Зов смерча, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Зов смерча


скачать Уильямс Йон Зов смерча можно отсюда

общаются в основном с помощью запахов, вырабатываемых синтезатором гормонов и улавливаемых верхней ноздрей. Таким необычным для человека средством связи Мощные могут передавать друг другу тончайшие оттенки своего настроения, чувств и чего-то еще, свойственного только им. Более того, они способны общаться, так сказать, на разных уровнях одновременно, передавая эмоции на языке пахучих гормонов, логический текст при помощи голосовых связок и еще какую-то информацию в виде завываний или песен, производимых выдуванием воздуха через верхнюю ноздрю. Цвет их тел, как правило, темно-фиолетовый. Но встречаются особи и других оттенков, от почти черного до темно-лилового. Кожа гладкая. Волосы растут только на верхушке головы и вдоль хребта. Похоже, это тоже некие чувствительные датчики. Мощные - существа всеядные и теплокровные Каждая особь бисексуальна. Размножаются они, откладывая яйца. Живут, по-видимому, долго. По крайней мере известно, что некоторые лидеры Мощных прожили тысячи лет. Сексуальные спаривания у Мощных, судя по всему, происходят крайне редко и не имеют ничего общего с тем, что у людей именуется любовью. Или, если выражаться наукообразно, их сексуальные контакты лишены эмоционального контекста. Яйца Мощных после кладки сразу передаются в общественный инкубатор, где и вылупляются на свет маленькие Мощнята. Родителей своих Мощные не знают. Для них главное - общество. Институт семьи отсутствует. Некоторые социологи из человеческого рода усматривают в этом огромный прогресс. Но большинство людей считают это огромным несчастьем. Общественный строй Мощных удивляет жесткой иерархией, многоступенчатостью служебной лестницы, строгой регламентированностью, обилием традиций и ритуалов, в том числе во взаимоотношениях начальников с подчиненными. В зависимости от положения на служебной лестнице заметно меняется стиль общения, для каждой ступени есть свои оттенки пахучих гормонов. Инакомыслящих и диссидентов среди Мощных замечено не было. Может быть, кто-то из Мощных и не во всем согласен с устройством их общества, но людям они ничего об этом не говорили. Правят обществом всего несколько особей, постоянно сопровождающие одного главного босса или царя. Правящая группировка обитает в том скоплении звезд, которое Мощные называют домом или столицей. Для некоторых человеческих понятий на языке Мощных не нашлось аналогов - раскольничество, инакомыслие, индивидуализм, права личности, законность, религия, свобода, общественный прогресс. Социологи призывали отнестись к этому с пониманием, ведь Мощные так сильно отличаются от людей, и к ним нельзя подходить с привычными мерками. Некоторые из землян дерзко заявляли, что Мощные просто выродки. Мол, именно автократический строй их застойного общества привел Мощных к вырождению, и теперь они замкнулись в узкой области космического пространства и не способны к дальнейшему расширению сферы своего влияния в галактике. Нашлись наглецы, обвинявшие земные корпорации в том, что они ведут человечество тем же тупиковым путем. Но многие считали иначе, и в качестве опровержения подобных инсинуаций просто указывали на тот факт, что Мощные запретили людям появляться в обширной области. Разве это не экспансия? - спрашивали они своих недовольных собратьев. - Так при чем же здесь вырождение? Война Грабителей разрушила экономику Внешних поликорпов . А появление Мощных привело корпорации к окончательному краху. Так завершилась монополия Внешних поликорпов на межзвездные путешествия со сверхсветовой скоростью. Из осколков прекративших существование корпораций были созданы две новые. Первая - Консолидированные системы со штаб-квартирой на искусственной планете Рикот. Проект этого планетоида был разработан еще в бытность Когерентного света и пережил своего создателя, будучи осуществлен уже после его гибели. Вторая корпорация - Ослепительные солнца со штаб-квартирой на астероиде Веста. Эта парочка монстров была создана с одной-единственной целью - торговать с Мощными. Очевидно, Мощные также были заинтересованы в существовании этих фирм, поскольку решительно отвергали любые другие предложения, в том числе и очень выгодное для них предложение правительства Земли. На Земле Мощных не было. Они пробыли там всего несколько месяцев, а потом внезапно улетели. Ходили слухи, что у Мощных оказалась повышенная восприимчивость к земным микробам. Корпорации этих слухов не опровергали. С того момента, как Мощные покинули Землю, они жили в стерильных космических жилищах, надежно защищенных от любых микробов и вирусов. С людьми Мощные предпочитают общаться через электронные средства связи и очень редко решались на непосредственный контакт. Они продавали людям лекарства и сложные химические вещества, некоторые виды полезных микробов и вирусов, новые технологии, в том числе и по обработке земли. В обмен на это Мощные получали химические реактивы, кое-какую электронику, бактерии и человеческие знания. До сих пор эти существа оставались для людей абсолютной загадкой. Стюарт еще раз просмотрел видеозаписи о Мощных, сделанные во время их пребывания на Земле. Он обратил внимание, насколько стремительны и точны их движения. Мускулистые головы непрерывно менялись в размерах, то надуваясь огромными шарами, то стремительно опадая. Выглядело это одновременно и отвратительно и занятно. Интересно, чем они так очаровали Гриффита? Непонятно. Стюарт чувствовал, что ответ на этот вопрос может иметь огромное значение. Но, просматривая видеозаписи снова и снова, он так и не смог ничего сказать на этот счет. На следующее утро Гриффит, покуривая, поджидал Стюарта у входа в ресторанчик. В футболке с короткими рукавами и черных джинсах он выглядел очень бодро. Мимо бесшумно проплыл автомобиль-робот с транспарантом на дверцах, возвещавшим о наступлении Дней Дарвина. - Здорово! - поприветствовал Гриффит Стюарта. - Я так и не смог связаться со своей приятельницей. Ее сейчас нет на Земле. - Ничего. Спасибо за хлопоты, - ответил Стюарт. - Но я обязательно дозвонюсь до нее. Она должна вернуться на следующей неделе. Хочешь прогуляться? - Гриффит показал кивком вдоль улицы. - У меня есть идея. - Конечно. Они двинулись по улице, не обращая внимания на настойчивые призывы стариков, продававших лотерейные билеты. Других торговцев в это время на улицах еще не было. Гриффит повернул в направлении одного из городских парков. По пути он то и дело бросал на Стюарта внимательные взгляды. - А ты неплохо выглядишь, держишь форму, - сказал Гриффит. - Тренируешься? - Да. Каждый день. - А я теперь редко утруждаю себя. Гриффит вынул из кармана носовой платок, чтобы вытереть выступивший на лбу пот. При этом из кармана выпал ингалятор. Такие ингаляторы обычно используют люди, страдающие астмой, а также наркоманы, впрыскивающие наркотик через ноздри. Гриффит молча подобрал баллончик и сунул обратно в карман. - Теперь ведь у тебя в мозгу нет вживленных микросхем с боевыми рефлексами? - спросил он. - Нет. Чтобы поставить их, мне пришлось бы выложить круглую сумму. - Так. - Гриффит немного помолчал. - Может быть, они тебе и не понадобятся. Стюарт вопросительно взглянул на него, но Гриффит, ничего не добавив, свернул с дорожки и начал взбираться по крутому склону, поросшему травой. Стюарт, подавив раздражение, последовал за ним. Добравшись до вершины, Гриффит с трудом перевел дух. Отсюда открывался вид на парк - торговые палатки, модели космических кораблей и спиралей ДНК. Издалека доносилось бормотание громкоговорителей. Неоимажинисты праздновали Дни Дарвина. Стюарт решил, что настала пора выяснить все до конца. - Так почему мне не понадобятся встроенные рефлексы? Гриффит не спеша закурил новую сигарету и только потом заговорил: - Дело в том, что я занимаюсь не только торговлей в фирме. Кроме-этого, я... Короче, я делаю еще кое-что. - Гриффит нервно улыбнулся. - Может быть, я смогу помочь тебе заработать немного денег, которые позволят тебе устроиться в Яркую звезду . Стюарта охватило знакомое чувство тревоги. Он словно снова оказался в Марселе. Все это уже было однажды. Он тогда стоял, опершись на свой мотоцикл, а какая-то незнакомая парочка уговаривала его купить подозрительную порнушку, которой в Марселе было навалом. Стюарт долго не мог решить, стоит ли поддаваться на их уговоры. Он помнил даже такие мелочи, как украшения девчонки, поблескивавшие на солнце, расслабленную позу парня, его ковбойские сапоги с серебристым узором. Стюарт тогда разрывался между желанием купить запрещенный товар и страхом. Он изучающе посмотрел на Гриффита, пытаясь угадать, что же произошло на Шеоле. Может быть, Гриффит с тех пор сильно изменился? Может, там на войне произошло нечто такое, после чего он затаил на Стюарта злобу? И теперь хочет отомстить? - Неоимажинизм, - вещал между тем громкоговоритель в парке, - это новая революция во взглядах! Это новое видение. Вы о таком и не мечтали. - Так чем же ты занимаешься по совместительству? - спросил Стюарт. - Понимаешь, - как-то судорожно дернув уголком рта, заговорил Гриффит, - мне приходится выкладывать круглые суммы за лечение. Шеол здорово меня покалечил. Пребывание на этой планете трудно назвать полезным для молодых неокрепших тел. - Ты стал наркоманом? Гриффит, явно удивившись, замотал головой. - Нет, что ты! Просто на Шеоле я надышался нервно-паралитических газов и нахватался отвратительных вирусов. С тех пор у меня больная печень. И почки, и поджелудочная железа, и легкие. Вот потому я и ношу с собой ингалятор. Наркотики! - Он рассмеялся, передразнивая Стюарта. - Боже упаси! Ничего подобного! - Он снова глубоко затянулся, выпустил дым. - Я подрабатываю посредничеством. Мелкие сделки между друзьями. - И что ты перепродаешь? - Разное. Что придется. Мы с друзьями расспрашиваем своих знакомых, что им нужно или что они хотели бы приобрести. И достаем им то, о чем они просят. Словом, чистая любительщина. - Гриффит, прищурившись на яркое солнце, сошел с бетонной дорожки на траву. Стюарт последовал за ним. - Что касается тебя, то тут все очень просто. Надо доставить в Лос-Анджелес один пакет. Я собирался попросить об этом кого-нибудь другого, но тут подвернулся ты. Вот я и решил подбросить тебе работенку. - И что я должен сделать? - Полетишь в Лос-Анджелес. Найдешь одного человека. Передашь ему пакет и заберешь деньги. За это получишь два процента от стоимости сделки. Две тысячи долларов в акциях фирмы Яркая звезда . Они помогут тебе устроиться на работу. Стюарт улыбнулся. Ситуация все больше напоминала ту, в Марселе. Совсем, как во времена Бешеных уток . - Итак, - сказал Стюарт, - два процента означают две тысячи долларов в акциях Яркой звезды ? Но в таком случае это отнюдь не любительская сделка. - Поверь мне, - обиженно отозвался Гриффит. - Я сам заинтересован в успехе сделки, потому что моя доля составляет пять процентов. Желающих подзаработать хватает, я могу попросить другого. Да, черт возьми, эта сделка даже законна! В пакете нет ничего запрещенного. Полицейские могут придраться, мол, откуда ты это достал. Но ты имеешь полное право не отвечать им. Я и сам бы отвез пакет в Лос-Анджелес, если бы не был загружен делами по горло. - Ладно. Я понял тебя. - Стюарт, прищурившись, взглянул на небо, где на фоне серебристых точек искусственных спутников тянулся белый след суборбитального шаттла. - А зачем ты работаешь в фирме, если можешь зарабатывать хорошие деньги простыми полетами в Лос-Анджелес? Гриффит нахмурился. - Пока я приторговываю по мелочи, никто мной всерьез не интересуется. Но если я решу развернуться, сразу же возникнут сложности. Мои хреновы конкуренты тут же ополчатся на меня так, что хлопот не оберешься. Себе дороже. Я уже не молод и не могу конкурировать с нынешними шустрилами. Падлы. - Понятно. Но я должен знать, что будет в том пакете. Гриффит бросил на него косой взгляд, потом кивнул: - Конечно, ты имеешь право знать. В пакете будет Гром". - Кажется, я что-то читал об этом, - неуверенно сказал Стюарт, - но точно не помню, что это такое. - Ладно, слушай. - Гриффит затянулся сигаретой, стряхнул пепел на темно-зеленую траву. - Это нейрогормон, синтезированный в фирме Благоухание роз" года два назад. Его фирменное название Генезис три , иногда еще его называют витамином В-44. Но на черном рынке он известен как "Гром" или Черный гром . Это лекарство очень хорошо помогает при травмах нервных волокон. Даже паралитики часто излечиваются, вот что это такое. Бывшие калеки начинают танцевать. - А почему же лекарство продается на черном рынке? - Потому что, кроме всего прочего, это еще и сильнейший наркотик. Он дает отличный кайф Более того, при достаточно длительном употреблении "Гром" повышает коэффициент интеллектуальности аж на двадцать пунктов. Но зато потом в мозгу подавляется выработка нейросекретов вазопрессина и окситоцина, что резко ослабляет функции мозга. Для восстановления его работы после этого необходимо вливать все более высокие дозы наркотика, что, в свою очередь, ведет к еще большим отрицательным последствиям, снова требующим еще больших доз наркотика. И так далее по нарастающей, пока человек... - Понятно, - подхватил Стюарт. - Положительная обратная связь, ведущая к засасыванию в наркотическую трясину и бесконечному повышению доз до смертельного уровня. - Присоединитесь к нашему грандиозному празднику! - взревел голос из громкоговорителей со стороны карнавала неоимажинистов. - Правильно, - согласился Гриффит. - Так развивается наркомания. Очень хреново. Но фирма Благоухание роз не спешит обнародовать отрицательные последствия и продолжает распространять свое изобретение в качестве лекарства. Синтез этого вещества настолько сложен, что подпольные химические лаборатории пока не в состоянии производить его в больших количествах, к тому же затраты очень велики. Получается слишком дорогое лекарство. Но у меня есть друг в Орландо, который работает на шаттле. Он имеет доступ кой-куда. - Это он достает тебе Гром"? - спросил Стюарт. - Да. Так ты согласен? - Звучит очень заманчиво. Кому я должен передать пакет? Гриффит стер со лба пот. - Пареньку по кличке Спасский. Небольшой такой, лет пятнадцати. Он там главарь небольшой банды. Спасский сделал себе пластическую операцию под названием Маска города". Наверное, видел таких? - По телевизору. Это был последний писк моды - путем пластической операции лицу придается чудовищное, умышленно отвратительное выражение, прозванное "Маской города". - Этих молодых балбесов с Маской города невозможно отличить друг от друга, - сказал Гриффит. - Именно поэтому они и уродуют себя. Своего рода маскировка. - Чего только не придумают молокососы! - Вот дерьмо! Ненавижу. На Шеоле я видел настоящих мутантов, не то что эти ублюдки. Стюарт заколебался: не расспросить ли сейчас о Шеоле? По спине пробежал нервный озноб. Он посмотрел на карнавал, на праздничные транспаранты, флаги. Небо вдруг потемнело, словно затянулось тучами. У него возникло чувство, что где-то внутри повернулся невидимый выключатель. Решение было принято. Словно перешел через мост в неизвестность. - Я доставлю пакет, - сказал Стюарт. - Хорошо. - Гриффит бросил сигарету в траву, затоптал ногой. - Гриффит, я хотел бы узнать еще кое-что. Но тот, казалось, не обратил на его слова никакого внимания, пристально разглядывая туманный горизонт. - Шеол. Расскажи о Шеоле, - выдавил из себя Стюарт. Гриффит дернулся, словно от удара хлыстом. - Я знал, - тихо сказал он. - Я знал что ты попросишь об этом. От волнения у Стюарта пересохло во рту. - Расскажешь? - Завтра, - сказал Гриффит, по-прежнему глядя вдаль. - Завтра, когда передам тебе пакет. Стюарт вздохнул с облегчением. - Для меня это очень важно. Извини. - Ничего. - Гриффит перевел взгляд на траву. - Ты здесь ни при чем. Стюарт достал из кармана пачку Занаду". Ему хотелось продлить чувство облегчения. - В самом деле, - кивнул он, - я здесь ни при чем. Поздним вечером Стюарт ожесточенно тренировался на крыше кондеколога Ардэлы. Под ногами, словно трава, похрустывал зеленый искусственный ковер, положенный на бетон. Освещенное дно бассейна отливало золотисто-голубым сиянием, по краю потянулись тени от металлических труб, поросших мохнатыми водорослями. Стюарт уже обливался потом, но упрямо продолжал наносить удары. Он был предельно собран, вслушиваясь в ритм сердца, контролируя дыхание. Стюарт часто приходил сюда, как правило, поздно вечером, чтобы потренироваться без любопытных глаз. Днем здесь толкалось слишком много народу, но с наступлением темноты публика расходилась. По вечерам на крыше было чудесно. Где-то внизу шумел город, а здесь было тихо и темно, лишь загадочно мерцала вода в бассейне. Стюарт яростно колотил воображаемого противника, наращивая темп. В крови бурлил адреналин. Незадолго до этого Стюарт выпил с Ардэлой, разбавив кровь алкоголем. И теперь разбушевавшийся от физического перенапряжения инсулин стремительно пожирал глюкозу. Организму становилось все трудней и трудней, Стюарт приближался к грани, за которой грозно маячили гипогликемическая кома и полная потеря контроля над собой. Он любил это состояние, получая от него странное, тревожное удовольствие, погружаясь в своеобразную эйфорию, когда балансируешь на самом краю пропасти. Стюарт помнил, что в прошлом не раз испытывал подобное опасное веселье, смешанное со страхом, когда на мотоцикле подъезжал к какому-нибудь совершенно незнакомому человеку и предлагал ему свой нелегальный товар, не зная заранее, что получит в ответ - удар ножом или деньги. Руки и ноги дрожали от нервного возбуждения, но Стюарт, пересиливая себя, со спокойной улыбкой разговаривал с клиентом... В глазах начало темнеть. Перенапряжение росло. Катастрофа приближалась стремительно, как сверхзвуковой лайнер. Стюарт решил попробовать выдержать, преодолеть надвигающуюся ударную волну, достичь последней стадии дзен - полного совершенства. Из последних сил он нанес в воображаемую цель удар ногой, потом рукой. На какое-то мгновение ему почудилось, что все вокруг окрасилось кровью. Земля покачнулась перед его глазами, словно он снова летел на потерявшем управление планере, штопором ввинчиваясь в зияющую пустоту. И в этот миг, падая в бездну, Стюарт безудержно расхохотался. Вот он и побывал там. В самом пекле. 5 Лос-Анджелес. Поздний вечер. Сквозь окно снижающегося самолета Стюарт рассматривал сияющие внизу россыпи земных звезд, разбросанных по всему побережью. Огни Земли мерцали теплом и надеждой. Самолет чуть задрожал, выпуская шасси. Навстречу стремительно неслись сверкающие небоскребы Лос-Анджелеса. Стюарт улыбнулся. Вот он и дома. Хотя никогда здесь и не бывал. Стюарт положил в карман пакет, который должен передать Спасскому в Лос-Анджелесе сегодня ночью. - В холодильнике есть пиво, - сказал ему Гриффит. - Чувствуй себя как дома. Квартира Гриффита, принадлежащая фирме Светоч", была обставлена с удобством и напоминала гостиничный номер - просторная кровать, массивные кресла, телевизор с видеомагнитофоном, холодильник, ниша с плитой. Она была похожа на сотни точно таких же квартир в точно таких же зданиях. Служебное жилище. Стюарт расположился в кресле, обитом шершавой коричневой материей. Гриффит затушил окурок и отправился в ванную. Стюарт бездумно глазел на телевизионный экран. Бутылка водки из рекламного ролика, казалось, была наполнена волшебной серебристой жидкостью. В ванной зашумела вода. Гриффит вернулся, подошел к холодильнику и достал банку мексиканского пива Негра Модело". - Хочешь? - спросил он у Стюарта. Тот отрицательно качнул головой. Гриффит уселся в кресло перед телевизором и вскрыл банку. Стюарт наконец набрался решимости и попросил: - Расскажи о Шеоле. Прежде чем ответить, Гриффит долго смотрел на него. - Я не люблю говорить об этом. Ты же знаешь. - Но ты вчера пообещал рассказать. Мне необходимо знать, что там произошло с Капитаном, каким он стал после этого. - Помню. - Гриффит отвел взгляд. - Не думай, я не пытаюсь увильнуть от ответа. Я просто хотел, чтобы ты осознал, насколько тяжелы для меня эти воспоминания. - Извини. Гриффит помолчал, потом тихо и медленно заговорил: - Вряд ли ты поймешь, что там происходило. Даже если я расскажу тебе об этом. Понимаешь, такие вещи... Как бы это сказать?.. Это нельзя объяснить словами. Это надо видеть. Стюарт молча слушал, не отрывая взгляда от лица Гриффита. На экране телевизора развертывалась беззвучная драма. На дне рождения маленький мальчик подавился и теперь задыхался. Взрослые метались потеряв голову, другие дети рыдали в три ручья. Гриффит, раздраженный искусственными телеужасами, в сердцах выключил изображение. - Ладно, - сказал он, заметно побледнев, - я расскажу тебе. Стюарт продолжал молчать, боясь проронить хоть слово и не спугнуть удачу. - Понимаешь, - начал рассказ Гриффит, - там было трудно не только психологически. Такое при всем желании не забудешь. Не выкинешь просто так из памяти. Это с тобой всегда, каждую минуту. Когда я вернулся с Шеола домой, я сразу же женился. Жена была симпатичная, все у нас ладилось. Нам бы с ней жить-поживать счастливо. Мы очень хотели детей и несколько раз пытались завести ребенка. Но каждый раз все заканчивалось выкидышем... И, как оказалось, к счастью. Потому что всякий раз это были уроды, настоящие чудовища. Мои гены сильно повреждены. Из-за пребывания на Шеоле. Там применялось бактериологическое и химическое оружие, оно и перекорежило наши хромосомы. Разнообразные лекарства, в избытке засылаемые нам Когерентным светом", являлись в основном экспериментальными образцами. Их дозировка была тогда известна лишь приблизительно. Некоторые из лекарств оказались просто бесполезными, другие давали страшные побочные эффекты. А некоторые необратимо изменяли наши хромосомы. Когерентному свету было на нас наплевать. Для них главное деньги. Мы, Орлы", стали для корпорации подопытными кроликами. На нас экспериментировали, получая интересные результаты. Гриффит помассировал себе грудь и продолжал: - Я помечен. И эти метки у меня навсегда. Я помечен Шеолом. Память об этой планете сидит не только в моей голове, она в каждой клеточке моего организма. В мельчайших кусочках молекул ДНК, несущих мою изуродованную генетическую информацию. Я навсегда отравлен. В любой день я могу заболеть каким-нибудь новым видом рака. И это все Шеол. Я запросто могу вдруг умереть, стать паралитиком или калекой. Из-за газов, которых я там надышался. Так уже случилось со многими, вернувшимися с Шеола живыми. Все мы несем в себе мины замедленного действия. - Гриффит вспотел, вытер со лба пот рукой. - Вот почему я не могу забыть о Шеоле. Из-за мин, сидящих во мне. Они напоминают мне каждый день, каждую минуту. А ты, Стюарт, счастливчик. Твое тело в норме. - А ты не можешь обзавестись новым телом? - Нет. В свое время я не застраховался, и у меня нет страхового полиса для клонирования. Ведь у меня тогда еще не было семьи. Я тогда получил деньги, положенные мне за вредность, и сразу пропил их. Мы гуляли целую неделю перед отправкой на Шеол. Грандиозная была пьянка. Да ты же знаешь. - Нет. - Стюарт показал на свой висок. - В моей памяти нет событий того времени. Я помню только то, что происходило пятнадцать лет назад и раньше. - Верно. - Гриффит тяжело вздохнул. - Я забыл, что ты намного моложе меня. Хотя родился раньше. Ардэла полулежала одетая, откинувшись на подушку, и курила Занаду". Рядом валялся раскрытый журнал Он". - Говоришь, он предлагает тебе две тысячи долларов Яркой звезды", - сказала она, - и всего за один день работы? Недурно. - Недурно, - согласился Стюарт. Перед ним лежал раскрытый учебник. Но думал он сейчас о другом. - Насколько я понимаю, это противозаконная сделка, - сказала Ардэла, почесывая ногу. - Нет, все законно. С помощью твоего компьютера я проверил это в библиотеке. - Тогда это опасная сделка. - Может быть, - нахмурился Стюарт. - Но Гриффит уверяет, что нет. Ардэла кинула сигарету Стюарту, он затянулся. - Ты хорошо знаешь Гриффита? - спросила она. - Раньше знал хорошо. - Ты говорил, что он сильно изменился. - Ардэла приподнялась, оперлась локтями о его колени. - Да. - Это опасно. Стюарт лишь пожал плечами, вернул сигарету Ардэле. Она машинально взяла, но затягиваться не стала, увлеченная допросом. - В какой компании он работает? - Светоч". Светоч лимитед . - Не знаю такой. Надо будет посмотреть в моем компьютере. Может, найдется что-нибудь об этой фирме. Стюарт молча пожал плечами, не проявив интереса. Зеленые глаза Ардэлы прищурились. - Такое впечатление, что тебе наплевать, обманет тебя твой старый друг или нет. - Он поможет мне, - ответил Стюарт. Ардэла вспомнила наконец о сигарете, затянулась и тут обнаружила, что табака почти не осталось. С досадой она воткнула окурок в пепельницу. - Ты ведь надеешься, что он даст тебе шанс снова попасть в космос? Так? Или деньги? Да уж без них ты не обойдешься, особенно, если тебя прикончат. - Шеол, - лаконично ответил Стюарт. Воцарилось молчание. Словно это короткое слово зависло в воздухе и медленно-медленно стекает вниз, как густой мед с ложки. Ардэла покачала головой, снова откинулась на подушку. - Ты что, хочешь, чтобы Шеол снова убил тебя? Мало тебе одного раза? - Опасна эта сделка иди нет, я не знаю. - Стюарт примирительно положил Ардэле на колено руку. - Тут я ничего не могу изменить, поскольку это от меня не зависит. Я могу только быть готовым к любому повороту. И я готов. - Ты труп. - Ардэла отвернулась, едва сдерживая слезы. - Мерзкий труп. Стюарт убрал с ее колена руку и уставился в учебник. - Я вернусь приблизительно через день, - сказал он. Ардэла все еще обиженно изучала стену. - Это ты так думаешь, - пробурчала она. - Поначалу там было легко. Планета Шеол была открыта корпорацией "Разведчик". Но в звездную систему Волк-294 раньше всех проникла экспедиция Когерентного света . Это сделали мы, Орлы". Когерентный свет" мобилизовался и объявил войну всем конкурентам. В экспедицию набрали только мужчин. Женские батальоны оставили в Солнечной системе для охраны от диверсий со стороны конкурентов. Этим были недовольны и женщины, - зачем тогда их обучали? - и мужчины, оставшиеся без подруг. От корпорации "Разведчик" на планете тогда находились лишь несколько исследователей, работавших в северном полушарии, а база у них была на большом спутнике этой планеты. Мы их взяли в плен и захватили все находки. Потом укрепили базу и запустили несколько искусственных спутников, после чего спустили на планету исследователей. Кроме научной группы Орлов", среди них имелись еще две бригады сотрудников корпорации, набранных и зачисленных в экспедицию в последние минуты перед стартом с Земли. Прибыли также сотни две археологов, ксенобиологов и прочих ученых. Гриффит уронил голову, стирая предплечьем с лица несуществующий пот. Голос под воздействием нахлынувших воспоминаний изменился: - Шеол был... замечательной планетой. Когда мы приземлились, в северном полушарии стояло лето. Мощные возделывали эту планету тысячелетиями. Они превратили ее в цветущий сад с горами и реками. Правда, после их исчезновения все заросло и пришло в запустение, но следы высокой цивилизации никуда не исчезли. Там... Как бы это сказать... Там царила гармония. Гриффит, несколько воодушевленный, поднял голову, глаза его как будто заблестели. - Понимаешь, Стюарт, Мощные не похожи на нас. Они лучше. Они... Они умеют ладить друг с другом. Умеют жить вместе. Это чувствовалось и на Шеоле, и на его естественном спутнике. Мощные строили красиво. Правда, за многие годы их отсутствия на поверхности планеты мало что уцелело. Но под землей сохранилось почти все. Там был настоящий подземный мир, целые города. Тысячи и тысячи туннелей и комнат с тщательно законсервированным оборудованием. Туннели имелись и на спутнике, наполненные чистейшим воздухом, которым смогли дышать и мы. Очевидно, Мощные собирались вернуться. Но мы тогда об этом не догадывались. Какая же это была замечательная планета! Чудесная! - Гриффит покачал головой. - А мы там развязали грязную войну. Среди всего этого великолепия, красоты... Он порылся в карманах в поисках сигарет. - Помнится, ты, то есть Капитан, как-то сказал нам, что мы слишком рассеялись по планете, пытаясь завладеть как можно большей частью культурных остатков. А они там были на каждом шагу, куда ни сунься. Поэтому Капитан призвал нас держаться вместе, не рассеиваться. И мы тогда сконцентрировались на относительно небольшом участке. Но все равно, необычных находок оказалось так много, что мы не знали, что с ними делать. Мы не справлялись. Полковник Де-Прей сказал нам, что первоначальные планы основаны на неточных картах Шеола, которые наши агенты выкрали в главном офисе фирмы Разведчик". Для изменения планов полковник отправился в штаб-квартиру Когерентного света , оставив командовать вместо себя майора Сингха. На Шеол полковник должен был вернуться с подкреплением. Но Капитан оказался прав. - Гриффит снова покачал головой. - Вместо подкрепления прилетели военные отряды из Разведчика". И тогда все началось. Слушая рассказ Гриффита о тех боях, Стюарт пытался представить себе, что там творилось. Космические корабли Разведчика" на всех парах несутся к искусственным спутникам Когерентного света . Яркие всполохи огня. Спутники разлетаются на мелкие осколки. Потом из космоса, пронзая густую облачность, на позиции Когерентного света налетают истребители и бомбардировщики, а навстречу им несутся противовоздушные ракеты и лазерные лучи. Пламя охватывает чудесные зеленые пейзажи. Вот самолеты Разведчика" приземляются, из них выскакивают десантники, и бой уже идет на поверхности планеты, а потом и в подземелье. И залитые солнцем зеленые пространства, и мрак туннелей охвачены настоящим безумием. Эфир до предела засорен яростными командами и предсмертными криками. Потом все повторяется снова - из безмолвного космоса опять подлетают космические корабли, и опять к поверхности планеты пикируют истребители. Это войска корпорации Дерротеро", которая тоже желает урвать свою долю Шеола. Потом Дерротеро и Разведчик ненадолго объединяются для того, чтобы отразить атаку невесть откуда взявшихся посланников фирмы Горький". Вскоре Горький разбит, и Разведчик наносит вероломный удар по своему союзнику, но тому удается выстоять, хотя и не без потерь. А чуть позже чаша весов уже склоняется в пользу Дерротеро", и теперь она господствует в небе. Остатки Когерентного света" под руководством майора Сингха заключают союз с Дерротеро против Разведчика". Но тут на Шеол прибывают бесчисленные полчища объединившихся фирм Магнус" и Риск и сметают "Дерротеро" напрочь. На естественном спутнике Шеола вспыхивает колоссальный ядерный взрыв. - Еще в самом начале войны мы установили в туннелях этого спутника ядерную бомбу. На всякий случай, если вдруг нас выкурят оттуда. В одном из туннелей прятался Де-Лопес с детонатором. Когда наших на спутнике не осталось, Де-Лопес подорвал бомбу. Там погибло немало наших врагов и несколько их космических кораблей. - Гриффит, волнуясь, сглотнул. - Может быть, зря мы первыми начали использовать ядерное оружие. После этого развязалась еще более кровавая и жестокая бойня. В средствах уже никто не стеснялся. Потом наступила зима. И плохо подготовленные сотрудники Когерентного света", из тех, что набрали в экспедицию в последнюю минуту, начали дохнуть как мухи. - Гриффит вскрыл вторую банку пива. - Эти парни, конечно, тоже умели сражаться, но на Земле у них было мало времени, и они не успели сработаться. Поэтому они погибали чаще, чем мы. Их разрозненные отряды никак не могли скоординировать свои действия. Только Орлы" имели шанс устоять в той мясорубке. Мы были отлично подготовлены и могли успешно, со знанием дела вести партизанскую войну. Боже мой! Только мы одни оказались готовы к зиме. Пергаментное лицо Гриффита осунулось еще больше. Запавшие глаза, казалось, смотрели куда-то внутрь, в прошлое. В руке дымилась забытая сигарета. - Там, на Шеоле, зимы очень суровые. Вот почему, вероятно. Мощные построили так много туннелей. Они, наверное, прятались под землей во время морозов. На Шеоле почти нет гор и зимой дуют ужасные ветры. Большая часть планеты занята океаном, и океанские смерчи на Шеоле - это что-то чудовищное. Скорость снега и воздушных потоков просто сумасшедшая. Жуть. Ты представляешь, что такое смерч в степи? Это смерть. Бури иногда бушевали целыми неделями. Люди из Разведчика открыли эту планету зимой. Поэтому они и назвали ее Шеол, этим библейским словом, в переводе с древнееврейского означающим преисподнюю. Пепел с сигареты осыпался Гриффиту на брюки. Он яростно вкрутил окурок в пепельницу, стряхнул пепел и продолжил: - Время от времени мы получали сообщения от нашей фирмы. Она отправляла космический корабль, он приближался к нашей планетной системе, передавал нам сообщение и улетал. Изредка сквозь блокаду прорывались корабли с грузом для нас. Но в конце концов Когерентный свет прекратил всякие попытки связаться с нами. Мы тогда не знали, что корпорация переключилась на поддержку фирмы Далекая драгоценность и заключила с ней союз. Теперь они вместе сражались против остальных корпораций. Нам пришлось положиться на самих себя и пытаться выжить за счет захваченного добра Мощных. Кое-что мы находили в туннелях. Кое-какую пищу умудрялись выращивать в бочках. Но мы все еще продолжали бороться. Из-под земли. Под прикрытием смерчей совершали налеты на отдельные посты. Иногда нападали просто для того, чтобы раздобыть себе жратву. Всех, кто сдавался в плен, мы убивали. Ведь нам нечем было кормить пленных и негде было держать их. За нами, разумеется, охотились. Но мы успешно скрывались в туннелях. Руки Гриффита дрожали, пиво из банки чуть не выплескивалось. Он почти задыхался. - Они никак не могли выкурить нас из наших нор. Туннелей было слишком много, и достать нас в этом лабиринте было практически невозможно. Тогда они начали травить нас газами. Взрывать туннели. Использовали даже биологическое оружие. - По лицу Гриффита потекли слезы. - Вот тогда мы и поняли, что нас предали. Что Когерентный свет уже никогда не придет за нами. Теплая ночь была наполнена огнями и звуками. Из многочисленных кафе и ресторанчиков доносилась самая разнообразная музыка. В серебристых стенах и зеркальных стеклах отражались бесчисленные праздные гуляки. Над тротуарами беззвучно парили топографические дисплеи. Стюарт медленно шел по улице. На нем была черная рубашка и куртка пепельного цвета, расстегнутая на груди. На шее болтался жидкокристаллический экран, по которому бежали большие, сантиметров восемь высотой, радужные буквы, складывающиеся в слова из поэмы номер 551 Джека Тотема: Наши электронные языки пробуют на вкус кремниевое сердце Америки . Колдовские слова. Заклинание, призывающее местных бесов навстречу Стюарту. Он приближался к условленному месту встречи, прислушиваясь к городу, стараясь почуять биение его пульса, ритм его жизни. Конечно, за столь короткое время многого не поймешь, не станешь похож на местного жителя, но кое-что уловить можно. На ногах у Стюарта кроссовки, почти такие же, как тогда в Марселе. Он не смог удержаться и незадолго до отлета купил их в Аризоне. В память о прошлом. В кармане лежал пакет. Стюарт колебался, стоит ли брать его с собой. Гриффит уверял, что сделка безопасна. Показать ему свои сомнения Стюарт тогда не решился, опасаясь, что тот обидится и предложит поехать в Лос-Анджелес кому-то другому. И теперь Стюарт шел по залитой огнями улице, не в силах избавиться от неясных сомнений. Гриффит лежал на кровати и курил, глядя в потолок. Недавний приступ дрожи уже прошел. Дыхание успокоилось. И Гриффит продолжил рассказ. - Однажды мы получили сообщение. От полковника Де-Прея. Он приказывал майору Сингху вступить в союз с фирмами Разведчик и Горький против фирм Магнус и Риск". Приказывал перейти в наступление. Де-Прей, находясь в Солнечной системе, не знал, что войск Горького" на Шеоле уже не осталось. А мы жили в туннелях, загнанные звери, обложенные со всех сторон микробами, вирусами и чудовищами. Биологическое оружие, будь оно проклято! Почва в бочках, в которых мы выращивали себе еду, была отравлена. Теперь мы не могли снять скафандры даже на минуту. Выжить можно было только в скафандре. Люди болели и умирали. Новичков осталось не больше тысячи. Тяжелого вооружения и оборудования у них уже не было. Все мы превратились в партизан, и Орлы в том числе. А людям Разведчика" приходилось еще хуже, чем нам. Сингх решил подчиниться приказу Де-Прея. Но ты, то есть Капитан, стал возражать. Капитан сказал, что правление Когерентного света" уже месяцы оторвано от места событий, не владеет ситуацией и поэтому не способно принять правильное решение. Но Сингх поверил полковнику и ответил, что Когерентный свет , наверное, знает нечто важное. Может быть, он тешил себя надеждой, что помощь уже летит к нам. Стюарт вдруг понял, что Гриффит рассказывает все это не ему и не самому себе, а Капитану. - Мне рассказывали, - продолжил Гриффит, - что ты. Капитан, и Сингх страшно кричали друг на друга. Но когда ты вернулся с совещания, то был совершенно спокоен. Помнится, ты напомнил мне слова Корман, нашей старой учительницы по боевым искусствам. Помнишь, что Корман говорила нам о дзен-буддизме? Что жизнь похожа на смерч. Но дзен-буддист не пытается бороться с жизнью. Смерч проходит мимо, оставляя буддиста спокойным и равнодушным. Почему, обращаясь к Капитану, он говорит мне ты", как бы обращаясь ко мне?" - подумал Стюарт. Значит, я все же кое-что значу для Гриффита. Значит, я похож на Капитана. Стюарта бросало то в жар, то в холод. А Гриффит между тем продолжал: - Ты был тогда немного болен, так же, как и все мы. Тебя лихорадило. И вражеское биологическое оружие, и наши собственные несовершенные вакцины истощали нас, тянули из нас последние соки. Ты часто недосыпал и слишком много работал. Ты так похудел, что напоминал привидение, ей-богу. Да и все мы выглядели не лучше. И ты сказал, что недостаточно быть равнодушным и неподвижным, чтобы выстоять против Обрушившегося на нас смерча. Ты сказал, что единственный способ выжить - это самим стать смерчем. Стюарту показалось, что он заглядывает Гриффиту внутрь черепа, а вместо глаз у того зияют черные дыры. Внутри мрак и пустота, в которой бешено кружится снег, бьется о стенки черепа, слышен пронзительный вой снежного смерча. - Я прошел сквозь жестокие бои, - сказал Гриффит. - В меня стреляли, меня травили газами, меня заметал буран. Но никогда прежде я так не пугался, как после этих слов. Потому что до меня вдруг дошло, что ты единственный, кто понимает, во что мы ввязались. И я увидел, что, несмотря на это, ты все еще не сошел с ума, все еще способен действовать. Раньше, наблюдая тебя в бою, я думал, что ты окончательно обезумел. Такая в тебе жила ярость. Но в тот момент я понял, что выбраться из этого пекла можно, только следуя за тобой. И это поняли многие. Люди любыми способами старались перейти из своих отрядов к тебе, Капитан. Под любыми предлогами. Все чуяли, что если кто-то и останется в живых, то только отряд Капитана. Голос его стал тише, спокойнее и увереннее: - Ты действительно был смерчем. Капитан. А мы просто следовали за тобой. Ты был таким же неистовым снежным смерчем, какие свирепствовали на Шеоле. Такси здесь, похоже, не водились. Стюарт присмотрелся к движению внимательнее: мимо проезжали лишь частные автомобили и мотоциклы. Дома в этом районе были в основном невысокие, старой постройки, некоторые здания пережили не один десяток лет. Изредка встречались и кондекологи. Но вывески были совсем новые - клубы, магазины, торговые лавки. Чуть подкрашенные и обновленные, они словно старались угнаться за временем. Это и есть территория банды малолетних, понял Стюарт. Здесь шпана Лос-Анджелеса добывает себе кусок хлеба, здесь она вершит свой нехитрый бизнес. Люди старше двадцати пяти на улицах почти не встречались. Во всяком случае, сейчас, поздним вечером. Молодежь, заполонившая многочисленные ресторанчики, словно старалась перещеголять друг друга невероятными одеяниями и боевой раскраской. Косметика, наложенная вокруг глаз в виде крыльев бабочки; волосы, заплетенные в нелепые и экстравагантные косички; щеки и руки утыканы жутковатыми металлическими украшениями. Оглушительная, бьющая по нервам и разнузданная музыка отлично подходила для бесноватых оргий. Но изредка встречались и заведения несколько иного стиля - чуть более

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Уильямс Йон. Книга :Зов смерча
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом