Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

для воссоединения, мысли-команды для боевого и магического использования, команда отсоединения. – Вот почему маг из сна раздевался! – сообразила Ниа. Ни секунды не раздумывая воительница сняла любимую голубую рубашку и одела на правую руку выше локтя браслет. – «Нтори кугар» – мысленно произнесла она. Мгновенно руны внутри браслета вспыхнули, и он сжался на руке. Нианна почувствовала два болезненных укола под его поверхностью – браслет привыкал к телу новой хозяйки. Боль быстро прошла. Браслет невесомо сросся с рукой, не доставляя никакого дискомфорта. Девочка давно мечтала научиться фехтовать, и первой в сознании взвилась мысль – «Звирг» – меч. Как показало внутреннему взору Святилище, она чуть приподняла руку и приоткрыла ладонь, немного согнув пальцы. В тоже мгновение по руке молниеносно что-то скользнуло, затянув запястье и кисть боевой перчаткой из синего полупрозрачного металла браслета. Перчатка сжимала синий клинок прямой, обоюдоострый, средней длинны. В глубине лезвия от основания до самого острия фиолетовым светом светились руны древних. По клинку пробегали языки иссиня-фиолетового пламени. Магия меча звучала полновесной и уверенной нотой в сознании Нии. Никаким способом нельзя было выбить его из руки – перчатка и клинок слились в монолите единства, хотя та сохраняла эластичность и подвижность. Полюбовавшись пламенем клинка и слегка попробовав его в движении, Нианна вызвала щит – «Знор». Меч в одном неуловимом движении втянулся и раскрылся щитом в правой руке. Верхнюю часть вытянутого вдоль тела щита обрамляли два разведенных в стороны граненых шипа, а третий, нижнего края, оканчивался на уровне колен. На нем пламенел силуэт дракона со сложенными крыльями. Нианна млела от удовольствия, ее поражала легкость этих предметов. Лучшей игрушки и быть не могло. Не распробованным оставался дротик, вызываемый словом «Зер». Как объяснило Святилище, достаточно было мысленно выбрать цель и выбросить руку вперед, целясь указательным пальцем в мишень. Ниа выбрала средних размеров валун на краю обрыва. – «Зер!» – мелькнула ее мысль, а вытянутая рука указала на камень. С ее боевой синей перчатки сорвался и полетел вперед маленький дротик, за ним растягивалась тончайшая синяя нить. Дротик с такой силой врезался в камень, что валун сухо треснул, превращаясь в облако пыли и мелких обломков, улетающих в пропасть. Мгновенно нить и дротик втянулись в перчатку. Нианна ликовала. Она дала команду браслету вернуться на место. Счастливая ученица, попрощавшись со Святилищем, сияя лучами восторга, помчалась домой. Родители в который раз были немилосердно ввергнуты в волны изумления и тревоги, но браслет древних мудро восприняли как дар Судьбы. Взвесив все «за» и «против», они не возражали, чтобы в тайных приключениях дочери при ней всегда находилось оружие... Свои умения и знания Нианна старательно прятала в школе. Фару девочки выросла настолько, что дети инстинктивно чувствуя ее необъяснимую мощь, шарахались от черноволосой одиночки, да и сама Ниа избегала пустой детской болтовни, «никчемных» увлечений и ни с кем не дружила. Наконец, наступило время летнего отдыха и прекращения занятий в храме до осени. Первый же свободный день... и неуемная жажда знаний вновь заманила ученицу Богов в центр забытого Святилища... Фехтование... – Прошу, древних, об искусстве фехтования, – мысленно испрашивала Нианна. Святилище, как обычно, ответило мгновенно – сначала бешеные потоки рун Великих, а после образ. Перед ней стоял высокий полупрозрачный эльф в доспехах и шлеме. Все его тело сплеталось из зеленых светящихся волокон. Внутри оболочки алым светом горели болевые точки и эффективные зоны поражения. Ниа озадаченно на него взглянула, он казался таким большим. Живой манекен стал медленно показывать базовые стойки и основные движения клинком. Воительница тут же бросила мысленный зов – «Звирг», и в ее руке запел синий клинок. Она старалась, до исступления повторяя все движения «учителя», но совсем скоро уловила, что непрерывный мысленный поток, излучаемый Святилищем, сам ведет ее тело в этом танце борьбы и смерти. Темп увеличивался все быстрее и быстрее. Пресыщение принятой силой приходило к девочке много позже чем прежде. Как и в первые свидания со Святилищем, в конце каждого дня-урока из недр каменных кругов лилась ровным потоком успокаивающая песнь Великих, выравнивая бурю не устоявшегося знания. Лето горело ласковым солнцем в небе, манило тенью Великого леса и прохладой реки, веяло нежным ветром древнего и загадочного Тироля. Все впереди, все еще впереди!... Нианне исполнилось восемь эльфийских лет... Они нам не верят, всадник! Фиэней. Эндора. Фиэней и Генар, два древнейших города Эндоры кипели с самого утра нетерпеливым ожиданием. К сегодняшнему дню со всех концов четырех королевств на берега реки Ини собрались все от мала до велика, желающие лицезреть Чудо. Это Чудо каждый год стремительно падало с небес, знаменуя приход осени – поры умиротворенного отдыха природы, падало сверкая всеми цветами мира. Оно проносилось над многоликими толпами, унося за собой шлейф восторженных взглядов, величественные текучие гимны эльфов, бездонный гул гонгов орков, яростную дробь барабанов гномов и стремительную славу горнов людей. Оно уносилось вдаль, вспарывая воздух разноголосыми песнями ветров... ...но вскоре... ...Вскоре величественная сила природы приносила его безудержное естество обратно... Город замирал тишиной и взрывался бурей ликования, когда оно медленно опускалось на королевскую площадь Фиэнея. ...Молодая дракониха с золотой чешуей, носящая гордое имя Иррада, так не нервничала наверно никогда за всю свою недолгую для дракона, почти младенческую, по сравнению с отведенными тысячелетиями, жизнь. Златоглавая так не переживала даже в день, когда выбирала себе всадника – спутника на всю оставшуюся жизнь. ...Гордость... Гордость – флаг дракона, сила дракона и его могущество. Гордость и чувство собственного достоинства драконы ценили наравне с мудростью. ...Но она все же решилась! Всадник, молодой, дерзкий, умелый подхватил ее мысль с первых же нот, и сердце его забилось той же жаждой, тем же жгучим стремлением, стремлением быть первым! Да! Они бросали вызов самым могучим, самым сильным драконам ордена Генара и их всадникам! Сегодня, в первый день осени, праздник ежегодных состязаний драконов, она явит тысячам тысяч зрителей золото своих быстрых крыльев, явит свою скорость в тугой песне ветра и сокрушительную мощь своего пламени! Обычно в соревновании участвовали только зрелые, опытные драконы, за спиной у которых пролетело не одно столетие жизни и тренировок. Эта великая мирная схватка и была Чудом Эндоры, славящим стремительных небесных хранителей жизни. Драконы, стартовав со скал стражей Генара, устремлялись к полям на окраине Фиэнея. Их целью было поразить мишени и вернуться на королевскую площадь столицы. Купался в лучах славы, восхваляющих гимнах и памяти летописей истории ордена, только один дуэт дракона и всадника, первым достигший подножия королевского трона. Остальные, воздав почести победителю, удалялись. Тот первый, самый быстрый, пел песню своего рева, оставаясь до конца дня и глубокой ночи святым талисманом счастья и удачи на пышном празднестве и щедром пиру. Таковой сложилась традиция овеянная седыми веками. Драконы и эльфы ею гордились, дорожили и тщательно к ней готовились. Старейшина драконьего рода Храаг долго отговаривал золотую непоседу от этой глупой, нелепой затеи, ведь она была в полтора раза меньше могучих великанов состязающихся во власти над небесами, пламенной ярости дыхания и входящих в совет ордена Генара. За их крыльями, сталью их мышц и броней чешуи парило не одно столетие плаваний в воздушном океане, его бурях и ураганах. Больше всего старый черный дракон беспокоился из-за той же традиции. В полете, когда дракон буквально слеп от своего устремления к цели, правилами разрешалось мешать друг другу: сбивать с курса ударами лап и хвоста, применять сковывающую магию, одурманивать разум. В общем, допускалось все, кроме прямой атаки на жизнь. Этого старейшина и боялся. Иррада была любимой его ученицей, грациозной, легкой, стремительной, но очень, очень молодой и не по годам дерзкой. История знала случаи, когда даже зрелые драконы расставались с жизнью или получали тяжкие увечья, позабыв об осторожности и беззаветно отдавшись в пламенные объятья азарта. Он терпеливо втолковывал ей это, приводя примеры, в ярких красках мук и страданий описывая гибель небесных носителей короны рогов. Иррада внимательно слушала «пугающие» рассказы, выискивая изъяны в поведении пострадавших драконов, но была непоколебима в своем намерении. Одержимая вызовом, Златоглавая изнуряла плоть чудовищными тренировками. Ее безумство, казалось, передалось и ее молодому всаднику. Их глаза горели одним и тем же пламенем победы. Победы прежде всего над собой... ...И вот знаменательный день, день мастерства и решимости настал... Девять скал стражей и девять драконов с недвижностью изваяний застывших на них. Девять всадников напряженно замерли в седлах небесных красавцев, ожидая сигнала к старту. Разноликий народ волнуется на площадях и улицах Фиэнея близ обрамленного камнем русла реки Ини, бурля ропотом разговоров. Именно над ней, над рекой проложен кратчайший путь к славе и победе. Ирраде казалось, что грудь перестала дышать за ненадобностью. Тело гудело, как растянутая до последнего предела тетива золотого лука. Еще миллиметр, еще мгновенье и тетива порвется не в силах больше ждать выстрела. – «Хвост!... Негодный хвост! Мечется, как ошпаренный!» – Иррада переживала, что ее волнение так откровенно выдается этой непослушной частью тела. – «Если можно было бы без тебя летать, я бы тебя откус-с-сила!» – еле слышно прошипела она. – Ты мне с хвостом гораздо больше нравишься, чем без него, – Ерртор ласково гладил сестру небес по чешуе, а у самого по лицу стекали холодные струйки напряжения из-под шлема. Его теплое прикосновение и уверенный ритм сердца, словно сталь, вливали несокрушимое спокойствие в зудящие нервы Легкокрылой. – «Ну хорошо, тогда бы понадкусывала изрядно! Пусть боится и не дергается!!!» – глаза Иррады были прикованы к центральной площади Фиэнея, с которой королю Аниэру предстояло дать старт состязанию. Струи водопада Аруж за спинами драконов извивались в вечном танце, обнимаясь с лучистыми радугами не опаляющего, золотого осеннего солнца. Небеса ясной голубой прохладой и затаившимися ветрами ждали свою гордость, своих детей, своих стражей – грациозных драконов. Их широко распахнутые бирюзовые объятья трепетали предчувствием горячей чешуйчатой плоти в воздушных глубинах. Этот миг, миг изначальной тайны полета настал... Король Аниэр и королева Виилле подчеркнуто торжественно поднялись с тронов. Эльфы и люди, гномы и орки почтительно затихли, склонив головы. Площадь замерла. – Братья и сестры! Друзья, далекие и близкие! – Аниэр поднял вверх королевский золотой жезл. – Сегодня мы славим силу, мудрость древнего рода властителей небес –драконов и отчаянных, смелых всадников! Их преданное единство хранит мир в наших душах вот уже долгие тысячелетия. Сегодня мы сможем наблюдать грозное стремительное величие стражей небес над водами нашей равновесной и умиротворенной реки Ини. Тем же, кто собрался на полях целей, они явят мощь огненного дыхания. И все вместе мы воздадим ликование сердец и теплоту душевных пожеланий самому быстрому, самому пламенному небесному стражу и его земному побратиму – всаднику! Да начнется состязание, и хранят Боги Эндоры своих детей! Аниэр кивнул головой, и пятеро магов Магистрата подняли сияющие посохи к зениту. Пять ослепительно-белых лучей сверкающими дротиками вонзились друг в друга на высоте ста метров над площадью, сворачивая свою энергию в небольшое, полыхающее лучами, магическое солнце. Иррада набрала воздуха в грудь. Солнце магов вспыхнуло громовым раскатом и, превратившись в миллионы серебристых парящих искр, напоминающих птиц, кружащихся в спиральном вращении под радостные возгласы народа, стало опадать вниз. – «Сейчас!!!» – жажда старта вспыхнула в душе ярче, чем взорвавшаяся магическая сфера над площадью Фиэнея. Лапы остервенело рванули онемевшее тело вперед и вниз. ...Удар!... Сердце дракона мерило метры вертикального падения. ...Еще удар!... Скорость падала в лицо, разрезая воздух... ...Еще... Ирраде казалось, что это не она падает золотой стрелой со сложенными крыльями вниз, а скалы презрев закон природы, ринулись ввысь, желая нанизать ее на острые клыки-камни. Падала вся девятка. Голубой Саприл, носящий главу ордена Анари, изумрудный Зерен с Иэнном, два красных брата: Кереш с всадником Линуром и Каниш с всадником Бенром, серебряный Еринид с всадницей Милуной, бардовый Рунид с Гуллоном, аметистовый Синурин с всадницей Гельдой и базальтовый Жарад с самым старым и опытным всадником Дирком. Все набирали скорость, вытянувшись как сверкающие иглы, пытающиеся пронзить Эндору насквозь. Разные драконы, разные массы, разные крылья. Иррада и Ерртор прекрасно знали, что у них самые маленькие крылья из участников. На прямой им за соперниками не угнаться, если только... Бесспорным фаворитом гонок считался базальтовый Жарад с Дирком. Десятки побед подряд, лишь однажды разбавленных прорывом Саприла, принесли его мощные крылья. Огромные... да... но огромным крыльям и внушительной массе тяжелее переносить перегрузки маневров... ...И молодая, дерзкая дракониха с всадником взращивали надежды именно на этом знании. В бесчисленных тренировках до исступления, до растянутых крыльевых связок, лопнувших вен и кровоподтеков Иррада падала с уединенных скал предгорий Тироля, раскрывая паруса крыльев все ниже и ниже над землей, обретая в мучениях и боли власть над все большей скоростью. В первой попытке всадник своей тяжестью чуть не проломил ей на выходе из пикирования хребет, но в последствии, когда выброшенные в стороны крылья чуть не касались земли по завершении этого адского маневра, тело эльфа едва ощущалось на спине... ...Ветер зашелся в припадке страсти, бесстыдно вжимаясь и вылизывая каждую чешуйку золотой плоти Иррады. Первый... второй, третий... четвертый... пятый, шестой, седьмой... Иррада слышала хлопки раскрывающихся за спиной крыльев, уводящие тела драконов на более пологие траектории... И, наконец, резкий восьмой... почти за ее хвостом... Она продолжала падать... Еще!... Еще!... Первая!...Первая!... Испуганный ветер вцепился в рога, пытаясь выровнять отвесное падение безумной драконихи и поднять ее взгляд к горизонту. Ниже!... Ниже!... Ирраде казалось, что она уже чувствует хруст и твердость камней на своих зубах, а глаза заполонила их серо-острая несущаяся рябь. Пора... пора!!!... Да!!! Перегрузка полоснула острой, отточенной, но знакомой болью по суставам. На глаза упали шоры кровавой пелены, и изогнутые как у коршуна крылья тенью бросили ее над скальными осыпями. Словно золотое копье Бога дракон и всадник пронзали вытянутыми, слившимися воедино телами воздух над самым спокойствием вод реки Ини, вспарывая за собой ее неспешную гладь пенными бурунами смятого под крыльями воздуха. Под рев горнов и рубящую дрожь барабанов они золотой молнией ворвались в Фиэней первыми. Взмах!... Взмах!... Крылья Иррады бешеными, неистовыми гребками рассекали, как ножом, испуганный скоростью стоячий воздух. – За нами Саприл, за ним Жарад и Зерен! – доложил прижавшийся к седлу всадник. – Саприл нас быстро нагоняет! Не сбавляй темп! Я им займусь! Ерртор одним махом развернулся спиной вперед. Они уже миновали ликующую площадь и мчались низко над водой, помогающей махам крыльев, вдоль улиц города. Многоголосье ветров, заблудившееся во взмахах девяти драконов, редчайшей симфонией вливалось в уши восхищенных слушателей и наблюдателей по берегам и на мостах Ини. – Будем надеяться, что это в рамках дозволенного! – Ерртор сконцентрировал Фару и бросил ее в заклятье. – Ситиранил чириншил уллинал! Ослепительная вспышка белого света полыхнула за хвостом Иррады, затмевая грани мира. Мгновенно эльф продолжил: – Чимнарил брумминал шурим! – с руки Ерртора сорвалась узорчатая, едва уловимая руна дурмана и путаницы, сбивающая мысли и образы в спиральное вращение... ...Многие скоротечные вечера и долгие, длинные ночи всадник золотой драконихи провел в библиотечной стоячей тиши, изучая примененную в таких состязаниях магию на протяжении тысячелетий. Он выбирал защиты и готовил непредсказуемые сюрпризы к этому торжественному испытанию его как мага... Всадник Иррады метил в Саприла и... ...судя по всему, попал!!! Когда белый свет рассеялся, голова Саприла развернулась вправо, и его взмахи уводили траекторию по восходящей спирали в ту же сторону. Голубой дракон резко отстал. Его всадник Анари энергично творил магию над своим другом, снимая чары Ерртора. Базальтовый дракон Жарад взмыл над Саприлом, немного потеряв в скорости, но избежав ослепления. Иррада рвала взмахами плоть небес в мелкие клочья, вонзаясь в образовавшуюся пустоту, но крылья Жарада, его огромные опытные паруса неба, легко догоняли всю ее ярость и устремление. Драконы подлетали к окраине города. Всего немного, всего чуть-чуть и за парками ристалищ откроются обширные поля, на которых расставлены в ряд девять целей, девять больших, в тон каждого дракона, металлических чанов с водой. По традиции цель считалась пораженной, если в сосуде не осталось влаги ни капли. Если же хоть пригоршня воды уцелела в емкости или ее останках, цель не признавалась поверженной... ...Внезапно прозрачные воды реки перед Иррадой вздыбились столбом. Златоглавая бросила тело в правый крен и увернулась. Тут же еще один водяной столб преградил ей дорогу. Она шарахнулась влево и опять удачно, но скорость гасла. Жарад нагнал золотую беглянку и стремительно рвался вперед в метрах тридцати над ее хвостом. Водяные столбы были явно атакой старого Дирка. Ерртор это чуял, воспринимая тонким видением мага, вспышки Фару на спине базальтового дракона. Иррада лавировала меж водных преград, теряя бесценную скорость. Вода несла дополнительную опору взмахам крыльев. Поднимись она выше, поражение было бы обеспечено. Ерртор изготовился к атаке на Жарада, но... Внезапно, с всплеском похожим на взрыв, вся ширина реки встала на дыбы прямо перед головой Иррады. – «Все! Отлетались!» – успела подумать Иррада, врезаясь в водяную стену лбом, но все же успев сложить крылья. – «Я успел!!!» – услышала дракониха радостную мысль вонзившегося в прозрачную прохладу всадника. Он так лихо воскликнул, словно закоренелому пакостнику удалась, наконец, долго готовившаяся шалость. В миг, когда все казалось потерянным, когда вода жадно заглатывала золотую рыбку в свою пасть, неведомая сила схватила Ирраду за передние лапы и грудь, с мощью демона рванув вперед и вверх. Златоглавая, ничего не понимая, все же успела выбросить в стороны крылья, подставляя их брызгам и ветру. Незнаемая сила тянула вверх в небо. Иррада не поверила своим глазам... Ее вытаскивал тот, кто и окунул!!! Два плотных жгута Фару, втянув в себя воду как два каната, оплетали хвост Жарада и тянулись к телу драконихи, охватывая ее грудь. Жарад усиленно бил крыльями по воздуху, почти остановившись на месте, не понимая, кто его ухватил за хвост. – Ага! Получилось! Получилось Иррадушка! – мокрый Ерртор подпрыгивал в седле, как мальчишка. Воспользовавшись заминкой, под ними голубой кометой промелькнул Саприл, выходя вперед. Мастер магии Анари знал свое дело, и быстро разгадав, сбросил чары Ерртора с небесного побратима... ...И тут произошло то, что иначе как дар небес ни Иррада, ни Ерртор назвать не смогли. Базальтовый дракон резко взмахнул отяжелевшим хвостом вверх, подбрасывая золотого чешуйчатого недомерка вверх, с тем, чтобы всадник Дирк отсек путы Ерртора. Лезвие магии старого эльфа было молниеносным. Свободный Жарад с ревом ринулся в погоню за Саприлом. Поля целей находились уже неподалеку, и подброшенная в небеса Иррада увидела... ...Она увидела то, о чем только могла мечтать, да еще имея на своих крыльях чудовищное ускорение... Ни она, ни Ерртор даже не надеялись достичь полей мишеней первыми. Больно уж призрачной мерещилась эта греза. Они готовили то, что никто не делал никогда... По традиции и родовой гордости, уничтожая мишень, драконы пользовались факелом выдыхаемого пламени, расплавляя сосуд вместе с водой. Старые драконы поражали его с первого захода, но дистанция для эффективного удара не должна была превышать ста метров. Более проворным драконам помоложе либо приходилось зависать над мишенью теряя скорость, либо дожигать ее на втором заходе по пути назад. Иррада и Ерртор оставили эту традицию закостенелости устоев прошлого. Иррада научилась силой природной драконьей магии сворачивать выдыхаемое пламя в тугую огненную сферу, раскаленную до безумной температуры и метать ее несложным заклятьем в цель. Шар обладал чудовищной скоростью и сокрушительной силой, но его точность... Иррада не могла уверенно попадать в цель, так как в момент выдоха открытые челюсти ее закрывали... И Ерртор подарил Златоглавой свои глаза... В тот миг, когда дракониха выдыхала пламя, всадник уже держал мишень на тонкой магической нити прицеливания, и Иррада ее видела без искажений, но через глаза ослепшего на мгновенье Ерртора... ...Она видела далекое поле... Девять крошечных точек на нем, выстроившихся в ряд. Одна из них призывно блестела золотом на солнце. До мишеней оставалось километра два с половиной. Иррада же уверенно поражала цели с двух. Саприл и, быстро нагоняющий его, Жарад оторвались метров на шестьсот. – У нас должно получиться! У нас получится! Я вижу ее! Я держу ее! Давай!!! – Ерртор уже протянул незримую тончайшую нить меж своей душой и золотым чаном с водой на далеком поле. – Далеко! Очень далеко! – Иррада замерла, распластав крылья в планировании. – Во имя изначального Голоума и Богов Эндоры! Ребра рванули грудь в стороны. Резкий, как буря, выдох Златоглавой понес огненный метеор к цели. Саприл и, поравнявшийся с ним, Жарад шарахнулись в разные стороны, когда над их головами с ужасающим, бешеным воем промелькнула почти белая огненная сфера. Спустя мгновенье за деревьями впереди, скрывающими поляну мишеней, раздался оглушительный взрыв. Иррада скользила, плавно снижаясь... Она ждала и готовилась еще раз нанести удар, но над далеким полем взметнулась ввысь золотая звездочка. Судья мишеней подтвердил полное поражение цели. Златоглавая сложила крылья и, перевернувшись на спину, камнем ринулась вниз в обратный путь, чуть не врезавшись в замыкающих гонку аметистового Синурина и красного Каниша. Те увернулись от нее словно от призрака, свалившегося с небес. Иррада мчалась назад, как золотой луч света. Она не летела, нет! Она скользила на гребнях волн удачи, вдохновения и счастья! Крылья не ведали напряжения, а сердце стучало: «Победа!... Победа!... Победа!» ...Когда одинокий золотой дракон, вложив тело в вираж и встав на крыло, вспорол воздух над площадью тугим свистом чешуи и оглушительным ревом, его встретила немая напряженная тишина. Ни король, ни королева, ни Владыки Магистрата не понимали, куда делись остальные драконы, чей финиш из года в год был дружным, полным борьбы и страсти. Иррада опустилась в центре главной площади страны, величаво подняв голову на изогнутой шее. Ерртор по-кошачьи легко выпрыгнул из седла. Подозрительная тишина неподвижно, тяжело висела над всеми. Быстрым шагом, чуть не бегом, к Ерртору подошел глава Магистрата Владыка Улир. – Что случилось?! Где остальные?! – на его всегда уравновешенном лице видны были озабоченность и тревога. – Они у полей мишеней, – спокойно с поклоном ответил Ерртор. – Вы тогда, что здесь делаете?! – недоумевал Улир. – А мы уже все, Владыка, – Ерртор широко улыбался, а в глазах блестело счастье. – Что «все»?!!! – глава совета терялся в догадках. – Мы уничтожили мишень и... победили! Насколько я понимаю, Владыка, – Ерртор снова почтительно склонил голову. – Я сейчас отсюда улечу!!! – обиделась Иррада. – Они нам не верят, всадник!!! Улир взял себя в руки. К нему подбежал Владыка Энирал и что-то шепнул на ухо. Оба посоха высших Владык Магистрата вспыхнули ярким светом и одновременно поднялись вверх. – Золотая Иррада и ее всадник Ерртор из Сетимиэля победили в сегодняшнем состязании. Слава быстрейшим! Слава Властителям пламени! – зычный голос Улира возвестил победу друзей. Тишина рухнула к ногам гордой Иррады и ее всадника, уступив небеса трепещущему восхищению, сиянию изумленных глаз и гимнам славы. Народ ликовал вне себя от восторга и такой неожиданности. Вскоре на площадь опустились Жарад, затем Саприл и остальные драконы. Всадники спешились и обступили Ерртора. – Неслыханная дерзость – атаковать главу ордена. Неслыханная находчивость – использовать атаку соперника против его самого и неслыханная точность – поразить мишень с такой непостижимой дистанции! Вы поразили нас всех! Поздравляю! Да сияют ваши крылья выше звезд! – глава ордена Генара Анари склонил голову. Драконы встали за спиной Иррады, подняли головы к зениту и долгим протяжным ревом воздали честь победившей их молодой золотой дерзательнице. Под сияющим мягким солнцем были и долгие хвалебные речи магов, и короткие напутствия воинов. Неторопливо текли реки гимнов, и в них блестели восхищенные взоры зрителей. Щедрый пир наполнял кубки и пел песни. Незаметно стремительный день уступил небосвод веселой ночи. Мирные ночные небеса превратили сверканье звезд в своих глубинах в зеркальное отражение сияющих добром и любовью душ разных народов, празднующих единство жизни и ее мощь... – Я же говорил. У нас получится! – улыбаясь, сказал Ерртор и взобрался в седло победительницы. – «Я верила тебе, всадник, а значит, не могло быть иначе! Держись!...» ...И ночь поглотила взмывшую к бриллиантовому куполу мира дракониху и ее всадника... Мастер клинка. Килин. Эндора. Все лето Нианна проводила в тренировках по фехтованию. Доставалось и Нариану. Дочка донимала отца по вечерам просьбами, и они до упаду сражались в саду под большим дубом правда не стальными, а деревянными мечами. Первых несколько занятий Нариан, чье искусство боя оттачивалось уже третье столетие, легко парировал атаки, но с каждым новым возвращением дочурки из Святилища его преимущество таяло на глазах, а к девятому дню рождения Нианны исчезло полностью. Они сражались на равных. Ниа заметно вытянулась. Как тонкий тростник, хрупкое тело девочки уже обогнало в росте сверстников на целую голову. Детвора стала дразнить Нианну долговязой, а так как она с ними не играла и практически все время отсутствовала в поселке, к ней прилепилось прозвище – «Калини», что означало «отстраненная». Внешне Ниа никак не показывала своей реакции на обидчиков, но в чаше сердца, капля по капле, копилось справедливое негодование. Она не причиняла никому вреда. Непоседу интересовали не детские игрушки, а серьезные взрослые искусства и то что, это вызывало неприязнь сверстников, было для нее непостижимым. В Святилище девочка изучила акробатику – научившись творить невероятные сальто, и так тонко владела равновесием, что казалось тело подвешивали на невидимых нитях над землей, когда она выполняла стойку на трех пальцах одной руки. Мышцы юной воительницы окрепли и стали напоминать жгуты тугих лиан под голубым пергаментом кожи. Святилище упорно обучало рубиноокую воительницу одному фехтованию, а нерастраченная магическая сила продолжала копиться. Тренируясь, Нианна узнала много интересного про свой магический меч «Звирг». Клинок обладал мощным запасом собственной магии и заклинаний. Сияющие руны в толще лезвия говорили о запасе энергии и постепенно гасли с кончика меча к основанию при ее расходе. Нианне не разрешалось использовать магию «Звирга»

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом