Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

по сему я... мы, – Ерртор оговорился, – Мы, Ерртор из Сетимиэля и трехглавая Иррада, – он вопросительно на нее посмотрел, и та медленно кивнула, – с почтением и благодарностью отказываемся стать во главе совета ордена. Ерртор учтиво поклонился Анари. Кожа Анари посерела, а лицо заледенело в своих угловатых чертах. Сдвинутые брови и сверкающие глаза едва скрывали вспыхнувшую в груди ярость. Рука властелина ордена, как будто невзначай, легла на рукоять меча. – Не означает ли это, всадник, что уже сейчас ты собираешься предать Эндору? – ледяным тоном готового к схватке дракона отчеканил Анари. Иррада оскалилась и зарычала так, что завибрировали каменные плиты мощения площади. Саприл оставался неподвижен, но она чувствовала, как до исступления напряжена каждая его голубая чешуйка, каждая мышца, каждый шип, готовые броситься в бой тотчас. – Нет, Владыка Анари. Мы, дракон и всадник, клялись в вечной верности словом и делом народам Эндоры. Дела и чаяния всей нашей жизни были им подтверждением и упрекнуть нас не в чем. Если небеса, поставят нас перед чашами выбора «вред Эндоре» или «смерть», то клянусь! – Ерртор не мигая, смотрел в пронзительные глаза главы совета, – смерть будет единственным напитком, достойным наших душ... – Прости, всадник, что посмел усомниться в тебе, – глазам Анари медленно возвращалось прежнее добродушие. – Я передам ордену твое «взвешенное» решение. Твоя мудрость достойна почитания, оказанного народами. «Ваша» мудрость, – взглянув на Ирраду, поправился эльф. По площади бежали два клыкастых мускулистых орка, закованные в броню, в шлемах и со щитами. На спинах они несли две большие вязи широких кожаных ремней. Не дойдя метров двадцать пять до драконов, орки опустились на оба колена, выложили пред собою поклажу и, преклонив голову, старший из них произнес: – Вождь Фурунд повелел передать Богам, да славиться ваша сила во всех поколеньях! Ерртор подошел ближе и осмотрел ремни. Толстые, эластичные они вполне подходили по прочности, хоть и не были столь изящны как эльфийские, сложного плетения из специально выращенных волокон. – Подходит ли наш дар Богам? – суровый старший воин ждал ответа. – Да, вполне, спасибо друзья, – Ерртор поднял одну тяжеленную связку, – можете идти и передать нашу благодарность Фурунду. – Слава Богам! Орк! – воины стукнули себя кулаком в грудь и так же быстро удалились. С четверть часа Ерртор и Анари подгоняли крепления седла. Наконец, оставшись довольным его посадкой, всадник золотого дракона пристегнул меч к поясу. – Неизвестность приторно горька и сладка одновременно по сравнению с ясной данностью, – улыбнулся Ерртор. Золото кольчуги затянуло его тело, обволакивая лицо прозрачным забралом. – Мирного дозора вам, братья, и легкого неба вашим крыльям! Упругим прыжком, казалось не имеющего веса существа, он очутился в седле. – Победы вашему мечу и клыкам, Солнцеликие! Да хранят вас Великие древние Боги! – Анари поднял правую руку, сжатую в кулак. – Несите смерть врагам и будьте неуязвимы! – Саприл огласил площадь ревом. Иррада расправила огромные крылья, любуясь их невероятным размахом, и мощный рывок оставил курган маленькой сверкающей точкой внизу. Чудовищная перегрузка, чуть не вырвала всадника из седла, вбрызнув в тело непомерную стальную тяжесть. Два сердца трепетали от бешеного восторга незнаемой прежде чудовищной скорости! Праматерь Драконов. Фиэней – Генар. Невзирая на то, что прошло уже больше месяца с момента землетрясения, большинство жителей столицы продолжало трудиться на восстановлении разрушенных городов и поселений братьев орков и людей. На улицах было довольно пустынно и тихо. Этот факт ничуть не расстраивал Нианну. Она не торопясь, шла рядом с Тиринаром, который без умолку вещал о Фиэнее. За ними следовали две чудесные пары. Рука Омелии покоилась на твердой руке мужа, а Нариан нежно обнял Нииду за талию. Супруги медленно ступали улицей, по которой плыл запах времен их юности, прокладывая прогулкой путь в неизведанное будущее. Три величественные башни Магистрата, с примыкающими куполами советов магов и ордена драконов, оказались всего в восьмистах метрах от их дома. По направлению к ним вдоль улицы, утопая в зелени, располагались еще несколько роскошных особняков. Безумно высокие деревья обочин образовывали торжественную аллею, скрывающую от взора гостей прочие строения центра столицы, словно готовя сюрприз. Именно эти, вонзающиеся в небеса, башни так понравились Нии в ночь приезда. Площадь перед Магистратом была огорожена высокой зеленой изгородью вечнозеленого кустарника, увитого тонкими побегами цветущих лиан. – Наверно туда заглядывать пока не будем, – боясь наткнуться на кого-то из владык, пробурчал Тиринар. Их улица, «Ветер странствий Тироля», брала свое начало как раз от Магистрата. Нианна поравнялась с последними деревьями аллеи, продолжая восторженно разглядывать архитектурное великолепие башен. Внезапно ее глазам справа открылось величие центральной площади столицы. Оно явилось таким светлым и неожиданным, что у нее перехватило дыхание. Пройдя вдоль изгороди Магистрата несколько сотен метров, друзья вышли на площадь. Эллипсовидная площадь оказалась огромной. Ниа даже ахнула от удивления. Она никак не ожидала увидеть в практически лесных зеленых чащах города такое большое открытое пространство. Мощение, плод труда искусных мастеров камня, удивительным разнообразием орнаментов переплетало мотивы традиций всех народов Эндоры, гармонично уложенных в единую картину. По правую границу, изогнутую множеством ярких мазков цветочных композиций, располагался тенистый, высококронный, с солнечными лужайками парк. Потоки воды, струящие мелодии из галерей парковых фонтанов и скульптур, бросали тысячи бликов сквозь стройные ряды массивных стволов. По середине этой грани парка и площади возвышалась огромная, вздымающаяся над кроной деревьев, скульптурная пара белоснежного эльфа и изумрудного дракона. Эльф, облаченный в доспехи, опирался двумя руками на чуть изогнутый меч. Он стоял рядом с передними лапами сидящего дракона в окружении его шипастого хвоста. Голова чешуйчатого хозяина неба возвышалась короной рогов на поднятой вверх и слегка изогнутой шее. Чешуя зеленого малахита сверкала полированным блеском. Оба символа, всадник и дракон, спокойно взирали драгоценными камнями глаз в сторону скалы Ген. Левая грань королевской площади, очерченная полированными глыбами янтарного камня, создавала русло тихоструйной реки Ини, берущей начало от громогласного водопада Аруж. Трудолюбивые эльфы создали на левом берегу затоку, равную по размерам самой площади. На нем огромное разнообразие кустарников чередовалось с низкорослым множеством плодовых и декоративных деревьев, открывая, заставляющий трепетать душу, вид. Вид на сокровище Эндоры. Величественная девятка клыков утесов-стражей, неустанно хранящих пасть ущелья Аруж, с обеих сторон была схвачена упирающимися в синеву небес челюстями отвесных скал Ген. В глубине этой гигантской глотки трепетали длинные пенные языки бурного водопада. На правой скале, усеянной множеством природных карнизов, зияли черными глазницами сотни пещер – запретный город Генар, колыбель драконьего рода. Картину венчали белоснежно-хрустальные пики недостижимых ледников Тироля. На противоположном Магистрату конце площади высились три торжественные островерхие арки, за которыми блистал роскошью форм и цветовых гармоний королевский дворец. Эльфийские короли, как и весь народ, ценили сдержанность и достаточность жизненного пространства. По этой причине дворец Аниэра и Виилле, перешедший к ним от их предков, не отличался пышностью объемов, а был наполнен сдержанной грацией вертикальных линий и колоннад. Ансамбль причудливых, невысоких башен, служивший покоями королевской семьи и немногочисленной свиты, располагался за просторным одноэтажным залом аудиенций и торжеств, выполненном в традиционном эльфийском растительном стиле с большими стеклянными галереями окон. Нианна на мгновенье застыла. Ей едва удавалось себя сдерживать от всепожирающего, жгучего желания взвиться в небо и насладиться всей этой красотой с высоты птичьего полета. Голубая фея ластилась умоляющим взглядом к учителю, показывая глазами на небо, но непреклонный Тиринар сурово отрицательно покачал головой. Друзья ступили на площадь. Именинница шла впереди по направлению к монументу дракона и всадника. Обожательнице небесных властителей очень-очень хотелось рассмотреть получше хотя бы статую, уже не смея надеяться увидеть сегодня живого дракона в небе. Несмотря на пустоту улиц в парке было довольно много отдыхающих эльфов. Ниа стала ловить на себе восторженные взгляды, пробегающие по коже мелкой рябью мурашек. Очаровательная... нежная... воздушная... От них кружилась голова, и мир плыл в сладком мареве упоения... Остановившись возле памятника и с интересом его изучая, черноволосая красавица внезапно почувствовала на себе сначала одно, потом второе, за ним третье и четвертое мысленные касания, наполненные решительной яростью. Они вонзились в ее душу подобно сверкающим копьям, несущим смерть. Ментальные клещи не походили на титанические мысли Святилища или его хранителей, но все же были значительно могущественнее мыслей эльфийского народа. Что-то быстро приближалось сзади со спины. Родители и друзья не хотели мешать имениннице, рассматривать мемориал. Они отошли в сторону, присев в тени одного из раскидистых деревьев и наслаждались игривым журчанием маленького фонтанчика. Ни отец и ни мать, ни супруги из Сетимиэля, ни даже Тиринар не обратили внимания, что Нианна отвернулась от статуй и медленно идет к центру пустынной площади. Чужой гнев, пронзающий ее мысли, лавинно нарастал. Мгновенье назад Нианна собиралась нанести по нему упреждающий удар, пронзая души нападавших ледяным шквалом ужаса и страха, но любопытство взяло верх. Воительница прежде хотела взглянуть в глаза, бросившие ей неожиданный вызов... ... Они падали. Падали с небес. Падали вертикально вниз, подобно рушащимся скалам. Все девять... Нианна стояла по центру площади, уверенно расставив ноги в боевую позицию, напряженная и готовая в любое мгновение сотрясти твердь магической битвой. Поднятые вверх алые глаза безотрывно смотрели на несущиеся вниз из голубого поднебесья быстро растущие точки. На ее спокойном, полном воинственной отрешенности, лице шаловливый ветерок беззаботно играл выбившейся из-под золотого венца черной кудряшкой. Зеркальное озеро древнего духа было готово... Пронзительный, нарастающий свист рассекал воздух режущими лезвиями на тысячи тонких клочьев. Единоголосный оглушительный рев девяти приземляющихся драконов яростной бурей оборвал радостное щебетание птиц и тихий шелест деревьев. Камень площади гулко дрогнул от их когтистой встречи с землей... ...Этот день был для драконов не совсем обычным. После ночной магической встряски, поднявшей половину Генара на крыло и заставившей кружить в воздухе в поиске неведомой причины до самого утра, старейшина Храаг выставил в дозор весь совет. На девяти утесах-стражах несли дозор девять наисильнейших и наимудрейших драконов рода, во главе с базальтовым Жарадом. Старейшина приказал быть в два раза бдительнее, смело приближаться к подозрительному и мгновенно атаковать, если оно окажется опасным. Эндора готовилась к войне, и драконы об этом знали. ...Как вдруг, прямо на центральной площади Фиэнея, Жарад разглядел огромный сгусток ни на кого не похожей Фару, медленно двигающийся в сторону королевского дворца. Весь дозор ринулся вниз, не задумываясь. Они неслись быстрее ветра, думая, что опасность угрожает самому королю эльфов. Изумление драконов не имело границ, когда их взору предстала... Драконы приземлились кольцом вокруг Нианны. Их крылья были чуть расставлены, копья рогов вонзались в небеса, а пасти ощетинились смертоносными клыками, подняв чешую на загривках. В кошачьих нитях зрачков сурово прищуренных глаз блистала ярость, но мгновеньем позже чуткую душу Великой накрыли волны их изумленного непонимания смешанные с иллюзией наваждения. – «Драконы, любимые драконы!» – сердце Нии клокотало от восторга. Жарад отказывался верить восприятию. Явственно ощущая отсутствие магических заклятий, глаза мудрого дракона видели пред собой хрупкую эльфийку, пусть не совсем обычной внешности, но все же эльфийку. Внутренний взор, взор души, касался гигантской Фару и не просто Фару, а Фару дракона. Дракона настолько древнего, что времена его зрелости казались временами младенчества сияющих звезд в небесах. – Мое имя Нианна, – произнесла торжественно девушка и, расправив прямые руки с раскрытыми ладонями в стороны, поклонилась драконам... ...Шок с Испугом и Непониманием в эти сутки следовали по пятам за родителями Нии, супругами из Сетимиэля, и прямо-таки сидели в капюшоне у Тиринара. Улучив момент, духи снова набросились на друзей, обездвижив измученные тела и терзая, переставший сопротивляться, разум. Эльфы со всего парка сбежались к границе площади, но, зная суровый нрав драконов, никто не решался двинуться ближе. Имя Нианна легким касанием вскрыло потаенные глубины в душах драконов, и древний инстинкт, минуя мудрый разум, заставил повиноваться их тела. Драконы воздели в небеса рогоносные головы, сомкнули тяжелые веки глаз и с упоением, неистовым ревом и тугими струями пламени приветствовали предка. Пламя вонзилось над головами друг в друга, образуя пульсирующий огненный шар. То, что сделала в это мгновенье длинноволосая красавица в голубом одеянии, стоявшая в центре драконьего круга, повергло в потрясение, граничащее с безумством, всех собравшихся эльфов. Нианна присела, изогнула руки, заведя чуть за спину подобно крыльям, запрокинула голову назад и... ...И выдохнула струю фиолетово-алого пламени, не уступающую драконьей. Это было не магическое пламя, вызванное заклинанием, это был внутренний огонь, живущий в юной плоти древнего создания. Пламя Великой врезалось в огненную, висящую у нее над головой, сферу... ...Утомленный рассудок матери отказался воспринимать действительность и скользнул в спасительную темноту. Ниида потеряла сознание. Нариан едва успел ее подхватить. Ноги старого видавшего виды Тиринара устали дрожать и заботливо опустили липкое от холодного пота тело на теплый камень площади. Глаза Улира и Энирала напряженно следили за происходящим с башни Магистрата. Внезапный рев драконов заставил их оторваться от работ с донесениями и выйти на балкон рабочего кабинета. Как расценивать происходящие они еще не знали, но в том, что следующее собрание совета будет походить на ад кромешный, Владыки не сомневались. ...Как только пламя Нианны объединилось с огнем драконов, оно стало растягиваться в разные стороны, подобно клубящемуся облаку, принимая очертания. Не успела капля напряженного пота, сорвавшаяся с носа изумленного мастера Гилиира, долететь до земли, как над площадью парил огромный призрак дракона, сотканный из чешуйчатых языков пламени. Дракон сверкнул глазами, взмахнул огненным покрывалом крыльев, поднимаясь вверх, и бесследно растаял в небе. Проводив взглядом остатки необъяснимой магии, драконы синхронно склонили головы и вытянули шеи, практически касаясь Нианны, при этом утробно урча. Душа Нианны наполнилась необъяснимыми чувствами. С одной стороны встречи с драконами жаждала маленькая беззаботная девчонка из Килина, которая сейчас пищала от восторга. С другой стороны – вырвавшееся на свободу необъяснимое живое пламя говорило о какой-то неведомой части древней расколотой памяти Великой, спаянной с драконами, которую жизненно важно вновь обрести. Обрести, что бы дать, наконец, ответ на бесконечно терзающий вопрос – кто я такая? Сны, воспоминания, крохотными осколками кружились в душе, не желая складываться в стройный узор целостной картины, а судьба подбрасывала все новые и новые загадки, пытаясь окончательно запутать. Великая, не совсем осознавая что делает, торжественно положила открытую ладонь на нос каждого из драконов. После ее касания драконы величественно-медленно поднимали голову, и души их полнились гордостью. Над площадью опять раздался свист, и каменных плит легко коснулось огромное, черное тело старейшины Храага. Драконы расступились, освобождая путь к девушке. Храаг, медленно покачивая черной, ставшей матовой за долгие тысячелетия, чешуей приблизился, опустил голову к Нианне, пристально изучая. Тихая. Могучая. Древняя. Уверенный бездонный взгляд Великой парил в бездонных зрачках Храага. Две бездны встретились. – Лишь в Вечности найдешь ты все причины, Лишь от нее возьмешь ты свой исток, – беззвучно проговорил Храаг. – Потоком ветра, мудрости пучиной, Расправит крылья звездный, древний ток. И понесет он чудом внеземелья По радости забытых славных чар. Душа твоя за далью запределья Вновь обретет свободы звездной дар... – не зная, откуда берутся строчки, закончила Нианна... Храаг изумленно поднял голову, после чего вновь ее покорно склонил, подобно драконам стражам, почти коснувшись тела Великой. Нианна благословляющим жестом возложила на него ладонь. – Владычица, я прошу тебя оказать нам честь и посетить наш дом. Дом, который когда-то был и твоим... – Храаг просил, не поднимая головы. – Я с радостью принимаю приглашение. Посетить Генар будет для меня честью, – не склоняя головы, подобно монарху, с достоинством ответила Нианна, а ликование маленькой девочки расцветало в душе тысячью бутонов. – Я лишь должна предупредить друзей и родителей. ...Ниида с трудом приходила в себя. Случайные зрители стояли по краю площади безмолвными памятниками, не веря своим глазам. Тиринар сидя прямо на камне, уронил пухленькую щечку на подпершую голову ладонь и отрешенно наблюдал за происходящим. Нианна приближалась к родителям гордой походкой Владычицы. Она не могла иначе. Ей в спину смотрели десять пар самых могущественных, из самого грозного народа Эндоры, глаз. На ее грациозную, полную древней силы поступь, благоговейно взирали десять драконов. Подойдя совсем вплотную, ее непоколебимо-уверенное, даже слегка надменное выражение лица сменилось непосредственной детской улыбкой. Стоящие за родителями и друзьями Нианны эльфы с суеверным почтением отступили назад. – Мама, папа. Драконы позвали меня в Генар, прямо сейчас! – ее глаза искрились лучами счастья, затмевая солнечный свет. – Они считают меня одной из своих древних легенд, и я намерена узнать почему. – Разве мы смеем противиться твоей судьбе, малышка. Ее пишут, а быть может, давно написали, небеса. Иди с миром и помни, что мы тебя ждем... к ужину... – отец невесело вздохнул и улыбнулся. – Видишь, мамочка, а твои слова, про сегодняшний полет на драконе оказались вещими. – Да, доченька, – Ниида, видя, что дитя вновь невредимо, да еще так почитаемо драконами, успокоилась. Материнское сердце переполнялась гордостью. – Будь осторожна, драконий народ славится крутым нравом. В добрый путь! – улыбнулась она. Гилиир, Омелия и Тиринар молча поклонились. Последнему, правда, хотелось очень много бранного сказать, но в основном в адрес судьбы, а не ее любимицы. Провожая Нианну взглядом, он то жалел, что на ее обворожительные плечи выпали такие непомерные испытания, то по-доброму завидовал интереснейшей, полной головокружительных приключений, жизни. Нианна приближалась к построившимся как на параде, сверкающим чешуей драконам. Она не знала их имен, но уже поняла, что самый большой черный дракон их правитель. Ниа не торопясь шла к нему, сохраняя величественную королевскую осанку. Легкий ветерок нежно играл воздушной материей ее костюма. Храаг опустился на живот, чуть двинул вниз плечо и поднес крыльевой сустав, создавая девушке опору. Нианна выверенными движениями села на полетное место всадника. Хоть на Храаге не было седла, ее тело чувствовало себя очень комфортно, как будто она летала так миллионы раз. – Ты готова, Владычица Нианна? – Да! Но я не знаю твоего имени. – Старейшина Храаг... Для тебя просто Храаг. Черный дракон медленно, с подчеркнутой торжественностью, расправил огромные крылья и мощным взмахом вырвал свое тело из объятий земли, вонзив в пронзительную синь небосвода. Нианна вжалась в его шею, а рубиновые глаза наполнились слезами. Слезами восторга и восхищения не магического, а реального живого полета. Она всем телом ощущала упругие махи сильных крыльев. Обожательница небес, наконец, слышала. Слышала бесконечную песню ветра, безустанно сопровождающего полет, чувствовала всей кожей под бурной пульсацией легкой ткани его трепетное всегда меняющееся прикосновение. А ветер, бродяга-ветер жадно слизывал хрустальные капли восторга с ее розовеющих щек и запускал свои бессовестные пальцы в кучерявую черноту волос... Оставшиеся на королевской площади драконы поднимались в воздух один за одним, и образовав за Храагом боевой строй, почетной стражей, сопровождали старейшину и его Великую всадницу в Генар... – А она слово сдержала, – заметил Гилиир, глядя на измученного Тиринара и дружелюбно улыбаясь, – не сама полетела, а на драконе, да еще и на старейшине. – Прямо в день рождения сбылась давняя мечта ее детства, – Ниида прижалась к груди мужа, провожая уставшим взглядом ставших точками в небе драконов. – Как я понимаю, – грустно роняя каждое слово уже жалел Тиринар, – сегодняшний праздничный ужин отменяется. Ему нестерпимо хотелось сбросить несколькими глоточками игристого гнет шокирующей непредсказуемости событий. – Я так не думаю, – глава семейства был настроен возвышенно, – день рождения можно отметить и без именинницы. Во всяком случае, уж очень много «поводов» случилось за сегодня. – Я целиком поддерживаю, – согласилась хозяйка. – Да, да, да! – затараторил обрадовавшийся Тиринар. – Появился повод выпить по глоточку за «Нианну – всадницу дракона!». И все благодушно расхохотались, мгновенно подготовленному старым любителем веселящих напитков, тосту. Тиринар был обожаемой душой компании. – А незваных гостей примете? – услышали друзья за спиной знакомый голос главы совета Улира. Обернувшись, они увидели его и любезного Энирала. Добродушно улыбаясь, маги подходили к компании. – Мы почтем за честь, Владыка Улир, Владыка Энирал, – Нариан и остальные изящно поклонились. – Ваше появление в столице настолько оживило эмоциональную жизнь, что быть в кругу ваших гостей, сама по себе великая честь, – худощавый Энирал широко улыбнулся. – Мастер Гилиир, госпожа Омелия, позвольте поздравить вас с воссоединением. Да хранит любовь ваши души! – Улир подошел, тепло обнял Гилиира и поцеловал руку Омелии. – Примите и мои сердечные поздравления, друзья! – присоединился Энирал. – Спасибо Владыки, – лица супругов светились счастьем. – Если мне не изменяют глаза, за Нианной спустился весь совет Генара во главе со старейшиной. А зачем, если не секрет? – глава Магистрата, конечно, не случайно оказался на площади. – Они ее в гости пригласили. Так... по-дружески... – Тиринар был в своем репертуаре, – а нас вот, без виновницы застолья оставили. – Понятно. Так, когда нам с подарками прикажите прибыть? – Полагаю с закатом, на первой звезде, – назначил время хозяин дома. – Будем непременно, – Владыки раскланялись и поспешили ко дворцу. – Ему тоже интересно... – провожая магов, буркнул Тиринар, подразумевая короля. Друзья продолжили тихую прогулку парком, предвкушая вечернее торжество. Погоня за «Жа». Топи орков. ... – Нет. Что означало твое «нет», малыш? – Иррада назвала так своего всадника машинально, как называла тысячи, а может миллионы раз, но сегодня это слово обрело для нее какой-то новый смысл. Ерртор действительно стал много меньше для взгляда и лап дракона. Она утратила чувство приятной тяжести под его телом на своей спине, ощущая лишь знакомое, родное сердцебиение друга на привычном месте. – Почему я сказал «нет» Анари? – Ерртор любовался блеском воды, разбросавшей разноликие, то малые, то большие, то рваные, то идеально округлые зеркала от края и до края горизонта. – Ты ради нашей судьбы отказалась от старейшинства рода, почему же я, твой всадник, предчувствуя что-то огромное в ее сетях, должен был сказать «да»? Далеко позади остались одинокий Юрг с опустевшими улицами, величественные, полыхающие под тяжкие удары барабанов, погребальные костры, творящие прах памяти из погибших тел, стройные ряды молчаливых орков, взрываемые трехкратным «Орк!», когда новое тело отправлялось в объятья всепрощающего огня. Остался позади и круг почета золотых дракона и всадника над серыми столбами дыма, несущими весть Богам о смерти и длинный, протяжный, исполненный боли рев Златоглавой Иррады, плачем небес опустившийся вниз. Боги зеленого народа отправлялись в поход за душами погибших, душами – не нашедшими покоя в мире духов, душами – порабощенными неведомой вражеской силой. – Я не об этом. Я ни мгновенья не сомневалась, что тяга к приключениям в тебе легко перевесит желание стать значимой фигурой среди своего народа. Ты другой и мне это по нраву. Я спросила про крик во сне. Там, перед пробуждением под хрустальным куполом мавзолея. Я то и проснулась от твоего ужасного «нет!» Ерртор молчал. Сон бередил ему сердце не переставая вторые сутки, неся впереди в пространстве, где-то далеко, чувство обреченного одиночества. Эльф гнал его от себя, но предчувствие, как отравленная заноза, вонзалось все глубже в душу. – Ты молчишь, всадник, и я чувствую твой отвратительно-омерзительный страх. Скажи, что тебя так напугало, и я вырву ему глаза и внутренности вот этими когтями! – Иррада подняла вверх переднюю лапу и растопырила в сторону ужасающую пятерню огромных изогнутых орудий смерти. Ветер натужно засвистел в их лезвиях, то ли ужасаясь размеру, то ли восхваляя его. Ерртор, наконец, решился рассказать подруге сновидение. – А что тебе снилось там, в мавзолее? – осторожно спросил он дракониху. – Ничего, – абсолютно равнодушно ответила Иррада, – помню много света, яркого, игольчатого и мне в нем было уютно. Потом твое «не-е-е-е-е-т!» все испортило и выдернуло меня под купол. – Я видел другой сон. Тьма наступала, а ты лежала без сознания у моих ног. Белые глаза в мареве смерти сказали, что забирают тебя. Я дрался, но мои усилия были напрасны. Тьма отшвырнула меня в сторону как безобидную букашку и скрутила тебя, намереваясь отсечь голову. Топор уже завис над шеей и я... – Ерртор осекся. – И ты превратился в золотой игольчатый свет... – Иррада окончила фразу, и сама напряженно замолчала, обдумывая услышанное. Ерртор чувствовал, как мечется сложная мудрая душа дракона в поисках разгадки ребуса и с каждым взмахом крыла погружается в тяжесть тревоги. – «Надо было молчать», – шевельнулась мысль в его разуме. Иррада рыкнула, в сердцах выдохнув облако черного дыма, потянувшееся тонкой лентой за хвостом. Ерртор закашлялся. – Да ну его в бездонные глубины бешеного океана, твой сон! – Златоглавая явно нервничала, и Ерртор чувствовал теперь страх в ее сердце, но страх за него, своего всадника. – Пусть океан пожрет его, а мы с тобой забудем! Знаю одно, что вместе мы сила, пред которой преклонились даже пламенные недра! Нам все по плечу и «молчать» друг от друга глупо и опасно! – Ты права, сестра, ты права... – Ерртору стало легче на душе. – Вместе, только вместе!... Прошел уже час после того, как дракон и всадник покинули Юрг. Они взяли курс вдоль чистоводного потока Шисири, несущего хрустальные воды меж нескончаемых болот и топей на юг. Восемь селений, замолчавших после прошлой ночи, располагались вдоль ее русла и притоков. Первым глазам небесных воителей предстал поселок Ринз. Небольшой, в тридцать домов, крытых резными панцирями ширилов, с аккуратной пристанью и тремя лодками. – В живых никого! – внутренним зрением мага Ерртор не обнаружил ни единого сгустка жизни, кроме мелких всеядных грызунов, приступивших к обильной трапезе. Тела беспорядочно валялись на солнце и над ними кучно роились тучи насекомых. – Гниение поразит воду болезнями ниже по течению. Позволь я очищу огнем это место, – Иррада кружила в потоке воздуха над местом трагедии. – Создать поселение среди болот – неимоверный труд. Сжечь в одночасье легко, а вот отстроить заново... Я сообщу Анари и Фурунду, они позаботятся... –

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом