Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

за всадника, тревожилась за свое не рожденное дитя, впавшее в длительный глубокий сон после активной веселой болтовни с матерью, но эта тревога была мягкой, приятной. После пережитого холода и безмолвия далеких глубин вселенной Легкокрылой уже начинало казаться, что это и есть истинный смысл ее жизни – тревога и забота о дорогих сердцу созданиях. Лишь к середине ночи путаница топей, болот, рек и озер стала сдавать свои позиции, уступая территорию лесам, полянам и лугам. Завидев стадо пасущихся мохнатых кабанов, разум Иррады окрасился одной лишь восторженной, иступленной, всезатмевающей нотой – «Еда!». Ерртор даже не стал покидать ее спину и черным ангелом ночи, до безумия голодным, она скользнула над стадом, выдохнув гигантское пламя. Из десяти кабанов и свиней уцелел только старый секач, пасущийся осторонь. Иррада спикировала на поляну во втором заходе и, еще не успев погасить скорость, зарываясь мощными лапами в податливый грунт, хапнула челюстями первую тушу и с хрустом ее стала пережевывать целиком. – Я пойду разобью лагерь, а ты пока пируй, подруга. Твои крылья действительно заслуживают праздник, – Ерртор не очень любил эту процедуру и, прихватив бесценную добычу, которая чуть не стоила обоим жизни, отправился на опушку невысокого леса, разжечь костер да поискать чего-нибудь из кореньев-стеблей себе на то ли еще ужин, то ли уже на завтрак... Костер убаюкивающе потрескивал, согревая собой влажную и прохладную ночь. Всадник сотворил магический купол, оставив одну из его стен открытой, а сам медленно жевал сочный хрустящий корень ночноцвета. Вкус у него был так себе, но сытостью и теплом он наполнял тело изрядно. Темный контур шипастой громадины, слабо поблескивающий в лунных бликах, вальяжно приближался, довольно чмокая губами. Пламя медленно явило Ерртору ало–золотую физиономию Иррады. Она мило осоловело улыбалась. – Изволите отойти ко сну? – Ерртор встал и галантно простер руки ко входу в магический шалаш. – Изумительная еда всегда великолепно гармонирует с блаженством беззаботного сна. Не так ли, ужасающий лорд Шашир? – она величаво, с грацией переевшей пантеры, проследовала в полевые покои. – О, да! Златокрылая Богиня могучего зеленого народа, спасительница клыков и прочая... Как вам будет угодно, – Ерртор в пояс ей поклонился уже возле хвоста. Иррада резко обернулась, кинула к нему голову и лязгнула челюстями перед носом эльфа. – Ам! Ерртор стоял, недвижим как статуя, только слегка вопросительно подняв бровь. – Это означает, – переводила Златоглавая Повелительница, – что если кто-то, – и выразительно посмотрела на эльфа, – ослушается Богиню, не будет спать рядом, а втихаря начнет тискаться с мертвой головешкой и сотрясать мой покой всякими там молниями, вспышками и клятвами, то ему будет полный «Ам!», ну или «частичный Ам» – это понятно? – А можно вопрос? – Ерртор сделал хитрую гримасу. – Нет! – рявкнула Иррада. – Ты в палатку – башка на улицу... Ну в смысле мертвая башка, твоя тоже в палатку! – и для острастки оскалилась. – Может он при солнце говорить с нами не будет, – Ерртор осторожно поднял голову двумя руками и жалобно посмотрел на Ирраду. – Я его на коготь насажу, заговорит аж бегом. Значит, пакости корчить днем он будет, а говорить нет?! Ха! Посмотрим!... И одеяло с него сними, не простудится. Спать! – непререкаемый тон драконихи обещал хорошего пинка, если всадник вдруг ослушается. С покорством шаловливого мальчугана Ерртор положил голову на траву, и снял с нее одеяло. Заклятье магического барьера охватило голову лорда плотной светящейся сферой. Всадник поставил охранные руны, как на внешнее, так и на внутреннее действие, с тем, чтобы ночью дух Чишира не решил пошутить с их разумами. Иррада улеглась и пристально наблюдала за манипуляциями всадника, нервно поигрывая кончиком хвоста. Ерртор вошел в палатку, задвинул за собой завесу пульсирующей алой магической стены и сел возле передней лапы драконихи, облокотившись на нее спиной. – Спи, малыш, ты устал, а завтрашний день, может, будет стоить вчерашней ночи и вчерашнего дня одновременно. Мне нравиться твердость твоего намерения, но путь ты выбрал, наверно, самый сложный из всех, что можно представить под звездами, и на нем я буду с тобой до конца. Спи... – Иррада ласково заурчала. Этот удивительный грудной рык не был похож на монотонность домашнего довольного любимца, он струился нежной, сложной, многоголосой мелодией, то ли материнской, то ли иной колыбельной, полной светлого, убаюкивающего, успокаивающего сердечного тепла. Розовое мягкое одеяло Дрела, словно само собой скользнуло на плечи, и ночь неслышно, невесомо опустилась в душу, принеся равновесие и покой... Лорд Шашир и лорд Шарин. Магистрат. Фиэней. ...Она вздрогнула от внезапного мысленного касания. Какой-то нахал хотел с ней говорить. Нианна забросила руки за голову и напряглась в сладком потягивании. Касание повторилось. – «Ну что за...!» – она открыла глаза. Вчерашний подарок Улира, одетый на левую руку слегка искрился небольшими лучиками. – «С такой побрякушкой в темноте не спрячешься, кто-то позвал и привет... тебя схватили...» – Нианна рассуждала как заправский лазутчик. – «Интересно, это боевое прошлое мне не дает нормально мыслить, или все-таки боевое будущее взвешивает все «за»... и... «не дождетесь». За окном разгоралось утро. Розовое небо еще только встречало краешек солнца над Тирольской грядой, а ее уже хотят услышать. Ниа собиралась было вспылить и наговорить нахалу чего-нибудь остренького, но, открыв ментальную завесу, ощутила образ Главы Магистрата Улира. Он тут же начал быстро говорить. – Великая Нианна, – он обращался к ней с акцентом на слове Великая, и в голосе слышалась виноватая нотка, – прошу извинить меня за столь ранний мысленный визит, но я очень хотел бы увидеться с тобой, мастером Гилииром, госпожой Омелией и Владыкой Тиринаром, по возможности как можно скорей. Тревожный настрой голоса Улира мгновенно стряхнул утреннюю негу с духа Нианны. Великому воину не надо было объяснять зачем, куда и почему. Она приготовилась стремительно действовать. – Я выхожу. Как только учитель свяжется с Гилииром, мы прибудем к вам. – Спасибо. Возле входа в Магистрат вас ожидает Энирал, он проведет в мои покои. Касание растаяло, и Ниа мгновенно одевшись, пружинящими уверенными шагами вышла в коридор. Тиринар, осторожно пятясь спиной вперед, выходил из своей комнаты, прижимая посох одной рукой к груди и потирая ей же заспанные глаза, а второй тихо прикрывая дверь, стараясь не издать ни звука. – Учитель... – А!.. – он аж подпрыгнул от неожиданности. – Святые небеса! Ну и напугала непоседа. – Улир пригласил... – Да знаю, знаю... Он бы хоть раз пригласил так, по-дружески – приходи Тиринарчик, посидим, поболтаем, ну хотя бы... чайку попьем. А то все бегом, срочно, во имя Эндоры! Я, конечно, ничего против Эндоры не имею... Ниа облокотилась о стену, сплела руки на груди и подняла вопросительно бровь. Тиринар, встретив ее взгляд, чуть осекся и сразу продолжил. – Что?... Ну хоть немножко дай старику побурчать, а... – Учитель, это ваше святое право, – улыбнулась она, – а иногда почти обязанность. Нам бы Гилиира с Омелией отыскать. – А чего их искать, когда они у тебя за спиной. Ниа быстро повернулась, но пустоту коридора наполняли только закрытые двери. – Звезды небесные! Дитя, за этой стенкой, в соседней комнате. Они на ночь остались в вашем доме. – Надо будить, – уверенным тоном главнокомандующего заявила Нианна. – Никого не надо будить, – в открытой двери стояли одетые Гилиир и Омелия. – Наш друг Тиринар мягким рокотом своего голоса даже мертвых, наверно, поднимать умеет. – Сколько раз пробовал, хоть бы один шевельнулся, – ехидно ухмыльнулся маг. – Раз приглашенные в сборе, предлагаю не спеша отправляться в путь. Подчеркиваю – не спеша, а то вчера Энирал такую прыть развил, что я себя, по меньшей мере, оленем чувствовал. – Скорее диким вепрем, – улыбнулся мастер меча. – Хорошо, пусть вепрем, но добродушным... Друзья спустились по лестнице, и вышли во двор. Ниа аккуратно коснулась мыслью матери, чуть разбудив ее, и сообщила, что они отправились в Магистрат к Улиру. Энирал со спокойным видом сидел на лавочке, окруженной кустами чудесных роз, возле входа в центральную, самую высокую башню Магистрата. Руки покоились на посохе, и лишь ритмичное постукивание мизинца о его полированное древесное тело выдавало беспокойство духа. Вот и они. Четверо. Как раз те, кого он ждал, по приказу Улира. Ночь, проведенная над кристаллами связи, не подарила и минуты сна. Все сходилось с рассказом Нианны о Еррторе и Ирраде, но... – Доброе утро, друзья, – вставая с лавочки, приветствовал четверку маг. – По первому зову, как говорится, – улыбнулся Тиринар, – всем составом... Друзья поклонились, и Энирал жестом пригласил войти. – Владыка Улир все пояснит наверху. Центр башни представлял собой шахту подъемных площадок с невысокими, коваными ограждениями. Подобно лепесткам цветка площадки скользили под властью эльфийской магии вверх-вниз, доставляя на нужные этажи служителей. Каждый этаж меж собою был соединен лестничным пролетом, и состоял из множества кабинетов и лабораторий, в которых дерзали и творили лучшие из лучших магов Эндоры. Поднявшись до самого верха, Энирал провел друзей через массивные резные дубовые двери в кабинет Улира. Кабинет выглядел просторным и больше походил на библиотеку. Бесконечные свитки и книги. В центре стоял большой круглый стол и с десяток стульев. Улир, когда они входили, над чем-то склонился возле маленького письменного стола у окна. Обернувшись, он увидел друзей и жестом пригласил присесть. – Да осенит ваши души свет озарения, – лицо Улира выражало тревогу и замешательство. – Вы уж извините, что так рано всех собрал, но то, что происходит, в какой-то мере касается вас всех, – начал он без предисловий. – Мы все ночью были дома и даже Ниа спала как дитя, так что мы ни в чем не виноваты... – Тиринар все же встал не стой ноги, ему уже хотелось домой, в спокойный и тихий Килин. – Я и не хочу вас ни в чем винить, но... пропал Ерртор и Златоглавая Иррада. – Как пропал? – сердце Омелии сжалось, предчувствуя неладное. – С ним нет связи, кристалл всадника молчит. Нианна видела их в битве, но чем она закончилась, ей увидеть не удалось. Ведь так? – Он собирался проникнуть в болото за этим темным порождением, – Ниа кивнула головой. – Нам с Эниралом удалось определить место, где происходила битва. Сражение происходило возле небольшой деревеньки близ достаточно крупного города орков Юрга. Через наших друзей среди магов зеленого народа, мы выяснили, что видел тот десяток ополченцев, оставшихся в живых и пытавшихся помочь всаднику и дракону. – И что же? – Гилиир нахмурил брови и сжал губы. Улир как-то пронизывающе посмотрел на мастера меча, что тому немного стало не по себе. – Ему удалось достать это «порождение тьмы». Что это – орки разглядеть не смогли за поставленным всадником магическим экраном, но, судя по размеру, оно было не большим. Вместо того, чтобы его уничтожить, всадник и дракон, взмыли в небо, растворившись в алом закатном зареве, не сказав оркам ни слова и даже не посмотрев в их сторону. Конечно же, прихватив с собой таинственное «нечто». – Может, они поспешно уносили это «непонятно что» подальше в безопасное место? – Тиринар очень хорошо знал болота и был дружен с Владыкой магии орком Фурундом в Юрге. – Да. Мы тоже так надеемся, но если они не выходят на связь, это говорит о том, что либо они попали в беду, взяв с собой артефакт, либо... Кабинет наполнила гнетущая тишина. – Что «либо»? – не выдержала Омелия. Она только что обрела мужа, а судьба отобрала у нее сына. Сердце клокотало в груди бурей терзаний. – Есть нечто, в жизни этого дракона и всадника, что объединяет их с твоим родом, Великая, – Улир исподлобья в упор смотрел на Нию. – И что же? – возможность коснуться прежней памяти взбудоражила ее. – Они нашли призрака Великого. Призрака по имени Дрел. – Дрел! – Ниа подскочила со стула. – Где, где они его нашли? Почему призрака? Улир коротко поведал собравшимся о произошедших событиях в Тироле. – В прошлой жизни я знала Дрела. Он был одним из создателей Эндоры, а теперь он призрак, – Ниа горько расстроилась, узнав, что найти его невозможно. Дорогу знали лишь Ерртор да Иррада, и те исчезли. – А теперь самое необъяснимое, – Улир в упор взглянул на Гилиира, – ваш сын, Ерртор, принес клятву верности Зираиде в горах Тироля и, получив черную метку на щеке, стал лордом Шаширом, унаследовавшим земли Зарз от темного лорда Шарина. Удивление медленно сменялось ужасом на лицах друзей. – Зираидой называлась страна теней, – продолжал Улир, – посланцы которой стали причиной эпохи Безысходности и Гибели. Но самое поразительное, что призрачный дух, проводивший обряд инициализации, заявил, что долг крови живет в Еррторе от рождения. Улир сверлил взглядом Гилиира. – Что ты об этом скажешь, мастер меча, потерявший некогда память в проклятом месте? Имя Шарин тебе ничего не говорит? Гилиир непонимающе хлопал глазами. Гипнотический взгляд Улира оторвал от лица Гилиира жуткий скрежет ногтей Нианны по полированному столу. Обе руки впивались в полировку – Ниа хваталась за что-нибудь, пытаясь удержаться, удержаться в сознании. Глаза вспыхнули ярким светом, и оцепенение транса захватило ее душу. Прежняя память нахлынула безудержной волной... * * * ...Чистый дух Нианны, влекомый лишь прихотями вольных ветров, в этот день странствовал над Великим лесом. Его несло и кружило неясным вихрем над одиноким озером. Судьба играла свою пьесу, собирая актеров с разных концов света и времен. К озеру приближался эльф, а на дне, на дне покоилось древнее зло. Почему-то дух Нии помнил это место, оно казалось чем-то знакомым, как вдруг внезапно, раскатом молний полыхнули зарницы прошлого, и она вспомнила – на дне озера заточен дух дракона. Дракона, который вел войска теней в поход против Эндоры. Эльф продолжал приближаться к опасности. Дух Нии чувствовал, как незримые нити зова дракона манят к себе эльфа. Молодой воин добровольно шел в пасть древнего зла, мало того, он к этому стремился. Призраку Великой стала интересна эта роковая тяга, и он решил коснуться души дерзкого путешественника. Ледяной ужас вонзил свои когти в ее сознание. Душа эльфа была древней душой темного правителя Зираиды лорда Шарина, потерявшей память о прошлой жизни и обретшей новое эльфийское тело. Но жаждущая зрелищ Судьба оставила в ее уголке тягу к темному наследию, погруженному в забвение. Два темных духа, когда-то жаждущих уничтожить Эндору, вновь стремились друг к другу. Эльф приблизился к озеру, и заточенный дух дракона набросился на жертву, порабощая его волю, превращая в послушную марионетку, алчущую смерти всех вокруг. Практически беспамятный дух Великой, все же хранивший в себе честь и справедливость, в праведном гневе обрушился в душу эльфа, носящего имя Данир, и необорным заклятьем сокрыл его прежнюю память, дабы лорд Шарин не возродился в эльфийском теле... * * * ...Тиринар оставался самым спокойным из маленького собрания, с тревогой наблюдающего необъяснимый транс Нианны. Улир нервничал наверно больше всех. Он даже взялся за посох, но Тиринар его остановил. – Владыка, видишь, шаровых молний нет, крика тоже, и сидит она на стуле, а не висит в воздухе – все в порядке. Просто имя Шарин заставило ее что-то вспомнить. Думаю, скоро узнаем, что именно. – Ох, как я надеюсь... Ниа пришла в себя мгновенно. Оцепенение исчезло, как будто никогда и не появлялось. О нем напоминали лишь глубокие борозды в полировке стола, оставленные пальчиками Великой. – Терпеть не могу, когда это происходит! – фыркнула Ниа. – Вы уж простите, Владыка Улир, за попорченную мебель. – Пустяки, – отмахнулся глава совета, – тебе что-то открылось? – Да, но прежде чем рассказать, я хочу предупредить мастера меча Гилиира, что мои слова могут причинить ему боль, – она немного помолчала, пристально всматриваясь в удивленное лицо Гилиира. – Может, ты желаешь услышать рассказ первым с глазу на глаз? – Я готов, госпожа Нианна. У меня нет секретов ни от Улира, подарившего мне это имя и новую жизнь, ни от любимой жены, ни от старого приятеля Тиринара. Говори! – решение воина было твердым и холодным, как сталь клинка. И Великая поведала увиденное, открыв все до конца. Глаза Омелии сверкали гневом, глядя на Нианну. Перед ней стояла та, что виновна в тысячелетней разлуке с мужем, та, что нагло отобрала память. С другой стороны сердце Омелии чуяло, что Гилиир, этот перерожденный заклятьем Великой Гилиир, в тысячи раз роднее ледяного Данира. Воин мужественно слушал рассказ Нианны. Когда она закончила, он тяжело вздохнул. – И наказание, и избавление от него Судьба Эндоры вверила в твои руки, Великая. Ты поступила и тогда и сейчас мудро. Гилиир тебе благодарен, – он склонил голову. – А память, память Шарина, к Гилииру вернется? – Тиринар был сама обеспокоенность. Его друг – бывший темный лорд Зираиды. Маг даже привстал. – Это зависит от его желания, – холодно ответила Ниа, – если Гилиир пожелает, я могу помочь. Тишина наполнила комнату вязким воздухом. Все ждали решения мастера меча. – Нет! – резко отрубил он.– Я не хочу помнить ту жизнь. Одна мысль о попытке вспомнить отдает чудовищным ядом смерти. Нет, я не хочу помнить. – Вот и правильно, а то друг окажется вдруг... не знамо чем, точнее знамо, но уж больно ужасным! – Тиринар заулыбался от своего же словоблудия. – Да будет так! – подытожил Улир. – Мозаика понемногу начинает складываться в картину... Так вот. Мое «либо», касалось возможного перехода Ерртора на сторону теней по принесенной им клятве и, как точно оказалось, по переданному по крови назначению. Это конечно худший из вариантов, но его исключать, сами понимаете, не допустимо. Гилиир и Омелия были мрачнее грозовой тучи. – Мы немедленно собираемся в дорогу на поиски Ерртора, – Гилиир встал, и Омелия последовала его примеру. – Владыка Улир, думаю, мои саблезубые братья могут в этом деле помочь. Я должна с ними как можно скорее встретиться. Ты просил не летать над Фиэнеем. Просьба остается в силе? – Полагаю после вчерашнего свидания на площади со всем драконьим советом, о котором гудит весь Фиэней, она не имеет смысла. Тиринару жутко хотелось домой в Килин, однако закадычный друг, с которым он обещал вернуться, будет явно нуждаться в его помощи. К тому же выпадает шанс повидаться с Фурундом. – А, кататься, так кататься! Я с вами, друзья! – Тиринар протянул Гилииру открытую ладонь. – Спасибо, друг, – мастер меча словно клещами стиснул ее. – Спасибо, Тиринар, – и Омелия положила сверху на их рукопожатие ладонь. – Мы с Эниралом обратились за помощью к ордену Генара. Три дракона и всадника летят к Юргу. Дракон не мышь – ему тяжело бесследно затеряться. След Фару небесного исполина в пространстве велик, если он, конечно, не захочет его сокрыть. На мой взгляд, было бы разумным, пару дней повременить с отъездом, пока не придут от них известия. – Да. И тиграм тоже потребуется какое-то время, чтоб услышать ту местность, а сейчас я хотела бы слетать к Ррагору и Ррагуру. Поговорить насчет поисков. – Хорошо, – кивнул Улир. – У меня к тебе еще один вопрос, Нианна. Ты готова предстать перед Советом? – А почему нет? Хоть сегодня, – она вставала из-за стола. – Завтра с утра. Так будет проще собрать Владык Совета. Энирал как раз успеет всех оповестить. – Пусть будет завтра, – Ниа подходила к открытому балкону. – Владыка Улир, Владыка Энирал, друзья, – она учтиво поклонилась и, прыгнув через ограждение, бросилась с башни вниз. От неожиданности Омелия вскрикнула, но через мгновенье на уровне окна висел голубой вращающийся диск магической энергии с пол кабинета размером и легко жужжал. Все вышли на балкон. Диск кувыркнулся и как молния понесся в утренних волнах теплого летнего воздуха, разрезая его толщу едва уловимым вибрирующим звуком. Нианна летела на северо-восток, летела на встречу с друзьями. – Полет Великой действительно стремителен, – провожая голубой диск восхищенным взглядом, заметил Энирал. Суди меня лорд... Предгорья Нрады. ... – Просыпайся всадник! Живо! Ну же! – Иррада носом аккуратно толкала Ерртора в плечо. – Голова убежала!!! – Кто убежал? – сонный, измотанный боями всадник еще не хотел понимать чего опять хочет эта непоседа дракониха, так бесцеремонно сдергивая с него мягкое одеяло сна. – Какая голова?... Зачем?... От кого?... Голова!!! В разум словно вогнали заледеневший в Тирольских вершинах кинжал. – Голова?! Как убежала?! – Ерртор рывком подскочил на ноги. Пасмурное утро залило серостью все вокруг. Слои серо-дымчатого небесного пирога с прожилками раскаленного добела марева облаков, быстро скользили на запад, извиваясь, словно гигантские волны. Головы Чишира не оказалось на месте. Там где ее оставил Ерртор, скованную рунами, красовался пятачок выжженной земли. Эльф торопясь сбросил магические стены палатки. Ни следа, ни намека, что кто-то мог прокрасться ночью и, сняв заклятье-ловушку, прихватить с собой останки лорда тьмы. Голова словно бесследно сгорела и испарилась. Иррада подняла вверх хвост, изогнула спину, хрустя чешуей, и потянулась всем телом, жмурясь от приятного ощущения отдохнувшей упругости во всем естестве. – Ну и где его теперь искать? – раздосадовано спросил Ерртор. – Если вообще есть что искать, – он пристально осматривал края травяного ковра. – Может, спросим у неба? С высоты проще искать ответы на вопросы, – Иррада расправила крылья и вытянула шею вверх, но тут же мгновенно их схлопнула, почти прыжком развернулась, оскалив клыки и содрогаясь грудью от раскатистого рычания. Ерртор тоже это почувствовал, быстро вытащив Шерк из золоченых ножен и сжав в левой руке Ишь. С противоположного конца двухсотметровой поляны к ним что-то медленно приближалось. Глаза не могли видеть, что же так неотвратимо скользит над поляной, но внутренний взор обоих наблюдал приближение чего-то темного. Два щита, молний и огня, укрыли всадника и дракона одновременно, искрясь и полыхая своими куполами, словно соперничая за право оберегать. – Меня не нужно искать, повелитель лорд Шашир! Я просто хотел выглядеть более достойно пред твоим всепронзающим судом, – Ерртор слышал не мысленный поток, а живую речь чуждого языка, но понимал абсолютно все, каждое слово, каждое сочетание образов, будто всю жизнь говорил на нем. Ишь мерно вибрировал в руке. – «Этот кинжал еще и переводчик!» – восхитился всадник. Тьма приблизилась вплотную, и с неприятным шелестом покров невидимости Чишира скользнул к земле. Вид призрака не удивил бы Ерртора, видавшего бесплотного Дрела, наверно ни капли, но то, что предстало пред ними сейчас... Живая!... Да! Абсолютно живая голова, с полным силы, ярости, холодного могущества белозрачковым взором, шевелящая челюстями и издающая звуки, парила на двухметровой высоте. Изумруды ее черного плетеного украшения мерно пульсировали слабым светом. Под ней же жило тело, сотканное из вьющегося марева черных потоков, струящихся, словно уплотненный до жидкого состояния дым. Вокруг четких контуров тела, образуя складки наброшенного на плечи плаща, висел извиваясь тонкий слой плотного серого тумана со вспыхивающими серебристыми искрами. Величественный, гордый, грациозный. Лорд Чишир предстал перед Ерртором в чарующей, пугающей, чуждой, но все же красоте далекого неизвестного мира Зираиды. Его трехпалая, трехчленная рука взметнулась вверх, а голова низко склонилась. – Да хранит тебя несущий ужас Арл и вечно вдоволь полнит кровью твое «Я», повелитель Шашир! Я, второй узор триединства, кладу пред твоим Ишем свою, давно оборвавшуюся на поле покоса, жизнь и прошу яростного безжалостного суда твоей власти... Ерртор терялся в догадках, что значит этот суд темного лорда и какой вердикт должен он вынести Чиширу. Эльф сбросил заклятье пламенного щита, и Иррада опустила шипящую полусферу молний. Она не разбирала слов говорящей головы, но чувствовала основную мысль его речи. Дракониху покусывало за хвост нетерпеливое любопытство. Всадник сел, как и подобает повелителю. Над ним грозно возвышалась голова Иррады, готовая в любой момент извергнуть неистовую огненную мощь, а две передние лапы с широко растопыренными когтями уподобились напряженным столбам трона Ерртора, заняв свои места по обе его руки. По чуть приоткрытым крыльям проскальзывали время от времени небольшие искрящиеся разряды молний, срываясь в землю. Дракониха укрывала всем своим могуществом свое второе сердце – своего всадника. Чишир ждал. Судя по всему, ждал вопросов, но вместо этого он услышал... – Я не вправе судить тебя, достойный лорд своей страны. Я могу осудить тебя как Ерртор, всадник Эндоры. По закону моей страны ты совершил тяжкие преступления, караемые только вечным заточением, но... ...но я наречен лордом Шаширом и принес клятву Зираиде. Именно эта клятва плетет сейчас нить моей судьбы, и именно эта непредсказуемая нить обязала тебя держать ответ перед наследником своего древнего повелителя. Я поведаю тебе тайну, тайну последних лет жизни лорда Шарина. Внимай, но помни, ты теперь в моей яростной власти! Ишь стал меньше вибрировать в руке Ерртора, схожего в грозной осанке на монолит монаршества, непоколебимого всеми бурями миров. Он, рожденный эльфом, просто и свободно изъяснялся на шипящем языке далекой страны, которой в глаза то никогда не видел. – Да, повелитель. Твоя власть кровава и бесспорна. Ты доказал это в схватке на топях. Я учтиво слушаю пронзительность твоих беспощадных слов, – оставшийся стоять призрак поклонился, словно мумия, не выказав живым лицом никаких эмоций. Ерртор подробно, слово в слово, пересказал последнюю волю и рассказ Шарина, переданный Ишем, после чего завершил повествование обстоятельствами принесенной клятвы и пока еще не понятым «долгом крови от рождения». По мере рассказа глаза Чишира суживались и к его окончанию приобрели настолько хищные и злобные очертания, что Иррада непроизвольно начала рычать, готовая броситься на эту тень при любом ее жесте. Ерртор закончил и задал всего один вопрос: – Что же дальше? ... Секунды капали словно вечности. Чишир напряженно раздумывал, после чего медленно заговорил: –

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом