Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

В те давние времена стебли победили серп. Могучие жнецы, чьи руки и тела создавались Богами для жатвы, были остановлены и отброшены неведомой силой... Мы не понимали, что так связывает ваши жизни-стебли в единый сноп, о который крошится закаленная сталь и тем более не поняли, что заставило сияющих яростных Богов снизойти своим величием из запретных земель, встав на защиту смертной сочной плоти, ведь сами они не употребляли ваши жизни в свое удовольствие... Значит, тайну тайн все-таки раскрыл безумно свирепый Шарин. Ему удалось! – глаза Чишира резко расширились, и маленький зубастый рот исказила слабая гримаса, напоминающая улыбку. – ...Значит сила Эндоры, ваше необоримое оружие – некая «любовь» и ты, потомок Шарина, лорд Шашир, дерзновенный в своей решимости, дал высокую клятву одарить наш мир этой силой. Что ж, могучий вызов действительно достоин той ужасающей запретной легенды, что тайком скользила из тихих уст в тихие уста нашего народа в преддверье того давнего покоса. Ее выстонал слабый трун Дожт – цепной волхв лорда Жушра. Когда Жушр это услышал, то приказал высасывать кровь Дожта долгие годы, заменяя ее иссушающим ядом за такое сквернословие. Откровенным изумлением для меня и для повелителя Шарина стало то, что лорд Жушр оставил питейную муку своего труна и взял с собой в покос, вернув сладость тока крови в его высохшую плоть. Слушай же белый лик золотой ярости запретное слово: Под тугими небесами Среди крови вечных псов, К нам придет горя очами Золотой и чуждый Бог! Принесет он смерть и хаос В твердь устоев и долгов, Единивший триединство, Осквернивший стон волхвов. Крови теплой сталь желает, Холод смерти – долг жнеца, Рунный лик огнем пылает, Сокрушая цепь творца... ...Тогда, в ту забытую древность, никто из нас не понял о чем мычит этот трун, но сейчас... Сейчас я сам созерцаю его мудрость пред собою. Рунный лик, одетый в золотые одежды, наделенный высшим символом власти триединства, поверг и судит меня, как того и требует закон яростной Зираиды. Да, то могущество, что ты собираешься донести, действительно принесет резню в наш канон и наши народы, но если оно сделает их сильнее, твой вызов достоин титула Бога! ...Есть еще одно, но... Символы триединства – твой Ишь, мой Скраб и Бунж Жушра дарованы нам Ночными Богами. Канон гласит, что власть в Зираиде триедина до скончания веков. Кто бы не пробовал его нарушить, сколь велика не была сила магии мастера – Ануши, но даже два символа испепеляли тело дерзкого, если он смел взять их одновременно. Запретные слова гласят: «единивший триединство» – способный бросить вызов Богам Ночи и установленному ими канону, то есть равный им – истинный Бог!... – «Мне это не нравится!» – Иррада чувствовала, что, висящая над черным маревом, голова предупреждает об опасности объединения кинжала и железного головного убора. – «Ты не заметила, что я с недавних пор ношу другое тело, тело...» – «Тело, подаренное Богом», – перебила всадника Иррада, не сводя глаз с черного призрака. – «Заметила, и если в голове «ЭТОГО» тела осталось хоть чуточку мозгов, она не станет натягивать на свой череп эту проклятую железяку, испытывая нрав судьбы!... А если это ловушка, и черная цацка Чишира высосет твой разум или, что много хуже, сделает демоном и тираном, помешанным на крови, как эти выродки, что прикажешь делать?» – «Сожрать меня со всеми потрохами... но я уверен, что до этого не дойдет». Всадник и дракон сокрыли свои мысли от Чишира, и тот терпеливо ждал в тишине, не улавливая внутреннего диалога золотой пары. – Хорошо. В чем же суть суда, о котором ты просишь? – Ерртор обратился к Чиширу на шипящем языке Зираиды. – Я мертв и мое время давно утонуло в болотах, а символ триединства, символ веры и власти обязан вселять ужас, пульсируя камнями на живом челе. Подводя итог жизни у своих подданных вершитель бытия и властитель соков, держащий в руке Ишь, наливал алую кровь деяний достойных и черную кровь – недостойных в разные чаши. И если достойная чаша оказывалась острее ему по вкусу – то судимая душа обретала упокоение в блаженных тенях предков, если же напротив, черная чаша манила Владыку больше, то вечное рабство в черных сетях Скраба становилось ее мучительным уделом. ...Я виновен в жалком поражении при жатве в Эндоре... Я виновен в смерти моего «Я»... Я виновен в тысячелетнем забвении символа власти ужасного «Скраба» пред ликами черни... ...Но я сохранил «Скраб», несмотря на свою смерть... Я нашел силы пробудиться при начале новой жатвы и достойно бросить вызов золотому Богу и его клыкастой золотой бестии, мнущей голубую ярость небес стремительными крыльями... Я достойно держу свою речь перед несокрушимым повелителем, моя голова высока и лицо не утрачено... Чишир замолчал и закрыл глаза, явно ожидая приговора. Чаши были налиты... – Перед тем как испить из чаш твоих деяний, я лорд Шашир повелеваю тебе лорд Чишир, поведать мне все, что ты знаешь о Скрабе и его силе, а так же рассказать о Бунже Жушра. – Да, о режущий плоть! Это честь для меня, вещать новому Властителю. Скраб – это амулет сотворенный Богами в незапамятные времена. Скраб – это властитель душ и плоти. Его власть над душами лежит меж миром живых и миром духов. Тонкие жилы амулета способны перехватывать души по дороге в мир теней и подчинять воле владельца. Власть плоти позволяет управлять живыми тканями и на время создавать воинов с плененными душами. Их можно собирать даже из останков на поле жатвы. Скраб помнит всех предыдущих хозяев и помнит их мощь, наделяя соком этого опыта нового владельца. Я нашел способ и обучил Скраб сохранять душу своего повелителя в голове даже при смерти тела, благодаря чему я предстал перед тобой, лорд Шашир, достойно. Снять Скраб с головы возможно, только коснувшись шипами высшей власти – шипами твоего Иша, а что бы одеть, достаточно положить медальон на лоб. Остальное Скраб сам поведает новому владельцу. Что же касается Бунжа, принадлежащего Жушру, то этот черный перстень, печатающий на лице хозяина руну, как и Ишь, погребен в тайном склепе предгорий Нрады. Бунж многолик. Бунж – это шар. Бунж – это луч. Бунж – это воля и безволие, правда и ложь, нападение и оборона... Прости повелитель, силы моего искусства Ануши быстро тают без грозовых небесных рун... Ерртор заметил, как почти рассеялся серый плащ и просветлело черное призрачное тело Чишира так, что через него стал виден лес позади. – Еще немного и я не смогу быть достойным... – Укажи мне путь к склепу Жушра, – не поменяв позы сурового монарха, повелел Ерртор. – Да, повелитель. Я покажу тебе и твоей клыкастой скользительнице небес картины тех мест, думаю, вы легко отыщите гробницу, – Чишир приложил трехпалые руки к вискам и потом развел их в стороны перед собой. Меж ними вспыхнуло черно-бело-серое изображение скал и ущелий с четырех сторон. – Вот здесь, – и зеленым светом в глубине небольшой расщелины запульсировала маленькая звездочка. – Летите вдоль хребтов на север и этого места вам не миновать. – Что ж, ты достойно предстал пред нами и достойно держал ответ, – Ерртор медленно поднялся. Чишир то ли от магического изнеможения, то ли от почтения опустился на трехчленные ноги, непривычно для эльфийского глаза сложил передние и задние колени под себя, скрестив при этом руки на груди. – Я, лорд Шашир, своим кровавым судом, обрекаю тебя... Иррада чувствовала тяжелое напряжение в голове Чишира. – ...на мирное упокоение во владениях духов. Ступай и оставь власть, принадлежащую живым с честью! – Да струится кровь по твоим жилам, золотой Бог, горячей песней счастья! Спасибо и прощай! – глаза Чишира замерли словно остекленев. Ерртор поднес к его голове Ишь и с изумрудов закрученных шипов кинжала на эллипс Скраба скользнуло два лазурных разряда. Металл амулета ожил, засветился зеленым светом и быстро пополз с затылка ко лбу, собирая свой ветвистый узор и изумруды. Всего через несколько секунд на лбу остался один эллипс, окруженный по всему контуру глубинным блеском драгоценных камней, и Скраб отпал на землю от черной плоти. Словно вороной смоляной дым магия Чишира растаяла в воздухе в легком дуновении ветерка, безжизненная голова рухнула на землю, и немного прокатившись, замерла, распадаясь в невесомый прах вечности. Иррада облегченно вздохнула и стала разминать затекшие от напряжения мышцы, приятно щурясь при этом. – Хм. Сущая безделица, маленькая такая... – Ерртор нагибался и протягивал руку к амулету. – Не-е-е-е-е-е-е-ет! – заревела Иррада. Но было поздно... Свидание с друзьями. Окрестности Фиэнея. Ррагор и Ррагур сыто посапывали в тени большого дуба возле стремительного ручейка. Охота удалась на славу, а родной лес ласкал и ласкал слух любимыми звуками. Ниа сама решила выследить следопытов, приготовив им сюрприз. Она поднялась высоко в небо, и тихо скользя, обозревала внутренним видением бескрайний зеленый океан, выискивая крупные сгустки жизненной силы. Вскоре взгляд скользнул по алеющему пятачку. Остатки жизненной силы ночной добычи еще не успели рассеяться под яркими лучами летнего солнца и густо окропляли высокую траву. – Охотники должны быть где-то рядом, – игриво подумала Ниа. – После охоты тянет попить...и... Ее поиск остановился возле маленького ручейка, струящегося неподалеку. – Ага! Вот они! Два крупных жизненных сияния лежали возле массивного дерева... – «Чер О» – и диск Нианны, висевший высоко в небе погас. Она бесшумным камнем падала вниз. Остановив мысли и даже сердце, падающий маг мчался к добыче. Ррагор и Ррагур подскочили на месте, как перепуганные котята, мгновенно укутавшись невидимой шкурой, когда прямо перед ними вдруг вспыхнул голубой диск. Через секунду на зеленом разнотравье стояла улыбающаяся Нианна. Ее озорные звонкие смешинки запрыгали, играя в прятки, меж деревьев. – Да выходите, выходите трусишки. Свирепых воинов застукала девчонка, – она снова залилась нежным смехом. Ррагор и Ррагур проявились недовольно урча. – В блаженные часы переваривания подкрадываться не честно... – братья, бесшумно ступая огромными лапами, приблизились к Нианне. – Ну и напугала ты нас, сестра. Я такого страха с детства за усы не кусал. – Здравствуйте, братишки, – она ласково обняла одного потом другого. – Я же тебе говорил, что ей тесно в городе будет, как и нам с тобой, – обратился Ррагур к Ррагору. – Да вроде ничего пока, интересно. Я вот зачем вас искала... – Ниа рассказала братьям о сражении Ерртора и Иррады близ Юрга. – ...И вообще меня очень интересует все о возможной войне. Саблезубые братья настороженно переглянулись. – Про гуляющие смерти среди народов от трясения земли мы конечно знаем, но о войне... О войне слышим только из твоих уст. Ты уверенна, госпожа, что эта опасность нам угрожает? – К большому сожалению, да. Так что помощь всего вашего рода, как и в те далекие и ужасные времена, скоро понадобится. – Мы поняли, сестра. Мы передадим твой приказ Рруру. – Да не приказ это вовсе, – опускаясь рядом с тиграми на траву, грустно улыбнувшись, сказала Ниа. – Это просьба к добрым друзьям... Можно я чуток с вами побуду. В лесу так спокойно... Тигры опустились рядом с ней, тихонько урча. Беззаботное пение птиц и мимолетный шорох зеленого убранства леса обняли родительскими объятьями природы свое буйное непоседливое дитя. Взгляд Нии скользил по шелковистому ковру трав полянки, шершавым стволам деревьев и редким белоснежным кудрям растрепанных облаков. Мир дышал покоем и равновесием, казавшимися вечными. Великой на мгновение даже показались полным бредом опасения Улира и Храага о грядущей войне, но вчерашняя битва была суровым доказательством, поселившим в сердце глубокую тревогу. «Я не позволю разрушить мир. Пусть мне придется заплатить еще большую цену, чем прежде, за его спасение, но он будет жить под солнцем!... Вот только поскорее бы все вспомнить, а для этого срочно надо подробно изучить оставленное Иллириэлью наследство и отыскать дорогу в Тироль». Попрощавшись с друзьями, она вернулась в Фиэней, с любопытством облетая его по периметру. Возле Генара к ней ринулись три дракона, но Ниа тут же представилась, и крылатые стражники торжественно ее сопровождали в дальнейшей, воздушной экскурсии. Поблагодарив хозяев небес за компанию, воздушная странница опустилась в своем саду прямо у озера. Похрапывающий в плетеном кресле под деревом Тиринар сразу проснулся, а Гилиир и Омелия тут же поспешили подойти к ней. ...– Надо ждать, – взяв обоих супругов за руки, грустно улыбнулась Ниа. Отца и матери не было дома и Ниа осталась с друзьями, еще раз в деталях рассказав увиденный кусок битвы Ерртора и Иррады. Гнев Трехглавой и носитель Скраба. Предгорья Нрады. ... – Чтоб тебя съел дракон, нет два дракона, нет три!!!... Чтоб они тебя не поделили и долго рвали на части!!!... Нет!!! Этого МАЛО!!!... Чтоб ты оказался не вкусный, чтоб они тебя жевали, отрыгивали и снова жевали!!!... А ты!!! Ты все это ЧУВСТВОВАЛ!!! – Иррада не останавливаясь, словно змея крутилась вокруг Ерртора, наворачивая круг за кругом. Ерртор стоял на раскаленном пятачке черного песка пяти метров в диаметре, в который превратилась трава, земля и несколько низкорослых кустов. С одежды Великих и доспехов Дрела вверх поднимались струйки то ли дыма, то ли пара. Довольный, улыбающийся всадник держал в левой руке Ишь, а на правой ладони изумрудный амулет-Скраб... Как только Ерртор коснулся отпавшего со лба Чишира амулета, Ишь и Скраб повинуясь воле древних Богов и предназначению, набросились на осквернителя канона Зираиды со всей своей магической ненавистью, пытаясь разорвать его на части, испепелить всей своей мощью. На пятнадцать минут эльф утонул в безумствующем клубке зеленых молний. Иррада его не видела. У нее на глазах контуры всадника растворились в ослепительной сфере энергий. Она ревела и металась по кругу, но ничего не могла сделать с магией Зираиды, а точнее с магией Великих Зираиды. Ерртору же в этот момент просто было щекотно, а беснующаяся энергия доставляла даже некое блаженное расслабление и томление. Артефакты прекратили атаку словно сговорившись, и тут на эльфа обрушилась другая безумная волна. Разъяренная, свирепая она собиралась заживо снять мясо с его костей и выбелить их в ясном пламени. Эта волна принадлежала Златоглавой Ирраде. ... – Чтоб ты случайно зацепился за мой хвост, а я тебя, голого, протащила по всем зарослям терновника на свете... – не унималась дракониха. – Не-е-е-ет! – злобно прошипела она. – Я... возьму тебя в лапу... и утащу на охоту, нет на две охоты, нет на все охоты моей жизни, а там буду кормить тебя, травоеда, свеженьким мясом, пока в тебе разум не проклюнется!!!... Нет! Я не знаю!... Моя фантазия от меня уже в страхе удрала и спряталась, а он стоит, ухмыляется, игрушки видите ли его не убили!... Какое счастье!!!... Иррада в сердцах так саданула по земле лапой, что в образовавшуюся воронку Ерртор поместился бы по пояс. Небо казалось сердится вместе с Иррадой, наливаясь свинцовой тяжестью, и в тот момент когда когтистая лапа Златокрылой била в землю, по нему полыхнул огромный ветвистый росчерк молнии и обрушился на голову всадника оглушительным громом. – Иррадушка, родная, все обошлось. Видишь? Я цел и предсказание проверил... Все сходится. Все хорошо, – добрые виноватые глаза, душевная улыбка. С Ерртора сейчас можно было писать портрет добродетели и невинности. – М-да... Милый, добродушный эльфийский котенок в золотой шкурке. Мурчит, ласкается, да больно кусается! – съязвила Иррада, наконец, остановившись и укоризненно покачала головой. – Ну, прости. Другого выхода все равно не было, чтобы проверить, – Ерртор сделал шаг навстречу подруге. – Да знаю я!... Иди сюда глупыш! – Иррада сгребла его в пригоршню и нежно, боясь раздавить, прижала к груди. Бешенная огненная пляска ее сердца помаленечку утихала. Сорвался мелкий дождь и тихо зашелестел по золотой чешуе драконихи и костюму Ерртора. Его легкая серебряная паутина смягчила удушливый летний зной. Дождь ронял благодатные слезы небес на так и не омытого после болотной тины дракона, возвращая сияющий блеск его доспехам. Иррада медленно расправила крылья, подставляя их ласковому касанию небесных живых бриллиантов. Вода, преломляясь в блеске чешуи, казалось сама становиться жидким золотом, оживляя всю поверхность дракона неописуемым движением. Ерртор любовался сестрой небес. До чего же чудесно было это грациозное, крылатое, могучее создание, наделенное свирепой яростью, бездонной мудростью и любовью единовременно. Дождинки путались в серебре длинных волос эльфа, неся успокаивающую прохладу перевозбужденному разуму избранника судьбы. Он закрыл глаза и поднял к небесам лицо, наслаждаясь мягким трепетным прикосновеньем каждой капельки. Так они и стояли под дождем. Один, приводя в равновесие душу, вторая, принимая желанное омовение тела. Водяной занавес небес, завершив природное предназначение, тихо опустился на землю, обнажив сцену Судьбы Эндоры яркими лучами светила. Миллионы безумно сверкающих искр, подобно россыпям далеких ночных звезд, украсили мягкий травяной ковер и замершие под живительной влагой листья. Глаза эльфа всю жизнь не переставали дивиться сказочному природному величию и этот тихий скромный мимолетный блеск, которому через несколько мгновений суждено растаять в небытии, был в тысячи раз прекраснее вечного граненого блеска драгоценных камней. Следующий шаг, что ждала от всадника Судьба, вкрадывался в разум холодными когтями смерти, заставляя даже замедляться сердце при мысли о нем. Он был необходим. Он был неотвратим. Его ждали сами звезды, принявшие клятву всадника в далеких предгорьях Тироля и его надо было сделать сейчас, на этом месте, иначе дальнейший путь к цели и предназначению может оказаться невозможным. Ерртор оторвался от тяжелых мыслей и только сейчас заметил, что голова Иррады зависла над ним и пристально смотрит в его душу. – Что скажешь, сестра? – он горько улыбнулся, но в глазах парила неизъяснимая печаль. – Мудрость... Что есть мудрость для нас? Умение обходить препятствия, опасности, предвидеть их жестокий удар и выпутываться из их сетей? Или быть может мудрость – это умение прожить сильно, стремительно, поставив пред собой цели недоступные всем вокруг и добиться их, презрев все барьеры единым выдохом. Конечно, мудрость у всех своя. И бесшабашность безумца и страх труса они могут назвать мудростью... ...Но наша с тобой дорога проложена в Вечность и дела наши Судьба измеряет именно ее безмерной мерой. Я горжусь этим, всадник. Ты единственный среди рожденных, который за все времена, при жизни, наречен и признан Богом целого народа, а сейчас ты поднимаешься по ступеням Провидения еще к большей чести. Для меня не важно достигнешь ты вершины предназначения или нет. Я дорожу твердостью твоего духа, твоей упрямой несгибаемой волей, дорожу тем, как ты держишь свою немыслимую клятву Зираиде... Хотя иногда за нее очень-очень хочется тебе врезать со всей силы... Ты уж прости меня за это... – Иррада улыбнулась ласковой улыбкой, настолько ласковой, насколько позволял чудовищный оскал смертоносных зубов дракона. – Спасибо, – еле слышно прошептал эльф. Он держал в руках амулет Скраб. – Я должен его одеть. Но мне...не по себе... – Я понимаю, – Иррада выразила свою озабоченность гортанной вибрацией. – Это сложно для тебя, но может так случиться, что без твоей помощи и реакции, мне не удастся остаться эльфом Ерртором, а лорд Шашир, захватит все мое естество, став исчадьем тьмы и смерти... ...Я лягу. Ты прижмешь меня лапой к земле, чтобы не ловить в случае чего как кузнечика, и возьмешь в другую лапу, прости, зажмешь меж ее когтей Ишь. Постарайся не раздавить ни меня, ни этот черный кинжал. Если что-то пойдет не так, коснись шипами Иша амулета. Если же мой разум очернеет навсегда и снятие Скраба не поможет, ради Амдебафа, ради Эндоры, ты обязана снести мне голову. Ты согласна?... Иррада молчала. – Ты согласна, сестра? – Ерртор повторил свою просьбу более твердым тоном. – Да, всадник. Я сделаю то, о чем ты просишь, – Иррада зажала свое сердце в когти. Ерртор растянулся на траве, и перед его глазами распахнуло голубую вечность небо. Тяжелая золотая лапа приковала тело к земле. Иррада что-то долго возилась, издавая то и дело злобное рычанье. – Что там, сестра? – не выдержал эльф. – Да... да твой «Кышь» пока поймаешь!... Уж больно мал! – она изловчилась и радостно воскликнула, – Ага! Попался! – торжественно демонстрируя всаднику филигранную хватку. – Прости Иррадушка, за все, – и Ерртор положил на лоб амулет. Иррада замерла, напряглась, и только кончик ее хвоста продолжал ожесточенно метаться, прорывая своим костяным рулем глубокую канаву во влажной рыхлой земле. Слабые колющие разряды стали проникать в разум Ерртора, словно пробуя на вкус и запах разные отделы сознания, души и магической структуры тела. Скраб плелся, тянулся, оплетая под волосами голову эльфа. Боль нарастала. Ерртор начал скрежетать зубами и впиваться пальцами в траву. Иррада чувствовала его боль, чувствовала стальное напряжение всех мышц всадника под своей ладонью. На фоне сияющих струн мира, разбросанных по небу сложным узором и доступных внутреннему эльфийскому зрению, Ерртор начал замечать черно-вороное плетение неведомых прежде жгутов, ниспадающих и восходящих потоков, несущих свои темные энергии в полной гармонии со светом бытия Эндоры. Эти темные каскады, еле уловимые еще секунду назад, проступили четкой серо-черной картиной мира, наложенной и дополняющей яркие краски привычных энергий. – «Потоки Ануши» – мягким шелестом пояснил Скраб, чувствуя изумление хозяина. Тьма пришла в восприятие, не заслонив, а дополнив свет, но то, чего так боялся Ерртор и за что, так тревожилась Иррада, уже поднеся практически ко лбу мучимого болью эльфа Ишь, так и не произошло. Душа осталась чиста, как ясный солнечный день. Светящийся металл Скраба сплел свой корсет на голове Ерртора и мгновенно погас. Вместе с потухшим ядовито-зеленым свечением рассеялась боль, утонув в нервных волокнах терпения полубога. Встревоженная до дрожи чешуи Иррада уже почти коснулась амулета, когда услышала сдавленный голос всадника. – Иррадушка, все в порядке. Отпусти меня... а то я задохнусь... Златоглавая в сердцах так навалилась на эльфа, что уцелевшие кости всадника были скорее еще одним чудом, чем реальностью. Иррада медленно, даже несколько нехотя сняла с Ерртора лапу, продолжая вглядываться в глаза и тело эльфа, но, не обнаружив опасности, успокоилась. Эльф поднялся. Аккуратный черный эллипс удивительно гармонировал с его татуировкой на белокожем лице. – А это, что за яма? – заглядывая за спину Иррады, поинтересовался Ерртор. – Ты что мне даже и могилку подготовить успела? – Это не я! – смутилась Иррада. – Это мой хвост... Мы нервничали... – Хорошо, что к вашим нервам лишь частично присоединилась твоя лапа, чудом не раздавив меня в лепешку. Иррада виновато отвернула голову в сторону. – Да ладно, ладно. Я пошутил. Спасибо тебе за заботу, душа моих небес, – Ерртор подошел к Легкокрылой и провел рукой по ее щеке. – Нам пора лететь. Ты готова? – Всегда готова, всадник! – Иррада рывком метнула крылья вверх, готовые к мгновенному взмаху и взлету. «Ввысь-сь-сь-сь!» – запел ветер в напряженных крыльях, оседлав корону рогов Златоглавой. Их мощные взмахи отбросили назад поляну среди лесистых холмов и несли сейчас вперед золотое тело во владения острых пиков и бездонных ущелий молодых гор Нрады... Белое перо. Страна Богов. ...Далеко позади осталась безжизненная песчаная долина. «Пески покоя» – так он решил назвать ее. Ищейки не уйдут со следа, пока не достигнут своей цели, он это хорошо знал и Великий мастер душ, перед немигающим кроваво-красным глазом заходящего светила, извлек первую плененную суть Шчира. Как кровожадный мясник, обдирающий шкуру с туши, Дрел распял душу врага в сиянии рун и содрал с нее живьем, не погружая в транс, прежнюю память и все знания, даже не желая их прочесть. На пустую оболочку он наслоил иллюзию своего образа и наделил лишь одним смыслом существования – проходить несколько километров и прыгать в сторону сквозь руну прыжка. С каждой из десяти плененных душ он поступил так же, создав безумный узор следа призраков по всему Тиролю. – «Они будут искать, и они найдут, но тогда я буду уже не один! Кара будет тысячерукой и неотвратимой!» – сердце поверженного заставляла биться только сила пламенной кровавой мести... ...Прошла неделя скитаний. Дрел искал место, где в нужной пропорции пересекаются струны Тироля. Место, где он сможет приступить к созданию своего отряда мстителей. Пять из десяти тайных рун, которые он послал маленькими едва различимыми светлячками по следу своих зеленых дублей, уже принесли пространственные вести о уничтожении их подопечных. – «Быстро, очень быстро!» – Дрел изумлялся, с какой скоростью Шчирам удается разгадывать его головоломку, но обмануть рок все равно не суждено, а значит, все будет так как будет. Ночь черной бездной окутала скалы. Острые вершины холодных зубьев простирались во все стороны света, играя звездным сияньем и лунным отражением по своим немым правилам. На неведающего усталости призрака навалилась именно ее тяжесть. Не хотелось двигаться, не хотелось мыслить, не хотелось «быть» и разум Великого медленно заскользил по витиеватым лентам и кружевам обрывков образов и воспоминаний, неуловимо проваливаясь в глубокий призрачный сон... * * * ...Яркое знойное солнце играло мелодичным журчаньем ручьев. Повинуясь тончайшей магии, сплетенной в многослойный хоровод, творя ароматный купол, над землей кружило пестрое разноцветье очаровательных цветов. На берегу голубой зеницы озера, под этой цветастой тенью, на постели из крупных алых лепестков извивались два обнаженных, упивающихся изнеможеньем любовных ласк, тела. Влюбленные на миг замерли в напряженном восторге, и тяжело дыша, откинулись в пурпурный бархат цветочной неги. Под пылким взглядом полуденного светила белоснежная кожа Чари сверкала влажным глянцем разгоряченной сладости. Она лежала на боку, расправив белое крыло и обмахивая пышущие жаром страсти могучие бугры мышц своего зеленого избранника. Восхищенные трели певчих птиц славили изысканным гимном любовь двух душ. Иступленный, жаждущий одновременно и пощады, и новой огненной, любовной схватки, Дрел распластал тело, лежа на спине, жадно ловя всей кожей волну пьянящей прохлады от мановения крыла любимой. Голубые очи закрылись, впитывая каждое мгновенье этого феерического блаженства и запоминая его на бесконечные века.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом