Зов смерча, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Зов смерча


скачать Уильямс Йон Зов смерча можно отсюда

рубка благоухала ароматом пяти карликовых деревьев в керамических горшках, рядком выстроившихся на полке. Под потолком висели лампы, дававшие деревьям необходимый им яркий свет. Капитан Борна оказался невысоким, средних лет человеком, выходцем с острова Явы. Мускулистое тело. Узловатые руки увиты сложной татуировкой. Одет в темную капитанскую куртку, на голове черная фуражка с кокардой, свидетельствующей о его звании - три четырехугольные звезды на фоне красного треугольника фирмы Талер". Вместо ногтя в средний палец левой руки вделан жидкокристаллический экран компьютера. Похоже, что когда-то его маленькие узкие глаза были увеличены хирургической операцией. А где же находится клавиатура его компьютера? - подумал Стюарт. - Может быть, ее вообще нет, а компьютер управляется напрямую из мозга? Или же клавиатура находится у кого-то другого, а Су-Топо читает на дисплее своего пальца присылаемые ему сообщения? Впрочем, какое мне до этого дело", - решил он. Не надо впадать в паранойю. В самом деле, какой смысл получать сообщения извне через всем видимый дисплей, когда это можно делать непосредственно через приемник, вживленный в мозг и подсоединенный к слуховому нерву. - Добро пожаловать к нам на борт, - поприветствовал капитан. - Спасибо. Я счастлив работать у вас. - Кайра сказала мне, что ты усердно учиться, - мягким голосом сказал Су-Топо, полузакрыв глаза и скрестив руки на груди. - Приблизительно так. Я привык учиться. - Это хорошо. - Су-Топо чуть нахмурился. - Но во время долгого полета куда важнее уметь справляться с бездельем. Вот для чего тебе нужны карликовые деревья , - подумал Стюарт. - Бездельничать я тоже умею, - ответил он. - В самом деле это не так уж трудно. Глаза капитана приоткрылись шире. - Ты обучен военному искусству, - безразличным тоном заметил он. - Причем искусству весьма специфическому. И обучен очень хорошо. - По тону капитана невозможно было понять, как он относится к этому и волнует ли его этот факт вообще. Или же Су-Топо говорит об этом просто, чтобы поддержать беседу. - Да. Но я больше не собираюсь заниматься такими вещами. - Вот как. Ты, похоже, решил выбрать иной жизненный путь? - Да. - Стюарт начал подозревать, что Су-Топо затеял этот разговор, чтобы предложить ему какую-то другую работу. - Так. - Капитан кивнул, как бы соглашаясь со своими собственными мыслями. - Это хорошо. - Он поправил одну из прилепившихся к потолку лампочек, словно показным безразличием хотел дать понять, что завел разговор на эту тему просто так, без каких-либо задних мыслей, из вежливости. - Известно, что поликорпы внедряют в организации конкурентов своих агентов. А такие транспортные компании, как Яркая звезда и Талер" - самое благодатное место для шпионажа, поскольку их корабли летают повсюду. И мне бы очень не хотелось, чтобы Макс Борн" столкнулся с трудностями из-за того, что кто-то из членов нашего экипажа решил заняться чем-то подобным. - Ко мне это не относится, - заверил Стюарт. - Рад слышать это. - Капитан повернулся к своим карликовым деревьям. - Ты разбираешься в деревьях? Я обожаю их. - Нет, не разбираюсь. Мне больше нравятся плоды. - Это карликовый серый вяз. - Су-Топо ласково тронул один из стволов. - Его посадил еще мой дед. Деревцу почти сто лет. Этот сорт называется чоккан. Его прямой, полный достоинства ствол навевает покой и умиротворение. - Умиротворение. Это замечательно, - поддакнул Стюарт. - А вот это аризонский кипарис. - Су-Топо благоговейно взглянул на соседнее деревце. Глаза его увлажнились. - Это подарок моей жены. Она живет на малой планете Аполлон в комплексе Москва". Каждый раз, когда мы с ней встречаемся, она дарит мне новое дерево. И я тоже. А потом в экспедициях мы смотрим на деревья и вспоминаем друг друга. Стюарт разглядывал деревца в простых глиняных горшках, покрытых глазурью. - У вас есть дети? - спросил он. - Две дочери. Они выросли в обителях Талера", а теперь работают в этой же фирме на хороших местах. Был еще сын. Он погиб на планете Архангел. - Су-Топо замолчал. - Соболезную, сэр. Я не знал, что фирма Талер тоже участвовала в войне. - Она не участвовала. Мой сын сам пошел на войну. - Капитан показал на другое деревце. Рука его бережно остановилась в сантиметре от маленького растения. - Эту ель Йеддо я храню в память о моем сыне. Хоть имя его осталось рядом со мной. Су-Топо - тоже жертва войны, хоть и не участвовал в ней , - подумал Стюарт. Но война навечно осталась в его памяти, так же, как и в памяти самого Стюарта, тоже не воевавшего. - Как трогательно, - сказал Стюарт. Су-Топо недружелюбно глянул в ответ, возможно, обидевшись за то, что Стюарт вмешался в его воспоминания. Он снова принял чрезвычайно официальный вид. Отошел от деревьев. - Извини, но мне пора просмотреть доклады Кайры. И проверить, как уложен груз в трюме. - Разумеется. Рад был познакомиться с вами, сэр, - сказал Стюарт. Сбегая вниз по лестнице к своей каюте, Стюарт тревожно раздумывал, существуют ли списки сети Гриффита, а если существуют, то насколько они широко распространены? Может быть, на друзей Гриффита уже заведены сотни досье, разбросанных по службам безопасности всех поликорпов. Может быть, пароль к шахматной задаче не является таким уж большим секретом, как наивно полагает Гриффит? А что имеется в досье на самого Стюарта? Не появилась ли там уже такая строчка: Знакомый Гриффита. Возможно, его курьер . И вдруг Стюарт похолодел от жуткого озарения. Какую же он сморозил глупость! Он получил информацию через терминал, установленный не где-нибудь, а в номере гостиницы, зарегистрированном на фирму Яркая звезда". И если кто-то из службы безопасности узнал об этом, то вычислить Стюарта будет совсем просто - ведь сейчас на станции из Яркой звезды" находится всего несколько человек. Может быть, имя Стюарта уже пламенеет красными буквами на дисплеях секретных служб?! Впрочем, охранники Чартера едва ли следили за Стюартом. Такими вещами они не занимаются. Разгильдяйство службы безопасности Чартера стало притчей во языцех еще в те времена, когда Стюарт ходил в Орлах". Но Талер" - это совсем другое дело, возможно, его агенты проверяют сотрудников Яркой звезды , сотрудничающих с Талером", чтобы убедиться, что те не причинят им лишних хлопот своей шпионской деятельностью. Но, может, охранники Талера" не заподозрят ничего плохого в том, что кому-то вздумалось поиграть в шахматы, и они не сочтут этот факт достаточным для дотошной проверки. Нет, решил Стюарт, от Талера угрозы исходить не может. А Су-Топо, скорее всего, проводил с ним обычную вводную беседу о шпионаже, как со всяким новым сотрудником Яркой звезды . Стюарт немного успокоился. На этот раз его оплошность вряд ли заметили. Но в такой обители, как Веста, принадлежащей солидной поликорпорации, служба безопасности наверняка не дремлет, и подобная ошибка может оказаться фатальной. Тогда Яркая звезда , получив нагоняй от вышестоящей фирмы, разозлится. И Стюарта, возможно, пинком отправят назад на Землю. Он навсегда попадет в черные списки и никогда больше не сможет найти приличную работу. Эта черная отметина станет преследовать его до конца жизни. Проклятый Гриффит! - в сердцах подумал Стюарт. - Как он подставил меня! Нет, - тут же поправился он. - Это я сам подставил себя под удар. Сам виноват . Добравшись до своей кабины, Стюарт немедленно стер с иглы информацию. Пусть теперь проверяют. Улика уничтожена. Он осмотрелся. Со стены на него пялилась огромная вульва. Увеличенная до невероятных размеров. Всю эту порнуху надо будет содрать. Облегчение от недавних страхов, внезапное сексуальное возбуждение и страстное желание закурить смешались воедино. Стюарт постарался отогнать всю эту чушь, сконцентрировался и погрузился в медитацию. Он свободен и окружен космосом. Через четырнадцать часов Борн" стартует в направлении пояса астероидов. И никто не станет за ним гнаться. Мозг Стюарта раскалялся. Борн", устремлялся вперед с постоянным ускорением в полтора g". Вот он пролетал мимо Луны, используя ее поле тяготения для дополнительной разгонки, чтобы, набрав скорость, выпрыгнуть за пределы орбиты Марса к поясу астероидов. Двигатели будут работать еще трое суток, поддерживая величину ускорения корабля на одном уровне. Самое трудное - первые часы, когда ускорение еще больше, перегрузка высока и дает о себе знать. Все эти критические двенадцать часов Стюарт и Риза постоянно держали связь друг с другом и с приборами. Наблюдали за работой двигателей, камер сгорания, насосов охлаждающей системы, за дублирующей системой, за расходом топлива и т.д. Вся эта многочисленная информация поступала по кабелю прямо в мозг, раскаляя его до предела. Первые четыре часа вахту несла Риза, а Стюарт лишь следил, как она управляется с мощными двигателями Яркой звезды". В следующие четыре часа на вахту заступил Стюарт, а Риза наблюдала и подстраховывала, готовая поправить его в случае ошибок. Стюарт попытался расслабиться, окинуть хлещущую в его мозг аналоговую информацию с точки зрения дзен. Ему это удалось, и правильные решения начали приходить легко, автоматически. Очевидно, штудирование учебных материалов не прошло-таки даром. Когда-то, будучи Орлом", Стюарт тренировался на тренажере, и многое из прошлого теперь пригодилось. В обтюраторе возникла утечка гидразина, и Стюарт моментально пустил поток по запасной линии. Один из топливных насосов часто перегревался, и все время приходилось регулировать его температуру. Хотя работа Стюарту показалась несложной, он все же испытал облегчение, когда закончилась его смена. Напряженные мышцы расслабились. И только заметив на ладонях почти кровавые следы от ногтей, он понял, насколько был напряжен все это время. Он устало откинулся в кресле, постарался отвлечься от мелькающих в голове индикаторов и графиков, счастливый от одной лишь мысли, что на некоторое время он избавлен от ответственности. - Пойду посплю, - сказала Риза, когда закончилась ее смена. - Если случится что-нибудь серьезное, просто выключи двигатели. У нас есть запас времени. В топливном насосе сейчас нормальная температура, но ты все-таки не спускай с него глаз. Стюарт махнул рукой, показывая, что понял ее. Риза перебралась в более мягкое кресло, люк сверху раскрылся, и кресло унесло Ризу на следующий этаж, в ее каюту. В условиях больших перегрузок было слишком опасно пользоваться лестницами - в случае падения ноги могли уподобиться хрупким веточкам. Мозг Стюарта снова начал раскаляться от напряжения, усугубляемого перегрузкой. Теперь вся ответственность лежала на нем одном, и Стюарт сконцентрировался, готовый к любым катастрофам. Забарахлила лампа накачки одного из лазеров оптоволоконной системы связи, и Стюарт включил дублирующую систему. В следующие два часа все шло без происшествий. Показания датчиков мерцали зелеными огнями. Земля отдалялась вместе со своими бесчисленными искусственными спутниками. Стюарт начал терять бдительность, чуть расслабился. Вдруг что-то неуловимо изменилось. Он скорее почувствовал это, чем заметил. Нечто в общем рисунке множества индикаторов на мгновение изменилось, прежде чем автоматика сработала и выправила появившееся откуда-то возмущение. Стюарт принялся изучать ситуацию, вникая, что же произошло. Все выглядело нормально. И вдруг его осенило - две поломки, сливаясь вместе, дают видимость кажущегося благополучия. Топливный насос раскалился добела, угрожая вот-вот взорваться и выплеснуть из своего чрева расплавленный литий. А датчик температуры, с самого начала не вполне исправный, почти расплавился и теперь давал еще более искаженную информацию, создавая обманчивое, но взрывоопасное спокойствие. И автоматика не видела причины для беспокойства. Стюарт немедленно выключил раскаленный насос, задействовав дублирующий. Нависшая было угроза взрыва отступила. Позже кому-то придется облачиться в скафандр и выйти в открытый космос для замены неисправного датчика и починки насоса. Но это можно сделать потом, когда корабль перестанет ускоряться и двигатели затихнут. До самого конца смены Стюарт не мог заставить себя расслабиться. - А ты, парень, оказывается, не зря получаешь зарплату, - похвалила Риза, принимая от Стюарта вахту. - Спасибо. - Именно из-за нашей интуиции компьютеры и не могут обойтись без человека, - философствовала она, втыкая в разъем на голове кабель. - Искусственный интеллект в такой ситуации ни за что не справился бы. - Спасибо. - Он снял нейронаушники, но показания датчиков все еще ярко мерцали в его голове. - Могу я поспать? - Сладких снов тебе, старина, - улыбнулась она. - Это было бы отлично. Через три дня ускорения у персонала Яркой звезды" почти не осталось работы на корабле, если не считать мелкого ремонта. Теперь корабль мчался к поясу астероидов по инерции. Перегрузка закончилась. Для создания искусственной силы тяжести включилась центрифуга, создавая на борту первые несколько дней восемь процентов от земной силы тяжести, дабы экипаж отдохнул от перегрузок. А потом центрифуга ускорилась, и искусственная сила тяжести сравнялась с земной. Через несколько дней для Стюарта пришло зашифрованное сообщение - на его счет в банке в Улан-Баторе поступили тысяча пятьсот долларов в акциях фирмы Семь Лун . Кроме того, открытым текстом Гриффит сообщал: Удачное начало". Стюарт убивал время по-разному: смотрел видеофильмы, учился готовить китайские блюда на отлично оснащенной корабельной кухне, много тренировался, оттачивая искусство рукопашного боя и наращивая мышцы на тренажерах. Частенько они с Ризой тренировались вместе. Она даже согласилась стать его спарринг-партнером. Такие тренировки были куда полезнее, чем бой с невидимой тенью. Реакция у Ризы была лучше, благодаря встроенным в ее мозг микросхемам с запрограммированными рефлексами и электронервам, проводящим импульсы от мозга к мускулам быстрее, чем живые нервы Стюарта. Чтобы пробить защиту Ризы, Стюарту приходилось изобретать сложные комбинации со многими ударами и обманными движениями. Но даже такие комбинации редко оказывались эффективными. Другие члены экипажа также проводили немало времени в спортзале. Хорошая физическая форма была единственным средством для успешного противостояния невесомости и перегрузкам. Фишер занимался аэробикой и наращивал мускулатуру на тренажерах, что соответствовало его увлечению скалолазанием. Кайра предпочитала гимнастику, упражняясь на снарядах. Су-Топо набегал бесконечные в своем однообразии километры, храня во время долгого бега абсолютную невозмутимость. Километров сто семьдесят днем и еще немного вечером. И только лишь однажды Стюарту удалось увидеть его без фуражки - тогда, когда Су-Топо зашел в гимнастический зал. Фишер оказался чересчур общителен и назойливо любопытен, он надоедал Стюарту бесконечными расспросами о его жизни на Земле, сравнивая ее со своим детством, проведенным на орбите. Фишер предпочитал яркую и ужасно шуршащую одежду. Он то и дело взрывался оглушительным хохотом, распахивая при этом огромную пасть и демонстрируя желтые квадратные зубы. Своей белоснежной нордической коже он с маниакальной старательностью пытался придать смуглый оттенок, горстями глотая каротиновые таблетки. Кайра обычно была погружена в свои мысли, литрами поглощая черный кофе. Су-Топо держался очень официально. Если не считать тренировочных боев и редкой совместной работы, Стюарт почти не видел Ризу. А когда они встречались, тесного общения не получалось - их диалоги обильно пересыпались взаимными, едва замаскированными колкостями, едкими двусмысленностями и ядовитыми намеками. Стюарту почти ничего не удалось узнать о ней. О Су-Топо было известно, что он увлекается карликовыми деревьями. Фишер не скрывал, что влюблен в скалолазание. А чем увлекается Риза? Удаляясь в свою комнату, она всегда закрывала дверь на замок. В гости никого никогда не приглашала. Но несмотря на то, что общение у них не складывалось, несмотря на ее явное нежелание приоткрыть свой внутренний мир, Стюарт почему-то чувствовал к Ризе симпатию. Как бы там ни было, несмотря на внешне очень холодные отношения, они друг друга уважали. Какая-никакая, но все же была дружба. Стюарт старался этой дружбой не злоупотреблять, не лезть к Ризе в душу без ее разрешения. Так и должно быть между друзьями, решил он. На стенах его каюты оказалось удивительно много слоев порнографических фотографий - шесть или восемь. Потрудиться пришлось немало, отдирая бумагу и закрашивая обнажившийся наконец голый пластик. Через две недели скучного полета Стюарт начал сожалеть о содеянном - по крайней мере порнуха хоть как-то скрасила бы невыносимое однообразие. Через четыре недели полета он снова был рад, что содрал все со стен. Созерцание одних и тех же картинок изо дня в день оказалось бы еще утомительнее. Теперь он начал понимать, почему его предшественник заклеивал стены все новыми и новыми фото. Стюарт довольно часто вспоминал о карликовых деревьях капитана, о фотографии Эвереста над столом Фишера. Маленькие деревца помогали Су-Топо не терять связь со своим любимым прошлым - с семьей, с нежными воспоминаниями. Для Фишера приятные воспоминания заключались в Эвересте. А что бы хотел иметь в своей комнате сам Стюарт? О чем он мог бы хоть изредка вспоминать? Фотографии Натали у него нет. И вообще нет ничего из прошлого. Доктор Ашраф советовал Стюарту забыть о нем. А как было бы хорошо иметь здесь в комнате хоть какое-то изображение Натали. Чтобы вспоминать о том, что он имел. И что потерял. Правда, у него есть и другое воспоминание - экран телевизора и голос. Голос, в известном смысле, его собственный. Голос, рассказывающий о том, к чему Стюарт приближается с каждой секундой этого полета - к поясу астероидов. К поясу, в котором находится и полый астероид Веста, искусственная обитель, где в поисках полковника Де-Прея сгинул Альфа. Стюарт запросил у бортового компьютера карты и историю Весты. Данных, к его удивлению, оказалось немало. Имелись даже подробнейшие современные схемы электросетей, водоснабжения, вентиляции, линий связи. Карты расположения шлюзов и секретных зон. Местные обычаи и законы. Вся эта подробная информация больше походила на разведывательные данные для секретных агентов, чем на путеводитель для путешественника. Уважение Стюарта к разведслужбе Талера" заметно возросло. Первой осваивать Весту начала фирма Разведчик". Вначале в астероиде рыли шахты для своей горнодобывающей промышленности. Вскоре Веста превратилась в главное искусственное жилище в поясе астероидов. Ее население возросло до восьмидесяти тысяч человек. В ходе Войны Грабителей численность жителей Весты уменьшилась почти на треть. Потом, после распада Внешних поликорпов", была создана новая фирма Ослепительные солнца . Тогда же на Весту прибыли Мощные и заняли половину астероида, отгородившись от людей стеной секретности и биологической защиты. В центре Весты располагались доки и ремонтные базы для космических кораблей, электростанция и всевозможные заводы, занимающиеся в основном очисткой и изготовлением металлов и кристаллов. Значительная часть заводов и еще одна электростанция были вынесены на поверхность. Обитала здесь и колония четвероруких - шесть тысяч существ, отлично чувствовавших себя в условиях ничтожной гравитации. Все они были заняты на работах, требующих невесомости. Нормальные люди жили в трех огромных зданиях-центрифугах, где создавалась земная сила тяжести. Разработка рудников продолжалась и поныне - Веста была довольно большим астероидом, триста километров в диаметре. И копать можно было еще много, места хватало. Но горнодобывающая промышленность отошла на второй план, уступив место торговле. Половина всего товарооборота приходилась на долю Мощных. И в результате Веста превратилась в самое бойкое торговое место во всем поясе астероидов. О Мощных можно было узнать немногое. Доступ на их половину строго ограничен - два шлюза для персонала и один для товаров. Порядок на территории Весты поддерживался строжайший - все общественные места находились под неусыпным наблюдением искусственного интеллекта. Колоссальные доходы, получаемые от торговли с Мощными, позволяли "Ослепительным солнцам" содержать большой штат прекрасно оснащенной полиции. Во всем космическом пространстве, занимаемом людьми, не сыскать полиции лучше, чем здесь. Ради высокоприбыльной торговли покой и безопасность Мощных стояли на первом месте. Все внутренние линии связи на Весте просвечивались службой безопасности. Внешняя связь жестко ограничена и полностью контролируется местной охраной. Служба безопасности состояла из нескольких иерархических слоев, самым высоким из которых являлось Управление Общей Информации. Это ничего не значащее и широко распространенное название напомнило Стюарту шпионские романы, которыми он зачитывался в детстве. Главная ударная сила УОИ - элитный отдел "Пульсар", занимавшийся контрразведкой. В компьютере Борна имелись сведения о структуре даже этого отдела. Гораздо меньше сведений содержалось о некой группе семь , которая занималась внешней разведкой и промышленным шпионажем. Точнее, сведений не было вообще, давалось только название этой группы. Корпорация Ослепительные солнца была создана другими поликорпами в спешном порядке в целях поддержания порядка в торговле с Мощными, дабы не возникало торговых войн. Ослепительные солнца властвовали исключительно на Весте. Но тем не менее это была одна из самых богатейших корпораций за все время существования поликорпов, в ее распоряжении имелся один из мощнейших торговых флотов. На Весте находилась лишь малая часть сотрудников этой корпорации. Остальные работали на многочисленных торговых станциях и бороздили бескрайние просторы космоса. Именно здесь, на Весте, жил полковник Де-Прей, являясь сотрудником "Ослепительных солнц". Здесь Альфа нашел Де-Прея и, возможно, убил его. А потом был убит сам. Убит здесь же или где-нибудь позже Курзоном. Но это темное пятно в истории Весты никак не освещено данными, имеющимися в компьютере фирмы Талер". На основе этой скудной информации Стюарт попытался составить план действий. Но после длительных раздумий пришел к выводу, что информации явно недостаточно. Надо будет, решил он, попробовать разузнать что-нибудь уже на самой Весте. Тогда, может, что-то и прояснится. А как быть с сетью Гриффита? На Весте, где все прослушивается и просматривается, получать секретную информацию - подобно самоубийству Нет, здесь нельзя связываться с шахматной программой. Это можно сделать потом. Не стоит быть Слишком жадным. Наступил период торможения. Двигатели снова работали трое суток подряд, вжимая людей в кресла. Стюарт и Риза опять засели за компьютеры, сменяя друг друга через четыре часа. Под конец они измотались до предела и с радостью встретили освободительное наступление невесомости. Вначале Стюарт хотел было выбраться с корабля на Весту как можно раньше, но почувствовал, что силы не позволяют. И поэтому решил сначала отправиться в свою каюту и как следует отоспаться. Его примеру последовала и Риза. По пути их остановил Су-Топо в своей неизменной фуражке. - Мне нужны ваши паспорта, - потребовал капитан, - я отнесу их для прохождения паспортного контроля на таможне. Потом подойдите к Кайре сдать кровь на анализ. Тут на Весте они все спятили на почве вирусобоязни. И пока они не получат образцы нашей крови, нас на станцию не пустят. - Я ведь сдавала им кровь в прошлый раз, - проворчала Риза. Паспорт Яркой звезды" представлял собой черную пластиковую карточку с памятью, где были записаны личный код, отпечатки пальцев, рисунок сетчатки глаза и медицинские данные, необходимые врачам. - Хорошего отдыха, - пожелал Стюарт Ризе, передавая паспорт капитану. - Сойти с борта корабля можно только с моего разрешения. И только после того, как покончим с разгрузкой, - объявил Су-Топо, пряча паспорт в карман. - Жаль. И Стюарту с Ризой пришлось отправиться в корабельный медпункт, где Кайра взяла у них пробы крови. Добравшись наконец до койки в своей каюте, Стюарт с облегчением закрыл глаза. И сразу в голове вспыхнули индикаторы. Сон пришел раньше, чем через сто вздохов. Проснувшись часов через семь, он принял душ и оделся - рубашка без воротника, вельветовые джинсы и такая же куртка. Перед выходом из кабины Стюарт решил ознакомиться с сообщениями, чтобы не повторять прежнюю досадную ошибку. Оказалось только одно аудиосообщение. На фоне шума и смеха невнятный голос Фишера приглашал Стюарта посетить некое заведение под названием Время ноль , где уже собралась веселая компания. Стюарт проплыл к выходу для персонала, ведущему к шлюзу Весты. Паспорт, подумал он, уже проверен, так что можно идти. Приложил большой палец к пластинке с эмблемой Яркой звезды . Устройство считало отпечаток пальца, дверь отодвинулась. Стюарт нырнул в проем, впереди открылась следующая дверь, за которой виднелся длинный туннель. Стюарт оттолкнулся и поплыл по воздуху. Вскоре впереди показались два человека в куртках, застегнутых на все пуговицы. Каждый держал в руке но маленькому реактивному двигателю для скоростного передвижения в невесомости. Один прятал руку в кармане. Труба была довольно широкой. Но парочка двигалась прямо на Стюарта. Сейчас они свернут, решил он, ведь у них есть ручные двигатели, еще успеют. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что пешеходы одеты в форму, напоминающую военную. Служба безопасности! Адреналин бросился ему в голову, в кровь, в нервы, наполняя ужасом все тело. Его хотят арестовать! Почему? За что? Раздумывать поздно, они уже совсем рядом. Стюарт лихорадочно оглянулся. Скрыться было некуда. Охранники быстро приближались. Замолотить руками по воздуху, попытаться развернуться и уйти? Бесполезно. От реактивных двигателей не уйдешь. Нет, решил Стюарт, надо выдержать первый удар, оттолкнуться и прислониться спиной к стенке. Тогда можно будет вступить в бой. Расстояние сократилось уже до десяти метров. Охранники с каменными лицами плыли навстречу. Стюарт приготовился. Парочка действовала деловито, без спешки. Он ткнул ногой в первого. Но тот уклонился, и удар пришелся по воздуху. Второй быстро ухватил Стюарта за рукав и вынул из кармана руку - она оказалась в когтистой перчатке. Стюарт почувствовал, как внутри вихрем взметнулась паника. Он снова нанес удар ногой, даже сумел вырвать рукав из цепкой хватки. Последнее, что Стюарт заметил, - торжествующе-садистскую улыбку охранника, всаживающего когти своей перчатки ему в ногу. Мозг пронзила ослепительная молния, по нервам словно полоснули электрическим током, все тело вздрогнуло от нестерпимой боли. Из легких вырвался вопль. Из глаз брызнули слезы. Стюарт еще пытался кричать, как-то двигаться, но обмякшее тело не слушалось. Глаза ничего не видели за пеленою слез. Охранники схватили его и поволокли по туннелю. Один из них вынул шприц. - Поспи, щенок, - усмехнулся он. Стюарт почувствовал боль от укола в бедро сквозь джинсы, а затем растекающееся по всему телу жжение. Он хотел было спросить их - за что? Но потом решил, что не стоит. Скоро он и так все узнает. 8 Стюарт дышал с трудом, втягивая в себя воздух сквозь распухшие и пересохшие губы. Попытался облизнуть их, но язык оказался сухим и шершавым, как наждак. Голова раскалывалась. Наконец ему удалось открыть глаза. Все хуже некуда. Он лежал внутри металлической коробки площадью в три квадратных метра. Серебристые с темными крапинками стены. Дверь с "кормушкой" - окошком для подачи еды. На этой же стене два прожектора и вентилятор, надежно защищенные прочными кожухами. Под Стюартом короткий поролоновый матрац в темном пластиковом чехле. Сверху наброшены два одеяла. Мебели никакой, если не считать умывальника и унитаза. Одежды на Стюарте тоже не было. Тело казалось тяжелее обычного. По-видимому, сила тяжести здесь превышала земную процентов на тридцать. Чтобы жизнь заключенному не казалась медом. По-видимому, за мной наблюдают, - безразлично подумал Стюарт. Терпеть сухость во рту не было больше сил. - Заметили ли они, что я проснулся? Впрочем, какая разница? Стюарт осторожно приподнялся. На матраце остался влажный след. Стюарт ощупал себя. Весь в поту. Очевидно, результат действия наркотика. На ноге, чуть выше колена красовались две отметины, оставленные когтями шоковой перчатки охранника. Дышать было очень трудно. Наверное, концентрация кислорода здесь нарочно понижена. Все подчинено одной цели - сломить дух пленника. Стюарт подполз к умывальнику. Жажда мучила все нестерпимей. Припал к крану и долго глотал воду. Безвкусную, дистиллированную. Добавочная сила тяжести прижимала вниз, давила физически и морально. Напившись, Стюарт вернулся на матрац. Попробовал размять затекшее тело. Потом попытался собраться с мыслями. Головная боль постепенно отступала, Стюарт почувствовал себя лучше. Черт с ними! Надо взять себя в руки. Сдвинул матрац и одеяла к стене и начал отжиматься от пола. А что еще в таких условиях можно делать? Отжавшись шестьдесят раз, он понял, что при такой силе тяжести его надолго не хватит. Но нельзя же дать повод для насмешек! Из последних сил он отжался еще сорок раз, стараясь держать тело прямым. Потом сел на корточки и начал подпрыгивать. Стоя тут не распрыгаешься - некуда. - Заключенный Стюарт! - послышался невыразительный мужской голос из-за двери. - Встать на колени спиной к двери. Руки на затылок. - Подождешь. - Стюарт продолжал прыгать. - Стать на колени, - пробубнил тот же равнодушный голос, - спиной к двери. Руки на затылок. - Девять, десять, - начал считать вслух Стюарт, продолжая прыгать. Интересно, сколько раз повторят команду, прежде чем пустят в ход свою когтистую рукавицу? Ладно, решил он, сейчас не самое подходящее время проверять их терпение. И повиновался. Дверь распахнулась. По грохочущим по металлу шагам Стюарт решил, что охранников двое или трое. Один из охранников схватил его за локоть и грубо накинул ему на плечи какую-то робу вроде халата из тонкой хлопковой ткани. Потом защелкнул на руках, отведенных назад, наручники. Стюарт осторожно ощупал их. Два стальных кольца соединялись не цепью, а твердым стержнем. - Встать. - Голос прозвучал как-то странно, словно из телефона. Стюарт поднялся и повернулся. Перед ним стояли трое - двое мужчин и женщина. Глаза женщины тонули в темных крыльях бабочки, обе руки облачены в когтистые шоковые перчатки. Все трое были выше Стюарта. Мощные, с каменными лицами, в серой униформе и бронежилетах. На головах пластиковые шлемы с опущенными прозрачными забралами. Если бы даже Стюарт и решил ударить кого-нибудь из этих типов, то только разбил бы себе кулак. Странный тембр их голосов объяснялся тем, что говорили охранники в микрофончики, вмонтированные в шлемы, - звуки исходили из динамика, установленного на поясе. Один из охранников подступил к Стюарту и застегнул халат - тюремную робу бледно-голубого цвета, на которой черной краской были написаны номер и фамилия. Потом на пол перед Стюартом шмякнулись пластиковые шлепанцы. Он сунул в них ноги. - Кругом, - приказал охранник. - Скажите лучше, за что меня здесь держат? - спросил Стюарт, решив полюбопытствовать, какие здесь нравы. Но предполагаемого удара не последовало. По-видимому, им приказали обращаться с ним помягче. - Кругом, - спокойно повторил охранник. Стюарт повернулся. Охранник ухватился за стержень наручников. - Вперед. Стюарт старался запомнить как можно больше. Коридор, как и камера, был полностью металлический. Сквозь щели в потолке тускло мерцали флюоресцентные лампы. Охранники провели Стюарта мимо шести таких же, как в его камере, дверей - он внимательно вглядывался в каждую. В конце коридора за столом сидел еще один охранник, в шлеме, но с поднятым забралом. Здесь один из конвоиров Стюарта остановился и расписался. Дверь распахнулась, и вся компания оказалась перед лифтом. Вместо простого нажатия кнопки один из охранников вставил в щель карточку с кодом. Лифт поднялся на четыре этажа. Тело Стюарта заметно полегчало. Очевидно, лифт двигался к центру гигантской центрифуги. На этом этаже коридор был уже не столь пустынен. Кроме охранников, здесь деловито сновали люди в штатском. Пол и потолок тоже были металлическими, но стены покрывали бежевые пластиковые обои. Все двери были пронумерованы и снабжены кодовыми электронными замками. Стены увешаны плакатами, призывающими к бдительности. На доске объявлений приколоты всевозможные бумаги. Рядом - видеоэкран, тоже с объявлениями, но периодически меняющимися. Охранники провели Стюарта в большую комнату, кишащую людьми и переполненную столами и компьютерами. Пол в комнате покрывал ковер, потолок был обит звукопоглощающим материалом, на столах царил рабочий беспорядок. Люди тихо переговаривались или барабанили по клавиатурам своих компьютеров. У противоположной стены Стюарт заметил автоматы с кофе и прочими безалкогольными напитками. - Стоять! - приказал охранник. Стюарт повиновался. Один из охранников подошел к женщине, сидящей за ближайшим столом, и что-то тихо спросил Та кивком головы показала на человека в штатском, который в этот момент стоял у автомата и наливал кофе в пластиковый стаканчик. Он повернулся, и Стюарт смог разглядеть его: среднего роста, на вид лет сорок, начинает толстеть. Темные брюки, просторная куртка, светло-голубая рубашка. Лоб в больших залысинах, волосы коротко острижены. Охранник обратился к нему весьма почтительно. Человек отхлебнул из стаканчика, придал липу свирепое выражение и вперил взгляд в Стюарта. От этого взгляда Стюарт поежился. Глаза лысого смотрели зло, угрожающе. Они пронзали, как рентгеновские лучи, как солнечный ветер. Выражение его лица недвусмысленно сообщало: Я тебя уничтожу . Стюарту стало ясно - дела его плохи. Человек в штатском подошел к своему столу, достал из выдвижного ящика иглу-ключ с шифром и положил ее в карман. Потом набрал номер на телефонном аппарате и что-то коротко сказал в трубку, после чего подхватил со стола папку и направился к охранникам Стюарта. - В комнату номер двенадцать, - бросил он им. И прошествовал мимо, не удостоив Стюарта взглядом. Стюарт никогда прежде не слышал такого своеобразного акцента. - Кругом! - приказал охранник. Стюарт повернулся, и его снова повели по коридору. От аромата кофе у Стюарта зашумело в голове. У одной из дверей лысый остановился, вставил в замок инфоиглу и набрал на клавиатуре код. Замок открылся. - Посадите его, - приказал охранникам лысый. Те подвели Стюарта к табуретке, прикрепленной к полу, усадили. Стержень наручников прищелкнули к металлическому креплению, установленному в задней части сиденья. Прямо перед Стюартом оказался небольшой стол, за которым устроился лысый. В его глазах отражались огоньки светодиодов детектора лжи - аппаратуры, следящей за тембром голоса и напряжением мышц рук, прикрепленных через наручники к чувствительному датчику. Итак, надо приготовиться к допросу с применением детектора. У Стюарта от волнения пересохло во рту. Теперь, понял он, надеяться не на кого. Никто ему не поможет, кроме него самого. Он беззащитен. Оружия у него нет. Поэтому он должен создать его сам. Заклинаниями дзен. У меня нет тактики, - приказал он себе. - Я просто существую, и все. Моя тактика - пустота. У меня нет крепости. Моя крепость - бессмертный дух. У меня нет меча. Мой меч - мысль. Мир враждебен мне. Но он станет моим . И Стюарт принялся вспоминать названия созвездий и расположение звезд. Шаг за шагом пред его мысленным взором предстало все звездное небо. Вот Скорпион. Сколько в этом созвездии звезд? Как они расположены? Антарес, самая яркая. М4, М7... Все это когда-то он изучал на курсах навигации. - Оставьте нас, - приказал охранникам лысый. - Я вас позову. Стража удалилась. Металлическая дверь с грохотом захлопнулась. Стюарт продолжал перечислять в уме звезды. А лысый молча смотрел на него, неторопливо отхлебывая кофе. Стюарт дышал ровно. Подергал за наручники, проверяя, в каких пределах он может шевелиться. Постарался отрешиться от всего - от тяжелого взгляда лысого, от металлической комнаты. Унестись от всего этого как можно дальше. А когда наконец лысый заговорил, Стюарт постарался этого не заметить. - Я полковник Анжел, - сообщил лысый бесцветным голосом, - из отдела "Пульсар". Я выпотрошу из тебя все. Ахернар, вспоминал Стюарт. В созвездии Эридан. Звезда Волк-294, солнце Шеола. Анжел упорно сверлил Стюарта взглядом. Альдебаран, продолжал вспоминать Стюарт, в созвездии Орион. Нет, в Тельце. - Во-первых, - сказал Анжел, - прокурор установил, что твой случай подпадает под действие Кодекса внутренней безопасности . Это означает, что мы будем держать тебя в заключении столько, сколько посчитаем нужным. И материалы следствия будут засекречены навечно. Ты будешь иметь дело только со мной. Никаких адвокатов. И вообще, о тебе не узнает никто. Законы о неприкосновенности личности на тебя не распространяются. Для других ты просто пропал без вести. Я единственный, кто может тебе помочь отсюда выбраться. Стюарт перевел взгляд на полковника. Тот казался чем-то далеким на фоне звездного неба. - Я не уверен, что я сделал что-то, противоречащее тому кодексу, о котором вы говорите, - сказал Стюарт. - Во-первых, ты совершил несколько убийств. На виске Анжела пульсировала вена. Значит, - подумал Стюарт, - убийств было несколько? - Во-вторых, диверсии, шпионаж, - продолжил Анжел. - Нападения на аккредитованных членов торгового представительства Мощных. И прочие мелочи, например, кража и уклонение от прохождения таможни. - Когда же я совершил все это? - Девятнадцатого февраля. Этого года. - Точно! - заставил себя улыбнуться Стюарт. - Но в этот день я был совсем в другом месте. Выражение лица Анжела нисколько не изменилось. - Может быть, ты сможешь доказать это? - ехидно спросил он. - У тебя есть свидетели и все такое прочее? Ты можешь подтвердить, что был в этот день на Рикоте? - Я никогда не был на Рикоте. Весь февраль я провел в пробирке, замороженный в криогенном сосуде. В городе Флагстафф, штат Аризона, США. Анжел никак не отреагировал. - Это на Земле, дружище, - добавил Стюарт. - Новые тела попадают к нам часто. Я вижу, ты и впрямь выглядишь моложе, чем тот. - В моем мозгу нет памяти о том, что происходило с моим первым телом после того, как оно достигло возраста двадцати двух лет. Так что меня бросили в тюрьму за то, чего я не совершал и чего я даже не помню, - усмехнулся Стюарт. - Я думаю, ты окажешься в дурацком положении перед прокурором. - Но со стороны Консолидированных систем было бы очень глупо оставить тебе прежнюю идентификацию после того, что ты натворил, - желчно заметил Анжел. - Им наплевать. Дело вот в чем. Мой Альфа, то есть тот, за которым вы охотитесь, погиб на Рикоте в марте. А я не интересую Консолидированные системы". Поэтому они и не позаботились о новой идентификации. Если бы я все еще продолжал работать на них, неужели вы думаете, что мне не дали бы по крайней мере нового имени и других отпечатков? Его тирада не произвела на Анжела ни малейшего впечатления. - Тактика затягивания тебе не поможет, Стюарт. Выбраться отсюда ты сможешь только в одном случае - если будешь сотрудничать с нами. - Проверьте. Посмотрите записи в госпитале, где я лежал. - Записи можно подделать. Стюарт пожал плечами, насколько позволяли наручники. Дверь за спиной Анжела открылась, и в комнату вошел человек. У Стюарта что-то царапнулось внутри. Страх моментально сменился гневом. Он узнал этого огромного узкоглазого детину. Тот самый, что цапнул его шоковой перчаткой во время ареста. Верзила молча прислонился к стене у двери. Рука его снова была спрятана в кармане. Опять, видимо, в когтистой перчатке. Хотел бы я встретиться с тобой один на один, - со злостью подумал Стюарт - когда ты будешь без этой штуки. Тогда тебе не поможет даже твой вес". Светодиоды, отражавшиеся в глазах Анжела, замерцали красным. Стюарт успокоил дыхание. М44. В созвездии Рака. Известная техника допроса. Перво-наперво изолировать допрашиваемого, чтобы он почувствовал себя заброшенным и одиноким. Для этого сгодится небольшой металлический ящик - засунуть арестанта туда голым. И светить круглосуточно прожекторами, чтобы он потерял чувство времени. Чтобы не знал - день теперь или ночь. Потом провести его по тюремным коридорам, показав, что попал он не куда-нибудь, а в мрачную и беспощадную машину. А затем отвести в кабинет, где объяснить, что существует лишь один-единственный способ выбраться из адской машины, а именно: выложить все, что от тебя требуют. А для пущего устрашения рядом с допрашиваемым должен стоять звероподобный детина, палач и заплечных дел мастер, который уже успел продемонстрировать несчастному свое умение... Вот тогда рядом с палачом Анжел покажется сущим добряком. Только он может спасти допрашиваемого от палача. Только он способен вызволить истерзанного арестанта из пыточной машины. Поэтому радетеля-гуманиста надо задобрить, рассказать ему все-все, о чем тот просит. И даже добавить лишнее. Стюарт и сам прекрасно знал всю эту кухню. Но от этого ему было ненамного легче. Эта техника может сработать. Против нее есть только одно средство - стоять до конца, не поддаваться. Держаться как можно дальше - в бесконечной вселенной, и пересчитывать звезды. Допрашивают не только они, - размышлял Стюарт. - Анжел и палач знают, что случилось на Весте. От меня они хотят узнать больше. Вряд ли им это удастся. Зато я в более выгодном положении - по их вопросам можно догадаться, что же тут произошло. Надо только заставить их вести допрос дальше, заставить задавать мне вопросы. Я попытался доказать, что невиновен. Это правильно, ведь было бы подозрительно, если бы я вел себя иначе. Но теперь, чтобы продолжить допрос, надо постараться внушить им, что мне известно нечто, что может их заинтересовать. Надо создать впечатление, что я знаю значительно больше, чем говорю . Анжел допил кофе, смял пластиковый стаканчик и швырнул его на пол. Раскрыл папку. На обложке Стюарт заметил надпись: Спецдосье: Стюарт.1 . - Куда вы направлялись, Стюарт? - спросил Анжел. - Вы шли на встречу с кем-нибудь? Или просто хотели взглянуть на то, что натворили здесь в прошлый раз? - Я собирался зайти в местечко под названием Время ноль , - ответил Стюарт. - С кем вы там собирались встретиться? - С Фишером. Он служит связистом на борту Борна". Фишер передал для меня сообщение, что находится в заведении под названием Время ноль". Там собралась веселая компания. - Стюарт взглянул на Анжела и усмехнулся. - Я уверен, что вы записывали все сообщения как внутри, так и вне нашего корабля. Прослушайте свои записи. Прокурор наверняка похвалит вас за усердие. Палач вынул из кармана руку. Разумеется, рука была в перчатке. Но в этой шоковой перчатке он держал обычный ингалятор. Поднес его ко рту и брызнул себе в глотку лекарство. Этот урод, - презрительно подумал Стюарт, - к тому же еще и астматик . - Кого вы знаете на Весте? - спросил Анжел. Стюарт постарался глянуть на него как можно ядовитее: - А то вы не в курсе? ...твою мать, контрразведчики! - С кем вы встречались в феврале? Стюарт не ответил. Только взглянул на Анжела как на полного придурка. - Кто послал вас сюда? - продолжал тот. Мира. В созвездии Кита. Верзила начал стягивать куртку, готовясь к экзекуции. - Приказ исходил с самого верха? Или от Курзона? При упоминании этого имени что-то внутри Стюарта вздрогнуло. Этот всплеск, очевидно, не ускользнул от внимания приборов. Значит, Анжел теперь решит, что Стюарту что-то известно. Тем временем верзила с курткой в руках медленно приближался к Стюарту. Процион из Малого пса, вспомнил Стюарт. - Курзон послал вас сюда по собственной инициативе? Правление знало об этом? Председатель знал? - продолжал допытываться Анжел. Верзила встал у Стюарта за спиной. Волоски на шее у Стюарта вздыбились. Вдруг

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Автор:Уильямс Йон. Книга :Зов смерча
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом