Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

– но на твоей битве мы бы присутствовать не хотели. Слишком уж тяжел путь воина для творительницы цветов и тихого поэта. В его глазах дочь видела медленные взмахи крыльев мучительной грусти. – Все пути когда-то сходятся, а когда-то расходятся врозь... Я уже не ребенок, и сама вижу сколько боли доставляет вам, моим любимым и самым родным душам, уготовленная роком стезя. Всем сердцем я желаю вам только счастья, так что это я должна просить прощенья... Ниа встала и как воин преклонила колено. – Я молю о прощении у тебя отец, у тебя матушка за причиненные страдания, и прошу вашего благословения на самостоятельную жизнь, жизнь воина. Дух двенадцатилетней девочки, носящей тело девы, стремительно взрослел. Отец и мать поднялись. – Мы не думали, что наша дочь так быстро повзрослеет. Слишком быстро, – по щекам матери катились бисеринки слез. – Мать всегда молит звезды о счастье для ребенка. Иди же во взрослый мир, доченька, и пусть твой путь будет наполнен счастьем... – В добрый путь, Великая Нианна, в путь воина. Да хранят тебя все духи воителей Вселенной... родная, – отец ласково прижал ее к груди. Древняя святыня воинов. Бой Богини. Предгорья Тироля. ...Всю ночь ей не спалось. Мысли блуждали словно молодой, только что явившийся миру, ветер, не ведающий предназначения и мягко тыкающийся своим буйным нравом во все подряд. – «Утро... Скорей бы утро... Появиться раньше времени на ристалище, значит выказать слабость... Пусть ждут... Лучше пусть ждут...» – Ниа сидела на краю кровати и нервно мяла кончики пальцев на руках. Лишь едва-едва серость первого предрассветного зарева тонкой, ломаной линией коснулась черноты небес, возвещая рождение нового дня над Тиролем, а вскоре и над Эндорой, как Нианна ступила на лестницу, ведущую в гостиную дома. Внизу, на диване, сидели, не сомкнувшие глаз всю эту бесконечно долгую ночь, родители. В полном молчании, воительница идущая в неизвестность, остановилась перед ними. Отец и мать встали, и, не нарушая торжественность тишины словами, просто поцеловали свое дитя, молчаливо напутствуя на победу. Ниа резко повернулась и упругой походкой львицы, готовой к напряженной охоте, стремительно вышла во двор. Вспышка голубого сияния озарила двор на ступенях крыльца, и магический диск, подобно сверкающей молнии, понес Великую воительницу в тонкую алеющую полосу горизонта на восток, к самой границе запретного царства. Царства, которое когда-то очень давно, она называла своей родиной. Ниа не стремилась быть слишком быстрой. Она ждала солнца – одного из величайших магов Вселенной. Величаво обдавая озябшее оцепенение ночи безбрежными потоками лучей, Владыко тепла и жизни показалось над клыками древних гор. Время пришло... ...Огромная, абсолютно плоская площадка красного песка и гравия в поперечнике чуть превосходила королевскую площадь Фиэнея и была окружена отвесными стенами высоких серо-ярко-коричневых скал. Лишь один узкий проход в одного всадника позволял проникнуть во чрево каменной западни, именуемой ристалищем. Это место являло собой древнюю святыню воинов Эндоры. По углам площадки высились титанические столбы с изображениями легендарных героев и вязью рун, славящих непобедимый дух воителей. Все скальные стены были изрезанны множеством природных пещер, а верхушка противоположной ко входу скалы превращена искусными каменотесами в огромный монолит приземистого дворца. Многие века в нем хозяйничали лишь летучие мыши, порывы ветра да толстые залежи пыли, делящие бытие с многочисленными потомками змеиного рода. Долгий сытый мир всегда забывает о мужественных воинах. Судьба этого места была не исключением... Но вдруг... дворец... ожил... Его лестницы и коридоры наполнились стуком сапог, гулом голосов и звоном, долгожданным звоном оружия. Как любили древние стены и высокие своды заброшенных залов ясную, переливающуюся иногда яростными пассажами, мелодию горячей стали, огненные вспышки могучих ударов неистовых магов и пронзающий блеск решительных глаз воинов. Былое величие возрождалось, хоть на день, хоть на час, и дворец вновь переживал славу своего предназначения... Драконий совет в составе всех девяти драконов расселся по периметру скальных верхушек. Храаг приземлился на центральной площадке дворца воинов. Рядом с ним на цельновысеченных каменных тронах, давших многие рваные трещины, покрытых кое-где мхом и боязливыми побегами плюща, восседала королевская чета, Аниэр и Виилле, глава Магистрата Улир и высший совет магов с главнокомандующими войсками эндорских королевств. Прочие члены совета и приглашенные располагались в пещерах по-своему вкусу. Тиринар, Омелия и Гилиир разместились в нижнем, считавшимся самым опасным, ярусе, полагая, что если вдруг Нии потребуется незамедлительная помощь, они успеют ее быстро оказать. Тринадцать магов, жаждущих справедливости и наказания неистовой эльфийки, уже построились в ряд, сверкая полированным металлом лучших в Эндоре магических доспехов, мерцающих неярким свечением защитных рун. На их поясах покоились магические клинки, струящиеся волнами энергий даже сквозь ножны, а руки сжимали неизменный атрибут Владык магии – длинные посохи, увенчанные пульсацией сложнейших заклятий. Ночь была немилосердна и к их душам. Еще бы, за всю историю Эндоры, эльфам не доводилось сражаться с Великими. Они представления не имели, какую загадку боя предложит красноглазая эльфийка их искусству. Сон в эту ночь явил свое блаженство лишь зрителям, сейчас терпеливо ожидающим на трибунах. Маги заметно нервничали, прошло уже пятнадцать минут с той поры, как лучи солнца озолотили шпиль дворца, а дерзкой выскочки, посмевшей бросить им вызов, все еще не было. Внезапно розовое спокойствие небес вспорол нарастающий резкий свист. Голубой диск Нианны отвесно вонзился в землю, замерев лишь над самой поверхностью земли. Изящный стан небесной красавицы нежно коснулся земли, и твердь гулко вздрогнула, наполнив сдавленным рокотом души вечных скал. Не легкое тело юной девушки, а непомерный вес невиданного титана ступил на поле битвы. Струи каменных осыпей наполнили покой воздуха змеиным шипением. Неожиданная волна пронизывающего ледяного ветра ударила в обескураженные лица магов. Один из них инстинктивно сделал шаг назад, вызывая защитный барьер доспехов. Из ниоткуда, из пустоты, по правую и левую руки Великой выскочили два огромных, до предела рассвирепевших, саблезубых тигра, оглашая площадь неистовым рыком и сверкая длинными клинками клыков в оскалившихся пастях. Но общий шаг назад боевая шеренга магов сделала, когда прямо из скалы, за спиной Нианны, появились два полупрозрачных исполинских змея. Они высоко несли свои, сверкающие лучистым изумрудным светом глаз, головы, ощетинив спины раскрытыми капюшонами, в которых непрерывно живым пламенем струились вязи рун Великих. Сама Ниа и тигры изумленно оглянулись. – Битва... Великой... не может... проходить... без свидетелей... Великого народа, – с бездонным басом этих слов, подобных камнепаду раздробленных скал, призраки, извиваясь величием тел, отползли к углам поля битвы за спиной Великой. Один из них закрыл собою горную тропу к ристалищу. Драконы, сидящие над нагами, неуютно поежились, словно только что вылупившиеся птенцы при виде голодной змеи, но остались на своих местах. – Ну, а вы, братишки, что здесь делаете? – в отрешенных глазах Нии не было и намека на прежнюю детскую любовь, ее дух уже бился в накатывающейся волне будущего времени. – Мы пришли помочь, это наш долг! – сверкнув глазами, Ррагор еще раз метнул грозный рык в противников небесной воительницы. – Я справлюсь, спасибо. Вам лучше подняться на скалу. Здесь будет не безопасно. Саблезубые послушно, несколькими могучими прыжками по уступам, достигли вершины и встали бок о бок на небольшом карнизе, нервно дергая хвостами. – «Ничего себе кто пожаловал, сказочные персонажи замшелых легенд Эндоры», – Харулу было наплевать. – «Пусть хоть звезды опустятся с небес на ее голову, я выполню то, что задумал...» Улир поднялся. Ветер нервно трепал его мантию, словно выдавая волнение хозяина. – Собравшиеся приветствуют вас, воины! Ограничений и правил в этом бою нет. Закон освобождает присутствующих от любых последствий битвы. Да начнется бой! – голос Владыки, удесятеренный магией звука, прогремел над сценой Судьбы, а с посоха сорвалась ввысь алая сфера. В тот же миг в сознание Улира проник могучий, жаждущий знаний жгут энергии, одним глотком вдохнувший восприятие мира и его намерение. Сознание Великой, расширившись до предела одним единым актом, сметая все барьеры, проникло одновременно во все души присутствующих на ристалище, оценивая угрозу и стремления каждого. Пытаясь вышвырнуть из своих голов вероломную ведьму, маги-поединщики открыли беспорядочный огонь, укрываясь заклятьями защитных экранов. Воздух взорвался воем огненных сфер и раскололся миллионами осколков под острожальными щупальцами жадных молний, тянущих костлявые жгуты к телу Великой. Нианна с грацией безумного акробата ловила на выставленные вперед руки огненные сферы, сплетая их пламя в одну, успевая при этом уворачиваться, от оставляющих в красной гальке оплавленные стеклянные блюдца, молний. Великая не хотела спускать с руки мощь магического меча Звирга. Ей хотелось победить силой своего духа и чистой магии. Убедившись в бесполезности траты Фару таким образом, маги на мгновенье прекратили атаку. – Теперь мой черед! – Над левой рукой Великой, искрящейся острыми лучиками голубого света, полыхала огромная мощь Фару, только что потраченная Владыками. – Вы кое-что потеряли. Я хотела бы вернуть! – с этими словами сфера скользнула с ее левой руки вперед, а с растопыренной пятерни правой в нее вонзился тугой сноп молний, разрывая огненный шар на тринадцать сфер, скользящих по голубым нитям магических разрядов точно в свои цели. Все тринадцать магов с честью приняли удар в заклятья щитов, превращая в облако искр контратаку Великой. Ниа грациозно переступала с ноги на ногу, приближаясь к магам, как дикая кошка, готовящаяся к прыжку. Свирепый взор воительницы окрасился алым пламенем, а плоть ослепляла голубой резью глаза. Агири упал на колено и бросил посох наперевес, устремляя его в противника. Широкая огненно-желтая спираль, наполненная внутри бесчисленным количеством тонких, сияющих стрел, метнулась к Великой. На сей раз маги били одновременно, пуская в ход самые изощренные заклинания. Посох Элисима метнул в землю на середину дистанции толстый алый луч, и тот вырвал из тверди, бросая в воительницу, целое облако раскаленной лавы, облачив каждый кусок спиральным, алым лучом-змеей. По поверхности земли, с вонзенного в нее посоха Харула, рванулась тонкая черная нить, мгновенно разрастающаяся в густую черную паутину и поднимая в воздух облако серо-черного ядовитого тумана. Стрелы, копья, сети, волны наполнили пространство ужасающим хаосом света, энергий и скрежетанием рвущейся ткани воздуха. Казалось, само небо скрежетало зубами, от невыносимого хаоса магических заклятий. В сплошном пламени магических потоков, атакующие маги различали непоколебимую защитную зеркальную сферу Великой. Мало кто из воинов-Владык уловил, как из пламени их ударов, окутавших Великую воительницу, выскользнули, кружась по казавшимся бездумным траекториям, тринадцать темно-синих, не больше лесного жука, маленьких шарика. То покачиваясь, то подергиваясь, шары приближались к атакующим. Кое-кто, почувствовав опасность, пытался безуспешно попасть в приближающуюся букашку, но остальные даже не обращали на них внимания, поглощенные непрерывностью все новых и новых атакующих заклятий. Как по команде синие жуки вонзились в посохи Владык. Мгновенно сила жезлов иссякла, а сами они стали рассыпаться, исходя на растворяющийся в воздухе прах. Безуспешная атака посохов силы была отброшена... Внезапно, у Владык, жаждущих крови Великой, земля стала уходить из-под ног, с гулом соскальзывая огромными рваными глыбами в шипящие алой пастью лавы, недра. Ниа стояла, широко разведя руки с направленными вниз пальцами, приказывая недрам пожирать плоть земли, вместе с плотью Владык. Сама она оставалась на довольно большом утесе с плоской вершиной, в то время, как маги жались друг к другу все ближе и ближе. Жаркие объятья огненной пропасти согнали их, словно стадо овец, на узкую ленту еще стабильной тверди. Земля стонала тысячью голосов ада, призывая к себе неминуемую жертву. Совет с ужасом наблюдал за участью обреченных магов, сильно побаиваясь за целостность сотрясающихся смотровых пещер. Воины-маги обнажили клинки. Харул был тверже остальных. Он заварил эту кашу и совсем не собирался отступать. Его черные доспехи с изображением трехглавой серебряной змеи, вибрируя от напряжения, по команде хозяина изрыгнули в сторону врага, наполненную омерзительным визгом толстую струю черной змееподобной извивающейся магии. Смертоносной коброй обрушилась она на легкое тело воительницы, в один миг сковав с ног до головы, скрывшуюся под плотными кольцами, сияющую плоть Нии. Не переставая извергать разрывающий души крик, кольца принялись сдавливать жертву. Харул ликовал – он застал Великую врасплох! Все кончено!... ...Пески времени... О них Владыки не имели никакого представления... Горячку боя мгновенно сменил липкий холодный пот, заструившийся по лбу, шее и спине. Харул почувствовал на горле бритвенную мягкость лезвия голубого клинка и, на мгновение, уловил перед собой два пламенеющих рубиновых огня на сияющем голубым пламенем суровом лице Нианны. Краем глаза он едва различил, стоящую перед всеми тринадцатью воинами, мимолетную изогнутую тень девичьего стана, лишь на миг озарившуюся голубым маревом. За воротник потекло что-то липкое и теплое. Инстинктивно дернувшаяся к шее перчатка окрасилась алыми струями крови. – Она едва не перерезала всем глотки! – глядя, как похватались за шеи все Владыки, выкрикнул Агири. Нианна стояла рядом с черными кольцами змеиного заклятья и недобро ухмылялась, сдвинув брови, глядя на одинаковые позы магов, ощупывавших надрезанные шеи. – Ветер Смерти! – выкрикнул Агири, и тринадцать рун невидимых плотному зрению устремились к Великой. Стена смертоносного вихря быстро приближалась. Скользнув в начале боя в души врагов, она уловила эту опасность, но что противопоставить потоку, пожирающему саму магию?... «Только ее основу – мир огня!» Медлить было нельзя. Благодаря пескам времени стена убийственного заклятья сильно замедлилась, и до нее уже можно было коснуться протянутой рукой. Смерть мило улыбалась за его мерцающей ширмой. Двери в мир огня распахнулись на полную, выпустив сквозь нежный голубой цветок хрупкого девичьего тела в мир живых безудержное, голодное, первородное пламя. «Ветер Смерти» рассеялся как призрачный туман под порывом все сметающего урагана. Из охваченного голубым пламенем тела Великой лился кипящий иссиня–зеленый поток колышущегося пламени. Он растекался в стороны, подобно реке, прорвавшей надоевшую плотину. Огонь не падал в пропасть, как наивно надеялись столпившиеся на островке жизни маги. Он тянул свои алчные языки к ним, скользя по воздуху. Одежда Нии вспыхнула, превращаясь в облако алых искр, лишь браслеты мечей да трехсапфировый венец выдержали непомерность огненной лавины. Великая медленно воздела обе руки вверх и, расслоившаяся бурлящая огненная река, повиновалась, раскрывшись, подобно пасти дракона Вечности. Челюсти дракона продолжали расти. Пламя полыхало уже на уровне трибун короля. Совет усиленно защищал пещеры, свои хрупкие надежды на спасение, защитными барьерами, но Фару ни в чем не повинных зрителей быстро начинала иссякать под непомерным давлением невиданной стихии. Языки магического пламени свешивались и тянулись вниз к неизбежной жертве длинными клыками обжигающей кончины. Напряжение сил Нии было практически на пределе, сдерживать пламя становилось все труднее с каждым мгновением, а оно хотело жить, хотело рваться наружу, хотело беспредельной свободы. Внезапно иступленный дух Великой почувствовал три одновременных мысли, три одновременных чувства спущенного курка и три одновременных жажды попадания в цель. В нее стреляли. Три маленьких дротика неслись пламенеющей воительнице в обнаженную спину, и на конце каждого обостренное восприятие боя чувствовало каплю смертоносного яда. Ниа не могла бросить пламя. Оно пожрало бы все и сразу, включая ее саму. Воительнице оставалось только ждать, надеясь, что она успеет. Когда дротики почти коснулись ее спины, лишь на мгновенье Великая метнула правую руку назад, беззвучно крикнув: «Знор – отрази!» Три щелчка, отбрасываемых по своим же траекториям дротиков, не были слышны небесной воительнице в оглушительном реве стихии. Она вернулась к управлению беснующимся огнем. Пламя снизу окружило Владык, а верхняя челюсть тысячезубого дракона неуклонно сжималась. В глубине пасти этого огненного демона стояла маленькая фигурка прекрасной обнаженной девы, чей лик сейчас был подобен лику упоительной смерти. Доспехи Владык стали коробиться, а Фару, потраченная на защитные заклятья, практически иссякла. Им оставалось только умереть... или просить пощады... – Пощады!... Пощады!... Пощады!... – услышала Ниа крики скованных огненными клещами магов. С огромным трудом несгибаемая воля Богини захлопнула раскалившиеся двери в мир огня и... отпустила верхнюю пламенную челюсть на головы Владык. Смерть с очаровательной улыбкой успела заглянуть в расширенные зрачки каждого из тринадцати эльфов, прежде чем волна падающего клыкастого огня превратилась в горячее дыхание сине-зеленого тумана, развеянного случайным порывом ветра. Владыки мялись, сжавшись в кучу на все той же красной площадке ристалища, вот только гравий между ними и Нианной спекся ровным стеклом. Неистовая воительница гордо стояла, победоносно подняв голову и прикрывая нагое тело синим щитом Знором. – Бой окончен! – посох Владыки Улира возвестил о триумфе Великой Нианны огненной вспышкой, взметнувшейся в зенит. – Я надеюсь, – грозно сверкнув глазами, громко заявила воительница, – никто из вас впредь не усомнится в моей власти над магией. Тем более, что вы мертвы за битву уже дважды, – она провела ребром ладони по своей шее. Кровь ровными струйками еще сочилась из шей всех тринадцати магов. – Это была иллюзия... это была иллюзия... это... – восторженный шепот Агири носился по кругу. – Иллюзией была только огненная пропасть, заставившая нас, как баранов, сбиться вместе, а вот челюсти огненного дракона – полная реальность! – вывел его из оцепенения королевский придворный маг Элисим. – Прости Великая, что я посмел в тебе усомниться. Прими уверение в моей преданности и почтении, – Харул первым преклонил колено. Все тринадцать Владык поклялись перед ликом короля, королевы и всего совета в преданности Великой... Когда официальная часть клятв закончилась, Омелия выбежала на ристалище и накинула на Нию свой плащ. Глаза Нианны, как бездонные озера, были наполнены усталостью. – Омелия, на меня со спины нападали еще трое, – с трудом выговорила одержавшая победу. – Что с ними? – Мы никого не видели, – подоспевший Тиринар услышал ее фразу. Несколькими прыжками Ррагор и Ррагур спустились вниз. – Мы слышали мысли трех убийц, но они оборвались после выстрелов. – Они... мертвы... – громоподобный гул одновременных голосов нагов заставил затихнуть всех эльфов. Медленно, полупрозрачные, как струи воды, силуэты гигантских змей скользнули к маленьким пещерам за спиной Нианны. По воздуху, один за одним, влекомые магией призраков, на центр ристалища выплыли и легли рядом три бездыханных тела в черных одеждах. Грудь всех троих, украшенная серебряной трехголовой змеей, была пронзена ядовитыми дротиками. В руках поверженные убийцы сжимали маленькие арбалеты, а на поясе, в специальном кожаном чехле, подоспевшие маги обнаружили запас таких же ядовитых снарядов. Наги безмолвно удалились в скалу, растворившись будто их и не было. По лестницам торопливо спускались и выбегали на ристалище члены совета. Храаг доставил вниз на себе верховного мага Улира. – Я не хотела их смерти, – прошептала Ниа, глядя на погибших молодых эльфов. – Зато Харул очень хотел твоей, и подослал своих учеников. Харул! Тварь!!! Ты где?! Выходи, подонок!!! – таким Тиринара еще никто не видел. Толстенький старый эльф преобразился до неузнаваемости. Сейчас он скорее походил на округлого огнедышащего дракона. Его корявый деревянный посох сиял ослепительно белым светом от напряжения, да и само тело настолько озарилось фиолетово–белыми лучами, что на него становилось больно смотреть. Ногти на руках вытянулись и затвердели, превращаясь в длинные лезвия драконьих когтей, а верхняя челюсть выпустила вниз ряд острых клыков. Сквозь седую шевелюру волос пробилось три острых рога. Демоническим прыжком, словно невесомый кузнечик, пролетев через половину ристалища, старик настиг почти возле выхода, садившегося на коня Харула. Одним ударом он поверг наземь и коня и седока, прокатившихся по земле метров десять. Когти – кинжалы взметнулись в воздух над черным магом... – Остановись! – общий приказ ринулся к Тиринару. ...Но голова Харула уже катилась по песку, заливая его липкой струящейся алой влагой. Улир закрыл глаза и тяжело выдохнул: – Этим рано или поздно должно было закончиться. Ниа изо всех сил бежала к учителю. Тиринар поднялся и прикрыл лицо рукавом. – Я не хочу, чтобы ты меня таким видела, – с длинных когтей еще капала кровь, – передай Улиру, что я предстану перед советом через неделю. Мне надо привести себя в порядок. Прости... Нианночка... Он метнулся, как вихрь, на жеребца Харула и ускакал по длинному извилистому ущелью. Король Аниэр и королева Виилле в сопровождении Улира и Храага приблизились к телу Харула. Ниа сжала зубы от презрения к обезглавленному подлецу. Она обещала не допустить смертей, а произошло четыре и три из них по его вине. – Что же будет с Владыкой Тиринаром? – тревожно глядя в глаза короля, беспокоилась она о учителе. – Харул получил по заслугам за подлость и потерянные жизни своих учеников, – король Аниэр говорил громко, чтобы все его слышали. – Правила поединка снимают действие закона со всех участвующих и присутствующих. Владыке Тиринару ничего не угрожает. Он свободный гражданин Эндоры... Твоя мощь, Великая Нианна, поразила нас... Королева медленно кивнула в знак согласия с королем. – Мы будем рады, если ты окажешь нам честь своим визитом, – продолжила королева Виилле, – когда сочтешь нужным. – Благодарю, ваше величество. Я обязательно нанесу вам визит, а сейчас прошу меня простить... Нианна отошла чуть в сторону, отбросила плащ Омелии и голубой кометой помчалась над острыми пиками Тироля. Одиночество... Победительница хотела встретиться с покоем одиночества... * * * ...Весть о победе Великой разнеслась по Фиэнею быстрее солнечных лучей. Вечер гудел эльфийским многоголосьем центрального дворцового парка и площади. Не успел Улир коснуться земли, спрыгивая со спины Храага, как его тут же обступила толпа учеников Магистрата и стала забрасывать вопросами. Одни ликовали, другие, напротив, печалились смертью братьев по обучению и наставника, пусть не очень приятной, но все же увлекательной темной стороны магии. Данный Нианной бой, бой который был призван положить конец сомнениям в ее могуществе и значимости для Эндорских народов, еще больше расколол глубокой рваной трещиной общественное мнение. Семя сомнения, брошенное Харулом в почву тревоги зала Советов, после боя с Нианной дало бурные побеги, раскалывая души эльфов противоположностью ожиданий. Одни сияли радостью за мощь Богини, другие страшились непредсказуемости событий и их смертельного дыхания, шествующего за ликом красноглазой избранницы небес. Трещина ползла дальше и дальше в кронах Великого леса, проникая в галереи гномьих подземных лабиринтов, скользя по замшелым кочкам и глади болотных владений орков, впиваясь в стены людских крепостей. По этой трещине текла алая кровь тревоги, тревоги о будущем... ... – Как думаешь, мы их скоро увидим? – грустный взгляд Омелии потупился в гриву мерно шагающего Сершика. – Тиринар всегда держит слово. Сказал через неделю, значит будет через неделю. А Ниа для меня полная загадка. Даже звезды, наверно, разрываются в догадках, гадая что у нее на уме! – супруг еще грезил могуществом увиденного боя. – Что же с Тиринаром все-таки произошло? Ведь оборотней в Эндоре нет, насколько я знаю. Все, кто пытался идти этим путем, погибали. Законы природы и магии были смертельно категоричны, но он остался жив после перерождения, значит... – Старый весельчак никому и никогда не рассказывал о своем прошлом, даже мне, считая лучшим другом. Да и Фару его всегда была средненькой, но сегодня... – М-да... – протянула задумчиво Омелия, перебирая в памяти знания о трансформации, обнаруженные в заброшенных пыльных свитках библиотеки Магистрата. – Из него вырвалось такое неудержимое... Могущество и Сила... Ты видел как от его простого физического удара жеребец и Харул отлетели словно пух на ветру?... – Мир полон тайн... У него своя, а у нас – своя. Звезды бросили кости рока, послав сыну испытание, а нам загадку о его судьбе. Думаю, пришла пора отправляться в путь. Я успел обмолвиться с тиграми – Ррагору и Ррагуру ничего не удалось узнать. Мудрые драконы и всадники скорее всего тоже вернутся ни с чем, – Гилиир тяжело вздохнул. Омелия направила жеребца в плотную к лошади мужа и ласково положила на его руку свою ладонь. – Мы отыщем сына, – ее глаза грустно улыбались, – я в это верю! Супруги ускакали далеко вперед от общей воинской процессии, бурно обсуждающей яркие краски магической картины удивительного боя, запечатленного в их душах. Даже лица поверженных были полны благоговейной радости. – Как же Тиринар, он же хотел отправиться с нами? – Омелия провожала взглядом мерные взмахи крыльев драконьего эскорта. – Напишем письмо и оставим у Нариана, а сами отправимся в Сетимиэль. Пока будем готовить отряд он и подоспеет, – мастер меча все еще прокручивал в голове молниеносность взмаха когтей Тиринара. – Такой попутчик и в пути не даст грустить, и судя по всему в бою отряда стоит. – Вот опыт странствий по Эндоре нам снова и пригодится. Только бы наш малыш уцелел, – глаза Омелии искали поддержки во взоре мужа. – Я непрестанно молю об этом звезды, – теплый, но уверенный взгляд могучего воина, ее дорогого Гилиира, полнил душу матери светом надежды. Не сговариваясь, они хлопнули сапогами по бокам коней, и те вихрем понесли по закатным тропам две родительские души, укрывая стук копыт встревоженным шлейфом розовеющей в вечерних лучах пыли... Одиночества и Покоя... Предгорья Тироля. Одиночества и покоя молила ее душа. Бой безусловно удался. Первый раз в жизни она сражалась с реальным магическим мастерством искусных противников и одержала блистательную победу, но три трупа... Нианне было искренне жаль эти три эльфийские души, опрометчиво вверившие свои судьбы подлости Харула. Медленный полет голубого диска неторопливо уносил ее вдаль. Ниа поднималась все выше и выше к сияющим белоснежными панцирями вечных ледников, вершинам неприступного Тироля. К ним тянуло чем-то мимолетным, необъяснимым. Великой хотелось белой морозной чистоты, холодного равновесия снегов. Зеленые оазисы остались позади, а крепостная стена ее бывшей родины продолжала расти и расти, пронзая непреступным рифом лазурный океан небес. Воздух стал другим. Разряженная легкость наполнилась приятной, щекочущей легкие свежестью небесного электричества, но дышать становилось труднее. Под ней плыли прозрачные нагромождения бесформенной архитектуры древних ледников. Обнаженное тело воительницы, оставшейся без одежды в пламени боя, бережно оберегал от пронзающего холода магический кокон. Взгляд Великой скользнул по мизерному, едва уловимому, колыханию чего-то дымчатого в царстве абсолютной белой неподвижности. Заложив длинную дугу, магический диск завис над легкими прозрачными облачками пара. Невероятное природное чудо открылось Нианне. Практически на отвесной скале выдавалась вперед ровная площадка

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом