Зов смерча, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Зов смерча


скачать Уильямс Йон Зов смерча можно отсюда

как та отреагирует на тираду Ризы. Но официантка, храня абсолютную невозмутимость, спокойно спросила: - Еще сока? - Нет, больше не надо. Спасибо, - ответил Стюарт. Официантка забрала пустой стакан Ризы и удалилась. Стюарт повернулся к Ризе. - Я в состоянии справиться и с этим, - сказал он. - Мне уже доводилось проходить через это в прошлом. В бытность Орлов". - Многие не способны вытерпеть. А когда люди на корабле начинают крутить романы, то страдает работа. - Понимаю. - Стюарт уткнулся взглядом в свой салат. - Просто я посчитала необходимым напомнить об этом. - Салат замечательный. Спасибо за хороший совет. Риза прищурила глаза, но ничего не ответила. Потом расслабилась, взяла свой стакан с напитком, откинулась на спинку стула. Покачав головой, проговорила: - А ты не такой, как я ожидала. Никак не могу понять, что ты за фрукт. - Если я поступлю на работу, у тебя будет достаточно времени, чтобы разобраться во мне. - Верно. - Риза посмотрела через плечо на берег. - Как тебе понравился Кюрасао? - Много скал и ящериц. Такого количества я нигде не видел. - Некоторые места здесь просто великолепны. - Покажешь? - спросил Стюарт. Риза рассмеялась: - Знаешь, если я возьму тебя на работу, то в нашем распоряжении будет много долгих месяцев для того, чтобы хорошенько изучить друг друга. Зачем торопиться? Предпочитаю до поры до времени сохранить свою тайну. - Как скажешь. Стюарт наблюдал, как она пьет свой золотистый коктейль, и думал о том, что вполне сможет поладить с ней в замкнутом пространстве корабля. Риза не дает забыть, что она все-таки начальница, и ее можно понять. Но при этом не слишком настойчиво подчеркивает свое начальственное положение, и это очень хорошо. Это означает, что она знает свое дело и уверена в себе, поэтому и не пытается унизить своих подчиненных. Долгое пребывание рядом с ней не будет слишком утомительным. Стюарту также понравилось, как Риза приняла взятку. Как нечто само собой разумеющееся. Как привычную процедуру при обычной сделке. А не как царица, милостиво принимающая скромное подношение ничтожного подданного. Риза даже по-хорошему рассмеялась неловкости Стюарта. У Стюарта, так же, как у Ризы, имелись свои требования к человеку, с которым предстоит провести немало времени бок о бок. Официантка принесла ужин. Расставила тарелки на столе, спросила, не хотят ли клиенты чего-нибудь еще. - Кофе, - попросил Стюарт. Девушка улыбнулась. А когда принесла кофе и Стюарт поблагодарил ее, ласково ответила: - Благослови вас Бог. На следующее утро перед завтраком Стюарт выбрался потренироваться на берегу моря. Ступни слегка вязли в песке, но тем интереснее было держать равновесие во время крученых ударов ногами по воздуху. Он быстро вошел в ритм. Сердце, легкие, тело и мозг - все работало синхронно. Зыбкий песок не мешал равновесию. Рядом однообразно шелестел прибой, казавшийся шумовым фоном вселенной. Из-за изгиба мыса появилась Риза. Она бежала по песку босиком. На ней была лишь нижняя часть купальника. Стюарт заметил ее появление, но продолжал бой с тенью, молотя воздух руками и ногами. Тоже тренируется", - подумал он. Стюарт наносил новые и новые удары по воображаемым противникам, разметая песок по ветру. Риза пробежала мимо. Не заговорив и словно не заметив Стюарта, поглощенная своим собственным ритмом. Стюарт, тоже не обращая внимания на Ризу, продолжал свой бой. Вскоре он покрылся потом, песок прилипал к влажному телу. Ему вдруг стало ясно, что он принят. Гриффит встречал Стюарта в аэропорту Лос-Анджелеса, куда вертолет доставил его из Ванденберга. Выглядел Гриффит очень бодро. И на редкость элегантно: темная шелковая рубашка и брюки кремового цвета. - Поздравляю с поступлением, - сказал он, протягивая Стюарту руку. - Это твоя заслуга. Спасибо. - Я сделал это ради своих корыстных побуждений, - хитро улыбнулся Гриффит. - Только, пожалуйста, не говори мне, что ты хочешь, чтобы я доставил какой-нибудь пакет твоему очередному другу куда-нибудь на спутник Сатурна. - Нет. И не собираюсь. Я хотел бы попросить тебя передать некую информацию. - Заметив настороженный взгляд Стюарта, Гриффит быстро добавил: - Нет, это не то, что ты думаешь. - А что же? - Пошли в кафе, выпьем по чашечке кофе. Там и объясню. Но вначале скажи мне, ты умеешь играть в шахматы? - Ходы знаю, а играю совсем плохо. - Значит, имеешь представление. Это уже хорошо. Они нашли маленькое полутемное кафе, абсолютно пустое в этот ночной час. Половина зала была огорожена - там шла уборка. Гриффит заказал две порции кофе и повел Стюарта к дальнему столику в углу. - Вот теперь можно и поговорить, - сказал он, закуривая. - Слушай. - Ты собираешься доказать мне, что этот бизнес даже не противозаконен? - Не противозаконен. А ты предпочел бы нарушить закон? Стюарт не ответил. Ему жутко хотелось курить. Но он сдержал себя и принялся за кофе. - Итак, - начал рассказывать Гриффит, - мы с друзьями обычно продаем информацию. А спекуляция товарами, как это было на прошлой неделе, это второстепенное. - А сколько вас, друзей? - спросил Стюарт. - Если считать всех, даже тех, кто участвует в нашем деле лишь время от времени, то наберется сотни две. В основном это ветераны войны. Но я далеко не с каждым из них встречаюсь. - Если вас сотни две, тогда о вас должны знать. Где-то наверняка есть списки. Возможно, таких списков даже много. - Может быть, - пожал плечами Гриффит. - Кого это волнует? Мы ведь не нарушаем законы. - Если человек числится в подобных списках, это может плохо отразиться на его карьере, - возразил Стюарт. - Стать такелажником - это не карьера. Это низкооплачиваемая и бесперспективная работа, за которую берутся только те, кто жаждет путешествовать, но не может найти себе в космосе более прибыльную работу. - Значит, вы продаете информацию. Похоже на шпионаж. - Послушай. Ты будешь работать в некотором роде почтальоном. А почтальон не знает, что написано в письмах, которые он разносит. И почтальонов не сажают в тюрьму за доставку почты. Стюарт сосредоточенно смотрел в чашку с кофе, стараясь не обращать внимания на сигаретный дым. Курить хотелось все сильнее. - Ладно. Рассказывай подробнее. - Хорошо, старина, - засмеялся Гриффит. - Все очень просто. Ты, наверно, слышал, что шахматисты по компьютерным сетям обмениваются информацией? В их компьютерной сети имеется своя доска объявлений . - Слышал. - Итак, тысячи шахматистов помещают на эту доску объявлений шахматные задачи и этюды, чтобы другие шахматисты их решали. Часто они через компьютер играют друг с другом. Обмениваются и другой информацией. - И что дальше? Гриффит улыбнулся, неспешно затянулся, выпустил облако дыма. - Дальше вот что. Делается это так. Прибываешь на станцию, находишь там компьютерный терминал или телефон, отыскиваешь на шахматной доске объявлений указанную тебе заранее задачу. У тебя с собой будет инфоигла, где записано неверное решение. Ты вставляешь эту иглу в компьютер и набираешь пароль. Компьютер запишет в память твоей иглы некоторую информацию. Потом ты возвращаешься на свой корабль, покупаешь немного времени на передатчике, направляешь в нужное место антенну и передаешь информацию по указанному мной адресу в Антарктиде. После этого переданная информация попадает на рынок. А ты получаешь за работу свои десять процентов от прибыли. Эти деньги поступят на твой счет в любом указанном тобой банке, находящемся в любом месте от Земли до Нептуна. - А зачем нужен я, посредник? Почему бы человеку, укравшему информацию, не продать ее самому? - спросил Стюарт. - Потому что этот человек не имеет свободного доступа к передатчикам. Многие корпорации ревностно оберегают свои секреты, поэтому они очень тщательно следят за информацией, передаваемой из их жилых комплексов. Но они не могут уследить за информацией, передаваемой с чужого грузового корабля. - Гриффит усмехнулся. - Неплохо придумано? Стюарт нахмурился, напряженно размышляя. - Значит, я даже не увижу того человека, от которого получу информацию? И он меня не увидит? - Нет. В этом и состоит вся прелесть подобной работы. Даже если бы ты передавал информацию не с корабля, а прямо с общественного передатчика на станции и корпорация засекла бы утечку секретной информации, то и в этом случае они не смогли бы установить, кто является шпионом. - Мне надо подумать. Лицо Гриффита осветилось улыбкой. - Не забудь сообщить мне о своем решении перед тем, как отправишься в космос. Я дам тебе шахматную задачу и пароль. Обговорим способ перечисления на твой счет денег. И способ, как мы с тобой будем поддерживать связь. Шахматная задача и пароль время от времени меняются. - Я подумаю, - повторил Стюарт. Он смотрел, как Гриффит тушит в пепельнице окурок, и думал, что в душе уже согласен с его планом. А колебания и слова о том, что надо подумать, являются не более чем формой поддержки в себе самоуважения. Конечно, он согласен работать на Гриффита. Никакого изъяна тут не видно, все рассчитано правильно. Кроме того, дополнительный заработок не помешает. Да и встречаться с сомнительными друзьями Гриффита больше нет нужды. Но гораздо важнее, что такая работа поможет ему находиться в курсе того, что творится в современном мире. И кроме того, не стоит терять бдительности и прежних навыков. Таким образом, даже там, в вакууме космического пространства, он продолжит совершенствоваться в приспособлении к условиям новой реальности. На это надо смотреть как на продолжение тренировок. Самолет из Лос-Анджелеса отправлялся в шесть утра. До аэропорта Стюарт добрался на такси. В машине он попытался поспать, но кофеин все еще будоражил нервы, и сон не шел. Войдя в квартиру Ардэлы, Стюарт застал ее беседующей по телефону. Она была уже одета и готова к выходу. Ардэла приложила палец к губам. Стюарт тихо прошел в гостиную - там на диване спала пятилетняя племянница Ардэлы, накрытая одной из ее старых курток. Когда Ардэла положила трубку, Стюарт вышел к ней в прихожую. - Скоро Лиза заберет ее, потом я уйду на работу, - объяснила Ардэла. - Лизе нужна была свободная квартира на ночь. - А я устроился на работу, - сказал Стюарт. - Поздравляю. - Ее глаза сузились. - Это то, что ты хотел? - Мне еще предстоит пройти экзамен. Но с приемом в ученики уже покончено. - Космос. Свобода, - замахала руками Ардэла. - Предназначение. Приключения. Вакуум. Какая там может быть свобода, если даже нельзя выйти наружу, чтобы подышать свежим воздухом! - До начала тестирования у меня есть свободная неделя. - Стюарт смотрел на ее ухоженное лицо. От нервозности веки Ардэлы чуть подрагивали. - Это могла бы быть замечательная неделя. Ардэла помолчала, посмотрела в сторону гостиной. - Да, могла бы, - тускло сказала она. Стюарт взял Ардэлу за руки. Против воли на ее лице проступила улыбка. - Ладно, - сказала она. - Так и будет. - Замечательно. - Но мыслями Стюарт уже был далеко-далеко отсюда. В герметично изолированном жилище, с огромной скоростью несущемся в бесконечной бездне черной пустоты. 7 Чартерная станция в четвертой точке Лагранжа. Когда-то это был постоянный орбитальный комплекс фирмы Мицубиси". Тогда он имел форму веретена. Теперь комплекс усложнился и разросся в размерах благодаря новейшим достижениям науки и техники. Вокруг появились новые искусственные жилища, стыковочные узлы, лаборатории, солнечные батареи. Мощные прожектора освещали многочисленные корабли, замершие в ожидании, когда им разрешат причалить. Космическая обитель, свободная от тяготения, парящая в безвоздушном пространстве, усеянном сверкающими бриллиантами звезд. Серебристая поверхность Чартера" отражала свет прожекторов, бело-голубую Землю и бледную Луну. Разобраться в том, кто является хозяином Чартера", было непросто, потому что его узлы принадлежали самым различным фирмам. Многие части конструкции и значительная часть оборудования были сданы в бессрочную аренду как поликорпами, так и частными лицами. Остальное принадлежало самой фирме Чартер". Основное назначение чартерной станции - перевалочный пункт, где бороздящие космический океан корабли останавливаются по пути в другие точки Солнечной системы, куда они везут всевозможные грузы. Публика здесь представляла собой разношерстную смесь владельцев местной собственности, арендаторов и обслуживающего персонала. Здесь работали специалисты высокого класса, выполнявшие сложнейшую работу. Ту, которая невозможна на Земле. Именно потому жизнь на Земле считалась непрестижной. Стюарту вспомнилось, как в прошлом он уже вкусил прелестей космической жизни. В ту пору, когда он был сотрудником Когерентного света . Тогда жизнь обрела для Стюарта и цель, и смысл. Тогда он был на своем месте... Тогда он испытывал удовлетворение, чувствуя себя важным винтиком сложного механизма, целью которого является дальнейшее расширение сферы возможностей человечества, эволюция на следующую, более высокую ступень развития. А теперь он оказался на обочине жизни, со стороны наблюдая деловитую суету замысловатого переплетения малопонятных ему действий... Новая паутина внеземной жизни. То, что на Земле выглядело эксцентричным и неуместным, здесь в невесомости являлось неприметной обыденностью. Всевозможные искусственные имплантанты, вживленные в тело приборы, казавшиеся на Земле дурной модой, здесь были лишь необходимым условием для успешного выполнения работы и ведения бизнеса. Все в космосе выглядело иначе, совсем буднично. Здесь тоже была своя мода. Но в основе этой моды лежал прагматизм. То, что на Земле встречалось лишь изредка, здесь было распространено повсеместно. Например, люди с огромными головами, увеличенными хирургическим путем, дабы вместить дополнительное количество мозга. О появлении поблизости такого головастика всегда можно было узнать заранее благодаря гудящему нашейному устройству, снабжающему огромный мозг кислородом. Встречались люди с встроенными в череп компьютерами, напрямую соединенными с мозгом. Встречались существа, щеголявшие дополнительными кистями рук или дополнительными пальцами. Иногда подобные изменения производились хирургическим методом. А иногда люди уже рождались такими, поскольку родители позаботились переделать их гены. Были здесь и более экзотичные создания - так называемые четырехрукие", приспособленные исключительно для жизни в невесомости. У них не было ног. Одна пара рук у четырехруких" находилась на привычном месте, но вот другая пара заменила ноги. Когда такие четырехрукие передвигались по своим жилищам, загребая воздух руками, они до ужаса напоминали земных жаб. Корабль Макс Борн , еще не пристыкованный к Чартеру", держался от станции на некотором расстоянии, пока станционные рабочие проверяли на нем исправность стыковочного узла. Макс Борн" - старая посудина, представлявшая собой причудливую смесь старого и нового: здесь имелось как оборудование, сделанное еще до рождения Стюарта, так и самое современное. Но Макс Борн и не стремился скрыть свой истинный возраст, поскольку не занимался пассажирскими перевозками, а транспортировал исключительно грузы. А грузам наплевать на внешний вид корабля. Внутри рубки управления такелажными работами тут и там змеились оптоволоконные кабели. Мягкая обшивка твердых поверхностей в некоторых местах треснула и держалась лишь на липкой ленте. Стены каюты Стюарта были в несколько слоев обклеены порнографическими открытками и завешаны такими же голограммами, оставшимися от предшественника Стюарта. Пока шли работы по проверке стыковочного узла, во время которых не исключалась опасность разгерметизации, экипаж Макса Борна , в том числе Стюарта и Ризу, переведи в комнаты ожидания на станции, своеобразные гостиницы - шестигранные цилиндры высотой в восемнадцать этажей, на каждом из которых имелось по крошечной однокомнатной квартире. В каждой такой квартире наличествовали: койка, раскладной столик, туалет, телевизор и дисплей, подсоединенный к компьютерной сети. Вместе со Стюартом и Ризой в один из таких цилиндров ожидания попала и Кайра, главный инженер Макса Борна". При поступлении на работу Стюарта представили ей, но с тех пор он ни разу Кайру не видел. Но даже здесь, вне корабля, Стюарт не мог позволить себе праздно проводить время. Хотя он и прошел все необходимые тесты для поступления на работу в фирму Яркая звезда", ему еще предстояло как следует изучить устройство двигателей, с которыми ему придется иметь дело. Тем более, что познания Стюарта на самом деле не так уж и глубоки, как думает Риза. А разочаровывать ее Стюарту не хотелось. Поэтому он проводил большую часть времени лежа на кровати, принимая усиливающие память таблетки и упорно штудируя системы Борна". К счастью, ничего другого изучать не пришлось, потому как Яркая звезда", в отличие от некоторых других поликорпов, привязанностью к какой-то определенной идеологии не страдала. Корпорация была сосредоточена исключительно на выживании. Именно выживание являлось ее бизнесом. В свободное время Стюарт обычно старался не выходить из своего жилища, потому что память, усиленная таблетками, запоминала всякие ненужные мелочи: подробности сияющей улыбки Ризы; детали его собственного искаженного отражения в искривленной поверхности металла; обертоны гудения "головастика"; изгибы красивого тела темноволосой девушки, которой он залюбовался в гимнастическом зале, и как она в ответ вдруг посмотрела на него с необъяснимой ненавистью в глазах, а вокруг этих глаз желтели синяки... Поэтому Стюарт старался не засорять память бесполезными мелочами. Он занимался в своей кабине по пятнадцать часов в сутки, и вскоре тесты уже не представляли для него особой проблемы. От таблеток разладился сон - в голове все время крутились бесчисленные образы, мешающие уснуть. Из-за этого Стюарт спал плохо и мало. Свободные от учебы и сна часы он посвящал шахматам. Разбирал шахматные партии, размышлял над природой этой древней игры. Все в мире меняется, во вселенной растет энтропия, хаос, и лишь шахматы остаются неизменными. Каждая шахматная фигура находится в определенных отношениях с другими фигурами. Потом некто делает ход, и эти взаимоотношения меняются. Точно так же и Стюарт волей судьбы претерпевает изменения в своих взаимоотношениях с другими людьми. Он является той же самой фигурой, что и его Альфа. Но фигурой из другой партии. Обе партии начались одним и тем же дебютом, но в миттельшпиле события в партии Стюарта начали развиваться иначе... Действие последней таблетки наконец закончилось, и Стюарт проспал двое суток подряд. Когда он проснулся, память об изученном сохранилась, но ощущение себя как шахматной фигуры прошло. Снаружи доносился гул рабочей суеты вокруг чартерной станции. Звуки сливались в непрерывный белый шум. Что происходит за пределами квартирки, по этим звукам Стюарт догадаться не мог. Он словно потерял способность выделять полезный сигнал на фоне шума. Стюарт выбрался наружу и отправился бродить по станции, наблюдая за ее жизнью. И станция, и ее персонал выглядели весьма причудливо. Общение с этими странными существами казалось ему невозможным. Зайдя в бар, он заказал кофе, цыпленка и кукурузные лепешки. И очень удивился тому, что бармен понял его. По пути к своему столику Стюарт расплескал кофе - жить в искусственном тяготении центрифуги он еще не привык. Эта сила тяжести слишком слаба по сравнению с земной. Взять чашку с подноса, не пролив ее содержимого, тоже оказалось не просто. Во время еды он не отрывал взгляда от своего отражения в блестящей хромированной стене. Глазеть по сторонам он просто был не в состоянии. Но постепенно организм начал привыкать к невесомости и приходить в норму. Стюарт мало-помалу начинал воспринимать новую реальность как нечто естественное. Шум вокруг постепенно превращался в незаметный фон. Заказав новую чашку кофе, Стюарт даже умудрился не расплескать ее. И почувствовал себя более уютно. Решил, что пора принять душ, а потом отправляться на изучение обстановки. Но, зайдя к себе в квартирку, обнаружил там Ризу, поджидавшую его, сидя на койке. - Ты, разгильдяй, ты читаешь хоть иногда сообщения?! - зарычала Риза. - Через сорок минут Борн пристыковывается к станции! Стюарт уставился на красную лампочку, мигавшую на его дисплее. - Виноват, - сказал он. Риза встала, сутулясь под низким потолком. - Отправимся к нашему кораблю из дока номер шестьдесят один. Пока ты не производишь впечатление подходящего работника. Во время подхода Борна к доку Стюарт изо всех сил старался сдержать зевоту, но получалось это плохо. Он сидел на своем рабочем месте внутри корабля в нейронаушниках, через которые в зрительный центр его мозга подавались изображения индикаторов системы электропитания. Стюарт должен был следить, чтобы во время маневров и при стыковке источники питания работали нормально. Работа нетрудная, не требующая большого внимания. Главные генераторы и двигатели при маневрах были не нужны. Поэтому сейчас использовалась только малая часть источников, которой хватало, чтобы питать радары, компьютер и систему жизнеобеспечения. Позади Стюарта сидела Риза, тоже в нейронаушниках, и наблюдала за работой небольших маневровых двигателей и устройств наведения. Тут тоже не требовалось особого внимания. Все было автоматизировано. Стюарт и Риза присутствовали при стыковке только потому, что так было предусмотрено в контракте Яркой звезды", которая перестраховывалась, опасаясь за сохранность своих драгоценных двигателей. - Стыковочный узел готов, - доложила Кайра, главный инженер. В отсутствие капитана, который на корабле все еще не появился, стыковкой руководила она. - Давление в пневмозамке нормальное. Приготовиться к появлению слабого тяготения. Пневмозамок закрыт. Подключение к электросети станции осуществлено. Невесомость исчезла, Стюарт почувствовал, как тело его наливается тяжестью. Кабели, свободно болтавшиеся в воздухе, обвисли и замерли. - Все в норме, - доложила Кайра. - Приготовиться к переключению с внутренних источников на сеть станции. - Оставь источники четыре-А и седьмой, - приказала Стюарту Риза. - Четыре-А и седьмой, - повторил Стюарт, как требовалось по инструкции. На самом деле он, конечно, и без того прекрасно помнил, какие внутренние источники питания должны остаться подключенными в качестве дублеров питания системы жизнеобеспечения. Индикаторы, светившиеся до этого зеленым светом, загорелись желтыми огоньками. - Переключаемся на электросеть станции. Огни в помещении засветились чуть ярче. - Внутренние источники питания отключены, - доложил Стюарт. - Источники четыре-А и седьмой оставлены для дублирования. - Потом расстегнул и сбросил с себя аварийный скафандр. Поправил на потолке оптоволоконный кабель, выскользнувший из зажима. - Стыковка завершена, - объявила Кайра. - Погрузка начнется через тридцать минут. А до этого я хотела бы поговорить со Стюартом в общей комнате. Кайра родилась в космосе и гордилась тем, что ее нога ни разу не ступала на что-либо более крупное, чем планетоид. Маленького роста, тоненькая, она, как и все, живущие в невесомости, носила короткую прическу. Волосы ее уже начинали седеть. В щеки были вживлены марсианские бриллианты, в кисти рук - ярко-красные рубины. Люди, живущие в невесомости, предпочитают вживлять себе украшения, чтобы они случайно не соскакивали и не причиняли вреда, плавая в воздухе где попало. Когда Стюарт вошел в комнату, Кайра уже сидела в кресле и пила из термоса кофе. Стюарт, с непривычки подпрыгивая, подошел к другому креслу и осторожно сел. - Вы хотели поговорить со мной? - Да, Стюарт. - Кайра пытливо уставилась на него темными глазами. - У вас есть трудности с адаптацией к новой жизни? Столь неожиданный вопрос вызвал у него удивление и недоумение. Почему она спрашивает об этом? - Нет, - ответил Стюарт. - Фирма Талер" назначила меня смотрителем нравов. В переводе на обычный язык меня можно назвать партийным комиссаром. Я ответственна за идеологическую обработку и за привлечение членов экипажа на собрания, посвященные самокритике. - Но я сотрудник Яркой звезды , а не Талера", - попытался возразить Стюарт. - И по контракту я не обязан выслушивать ваши лекции. - Я умею читать, - раздраженно сказала Кайра. - Я всего лишь хотел напомнить вам. - Я не требую, чтобы ты ходил на собрания. Но я обязана сообщить тебе, что такие собрания проводятся. Ты можешь приходить на них, если у тебя возникнут какие-либо затруднения и тебе потребуется совет и моральная поддержка. - Хорошо. Спасибо. - Там литература по Фрикономицизму, - показала Кайра на увесистую стопку, лежащую на полке над головой Стюарта. - Никто не заставляет тебя читать. Но ты имеешь на это право. - Кроме того, по-видимому, я могу брать пропагандистские видеозаписи в библиотеке, - добавил Стюарт. Это не произвело на Кайру ровно никакого впечатления. - Больше я не стану касаться этих вопросов. Я выполнила свою задачу и теперь могу послать письменный отчет руководству фирмы Талер" о проведенной с тобой работе. - Если хотите, я тоже напишу им о том, какую большую и замечательную работу вы провели со мной, - серьезно сказал Стюарт. Ее лицо посуровело. - Мне не до шуток, Стюарт. Твой контракт также не обязывает тебя присутствовать при погрузочных работах. А мне предстоит выдержать смену длительностью в шестнадцать часов. Так что увидимся через два дня. - Я только, может быть, переберусь из гостиницы станции на корабль. - Стюарту снова захотелось зевнуть. - Гостиница мне надоела. - Как хочешь, - пожала плечами Кайра. - Но корабль еще успеет тебе осточертеть за сорок три дня полета к Весте. При упоминании этого астероида Стюарта прошиб холодный ток. Зевоту как рукой сняло. - К Весте? - переспросил он. - Мы должны доставить туда кристаллы, выращенные в невесомости. Это наш основной груз. Останется место и для другого, но его мы доставим позже. Если хочешь, можешь взять на борт немного товара для спекуляции. Приказ о полете на Весту поступил к нам двадцать четыре часа назад. Фирма очень хорошо заработает на этом, - хохотнула Кайра. - А ты, похоже, и в самом деле не читаешь присылаемых тебе сообщений. Так, Стюарт? - Я слишком увлекся изучением системы электроснабжения. Она покачала головой. - У других это обычно занимает больше времени. Куда ты так спешил? Чем теперь займешь себя по пути на Весту? Может быть, почитаешь кое-что из моей литературы? - С тем же успехом я могу воспользоваться и наркотиками. Кайра осторожно встала, держась руками за высокие подлокотники кресла. - Я бы на твоем месте, - посоветовала она, - нашла бы себе здесь подружку. - Может быть, и найду, - ответил Стюарт. Но Кайра уже вышла из комнаты, направляясь к грузовому отсеку, и вряд ли слышала слова Стюарта. Подругой Стюарта стала Торнер, студентка колледжа. Она остановилась на станции перед вылетом на Луну в горный колледж фирмы Семь Лун . Торнер уже провела на Чартере сутки, осмотрела все достопримечательности и на оставшееся время хотела найти себе компанию. Волосы ее заплетены в косы, оливковая кожа, одна ноздря проткнута бриллиантовою брошью, лодыжки обвиты татуировкой, изображающей существо с телом льва, хвостом скорпиона и головой человека. Стюарт обнаружил Торнер вскоре после беседы с Кайрой, когда зашел в бар влить в себя смесь кофе и чего-нибудь спиртного. Торнер в этот момент стояла у игрового автомата. Он была одета в вельветовые штаны, голубую с розовыми полосками рубашку и куртку без воротника. Заказывая себе кофе, Стюарт наблюдал, как она пританцовывает, не отрывая глаз от вращающегося барабана автомата и мигающих огоньков. Наконец из автомата что-то шлепнулось. Приз. - Дьявол! - в досаде воскликнула девушка. Призом оказалась пачка сигарет Игрок". Торнер оглянулась, увидела Стюарта и показала ему пачку. - Чертова машина облагодетельствовала меня сигаретами, а они мне ни к чему. Ты куришь? - Бросил, - ответил Стюарт. - Вот невезуха! И стоило играть! - Она сунула пачку в карман. - А что это у тебя в чашке? - Кофе по-ирландски. - Да? Я тут заказывала коктейль Рычащие тигры". Может, для разнообразия надо попробовать и кофе по-ирландски? И она, оседлав высокий стул по соседству со Стюартом, забарабанила по стойке кредитной иглой, чтобы привлечь внимание бармена. Потом они со Стюартом пили кофе и рассказывали друг другу о своей жизни. Торнер родилась в поясе астероидов, в обители, населенной сектой менонитов. Но во время финансовых неурядиц, возникших после Войны Грабителей, это искусственное жилище обанкротилось и проголосовало за присоединение к фирме Семь Лун . До поступления в колледж Торнер ни разу не покидала пределов своей обители. И теперь, понял Стюарт, она стремится наверстать упущенное. - Послушай, - сказала девушка, - ты ведь родился на Земле. Не объяснишь ли ты мне одну вещь? Когда я спрашивала об этом у других, надо мной почему-то всегда смеялись. - Ладно, давай. Она наморщила лоб, собираясь с мыслями. - Я хочу понять, - сказала она, - что такое ветер. Я никогда не была на планете, на которой есть ветер. Неужели у вас там на Земле всегда дует ветер? - Почти всегда. Иногда наступает безветрие, но обычно ненадолго. - А на что он похож? Это то, что чувствуешь, когда стоишь перед вентилятором? - Приблизительно. - Стюарт никогда раньше не задумывался, что такое ветер. - Но не совсем. У ветра сила все время меняется. А воздушный поток вентилятора постоянен. - Ммм... - Она задумалась. Потом вскинула глаза на Стюарта. - А ветер... Как бы это сказать... Он пахнет чем-нибудь? Или ветер, наоборот, уносит все запахи, так что уже вообще ничем не пахнет? - Ветер пахнет, и всегда по-разному. Он может пахнуть деревьями или цветами. Может пахнуть отбросами, а может приносить с собой запах моря. - Отбросами? - Она сморщила нос. - Да, если они имеются поблизости. - Вот как. А ты скучаешь по ветру? Стюарт задумался - скучает ли он по ветру? - Да, - ответил он. - Скучаю. Как раз сейчас. Она допила кофе, вытерла с верхней губы сливки. - Хочешь потанцевать? - спросила она. Стюарту даже в голову не приходило это. Но он ответил: - Почему бы и нет? И они пошли в клуб, где сила тяжести была еще меньше - в самый конец веретенообразной станции. Торнер заказала коктейли, скинула туфли и босиком заскакала под быструю музыку. Из-под коротких брючек выглядывали татуированные лодыжки. Вдоволь наплясавшись, парочка двинулась в номер к Стюарту, прихватив с собой шашлык под соусом из арахисового масла. Здесь Торнер повалилась на кровать и тут же заснула, накрывшись своей курткой, из карманов которой торчали остроносые туфли. Босые ноги беспомощно свешивались на пол. Стюарту после кофе не спалось. Он сел на стул у окна и принялся разглядывать спящую Торнер. В ее бриллианте отражалось мерцание красного огонька дисплея. Надо бы, подумал Стюарт, взглянуть на сообщения. Сначала высветились два сообщения от Ризы - о предстоящем путешествии на Весту и о стыковке, которую он чуть было не проворонил. Кроме этого, имелись еще два сообщения. Одно исходило от администрации гостиницы и касалось правил проживания. Другое - от Гриффита. Он прислал шахматную задачу с неправильным решением и пароль, а в конце присовокупил свои наилучшие пожелания. Задача называлась Демон Циолковского . Явная неправдоподобность решения, присланного Гриффитом, бросалась в глаза даже не искушенному в шахматах Стюарту. Пароль тоже был странным: Маршал Сталин . Кто такой Сталин? Стюарт о таком никогда не слышал. Стюарт порылся в списке директорий, нашел шахматную доску объявлений и начал просматривать шахматные задачи. Их было великое множество. Наконец он нашел задачу под названием Демон Циолковского . От волнения пересохло во рту. Он быстро пошарил в сумке, достал иглу с данными и вставил ее в щель компьютера. Ввел решение, присланное Гриффитом. Компьютер в ответ сообщил, что решение неверно. Стюарт набрал на клавиатуре пароль: Маршал Сталин . Вскоре около щели, куда была вставлена игла с памятью, замигал светодиод, означающий, что игла считывает информацию. Стюарт задумался. Почему информация идет с Чартера"? Ведь это открытый порт, какой смысл тут шпионить? Ничего секретного здесь быть не должно. Впрочем, может быть, информация собрана где-то в другом месте. А потом некто, пролетая мимо, во время остановки сбросил сюда собранную им информацию. Сбросил потому, что не имел возможности передать ее со своего собственного корабля, тщательно охраняемого службой безопасности. Но тогда почему бы этому человеку не передать информацию на Землю прямо отсюда, с Чартера"? Здесь ведь имеются антенны. Десятки антенн, доступных всем желающим. Может быть, человек, выкравший откуда-то информацию, не знает адреса в Антарктиде? Если не знает, то почему? Итак, информацию Стюарт получил, она уже сидит в памяти его иглы. Это хорошо. Светодиод погас. Компьютер осведомился, не хочет ли Стюарт еще раз попытаться решить задачу. Стюарт ответил отрицательно и отсоединился. Вынув иглу, подержал ее на ладони, как бы взвешивая. Где-то там, в глубине этого небольшого кристалла, только что невидимая структура носителя памяти претерпела некие изменения. А это значит, что новая информация принесет Стюарту деньги. Но чтобы эти потенциальные деньги воплотились в реальные, Стюарт вместе со своей иглой должен включиться в то, чего он не знает и не понимает, - в схему Гриффита. Вплестись в обширную сеть тех людей, которые крадут и продают информацию, орудуя на черном рынке. А людей этих он не знает. Так же как не знает их целей. У Стюарта имеется своя собственная цель. И непонятно, стоит ли связываться с этой подозрительной паутиной? Сумеет ли Стюарт, если когда-нибудь возникнет такая необходимость, из нее выбраться? Торнер забормотала во сне, перевернулась на спину. Стюарт спрятал иглу в кулак. Девушка потянулась, открыла глаза, взглянула на Стюарта. Улыбнулась. - Кажется, я немного вздремнула. - Села на кровати, застегнула пуговицу на рубашке. - В этой гостинице, наверно, нельзя заказать ужин в номер? - Нет, конечно, - улыбнулся Стюарт. - Жалко, а то могли бы выпить бутылочку. - Тут она обратила внимание на включенный дисплей. - Ты работаешь? - Нет. Решал шахматную задачу. Я слишком много выпил, работать не могу. Он наклонился над сумкой и незаметно выронил иглу. Девушка подняла руку и включила вентилятор на полную мощность. - Вот, - сказала она и посмотрела на Стюарта. Волосы ее развевались в потоке воздуха. - Ветер. Стюарт улегся рядом с ней на узкой кровати. В лицо дул сильный бриз. А совсем рядом темнели глаза Торнер. - Можно считать, что мы находимся на берегу моря, - сказала она. - На Земле. Правда? - Почему бы и нет? Она наклонилась и поцеловала его. Не закрывая глаз. Как и Стюарт. Она ничуть не напоминала Натали, и он не знал, благодарен ли он этой незнакомой девушке за это. Но воспоминания тем не менее нахлынули... Песок, океан, бриз, зеленые глаза близко-близко. Он закрыл глаза и окунулся в воспоминания. Ненадолго он сам превратился в ветер. В конце концов почему бы и нет, решил Стюарт. Надо переслать информацию в Антарктиду. Чартер в тот момент был повернут так, что Земля Мэри Лэнд, где находился нужный Стюарту адресат, не попадала в зону прямой видимости. Поэтому Стюарт решил передать информацию через земной спутник связи фирмы "Благоухание роз", находившийся на геостационарной орбите над Южной Атлантикой. Он вставил инфоиглу в отверстие считывающего устройства, направил антенну на спутник связи и нажал кнопку передача". Не успел рассмотреть на стене фотографию Эвереста, утопающего вершиной в облаках, как информация уже была передана. Так Стюарт оказался вплетенным в ту невидимую паутину, о которой он пока почти ничего не знал. За спиной Стюарта распахнулась дверь. - Что это ты делаешь на моем передатчике? Стюарт оглянулся, едва удержавшись, чтобы не выдернуть иглу из передатчика. В дверях стоял загорелый человек с голубыми глазами и в зеленой тропической рубашке, заполнив собой почти половину маленькой комнатки связи. - Посылаю сообщение, - спокойно ответил Стюарт. - Так я и думал. - Человек протянул для приветствия огромную веснушчатую руку и представился: - Я Фишер. Связист. - Говорил он со среднеевропейским акцентом. - Стюарт. Помощник такелажника. - Сейчас посмотрим. - Фишер склонился над аппаратурой, проверяя, все ли в порядке с передатчиком. На его затылке Стюарт увидел вживленный в череп разъем-интерфейс, к которому можно было подключать кабель для прямой связи мозга с электроникой. - Я воспользовался приемно-передающей антенной номер два. - Вижу. Все правильно. Но прежде, чем делать это в следующий раз, лучше дождись меня, - оскалил зубы в улыбке Фишер. И загрохотал: - Из-за тебя мы могли пропустить важнейшее сообщение наших хозяев. Чрезвычайно важное указание изучать очередной номер еженедельного партийного журнала Вопросы Фрикономицизма", где излагается новый изгиб линии нашей мудрой партии. Является ли введение фирмой Семь Лун таможенных тарифов на сплавы с изменяемой кристаллической решеткой идеологически оправданным или же это признак сползания в уклонизм? Потрясные для всей галактики новости, старина, должен я тебе доложить! Стюарт вынул иглу и спрятал ее в карман. Фишер принялся просматривать последние сообщения, не обращая больше на Стюарта никакого внимания. Заметив шелушащуюся от сильного загара кожу на лбу Фишера, Стюарт спросил: - Недавно с пляжа? - Нет. Лазил по ледникам Аляски. Ты передавал сообщение в Асунсьон? - Нет, в Антарктиду, - ответил Стюарт. - А, - Фишер постучал по своему виску пальцем, - в самом деле, я не обратил внимания на этот индекс. У тебя что, там живут знакомые? - Нет, просто мой друг сейчас путешествует по Антарктиде, у него отпуск. - Сорок четыре наносекунды, - недоверчиво заметил Фишер, глядя на показания аппаратуры. - Не слишком ли много для обычного письма? Стюарт почувствовал тревогу. Пока легкую, но уже отчетливую. Надо будет, решил он, сразу стереть информацию с иглы, как только вернусь к себе в кабину. - Я послал своему другу копию видеофильма из библиотеки станции, - объяснил Стюарт. - Надеюсь, фильм идеологически правильный? Идеологией концерна "Благоухание роз" является неоимажинизм. И на своих спутниках они не держат идеологически вредной продукции. - А мне сам неоимажинизм кажется довольно вредной штукой. - Верно, старина, - усмехнулся Фишер и отбарабанил на клавиатуре команду припарковать антенну. - На борт только что прибыл наш капитан Су-Топо. Можешь зайти к нему в рубку. Дай только ему распаковать свои вещи. - Так и сделаю. Тревога все еще не отпустила Стюарта. Капитанская

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Уильямс Йон. Книга :Зов смерча
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом