Великие Драконы, Александр Немялковский, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Александр Немялковский Великие Драконы


скачать Александр Немялковский Великие Драконы можно отсюда

Ничего... и не такими завтракал... – услышала она мысль, пришедшую из недр тоннеля. Ерртор еще оставался без сознания и бился в судорогах на мокром холодном полу, когда со всех сторон упругие нити смертельной черной паутины стали набрасываться на опрометчивых гостей, как живые. Каждая нить несла с собой кусочек камня. В сумраке ярко горел магический кристалл, освещая начавшееся хаотическое движение черной смерти по стенам древней западни. Паутина сползала к своим жертвам со всех сторон тоннеля, ловко набрасывая на оглушенных магическим ударом липкие сети неминуемой кончины. – Очнись всадник!... Очнись! – ревела дракониха. Она сграбастала его передними лапами, оперевшись на хвост, и прижала к сердцу, вбрасывая свое уже уравновешенное сознание в его поврежденный дух. Нити продолжали налипать на чешую Легкокрылой, отстреливаясь со стен, все падая и падая сверху. По чешуйчатому панцирю, не переставая, барабанил дождь мелких для такого исполина камней. Иррада извергла пламя и опалила им стены впереди тоннеля, черная слизь, раскалившись до красна, превратилась в пепел и прахом опала на пол, роняя гальку, старательно тащимую к жертве. – Ты, дохлый навозник, копошащийся в черной дыре и играющий с камешками, думаешь этой дурью одолеть дракона!!! – гневно бросила Иррада издевку в зловонную черноту тоннеля. Ерртор пришел в себя, его вырвало прямо на свои сапоги, глаза еще беспорядочно плавали по стенам тоннеля, но всадник боролся и через мгновение уже вырывал свой сияющий меч из липкой лужи черной шевелящейся слизи. – Твоя страсть аппетитна, и только распаляет мою жажду, чем сильнее сопротивление, тем желаннее добыча... – могучим ментальным посылом отозвался охотник. Иррада какой-то глубинной интуицией почувствовала, что магическая атака сейчас повториться и не стала ждать. – «Уррррагаруужжжж!»» – проревели драконьи голосовые связки, и опрокидывающая мысленная волна оранжевых разрядов, как облако пыли, ринулось на врага. Ерртор собрал свою еще клубящуюся Фару и бросил вперед, помогая боевой подруге. Заклятье накрыло цель, и липкие сети на мгновение замедлили свое течение... но лишь на мгновение. Не прошло и нескольких секунд, как атака града щебня и липких нитей удвоила свою скорость. Оба искателя приключений, Ерртор холодом по спине, а Иррада покалыванием кончика хвоста, почувствовали, что из глубины тоннеля на них стало надвигаться ужасное нечто... Липкие нити черной паутины уже полностью оплели сплошным покровом спину и крылья драконихи, растеклись, играя щебенкой по телу Ерртора, и стали, уплотняясь, вязать тугими узлами ноги пленников. Иррада вновь выдохнула пламя, а Ерртор метнул несколько огненных сфер в вездесущего врага, но образовавшиеся чистые раскаленные участки тоннеля очень скоро заполнились новыми черными щупальцами. Каждое движение обоим героям давались с неимоверным трудом. – Надо отходить, сестра! Мы не совладаем с «Этим»! – выкрикнул отяжелевший от налипшего щебня Ерртор. Иррада повернула голову назад, собираясь развернуть свое тело в скользкой жиже, но яркий свет кристалла Всадника лишь осветил блестящую черную пульсирующую стену за их спинами. Черные нити захлопнули дверь в ловушку. – Влипли!... В прямом смысле слова! – отпустил шуточку Ерртор. – Сейчас я подберу ключик к дверце! – столб почти белого огня Иррады хлестнул в черную мерзость. Она зашипела, лопаясь и пузырясь, опадая хлопьями пепла. Удушливая вонь, наполнявшая закупоренный тоннель, стала просто невыносимой. – Прекрати! Мы задохнемся от гари! – кричал не своим голосом Ерртор. – А иначе мы задохнемся от этой паутины!!! – оскалилась дракониха. ...Но тут произошло то, чего друзья никак не ожидали. По прожилкам паутины оплетающих тоннель и их тела стали пробегать голубоватые молнии магической энергии. Весь тоннель заискрился, и щебенка, что укрывала уже толстым слоем их доспехи и чешуйчатый панцирь, стала молниеносно сплавляться между собой, образуя каменный капкан. Еще несколько мгновений и тела любознательных археологов оказались намертво обездвижены, покрытые плотным каменным саркофагом. Лишь в окаменевших руках Ерртора продолжали ярко сиять световой магический кристалл и пылающий, но бесполезный против скользкого врага меч. Неведомое зло продолжало приближаться из глубины тоннеля. – Чувствую себя никому не нужным памятником!.. Полюбоваться изваянием никто живой не доберется... Что думаешь, подруга? – кашляя от удушья и сплевывая залезающую в рот черную дрянь, смеялся над смертью Ерртор. – Я думала, что я золотой дракон, а оказалась каменным драконом! Не надо было нарываться, не зная сил противника – мне урок и может быть последний! – вздохнула Легкокрылая. Внезапно эльфа словно осенило присутствие Богов. – Сестра... – тихо, чтобы охотник не услышал, он мысленно обратился к боевой подруге, старательно защищая мысленный канал. – Он спал, когда я его коснулся. Мысли и эмоции этой твари плавали перед ним, как рыбы в аквариуме. Возможно, суть охотника отлична от нашей и находиться вне тела. Тогда на мой взгляд у нас есть всего один лишь шанс!... Как только дух монстра первым коснется наших тел, чарами бросить его в иллюзию мирного сытого сна, и нанести удар. Я укутаюсь холодом, а ты расплавишь своим дыханием камень моей ловушки и да помогут нам Боги Эндоры и добрые духи Великих! При этих мыслях обоим почудилось, что горы Тироля услышали просьбу, и тела друзей ощутили необъяснимый прилив магической силы. ...И вот он появился, древний, незнаемый охотник, искусно расставивший сети и тихо ждавший может быть столетия в мягком оцепенении сна новой добычи. Лучи магического кристалла осветили наползающее большое гладкое коричневое веретенообразное тело, немного меньшее, чем тело дракона, покрытое глянцевым хитиновым панцирем и висевшее по центру тоннеля на сотне тонких прямых как спицы лап, расставленных во все стороны. Казалось, он не перебирает ими, а просто скользит на жгутах черной слизи приклеенной к стенкам тоннеля. Передняя часть лишенной головы твари была усеяна извивающимися мелкими щупальцами, и на тонких мышечных ножках над ними плавно покачивались три фасеточных глаза. В нижней части доисторической твари распрямлялся и тянулся к добыче розовый хобот, вооруженный длинным, как эльфийский меч, зеленым костяным шипом, с конца которого в предвкушении скорой трапезы уже капала кислота. Каждая ее капля, упавшая вниз на черную паутину, тут же оставляла в ней дыру. Перед охотником пульсировал плотный лиловый энергетический защитный экран. – «Не удивительно, что пламя Иррады на него не действует», – подумал Ерртор. В абсолютном безмолвии тоннеля было слышно лишь свирепое дыхание драконихи и слабый шелест жгутов черной паутины, по которой перемещалась их смерть. Всадник чувствовал, как Иррада едва сдерживается, чтобы еще раз не попытаться хлестнуть пожирателя огнем. «Ждать, ждать, еще не время...ждать» билось немое время у Ерртора в висках, и его подруга, казалось, слышит тот же ритм. – Ваш дух я отпущу на волю без мучений, славные воины, ну а тела останутся на милость победителя... На мою голодную милость... – наполненная страстью пищи и сладостью победы пришла в разум дракона и его всадника мысль охотника, уже празднующего победу. ...В этот самый миг Ерртор тонкой мысленной змеей бросился за защитный барьер противника, впрыскивая в его сознание все свое могущество эльфийского мага. Чутко уловив момент атаки своего друга, Иррада открыла плотину своей бушующей Фару и влила ее мощь в заклятье Ерртора. Их души пели колыбельную на грани своей смерти, колыбельную врагу о сладостном и сытом сне, о переваренных в своих каменных саркофагах-кубках телах эльфа и дракона, о наслаждении медленного пития их жизненных соков из этих сосудов и безмятежной умиротворенной дреме... дреме... дреме... и глубоком сне... ...Но защитный барьер твари продолжал пульсировать. Хобот-копье стало медленно... медленно безвольно опускаться вниз. Мерзкие щупальца плавно замедляли свое отвратительное копошение, а мышечные ножки фасеточных глаз лениво втягивались в хитиновое туловище... Охотник уснул! Уснул в метре от своей добычи! – Давай, давай... Давай же!!! Жги!!! – неслась в мозг Иррады мольба Ерртора. Он уже погрузил свое тело в холодный транс ледяной магии. Лицо эльфа, выступающее из каменного саркофага, посинело и стало быстро покрываться коркой прозрачного льда. Сквозь этот панцирь враг становился уже практически не различим, а времени на решающий бросок Судьба даровала всего мгновенье. Иррада любила своего всадника. Любила всем огромным страстным сердцем, и одна мысль о том, что надо окатить его уничтожающим огненным дыханием, от которого оплавиться камень, сводила ее с ума... Но смерть, порожденная охотником, сейчас уже исполняет свой танец у них на самом кончике носа! Боятся бессмысленно! – Да хранит тебя небо, всадник! – вырвалось у нее вместе с узкой тугой желто-синей струей пламени из пасти. Оно врезалось в окаменевшее тело Ерртора и охватило его с ног до головы. В огненном гуле слышалось шипение пара таявшей ледяной защиты эльфа. Камень раскалился докрасна. Охотник только, что погрузившийся в сон, дрогнул от огненной волны драконихи, и его щупальца начали медленное невнятное движение. Ерртор рванулся, но раскаленный камень еще цепко держал воина... – Поддай парку! Сильней! Он просыпается! – торопил Ерртор. – Не щади!!! Иррада не видела всадника объятого пламенем. Глаза драконихи были плотно закрыты – она безумно боялась того, что сейчас делала и молила все и вся о жизни друга. Услышав его приказ, не открывая глаз, Златоглавая удвоила пламя. Ерртор собрал всю свою душевную, физическую и магическую силу в острие своего меча. Запах горелого мяса уже наполнил ноздри, а боль стала оглушительным реквиемом плоти. – «Пусть не я, так Легкокрылая сестра небес выживет в этой схватке!» – и он рванулся, как немыслимая лавина огня, сокрушающая все на своем прямом пути. Панцирь дрогнул и разлетелся в дребезги миллионом осколков разбитого дряхлого глиняного кувшина. Ерртор, словно острый эльфийский дротик, выпущенный лучшим мастером Эндоры в цель, прыгнул на доисторическую тварь с криком: – «ДА!» Иррада тут же схлопнула пасть, прикусив себе кончик языка, и открыла глаза. Казалось, время замедлило свой бег и любовалось схваткой... ...Всадник плавно летел вперед по воздуху, занося обеими руками сияющий меч. Рядом с ним парил падающий магический кристалл, освещающий место битвы, взметнувшийся хобот-кинжал охотника и его три фасеточных глаза, торчавшие вперед. Хрустальный светоч озарял изуродованные и расплавленные доспехи эльфа, обугленные лохмотья остатков одежды, длинные белые волосы, горящие огненной гривой за спиной. – Ч-а-р-а-к-л! – донеслись до Иррады медленные растянутые во времени звуки рассекающего заклинания, и меч Ерртора начал врезаться в плоть гигантского убийцы. Поплыл в сторону отрезанный хобот-жало. Взлетели вверх разрубленные острым лезвием щупальца и фасеточные глаза, а клинок все продолжал и продолжал углубляться в тело жертвы. Ерртор медленно, как бы играючи, чуть пригнувшись под веретенным телом охотника, совершал несколько мощных толчков ногами вперед, не вынимая из плоти твари вонзенного по рукоять меча. Его гарда со скрежетом скользила по гладкой хитиновой поверхности, а из верхней части туловища чудовища в потолок бил тонкий желтый луч магического лезвия, оставляя в базальте глубокую борозду. Еще мгновение и Ерртор стоял за охотником. Тело монстра, развалившись пополам и извергая из себя горы вонючей требухи, рухнуло к их ногам. Сотни тонких членистоногих лап задергались в прощальных конвульсиях, отдавая салют победителям... Ерртор медленно развернулся к Ирраде. Он нехотя опустил меч и оперся на него всем телом, сильно пошатываясь. Вонь внутренностей чудовища, запах своей горелой плоти и праха черной слизи, боль ожогов – все казалось ничем и пустяком по сравнению со счастьем одержанной победы... Дракониха дунула на него волной холода и погасила пламя волос, словно свечу. – Мы с миром отпускаем твой дух к пращурам, ну, а твоя плоть... твоя смердящая плоть нам и даром не нужна, хоть и досталась на милость победителям! – прохрипел Ерртор, стряхивая с себя иней ледяного драконьего душа. – Как ты, сестра небес? – задал он риторический вопрос спутнице. – ТАК... наверное в первый раз, – отозвалась Иррада. Паутина, лишенная власти хозяина медленно, черной слизью, стекала на дно тоннеля, роняя коварные камушки вниз уносимые течением ручья. Стена за спиной драконихи распалась и дала ход живительным волнам свежего воздуха. Каменный панцирь, сковывающий Ирраду, лишенный связывающей магии, затрещал. Она одним движением развалила его в пыль, злобно рыча и стряхивая его ненавистные остатки со своей спины. Тело эльфа жгли болью язвы ожогов. Он отступил из русла ручья и медленно опустился на холодный полукруглый пол тоннеля. В нем царил полумрак. Магический кристалл, упавший в ручей несущий сгустки черной слизи к выходу, практически не освещал пространство. Голова кружилась, остаткам Фару едва удавалось поддерживать биение сердца. Иррада, брезгливо перешагивая останки мерзкой твари, сделала несколько торопливых шагов к другу, подобрав двумя когтистыми пальцами по пути кристалл света. – Дружок, держись дружок, я сейчас помогу, – она стала вдыхать в его тело живительную силу своей драконьей магии. Мысли эльфа прояснились, и он начал слабым дрожащим голосом выводить древнюю мелодию исцеляющего гимна своего народа. С каждым куплетом его голос становился все сильнее и увереннее. По язвам и ожогам пробегали то лиловые, то пурпурные волны магических разрядов, быстро, без рубцов затягивая боевые ранения. Еще мгновение и тело обрело прежний вид, вот только волосы... Длинные локоны белых эльфийских волос испарились в огненном факеле сражения. О них напоминали лишь коротенькие пряди торчавших в разные стороны грязных от пепла клочков. Все это время дракониха неподвижно с благоговением смотрела на своего еще больше любимого всадника, только что спасшего ее жизнь. Иррада чуть раскрыла крылья – ей так хотелось обхватить ими и прижать лапами это хрупкое существо к своей груди, чтобы он своим сердцем почувствовал эту теплую волну благодарности, благодарности ее души. ...Вдруг оба победителя одновременно почувствовали мощное движение чьей-то магической сущности у себя за спиной. Иррада одним прыжком внутри тоннеля развернулась на сто восемьдесят градусов, закрывая собой еще очень слабого всадника, правда при этом чуть не наступила на него задней лапой и не шарахнула мечущимся хвостом. Она раскрыла челюсти, обнажая белоснежные клыки, готовая мгновенно броситься на любого незваного гостя. Под ее крылом протиснулось сначала лезвие меча, а потом и коротко стриженная огненным парикмахером – авангардистом голова Ерртора. По останкам твари-охотника побежали пульсирующие зеленые волны, стягиваясь к бывшей голове чудища. Они тянулись, дергались, клубились, сплетались в какие-то немыслимые узоры. Магическая энергия стала собираться в довольно крупный пузырь, нарастающий на останках поверженной нечисти... Пузырь рос и наполнялся из искрящихся жгутов-корней, вонзенных в останки поверженной плоти. – Ох, как мне это все не нравится! – простонал Ерртор. – О воскрешении мы не договаривались! – и уже стал заносить свой меч, казавшийся непомерно тяжелым в еще не окрепших руках. – Постой, постой!... Ты его... послушай... – бросила ему мысль дракониха, – он борется! Ерртор вслушался в звуки тоннеля, но кроме журчания ручья он ничего не мог различить. Остроконечные уши эльфа от напряжения даже стали шевелиться как у кошки. – Да не ушами слушай, а сутью, Фару своей, – направила всадника Иррада. Ерртор коснулся своей душой этой пульсирующей сферы и моментально почувствовал стон и жажду свободы, рвущиеся из зеленого пузыря. – Тварь носила детеныша и сейчас он нам задаст!... Гото-о-овимся! – протянул всадник и начал было создавать с подругой защитный экран, как в это мгновенье зеленая сфера выросшая уже до половины тоннеля раскрылась цветком, наполняя тоннель цепочками удивительно красивых трехмерных рун. Руны с зеленых становились пурпурными и вертикальными побегами уходили в свод тоннеля, растворяясь в базальте. Дракониха и всадник замерли, пораженные столь многогранным и многослойным заклятием на языке Великих, укутывающим нечто внутри. Еще несколько мгновений и последние руны покинули свернутое в клубок зеленое свечение... призрака. – Я... Дрел... – загремела в сводах тоннеля мощная звуковая волна. Клубок энергии распрямлялся, и перед друзьями, в переплетении зеленых и голубых волокон предстал образ могучего мужчины. Его рост в два раза превышал и без того рослого по эльфийским меркам Ерртора. Призрак был абсолютно наг, и волокна его энергии безошибочно точно повторяли все контуры атлетического, мускулистого прежде тела. На широком лице абсолютно лысой головы горело два ярко голубых больших миндалевидных глаза. Вокруг него потрескивали разряды энергии, и в воздухе тоннеля запахло свежестью и озоном. – Я... Дрел... – громогласно повторил призрак, – и я приветствую своих освободителей! Призрак широко расставил в стороны раскрытые ладони, приклонив голову и колено перед друзьями. Иррада, как маленький щенок, плюхнулась на свой зад и слегка наклонила голову на бок – это был первый говорящий призрак, увиденный ею в драконьей жизни. Ерртор оперся обеими руками на меч и кивнул головой в знак приветствия, едва сдерживая любопытство. – Я, Ерртор, и моя спутница Иррада приветствуем тебя, незнакомец. Мирны ли твои намерения, пребывающий в мире без плоти? Мы не хотим тебе вреда... – Да будет проклят под звездами Вселенной тот, кто возжелает вреда своему освободителю! – отозвался гром слов Дрела. – Вы, мужественные воины, подарили моему духу очень, очень долгожданную свободу! Мой долг воздать вам почести и принести дары! В знак своей благодарности, я открою вам тайну, древнюю тайну этого места и проведу к его источнику... – Мы благодарны тебе дух Дрел, но объясни, почему мгновенье назад ты пытался нас пожрать в образе неведомой твари, а сейчас, когда мы с огромным трудом лишили тебя плоти, ты называешь нас освободителями и решаешь одарить тайной?... Что-то это все не совсем клеится со здравым смыслом... Иль ты удумал чего?! – допытывал только что появившегося призрака Ерртор, не переставая сжимать меч и готовый в любую секунду ринуться в новый бой. – Мои помыслы чисты странники, но наберитесь великодушия и терпения. Мне хочется поскорее покинуть эти опостылевшие казематы и вернуться в родной Тироль. Я последую на выход и буду рад, если вы отправитесь со мной... Да, кстати, хоть это и не совсем принято в вашей расе, но чуть впереди, по ходу тоннеля, на многовековых останках воина покоятся очень редкие доспехи. Я думаю, вы сможете оценить их. Итак...? – в голосе зеленого гиганта завис вопрос. Иррада снова стояла на всех лапах, а шипы на загривке все еще стояли дыбом. – Если идти, то идти до конца... и все же раскусить тайну смерти этого дракона. – Я с тобой сестра, – услышала она ментальный отклик всадника. – Не зря... не зря он отдал свое бытие за жизнь вашей расы. Вы отважны, решительны и действительно достойны Эндоры! – прогудел бас Дрела. – Я прошу прощения за услышанные, хоть и скрываемые вами, мысли, но пульс мира – это моя суть и укрыть от нее истину практически невозможно без магии пространств... Однако насколько я знаю, ее мои соплеменники Вашим предкам не передавали. – Ты ВЕЛИКИЙ! – воскликнули дракон и всадник одновременно. – Когда-то был им... – сияние голубых глаз зеленого призрака померкло и едва теплилось в сплетении его ажурного энергетического тела. Он опустил голову и вздрогнул, с границ его светимости слетели мириады изумрудных искр и медленно как первый снег опали на дно тоннеля. Было видно, как он опечалился, но слабость этого существа оказалась так мимолетна. – Идемте... идемте освободители к свету! – он зашагал в темную глубину тоннеля. – Но там же... нет... света! – ослабленный и изможденный Ерртор уже устал от головоломок судьбы. Острое зрение дракона уловило лишь крохотную светлую точку в непроглядной тьме тоннеля. – А свет там все же есть, – Иррада аккуратно сгребла лапой Ерртора и посадила себе на спину, – держись, братец. ...И они зашагали вслед за зеленым свечением духа Дрела, удаляющегося в глубину тоннеля. Так они прошли несколько километров, и чем дальше продвигались, тем большее количество останков попадалось на пути. Друзья насчитали около десятка драконьих скелетов, и несколько сотен, а может тысяч воинов и искателей приключений. Все они пали добычей охотника, чей дух сейчас плыл перед ними, абсолютно равнодушно ступая призрачными ногами по грудам костей. Среди них лежало и дорогое оружие, и различные доспехи. Разбросанные черепа представляли практически все расы Эндоры – эльфы, гномы, люди и орки. Везде виднелось несметное количество скелетов разного зверья. Дрел размеренно миновал все это кладбищенское великолепие. Количество встречных костей пошло на убыль. Внезапно он резко остановился... – Вот они, воин... Те доспехи, что достойны твоего решительного духа, – и палец призрака указал на слабое желто-золотое сияние, исходящее из-под пыльного праха. Ерртор плавно соскользнул со спины Легкокрылой и приблизился к останкам. Доспехи было трудно разглядеть, и эльф зажег световой кристалл. Они оказались действительно удивительны. На истлевших костях лежал ажурный корсет из золотых слабо светящихся лент, свернутых из пластинок, напоминающих по форме чешуйки дракона. Всадник еще немного поколебался, но царящая впереди полная жизненная неопределенность толкнула чашу весов выбора и его руки в сторону доспехов. Свои искореженные огнем латы он давно сбросил у останков тоннельного охотника. – Мир твоему духу усопший, и позволь принять то, что принадлежало тебе при жизни, – с этими словами Ерртор аккуратно вынул этот набор металлических лент-ремней и пряжек из праха. Дрел молча стоял и смотрел на всадника, потрескивая магическими разрядами своего тела. Ерртор продел руки в кольца наплечников и нарукавных браслетов, богато украшенных вязью узоров и драгоценных камней, щелкнул пряжками нагрудных и наручных лент. Сзади шеи на уровне плеч располагалось несколько складок чешуйчатого металла, предназначение которого для эльфа оставалось не известным. – Ну и что ж в этих, так сказать, «доспехах» замечательного? Меж их ремнями не то что стрела, а десяток топоров влететь может! – Ерртор даже ухмыльнулся, поглядывая на безмолвного призрака. – Назови мое имя! – приказал зеленый дух. – Ну... Дрел, – нехотя буркнул Ерртор. – «Я его «завалил», а он мне приказывает – вот нахал!» – пронеслось в голове эльфа. – Без «ну». Мысленно коснись доспехов и произнеси. – Хорошо... Дрел! – резко крикнул всадник. В мгновенье ока тонкая чешуя, свернутая удивительной магией в нательные ремни, брызнула по поверхности тела воина, сплетаясь в хитроумные замки. Она покрыла все туловище и ноги до колена, сохраняя полную подвижность всех суставов. Складки на плечах полукольцами прыгнули на голову так неожиданно, что по спине Ерртора пронеслось неистовое стадо ледяных мурашек. Через мгновение его голова была покрыта чешуйчатым шлемом, а лицо до подбородка укрывала какая-то толстая прозрачная эластичная слизь, позволяющая, без искажений смотреть сквозь нее. Лишь там, где был рот и нос, она образовывала сетчатые отверстия. – Доспехи и мягкую защиту лица невозможно пробить обычным оружием, лишь только чрезвычайно могучие магические клинки способны нанести вред этой броне. Их создавал я в дар эльфийскому народу и на заре вашего рода преподнес первому правителю эльфов, Авинилану. Спустя некоторое время они вернулись к своему создателю... правда не так как я того ожидал... – А снять? – забеспокоился всадник. – Мысленно скомандуй – «в ножны», – отозвался гулом Дрел. Ерртор выполнил инструкцию призрака. Мгновение и чешуя покоилась в своих лентах корсета. – Спасибо за дар, Великий Дрел! – сердце воина повеселело при такой защите. – Это лишь то малое, что я могу для вас сделать. В путь, странники, в путь! – и Дрел прочь зашагал от этого места. Свет в конце тоннеля становился все темнее и темнее. На Эндору плавно опускалась ночь. Лишь когда совсем стемнело, они выбрались из тоннеля с противоположной стороны, пройдя при этом километров двадцать по чреву скалы. В безлунном небе загорались звезды, и алел хвост большой кометы. Ерртор совсем обессилел, хоть все победное путешествие по тоннелю и провел на спине подруги. Глаза слиплись, и он отпустил свой дух в ночное плаванье снов при плавном покачивании чешуйчатого торса драконихи и мерном постукивании когтей о каменный пол тоннеля. – Великий Дрел, – так чтоб ее не услышал Ерртор, обратилась к призраку Иррада, – мой всадник изможден, и мой дух тоже будет рад привалу... – Да, сестра небес, мы уже пришли, но поведаю я свой рассказ лишь с приходом долгожданных лучей дарителя жизни... – он глубоко вздохнул несуществующей грудью, и продолжил. – Я многие тысячелетия мечтал увидеть его сияние вновь. Очень горька судьба ночной подземной твари, наделенной памятью прежнего величия... Мы расположимся прямо здесь, до рассвета... Позволь я помогу твоему другу... Дрел произнес несколько слов на неведомом Ирраде языке. Она чувствовала, как каждое слово вызывает резонанс и дрожь пространства, изменяя саму его природу. На ровном участке скального выхода расплылось плоское алое пятно немногим больше спящего эльфа, чуть-чуть поискрилось и уплотнилось в мягкую и толстую подстилку то ли из розового меха, то ли из каких-то дивно сплетенных волокон. В то же самое время магическая сила Дрела уверенно приподняла спящее тело Ерртора со спины драконихи и плавно перенесла его на сотворенную постель. Пока тело летело по воздуху, над ним засветилось такое же одеяло, и как только всадник коснулся земли, оно бесшумно его накрыло. – Твой герой заслужил покой... И ты спи, сестра небес. Я позабочусь о вашем спокойствии... – Дрел замолчал, разглядывая голубым сиянием своих беззрачковых глаз ночной небосвод. – Вот чудеса! – роилось в мозгу у Иррады. – Искали, искали приключений, нашли и чуть не околели... А сейчас ПРИЗРАК заботиться о нашем безмятежном сне. Храаг не поверит!... – ...А может ему и знать не надо... Извини, я невольно услышал, – отозвался Дрел. – Грядут иные времена и мое освобождение тому доказательство. Будущее вновь затевает неоконченную игру, и та алая странница, – он кивнул на небо, – тому подтверждение. Не все, что ты узнаешь завтра, для достояния вашего народа, не все... Он снова умолк. – Хорошо много знать, а может и не очень... – Иррада молча смотрела на Дрела, но казалось тот просто перестал ее замечать. Дракониха очень плавно опустилась рядом с всадником, уложив свою рогатую голову возле головы Ерртора. Сон пришел мгновенно.... Место казни Амдебафа. Страна Богов. ...Она парила где-то меж звезд. Не было ни тела, ни лап, ни хвоста, ни любимых крыльев. Как лист, оторванный от ветки и попавший в очень плавный, но безмерно

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Автор:Александр Немялковский. Книга :Великие Драконы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом