Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

улицам, походившим на безумный лабиринт. Лабиринт, сотворенный капризом несмышленого младенца, расшвырявшим игрушки в порыве, только ему ведомой, страсти. Очень скоро она заблудилась и поняла, что найти какой-то центр или источник непонятных строений так не удастся. Ниа вновь поднялась в воздух, взмыв вертикально вверх, и обнаружила прямо в центре большое поле остроконечных, разноцветных кристаллов, над которыми хлопотало какое-то огромное создание. Этот единственный житель не обращал на нее абсолютно никакого внимания, занятый своим делом. Исследовательница наметила маршрут в лабиринте строений и вновь опустилась на землю, теперь зная куда идти. – «Что меня ждет «там»? Новая боль или быть может что-то приятное и родное?» Поле кристаллов открылось внезапно за огромной, будто падающей, башней перевернутых пирамид. Зеленое чудовище, шевелящее тысячью тончайших щупалец, выходивших прямо из мягкого брюха, не обращало на Нию никакого внимания. Оно висело в нескольких метрах над острыми кристаллами, слегка покачивая огромными, сотканными из уплотненной радужной энергии, но еще не ставшей материей, крыльями бабочки. Щупальца проворно касались кристаллов, и те меняли цвет, чуть изменяя положение. Вытянутая ящерообразная голова, покрытая мелкими золотыми чешуйками, оканчивалась тонким острым клювом. Четыре глаза, по паре с каждой стороны, закрыты. Существо было занято чем-то очень важным. Ниа осторожно коснулась разума незнакомца и тут же ощутила иступленное напряжение его духа. – Жди! – пришел немедленный, властный отклик от бабочки-переростка. А что ей еще оставалось делать? Путешественница выбрала уступчик желтоватой грани. Села на него и по-детски поджала к груди коленки, обхватив их руками. Положив на колени голову, Ниа стала терпеливо ждать приема. Минуты сменяли одна другую. Прошло уже не менее часа, прежде чем существо оторвалось от висения над кристаллами. Щупальца мгновенно втянулись в брюхо, а веки медленно приподнялись, открывая пару обычных и пару фасеточных глаз. Оно медленно развернулось, ища непрошенную гостью. – Ну, где же ты...? – и слегка раздраженный голос сменила интонация неописуемого удивления. Глаза широко вытаращились, а нижняя челюсть клюва чуть отпала. Нианна лихо спрыгнула с камня и выпрямилась во весь рост. – Великая Мать! Я дождался тебя! Какое счастье! – существо вновь выпустило щупальца. Их тонкие жгуты скользнули к ступням девушки, и почтительно коснувшись, тут же вернулись назад. – Прости! Прости великодушно, что я заставил тебя ждать. Я думал ты просто один из непоседливых духов, вырвавшихся из потока. Ты не представляешь как я рад... Летим же, летим в твой любимый дом на краю бездны! А почему ты одна? Вы всегда приходили веселой компанией. Где Амдебаф, где Дрел и его сладкоречивая Чари? – затараторил он. Это было невыносимо. Слезы вырвались обжигающими хрустальными искрами из глаз и понесли горечь беспамятства на голубой шелк блузки. Ниа уронила тело на твердую землю и разревелась как девчонка, закрыв лицо ладонями. – Я не хотел тебя обидеть, госпожа, прости неразумного. Что я сказал не так? – зеленый гигант задрожал от непонимания и расстройства. – Прости мать, прости... – он вновь коснулся ее ног. И в этом мире боль ворвалась в душу первой. Придя в себя и немного успокоившись, Ниа вытерла ладошками заплаканное лицо и встала. – Прости. Давай начнем нашу встречу с начала. Мое имя Нианна, – она изящно поклонилась. Зеленый гигант-бабочка удивленно хлопнул сначала одними, потом вторыми глазами, но, учтиво качнувшись в воздухе подобно поклону, представился. – Мое имя Енишинах, держатель ключей... Последний держатель. Я рад приветствовать свою мать-создательницу, Великую Нианну, в Хранилище душ Эндоры, – он чуть помолчал и тихо добавил, – ты всегда ласково называла меня Ениш. Хранилище душ... Последний держатель ключей... Мать... Ениш... – мысли роились разрывая разум, а память зияла бездонной молчаливой дырой. Ниа держала свою стонущую от боли душу холодными стальными тисками воли. – Ениш. Прости. Я... ничего... не помню... НИ... ЧЕ... ГО! – она умоляюще смотрела в глаза этого существа, как и драконы считавшего ее своей матерью. Держатель ключей медленно опустился между кристаллическим полем и строениями. Из его брюха выдвинулись три пары толстых коротких когтистых лап, и громадина медленно приблизилась к Нии. Вся Великая могла запросто разместиться на его клюве, настолько он был огромен. – Время не щадит никого. Даже ты, Великая мать, стоишь в слезах. Что же говорить обо мне? – Но Судьбе все же было угодно вновь свести две оборванные нити. Старейшина драконьего рода Храаг сказал, что это происходит на пороге войны, – Ниа коснулась ладонью клюва Ениша, и в ее тревожных зрачках отразился тревожный взгляд гиганта. – Боюсь что, да. Прямых доказательств у меня пока нет, но проклятые места со времен битвы с тенями ожили. Мирные души стали выпадать бесследно из Закона, не уйдя в звездную Вечность и не обретя покоя в Хранилище. На дальних западных границах я ощущаю могучую волю, чья власть распростерта и до мира духов. – Тем более я должна вернуть память как можно быстрее. Ты можешь мне в этом помочь? – сердце Нианны с надеждой тянулось к древнему созданию. – К великому сожалению не более чем рассказом, Великая Мать. Ты хоть что-нибудь помнишь из прошлой жизни? – Очень немногое: бой с драконом над великим лесом; как я создавала саблезубых лазутчиков; помню как погиб город под завалами скал где-то в глубинах Тироля. Очень хорошо помню суд Великих на до мной и казнь, после чего я стала неприкаянным беспамятным духом. Когда меня хотели казнить и пожрать память, я разорвала ее на мелкие кусочки и сокрыла в какое-то тайное место в горах. – Как я и думал, моя помощь может быть лишь рассказом о твоем пребывании здесь. Мир духов создала четверка Великих. Хоть я и знаю, что вас трудилось над полем Эндоры девятеро, но этот мир был вотчиной только четверых: дракона Амдебафа, зеленого могучего Дрела, сладкоречивой Чари и твоей, Мать Нианна. Тяга к небесному цвету, черные волосы и рубиновые глаза проследовали за тобой даже сквозь тысячелетия. Прежде чем творить жизнь под солнцем, вы сотворили Закон обращения душ, это Хранилище и нас, пятерых Держателей ключей от его врат. Во власть Закона попадали души, чьи тела постигла смерть, до момента обретения ими силы для Звездных странствий. Мы же ревниво чтили его каноны. Там на краю бездны, где скалы возносятся до небес, где оканчивается наш мир и пространство падает стеной энергии в пучину ничего, Дрел построил небольшой замок – любимое место отдыха Богов. Он и по сей день стоит там. Я за ним любовно ухаживаю... – Ты сказал, вас было пятеро, а где же все остальные? – не удержалась Нианна. – То-то и оно, что было... Вы сотворили пятерых братьев и дали нам имена: Омушинах, Коганарах, Махаширах, Калиширах, и Енишинах. Мы старались и свято чтили Закон. К душам Эндорцев относились трепетно и нежно, как вы и завещали. Но в солнечную Эндору пришли тени. Холод смерти вырывал тысячи душ из тел на полях сражений. Мы свято исполняли долг, но... – Ениш запнулся и вздрогнул всем телом. – Почему же вы не научили нас драться?!!! – неимоверная душевная боль вырвалась из древней души зеленого гиганта и пронзила острыми иглами и без того страдающую душу Великой. – Мы молились, звали, кричали от беспомощности... но вы не приходили. Война шла не только на поверхности под голубыми небесами. Чума пришла и в мир упокоения душ. Черные тени напали с западных потоков. Они хватали и уносили души ваших детей в черное марево наступающей мглы, разрывая некоторые из них неведомой магией на части и пожирая, как сочный плод, прямо у нас на глазах. Тени искривили русла наших душеносных рек и начали поворачивать их вспять, ловя не только души погибших, но и тех, кто направлялся из Хранилища к рождению. Меня создали последним и самым маленьким из братьев. Это и определило мою Судьбу... Тот день я запомнил на все времена, как день надежды и день потери. Тени, не имеющие формы, походящие на клочья рваного тумана, подобрались уже очень близко к хранилищу, а в мире живых чувствовалась надежда. Душа Амдебафа и твоя душа, Мать, бились с полчищами захватчиков под солнцем. Вы одерживали там победу за победой, но здесь... Медлить было нельзя и братья ринулись в бой грудью, силой своих душ решительно давя и отстраняя тьму от Хранилища. Поначалу тени испугались и отступили. Братья грозно выставляли вперед свои щупальца, протягивая их к врагу. Но ведь они не оружие, – Ениш показал одно из них Нии, – а мягкий инструмент для бережного обращения с душами! Темные пожиратели очень скоро поняли это. Хищники с омерзительным писком и шипением набросились на братьев, разрывая их плоть. Крики той агонии я слышу до сих пор в волнах памяти. Клочья их огромных беспомощных тел орошали землю и эти дивные цветы мира, падая в потоки душ. Братья продолжали давить тварей прочь от Хранилища, а тени рвать безоружную стражу на части. Они не просто кромсали тела, но и похищали их поверженные души, унося во тьму. Когда остался только один Махаш, и пало его тело, раздался Удар в Храме Сути. Мудрые драконы, чьи души практически всегда покидали мир лишь для Звездных странствий, превратились во всесметающий огонь в обоих мирах и обрушились безмерной волной на центр черной проказы на западе. Я видел их – огненные болиды драконьих душ, жгущих свою мудрость, свою силу, свою вечную жизнь во имя детей Эндоры и бесследно распадающихся безымянным прахом в пространстве... Они смели теней, и я успел поймать душу Махаша... – И где она сейчас? – Она покоится здесь неподалеку. Спит уже долгие тысячелетия, ожидая своих создателей и надеясь на воскрешение. Ты же вернешь, Великая Мать, Махаша к жизни, подаришь ему новое тело? – по золоту чешуйчатой головы Ениша катились ярко–оранжевые слезы скорби. – ... Я так устал быть один... – Обязательно, обязательно, – Ниа ласково погладила его по клюву, – но прежде я должна вспомнить, как это делается. – Я понимаю. Конечно, понимаю. Тебе должно быть, наверно, даже тяжелее чем мне... Кристаллическое поле вновь ярко замерцало. Ениш, расправив крылья, медленно поднялся в воздух и завис над ним, выпуская щупальца. – Опять, – простонал он. – Что-то случилось? – Да! Ведь это ты, Великая Мать, выпустила древний дух Иунера из озера? – Да, я. Но он клялся покинуть Эндору и не причинять ей вреда. – Он это и сделал. Дух мог покинуть Эндору только через арку Жгаг-Гера, заплавленную драконьим ударом. Он ушел, как и клялся, но от его стука в эту проклятую дверь на Эндору обрушилось землетрясение, разруха и смерти ее невинных детей. А сейчас в болотах зеленых орков пробудилось темное наследие былой войны. Демон крадет души умерших, не давая им попасть в душеносные потоки. Сотворив им омерзительную плоть, темный повелитель заставляет убивать орков. Его армия растет. Болотным тварям орки не соперники. Одна такая нечисть успевает скосить минимум пять праведных душ, прежде чем воины останавливают ее смертью. Повинуясь магическому зову, порабощенный дух возвращается к хозяину с добычей новых душ и вновь отправляется на охоту, но в новом теле. К самому центру проклятья сейчас подобрался всадник Ерртор и дракониха Иррада, но боюсь им уже не вырваться. Вот-вот души и тела героев поглотит болотная пучина. Как жаль, ведь Иррада носит под сердцем дитя. Я бессилен, Великая Мать! – Я должна успеть! По моей вине погибло столько жизней, и больше не погибнет никто!!! – глаза Нии вспыхнули алым пламенем. Ее трясло от осознания, что детское желание помочь деревне, избавив от проклятого места, превратилось в кровавый рок для всей Эндоры. – Мать Нианна, до него около четырех тысяч километров. Я знаю, быстрее тебя нет ни в мире душ, ни в мире живых, но даже тебе понадобится более часа, чтобы достичь места битвы. – Я должна успеть! – не своим голосом заорала Нианна, и ближайший зеленый поток душ, текший подобно реке содрогнулся, вспух над поверхностью, и по нему прокатилась волна. – Поток! Поток это сгущенная магическая энергия, притягивающая души! Ведь так?! – Да, Великая. – Какой ведет к месту сражения? Показывай быстро! – Он за два потока от этого. – Быстрей к нему! Уже через несколько секунд они опускались рядом с широкой рекой плавно несущей души орков. – Я возьму половину потока, – Нианна по пояс зашла в тягучую фосфоресцирующую зеленую жидкость. – Твоя задача оттянуть души на вторую половину иначе они могут погибнуть! – Я... я... никогда такого не делал. Я могу не справиться, – мямлил в нерешительности Ениш. – Ты... должен... справиться!!! – Ниа опустила кисти в поток. Великая не раздумывая, распахнула двери души в мир огня и наполнила зеленую реку его пламенной мощью. Алый свет глаз застыл, а тело окаменело. Дерзкий маг перестал его чувствовать. Она была зеленым текучим потоком. Дух Нии пронзал пространство, отбрасывая на другую половину реки попадающиеся души орков. До места сражения уже совсем близко, но русло уходило круто в сторону. Могучий древний создатель мира собрал волю в кулак, и зеленая жидкость потока вышла из берегов, начав тянуться по воздуху подобно живым корням деревьев. Еще чуть-чуть, еще. Она уже слышала рев дракона, скрежет стали меча всадника и его магические удары. Удары были могучи, но тварей были сотни, а темное «нечто» в глубине болот наплодило столько же, и те быстро дозревали в трясине, вот-вот готовые проклюнуться и броситься в бой. Дракониха погрузилась по шею в трясину, расправленные крылья намертво прилипли к вязкой жиже, и только это не давало пойти ей на дно. Всадника и шею Златоглавой опутывали все новые и новые длинные жесткие усы-щупальца болотных порождений. Эльф сжигал тварей черным кинжалом, метающим молнии, рубил мечом заползающих на спину дракона, и пытающихся вонзить в нее тонкие иглоподобные ядовитые клыки. Дракониха рвала их зубами, но силы были не равны. Небольшой, плохо вооруженный отряд орков-ополченцев пытался пробиться сквозь коряги и топь к небесным стражам, но с ними схватилась еще одна стая этой жуткой смеси рептилий, жуков и червеобразных. Бой проходил прямо над нею. Великая видела его из глубины подземного царства мертвых. Медлить нельзя было ни мгновенья, и ради спасения жизни Нианна стала смертью. Собрав магическую волю в единую нить, она метнула щупальце зеленой энергии в одну из тварей, прямо в то место, где находился пульсирующий кокон зачарованной души, и с хрустом вырвала ее из мерзкой плоти. Но как только душа покинула тело, мгновенно рухнувшее замертво в ненасытные объятья трясины, в нее вонзилось черное щупальце чужого черного духа, клубящегося в глубинах болота, и стало с силой тянуть к себе. Ниа не только не собиралась уступать, но твердо была намерена покончить с этой древней дрянью. Высвободив из своего магического потока, ползущего по мерцающему ковру цветов к месту битвы подобно гигантской, зеленой змее, еще одно щупальце, и вдохнув в него заклятье разряда, Великая взмахом бича отсекла черный захват противника. Бросив отвоеванную душу в реку упокоения, бесстрашная воительница вонзила свой зеленый дротик в тело следующей жертвы. Твари падали одна за другой. Их плоть жадно пожирало болото, а освобожденные души плыли по реке жизни к Енишу. Дракон и всадник яростно сражались, обильно орошая тину болот ало-черными фонтанами холодной крови чудовищ, но сила в их телах едва теплилась. Освобожденные ими души Нианна мгновенно перехватывала и направляла в столицу царства мертвых во власть держателя ключей. Болотному демону, бурлящему желчной ненавистью в темных глубинах, уже не доставалось ни одного нового солдата. Освободив отряд орков от наседавших мутантов, не переставая срубать черные щупальца неизвестной твари Ниа принялась за спящих, не успевших вылупиться. Вскоре и им пришел конец. Спасенные сердца дракона и всадника ликовали и славили Богов, но еле бились при этом. Великая щедро одарила неистовых Героев сияющим потоком Фару, и с удовольствием наблюдала как отважные воители освободились из трясины, выбрались на твердое место и прижались друг к другу словно роднее было не сыскать существ во всей Вселенной. Окутавшись магическими рунами, они стали погружаться к темному главнокомандующему болотных войск, с самыми серьезными намерениями... – Для меня работы здесь больше нет, – удовлетворенно подытожила Нианна. На растянутый в тысячи километров дух Великой, чувствующий каждый изгиб русла и каждую вибрацию потока, обрушилась неподъемная усталость. Она заскользила назад... назад... назад... Ощутив границы тела и вновь обретя нормальное зрение, самоотверженная воительница, качаясь, направилась к берегу. До него оставалось совсем чуть-чуть, когда ноги перестали повиноваться, девушка споткнулась, и глаза увидели расплывчатые медленно приближающиеся цветы. Боль падения Нианна уже не ощущала, находясь в обессиленном забытьи... Чудо. Окрестности Га-уржа. Топи орков. ... Чудо! ... Произошло чудо... Иррада с Ерртором, выбравшиеся на твердый пятачок возле поросшего мхом валуна, до сих пор не верили в случившееся. Вся в грязи, тине, длинных нитях водорослей и оборванных шнурах щупалец Жа, Иррада тяжело дышала. Ерртор же вышел сухим из воды, оставаясь все время на спине подруги. Его доспехи окрасились в розовые тона заходящего солнца. Чуткий эльф уже не обращал внимания на удивительные переливы алого, серого и фиолетового оттенков рваных клочьев облаков, не обращал внимания на жуткий смрад, наполняющий и без того тяжелый воздух болот своими отвратительными миазмами, а горы трупов Жа за сутки непрерывной резни уже стали привычной глазу частью пейзажа. Иррада перевела дух и опустилась на брюхо. – Что ты сделал, всадник?! Призвал саму смерть на свою сторону? Что это за магия такая и почему раньше ей не воспользовался?... Фару в друзьях клокотала, переполняя тела сверх меры и бросая в непреднамеренный озноб. – Смерть... – в раздумье повторил Ерртор. – Да... ты права... пришла именно Смерть в чистом виде. Я видел... она не поражала плоть, она просто забирала души Жа... Без оговорок... без если... без борьбы... Она брала, как Властительница, принадлежащее ей по праву, – Ерртор пристально осматривал грудную рану Златоглавой, – но самое интересное, это то, что Боги услышали наш призыв о помощи. Ведь Смерти абсолютно безразлично кого укрывать своим саваном. Мы с тобой до сих пор живы, и не просто живы, а переполнены дарованной силой! Так что я вижу только одно объяснение – Боги оказали нам свою милость и это значит, что они вернулись! Семь тысячелетий Эндора жила без единого проявления их присутствия и величия. И вот, наконец... – Может Дрелу удалось пробудить их от сна в Тироле, – Иррада встрепенулась по– звериному и обрызгала грязью не успевшего отскочить Ерртора с ног до головы, довольно проурчав при этом, – чистю-ю-юля. – Был... – скорчив ехидную мину, Ерртор укоризненно покачал головой, – как маленькая! Иррада опустила к нему голову. Всадник обнял ее, сколько хватало рук, и прижался щекой к теплой чешуе. Два сердца в унисон славили Богов и благодарным светом двух душ радовались, что они позволили им лететь по ветрам жизни вместе и дальше... Ерртор отстранился от Иррады. Быстро вечерело. Солнечный диск коснулся края болот на горизонте. – Нам бы выудить рыбку из пруда, – сказал всадник, глядя на центр небольшого озерца, чьи воды скрывали древнюю тайну. – Угу... и выяснить, что она за птица, – Иррада глухо злобно зарычала. – Я пойду вперед и наморожу дорожку, а ты за мной, – всадник мысленно прокладывал путь. – Хоть я и терпеть не могу магию холода, но сегодняшний урок доказал ее полезность. Позволь я сама. Ерртор прекрасно знал природное отвращение огнедышащих созданий к ледяному потоку и приятно удивился, что гордая Златоглавая переступила через себя и свое «нет». Она наполнила грудь до отказа и, подняв высоко голову, обрушила перед собой длинную ленту бело-голубого потока. Когда выдох был закончен, широкая полоса, почти до самого озера сухо потрескивала и парила свежим массивным ледяным мостом. Ерртор не сдержал улыбки и от души расхохотался. Из пасти Иррады, с каждого клыка и зуба вперед торчали длинные сосульки. Она стала похожа на ужасно-ужасающее чудище, к тому же не способное захлопнуть пасть. – Очень весело, да? Смешно, да? – Иррада злобно сузила глаза, и они превратились в две узкие щели со сверкающей черной бездной рассерженных зрачков внутри. – Поберегись! Иррада резко мотнула головой из стороны в сторону. Ерртор еле успел набросить на себя чешую доспехов, как ему в грудь вонзилась полуметровая сосулька, да с такой силой, что он упал на спину и прокатился метров пять по сотворенному Иррадой льду. Сосульки разлетелись от головы Иррады ледяным градом смертоносных копий, сметая все на своем пути. – Ух, ты! – Иррада повеселела и тихонечко заухала, явно посмеиваясь. – Бог орков не успел увернуться – плохой Бог... Извини всадник, я не нарочно, – она подошла к Ерртору, протянув свою пятерню, в которой каждый коготь был с эльфа длинной, и помогая встать. – Не будь то доспехи Дрела, ты бы меня уже оплакивала, – абсолютно серьезно заявил всадник, поднимаясь со льда. – Идем, хватит хулиганить. – Я что, я ничего... Сам сказал – дорожку изо льда... Я и сделала дорожку изо льда, – бурчала Иррада вышагивая за всадником. Они стояли на краю безмятежного, как стекло, озера. – Сейчас без глупостей. Я одену на тебя руны брони, ты же укройся щитом. Я рассеку воды озера до дна, и пока их буду удерживать, ты должна заморозить эти стены, да покрепче, а то купаться нам с тобой... – Я не против, я вся чешусь... – А вот я против... не затем мы сюда явились, – Ерртору было не до смеха. Он чувствовал его, чувствовал древнее зло под водяной толщей, и черная ярость в глубине нарастала. – Вару Дрозил! – кисти рук эльфа вспыхнули синими рунами и яростными вспышками понеслись в глубины водоема, образовывая в воде длинные цепи. – Анарил Вар! – выкрикнул Ерртор, и воды с шумным плеском разошлись в стороны от берега до берега, обнажая полосу дна. Озеро было метров семьдесят-восемьдесят в поперечнике, и за четыре выдоха дракониха наморозила толстые ледяные стены по краям, удерживаемого всадником, прохода. На дне, не погруженный в ил, оказался абсолютно круглый плоский валун, пяти метров в диаметре. – А вот и крышка ларчика, добрались, – Иррада пульсировала щитом молний, подняв вверх крылья и готовая в любой момент взлететь. Немного искусства Магистрата и к находке вели широкие ледовые ступени. Всадник и дракон медленно, готовые к чему угодно, напряженные до звона тишины во всем теле, спускались вниз. Валун стал быстро нагреваться. Остатки влаги на нем поднялись змеящимся паром в сереющие небеса. – Я лорд Шашир властитель Зарз, поднявший Ишь у останков лорда Шарина, нареченный его гласом и наделенный властью по его воле! Я пришел за твоим духом и повелеваю подчиниться, кто бы ты ни был, слуга Зираиды! Если ты воспротивишься, я покараю тебя! Камень перестал нагреваться. В голову Ерртора вкрался шипящий шепот чужого языка, но через несколько мгновений, перестроившись на мысленный поток, Ерртор уже четко различал смысл слов. Ишь в его левой руке начал мерно пульсировать тонкой вибрацией. – Я не слуга Зираиды, повелитель. Я такой же ее господин как и ты, наделенный Богами Ночи частью триединства власти... И хоть твой символ высший над моим, я всегда был по правую руку от твоей крови. Вскрой саркофаг своей руной и суди мощи, суди дух поверженного в бесславной жатве лорда Чишира. Я смиренно жду приговора. Татуировка на щеке Ерртора завибрировала и нагрелась. От щеки отделился ее пульсирующий изумрудный контур и завис перед глазами всадника. – «Ключ! Все-таки это ключ!» – подумал Ерртор и отправил волевым посылом руну в камень. С выдохом, похожим на стон, глыба воспарила, открывая глазам дракона и эльфа шевелящийся черный туман яйцеобразного саркофага. Пятиметровая усыпальница хранила в себе... ГОЛОВУ! Лысая, с одутловатой затылочной частью, маленьким носом и маленькой челюстью с белыми короткими остроконечными зубами, чуть покрывающими нижнюю губу. Она была покрыта абсолютно черной кожей, с вкраплениями мизерных серебряных блесток. Крупные миндалевидные глаза, сведенные контурами во взгляд свирепого хищника, имели серую радужку и белый кошачий зрачок. Складывалось такое ощущение, что голову отсекли всего минуту назад и ее мертвое состояние, выдавали лишь неподвижные глаза. В этой голове была еще одна странная деталь. На лбу, мерцала изумрудным светом сложная руна. Ее контуры, заключенные в эллипс амулета, плелись сложнейшим притягивающим взор узором. Руна походила на украшение из черного, как Ишь, металла. Амулет был вплавлен в саму кожу, не имея четких границ между плотью и собой. С правого и левого конца эллипса выходили две узких металлических ленты и охватывали сложным плетеным рисунком весь верх головы и затылок. Каждое ответвление этого головного убора или корсета оканчивалось маленьким, едва выступающим над поверхностью, граненым изумрудом. Ерртор почувствовал в узоре нечто знакомое, близкое и даже родное. Иррада насторожилась, уловив эти чувства в душе всадника. – Я не знаю, как ты собрался вершить суд, – вмешалась Легкокрылая в созерцание всадника, – но позволю себе напомнить – лед и лето совместимы только у небесных горных вершин, и если ты действительно не хочешь искупаться и всплывать со дна озера, нам пора! Слова Иррады выдернули Ерртора из мягкого трансового оцепенения. – Да, летим. Заберем прах лорда Чишира и летим, – Ерртор вытащил из-за пояса сверток одеяла Дрела и, расправив, набросил на черную голову, стараясь не касаться ее открытыми руками. Иррада помогла всаднику усесться себе на спину и резко взмахнула крыльями. От плотной волны воздуха подтаявший лед треснул и с грохотом и шумом водный коридор схлопнулся за взмывающим вверх драконом. – Куда теперь, всадник? В Юрг? – Иррада не спеша набирала высоту. – В Фиэней, показать находку совету? – Нет, сестра, нас зовет Жгаг-Гер. Про находку сообщать, думаю, рано. Сперва выясним все про это «триединство власти» Зираиды. Магистрат может

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом