Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

счесть артефакт чересчур опасным и изъять. – Уж не на эту железяку на мертвой башке ты глаз положил, всадник? «Она такая родная...» – я все слышала! – Иррада разворачивалась на запад. – Я и не собирался от тебя ни чего скрывать. Лорд Шарин в своем последнем слове говорил, что на полях Эндоры погибли еще два – лорд Жушр и лорд Чишир. Логично предположить, что они вместе и были триединством власти. Как мы уже знаем, власть в Зираиде связывалась атрибутами. «Ишь» принадлежал Шарину. Металлическая руна на лбу Чишира, являющаяся средоточием чудовищной силы, наверняка второй символ. Я думаю, ты это чувствуешь. Возможно, объединив все три атрибута в одном теле, я и смогу выполнить перед Зираидой данную клятву. – Наивный молодой эльф! – фыркнула Иррада. – Ты думаешь, все семь тысячелетий Зираида спала, и у нее не появилось новых правителей??? Уверенна – это не так! – Не знаю... не знаю... но зачем-то Судьба затащила нас сюда, в эти болота? – Ерртор словно шел с завязанными глазами по знакомым, но безумно запутанным улицам. – Ага. В очередной раз поставила нас перед выбором, и ты ухватился за него обеими руками, увидав новую игрушку. Мальчишка!... Я и говорю – мальчишка... – Зато весело и столько нового! – улыбнулся Ерртор. – ...За это и люблю тебя, всадник. С тобой действительно не соскучишься! – Иррада налегла на крылья. Ей не хотелось ночевать посреди топей, хотелось твердой земли под ногами, мягкой травы под головой и сытного-сытного ужина в животе... Домик над бездной. Мир духов. ...Нианна очнулась лежа на мягком диване по центру довольно большого причудливого зала. Стены и высокие своды потолка были сложены из огромных грубых глыб очень красивого темно-синего, мерцающего тихими звездными всплесками камня. Тщательнейшим образом отполированный бело-прозрачный пол едва заметно светился, будто под ним, не спеша, прокатывались морские волны. Свод поддерживали четыре хрустальные колонны, внутри которых струилось вверх иссиня-желто-зеленое пламя. Под сводом на втором этаже виднелись две двери, к которым вели две раздельные полукруглые лестницы. С правой стороны от дивана, у стены непонимающие глаза Нианны увидели небольшой источник, чья живительная влага собиралась в довольно большую чашу в виде сложенных крыльев дракона. Прямо напротив нее у стены тихо потрескивал великолепный камин, обрамленный металлическими статуями неведомых демонов. Волны приятного лучистого тепла мягко согревали еще слабое тело девушки. Опустив ноги на пол, Ниа села. Сегодняшняя обновка, великолепный голубой вышитый золотом костюм, прилип к телу, был весь перепачкан желто-зеленой жижей и облеплен лепестками дикого разноцветья. – Прямо как цветочная фея какая-то, – подумалось Нии. Нианна аккуратно прощупала мыслью весь дом. В нем и поблизости никого не было. Чуть осмелев, она огляделась. – «Должно быть Ениш меня сюда затащил или я опять куда-то провалилась». На стенах висели четыре больших портрета. Любопытство тянуло к ним сильнее, чем отвращение от облепившей тело грязи. Чтобы хоть как-то уменьшить неприятное чувство липкой субстанции на своей коже она сбросила одежду на пол и в первородном обнаженном виде пошла изучать картины. По левую руку висели два портрета. Один изображал большого круглолицего зеленокожего, абсолютно лысого мужчину с сияющими голубыми глазами и легкой улыбкой. Прозорливость и дерзость сплелись неразрывным целым в его взгляде. «Это должно быть Дрел». Второй изображал лицо девы-птицы с хищным, но чрезвычайно изящным клювом вместо носа и рта. Короткие волосы обрамляли два пышных веера белых перьев растущих за ушами. Ее глаза светились тем же небесным цветом. От этого портрета веяло гармонией и необъяснимой лаской. «Это точно сладкоречивая Чари». Ниа прошлепала босыми ногами через зал, и на другой стене ее взор пристально впился в знакомое изображение. Со стены на нее смотрела она сама. Рубиновый, целеустремленный уверенный взгляд готовой на все Богини, непослушные кудряшки длинных черных волос и золотая тиара с тремя большими эллипсовидными сапфирами на лбу. Это была она, только семь тысяч лет назад. – Нравлюсь, нравлюсь, нравлюсь, – довольно заключила Великая и направилась к последнему портрету. Медленно подходя к нему, боясь увидеть не то, что ожидает, девичье сердце Нии затрепетало предвосхищеньем долгожданного свидания. Сейчас, сейчас она увидит того, по кому сходила с ума прежде, кого обожала и боготворила, кого любила до онемения. И чей образ был начисто стерт из ее теперешней памяти и жизни. На расстоянии нескольких шагов она потупила взор, закрыла глаза и долго стояла перед картиной, не решаясь их открыть. Тяжелый вздох порхнул бескрылой птицей под свод зала и треск дров в камине смолк, напряженный томительным моментом. Нианна резко вскинула голову и открыла глаза. Глаза, глаза, глаза... Да! На нее смотрели они! Глаза ее любви, полные бездонной, теплой мудрости и светлого могущества! Глаза ее мечты и глаза ее забвения. Глаза желанного Амдебафа! Сколько светлых грез, дерзких исканий и поиска тайны связывали ее с этими глазами. Ради одного – ради единства и вечной любви! Да, на нее смотрел с портрета Великий дракон Амдебаф! Бриллианты его чешуи искрились живым светом на древнем полотне. Еще миг и он оживет, стена дрогнет и из нарисованного мира в синий молчаливый зал ступит мощь древнего дракона. Две одинокие слезинки выскользнули из уголков вновь закрытых глаз. Ниа, нежный цветок юности, тихо плакала над вырванным из ее груди древним, не сбывшимся счастьем, счастьем которое быть может, она увидит в этой жизни лишь на старинном нарисованном холсте... Но утраченного девичьими слезами не вернуть и Нианна решила приводить себя в порядок. В таком виде возвращаться к драконам нельзя. – Праматерь – грязнуля. Точно легенды сложат... Буду мыться прямо здесь, – заприметив источник у стены, решила чародейка. Залезть прямо в чашу, собирающую воду она не решилась, хотя размеры позволяли это сделать. – Как-то неприлично, что ли, – и под властью поднятой руки вода из чаши заструилась вверх, образуя большую сферу, висящую над полом. Просунув в воду руку, Ниа сразу ее отдернула, как кошка, стряхивая капли. – Бррр... Какая холодная!!! Так не пойдет! Вода сводила суставы. В левой руке загорелась огненная сфера, и находчивая блюстительница чистоты метнула ее в самый центр шарообразного бассейна, удерживаемого распростертой пятерней правой руки. Вода недовольно зашипела и наполнилась вихрями пузырей разносящих тепло. – Вот теперь порядок, – Нианна переместила водяной шар к портрету Амдебафа. Девушка хотела, чтобы дракон ее видел, пусть не живыми, пусть нарисованными глазами. С грацией нимфы она ступила в теплую водяную каплю, парящую над полом. Венец был оставлен на диване, и черные свободные кудри расплылись в невесомости воды извивающимся великолепием. Алые блики огня камина и многоликое пламя колонн бросали очарованные отблески на гибкий стан Богини, нежащейся в водяной сфере... на глазах у своего любимого... Тщательно избавившись от последствий вынужденного купания в потоке душ, Ниа вышла из воды, взяла лежащий на полу костюм и старательно выполоскала его в еще теплой воде. Оставшись довольной результатами импровизированной стирки хозяйка надела костюм мокрым прямо на обнаженное тело, и он тут же нахально прилип к коже. Пару согревающих рун скользнули с ладони и сухая, принявшая омовение Ниа вновь готова была драться. – «Вот только водичку, куда за собой деть? Полью цветы на улице, что ли», – подумала чародейка, и сфера послушно поплыла перед ней к входным дверям. Большие входные двери сами почтительно отворились, и... она чуть не опрокинула висящую воду, прямо себе на голову. Дом, в котором она находилась, парил над бездной! Тыльная сторона строения сливалась с самой макушкой гигантского, уходящего отвесно вниз, в никуда, утеса. Дом был прилеплен к скале как птичье гнездо. Двор представлял собой круглую прозрачную стеклянную поверхность, висящую в пустоте, обнесенную черным каменным парапетом. То, что творилось напротив, воистину потрясало! Безбрежные потоки материи, разделенные с миром душ Эндоры бездонной пропастью, падали бесконечным полотном с невиданной высоты небес в неизведанные глубины миров. Потоки то искрились, то мерцали, то наливались всей палитрой цветов. Незнаемый гений, творил вечно меняющееся полотно перед глазами Нианны. С трудом удержав воду, Ниа поднесла ее к краю смотровой площадки и отпустила вниз облаком брызг. Память стала приподнимать завесу забвения с размытых образов, некогда стоящих на этой площадке... – Ты пришла в себя! – радостный голос Ениша рассеял зыбкий образ. Держатель ключей показался из-за утеса, мерно взмахивая крыльями. – «Значит я все еще в мире душ», – подумала Великая. – Да, Ениш. Как там дела у всадника и дракона? Напомни, пожалуйста, их имена. – Златоглавая Иррада и Ерртор. – Ерртор? Сын Омелии из Сетимиэля? – в глазах Нианны разгорелось изумление. – Ну да, – спокойно ответил смотритель душ. – Надо же. Судьба так и кружит над их родом, сталкивая меня с ним. Что бы это означало? Я долго была без сознания? – Ниа начала переживать. – «Храаг мог сообщить Магистрату, что я пропала, Магистрат родителям, а те и так за сегодня натерпелись». – В Эндоре вечер сменился ночью. Красота. В эту пору я бы с удовольствием полетал над Фиэнеем, – мечтательно подняв глаза, сказал Ениш. – Мне пора, – немного грустный тихий голос не хотел расставанья с новым другом. – Я рада, что вновь нашла тебя... Ениш... – имя последнего держателя ключей она произнесла с такой теплотой, что тот невольно смахнул тонкими нитями щупалец навернувшиеся слезы. – Я обещаю бывать у тебя теперь намного чаще, обязательно научу искусству боя и... когда обрету прежнюю силу обязательно, слышишь обязательно, верну плоть твоему брату Махашу. – Спасибо, Мать! Я буду ждать тебя. Да откроет Тироль тебе свои тайны!... ...Голубой диск Нианны стремительно набирал скорость, оставив внизу дом-гнездо с круглой стеклянной площадкой. Интуиция Великой привела точно к висящему узору магической двери Храма Сути... * * * ...Храаг терпеливо ждал. Он все-таки верил, что Звезды не для того подарили жизнь Нианне, чтобы так просто и бесцельно ее отобрать. Да и выбора особого у него не было. Вот только сколько ждать – час, ночь, месяц...? Он этого не знал. Дракон не испугался, нет. Он просто вздрогнул от неожиданности, когда с хрустального свода Храма вновь ударил белый свет. Старейшина ждал его, не теряя надежды. Когда ослепление прошло, и свет потух, перед глазами уже висел голубой диск. Храаг встал и опасливо отодвинул назад голову, изучая непонятное явление. Внезапно диск исчез, и о каменный пол тоннеля цокнули каблуки Нианны. – Это я. Я вернулась, – донеслось из непроглядной черноты. Храаг не выдержал и на кончике когтя поднятой передней лапы засветился бледно–лунный световой шар, отбрасывая тьму за очертания изящной эльфийки. – Это действительно ты, Владычица. С возвращением. Хотя, я и не подозревал, что отсюда можно куда-то отправиться. Нианна всем естеством знала, что мир душ для жителей Эндоры целиком находится под запретом, и решила о нем никому не рассказывать. – Это не было далеким путешествием, скорее экскурсией в одну из сутей Эндоры, – неопределенно ответила она. – Нашла ли ты ответы на вопросы, терзающие душу? – Скорее нашла новые вопросы, – с легким вздохом ответила Ниа. Они не спеша, направлялись к выходу. Остались позади предупреждающие колонны и им навстречу уже текли длинные освещенные тоннели Генара. – Как ты поднялась в пещере? Я видел голубой диск. Это он тебя принес? Честно говоря, я не знал, что храм может и это. – Да нет же! Этот диск и есть я. Это моя полетная магия, – Ниа звонко рассмеялась. – По легендам Великие умели летать, – как бы сам для себя проурчал Храаг, – но почему ты не сама полетела с королевской площади рядом с нами? – На то есть две причины, – Ниа улыбнулась. – Ваш полет живой, вы касаетесь неба своей плотью, слышите музыку ветра, ощущаете его прохладу и зной. Мой же полет порожден магией, которая защищает тело и позволяет скользить по энергиям, но не доставляет живой радости чувств. Полететь по небу на драконе было наверно самой яркой мечтой детства, и ты, мудрый Храаг, мне ее подарил как раз в день рождения. Ну, а вторая причина – Глава Магистрата Владыка Улир просил воздержаться от полетов над Фиэнеем, дабы не нервировать души эльфийского народа. – Да, для их утонченных нервов это истинное испытание... – Храаг гулко заухал грудью. Смех дракона подхватила тонкая мелодия смеха девушки, и эти звуки мягким эхом растворились в тоннеле. Великая и старый черный дракон медленно вышли на карниз. В ночной мгле ярко мерцали бриллианты звезд. – Ну, раз Улир просил не летать, позволь мне отнести тебя к дому, Владычица. – Спасибо, добрый Храаг, ты вновь оказываешь мне честь. Ночной воздух пел песнь полета совсем иначе. Ветер шелестел тихим менестрелем, тоскующим по звездам и еле слышно, даже слегка уныло скользил по крыльям и чешуе дракона. Фиэней светился путами гигантских ночных лиан, протянувшихся хитросплетением витых линий вдоль всех больших и малых улиц, наполняя их призрачным лазурным светом. Медленно и величаво из-за шипов неприступного Тироля выкатывалась по небу царица ночи – луна. Храаг мастерски скользнул мимо башен Магистрата с полусложенными крыльями, чуть накренившись, черной тенью ворвался на аллею, ведущую к дому Нианны и через мгновенье, резко широко расставив крылья, затормозил, плавно касаясь мостовой лапами как раз рядом с входом во двор. Нианна с проворством пантеры спрыгнула с плеч дракона, не дав ему опуститься на брюхо. Из ворот, сверкая лунным светом больших голубых глаз, неслышными шагами показались саблезубые друзья Великой. Храаг с интересом смотрел на этих сказочных, даже для их народа, исполинов. – Я рад знакомству с вами, могучие жители леса, – старый дракон знал, что девочка ехала в город на тиграх, но все же представлял их значительно меньшими в размерах. – Личное знакомство со старейшиной драконьего рода Храагом, честь для нас, – учтивая речь лесных братьев удивила Храага не меньше их вида. – Но я не называл вам своего имени? – Для тайного народа практически нет тайн в границах Эндоры, – пояснила Ниа. – Это Ррагор, а это Ррагур, – представила она братьев. Храаг кивнул головой в знак почтения. – Мы вышли встретить тебя госпожа, и в то же время испросить разрешения покинуть Фиэней. – Вы хотите уйти? – Да, Владычица. Пришло время. Город для тебя не опасен. Остерегайся только подлого Харула в совете магов. Да и твои новые хранители, – тигры повернули головы, указывая на ошеломленного такой осведомленностью Храага, – намного могучее нас. – К тому же эльфы, при их виде, так не шарахаются... – чуть раздосадовано произнес Ррагур. – Мы просим отпустить нас, но клянемся, что будем находиться в окрестностях города, дабы по первому зову явиться к тебе. Тигры неподвижно стояли, вопросительно глядя в уставшие и чуть расстроенные глаза Нианны. – Ну, что ж. Пусть Великий лес хранит вас и ваш род... пушистики, – она обняла двух исполинов за головы, вжавшись в густую теплую шерсть лицом. – Прощай, сестра, – и тигры окутались мерцающим маревом, после чего как ветер нереальности растаяли в воздухе. – Куда же вы делись?! – Нианна непонимающе захлопала глазами. – Мы просто одели магическую шкуру, отводящую от нас любое внимание, – услышала она ответ из пустоты улицы. – Это умение – один из твоих древних даров нашему народу. Прощай и до встречи... Ниа почувствовала, как пустота мягко скользнула по ее рукам. Раздалось тихое урчание и медленно поплыло «Ветром странствий Тироля». – И мне пора, – Храаг изогнул шею, склонив голову. Его глаза оказались на уровне глаз Нии. – Я обязательно буду присутствовать на совете, когда ты предстанешь пред Владыками. Помни, Великая, весь Генар – твой дом, а мы твои благодарные дети. В любой миг дня и ночи мы счастливы видеть Праматерь среди нас и будем ждать встречи. – Спасибо, Храаг. Жизнь ценна любовью и теплом души родных и друзей. Глядя в ваши открытые сердца, моя новая жизнь обретает яркие краски, а боль беспамятства кажется просто старым рубцом на теле, лишь иногда беспокоящим разум, – Нианна протянула руку и бережно, словно боясь, что Храаг растворится во тьме, как растворились тигры, провела ладонью по шершавой чешуйчатой щеке. – Спасибо, друг... – едва слышно прошептала она. Немногословный Храаг поднял голову, расправил крылья и мощным взмахом слился с черной бездной ночных небес, обдав Нию волной горячего ночного воздуха. Его сердце наполнилось тихим счастьем встречи с таким же любящим жизнь духом, как и он... ... Нианна стояла во дворе, любуясь недвижным полетом ярких звезд. Усталость тихо обняла за хрупкие плечи, нашептывая желание сладостного сна. В доме явно были гости. Сквозь открытое окно доносились шутки и смешки Тиринара поддерживаемые всеобщим смехом. Хрустальная мелодия открывшейся двери проводила Нию через зал в столовую. Кроме родителей, Тиринара и Гилиира с Омелией за столом сидел Владыка Энирал и еще один незнакомец. Увидев ее, Энирал и незнакомец встали и почтительно поклонились. Взгляд незнакомца скользнул на венец Нианны, и он склонился значительно ниже. Именинница уловила это и решила, наконец, выяснить столь мистическое придворное значение на вид совсем обычного украшения головы. Отец поднялся. – Дочь, позволь тебе представить главу совета Магистрата Владыку Улира. Ниа настолько устала, что даже, если бы перед ней сейчас стояли все короли Эндоры, со свитой, ей было бы все равно. Подняв на него устало-отрешенный взгляд Великая грациозно коротко поклонилась, но не галантным эльфийским поклоном, а жестом сурового воина. Улир тут же уловил настрой девушки, готовой к короткому разговору, но никак не к длинной светской беседе. Мать вынесла свиток, написанный Иллириэлью, и передала Нии. Та в свою очередь преподнесла верительную грамоту Владыке. Улир принял и быстро пробежал его глазами. – Я ждал прибытия маленькой одиннадцатилетней ученицы Тиринара, – с улыбкой мудреца, сворачивая свиток, начал Улир, и его мягкий голос немного расположил Нию к разговору, – а в дверь вошла солнцеликая красавица, да еще и драконья всадница. – Если бы только всадница, – вздохнула она, – то беззаботное детство могло бы и продолжиться. – А кем ты еще успела стать за эти полдня? – Тиринар изумленно поднял брови. – Драконы приняли меня как Праматерь, – словно невзначай обронила Ниа. Теперь брови поползли вверх, нещадно комкая лоб в складки, у Улира, Энирала и других эльфов. – Так из-за этого драконы такой фейерверк по всем пещерам устроили? – Тиринар хотел пошутить, и шутка удалась. – Не-а, – по-детски беззаботно заявила Ниа, – это Храм Сути со мной так здоровался. Невыразимая немая сцена сковала мгновенным параличом всех присутствующих, кроме драконьей прамамы. Именинница хихикнула и прикрыла рот ладонью от смущения. – Извините, но если бы с вас сейчас написать картину – это был бы шедевр... Да не переживайте вы так. Я его не сломала. Цел-целехонек этот драконий Храм. Улир медленно встал, смущенно причмокнул губами, словно с трудом вспоминая, зачем он здесь. Нащупав первоначальную цель визита в бурлящем от невозможных фактов разуме, он тоном старого друга обратился к Нии: – Дорогая Нианна, мы с Эниралом прибыли, чтобы поздравить тебя с днем рождения. Именинница как и подобает встала, слушая поздравление. ... – И как друзья, как маги и, наконец, просто как мужчины мы желаем тебе всевмещающей, безбрежной, яркой любви, – Улир достал из кармана мантии маленькую шкатулочку. – От имени Магистрата и от нас с Эниралом, прими этот скромный дар, – он протянул ее Нии. Открыв подарок, она увидела изящный перстень с вытянутым, миндалевидным, почти на всю фалангу бриллиантом. Нианна была абсолютно равнодушна к таким побрякушкам, да и золотой венец носила на голове только потому, что он очень хорошо держит непослушные кучеряшки. – Спасибо, Владыка, – сдержанно поблагодарила она и тут же равнодушно закрыла коробку. – Это не совсем обычный перстень. Это кристалл связи, – продолжил Улир, увидев неприязнь Великой к украшению. – Таких в Эндоре всего два. Первый у короля Аниэра. Второй был долгое время реликвией Магистрата, но мы решили преподнести его тебе. В магическую память перстня внесены практически все поселения Эндоры, все высшие правители Эндорских королевств, включая магов Магистрата и высшее военное командование... Нианна сдвинула брови и ледяным взглядом окатила Улира с ног до головы. – Так значит все-таки война?! – Я вижу, ты уже знаешь, – помрачнел Улир. – Храаг увидел добрый знак для Эндоры, что я появилась перед ее началом. «Пришел защитник» – сказал он... А может я ее и начала, просто родившись среди вас? – На путях живых только Судьба загадывает настоящие загадки, – Улир пытался увести тяжелый разговор в философскую плоскость. – Ага, а над мертвыми она просто потешается, как над неспособными дать правильный ответ при жизни, – Ниа села за стол, открыла шкатулочку и примерила кольцо на палец. – Да, о войне. Мастер Гилиир, Омелия, ваш сын Ерртор и дракониха Иррада сегодня славно бились на болотах орков. – С кем? Когда? Кто нападал? Сколько их было? – Улир и Энирал подскочили к Нианне и засыпали вопросами. – Он жив, что с ним? – взволнованные глаза Омелии наполнились слезами. Гилиир вскочил и заметался как лев в клетке. – Он жив, и с ним и с драконом все хорошо. Они победили. – Но как, как ты ... – Улир снова недоумевал. – Мне было видение в Храме Сути, вот и все... – Как у тебя все просто, Нианночка! – ласковый пьяненький Тиринар подсел к ней поближе. – Чуток повзрослела за ночь, чуток на дракончиках полетала, став их мамой, заглянула в Храм Сути, который даже пепла от эльфов не оставляет, да еще и сражением полюбоваться успела – и все за одни сутки. Красота! – Ага, – по-детски кивнула Ниа, скромно умолчав, что в сражении принимала активное участие, – вот только устала очень. Умоляющие глаза Улира и Энирала молча просили хоть глоток информации о битве. – Дракона и всадника атаковали несколько сотен болотных мутантов с душами погибших при землетрясении орков. Ими управляло «нечто» из глубины болот. Схватка произошла далеко на юго-западе. Воинам ордена пробовал помочь маленький отряд орков. – Спасибо, Великая Нианна, – Улир и Энирал быстро засобирались. – Не смеем утруждать вас своим присутствием. – Я могу задать вам, Владыки, небольшой вопрос? Хочется хоть одну загадку разгадать сегодня. Улир и Энирал вновь сели на свои места, учтиво слушая. – При виде этого золотого венца все кланяются мне как... – Ниа подбирала слова. – Как королеве... – закончил за нее фразу Улир. – Да, – именинница вопросительно на него посмотрела. – Этот венец – древнейшее наследие Эндоры. По легендам, когда раса эльфов возмужала и выбрала первую королеву, с небес спустилась богиня Инайе. Она была идеалом красоты. Как гласят сказания, ее тело окутывала тончайшая, прозрачная небесная ткань. Ее женские достоинства на груди и бедрах были обхвачены золотыми узорчатыми изделиями с большими сапфирами, открывающими контуры, но скрывающими запретное. Этот венец – третья часть одежды Богини. Инайе сняла его с головы и торжественно возложила на голову нашей первой королевы. С той поры это символ высшей королевской власти. В те давние часы, в эпоху Безысходности и Гибели, Иллириэль беспримерным мужеством духа и ценой своей плоти спасла Эндору в неравной битве. Дабы возвеличить подвиг героини, равный дерзости Богов, тогдашняя королева возложила этот венец на ее голову, а она оставила его тебе в наследство, как я понимаю. Вот только есть одно «но»... – И какое же? – Нии заинтересовалась. – Насколько я помню из описания и рисунков тиары, она никогда и ни у кого не сплетала длинные волосы обручами, как у тебя сейчас. Видимо это свойство проявляется только на теле Великих. Так что носишь ты его по праву, Великая Нианна. – Спасибо, Владыка. Хоть одна разгадка за сегодня, – Ниа бережно дотронулась до венца, и он как-то странно, едва ощутимо откликнулся. Уставшая девушка не придала этому значения. – Ты позволишь нам тебя оставить? – не вставая с места, чуть озадаченно, ожидая очередного «почему», спросил Улир. – Я рада знакомству, Владыка Улир... Распрощавшись с магами, Ниа поняла, что хочет только одного – мягких объятий перины, пусть даже и в обугленной комнате. Обугленная комната в эту ночь осталась пустовать. Благо на втором этаже находилось десять комнат, и мать присмотрела ей другую, с большим зеркалом и огромной кроватью. На небольшом столике в углу стояла подаренная Гилииром и Омелией хрустальная роза. Сон мягкой поволокой окутал лестницу, стены, дверь. Она почти не помнила, как заходила в комнату и желала всем доброй ночи, как ее пальцы коснулись застежек, и блузка тихо скользнула вверх, как пояс отпустил талию, и брюки покорно упали к ногам. Как приняли ее тело в свои теплые объятья мягкая перина и легкое шелковое одеяло. Сон... Сон... Сон... Ну-ка спать! Топи орков – горы Нрады. ...Звезды серебрили путь дракона и всадника извечным сияющим хороводом. Редкие облака купались в новорожденном лунном сиянии, мчась вдогонку за беспокойными ветрами. Взошедшая луна звала их домой, на восток, ярким маяком указывая путь, но Судьба повелевала двум золотым искрам искать тайн запада, тайн прошлого и тайн будущего. Дыры в крыле сильно мешали Златоглавой и, чувствуя это, Ерртор предложил подруге спуститься. На небольшом пятачке суши он пел гимны и творил руны. Тело Иррады дрожало под болью ускоренного роста вырванных боем тканей. Она рычала и скалилась, а эльф прерывался и ласково ее гладил по чешуе, смягчая дергающую муку исцеления. Через два часа на драконихе не осталось и следа от тяжелых ранений, и ночной мирный черный бархат небес вновь принялся гладить Златоглавую по стремительным крыльям. Своим полетом Иррада огибала поселенья и хутора, оставаясь невидима случайному взгляду, как повелел Ерртор. Она тревожилась

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом