнул на стекло ступеней. – Прости, брат, что нас не было рядом в эту трудную ночь... – Анари склонил голову, и седые пряди на висках зашевелились как змеи под легким колебанием воздуха. – Если бы каждый из нас выбирал всегда верную стезю, чем бы занималась тогда Судьба? Тебе не за что извиняться, брат, – Ерртор протянул руку и Анари крепко ее пожал. – Фурунд все рассказал... Непостижимо! Тысячелетия жизни, наблюдений, а орден ни разу не сталкивался с этими опасными тварями. Он сказал, что ты отправляешься на поиски их логова. Мы с Саприлом летим с тобой! – Анари был тверд в своей решимости как скала. – Хорошо друг, – Ерртор понимал, что с решимостью всадника можно бороться только фактами и обоснованными доводами, – если мы с тобой полетим вдвоем, поход конечно будет сильнее, но представь на мгновенье, что если вдруг в наше отсутствие в Юрге всплывет армия не из нескольких сотен, а из нескольких тысяч Жа. Кто будет необоримой надеждой орков, недостижимой для болотных щупалец и яда, способной пламенем дракона испепелять их десятками за один заход... К возвращению мы увидим лишь зеленую мертвую плоть ровным слоем по всем улицам. Других всадников и драконов ведь в городе нет. К тому же Саприл... – Ерртор призадумался, как бы не задеть гордость дракона. – Устал, – это слово за него сказал Анари. Саприл действительно злобно рявкнул в ответ. – Я сильнее трех сотен таких как вы, всадники! – его глаза яростно сверкали, а голова поднялась высоко на шее, грозно уперев в небо корону рогов. – Да, это бесспорно, но мы не умеем летать, а возможности твоих крыльев слишком дороги для живущих под солнцем, и лишний риск для их мощи повредит всем, – Ерртор становился дипломатом. – Ты прав, Ерртор, это не разумно. Я вызвал ближайших к Юргу двух всадников – Нимирина на драконихе Налле и Мирду на Санре, но им еще три-четыре дня лету. Что ты там хочешь найти, брат, на юге? – Анари нехотя, но признал правоту Ерртора. – А теперь я расскажу тебе, то, что пока должны слышать только уши ордена, – Ерртор сел на ступень и пригласил присесть Анари. Тот последовал его примеру. ...И Ерртор поведал догадку и тревожные чувства. – Теперь ты понимаешь, что увидеть их след, в силу дара Судьбы, могу только я... – закончил Ерртор. – И если уж это окажется западня, то в нее, по крайней мере, попадут только двое, а не четверо. – Все много хуже... Да я бы сказал... Чтоб они сдохли, проклятые порождения Зираиды!!! – вспыхнул и тут же осекся Анари, глядя на черную татуировку щеки Ерртора, – прости... – Я призван Зираидой, но не являюсь ее частью и не разделяю ее стремлений. Совету об этом известно, – Ерртор натянуто улыбнулся. – Да, да, конечно я в курсе, – Анари оказался в неудобном положении. – Когда летите? – Сейчас... Ой! Иррада!... Я оставил ее внизу!... Спускайтесь к нижнему входу... Анари дернуло в сторону от неожиданного сверхъестественного прыжка Ерртора, в одно движение перемахнувшего пятнадцатиметровый в высоту купол и скрывшегося с противоположной стороны пятидесятиметрового кургана. – Видал?! – Саприл высунул кончик языка от удивления и вытаращил блюдца огромных голубых глаз. – А ты так можешь, мой всадник?! – Только на твоих крыльях, дружище. Только на них... – Анари был поражен не меньше своего сапфирового побратима небес. Ерртор уплотнил воздух перед приземлением магией Великих и плавно коснулся камня мощения. Вбежав в зал, он оторопел от увиденного. У него совсем вылетело из головы, что эльфы растут только до определенных Судьбой габаритов, а драконы – драконы растут до момента звездного перехода, то есть до смерти!... Перед ним лежала золотая громадина, превосходившая своими размерами самого древнего дракона Эндоры – Храага. Изгиб семи рогов стал еще более удивительным и между ними, на лобной и затылочной частях головы, появилось бесчисленное число малых, острых как иглы. Когти достигали длинны тела эльфа, а полупрозрачная чешуя по толщине превосходила ладонь. Разорванный ростом шлем бесполезной железкой подрагивал на макушке в волнах мощного храпа Иррады, а костяной рулевой шип хвоста превосходил выдавленную из креплений секиру, чуть не разрубившую его в прошлом бою надвое, в три раза. – «Что я натворил!!!» – сердце всадника зашлось в бешеной пляске. – «Она же... Она...» Ерртор бросился к камням и оборвал янтарную магию. – «Сейчас она меня... сожрет и правильно сделает...» – мелькнула мысль у него в голове. – И что ты такого натворил, всадник, – вяло, открывая огромные глазища, пробурчала Иррада, – что я могу захотеть тобой полакомиться? А? – Ты только не горячись... Все хорошо... Все к лучшему. Тебе пойдет... – Ерртор улыбался улыбкой невинного младенца, только что спалившего дотла родительский замок. – Что пойдет?! – Иррада резко взметнула голову вверх, и к передним лапам упал любимый искореженный шлем. – А это, что еще за скорлупа у меня на макушке?! – не разобрав спросонья, проурчала Златоглавая. И тут до драконихи дошло, что эта жалкая, маленькая жестянка, помещающаяся сейчас на ладошке – ее обожаемый головной убор! Ерртору захотелось испариться, забиться куда-нибудь в щель и, жалобно попискивая, молить о снисхождении свою любимую сестренку. – Ты что...? Ты что...?! Ты что...!!! – слова у Иррады «застряли в горле», а голова медленно стала изучать свое тело. – ...Моя секира стала... зубочисткой?!!! – Да, но это совсем не беда... Свяжемся с гномами. Они сделают для тебя даже лучше. Я сам узор придумаю... – что делать и говорить Ерртор не знал. – Я выросла? – Иррада до сих пор не верила глазам. – Насколько? Ну-ка подойди... Ерртор замялся. – Быстренько-быстренько, ножками. Иррада прекрасно помнила его габариты по сравнению со своими передними лапами. Ерртор подошел, и... Иррада расхохоталась. Да так, что стены свода не на шутку задрожали от дыхания дракона. – Я выросла! – мысленный ток Иррады был настолько довольным, что у всадника снова пошло почти остановившееся сердце. – А насколько я... ну большая? – Думаю, больше Храага, – Ерртор побоялся даже сказать насколько больше. – М-да... сюрприз!... Но какой приятный! – Иррада склонила к Ерртору голову и замурлыкала так, что у всадника затряслись все внутренности. – Всадник, спасибо! – Я признаться полагал, что получу, по меньшей мере, взбучку, а нарвался на благодарность, – непонимающе захлопал глазами Ерртор. – Глупыш, чем больше дракон, тем он прекраснее! Разве сам не видишь? – Иррада продолжала ласково урчать. И действительно, форма и рельефность ее чешуи изменились, став более резной, словно каждая пластина украшалась искусным гравером-художником. Наряду с основными, плавно изогнутыми шипами, появилось великое множество мелких, придавая ее телу неповторимое грозное великолепие. Дыхание походило на медленный пульс огненной горы, а глаза – глаза стали двумя золотыми вселенными, полными изначальной мудрости и тайны. Все тело Златоглавой немного вытянулось, приобретя более легкие, стремительные черты. Шоковое состояние всадника отступило, открыв двери души истинному восхищению этим волшебным созданием. – Да, ты действительно очаровательный дракон, – эльф открыто любовался этим чудом природы и магии. – Нам пора, всадник. Мне конечно до кончика хвоста приятно, как ты на меня таращишься, но об опасности забывать не стоит, – Иррада поднялась на лапы, – тесноватый какой-то курганчик внутри стал. – Постой, ремней седла явно не хватит, чтобы обхватить твою шею и грудь, – перед возжжением камней всадник снял его с подруги. – Ну, так зови Фурунда. Он придумает, чем их можно заменить, – Иррада с грустью смотрела на сложенную у стены золотую скорлупу прежних доспехов. Ерртор полез в поясной карман за кристаллом связи... ...Чего они там возятся? – подзуживаемый природным любопытством ерзал Саприл, и его чешуя непрерывно шелестела нервными пассажами. – Может, заглянем? Ему ужасно не понравилось, что всадник счел его уставшим и признал это перед другим остроухим наездником. Дракон был раздражен. – Терпение дружище. Это их покои. Да к тому же покои еще и признанных, канонизированных Богов. Ты не забыл? Дома в Генаре ты по-простецки сваливался с небес на карниз Иррады, и она всегда прощала тебе эту дерзость, а здесь не то место... да и времена не те... – Да, но Иррада все та же... Двери кургана внезапно распахнулись, чуть не слетев с петель и... ... и полуденным лучам ласкового не палящего солнца явила себя золотая, огромная голова Иррады, увенчанная красивейшей короной рогов. – Ой, немного не рассчитала, – чуть смутившись, проурчала она. Пронзенный шоком насквозь, Саприл попятился назад, снеся ограждение и чуть не плюхнувшись в канал. Его чешуя встала дыбом почти на всем теле, уподобив дракона паникующему ежу. Анари пригвожденный к месту, лишившийся дара речи, казалось вот-вот потеряет оба глаза, стремящиеся покинуть свои орбиты, а холодный пот, проступивший на лице, был красноречивее всех дифирамбов на свете... – Мне нравится, всадник!... Мой новый вид! Смотри, какой эффект! – душа Иррады парила в поднебесье от счастья. ...Но когда она, сверкая золотой чешуей, показалась вся, замерший на краю площади Саприл все же с шумом свалился в канал. – Ну, просто с ног сшибательная красота! – добродушно расхохотался Ерртор, вышедший следом и несущий в руках свое седло. Холодные объятья канала вернули Саприлу самообладание, и он рассерженно глухо рыча на самого себя выбрался на площадь. Оцепенение, славно поиздевавшись, отпустило и душу Анари. Саприл, вставший рядом и изумленно оглядывающий Ирраду, оказался ровно в два раза меньше. По нему стекали струи воды и то там, то здесь висели клочья зажатых чешуей водорослей. – Ты?... Как?... Почему? – Анари с трудом сгребал в кучу слова, мысли и логику. – Это случайность, мастер Анари. Случайность, не более, – Ерртор немного смутился, но в душе радовался результатам своей оплошности. – Да, уж! Не более!... Скорее более... Она же самый... – ...Большой в Эндоре дракон! – подхватил мысль своего всадника Саприл. –Золотушка, ты исполинское чудо небес Эндоры! Восхищению сапфирового дракона не было границ. Иррада уловила ряд мыслей и желаний в его разуме, заставивших ее смутиться и кокетливо захлопать глазами. – Фурунд уже распорядился, и стража хранилищ скоро доставит ремни для седла, – сказал золотой всадник, обращаясь к гигантскому дракону. – Крепеж немного стал маловат, – пожав плечами, пояснил он, взглянув на Анари. – Я думаю... маловат... – глава ордена, наконец, обрел себя в полном объеме.– Видишь, совет оказался прав в своей воле, – обратился он к Саприлу. – Да, теперь и я ее разделяю, – согласно кивнул тот головой. – Это вы о чем, Владыки ордена? – оторвавшись от любования блеском своих когтистых и шипастых прелестей на солнце, заинтересовалась Иррада. Анари принял торжественную осанку, встав рядом с Саприлом. Саприл высоко поднял голову и чуть-чуть развернул сложенные крылья. – Учитывая ваш беспримерный подвиг в землях зеленых мхов, вашу решимость, мужество и отвагу, преклоняясь перед вашим могуществом, совет единогласно принял решение предложить вам, досточтимые Ерртор и Иррада, возглавить орден драконов и всадников Генара. Орден почтет за честь, парить в голубых просторах под крылом столь дерзновенных и мудрых воителей, – Анари преклонил колено и Саприл немного склонил голову. На веселого до этого момента Ерртора упала граненая серьезность. Он сдвинул резко очертившиеся брови и медленно положил седло на землю. Иррада пристально наблюдала за всадником. Немного помолчав, обдумывая неожиданное предложение Анари, Ерртор заговорил, и слова его были взвешены как капли металла, при отливке наконечников точных эльфийских стрел. – Великую честь оказал нам орден в твоих словах, Владыка. Дух всадника почтенно склоняется пред этой священной наградой, выше которой не может быть ничего на земном пути... но совету известно о клятве, принесенной мной далекой стране Зираиде... Анари поднялся с колена и согласно кивнул. – ...Обязанности, наложенные на меня... – На нас, всадник, на нас!... – вмешалась в речь Ерртора Иррада. – ..Обязанности наложенные на нас Судьбой, – поправился эльф – могут потребовать своего исполнения в любую минуту. Я не исключаю того, что мне и Ирраде придется вскоре покинуть пределы Эндоры. После сегодняшней ночи я чую, что война неизбежна. Главенство в ордене, скрепленное клятвой, великая честь, обязывающая быть с ним до конца и во всех его делах. Если Судьба, Боги призовут нас в разгар сражений исполнить клятву Зираиды, то либо для ордена, либо для этой далекой, пока не знаемой страны нам суждено стать преступниками, призрев либо те либо другие клятвенные обещания... А

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом