Повелитель плазмы, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Повелитель плазмы


скачать Уильямс Йон Повелитель плазмы можно отсюда

с собой в надежде провернуть в ходе праздника это выгодное дельце. Выйдя из вагона подземки и поднявшись на поверхность, Айя обнаружила, что улицы уже полны народа. Погода стояла чудесная. Под Щитом белели всего несколько легких облачков. Улицы приобрели праздничный вид. На балконах стояли женщины в ярких развевающихся платьях. Ни у одного мужчины не могло возникнуть сомнение в том, что они сегодня веселы и доступны. Сами мужчины бродили по улицам с живописными уборами на головах, напоминающими хохолки с кисточками. Многие из них обнажили свои торсы и виртуозно расписали их красками. Главное занятие мужчин сегодня заключалось в том, чтобы петь и пить. Тем более что в музыке недостатка не ощущалось. Жители вытащили и установили на балконах, подоконниках все, что только могло издавать какие-нибудь звуки. Эти звуки, называемые сегодня музыкой, сотрясали воздух и стекла и, как ни странно, создавали у многочисленных прохожих приподнятый настрой. Айе казалось, что дрожал и сотрясался сам тротуар. Ее губы невольно растягивались в улыбке, а тяжелая сумка не мешала ей слегка пританцовывать. По случаю праздника власти закрыли улицу для движения транспорта, и пешеходы сполна воспользовались предоставленным им правом. Во всяком случае, они немедленно покрыли ее слоем мусора. Айя упорно пробивалась через толпу танцующих на тротуаре, наступала на ноги и получала шлепки ниже спины. Потом прошла мимо группы парней на ходулях, изображавших сказочных животных с рогами и длинными, до самой земли, хвостами из мягкого поролона. В небе время от времени что-то гремело и сверкало. Айя вместе с другими поднимала вверх голову и видела хорошо знакомую рекламу Хозяев Нью-Сити . Громадное и решительное лицо Керзаки хмуро взирало сверху на ликующий народ. Маршрут, по которому вот-вот должны пройти праздничные колонны, пролегал мимо все тех же лесов, преображенных по случаю праздника до неузнаваемости. Сегодня леса представляли собой балконы, украшенные перилами из кованого железа. В одном из зданий, окна которого выходили на улицу, жила кузина Айи Элла. Ее квартира заслуживала восхищения. И все лишь потому, что ее муж Ников служил полицейским и недавно его убили при исполнении обязанностей. Выданной ведомством страховки хватило и на квартиру, и на безбедную жизнь, которую вела с тех пор Элда со своими детьми. После того как Элда вышла замуж, Айя, как и многие ее родственники, поставила на ней крест. В частности, Айя не верила, что кузина сможет найти кого-то, кто мог бы сравниться с ее прежним мужем. Но, как оказалось, вместе с пеплом погибшего мужа, который теперь в крошечной цементной урне хранился глубоко под землей, из личной жизни Элды ушли и некоторые другие вещи, которые объединяли ее с мужем. Выйдя из лифта, Айя услышала громкие голоса и громогласный рев музыкальных инструментов. Через незапертую дверь она вошла в помещение и сразу же оказалась в объятиях многочисленных родственников. Дети тянули ее за платье и громко визжали, стараясь перекричать друг друга. Айя целовала всех по очереди, выслушивала комплименты и отвечала на вопросы. Между делом она ухитрилась пристроить сумку за диван, где та не бросалась в глаза. Айе очень не хотелось, чтобы кто-либо из присутствующих случайно заглянул в нее. Наконец очередь дошла до матери, Гурры. Она единственная из собравшихся во время приветствия хмурилась. - Ты приезжала сюда на днях, а ко мне не зашла! - начала мать с упрека, обнимая дочь с показной сдержанностью. Хотя Гурра прожила немало лет среди джасперийцев, но говорила с заметным барказианским акцентом. - Мама, я же приезжала по работе, - оправдывалась Айя. - Откуда у меня может быть время на визиты? Гурра сердито фыркнула. - По работе, говоришь? - сердито наседала она. - Ландро сказал мне, чем ты занималась. Все выискиваешь, кого бы посадить в тюрьму? И это ты называешь работой! - Ты неправа, мама, - старалась Айя сохранить спокойный тон. - Я выискивала незарегистрированные источники, чтобы кто-нибудь не взорвал Берсари-стрит. - А ты была там, когда это произошло недавно? - спросила сестра. Айя обрадовалась представившейся возможности прекратить разговор с матерью, зная, что никогда не сможет переубедить эту упрямую женщину. Повернувшись к сестре Хенли, Айя невольно бросила взгляд на ее живот, который красноречиво говорил о ее беременности. Но Хенли могла позволить себе это, ее муж - надежный парень. Она на год старше Айи и на голову выше ее. При своем росте Хенли двигалась с удивительной грацией, чем вызывала зависть всех подруг. - Да, я как раз стояла у окна, когда шла та Женщина, - ответила Айя. - Взрывом выбило стекло... Хенли ахнула и всплеснула руками. Пальцы у нее оказались опухшие и деформированные артритом. - Волосы у меня были зачесаны вверх, так что обожгло шею; - продолжала Айя. - Но, конечно, могло быть и хуже. Она показала сестре ожог. Услышав, о чем шел разговор, к дочерям подошла Гурра. Теперь она являла собой образец сострадания. - А почему ты мне ничего не рассказала? - плаксивым тоном спросила старуха Айю. Затем заставила ее наклониться и лично осмотрела место ожога. Хенли подмигнула сестре. Сколько Айя себя помнила, ее сестра никогда не принимала слова матери всерьез, что бы та ни говорила. Впрочем, для этого имелись основания. Гурра разыгрывала драмы нередко на пустом месте. В зависимости от обстоятельств она впадала нередко то в отчаяние, то в восторг. И все это нередко с единственной целью: привлечь к себе внимание. Ко всем семерым детям она относилась одинаково, не выделяя ни старших, ни младших. Пятая из детей, Айя познала это на себе. Между тем Гурра провела рукой по шее Айи и покачала головой. - У тебя кожа да кости, - сочувственно произнесла она. - Тебе надо больше есть. - Я питаюсь вполне прилично, - сказала Айя, выпрямляясь и поправляя волосы. - Айя! - окликнул в этот момент один из племянников с лесов. - Иди сюда скорее! Смотри, Линксоиды! Девушка прошла на импровизированный балкон и стала смотреть вниз. Там творилось что-то невообразимое. Там Линксоиды раздавали детям пакетики со сладостями, танцевали и пели. А небо тем временем заполняла самая разнообразная реклама. Рекламировалось все, что только можно рекламировать: табак, вино, развлечения и прочее. На волосы Айе сверху упали капли воды. Она подняла голову и увидела человека, который на крыше поливал дерево. Даже не одно, а несколько шелковичных деревьев, которые он высадил там для того, чтобы разводить шелковичных червей. Но вот наконец начался праздничный парад. Первыми шли Воины. Раскрашенные яркими красками, украшенные плюмажами и золотыми монетами, мужчины изображали некое подобие шеренг. Многие из них в качестве оружия держали в руках игрушечные металлические копья, которые, согласно легенде барказиан, Карио передал Сенко перед битвой со Стражем Леса. Айя отступила на полшага от перил и незаметно наблюдала за родственниками, которые живо и непосредственно выражали свое отношение к парадной колонне. Девушка думала о том, что, возможно, кто-нибудь из них знает, где можно продать плазму. Вопрос только в том, кто именно? И как это дело провернуть без лишнего шума? Так кто же? Может быть, Элда? Она теперь вдова. С другой стороны, круг ее знакомых ограничивался сослуживцами ее покойного мужа. А это уже плохо, просто неприемлемо. Полицейские узнают о плазме, от них не отвертишься. Тогда Ландро? Когда-то имел довольно надежные контакты. Но, насколько ей известно, после выхода из тюрьмы он старался с законом не конфликтовать. К тому же его прежняя информация, надо полагать, безнадежно устарела. У нее еще есть брат Стони. Он уже не раз сидел в тюрьме, ему известны все ходы и выходы. Вот только на его интеллект и порядочность полагаться ни в коем случае не стоит. И вообще он - мелкая сошка в криминальном мире. Колонна Воинов исчезла в дальнем конце улицы, и люди вышли из домов, чтобы продолжить веселье. Самое время выпить чего-нибудь освежающего. Айя взяла стакан пива, покинула вместе с остальными балкон и уселась на диване. Родственники вели неторопливый разговор, и это позволяло ей не отвлекаться от своей главной мысли. Она все еще ломала голову над выбором партнера по сделке. В комнату вплыла ее бабушка Галайя в сопровождении Эсмона и Спано, которые являлись племянниками Айи. Вместе с Эсмоном оказалась незнакомая женщина в красном тюрбане. Сам он выглядел великолепно в костюме, расшитом золотыми и серебряными цехинами, и в накидке с пышными кружевами. - Судя по твоему виду, тебе стоило принять участие в параде Воинов, - сделала ему комплимент Айя, целуя его в щеку. - В следующем году я обязательно запишусь в новички, - ответил он. - А теперь познакомься. Ее зовут Корса. И Эсмон представил свою подругу. Теперь Айя получила возможность не спеша рассмотреть на тюрбане женщины драгоценные каменья в дорогой оправе, а также Триграм, Зеркало Близнецов и некоторые другие геомантические знаки. Теперь ясно, кто помог Эсмону так одеться , - мысленно произнесла Айя. Пожав руку гостьи, она обратила внимание, что почти на всех ее пальцах - кольца и перстни из драгоценных металлов. Глаза Корса несколько неумеренно подвела краской. Ее ресницы часто вздрагивали, а зрачки то сужались, то расширялись. Вообще глаза подружки Эсмона оказались довольно живыми, и в них светилась любознательность. - Вы побывали в некоем интересном месте, да? - спросила она вдруг Айю. Та оставила вопрос без ответа. Ей не понравился разговор на эту тему вот так, с ходу. Айя подошла к бабушке и обняла ее. - Вы не хотите перейти на балкон, нана? - спросила внучка. - Я приготовлю там для вас место. - Нет, уж лучше я выпью вина, - ответила бабуся. Айя принесла ей большой кувшин с красным вином и складной стул. Старушка стала с явным удовольствием отхлебывать вино из стакана, бросая снисходительные взгляды на веселящихся. На колени ей взбирался то один, то другой правнук. Они задавали ей всевозможные вопросы и теребили ее простенькие, дешевые бусы. Придерживая детишек, бабушка Галайя выразительно посмотрела на Айю. - Этот твой спонсор с тобой? - спросила она. - Он еще в Гераде, - ответила Айя. Бабушка фыркнула: - Ну что ж, еще хорошо, что хоть работает. - Он очень много работает, нана. Айя произнесла это с опущенными глазами, теребя диск на браслете. Старушка пристально посмотрела ей в лицо и покачала головой. - Перекладывать бумаги с места на место - это не работа, - осуждающе заметила она. Айя промолчала. Она думала о том, а что вообще можно считать работой? Ходить по ресторанам и клубам, угощать разных чиновников - это работа? - У Эсмона, похоже, дела идут неплохо, - произнесла она вслух. - Эта его женщина - колдунья, - усмехнулась Галайя. - Она неплохо зарабатывает. - И на кого же, интересно, сейчас работают колдуньи? - многозначительно спросила внучка. - Кто им так хорошо платит? - Корса работает сама по себе, - просто сказала бабушка. - Точнее, вместе с сестрой. Сестра вроде как жрица. Бабушка Галайя еще отпила вина, почмокала губами и ловко поймала малыша, который собрался свалиться с ее колен на пол. - Если бы она на кого-то работала, то едва могла бы так баловать Эсмона, а? - выразительно посмотрела старушка на внучку. - Да, пожалуй, вы правы, - согласилась та. Галайя усмехнулась, показав при этом пожелтевшие редкие зубы. - Эсмону не стоит шутить с ней, - в раздумье произнесла она. - Ведьмы ведь знают кое-какие штучки, не правда ли? Айя промолчала. На языке у нее вертелся один вопрос, но она все не решалась задать его. Наконец все-таки решилась. - Как считаете, на нее можно положиться? - произнесла Айя, не поднимая глаз. Бабушка бросила на нее проницательный взгляд. - А что такое? - спросила она. - Хочешь сделать так, чтобы твой длинноносый вернулся домой? - Ничего подобного, - энергично возразила внучка. - Но всем иногда... Внучка замолчала, подбирая слова, которые точнее передали бы ее желание. - Каждому иногда кое-что нужно, - продолжила она. - А я хотела бы получить это не от какой-то пасколь. Барказианское словечко пасколь означало мошенницу или женщину, которая живет своей головой. Иногда это слово произносилось с завистью, еще чаще с восхищением. В житейских ситуациях нередко означало, что пасколь живет за счет спонсора, который при этом чувствует себя счастливым человеком. Галайя посмотрела на Айю так, словно перед ней сидела простушка. - Корса - колдунья, - подтвердила бабушка. - У нее заведение, Храм Мудрой Судьбы. Она берет денежки у несчастных и отчаявшихся и обещает им всяческие чудеса. И ты еще сомневаешься в том, что она настоящая пасколь? Айя кивнула. Долгие годы ее мать приобщалась к самым различным, порой противоположным, культам. Со временем Айя поняла, что именно влекло Гурру и многих других. Всех этих людей объединяло несчастье. Да, неудачники, разуверившиеся в жизни, не понимавшие действительности, причин своих бед. Им требовалось нечто волшебное, магическое, особенное. Потому что на деле они были _ничем_. Особенно трудно в этом отношении пришлось барказианам, поскольку их, детей Карио, все другие считали немного колдунами. Сами же они до такой степени уверовали в свою необычность, что никак не хотели смириться с фактической собственной заурядностью. Хитрый Народ. Но что, если все считают тебя хитрым, а в тебе хитрости ни на грош? Если все превозносят твой ум, а ты им вовсе не блещешь? Если все ждут от тебя хотя бы маленьких чудес, а ты не можешь удержать возле себя любовника или мужа? То кто ты тогда? И куда ты идешь? Тогда одна дорога - в Храм. Например, в Храм Мудрой Судьбы. Или в любой другой. Айя посмотрела на улицу. Все равно. Бабушка Галайя, как всегда, права. Бабушка - осколок прошлого. После смерти митрополита Фасты, когда барказиане оказались разбиты, Галайя вывела детей из разгромленного города и пришла с ними к джасперийцам. Ее муж до конца сражался в рядах Священной Лиги Карио. Потом он шесть лет провел в тюрьме. Все эти годы Галайя одна воспитывала детей, проживая в чужом для нее районе, среди чужих людей, оставаясь для них чужой. Ее мужа в конце концов выпустили из тюрьмы. Это случилось после падения Фастани и оккупации Барказии Региональной Федерацией. Когда ее муж пришел домой, ей пришлось нянчиться с ним, как с ребенком. Это продолжалось шесть лет. Потом он умер от воспаления легких. В дверях появилась Элда с подносом пирожных. Это событие вызвало у детишек буйный восторг. Галайя снисходительно кивнула, и малышня набросилась на сладости. Старуха улыбнулась, отпила вина и в упор посмотрела на внучку. - Значит, у тебя неприятности? - прямо спросила она. - Не-ет, - удивленно мигая, ответила Айя. - Эти длинноносые на службе обращаются с тобой хорошо? - спросила старуха, не отводя взгляда. - Как и следовало ожидать, - уклонилась внучка от прямого ответа. - Ты случайно не беременна? - допытывалась старуха. - Конечно нет, - вскинула Айя голову. - Я даже... уже несколько месяцев... - Хорошо, - кивнула бабка. - На детишек времени еще хватит. Это когда у тебя будет муж барказианец. - Да, конечно, - улыбнулась внучка. Нетерпимость старухи к чужим почему-то не показалась ей такой уж неприятной. Интересно, чем это объяснить? Может быть, искренностью старухи? С улицы в квартиру ворвалась громкая барабанная дробь. Ей вторил плач барказианской скрипки. Кричали дети. Следующая парадная колонна - колонна Трансвеститов. Все высыпали на балкон посмотреть на них. Шли мужчины с немыслимо пышными грудями в широченных развевающихся юбках. И женщины с неимоверно широкими накладными плечами и с фаллосами метровой длины. Зрители на балкончиках пришли в неописуемый восторг. Леса угрожающе качались. У Айи от выпитого шумело в голове. Наверное, следовало хорошо поесть. За Трансвеститами пошли Духи Леса. Их выкрашенные в зеленый цвет волосы торчали в разные стороны. Над головами плыли гигантские воздушные шары с изображениями различных проявлений человеческой натуры. Шары проплывали совсем рядом с балконами, дразня детей близостью и недоступностью. Айя поймала себя на том, что смотрит вовсе не на улицу, а на Корсу. Та стояла у самых перил, держа на руках какого-то малыша. Ее глаза блестели, на щеках яркий румянец. Ребенок пытался стащить с ее головы тюрбан, и она добродушно уворачивалась от его ручонок. Ну что ж, по крайней мере, в ней нет злости , - мысленно произнесла Айя. Конечно, Корса не то что эти из полиции с их тупыми деревянными физиономиями и калькуляторами вместо мозгов. Впрочем, большинство колдуний ничуть не лучше. Стоит только послушать, как они обещают снять заклятия или вызвать духа давно умершего предка за несколько сотен далдеров и без всякой плазмы. Между тем парадное шествие на улице заканчивалось. Айя направилась было к Эсмону, но того окружили восхищенные родственники, и поговорить с ним наедине просто не представлялось возможным. А к холодильнику пробивалась за пивом Корса. Айя подошла к ней и взяла стакан. Корса улыбнулась ей. - Эсмон, похоже, счастлив, - произнесла Айя. И тут же мысленно сама отчитала себя. Хорошенькое начало, будто ничего лучшего не могла придумать. Ну да ладно. - Надеюсь, что так, - сказала Корса. - Вы... как это... жрица? - выдавила из себя Айя. - Жрица - это моя сестра, - спокойно ответила женщина. - А я геоматерга. И занимаюсь магией. - Для этого надо где-то учиться? - заглянула ей в глаза Айя. Корса взяла ее под руку и улыбнулась. - Нет. Это у нас наследственное и передается из поколения в поколение. Вот и мы с сестрой унаследовали от матери. - Управление безопасности вам не очень надоедает? - Почему вы спрашиваете об этом? Создалось впечатление, что Корса прикрылась маской: губы изображали улыбку, но в глазах стояла стеклянная стена. Айя уже сама сообразила, что сказала не то. - Не знаю, просто пришлось к слову, - ответила Айя, чтобы снять ненужную напряженность. Для себя она уже решила, что продавать этой женщине плазму нельзя. Корса между тем бросила на девушку проницательный, острый взгляд и нахмурилась. - Мы стараемся не иметь с ними никаких дел, - покачала она головой. - Стоит только раз купить нелицензированную плазму, и не отвяжешься потом до конца. Она попробовала пива и подняла глаза на Айю. - Их жертвы нередко обращаются к нам, - произнесла она серьезным тоном. - Хотят одного, чтобы мы смягчили каменные сердца этих людей. Но у них нет сердца. И Корса покачала головой. - Нет, - согласилась Айя, вспомнив Хенли. Колдунья задумчиво посмотрела на нее. - А почему вас это заинтересовало? - вернулась она к вопросу, который уже задавала. - Ведь вам нет никакого дела до религиозных учений, верно? - Сегодня, наверное, нет, - пожала девушка плечами. С улицы снова донесся барабанный бой, послышались звуки приветствий. - Странно, - заметила гостья. - Вовсю идет гулянье, веселье... А ведь мы празднуем величайшую трагедию в истории человечества. - Да? - невольно вскинула Айя брови. - Конечно, - подтвердила Корса. - Ведь Сенко потерпел неудачу. Он разбил Стража Лесов и Принца Океанов, и что же он сделал после этого? Он бросил вызов Восшедшим. И они наказали его. А затем установили над нашими головами Щит, чтобы мы больше не смели беспокоить их... Так чему же мы радуемся? Почему не плачем? - Может быть, потому, что у нас выходной, - усмехнулась Айя. - Может быть, так оно и есть, - расхохоталась Корса. - Извините, мне нужно помочь на кухне, - нашла подходящий предлог Айя и отошла. Кабина лифта в этом доме маленькая, а желающих спуститься оказалось много. Айе все никак не удавалось втиснуться в кабину. После четвертой неудачной попытки она решила пойти пешком. В конце концов, двенадцатый этаж это не так уж и высоко. К тому же - вниз, а не вверх. Выйдя на улицу, направилась к магазинчику на углу. Там продавали спиртное и сигареты, как раз то, что ей нужно. Небо расцвечено рекламой. Какой-то парень на ходулях брел мимо и распевал песню. При этом он бил себя кулаком в грудь. За ним волочился по земле длинный поролоновый хвост. На углу под гремящий ритм бухающей откуда-то сверху музыки танцевала группа искаженных". Это маленькие серые безволосые люди с гладкой кожей. Когда Айя увидела их, у нее мурашки пробежали по спине. Прежде ей не доводилось встречать людей, ставших жертвами генетических экспериментов, это ее первая встреча. На углу девушка купила упаковку пива и большую пластмассовую коробку соленых крилевых вафель. По случаю праздника цена на пиво подскочила очень заметно. В то время когда она стояла в длинной очереди к кассе, на улице раздались глухие удары, извещавшие о параде Убийц. Айя поспешила на эти звуки. Полиция уже расчищала улицу от толпы, и Айе пришлось направиться к перекрестку. По пути она заметила старого Чарбука Отшельника, который сидел на колонне возле института Сбережений. Его вид вызвал у девушки волну теплых чувств. Ей почему-то показалось, что он уже давно умер. Теперь она радостно помахала ему рукой. - Эй, Чарбук, ты помнишь меня? - выкрикнула она. К ней повернулось сморщенное лицо с глубоко запрятанными в череп глазами. Голова старика представляла собой сплошную лысину, зато его борода спускалась до колен. От постоянного пребывания под льющимся от Щита светом его кожа стала темно-коричневой. Этот чудак жил тем, что бросали ему люди в пластмассовое ведерко, которое он спускал с колонны на веревке. Сколько лет он сидел на колонне, Айя не знала. Ей казалось, что всегда. - Хе-гей, Айя! - поприветствовал ее старик. - Давненько не навещала приятеля. Где ты пряталась все это время? - Училась, а сейчас работаю в Службе Плазмы, - ответила Айя с улыбкой. - Я слышал, что ты живешь с длинноносым любовником, - сказал старик. - Он хоть богат? Она широко улыбнулась. Каждый проживающий в округе рано или поздно приходит к Чарбуку, так что Отшельнику известно все и обо всех. Разговор с людьми заменяет ему, кажется, беседы с богами. Поэтому он стал величайшим сплетником в мире. - Нет, не богат, - ответила девушка. - Тогда на что он тебе? - удивился старик и похлопал по колонне. - Поднимайся-ка лучше сюда, милочка. Снимай одежду и будешь жить со мной. Все эти годы я только и делал, что копил потенцию, так что осчастливлю тебя получше любого джасперийского спонсора. Отшельник хихикнул и изобразил неприличные, но весьма выразительные движения. Айя не смогла удержаться от смеха. Потом она взяла свое пиво и положила старику в ведерко. - Ты так долго сидишь там, тебе нужна девушка, - посочувствовала она ему. - Лучше обрезал бы бороду и нашел себе приличную работу. - Обрезать бороду? - воскликнул он. - Ни за что! Ты бы удивилась, узнав, сколько женщин желает погладить ее. Отшельник многозначительно подмигнул Айе и поднял ведерко с пивом наверх. Для мусора и прочих отходов у него имелось другое ведро, которое он опускал два раза в сутки. Младший клерк из института Сбережений опорожнял его и следил за тем, чтобы возле колонны не воняло. Айя попрощалась со стариком и нырнула в толпу. Колонна Убийц уже почти прошла. Они несли большие воздушные шары с карикатурами на известных политических и других деятелей. Любой желающий из толпы мог по дороге намалевать на карикатуре все, что только хотел. Одни, выражая свои чувства к героям карикатур, пронзали их стрелами, другие - кинжалами, третьи наносили удары боевыми топорами. Айя с любопытством рассматривала изображения героев на воздушных шарах. Некоторых она легко узнавала. Вот политик Туфар, а это футболист Гуллимат, далее известный Гаргелиус. А вон и Константин. Надо же, как много нашлось желающих вонзить ему нож в спину. Даже удивительно. Константин! - мысленно воскликнула Айя и даже остановилась посреди улицы. - Ну конечно же". Она прибавила шагу, потом перешла на бег. Вот и дом, где жила Элда. Лифты, похоже, не работали, и ей пришлось мчаться наверх по лестнице. Пока добежала до двери нужной ей квартиры, уже хватала ртом воздух, а по лбу струился пот. Неожиданно она разразилась сильным кашлем. Чтобы хоть немного прийти в себя, прижала ко лбу холодную банку с пивом и так немного подержала ее. Потом выпила. Выйдя на балкон, Айя оказалась за спиной матери. Парад Убийц полностью завершился. Над улицей проплывал последний воздушный шар. Полуспущенный, он создавал впечатление, будто кто-то действительно проткнул изображенного на нем деятеля кинжалом. Гурра слегка повернула голову в Сторону Айи. - Ты продала плазму этой колдунье? - резко спросила она. Все стоявшие на балконе родственники моментально повернули головы на голос. Айя почувствовала, как ее лицо залила краска. - Вы залезли в мою сумку? - догадалась она. - Я думала, что там у тебя продукты, и не хотела, чтобы они испортились, - сказала в свое оправдание мать. - Да, мама, я всегда прячу продукты за диваном, - укоризненно произнесла дочь. - Ты прекрасно знала, что там нет никаких продуктов. Мать немного растерялась и несколько секунд молчала. Потом возобновила атаку: - Так ты продала товар Корее, да? - Нет, я ничего не намерена продавать. - А откуда это у тебя? Взяла на работе? - Нет, не взяла. - Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь? Если тебя поймают, то никто не заступится. Знаешь, что бывает за кражу. Мать говорила все громче, и на балкон стали выходить все другие, кто еще находился в комнате. Айя старалась отвечать на вопросы матери тихо, чуть ли не шепотом. Тем самым она как бы предлагала матери убавить громкость. - Я никакого преступления не совершала и не совершаю, - сказала в свою защиту дочь. - Так что ты не поднимай шума. Просьба дочери возымела обратное действие. - Почему это я не должна поднимать шум? - возмутилась Гурра так громко, что ее слышали, наверное, и на улице. - Моя дочь пытается разузнать, как обманывать счетчики, и хочет продавать плазму, а мне запрещает поднимать шум! Неужели я, мать, должна молчать при этом? Я... - Спасибо! - не выдержала и вскипела наконец Айя. - По твоей милости теперь все будут считать меня воровкой! А за что? Она резко повернулась и ушла в комнату. Там села на диван и закрыла глаза. У нее разболелась голова. По характерным шагам она догадалась, что в комнату вплыла Гурра. Айя слегка приоткрыла глаза и увидела, что мать имела вид смертельно оскорбленного человека. Затем ее настроение стало резко меняться, и уже через считанные секунды на ее лице отразилось сомнение в своей правоте. Может быть, до нее, наконец, дошло, что я не воровка? - мысленно произнесла Айя. На смену праведному материнскому гневу к Гурре пришло беспокойство. Чувствовалось, она уже сомневалась в том, что следовало поднимать шум принародно. В конце концов, она могла проявить материнскую строгость и наедине. Все это отражалось на лице матери и не укрылось от Айи, внимательно вглядывающейся в нее из-под полуприкрытых глаз. Слишком поздно, - подумала Айя. - Слишком поздно . Родственники между тем стали потихоньку шептаться и обмениваться многозначительными взглядами. Айе не хотелось стать объектом пересудов, жалости или поучений. Она вскочила с дивана, подошла к холодильнику и взяла еще одну банку пива. Да, пора уходить , - подумала она. Взяв сумку, она молча оставила комнату и всех, кто в ней находился. Лифт словно поджидал ее, и кабина оказалась пустой. Айя благополучно достигла первого этажа и вышла на улицу. Только что прошли последние участники парада, и улица снова заполнилась народом. Девушка бездумно отдалась воле общего потока. В киоске она купила до невозможности наперченный сандвич, состоящий из двух кусочков хлеба и зажатого между ними тоненького ломтика маргарина. Поглощение этого кулинарного достижения ей удалось растянуть на несколько минут. Тем временем улица заполнилась очередной колонной марширующих. Шли Дельфины во главе с Королем Крабов. Внушительный красный фибергласовый король размахивал над толпой гигантскими клешнями. Затем потянулись ряды Дельфинов. В центре колонны на платформе возвышался Вождь Дельфинов. Эту роль исполнял некий малоизвестный актер, которому, насколько знала Айя, сулили скорую и громкую славу. Стоя на платформе, которая символизировала плот, он щедро разбрасывал в толпу подарки - дешевые пластиковые игрушки, свистки, хлопушки. Айя допила пиво и побрела куда глаза глядят. Вокруг бурлило веселье. Парень на ходулях предложил ей отхлебнуть вина из его фляжки. Мимо проходили гриффины и джасперийцы. Последние выглядели весьма живописно, поскольку их изображали барказиане, которые всегда высмеивали некоторые манеры и чрезмерную серьезность своих соседей. В небе сверкали и переливались все новые и новые рекламные объявления и патриотические призывы. Она заглянула в первый попавшийся бар, съела там пару хлебных чипсов и даже позволила кому-то угостить себя вином. Видеоэкраны показывали, как проходили праздничные шествия в других регионах планеты. Айе не хотелось покидать это уютное заведение. Она расслабилась и почувствовала, как ее тело налилось приятной теплотой. Она отдыхала сейчас вся, от кончиков пальцев на ногах до кончиков волос. Так хорошо она не чувствовала себя уже несколько лет. Ну и ладно , - подумала она. Возможно, впереди у нее тюрьма. Пусть все катится в тартарары! А она будет сегодня веселиться. Наконец девушка выбралась из бара. Улица к этому часу оказалась настолько замусоренной, что ее туфли то и дело прилипали к дороге. Проходя мимо расположенного в подвале клуба, откуда гремела музыка, Айя остановилась. Желающих посидеть в клубе оказалось немного, и она стала в хвост очереди. Сев вскоре за столик, узнала, что сегодня здесь подавали какой-то новый, но уже ставший популярным коктейль. Причем с праздничной скидкой: два по цене одного. Она заплатила за два и ей принесли четыре. Отпив немного, она пошла танцевать. Судя по вспотевшим лицам музыкантов, они трудились на совесть. Воздуха в подвале явно не хватало. Немного потанцевав, девушка вернулась к столику и допила первый коктейль. Подождала, когда ее пригласят на танец, и сразу же согласилась. Мужчин в клубе хватало. Среди них она выделила Фредо, которому в танцах здесь не было равных. Но он обладал еще одним достоинством: парень умел сделать так, что партнерша с ним творила чудеса. Если же он оставался без партнерши, то все равно не сидел на месте, танцевал в одиночку. Ему удавалось все, начиная от прыжков, поворотов и кончая стойкой на руке и вращением. Прямо на голое тело Фредо надел дорогой шелковый пиджак. Судя по тому, что он его совершенно не берег, пиджак ему кто-то подарил. И подарку доставалось. Белый шелк уже посерел от грязи, швы расползлись, а пуговицы висели на последних нитках. Айя рассматривала Фредо с повышенным интересом. Она уже заметила, что кожа у него обольстительного цвета: жженого сахара. А кожа на груди без единого волоса. Девушка с отвращением вспомнила волосатое тело Гила. Впрочем, особенно-то ее сегодня воспоминания не донимали. Не до них, когда перед глазами очаровательный и смелый Фредо. Хотя смелый без наглости. Только один раз, в конце медленного танца, он спросил ее, пригласит ли она его к себе домой. Она отстранилась от него, чувствуя на своей талии его сильные пальцы. Несколько секунд, прищурившись, смотрела на него. Что делать? - задала она сама себе вопрос. Еще некоторое время она молча танцевала с ним, прижавшись к его потной, липкой груди и вдыхая запах пота. Голова у нее кружилась, и она слизнула восхитительные капельки с его горла. - Может быть, попозже, - ответила Айя на его вопрос. Он пожал плечами и проводил ее к столику. Сам еще некоторое время танцевал без партнерши. Глядя на него, Айя размышляла о том, зачем он напрашивался

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Автор:Уильямс Йон. Книга :Повелитель плазмы
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом