Оголенный нерв, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Оголенный нерв


скачать Уильямс Йон Оголенный нерв можно отсюда

этими словами она бросилась к двери. Дауд закричал, схватил ее за руку, пытаясь остановить, но Сара вырвалась. Она уже чувствовала действие яда. Пока слабое, словно прикосновение пушистой кошачьей лапы, еще не успевшей выпустить коготки. Сара давно знала все ходы и выходы санатория. В ее ушах еще стоял крик Дауда. Вот наконец и стальная дверь черного хода. Она выбежала на раскаленный солнцем двор. С дороги доносился вой турбины грузовика. Нога, которой она ударила Андре, отзывалась жгучей болью. Сара с трудом дохромала до автомобильной стоянки. Если ей удастся перейти дорогу, там можно будет затеряться среди домов. Яд уже туманил голову, движения замедлялись. Сара ковыляла словно в кошмарном сне, когда хочешь бежать, но не можешь. САРА, ЭТО КАННИНГХЭМ... ТЫ ОТ НАС НЕ УЙДЕШЬ . Внезапно она осознала, что это в ее мозгу бегущие буквы складываются в слова. Приемник, вживленный в череп, принимал сигналы Каннингхэма. Тот самый приемник, что он подарил ей, когда она готовилась к убийству Принцессы. Сигналы мешали ей, но выключить приемник невозможно. Ну и черт с ними! - подумала она в бешенстве. САРА, МЫ ХОТИМ СОТРУДНИЧАТЬ . Автомобильная стоянка уже совсем близко. У заправочной колонки замер автоматический трактор. Двигатель работал. Вой турбин нарастал, заправка, очевидно, заканчивалась. Сара разбежалась, перепрыгнула через невысокий кирпичный забор, но что-то ударило ее в спину, и она упала лицом в гравий. Воздуха не хватало. Сара попыталась встать, но руки бессильно скребли по гравию. До Сары наконец дошло - это выстрел, пуля пробила бронежилет. В мозгу вспыхнуло новое сообщение: САРА, НЕ УБЕГАЙ, МЫ ПОМОЖЕМ ТЕБЕ . Яростно ругнувшись, она еще раз попыталась встать. Снова неудача. Тогда Сара, собрав последние силы, поползла. Спрятаться. Уйти. Сквозь ярость и туман до нее дошла простая истина - от пуль она защищена кирпичным забором, но от тех двоих ей не уйти. Совсем рядом взревела турбина трактора. Заскрипел гравий. Сара подняла голову. Прямо на нее двигался трактор, постепенно набиравший скорость. Сара из последних сил метнулась в сторону, приподнялась на одном колене, ухватилась за поручни, вкарабкалась в кабину. Трактором управлял компьютер. Когда Сара распахнула дверь, включилась сирена, и голос бортового компьютера бесстрастно проинформировал: Посторонним вход запрещен. За незаконное вторжение в кабину налагается штраф . А в мозгу продолжали бесноваться буквы: САРА, НЕ УБЕГАЙ. МЫ НЕ ПРИЧИНИМ ТЕБЕ ЗЛА . Из кабины снова раздался предупреждающий голос: Посадка на ходу опасна. За незаконный вход налагается штраф . САРА, ЛЕЖИ ТАМ, ГДЕ ЛЕЖИШЬ. МЫ СЕЙЧАС ТЕБЕ ПОМОЖЕМ . - Заткнитесь, вы оба! - пробормотала Сара и рухнула на сиденье. Скорость увеличилась, сирена смолкла. Сара захлопнула дверь, замок автоматически защелкнулся, а компьютер продолжал бубнить: Вы незаконно вторглись в частное владение и будете подвергнуты штрафу. Можете связаться с полицией по красному телефону, расположенному на пульте управления . Сара чувствовала, как по спине стекает кровь. Грудь раздирал саднящий кашель. Рана на спине болела. В голове стоял туман. МЫ ЗАМЕТИЛИ, ТЫ СЕЛА В ТРАКТОР. СЛЕДУЕМ ЗА ТОБОЙ . Порывшись в кармане, Сара достала ингалятор и брызнула в нос струю наркотика. Сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Однако наркотик приглушил боль, замедлил действие яда. В голове слегка прояснилось. ТРАКТОР ВДЕТ В ОРЛАНДО. САРА, ОРЛАНДО - НАШ ГОРОД . Черный туман в глазах понемногу рассеялся. Лежа поперек двух сидений, она видела мерцавшие на пульте управления зеленые огоньки. Ни руля, ни рычагов, ни педалей. Трактором можно было управлять только подсоединившись к компьютеру. Сара обследовала всю кабину, но нейронаушников не нашла. Понятное дело, зачем владельцу облегчать жизнь воров и хулиганов. Впрочем, это не имело значения - Сара все равно не умела управлять подобными агрегатами. Она выглянула в окно. Мимо проносились дорожные знаки, столбы с радиомаяками для управления беспилотными транспортными средствами, грузовики на воздушной подушке. Она включила кондиционер, стало гораздо прохладнее. В голове у нее окончательно прояснилось. Теперь можно было спокойно обдумать ситуацию. Она осмотрела пульт управления, и ее взгляд остановился на красном телефоне Кого можно попросить о помощи? Конечно, Гетмана. Михаил поставит на уши знакомых полицейских, те найдут трактор и спасут ее. Записи ее разговоров с Андре, по-видимому, не успели еще попасть к Гетману. А потом она как-нибудь оправдается. Сара набрала номер. Никто не ответил, и она вспомнила, что номер менялся каждые сутки. Необходимая мера предосторожности. Однако последнего номера Сара не знала, поэтому решила позвонить Стражам закона в Нью-Мексико. Ее не соединили. Вероятно, хозяин трактора позаботился и о том, чтобы никто из посторонних не заставил его платить за разговор с абонентом, находящимся за тысячи километров. Между тем в голове зажглось новое сообщение: САРА, МЫ ЕДЕМ ЗА ТОБОЙ. ОТ НАС НЕ УЙДЕШЬ . Девушка в ярости бросила телефонную трубку, и взглянула в зеркало заднего вида. Ее пока никто не преследовал. Пошел ты к черту, Каннингхэм! Ублюдок! САРА, БЕРЕГИСЬ. СЕЙЧАС МЫ ВЗОРВЕМ ДВЕРЬ КАБИНЫ . Посматривая в зеркало, она набрала номер Рено, и вдруг заметила длинную черную машину, ту самую, что была у санатория. В этот момент из трубки послышался голос: - Рено слушает. - Рено, это Сара! - Она не узнала собственного голоса. Крик загнанного зверя. - Я в капкане! Они убили моего телохранителя, а теперь гонятся за мной! Черная машина не отставала, следуя параллельно вдоль дороги. Магистраль предназначалась только для транспорта на воздушной подушке и машин-роботов. Для прочих автомобилей въезд сюда запрещен. Но преследователи, как ни в чем не бывало, мчались по обочине. - Где ты? - спросил Рено. Сара попыталась успокоиться. - Я в кабине трактора-робота. Он следует по магистрали Тампа - Орландо. - Она вдруг заметила, как в окне черной машины мелькнуло лицо загорелой велосипедистки, в отчаянии стукнула кулаком по пульту, срываясь на крик: - Они совсем рядом! Я не могу выбраться из кабины! Я заперта! Позвони Гетману! Пусть он сделает что-нибудь! САРА, МЫ СЕЙЧАС ВЗОРВЕМ ПРАВУЮ ДВЕРЬ. ДЕРЖИСЬ ОТ НЕЕ ПОДАЛЬШЕ. ПЕРЕЙДИ НА ЛЕВУЮ СТОРОНУ КАБИНЫ. МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ ТЫ ОСТАЛАСЬ ЖИВОЙ . - Сообщи мне номер трактора, - спокойно попросил Рено. - Он должен быть записан в кабине. Сара с ужасом увидела, как открылась дверь черной машины. Велосипедистка что-то держала в руке. Наверное, бомбу с кумулятивным зарядом. - Рено! Господи! Они здесь! Быстрее звони Гетману! - Скажи мне номер трактора. Тогда я смогу тебя найти. МЫ ПРОСТО ХОТИМ ПОГОВОРИТЬ С ТОБОЙ, САРА. ДЕРЖИСЬ ОТ ДВЕРИ ПОДАЛЬШЕ . - Ладно, сейчас поищу. Сейчас. - Она лихорадочно оглядела кабину. Пот застилал ей глаза. Наконец нашла металлическую табличку. Черная машина почти поравнялась с трактором. Еще немного, и они взорвут дверь кабины. Сара отчетливо видела ослепительную улыбку велосипедистки. Вспомнила, как с тем же невинным выражением эта сука взорвала машину телохранителя. Вот и сейчас она высунулась из дверцы с такой же игрушкой. - Сара, где они сейчас? - не теряя спокойствия, спросил Рено. Его хладнокровие доводило Сару до безумия. Она сорвалась на хрип: - Они рядом! Помоги же, Рено! Прошу тебя! Ее хриплый вопль слился с сиреной, вырвавшейся вдруг из громкоговорителей кабины, словно компьютер почуяв неминуемую гибель, взвыл в предсмертном ужасе. Сара бросила трубку, забилась в левый угол, подняла воротник, натянула бронежилет на голову. Только бы спастись, спрятаться от этой белозубой улыбки. Сирена внезапно стихла. На пульте управления загорелись красные огоньки. Трактор резко вильнул вправо, вжимая Сару в левую дверь. В мозгу ее возникла паническая фраза: ЧТО ЖЕ ЭТО... И тут же послышался скрежет металла. Выглянув в окно, Сара увидела, что черная машина, оттесненная трактором к самому краю дороги, на полном ходу врезалась в столб. Белая блузка с красным узором, белозубая улыбка, желтые ленточки в косичках - все это вылетело прямо под гусеницы трактора. Сара вдруг вспомнила старую куклу, смятую мотоциклом безумного Ивана, предводителя Серебряных апачей . Машина вспыхнула факелом. Раскаленные буквы в мозгу Сары исчезли. Трактор несся вперед, все набирая скорость. Щелкнул электронный замок на дверце кабины. - Я взял управление в свои руки, - из болтающейся трубки доносился голос Рено. - Я позвоню Стражам закона , они подберут тебя у подземного перехода. Там я остановлю трактор. Сердце Сары бешено колотилось. Опасность миновала, но она никак не могла прийти в себя. Дрожащими руками Сара поймала трубку: - Рено! Рено, спасибо! В крови скопилось неимоверное количество адреналина, Саре не удавалось унять крупную дрожь, сотрясавшую все ее тело. - Сотри свои отпечатки пальцев. Займись этим немедленно, а потом сиди спокойно, ничего не трогай. - Хорошо, только немного отдышусь. Секунду. - Девушка откинулась на спинку сиденья, жадно глотая прохладный воздух. Затем, чуть успокоившись, сказала: - Рено, мне надо поговорить с Гетманом. Темпель собирается передать ему магнитофонные записи. Они сфабрикованы. Фирма угрожала передать их Михаилу, если я не соглашусь с ней сотрудничать. - Хорошо, я соединю тебя с Гетманом. Вскоре сквозь пелену, окутывавшую сознание, Сара услышала звонок телефона. 18 Пони-экспресс", покрытый маскировочной сетью, стоял в полукилометре от дома Доджера. Здание охраняли электроника и целая армия телохранителей. Уоррен проверял программу ракеты, наводящейся по излучению радара. Ковбой, устроившись рядом, слушал, как ветер шелестит в верхушках деревьев. Его одолевало непонятное предчувствие. На склоне горы появились Джими Гутьерес и Тибодо. Они стали любовниками. Тибодо уже закончил свою работу, но остался из-за Джими. Никто не возражал, поскольку в его присутствии Джими был куда менее шумлив и надоедлив, и все только рады хоть на какое-то время отделаться от его приставаний. А вот это уже интереснее. Следом за влюбленными на склоне горы показалась Сара. У бедра болтался автомат. На лице появились новые шрамы. Впрочем, носит она их с таким же достоинством и вызовом, как и старые. Но имелась и более существенная перемена в ее внешности - глаза, что-то изменилось в выражении ее глаз. Может, это страх, от которого она еще не оправилась? Ковбой пошел ей навстречу. - Извини, что не смог тебя встретить, - улыбнулся он. - Надо было помочь Уоррену. - Ничего. Там и так было полно народу. - Она обняла его и нежно поцеловала. Теперь, когда Сара рядом, Ковбой немного успокоился. Он понял, какое предчувствие его терзало. Как хорошо, что Сара теперь так далеко от Флориды, а значит и от опасностей и искушений. Он отступил на шаг, взял ее за подбородок, внимательно рассмотрел лицо. Рана на щеке еще не зажила. Огромный синяк на скуле. - Еще одна идиотская ошибка, - скривилась Сара, - очень большая ошибка. - Людям свойственно ошибаться. - Но не мне. Я не могу себе этого позволить. Если бы не Рено... был бы полный... - И она зло выругалась. - Ты ведь тоже человек, Сара. Почему бы тебе иногда и не ошибиться! - Какой же я была дурой! - с раскаянием и презрением воскликнула она. - Вот почему я не хочу убирать эти шрамы. Каждое утро, когда смотрюсь в зеркало, я вижу их и напоминаю себе, что нельзя быть идиоткой. Нельзя! - Ты попала в засаду, это с каждым может случиться. В чем же тут твоя вина? - Знаешь, Ковбой, - она искоса взглянула на него, - может, когда-нибудь я все расскажу тебе. Но не сейчас. - Как поживает твой брат? Сара напряглась, замедлила шаг. - С ним все нормально. Подыскивает себе квартиру. Его оставили в покое, он ведь ни для кого не представляет ни опасности, ни интереса. Они подошли к замаскированной дельте", и Ковбой с любовью похлопал темную матовую поверхность. Настроение у него значительно улучшилось. - Рено сказал, что в той машине мог быть сам Каннингхэм. Верно? - спросил он. - Нет. Там было трое, в том числе женщина, но Каннингхэма среди них не было. Просто один из них называл себя так. Он врал. - Плохо. - Да, очень плохо. - Сара нехорошо улыбнулась. Солнечные лучи, падавшие сквозь маскировочную сетку, расписали ее лицо замысловатым узором из света, тени и шрамов. Уоррен, стоявший около испытательного стенда, искоса посматривал на гостью. - Это Сара, - представил спутницу Ковбой. - А это Уоррен. Благодаря ему "дельты" могут летать. - Привет, Уоррен, - вежливо сказала Сара. - Привет, - буркнул тот. Повернулся к дельте", с гордостью спросил: - Неплохая самоделка, правда? - Неплохая, - улыбнулась девушка. Тронула гладкое брюхо самолета. - Неужели ты соорудил все это в твоей мастерской? - Почти все, кроме двигателя! Их мы сняли с бывших военных самолетов, они из орбитальных сплавов, очень дорогие и после трех тысяч летных часов требуют наладки. Но все остальное мастерим сами. Корпус, например, из композитных материалов. Получается почти так же хорошо, как из орбитального сплава, но гораздо дешевле. Из металла делаем только шасси, некоторые части гидравлической системы и еще кое-что. - Эти дельты", - включился Ковбой, - были предназначены для доставки грузов на большие расстояния. Приходилось загружать их топливом по самую макушку, поэтому они уступали истребителям в скорости и маневренности. Мы попытались компенсировать это более совершенной электроникой, вооружением и прочим. - А эти штуки вы тоже делаете в своей мастерской? - Сара показала на ракеты, лежавшие около испытательного стенда. - Да, - ответил Уоррен. - Ракеты собирать даже легче, ведь многие компоненты продаются свободно. Кроме ракетного топлива и взрывчатых веществ, конечно. Их приходится заказывать в подпольных лабораториях. - Мы как раз занимались ими весь день, - сказал Ковбой, - поэтому я и не смог встретить тебя в Санта-Фе. Надо было закончить. Завтра на рассвете я лечу в Неваду. Налюбовавшись на самолеты и ракеты, Сара окинула взглядом горы, и разговор перешел на другую тему. - Доджер выделил мне комнату в своем доме. Ты могла бы остаться у меня, - нерешительно предложил Ковбой. - Если, конечно, я не потревожу тебя своим ранним подъемом. - Благодарю, - улыбнулась Сара, - мои вещи уже лежат в твоей комнате. - Отлично! - Ковбой окончательно повеселел. - А музыкальный автомат ты уже видела? - Какой автомат? Тот, о котором ты рассказывал? Нет, не видела. - Скоро я закончу дела с Уорреном и все покажу тебе. - Прекрасно! Кстати, теперь я - твой телохранитель. - Сара поправила на бедре автомат. - Смотри, не подорвись на своих ракетах. Я ведь за тебя отвечаю. - Постараюсь. Пока Сара осматривала окрестности. Ковбой изучал ее профиль. Ему показалось, что девушка то ли испытывает облегчение, то ли просто ему благодарна. Но понять ее настроение он не смог. Пони-экспресс ждал. И Ковбой вернулся к своему любимцу. 19 Сара расположилась на заднем сиденье лимузина, который мчался по равнинам Аризоны. Рядом сидели два телохранителя из Стражей закона . Они разрешили ей связаться с братом - из автомобиля звонить можно без опаски. - Слушаю, - ответил незнакомый голос. - А где Дауд? - спросила она, пытаясь подавить тревогу. - Сейчас позову. Минутку. Что случилось? В голову лезли страшные мысли. - Привет, Сара, - раздался наконец голос брата. - Это Ник подходил к телефону? - Да. Он часто навещает меня. Ник больше на них не работает. Они сказали, что он нарушил контракт, не попытался задержать тебя, когда ты убегала. Как будто он мог это сделать. Они отобрали у меня акции, и теперь мы с ним оба остались на бобах. - Послушай, Дауд, вдруг он еще работает на них. - Может быть. Меня это не волнует. Он со мной, и мы ищем подходящую квартиру. - Было слышно, как Дауд затягивается сигаретой. - На самом деле его зовут Сандор Нксумало. Я долго не мог привыкнуть. Все время хотелось называть его Ником. Сара поняла, что ее легкомысленный брат все так же доверчив и неосторожен. Необходимо его предостеречь. - Дауд, прошу тебя, этот человек может подслушивать наши разговоры. Если захочешь позвонить мне... - Помню. Новостей нет? Я спешу. Надо идти искать квартиру. Нужно попросить Гетмана убрать от Дауда этого подозрительного типа , - подумала девушка, но потом отказалась от этой мысли. Брат мог догадаться, что это сделано по ее просьбе, и снова станет обвинять ее Бог знает в чем. Сара остро почувствовала свое бессилие. - Дауд, пожалуйста, будь осторожен. Но тот уже бросил трубку. Да, Каннингхэм и ему подобные отлично понимают психологию обездоленных, умело играют на их слабостях. Обещают помочь, тем самым легко подчиняя себе, а потом выбрасывают как ненужный хлам. - Дауд, будь осторожен, - прошептала девушка в глухую трубку. В ответ лишь гудки. Как предостережение. Только бы вот понять, откуда ждать опасности. 20 В душе Ковбоя снова звучала музыка. Он называл ее Песнь о небе . "Пони-экспресс" поднимался над побережьем Тихого океана. На черной матовой поверхности дельты играли лучи восходящего солнца, синее небо постепенно темнело, перетекая в космическую бездну. - Рено, - подумал Ковбой. Ему нет нужды произносить слова вслух: нервные импульсы, преобразованные в радиосигналы, мгновенно передавались другу. - Сообщи им, что я уже в условленном месте. - Хорошо, - откликнулся Рено из своего кристалла на другом побережье Америки. Он выполнял роль связного. Время от времени Ковбой посматривал на дисплеи. Двигатели пока работали вполсилы, индикаторы мерцали спокойным голубым сиянием. Снизу, со стороны Калифорнии, доносились слабые сигналы локаторов, которые почти не отражались от поверхности дельты", покрытой поглощающей краской. - Ковбой, ты сейчас не занят? - спросил Рено. - Нет. Просто кружу в ожидании наших друзей". - Я тут пошастал немного по лаборатории и обнаружил кое-что интересное. - Не боишься? Если заметят, они ведь могут расторгнуть с тобой контракт. - Мне тут страшно скучно, совершенно нечем заняться. - Рено, ты подвергаешь себя опасности. - Нисколько. Я научился обманывать охранную систему. Она уже лет десять как устарела. У наших Стражей закона я тайком позаимствовал программу-взломщик и получил доступ к секретной информации лаборатории. Ковбой с беспокойством подумал о том, что произойдет, если в лаборатории, где сейчас хранится кристалл с Рено, вдруг пронюхают о проделках своего подопечного. Его друг сильно рискует. Сотрут - и все дела. Ошибки, мол, неизбежны. - Рено, не играй с огнем. - Они не догадаются. Я знаю, что делаю. Официально эта лаборатория не считается секретной, но на самом деле тут втихаря занимаются очень любопытными вещами. Они не только переписывают информацию с живого мозга богатых клиентов в кристаллы. - Тем более, Рено. Не дразни гусей. - Ты слышал о проекте Черный разум ? Ковбой напряг память, одновременно поглядывая на показания приборов. - Нет, вроде нет. - Неудивительно. Я тоже. Так вот, Ковбой, это - самая бесовская программа в мире. Она способна легко вторгаться в живой мозг. Ее разработали секретные службы США накануне войны. Те самые люди, которые и поныне трудятся в лаборатории, где я пока обитаю. То, что секретные службы всюду суют свой нос, Ковбоя не удивило. Он наслышан о темных довоенных делах в самых различных областях. Так почему бы этим людям не продолжать свои занятия и теперь? Обстоятельства меняются быстрее, чем люди. - Ну ладно, - решил полюбопытствовать он, - рассказывай, что ты там раскопал. - Вначале они переписывают в кристалл информацию о мозге одного человека, а потом уже из кристалла внедряют ее в мозг другого. Понимаешь? Накладывают одну личность на другую. Как бы сливают их вместе. Получаются два человека в одном. - Ну и ну! - вслух воскликнул Ковбой, забыв, что можно ограничиться мыслью. - На кой черт им это надо? Что за каша получится в башке этого бедняги? Он же попросту рехнется! - Рехнется, не рехнется, какая разница. Ковбой, наука такими понятиями не оперирует. - Но это же посягательство на личность! Это запрещено! - Тем не менее проект Черный разум осуществлен. Ковбой представил, что какой-нибудь выродок решит внедрить ему в мозг свою личность. Чужие воспоминания, чужие взгляды на мир, чужую мораль. Кем он тогда станет? Чья личность победит? Настоящая шизофрения. Просто жуть! Мракобесие Руна - детский лепет по сравнению с этим изощренным насилием. Он содрогнулся. - Ну и дерьмо! Рено, держался бы ты от них подальше. - Эти люди хотели использовать Черный разум против орбиталов. В мозги самых главных планировалось внедрить личности отъявленных убийц и дегенератов. Вся верхушка вмиг разложилась бы. После этого спятившие орбиталы оказались бы беззащитными против внезапного удара Земли, и мы бы легко выиграли освободительную войну. Вот такой был интересный план. - И что же помешало? - Орбиталы вовремя о нем пронюхали и приняли соответствующие меры. Однако все разработки им уничтожить не удалось. Понимаешь, программы "Черного разума" находятся в этой лаборатории. Кроме того, они, очевидно, существуют еще где-то, в каких-нибудь других секретных лабораториях. И однажды орбиталы или кто-нибудь еще воспользуются этими дьявольскими программами. Ты представляешь, что будет? Их надо стереть, пока не поздно. - Черт возьми, ты прав, Рено! - Вот я и собираюсь продолжить поиски. Хочу узнать, где еще хранятся программы Черного разума . - Рено оборвал себя. Время для разговоров на посторонние темы истекло, пора было переходить к делу. - Ковбой, с минуты на минуту ты должен увидеть шаттл. Около восьми часов. - Слышу. Нахожусь над космопортом. - Он переключил внимание на индикаторы, двигатели, вооружение, еще раз проверил все системы самолета. - Привет, Ковбой, - послышался немного обеспокоенный голос Сары. - Удачной тебе охоты! Не знаю, что у вас принято говорить в таких случаях. - Ты сказала то, что нужно. Спасибо. - Тут говорят, чтобы я не мешала тебе. Отсоединяюсь. Я буду переживать за тебя. Ковбой. - Спасибо, - повторил он. Заметив внизу шаттл, прибавил скорость. Огоньки индикаторов стали оранжевыми. Пони-экспресс устремился к цели. - Ковбой. - В наушниках зазвучал бесцветный, почти компьютерный голос. - Это Рун. Я буду на связи. Докладывай мне обстановку. Возможно, я смогу дать тебе хороший совет. - Пошел ты! - разозлился Ковбой, отключая передатчик. Неужели Рун не понимает, что Ковбой не из тех одурманенных мальчиков и девочек, которым он привык запудривать мозги своими дурацкими поучениями. Что бы, интересно, стало с этим философом", если запустить в его башку Черный разум"? Ковбой поежился. Вряд ли несчастным ребятишкам станет лучше от такой перемены в их благодетеле. Со стороны Сьерра-Невады неслись назойливые радиосигналы. Рун пытался восстановить связь. Ковбой злорадно ухмыльнулся. Старайся, старайся! Внизу показался серебристый шаттл. Ковбой включил двигатель на полную мощность, дельта резко нырнула вниз, и перегрузки вдавили его в сиденье. Индикаторы засветились красным. Ковбой отчетливо слышал переговоры летчика с наземной службой космопорта в Ванденберге. Еще раз проверил вооружение "дельты". На борту шаттла находились контейнеры с замороженными вирусами-мутантами, выращенными в космических лабораториях. Лекарство против вируса Хантингтона. На исследования, длившиеся восемь лет, "Темпель" затратил немалые средства. Огромный шаттл длиной почти двести метров, двигался со скоростью, вдвое превышавшей скорость звука. Он находился уже совсем близко. Воздушный поток начал затягивать дельту", поэтому Ковбою приходилось быть начеку, чтобы не столкнуться с космической громадиной. Шаттл необычайно надежен. Сбить его крайне непросто. По расчетам Ковбоя, надо выпустить не менее восьми ракет. А до посадки шаттла осталось всего две минуты. Датчики дельты" зашкаливало от мощных сигналов локаторов Невады, но Ковбой не обращал на них внимания, полностью сосредоточившись на своей жертве. Область низкого давления вокруг корабля продолжала затягивать "дельту". Ковбой выпустил ракету с мини-радаром, реагирующую на отражающую цель. И в следующее мгновение дельта взмыла вверх, вырываясь из опасных объятий шаттла. - Что это за сигналы? - послышался в наушниках удивленный голос пилота корабля. Ковбой удовлетворенно улыбнулся. Ответ последовал незамедлительно: ракета вонзилась в брюхо шаттла, полыхнув ослепительным взрывом. - Да что... - начал было пилот шаттла. Ковбой послал вторую ракету. - Земля, говорит шаттл Темпель один-восемь-три. Нас атакуют... А этот парень быстро соображает , отметил про себя Ковбой. Ракеты уже разворотили корму шаттла. Ковбой бросил дельту вниз, подныривая под свою жертву. Пилот шаттла попытался уйти, но слишком поздно. Неповоротливому кораблю трудно соперничать с маневренной "дельтой". - Темпель один-восемь-три, повторите, - раздался голос диспетчера космопорта. А вот эти ребятки соображают туговато. Ковбой выпустил третью ракету. Затем расстрелял шаттл из тридцатимиллиметровой пушки. Пули изрешетили брюхо корабля. Если удастся повредить гидравлическую систему шаттла, он не сможет выпустить шасси и тогда даже если корабль дотянет до посадочной полосы, то все равно разобьется. Из брюха шаттла посыпались искры, начал вытекать фреон, тут же превращаясь в облачка пара. Летчик, уже не надеясь на помощь недалекого персонала космопорта, попытался сбить своим корпусом маленькую дельту", но Ковбой легко увернулся от удара и продолжал обстреливать свою жертву из пушки, пока не кончились заряды. Дельта" взмыла вверх, и Ковбой пустил в ход нижнюю пушку. Он метил в кабину пилота, но попал в кислородный баллон. Тогда он выпустил еще одну ракету, и поврежденный корабль содрогнулся. Из пробоин начали вылетать обломки внутренностей. - Шаттл разваливается, - доложил летчик в космопорт. Голос его был полон холодного отчаяния. Пони-экспресс удалился на безопасное расстояние. Продырявленный шаттл, лишенный своих аэродинамических качеств, и в самом деле на глазах начал разваливаться. Из гидравлической системы выплескивалась жидкость, словно кровь из раненого зверя. От корпуса один за другим отваливались куски разных размеров. Агония. - Докладывает Темпель один-восемь-три... - Голос пилота замолк. На канале слышались только вопли диспетчера, который безуспешно пытался наладить связь с кораблем. Еще мгновение, и шаттл превратился в облако серебристых осколков, которое двигалось в сторону Тихого океана. Пони-экспресс развернулся и спокойно устремился домой. Когда напряжение спало. Ковбой включил связь с Невадой. - Задание выполнено. Можете рукоплескать. - Сейчас не время для поздравлений, - раздался тихий голос Рено. - Все очень заняты. Подключить тебя к ним? - Да, только избавь меня от поучений этого выжившего из ума педераста. - Рун, кажется, чем-то расстроен. Вряд ли он захочет с тобой сейчас разговаривать. Пони-экспресс сбросил скорость и начал плавно снижаться. Эфир так и кишел голосами. С Запада неслись реплики людей Доджера, с Восточного побережья - людей Гетмана. И отовсюду - подчиненных Руна, оповещавших мир о том, что лекарство фирмы Темпель" сгорело в огне", больные, страдающие от вируса Хантингтона обречены на смерть . Затем в новостях появились разноречивые комментарии. В одних говорилось, что шаттл фирмы "Темпель" сбит, в других высказывалось предположение, что фирма сама подорвала свой гигант, поскольку новое лекарстве дает чудовищные побочные эффекты с непредсказуемыми последствиями, и деньги Темпеля все равно были выброшены на ветер. Агентство Маркрепс обвинило Темпель в многократном завышении цены на лекарство, приведя в качестве доказательств данные, предоставленные людьми Руна. Вскоре Медньюс передал, что от "высокопоставленных сотрудников фирмы Темпель", пожелавших остаться неизвестными , получены сведения о бесполезности лекарства Темпель" против вируса Хантингтона. Тем временем Рун, Доджер и Гетман через подставных лиц в Чикаго выбросили на продажу все свои акции Темпеля". В результате цена на акции резко упала, и тысячи взволнованных владельцев спешно бросились сбывать обесценивающиеся бумаги. Предложение акций на бирже росло, спрос уменьшался. Началась паника. Когда Ковбой подлетал к шаттлу, одна акция Темпеля стоила 4500 долларов, теперь их продавали по 800. Паника нарастала. На экранах появлялись самые правдоподобные и самые невероятные слухи и сообщения, подрывающие авторитет Темпеля". Гетман с Доджером трудились не покладая рук. Пони-экспресс" пересек границу Невады, снижаясь вместе с курсом акций "Темпеля". Суета на чикагской бирже усиливалась, представители Темпеля" решительно опровергали вздорные слухи, но им никто не верил. Наконец торги на бирже прекратились в ожидании подтверждения и прояснения ситуации". Это разожгло страсти во всех уголках мира. Рун выбросил гигантское количество акций на биржах Осаки и Сингапура. В Момбасе акции Темпеля" упали без его участия. Когда курс в Осаке опустился ниже 900 долларов, торги прекратились. В Сингапуре существовали другие правила, и там падение продолжалось. Темпель" отреагировал немедленно, объявив о выплате дивидендов в размере пяти процентов. К тому моменту дельта Ковбоя уже кружилась над аэродромом. Владельцы акций начали более критично воспринимать слухи. Тогда Рун через своих людей подбросил в агентства новостей сообщение, что "Темпель" не сможет выплатить дивиденды, потому что ее основной капитал вложен в акции фирмы Королев". Тут же вмешался Объединенный орбитальный совет, который заявил, что дивиденды будут выплачены совместными усилиями фармацевтических фирм. Одновременно поступило заявление Куцейро: Темпель" продаст все имеющиеся у него акции фирмы Королев ради выплаты дивидендов. После этих двух заявлений акции Темпеля медленно поползли вверх, и Гетман снова принялся распространять компрометирующие фирму слухи, но люди им уже не верили. В шлеме Ковбоя раздался голос Руна: - Падение прекратилось. Скупаем акции. Потом продадим их по 1500, получим хороший доход, после чего акции снова упадут. Дельта кружила над пустыней Невады, а акции Темпеля быстро росли в цене и хорошо раскупались. Но, достигнув отметки 1500, рост прекратился. Спрос и предложение сравнялись. Равновесие поддерживалось несколько секунд, и тут поступило новое заявление Куцейро: Скоро с орбиты доставят новую партию лекарства против вируса Хантингтона. На этот раз шаттл будут сопровождать орбитальные истребители . В новостях опять замелькали сообщения о безопасности и эффективности препарата, и акции снова взлетели. Биржа Чикаго возобновила торги акциями Темпеля на уровне 2000. У Гетмана и Доджера уже не осталось денег, они потратили их на скупку акций. Когда Пони-экспресс мягко коснулся посадочной полосы, курс акций "Темпеля" вырос до 3000. К дельте подбежала аэродромная команда с маскировочной сетью. Ковбоя грызли сомнения, и Рун подтвердил его опасения: - Моих и ваших акций не достаточно, чтобы скинуть Куцейро, а если я попробую сейчас привлечь на свою сторону голоса других владельцев акций, то выдам свое участие в операции. - Трусливый ублюдок! - в ярости воскликнул Ковбой. - Можно попробовать перетянуть на свою сторону членов совета директоров, но, боюсь, сегодняшние умелые действия Куцейро у многих вызвали восхищение, поэтому мои попытки вряд ли увенчаются успехом. Мы получили свои деньги и должны успокоиться. Это нам урок. - А ты. Рун, не боишься, что, приобретя опыт, мы в следующий раз сыграем в ту же игру уже с тобой?! - крикнул Ковбой. - Рун не слышит тебя, - возник голос Рено. - Надо было убить эту гадину, у меня ведь была такая возможность. - Ковбой никак не мог успокоиться. - Не отключай общую связь, она нам еще понадобится. Потом объясню зачем. Он расстегнул ремни безопасности, снял шлем и поднял прозрачный купол кабины. Камуфляжная сеть, наброшенная на самолет, не спасала от палящего солнца пустыни. Вынув из разъемов кабели, он выбрался из кабины. Техники помогли ему сойти на землю. Штаб-квартира находилась в палатке, тоже накрытой маскировочной сеткой. Рядом стояли топливозаправщик и два броневика. Ковбой устало побрел к палатке. У входа его встретила Сара. Ее глаза потемнели от огорчения. На лбу краснел след от радионаушников. Она уже знала о постигшей их неудаче. Сара обняла пилота, прижалась к нему щекой, попыталась успокоить: - Ничего, нам почти удалось. Мы были близки к победе. - Еще не все потеряно, - буркнул Ковбой. - Где Доджер? Пусть он не отключает общую связь. - Не понимаю. - Сара отстранилась, удивленно взглянула на него. Что он задумал? - У нас теперь много акций, мы хорошо заработали. Теперь мы гораздо сильнее. - Ну и что? Мы ведь не можем... Прохладный воздух кондиционеров охладил пыл Ковбоя. Он снова чувствовал, как прижимает к земле суровая действительность. Полет закончен. - Когда-нибудь я их всех перестреляю! - с яростью прошептал Ковбой. - И прежде всего следующий шаттл! Сара отстранилась, встревоженно взглянула на него: - Следующий шаттл будут охранять истребители. - Ну и черт с ними! Ковбой взял ее за руку и повел в глубь палатки. Доджер сидел за небольшим столом, заваленным бумагами. Вокруг толпились телохранители и связисты из Огненных сил . Доджер поднял голову. Ковбою стало не по себе. Как же он постарел за эти часы! - Дружище, - попытался он успокоить его, - еще не все потеряно. Я полечу снова. Глаза присутствующих с удивлением уставились на него, а в душе Ковбоя снова зазвучала небесная музыка. Он сделает это. Обязательно сделает. 21 Саре было жарко. Она разделась догола и растянулась на лежанке, отгороженной от остального пространства палатки плотной занавеской, которая слегка колыхалась под прохладными струями кондиционеров. Обожженные руки и шея девушки горели - несколько часов Сара провела под палящим солнцем, помогая собирать самодельные ракеты. Защитный крем, захваченный ею из Флориды, оказался бесполезным под раскаленными лучами этой чертовой пустыни. И теперь даже кондиционеры не могли облегчить страдания. Сара лениво дотянулась до холодной банки пива, прижала ее к пылающему лбу. Стало немного легче. Занавеска резко отодвинулась. - Это я, - сказал Ковбой. Он был в рабочем комбинезоне, лицо блестело от пота, кисти рук и лоб покраснели от солнца. Ковбой наклонился и поцеловал ее в грудь. Сара молча протянула ему банку пива. - Ночью я буду перегонять сюда дельты из Колорадо. Туда меня доставят вертолетом. - Когда же ты наконец выспишься? - спросила она. - Немного посплю в вертолете. - Ковбой, ради Бога, - нахмурилась Сара, приподнявшись на локте. - Тебе надо отдохнуть. Раздевайся, иди ко мне. - Вряд ли это будет отдыхом, - улыбнулся он. Она подвинулась, освобождая место рядом с собой, и приказала: - Ну, быстро. Это... лучший отдых. Ковбой

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Автор:Уильямс Йон. Книга :Оголенный нерв
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом