Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

жаждой схватки, а Фару закипала, просясь наружу. Иррада действительно «это» видела! Огромная черная паутина разбросала под самой поверхностью свои мерзкие сети. В ее узлах, словно маленькие зеленые мошки, попавшие на расправу, слабо пульсировали души погибших орков. Паутина старательно оплетала их черными коконами, быстро наращивая новую плоть Жа. Тысячами зрела уже вымуштрованная армия в недоступных топях, вооружаясь толстыми хитиновыми щитами и прочными ядовитыми дротиками длинных усов. Центр паутины дрожал и извивался как гигантский тысяченогий паук, плетя из бьющих в него молний все новые и новые узоры для своих рабов. По нитям паутины сновали туда-сюда сотни уже вылупившихся чудовищ, помогающих дозревать новобранцам. – И все-таки жаль! – в сердцах рыкнула Иррада. – Что жаль или кого жаль? – Ерртор изучал структуру пространственной подпитки ядра паутины. Изумительные руны, сотканные в воздухе и стягивающие влагу в облака, создавали постоянное напряжение между их вращением и землей. Руны эти явно не принадлежали Эндоре и были сотканы не из Фару, а из энергии совершенно иных свойств. – Жаль, что эти жуки внизу не съедобные! – Иррада раздосадовано чмокнула губами. – Как думаешь... – А что тут думать, – и в мгновенье ока тело Иррады окутал голубой кокон, по которому с треском стали прокатываться каскады молний. Дракониха шла на снижение, плавно опускаясь, все ниже и ниже. – Умница! Я тоже думаю, что такое грандиозное строение без охраны не оставят, а нам с тобой для начала надо сковырнуть узор рун верхнего слоя. Так мы лишим их энергии. И опасения всадника и предосторожность Легкокрылой оказались не напрасны. Как только они спустились до высоты пятидесяти метров над верхней кромкой облаков, в них вонзилось с десяток мощнейших молний, лишь увеличив плотность щита Златоглавой. – Не жди, а то нас изжарит внутри кокона! – все новые и новые молнии с непрекращающимся треском вонзались в защиту. С пламенеющего меча Ерртора сорвалась огненная сфера и понеслась в верхнем облачном слое. Чуждые руны никак не отреагировали, продолжая собирать энергию. – Ну, наконец, я попробую свое дыхание в полную грудь! – Иррада что-то буркнула, на своем драконьем диалекте и трехсотметровый язык фиолетового пламени, словно клинок чудовищного меча сказочного гиганта, вспорол облачность, рассекая ее глубокой клубящейся пропастью почти до земли. Пламя было настолько тугим, что голову Иррады отбросило назад на изогнувшейся шее, а полет практически завис в воздухе, остановленный силой огня. – Святые небеса! Ты же выдохнула чистый изначальный Голоум! Основа творения, вложенная в мощь разрушения! – Ерртор знал, что структура этой магии практически необорима. Небесный узор темного властелина, взращивающего болотные войска, дрогнул и начал медленно распадаться. Молнии перестали жалить дракона, но стали проскакивать меж поврежденными рунами, стягивая их назад в целостную прежнюю картину. – А если родным по родному? – Ерртор сжал в руке черный кинжал Ишь, символ власти Зираиды, и он полыхнул ярко-зелеными молниями, не ринувшимися тугим снопом как обычно, а разошедшимися в стороны широким веером. Кинжал чуял волю хозяина, и сам подобрал нужную магию. Узор небесных рун вспыхнул, словно подожженный, проявившийся даже смертному глазу и опал к земле яркими тонущими в облаках искрами. Молнии перестали насыщать ядро паутины. – Златокрылые начинают и пока выигрывают! – Иррада довольно заурчала. – Не торопись радоваться, мы только сняли крышку с колодца, а ларчик глубоко внизу и кто знает, что там кроме него плещется. Давай же вернем солнечные лучи этим землям, – Ерртор бросил в стороны руки и воля мага, наделенная даром Великого Дрела, слилась с воздухом, приводя его во вращение. Медленно, гигантская мельница завращала своими магическими лопастями, закручивая небеса вокруг дракона в огромный смерч. Смерч, набравши силу, опустил хобот к земле и беспомощный черный грозовой ковер ливней, обливаясь водяным паром, устремился вверх, превращаясь в мягкие белоснежные облака, тающие высоко в небе. Смерч прошелся над сердцевиной демонической магии, обнажая буро-зеленые мхи и корявый кустарник, окропленный чистым блеском водяных бездонных болотных ловушек. До их коварной глади оставалось около трехсот метров. – Что бы ни случилось не садись! – Ерртор обдумывал следующий шаг, наблюдая, что все, снующие прежде под поверхностью, Жа замерли... ... Но следующий шаг сделала топь... Брызгами сотен водяных столбов из трясины выпрыгнула туча грязно-зеленых змееобразных созданий, со щелканьем расправивших стрекозиные крылья из-под хитиновых спинных наростов. Каждая такая летающая змея, абсолютно лишенная лап, была метра три-четыре длинной, имела широкий хвостовой плавник, с успехом позволяющий как плыть под водой, так и балансировать в небе. Шумное стрекотание летающих змей ринулось за возмущенной Иррадой. – Это что за болотные черви посмели осквернить мои небеса?! – Повелительница голубого океана издала оглушительный рев и рванулась в лобовую атаку. – На каждом барьер! – выкрикнул Ерртор, различив слабо-зеленоватую пульсацию, окутывающую тела и крылья болотных порождений, но Иррада уже извергала могучее пламя. Рой змей бросился в разные стороны, и пламя драконихи угодило лишь в ничтожную его часть, обхватив своим полыханьем около десятка, но и те словно ничего не почувствовав, выровнялись, и продолжали нестись ей на встречу, набирая высоту. – Это что за...?!!! – Ерртору показалось, что Иррада вот-вот взорвется от злости. Ее пламя бессильно! – Щит! Укройся щитом и уходи вверх! Вверх! Мы не знаем, чем они опасны! Вверх! Но Иррада не слушала всадника. Сложив крылья, извиваясь телом, она падала вниз. Ерртор уже различал сотни бездушных змеиных щелеобразных глаз, жаждущих плоти. Хозяин выпустил их на охоту, но эльф не чувствовал в них того, что чувствовал в Жа. В змеях не было душ орков. Эти твари были чем-то другим. Метры пожирались ненасытной скоростью под ошалелую пляску ветра. – Держись! – Гурружжизз! – рычание, жужжание, зудение сотрясло тело драконихи и с каждой ее частички, с каждой чешуйки сорвалось огромное покрывало мельчайшей сети, сотканной из миллионов шипящих молний. Лишь с десятку штук этих гадов удалось улизнуть в стороны. Попавшие же под удар конвульсивно задрожали, беспорядочно барахтаясь в воздухе, и через несколько мгновений рухнули вниз, врезаясь в воду и мхи бездвижными, безжизненными телами. Ерртор успел ударить по нескольким змее-стрекозам слева, и Ишь исправно превратил их в пепел. Янтарный меч Шерк, взмахом правой руки всадника, обрушил на заходящих справа могучий воздушный вихрь, отбросивший врага в сторону. – Ага! Вот вам летающие слизняки! – радовалась Иррада. – А ты «вверх», «вверх»! И всадник, и дракон упустили группу тварей, нырнувших Ирраде под брюхо. Пять зычных плевков, похожих на чавканье различило острое ухо эльфа в складках знакомой песни ветров, где-то сзади и снизу хвоста Легкокрылой. – Берегись! – дернул он подругу мыслью в сторону. Иррада машинально крутанула крылья, сворачивая полет во вращение и сваливаясь с прямолинейной траектории. Три из пяти плевков достигли своей цели. Два белых, словно клубок ниток, шара с кулак размером прилипли к правому крылу, третий угодил в шею как раз под седлом Ерртора. – И это все?! Только и могут, что плеваться?! – Иррада повеселела, мощными взмахами набирая высоту. Змее-стрекозы медленно отставали, все же умело маневрируя за драконихой. Тревога сжала разум Ерртора. Клубок плевка змеистых тварей быстро пополз белыми нитями в стороны, оплетая чешую, словно паутиной. Из его открывшейся сердцевины рванулись в стороны сотни мизерных, словно блохи пауков. Иррада внезапно взревела, пронзенная болью. – Жжет! Жжет! – голова метнулась к крылу, и Златокрылая увидела два паутинных белых пятна с копошащимися черными точками паразитов. – Всадник, яд! Они залазят под чешую! Быстрее сделай что-нибудь! – «Грудная пластина... рядом сердце... если проберутся... ужалят... мы обречены!» – мысли проскакивали в мозгу всадника быстрее молний, а руки уже действовали. Отщелкнулся центральный ремень, пристегивающий всадника к седлу. Левая рука сжимающая черный кинжал, описывая дугу метнулась слева на право, увлекая за собою голову и плечи. На мгновенье эльф завис в воздухе, обретя невесомость, и мощным рывком правой руки о подпругу нырнул Ирраде под грудь, вогнав сапоги в распор, под приоткрывающуюся в полете чешую. – Терпи! – Давай! Ерртор спустил с поводка жала молний Иша, приложив кинжал по касательной к пораженной паутиной шее. Чудовищный разряд разложил широкую нагрудную пластину чешуи в прах, вырвав огромный кусок мышц под ней. Запах сгоревшего мяса обжег ноздри эльфа. Иррада взвыла, изогнулась дугой, но продолжала набирать высоту. Змее-стрекозы немного отстали. Время... Выиграть время!!!... – Они внутри меня в сосудах! Режь! – Иррада чувствовала, как блошиная нечисть, прогрызла тонкую ткань крыла и, добравшись до кровеносных сосудов, вот-вот устремиться по ним вглубь. – Морозь и режь! Внезапное паденье застонало рвущимся ветром... Златоглавая падала, сложив левое крыло и распластав вверх правое на всю длину, словно парус терпящего крушение корабля. Ерртор отделился от корпуса Иррады в свободном падении, подтянулся к пораженным участкам крыла и с правой руки мага, обжигая его сердце болью, в крыло боевой подруги вонзились два ледяных удара, превратив в ломкий ледяной хрусталь живую плоть, белую паутину и мелких черных паразитов, наполняющих кровь ядом. – Режь! Живо! – ревела Иррада. Земля неслась к ним на встречу, словно истосковавшаяся по объятьям подруга. Ерртор вонзил Ишь в напряженное, трепещущее крыло и с силой рванул кинжал по кругу, вырезая заиндевелый участок. Вскрывая резкими рывками плоть Легкокрылой всадник поразился тому, что поверхность кинжала стала темно-синей и покрылась наряду с потеками крови синей маслянистой жидкостью. Ишь выделял противоядие! ... Секунды... мгновения... метры. Ерртор дернул, что есть силы, руками за крыло, бросая тело к седлу. – Все! Готово! Выводи! – торопил всадник. Чудовищный хлопок и безумная тяжесть перегрузки вдавила эльфа в седло, ввергнув глаза в кроваво-алую пелену. – Получилось! И жжения больше нет и крыло чувствую! Я люблю тебя всадник! – две огромных дыры зияло в крыле Иррады. Змее–стрекозы рассредоточились, и оставшаяся пятерка нагнала у земли падение Златоглавой. – Ты же успеешь подхватить меня? Помнишь «пятнашки»? – Ерртору пришла в голову идея, и он поделился образом с подругой. – Получится, давай! – Легкокрылая напряглась и Фару дракона, набирающего свечой высоту, засияла как солнце. ... Ерртор прыгнул... Он прыгнул вверх и назад, прыгнул изо всех сил, что позволяло тело полубога, прыгнул в солнце... Всаднику нужно было лишь несколько мгновений точной невесомости, слепоты и растерянности врага, и он их получил, зависнув над крылатыми, противоестественными порождениями чуждой магии. Ишь знал свое дело. Изящное оружие лорда Зираиды, точными вспышками оборвало жизни всех стрекочущих крыльев... ...Он падал... Иррада метала руны в воздушные диски и с проворством дикой кошки, отталкиваясь от них всеми лапами, прыгала по чудовищной дуге уходящей вниз. Такой траектории не вынесли бы ни одни крылья, но расправленные в последний момент они мягко подхватили всадника, усадив небесного брата точно в седло. – Спуск ко дну колодца оказался опасным мероприятием! – Ерртор переводил дух, пристегиваясь к фиксирующим ремням. – Нас чуть не заплевали до смерти! – косясь на трепещущую ткань огромных крыльевых дыр, согласилась Иррада. – А все потому, что кто-то был слишком самоуверен, горяч и напрочь отшвырнул в сторону оборону. Укройся ты щитом, любым, плевки бы не достигли цели! – укоризненно поучал всадник подругу. Иррада виновато заурчала, медленно набирая высоту. – И все-таки ты – умница, такую стаю с одного удара завалила! – Ерртор искренне восхищался ее могуществом. – Здорово получилось, правда?! – встрепенулась Златоглавая. – А как падали красиво! Хлюп, хлюп, чмак!... – Мы с тобой тоже, до хлюпа совсем чуть-чуть не дотянули. Бо-о-о-ольшой такой «хлюп» бы получился! – Ерртор на мгновенье в красках представил трагический финал. – Ты бы меня не подхватил, как там в Тироле? – Иррада покосилась на спину. – Я бы подхватил, только вот кто-то похорошел ростом в два с лишним раза, весом раза в полтора. После такой магии во мне бы сил осталось только мечом немного помахать, как это любят делать «мудрые» орки. – Орки! – Иррада напряглась. – Да, орки, именно их мускулистую мудрость я и имел в виду, – Ерртор недоумевал, что не понравилось крылатой спутнице. – Нет же, орки! Отряд по левому крылу на двух лодках! Они плывут сюда, смотри! – Иррада накренилась и изогнула хвост, балансируя в вираже. Со стороны деревни по водам Шисири скользило два плетеных суденышка. В них усиленно налегали на весла двенадцать орков во главе с Уном. Облаченные в латы, сверкая холодом отточенной стали, вояки рвались в бой, жаждя кровавой мести. Вождь стоял на носу первой лодки, гордо сжимая длинное копье, и ревел во всю луженую глотку боевой клич «Орк!». – Болван! Тупица! Оставил одного охранять хижину Муна, а сам бросился искать славы своему копью! – Ерртор рассвирепел. – Летим к нему! – Смотри! – Иррада указала мыслью в реку. Быстро перебирая своими перепончатыми лапами под водой, к оркам быстро плыли несколько десятков болотных тварей Жа. Дистанция между ними и лодками быстро сокращалась... Вождь Ун ждал... Вождь Ун смотрел... Он видел, как сияющий дракон победил коварство мечущихся молний. Он замер, когда его золотое сиянье поглотил чудовищный вихрь, но когда с поверхности болот поднялись в воздух неведомые птицы, указывая логово врага, воинская жажда крови отбросила в угол разум, как не нужную тряпку. Глаза налились кровью, а рука сама схватила копье. Его верные воины, не колеблясь ни мгновенья, радуя сердце вождя, взялись за весла и помчали свои могучие тела навстречу чести и отваге, навстречу сжигающей душу мести... Ун видел, как дракон развернулся в их сторону и стал быстро снижаться. Вождь приветственно поднял вверх копье, славя бой Богов. Он чувствовал на себе пронзительный золотой взгляд крылатой повелительницы небес. Его полнила гордость, и Ун уже думал, как будет рассказывать детям, как он – могучий вождь, сражался плечо к плечу с золотыми Богами. Внезапно дракон открыл пасть, обнажив ужасающие ряды изогнутых белоснежных клыков, и из нее вырвался огненный ад, несущийся прямо в их зеленые лица. – «Почему?! За что?!» – последние казалось мысли вздрогнули в мозгу вождя Уна и столб пламени врезался в... ... в водяную рябь в десятке метров перед лодками, обдавая орков плотной волной раскаленного пара. За ним на головы воинов обрушился шум и свист пронесшегося над самой водой дракона. Орки недоуменно хлопали выпученными глазами – за что Боги обрушили на них свой гнев? И лишь когда водяная пыль рассеялась, они увидели... Десятки красных, сварившихся заживо чудовищ, всплыли на поверхность, поблескивая шершавыми хитиновыми панцирями. Многие из тварей лопнули и в реке плавали отдельно головы и конечности в путанице длинных розовых шнуров-жал, источая невыносимую вонь. Орки пришли в замешательство. Опытные охотники и воины не смогли учуять смерть в десяти метрах от своего носа! – Немедленно выбирайтесь на любой твердый островок и становитесь в круг! Их здесь тысячи! Молитесь всем Богам, чтобы уцелеть! – дракон завис на несколько секунд над лодками, и голос всадника властно прогремел над головами орков. Огромные дыры, зияющие на правом крыле небесного властелина, чудовищная запекшаяся рана на шее славили Богов в глазах орков превыше всех легенд и сказаний. Оглушительный рев, взмывающего в голубую синь небес дракона, сдул оцепенение с зеленокожих воинов и те ринулись к ближайшему кустистому острову... – Ударь холодом по этой паутине, – предложила Иррада, набрав высоту наблюдения. – Как тогда при пожаре. – И после каждого такого удара моих сил едва оставалось, чтобы дышать, а иллюзия снегопада их явно только раззадорит. Может ты явишь миру все три своих главы и сверху единым ударом мы вскипятим и сварим в местных топях славный суп из вонючих Жа! – Ерртору понравилась эффективность атаки Иррады перед орками. – А почему нет?! Заодно потренируюсь еще разок в этом непростом заклинании. Жаль, только пряностей нет, чтоб зловоние у супа отбить. Приготовься всадник. Воздух вокруг дракона задрожал, подернулся волнами, смазывающими все очертания мира. Два облака золотых искр скользнули по сторонам от тела Иррады и через мгновенье рядом с ней рассекало воздух еще два огромных золотых дракона, вот только без дыр в крыле. Пламя золотой триады взревело, рушась синими и фиолетовыми каскадами на жижу, мох и сухо-гнилые кустарники топи. Оно бесновалось, исполняло ритуальный танец безумной оргии, где, всплывающим распаленным и громоздящимся друг на друга, мертвым телам Жа, казалось, нет числа. Густые облака пара старались укрыть неприличие столь отвратительной сцены, но пока три дракона очищали следующую ветвь паутины, палящее солнце, проявляя неудержимое любопытство, очищало эту картину победы для своего созерцания. Иррада горделиво восхищалась своим могуществом. Ерртор это чувствовал, но всадника – эльфа заботило совсем иное. Души орков, покинув уничтоженные тела Жа, притягивались вновь и вновь быстрыми нитями паутины и устремлялись к ее таинственной сердцевине. Полчаса атак... Полыхание иссушенных мхов и жуткий удушливый смрад поверженных сотен тел стал результатом огненного творчества Иррады. Магические драконы, израсходовав вложенную в них Фару, рассеялись облаками искр, словно торжественные фейерверки. – Созревшей стражи поубавилось, а вот коконов дозревающих в глубинных слоях болота мой огонь не коснулся, – констатировала Иррада с некоторым сожалением. – Нам нужна сердцевина. Освобожденные души орков снова в ее сетях, – Ерртор напряженно обдумывал план атаки. Сердцевина располагалась на болотистом участке с выходами корявых сколотых камней, разбросанных абсолютно хаотично. Удивительно, откуда вообще среди болот торчали камни. Иррада уже дважды поливала чудовищным пламенем этот каменно-болотный коллаж, но ни один Жа так и не всплыл кверху брюхом в его близости. – «Должно быть, хозяин сам сторонится своих цепных зверушек», – думала Златоглавая. – Я пройдусь ниже. Может, ты что-нибудь сможешь разглядеть, всадник, – Иррада медленно развернулась и проскользила без взмахов метрах в пятидесяти над камнями. Марево, черное марево, да и только. Ни живой, ни тонкий взгляды эльфа ничего не улавливали. – «Скорее всего, нам придется садиться на один из камней и оттуда торить себе дорожку в центр этого «непонятно чего» магией и мечом», – рассуждал Ерртор. – Я сделаю заход, только малость пониже и помедленней. Смотри внимательно, всадник, – Златоглавая энергично развернулась, встав на крыло, и полетела, планируя всего в десятке метров над поверхностью. Ерртор уловил в самом центре небольшого озерца среди камней, где-то в глубине, резкое могучее шевеление, несгибаемую волю, безумное терпение хищника и мизерную иглу сладости сока «Жатвы». Слово «Жатва» полыхнуло в его душе как молния, обжигая все внутренности. – Вверх!!! – завопил Ерртор как ненормальный, но время и враг в этот миг оказались на шаг впереди. Будто гигантская ловчая сеть, поверхность всей болотной сердцевины взметнулась сотнями черных жал-усов. Иррада, как незадачливая золотая бабочка, не разглядевшая смертельной паучьей западни, забилась опутанная дюжинами ядовитых черных шнуров и, вздыбливая мощными фонтанами болотную слизь, с ревом рухнула в капкан трясины. Ерртор славил небеса в тот момент, что успел перед скольжением по какому-то невероятному наитию, набросить на подругу пульсирующую пленку магической брони, способной хранить неуязвимость не хуже металлических лат. Правда, учитывая большой объем тела Златоглавой у всадника ушло очень много Фару на эту магию, да и действовало заклинание не больше часа. Иррада провалилась по шею в топкую жижу и только благодаря тому, что распластала крылья по поверхности, не шла на дно. Жесткие усы Жа скользили по мерцающей броне заклятья, тянули на дно, но пока не причиняли никакого вреда драконихе. Легкокрылая ревела, а факел ее пламени метался из стороны в сторону, поливая всплывающих чудовищ огненной смертью, но безуспешно... – Хозяин не только умело сокрыл гвардию от наших глаз черной магией, но и наделил каждого из избранных магическим доспехом! – Ерртор стоял на седле Иррады, сжимая Ишь и Шерк в руках. С магических клинков по всему периметру вокруг дракона сыпались их сокрушительные удары. Пламя Шерка оказалось бесполезным, но он легко отсекал длинные жала-усы, а вот Ишу не было равных. Шипение и грохот разрядов слились в единое желание, в единую мольбу, обращенную к небесам, к древним Богам, ко всему на свете, вырвать любимое золотое существо из лап теперь неминуемой смерти. Иррада боролась всем телом, но все же медленно погружалась в трясину, неумолимо влекомая тварями, подныривающими снизу. Небезграничные силы всадника тоже быстро таяли. – Заморозь все подо мной! Заморозь! Пусть будет лед! Я смогу взлететь! Ты отсечешь им щупальца, а я смогу взлететь! – Иррада барахталась всеми лапами, но путы – усы сильно сковывали движения. – Эта магия заберет остаток моих сил! Дальше будем полагаться только на твои крылья и пламя! – всадник разил, бегая по спине драконихи от головы к хвосту и обратно, а твари все наползали и наползали. – Твои силы еще могут помочь дракону, влипшему по самые рога, а если промедлишь, они понадобятся только для его погребения! Иррада действительно была права. Думать было не о чем, только действие ценится временем выше всех сокровищ мира. Ишь и Шерк замерли на мгновенье расставленные в стороны, и от тела всадника хлынула в стороны бело-голубая волна, наполнив воздух хрустально – ледяным звоном. Болота заледенели в радиусе метров ста. Высунутые головы Жа, тонкие нити их усов-жал, замерзшие в полете – все бездвижно застыло. Ноги Ерртора подкосились, он упал на колени, тяжело дыша и склонив голову. Руки сильно дрожали. – В седло, живо! Пристегнись! – ревела Иррада. Она уже видела, как на край замерзшего круга выползают уцелевшие болотные тараканы. Левое крыло с хрустом взметнулось вверх, отрывая свою примерзшую поверхность, а вот правое, погрузившееся при заклятье Ерртора чуть глубже, оказалось напрочь вмороженным в лед. Лапы, грудь, хвост – все было скованно ледяным капканом вместе с путами Жа. Рывок, еще рывок... Могучее золотое тело рвалось изо всех сил на свободу, мышцы звенели от напряжения, лед надсадно трещал, но не поддавался. Дух Иррады заметался в поисках ответа, и тут ее осенило. – «Пламенные крылья – магия Амдебафа, при которой каждая чешуйка на крыле отбрасывает язык пламени и позволяет лететь без взмахов некоторое время! Но чешуя у меня везде, и если направить такой же поток Фару и на остальную на лапах, брюхе и хвосте... Получится!» Иррада не соизмеряла силы магии. Она не знала, получится ли вообще... Она делала, ибо других путей, кроме взлета любой ценой или смерти, перед ней сейчас не лежало. Трехглавая сбросила магию брони, и золотые крылья вспыхнули голубым пламенем. Струи пара, издавая режущий свист, рвались через трещины льда тугими стержнями. Мгновенье и правое крыло взорвав толщу льда взметнулось в воздух. Синий пламень заструился по всему телу дракона, лишь место всадника Иррада очертила неопалимым кругом в своей напряженной магической душе. Ерртор с трудом удерживал сознанием плывущий перед глазами мир. Зубы эльфа скрипнули, до крови прикусив губу. Седло под ним качнулось – отгорели подпруги. – Взлетай милая! Взлетай же! – всадник, приподнявшись, отшвырнул бесполезное седло в сторону. – Ну же, родная! Пар рвался из-под лап дракона, полностью погруженных в ледяной монолит, четырьмя воющими столбами. Фару быстро оставляла израненное тело дракона. Иррада рванула крыльями во всю силу, лед захрустел и нехотя выпустил небесную странницу из своих клещей. Она тяжело поднималась... В этот момент, полный свободы и счастья освобождения, заледенелые недра, хранящие тайну Зираиды, басовитым бездонным толчком неизвестного титана сокрушили ледяной каземат болотной армии, расколов его на тысячи кусков, и в трещины меж ними устремились ядовитые Жа. Всего нескольким из них удалось ухватить медленно взлетающего дракона за хвост и левую заднюю лапу, но и они оказались непосильной ношей для ослабленной Иррады. Златоглавая еще боролась, крылья еще сотрясались в судорожных взмахах, но не родные небеса принимали ее тело, а липкая болотная жижа – слизь неотвратимой смерти. – Теперь воистину наступило время Богов, – послал Ерртор последнюю мысль в небеса. – Боги Эндоры, явите лик и спасите своих детей! – и навел дрожащей рукой черноклинковый Ишь на очередную болотную тварь. Иррада молчала... Лязг клыков, рвущих панцири серо-зеленой нечисти заменял сейчас рев дракона... Топь приступила к трапезе, неотвратимо поглощая обессилившую золотую плоть двух друзей... Мир духов. Храм Сути. Генар. ...Сделав шаг в открытую, заполненную неясной пеленой дверь, Ниа внезапно очутилась в совершенно ином мире. В мире, наполненном бесконечным внутренним, тихим живым светом. Казалось, он соткан из мириадов пульсирующих текучих нитей. Земля, небо, скалы, возвышающиеся неприступной стеной по левую руку подобно Тиролю, но ни солнца, ни воды, ни лесов с их обитателями, даже букашек и тех не было. Только безбрежное множество удивительных цветов, доходивших до пояса, покачивалось, сколько видел глаз, под дуновением незримого ветра. Краски призрачного измерения очаровывали мягкостью, теплотой и убаюкивающей гармонией. Однако этот мир не был грезой или сном, не был иллюзией, и Ниа находилась в нем не просто духом, а целиком своим телом. Искательница памяти даже украдкой ущипнула себя за руку, проверяя реальность. Позади горела зеленым светом висевшая в воздухе дверь, а впереди, в безбрежных просторах цветов, почти на горизонте, что-то ярко пульсировало. Пешая прогулка по такому красочному великолепию какое-то время доставляла ей удовольствие, но вскоре Нианна поняла, что поход будет излишне долгим и утомительным. «А ЧЕР» – и голубой магический диск, окутав стан Великой, плавно завис над цветами. –Ух-ты! Получилось! Теперь я быстро туда доберусь,– и Ниа устремилась к горизонту. Полет оказался на редкость легким. Струны мира сами выпрямлялись, помогая магу, приблизится к цели. На горизонте проявились очертания титанического города. Угловатые, полупрозрачные формы разрезали пространство под невообразимыми углами, пронзая своей высотой сами небеса. Все буйство сумасшедшей игры архитекторов было наполнено нестерпимо ярким желто-зеленым свечением. К городу со всех концов необозримых равнинных просторов тянулись реки жидких энергий, в мерной пульсации которых плыли сгустки чего-то живого. Течение было двусторонним – одни плыли к непонятному городу, другие напротив плыли от него. Нианна приблизилась к городу, но влетать в него не решилась, опустившись по пояс в неизменное разнообразие цветов. Странно, но все строения, не имеющие ни окон, ни дверей казались наполненными вибрациями жизни. Странница неторопливо шла по молчаливым

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом