Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

Ерртор потянулся к кристаллу связи, – летим дальше. Бирж, Чмор, Дарик, Жирж – во всех селениях русла Ерртор и Иррада встретили одну и ту же тишину, бездвижье и мир насекомых над погибшими зелеными воинами. Фурунд и Анари все больше мрачнели с каждым сообщением всадника-разведчика и его дракона. Оставалось последнее, совсем маленькое поселение, едва отмеченное крошечной точечкой на карте, что им показывал вождь Юрга – это деревенька Га-урж. Над горизонтом показалась черная полоса, и вскоре Иррада разглядела в ней плотный грозовой фронт. Еще издалека друзья заметили еле уловимую, тонкую, извивающуюся нить, тянущуюся к небесам. Подлетев ближе, у излучины Шисири, их глазам, на небольшой площадке, окруженной полутора десятками загранов – домов орков, предстал дым погребального костра. Тринадцать воинов, стоя плечом к плечу, блестя на солнце бритыми головами, вздымали время от времени вверх боевую сталь и их тела вздрагивали гневным ревом «Орк!», жаждя с каждым кличем все более кровавой мести. – Есть выжившие, все-таки есть! Снижайся сестра. Иррада легла на крыло и стремительно стала снижаться. Завидев золотой блеск дракона в небесах, несущийся вниз, орки отступили к домам, освобождая место для посадки крылатому исполину. Взмахи торможения огромных крыльев чуть не задули погребальный костер, нарушив церемонию. Ерртор спешился. – Силы вашим мечам, братья и твердости духу! Мы скорбим с сестрой о ваших потерях, – он склонил голову. – Мы слышали о вас, золотые Боги, спасители клыков, – медленно выдавливая из себя каждое слово, заговорил огромный орк в годах, с рваным шрамом от трех когтей вдоль всей правой руки. – Твои слова делают тебе честь, но им не вернуть понесенной утраты. Вы же услышали наши мольбы и прибыли для справедливой мести?! Ведь так?! – горе в глазах воина полыхало так же яростно, как погребальный костер. – Я Ун, вожак калана Га-уржа. Скажи, спаситель клыков, кто осквернил наших близких этим подлым коварством, этой нечестивой ночной схваткой, не дав воинам даже коснуться клинков?! Назови их имена, их клич! Мы жаждем вызвать подлецов на бой, мы жаждем крови и мести!!! – Жаждем!!! – взревели как один орки, и их ладони, до хруста костяшек, сдавили рукояти оружья. – У них нет имен, и у них не может быть чести. За эту ночь твари полностью лишили жизней пять селений выше по реке и еще два колдуна кланов Еружа и Боржа хранят тревожное молчание. Эта нечисть, чьи панцири не встречали ваши клинки прежде, напала на Юрг и унесла в объятья смерти больше пяти тысяч зеленых братьев. Мы были с ними в эту ночь, и наши клыки и мечи мстили за кровь вашего рода. Никто из Жа, так нарекли чудовищ ваши братья, не ушел с поля боя живым! Их ядовитая кровь запеклась на наших доспехах соком отмщения! – Честь воинам! – рявкнул Ун. – Честь!!! – подхватили его голос остатки клана. – Зачем же вы прибыли к нам, могучие, раз враг разбит, и сладкая месть уже умыла ваши лица? – отведя глаза на погребальный костер, спросил вождь. – Мы ищем корни заразы, мы ищем их логово, – продолжил Ерртор, – но как удалось вам спастись? Жа безжалостны и панцири их крепки. – В эту проклятую ночь мы отправились на охоту. От чего-то в последнее время дичь стала покидать наши места, будто чье-то проклятье пало на благодатные здешние топи. Мы ушли очень далеко, хотя раньше, мясистые скрунги попадались нам даже на окраинах дворов. Вернувшись под утро со скудной добычей, мы пали на землю в загранах пред родными хладными телами, и боль пожрала наши сердца! – Ун хватил пятерней себя по голому торсу в область сердца и под длинными ногтями проступила кровь пробитой кожи. – Ты говоришь проклятье, смелый вожак?... А может ты вспомнишь с какой стороны раньше начала исчезать пища из ваших владений, – Ерртору удалось ухватить нить следа. – Тут вспоминать нечего. Оттуда... – вождь махнул рукой в сторону, словно замершего на месте, грозового фронта. – Небеса начали сердиться мглой, сразу после «Черной бури», убившей пожары. Наш колдун тогда сильно забеспокоился и всем говорил что надо покинуть Га-урж... И он оказался прав! Старый, дряхлый, кривой посох Мун, которого все считали выжившим из ума – оказался прав!!! – эмоции захлестнули вождя. – Постой, постой... – Ерртор вернул его разум к ответам, – а что еще говорил Мун? – краем глаза всадник заметил, что Иррада насторожилась и стала медленно вертеть головой в разные стороны. – Один раз он ушел на болота к тем камням, что хранят его тайны на юге, как раз под растущим темным покрывалом небес. Вернулся старик к вечеру, едва держась на ногах. Его зеленая кожа стала настолько светлой, что казалось из немощного тела высосали всю кровь. Он впал в забытье и очнулся лишь к вечеру следующего дня. Глаза Муна горели бешенством. Старик начал бросаться на меня и требовать, чтобы орки бежали без оглядки, бросая все и спасая свои души. Он кричал: «Спасайте души! Не ведать вам отныне покоя!». – Кто смеет угрожать свирепому зеленому воинству?! – спросил я его. В тот момент колдун утратил лицо орка – он упал на пол и окропил его никчемной влагой своих глаз. Жалкий в решимости бормотал о древнем черном зле, спящем с незапамятных времен в глубинах болот. Он говорил, что чужой неупокоенный дух – хозяин мира теней восстает к «жатве». О какой «жатве» говорил Мун я так и не понял... Ерртор бросил взгляд на Ирраду, но та, не отрываясь, смотрела в сторону грозового фронта. Ун продолжал: – Утром мы взяли мечи и облачились в доспехи. Наш отряд двое суток бродил по южным топям, выискивая опасность и зовя на бой. Не встретив никого, промокшие даже сквозь кожу под постоянным ливнем, мы вернулись в Га-урж. Мун вконец обезумел. Он рассмеялся нам в лицо, стал размахивать посохом и орать, что если я не уведу клан добром, он заставит меня сделать это колдовством. Воины слегка оглушили сумасброда, и я отобрал у него посох. Посох до сих пор в моем загране под замком. Муна заперли в его лачуге. Колдун затих и до вчерашнего вечера, не останавливаясь, тихо пел какие-то странные песни на непонятном языке... А сегодня утром, мы нашли его на пороге с пробитой грудью. В одной руке старик сжимал нож, а в другой вот это... Вождь извлек из-за пояса отсеченный шип жала-уса болотного чудовища. – Он один знал, он один готовился и ждал... – горько закончил Ун. – Мудрость колдунов, хоть иногда и кажущихся выжившими из рассудка, временами много ценнее чести и воинской доблести! – укоризненно сказал Ерртор, гневно глядя в глаза вождю орков. – Ты мог бы спасти не только свой клан, воин, но и тысячи жизней зеленого народа, донеся слова этого скорее почтеннейшего мудреца, чем безумца, хотя бы до Владыки Фурунда в Юрге! Разве не так? – Так, спаситель клыков... Так... – Ун виновато опустил голову: – Отведи меня к заграну Муна, я хочу видеть его последнюю крепость. Ун двинулся вперед, меряя желтую глину площади тяжелыми шагами. Они миновали несколько домов и подошли к маленькой лачуге, в которой с трудом размещалась кровать, шкаф и корявый стул, что выносил старец на улицу посидеть и погреться на солнышке. Еще не дойдя до двери, всадник ощутил шевеление на правой щеке. Татуировка задергала нервы и начала разогреваться. В следующее мгновение на боку завибрировал «Ишь». Ун распахнул дверь и ... ...Орки не могли этого видеть. Это было доступно только зрению мага. Старый колдун Мун, сражаясь с поразившей его магией, пытавшейся поработить душу, перенес битву своего разума на стены жилища. Сердце всадника зашлось, и дыхание перехватило. Прямо перед глазами Ерртора, пульсируя изумрудным светом на противоположной деревянной стене, извивалась руна Зираиды. Та самая руна, что украшала несмываемым орнаментом щеку. Под ней, образуя правильный треугольник, пульсировали две такие же по размеру, но абсолютно иные по форме и тайному смыслу. Остальные стены были испещрены более мелкими, но такими же чуждыми писаниями, связанными меж собою сложными паутинными волокнами силы. Каждая руна Зираиды блокировалась наложенной поверх алой руной Магистрата. Мун бился как неистовый маг, извлекая из разума заклятье за заклятьем, полученное на болотах, вбивая его в стену и обезвреживая своей магией. Всаднику даже страшно было подумать, что могло бы статься с обычным орком, попавшим под такой удар. Черное заклятье Зираиды передавалось бы от тела к телу при касании как чума, как бешенство. Мун хоть и не смог его отразить на болотах, но победил последствия в длительной, медленной схватке, оставив рассказ о мучительном сражении другим магам. Ерртор вышел из лачуги Муна и строгим голосом повелителя приказал. – Охранять это место, сильнее своей чести! Внутрь не входить! Мун оставил послание для всех колдунов Эндоры! Оно должно быть изучено и понято. Жаль, что старец не дожил, много бы ответов пролило свет на опасные тайны. Ты понял меня Ун?! – глаза всадника пронзали орка с такой непререкаемой яростью, что вожак клана даже слишком поспешно согласился. – Да, спаситель клыков! – А теперь слушайте внимательно! Оденьте латы, шлемы, возьмите в руки щиты, не расставайтесь с ними ни днем, ни ночью... И Ерртор подробно описал строение болотных чудовищ, их тактику и слабое место у основания шеи... – Передвигайтесь всегда вместе. Выбирите самый прочный загран, укрепите стены и свод, забейте окна и ждите помощи. Ерртор быстрым шагом вышел на площадь. Иррада уже расправила крылья, готовясь к взлету. – О нас уже знают, всадник, и кажется ждут с нетерпением, – Златоглавая мотнула головой в сторону молний, полыхающих почти по одному и тому же месту под свинцовыми тучами. – Ну что же. Нанесем визит. Да с огоньком, по-нашему! – всадник прыгнул в седло, выхватывая меч. – С огоньком? – Иррада даже повернула голову, прервав взмах крыльев. – А что не так? – удивился Ерртор. – С всесокрушающим пламенем небес!... По меньшей мере, – поправила его Иррада. – Да, так лучше, – Ерртор кивнул и улыбнулся. – Держись, всадник! Золотой дракон ворвался в небеса, пробив в его голубой ткани огромную дыру своей неудержимой стремительностью. Тайна Генара. Генар. Послеобеденное летнее солнце хорошо пригревало спину, однако Ниа здорово продрогла в полете. Укутываться защитным согревающим заклинанием, сидя прямо на спине старейшины, она не решилась. Мерные взмахи крыльев уже пронесли их над утесами-стражами, а старейшина Храаг продолжал набирать высоту в сопровождении торжественного эскорта, поднимаясь к верхнему плато Генара. Плато служило древним местом драконьего вече, но так как оно случалось неимоверно редко, на нем чаще всего беззаботно резвился молодняк. Храаг описал круг над ущельем и пещерным городом, наполняя воздух торжественным громоподобным ревом. С карнизов стали спрыгивать и подниматься в восходящих потоках к эскорту разноликие драконы Генара. Их становилось все больше и больше. Нианна с интересом рассматривала многообразие расцветок и форм, о котором читала только в книгах. Уже около сотни небесных великанов резали воздух силой крыла. Драконья молодежь проворно ныряла меж большими телами старших сородичей и стремилась подобраться поближе к старому черному дракону. Храаг, как и подобает уважаемому старейшине, коснулся земли первым. Шустрая драконья молодежь поплюхалась, толкая друг друга, в первой линии и любопытно, хлопая чешуйчатыми веками, разглядывала незнакомку в голубых одеждах. За ними приземлялись взрослые драконы, а самые крупные и старые опустились последними. Нианну пристально рассматривал целый амфитеатр рогатых драконьих голов. Гостья спустилась с дракона и заняла место меж его прямых массивных передних лап. Храаг гордо поднял вверх голову. – Мой народ, вдыхающий небеса и выдыхающий пламя жизни, Эндора подарила нам свидание с нашей Праматерью! – безмолвные слова старейшины были подобны гулу огромных колоколов, сотрясающих все нутро. Величественные, значимые, бездонно ясные. Молодняк по детски засуетился, а серьезное до этого момента лицо Нианны озарилось открытой добродушной улыбкой. Они были такие милые! От восторга голубая кожа Нии стала приобретать нарастающее свечение, что вызвало еще большую подвижность крылатых несмышленышей. – Этой чести, – продолжал Храаг, – не удостаивались драконы с момента сотворения нашей расы, затерянного в далеких веках. Память хранила лишь истлевшие легенды, но судьба дарит нам бесценный миг живой встречи. Запомните его огненными скрижалями в своих душах, мудрый крылатый народ! Старейшина закончил свою мысленную речь, незримо передавая нить драконьего внимания красноречию Великой. Дух Великой, тело девушки, непосредственность ребенка и осколки прежней памяти Богини – все кипело дикой мешаниной в душе Нианны. Самый могучий и древний народ Эндоры ждал ее слов, а их просто не было. Их поглотила сердечная любовь, и Ниа просто выпустила ее наружу. Из груди гостьи, в такт стремительным ударам сердца, стали вырываться голубые искры, окруженные белым сиянием. Частицы любви подобно светлячкам понеслись сначала к малышам, опадая на их головы и наполняя драконьи сердца тем, что сейчас горело в душе Великой. Некоторые из дракончиков чуть пугаясь прикрывали глаза и воротили в сторону головы, но когда искра все же касалась, их утроба наполнялась радостным урчанием. Маленькие огненные посланцы сердечного тепла Нианны все летели и летели, касаясь каждого чешуйчатого жителя неба. Неистовая буря эмоций чуть утихла в душе Нии, и слова полились сами: – С момента рождения в этом мире я жила мечтой встречи с вами. Судьбе было угодно воплотить меня среди эльфов, и я с нескрываемым восторгом изучала мудрую душу первородного народа, радуясь тому величайшему почтению, с коим все жители Эндоры относятся к властителям небес, драконам! Я благодарю вас, могучие крылатые стражи мира за оказанную честь – право посетить ваш сокровенный дом! – Нианна низко поклонилась, уронив черноту волос перед собой. Самый маленький дракончик, едва научившийся летать, неуклюже подскакал к девушке, встал на задние лапы, вытягивая шею и пытаясь лизнуть в лицо. Храаг гортанно зарычал, но прежде чем малыш успел отскочить, Великая провела рукой по колючим, еще очень острым шипам его головы. Дракончик радостно урча, виляя приподнятым от счастья толстеньким хвостиком, гордо направился к сородичам – до него дотронулась Праматерь. – Владычица Нианна согласилась осмотреть наш любимый дом. Я благодарю вас, друзья, за то, что вы собрались вместе пред ликом Праматери. Надеюсь, что судьба не единожды еще предоставит нам эту возможность, ведь как вы слышали, она живет среди братского народа эльфов. Храаг дал понять, что собрание окончено и подставил Нии крыло, вновь опустившись на землю. Старейшину и хрупкую голубую эльфийку провожало торжественно-почтительное молчание драконьего рода. Всего через несколько десятков метров Храаг коснулся своего карниза и Нианна вновь стояла на твердой земле. Жилищем старейшины была пещера одинокого философа, лишенная всего. Однако ее свод! Ее гладко выделанный свод оказался расписан удивительными абстракциями бушующих энергий. Рубиновые глаза Нианны широко раскрылись от изумления. Храаг писал магию драконов в чистом виде. – Мудрый Храаг, ты гениальный мастер! – не отрывая глаз от восхитительной живописи, тихо сказала Ниа. – Спасибо Владычица, – он пристально разглядывал хрупкую девушку в голубых одеждах. Старый дракон конечно помнил черноволосую новорожденную девочку в далеком селении Килин. Помнил, как они с Улиром торопились туда, узнав о древних призраках, похитивших малышку. Тогда, двенадцать лет назад, перед ним лежала обычная эльфийская душа, но сейчас ее Фару дышит древней магией Великих. «Так кто же ты?» – думал дракон. Нианна невольно прочла мысль в глазах дракона. – Я и сама не знаю, – отвечая на не заданный вопрос, Ниа присела на небольшой теплый камень на карнизе. Солнышко пригревало, а шум водопада успокаивал. – Ты увидел Фару не похожую на остальных, и глубинная память рода заставила ваши души назвать меня Праматерью. Но я... я... ничего не помню... Храаг понял, что разговор предстоит не легкий, но мудрое сердце, привыкшее смиренно принимать гостей Судьбы, готово было и к этому испытанию. – Осколки, осколки... – голос Нии звучал тихим эхом, – острые осколки потерянной памяти постоянно режут душу. До немоты, до исступления. И жизнь порой начинает казаться неистовой пыткой... Вот и сейчас. Детская мечта увидеть дракона... просто увидеть!... стала обрядом возвращения Праматери... – потерянная в водоворотах времени Великая умоляюще смотрела в мудрые глаза самого старого дракона Эндоры, пытаясь разглядеть в них лекарство от своей боли. – Так скажи мне, Владыка небес, кто же сидит пред тобою? – в ее голосе горела такая жгучая надежда, надежда на спасение из омута беспамятства. – Ты вопрошаешь Древняя о тайнах Богов. Вопрошаешь лишь их живое творение. Боюсь, что ответы на них в наших землях тебе не найти. Родина твоего духа сокрыта хрустальными ледниками Тироля и только там покоится тайна твоей сути... – «Сути... сути... сути», – пульсировали слова в разуме Нианны. Внезапно острым звоном разбитого стекла память втолкнула в душу еще один осколок. – Большая пещера, похожая на яйцо в глубине горы! Плоский черный камень на дне и большие сапфиры в озере! Пещера Сути! Ведь это место в Генаре?! – уныние заблудшей в лабиринте сменилось внезапной радостью отыскавшей зыбкую путеводную нить. Храаг почему-то ждал упоминания именно о ней. По легендам Храм Сути сотворили прародители и в нем вылупились первые драконы. – Вот видишь, Владычица, драконьи души не ошиблись, назвав тебя своим истоком. Храм Сути убивает буйством магии любое существо, кроме драконов и конечно их создателей. Он зовет тебя, и значит пришло время. – Идем?! – Ниа по-детски подскочила. – Идем, – утвердительно качнув головой, Храаг поднялся. ...Они направлялись мерцающими тоннелями в сердце Генара. – Скажи, мудрый Храаг, а тот стих, что ты мне начал читать на площади Фиэнея... – Нианна вопросительно посмотрела на старейшину, продолжая идти. – Слова только отразили вибрацию глубинной сути души дракона, и ты безошибочно закончила тайную мелодию. Она не ведома эльфам и открывается лишь драконам, готовым покинуть этот мир. А ты ее уже знала, потому что Праматерь и есть Исток. Древние легенды гласят, что прародителей было несколько, и кто знает, по какой причине ты вновь обрела жизнь среди ветров Эндоры. – По какой причине обрела – не знаю, зато очень хорошо помню, по какой причине ее у меня отобрали, – Нианна гневно свела брови, а губы сжались нитью. – И по какой же?... Если конечно мой слух достоин этой тайны, – Храаг медленно шествовал за Великой. – Я была казнена своим народом, за помощь Эндоре в древней войне... Казнена своим отцом, – тяжелые воспоминания не давали покоя. – Лабиринты прошлого позволяют отыскать дорогу в неопределенности будущего. Древний защитник вновь среди нас, и Эндора снова готовится к войне... – слова старейшины Храага были полны печали. – К войне?!!! – Да, Владычица, и наверно очень скорой. – Мне никто ничего не говорил! – Великий воин совсем забыл, что еще вчера он был маленькой беззаботной девчушкой. – Пока это тайная забота Магистрата и ордена Генара, но полагаю, Великой она тоже скоро коснется. Мерный стук когтей Храага отмерял пустоту длинных коридоров Генара. Пока они шли, навстречу не попалось ни единой души. – Скажи старейшина, а имя Амдебаф тебе о чем-нибудь говорит? – Амдебаф – Великий дракон, выступивший в той далекой войне на защиту Эндоры. Это имя назвала нам Иллириэль. Больше я ничего о нем не знаю. – Жаль, – грустно вздохнула Ниа, – он тоже был приговорен к казни народом Великих, но его судьба мне не ведома. – Ну, вот мы и пришли, – выдохнул Храаг. Три пары светящихся колон поддерживали расширяющийся свод тоннеля. На их изумрудной поверхности алели эльфийские руны, запрещающие вход пятиконечным расам под страхом неизбежной смерти. Не останавливаясь, даже на мгновенье, Нианна шла дальше. Она нутром чуяла, что приближается к великой древней тайне, и рассматривать рунические предупреждения ей совсем нехотелось. Ищущая правды прибавила шагу, и Храагу пришлось сделать то же самое. Темнота сгустилась, и глаза перестали различать даже собственные руки. Лишь цокот длинных когтей Храага да стук маленьких каблучков Великой был их провожатыми. Дух Нианны медленно вспоминал это место. Ниа резко остановилась, увидев под ногами мерное, голубое свечение. Она стояла на карнизе Храма Сути. Храм молчаливо и напряжено ждал как воздух перед бурей. – Мне вниз! – решительно молвила Великая и, не дожидаясь ответа Храага, прыгнула со скалы. – Как прикажешь... – понеслись вдогонку слова старого дракона. От карниза до дна было метров триста. Безмолвный зал от стремительного падения древней Богини наполнился трепетанием ее легкого костюма. Внезапно черноту свода вспороли десятки извивающихся белых лучей и вонзились в падающее тело. Храм познавал суть гостя. Еще через мгновение озеро вспыхнуло голубыми языками не опаляющего огня, а по стенам снизу вверх поползли шипящие змеи молний. Храаг любовался не виданной ранее игрой древней магии. Жгуты белых лучей свернулись в чашу, на дне которой лежало распростертое тело Великой. Чаша мягко опустила драгоценную ношу на черный пьедестал середины озера. Ниа встала на ноги и осмотрелась. Весь Храм Сути сиял мерцающим зелено-голубым светом. Горный хрусталь купола звенел миллионом тончайших трелей. Она чувствовала, что эта световая манифестация лишь древнее приветствие, но пришла Великая сюда не просто поздороваться. Ее вела жажда. Жажда возвращения утраченной памяти. – Мое имя Нианна, и я пришла, чтобы вспомнить! – громко выкрикнула девушка, и мелодия требовательного голоса заскользила в спиральном эхе зала. Храм услышал, и жидкий ослепляющий белый свет хлынул с потолка. Свет наполнил объем пещеры и рванулся по всем тоннелям Генара озаряющим потоком. * * * ...Друзья решили возвращаться домой, и готовиться к празднику. Тиринар мечтательно посмотрел в сторону Генара, думая о чести выпавшей его ученице. Как вдруг со всех пещер города драконов разом ударили ослепительные лучи света. Казалось, что внутри города родилась звезда. Восхищаться или боятся, уже не было сил. Он отрешенно махнул в сторону Генара рукой, обращая внимание друзей. – О, смотрите, наша Нианночка зажигает! – а про себя украдкой подумал, – «Хоть бы только весь Генар вместе с драконами не сожгла, а то с нее станется. Кто-нибудь из драконов болтнет лишнего и привет». Гилиир с Омелией и ее родители просто молча наблюдали за происходящим. ... – Что-то часто Храм начал чудесить в последнее время – думал Храаг, закрыв глаза от ослепительного света. Свет как безудержный ветер пронизывал его насквозь, пробираясь под чешую и скользя даже по костям скелета. * * * ... Ниа стояла в абсолютном свете. Он был необъяснимо приятен для рубиновых глаз. Стены храма белоснежным гладким сводом уносились ввысь. Создавалось ощущение, что она находится внутри тихого яйца. Взгляд Великой скользнул по сторонам, ища хоть что-то. Интуиция не подвела, прямо за спиной, сквозь белое марево проступили контуры большой двустворчатой двери, словно нарисованной темно-зеленой краской. Кисть магического художника соткала потоки бьющихся сердец создателей в удивительный узор, замерший замками на стыках створок. Второй сверху был ее узором. Переплетение его линий заставляло трепетать девичье сердце неясным предчувствием. Ниа сделала к ней шаг и дверь сама придвинулась. Неуверенно, словно боясь впустить дикого зверя в свою душу, отверженная своим народом коснулась зовущего узора и... и двери распахнулись... ...Ослепительное сияние Храма Сути оборвалось мгновенно и вместе с ним исчезла и Великая Нианна. Храаг открыл глаза, медленно обвел ими каждый выступ, каждый уголок пещеры и, убедившись, что девушка действительно пропала, горько призадумался. – Наш народ был создан Великими. Храм тоже создавался ими. Что если, казнив непокорную в своей стране, Боги уготовили и здесь смертельную ловушку, а этот ослепительный свет просто рассеял ее тело и душу по ветру... М-да... Тяжело будет объяснить растворение Великой драконьему народу, и тем более Магистрату Эндоры... Старый дракон, терзаемый тяжкими думами, лег на карниз, ожидая милости Судьбы и моля ее о снисходительности... Битва при Га-Урже. Топи орков. Багровое солнце, ища спасения на западе, клонилось к горизонту, а тьма, порожденная свинцовыми тучами, оскалившаяся белыми клыками молний на юге, изрыгающая поток громоподобных ругательств, быстро двигалась навстречу золотому дракону и всаднику. – В этой суете все забываю у тебя спросить. Как там твой малыш, Амдебаф, себя поживает? – Ерртор буравил глазами серую мглу впереди. – Отлично, спит всю дорогу. С моим ростом и он значительно прибавил в размерах. Давай потом поговорим о приятном. Сначала выведем паразитов во владениях мхов, – Иррада тоже полностью сосредоточилась на этой магической буре. – Правит болотными тварями какой-то древний дух из Зираиды, нам до него и надобно добраться! Деревенский маг предупреждал вождя, а тот дубина солдафонская, счел его сумасшедшим и запер, отобрав посох, – Ерртор ничего не мог разглядеть впереди. – Давай пройдемся вдоль границ бури. – Про волю Зираиды я знаю, – входя в поворот, ответила Иррада. – Откуда? – Здешняя Фару, наполнена таким же запахом, что и твоя татуировка, да кинжал на поясе. Продольный осмотр ливневого шквала ничего не дал. – Что предложит крылатая мудрость, ходившая сквозь звезды? – Ерртор терялся в догадках, сполохи молний блокировали его внутреннее зрение. – Хм. Кто из нас лорд Шашир, властелин Зарз? Ну-ка ты и любезничай со своими родственничками, – Иррада тоже не знала, как подступиться. – А если взглянуть на это с другой стороны? – Это с какой еще? – Ну, допустим сверху. Черная облачность была слоистой и не очень большой в высоту. Не говоря ни слова, Иррада бросила тело в вертикальную свечу, и всего через несколько взмахов, перевалила через верхнюю кромку. Ерртор поражался обретенной легкости полета подруги. Теперь все стало на свои места. – Возьми выше, – попросил всадник. – Легко! – отозвалась Иррада. Действительно Златоглавой было легко, словно один прыжок, словно один толчок, ее тело вновь парило горизонтально, но уже трехстами метрами выше. – Вот это, да! Я не ошибся! Проклятые убийцы, они действительно крали души орков! Видишь это?! – руки Ерртора чесались

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом