Оголенный нерв, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Оголенный нерв


скачать Уильямс Йон Оголенный нерв можно отсюда

все необходимые аппараты. В больнице, пока Сара наблюдала, как врачи колдуют над растерзанным телом брата, ее все время уведомляли о стремительно возрастающем счете за лечение. Нужно обратить наркотики в деньги, - вяло подумала она, - ведь подключенные к телу Дауда аппараты работают без остановки . Вокруг Сары толпились полицейские, которые хотели узнать, кому понадобилось запускать ракету с кумулятивным зарядом в ее квартиру. Она твердила, что понятия не имеет, но полицейские не отставали, доведя Сару до исступления. Она обхватила голову руками и принялась раскачиваться как безумная. Полицейские, потоптавшись немного, ушли. Чтобы восстановить силы, обрести ясность мысли и все спокойно обдумать, ей требовался ингалятор. Если люди Каннингхэма следили за ней, рассуждала Сара, то должны были знать, в какой комнате она спит. Когда в квартире погас свет, они решили, что Сара легла спать и запустили ракету как раз напротив того места, где стояла кровать. Только там на этот раз спал Дауд. Они хотели убить ее, ведь Сара могла попытаться использовать в корыстных целях полученные сведения. Но кому она могла их передать? Сара вспомнила последнюю встречу с Каннингхэмом, его печальные глаза. Значит, он знал и хотел намекнуть ей. Наверное, решение о ее ликвидации принимал не он, а другие, возможно, Каннингхэм даже возражал. Но орбиталы с самого начала не собирались оставлять ее в живых. Зачем им церемониться с какой-то шлюхой из земной грязи , если они уже истребили миллионы людей, а остальных используют как безликую биомассу. Когда надобность в земной грязи отпадает, ее просто уничтожают. В комнату неслышно вошел Гетман. В ушах поблескивали золотые серьги, вокруг умных глаз собралась паутинка морщинок. - Прости меня, сестрица, - сказал он, - я не подозревал, что дело кончится этим. Пойми меня правильно. - Знаю, Михаил. - У меня есть знакомые на Западном побережье. Ты сможешь получить у них работу и остаться там до тех пор, пока Каннингхэм и его люди забудут о твоем существовании. - Я не могу уехать. - Сара печально посмотрела на изуродованное тело Дауда, к которому были подключены деловито жужжащие и шипящие аппараты. - Напрасно, Сара. Они не успокоятся, пока не убьют тебя. Девушка молчала. В душе ее царила пустота. Сара знала, что никогда не сможет справиться с этой пустотой, если снова предаст Дауда. Так и не дождавшись ответа, Гетман осторожно вышел. - Я заработала на билет, - прошептала Сара. 3 Лето в Колорадо выдалось жаркое. В воздухе, дрожащем от зноя, словно повисла тоскливая гитарная мелодия. - Полицейских я уважаю, - сказал Ковбой, - а наемников нет. Аркадий испытующе взглянул на него, прикрыв глаза от слепящего вечернего солнца, потом кивнул - его устраивал именно такой ответ Ковбоя. Белки глаз у Аркадия отливали желтизной, напоминая слоновую кость изделий Фаберже. На Ковбоя рыжей волной, словно бархан ненавистного песка, накатило раздражение. Да, ему со всей определенностью не нравился Аркадий с его навязчивой подозрительностью и затаенной ненавистью. Ковбою не терпелось двинуться в путь, но этого человека, похоже, не особенно волнует грандиозность предстоящего, он больше озабочен другим - указать Ковбою его место, лишний раз напомнить, что он не просто его начальник, а большой начальник, и потому Ковбой должен преклонить перед ним колени. Кому такое могло понравиться? - Верно, черт возьми, - сказал Аркадий, - они предложили свои услуги в Айове и Арканзасе. Нам это ни к чему. - Если меня обнаружат, я сделаю, что положено. - О таких вещах. Ковбой это знает, всегда говорят недомолвками, не произнося вслух легко подразумевающиеся слова. - Но пусть попробуют сначала найти меня. Мой план поможет мне выйти сухим из воды. На Аркадии была бледно-фиолетовая шелковая рубашка без воротника, с широкими, стянутыми у запястий рукавами. Талию облегал украшенный вышивкой грузинский пояс, узкие черные штаны с лампасами заправлены в блестящие казацкие сапоги. Волосы у него то и дело вставали дыбом, мерцая искорками электрических разрядов. Свой наряд он недавно приобрел в Гаване, входившей в Свободную Зону Флориды. - Стиль крио-макс", - гордо сообщал он всем. Ковбой улыбнулся про себя: Ну и идиот!" Его не обманывали показная искренность и фамильярные манеры Аркадия - сердце его столь же холодно, как и ледяные стальные глаза. Только дурак может счесть Аркадия своим другом. Он - посредник, а у посредников не бывает друзей. Смяв пустой конец экзотической беломорины", Аркадий закурил. Волосы у него снова встали дыбом, заискрившись оранжевыми огоньками, под цвет пламени спички. К Ковбою подошел Доджер: - Иди сам проверь. - До встречи, Аркадий! - махнул рукой Ковбой и вместе с Доджером направился к машине. Волосы Аркадия вспыхнули зеленым светом. - Я видел, как ты показывал ему свой норов, - сказал Доджер, когда они отошли на достаточное расстояние. - Прошу тебя, не зарывайся. - С этим уродом трудно вести себя нормально, - начал оправдываться Ковбой. Доджер осуждающе посмотрел на него. - Он, наверное, смазывает ляжки маслом, когда влезает в свои штаны, - раздраженно добавил Ковбой. Доджер едва сдержал смех. Он уже немолод. Жизнь изрядно потрепала его, посеребрила густую черную шевелюру над высоким лбом. Под настроение он любил выражаться поэтично. Ковбой испытывал к Доджеру симпатию и настолько доверял ему, что сообщил даже код своего тайного вклада в банке. Доджер иногда казался несколько наивным, но дураком он отнюдь не был. Ковбой проследил за укладкой груза, потом проверил машину. Ему предстояла трудная дорога. Адская Аллея, как называл ее Доджер. - Что за груз? - спросил Ковбой, стараясь скрыть подозрительность. - Просто любопытно. - Хлорамфенилдорфин, - ответил Доджер, отрезая от прессованной плитки кусок жевательного табака. - На Восточном побережье он скоро будет в дефиците. По слухам, больницы дают за него большие деньги, так что у меня есть все основания считать себя благодетелем, ты ведь поможешь многим страдающим людям. - Лучше бы мы имели право доставлять это легально. Ковбой рассматривал бронемашину, довольно неуклюжую по сравнению с изящной дельтой". Может, именно поэтому он до сих пор не дал ей имени, ведь броневик не умел летать. Теперь Ковбой себя называл Пони-экспресс", и эти слова вскоре стали его позывными. У машины нет крыльев, так пусть хоть имя из прошлого напоминает о полетах. Пора. Ковбой устроился на сиденье, воткнул кабель в разъем на правом виске, и поле зрения сразу расширилось, словно к зрительному центру подсоединили третий глаз внешнего обзора. Затем включил компьютер, и на экранах появились карты местности, на которых яркой линией светилась Адская Аллея, точками мерцали замаскированные баки с топливом, старые амбары и глубокие овраги, где можно спрятаться. Все это нанесли на карты разведчики Аркадия. Ковбой достал из кармана куртки свой собственный инфокубик, вставил его в считывающее устройство, и на экранах возникли новые отметки - места для укрытия, разведанные им самым, больше о них никто не знал. Конечно, Аркадий заинтересован в том, чтобы поход Ковбоя завершился успешно, но кого-нибудь из его окружения могли подкупить каперы. Поэтому Ковбой предпочитал иметь свои собственные тайные укрытия. Так надежнее. По броне машины забарабанили. В люк заглянул Доджер. - Пора ехать, Ковбой, - сказал он, выплевывая жевательный табак. - Сейчас, - отозвался тот, выдернул кабель из разъема на виске, высунулся наружу и взглянул на запад. Где-то там, за горизонтом, остались Скалистые горы цвета красного вина, полевой аэродром, принадлежащий ему и Уоррену. Ковбой почувствовал, как его охватывает странная апатия, смешанная со щемящей тоской. - Че-ерт возьми, - произнес он, растягивая слова. - Ничего не поделаешь, - посочувствовал Доджер. - Вот если бы полететь... - Ничего, - постарался утешить друга Доджер, - когда-нибудь появятся новые технологии, и способ доставки снова изменится. Ты еще полетаешь. Заметив Аркадия, истекающего потом в тени дерева рядом с бронированным паккардом", Ковбой вдруг понял, в чем истинная причина его душевного дискомфорта, и спросил: - Где он только достает хлорамфенилдорфин? - Этого нам знать не положено, - пожал плечами Доджер. - Да еще в таких огромных количествах! Как ты думаешь, правда, что посредниками командуют орбиталы? Говорят, они управляют всем на Земле. - Тише! - Доджер опасливо покосился в сторону Аркадия. - Просто я хочу знать, на кого работаю. Если подпольем управляют орбиталы, тогда получается, что мы работаем на тех, с кем боремся. Разве не так? - А разве мы с кем-то боремся? - не поднимая глаз, спросил Доджер. - Ты понял, что я имею в виду. Если посредники и курьеры, - Ковбой снова взглянул на Аркадия, - всего лишь помогают орбиталам оборачивать деньги, то все разговоры о том, что мы последние свободные американцы на последней свободной дороге, - лишь романтические бредни. Иллюзии. А кто же я тогда на самом деле? Простофиля, шут гороховый на воздушной подушке. И даже еще хуже - инструмент в руках орбиталов . - Советую тебе сосредоточиться на каперах, это куда важнее, - устало улыбнулся Доджер. - Ты ведь лучший курьер планеты, вот и занимайся своим делом. Изобразив на лице улыбку, Ковбой захлопнул люк, разделся догола, вставил кабели в разъемы на руках и ногах, прикрепил их к браслетам на запястьях и голенях, присоединил катетер, надел сапоги и противоперегрузочный костюм, устроился в кресле, пристегнувшись к нему ремнями. Теперь его тело надолго останется неподвижным, а чтобы кровь не застаивалась, не затекали конечности, по кабелям будут подаваться электрические импульсы, заставляя мышцы постоянно сокращаться. В прежние времена, когда такой технологии еще не было, у пилотов, лежавших так же неподвижно в пронзающих небо дельтах", руки и ноги иногда затекали так, что начиналась гангрена. Наконец, Ковбой вставил тонкие гибкие оптоволоконные кабели в разъемы на висках, над ушами, в затылок; осторожно надвинул шлем; на лицо надел резиновую маску, подающую в ноздри анестезирующий газ. Когда машина станет пробираться сквозь Аллею, тело Ковбоя будет спать, управление возьмет на себя мозг. Все действия давно уже доведены до автоматизма. Сигналы через пять разъемов на черепе поступали в мозг, и Ковбой мог видеть множество разнообразных вещей. Он словно бы стал душой машины, сердцем ее электронных и механических систем. Ковбой видел все, что происходит вне бронированного кожуха, а также панели управления. Он закрыл глаза и отдал приказ проверить готовность машины. В то же мгновение в мозге вспыхнули сотни индикаторов и датчиков. Он запустил двигатель. Турбины, разгоняясь, заурчали. Постепенно урчание перешло в громкий вой, из сопла вырвался столб пламени. Не открывая глаз. Ковбой заметил, как Аркадий, Доджер и техники отодвинулись, сквозь дымку выхлопных газов наблюдая за стартом. Последние несколько дней Уоррен с обычной для него тщательностью проверял все узлы и детали машины. Впрочем, это не совсем машина, есть в ней что-то и от самолета - она движется на воздушной подушке, не касаясь земли. Ковбой улыбнулся в предвкушении опасной прогулки. Он был уверен, что пройдет со своим зверем через Границу, преодолеет коварную паутину многочисленных ловушек, расставленных по эту сторону Миссисипи. И тем самым еще на одну ступеньку возвысится над остальными знаменитыми курьерами, этими почти мифологическими героями, чьи подвиги давно уже стали легендами, а сами они, со своими глазами-радарами, с телами, напичканными современным оружием, давно превратились в настоящих идолов. Через чувствительные внешние датчики в мозг Ковбоя поступали изображения прерии, освещенной заходящим солнцем. Одновременно он принимал радиосигналы вражеских самолетов-разведчиков. Ковбой почувствовал, как наблюдающие за стартом словно отдаляются от него, уменьшаются в размерах. Теперь они по разные стороны - он может пройти Границу, а они нет. Ковбой смотрел на них с высоты своего величия и славы, жалея и презирая за неспособность испытать радость полета. Для него уже не имели значения ни больницы в Новой Англии, ни посредники, ни собственное материальное благополучие, ни даже алчные твари, для которых Земля - бесхозный богатый дом, подлежащий скорейшему разграблению. Все это отодвинулось в темное подземелье сознания, и Ковбой полностью сосредоточился на машине. Мучительные подозрения были забыты, настала пора действовать. Ковбой включил турбонасосы, и сжатый воздух приподнял машину над землей. В наушниках шлема раздался голос Доджера: - Ковбой, Аркадий хочет сказать тебе напоследок несколько слов. - Я уже готов. И-не могу ждать, - недовольно буркнул тот. - Знаю. Но Аркадий хочет сказать что-то очень важное. - Ладно, пусть говорит, - неохотно согласился Ковбой. Аркадий держал микрофон слишком близко к губам, и его голос звучал в голове неприятно громко. Посидел бы ты сам в этих наушниках, - раздраженно подумал Ковбой, - тогда бы не держал микрофон так близко у своего вонючего хлебальника". - Это очень ценный груз, - гремел Аркадий, - и я возлагаю на тебя большие надежды. - Чертовски рад это слышать. - Ковбой знал, что в случае его удачи другие посредники оплатят Аркадию значительную часть расходов, потому что они спят и видят, когда уничтожат миссурийских каперов. После короткого молчания Аркадий добавил: - Очень хочу, чтобы ты вернулся. Кроме того, машину оснастили самым дорогим оборудованием, так что постарайся не разбить ее. И не забывай про игрушки. Понимаешь, о чем я говорю? Иначе - от этих чертовых каперов спасу не будет. - Раз-два, - скомандовал себе Ковбой и машина сорвалась с места. Вой двигателей заглушил голос Аркадия. Ковбой, представив, как посредник заходится руганью, довольно улыбнулся: - Пока, ребятки. Он легко рассмеялся и свернул с дороги. Ничего, местному фермеру заплатят за помятую пшеницу, внакладе не останется. Радиодетекторы показывали, что все пока в порядке и посторонних объектов поблизости нет. Машина ревела, как последний оставшийся в живых динозавр. В мозге Ковбоя весело мерцали синие, зеленые и оранжевые колонки цифр. В душе звучала старинная гитарная мелодия. На скорости двести километров в час он пересек Границу и помчался по территории Канзаса. Радар, направленный строго вперед, сообщал о попадающихся на пути ямах, рытвинах, домах или автомобилях. Вперед радар посылал предельно слабый сигнал, который можно было обнаружить только с очень близкого расстояния. Взошла луна. Ковбой сбросил скорость, чтобы не поднимать больших облаков пыли, по которым его могли засечь. Он не хотел ввязываться в драку в самом начале пути. Надо придержать боевые системы для возможных боев в штате Миссури, где в небе хищными коршунами кружат каперы, готовые в любой момент броситься на добычу и растерзать ее. Скот, напуганный воем турбин, разбегался во все стороны. На полях копошились автоматические уборщики. Роботы медленно двигались в кругах слепящего света, словно охраняющие владения часовые. Но несущаяся машина их не интересовала. Ковбой усилил сигнал-радара, сориентировал его на север и обнаружил сторожевой самолет. Хотя броню машины покрывал специальный отражающий слой, Ковбой тем не менее свернул в сторону. Самолет, не заметив его, спокойно продолжал свой полет. Показались чрезвычайно дорогие буровые вышки, похожие на памятники эпохи неолита. Они внедряли в почву специальные бактерии, которые разрушали каменную твердь и создавали плодородный слой. На территории соседнего фермерского хозяйства, закрытого по требованию орбитальных фирм, буровых установок нет - не каждый фермер мог позволить себе подобную роскошь. Ковбой подавил желание протаранить одну из этих башен. Ему следует помнить о главной цели и не отвлекаться на второстепенные дела. Машина пересекла речушку южнее города Макферсона. Теперь Ковбой был уверен, что проскочит Канзас без осложнений: сторожевые полицейские посты остались позади. Впрочем, сейчас тоже еще можно нарваться, но он считал это маловероятным. И не ошибся. Машина благополучно добралась до окрестностей городка Гридли. Свет ее фар вспугнул сладкие сны водителя заправщика, замершего в сиреневом сумраке у полуразрушенной силосной башни. Здесь Ковбой заправился. Прохладный спирт влился в топливные баки его броневика. Со стороны границы Миссури Ковбой уловил прощупывающие сигналы радаров. Сигналы были сильнее обычных, наверно, каперы плохо подготовились к захвату. - У них мало денег, Ковбой, - говорил ему Аркадий. - Они не могут позволить себе потерять хоть что-то из своей техники, им позарез нужно захватить какой-нибудь груз. После Скальной Войны все штаты вдруг потребовали такого суверенитета, о котором раньше не могли даже мечтать. С тех пор так называемое центральное правительство перестало влиять на региональную торговлю, в результате чего штаты Среднего Запада устроили свои собственные таможни, установив непомерные пошлины. На Западе, с его космопортами в Калифорнии и Техасе, куда с орбитальных фабрик доставлялись готовые изделия, границы остались открытыми. Но на Среднем Западе власти решили, что неплохо бы им обогатиться, взимая плату за прохождение товаров через их территорию. Куда бы с тех пор ни доставлялись товары через Средний Запад, они всегда облагались огромными пошлинами. Поэтому жители Севере-Востока испытывали нехватку всего, что производилось на орбите. Кое-что поступало из Свободной Зоны Флориды. Но эта Свободная Зона находилась под полным контролем орбиталов, которые, сознательно создавая дефицит, не хотели насыщать рынок. В результате Северо-Восток втридорога расплачивался своими скудеющими ресурсами за вечно дефицитные товары с орбиты. Западные штаты могли предложить орбиталам больше ресурсов, поэтому там орбитальные товары были куда дешевле. Настолько дешевле, что оказалось выгодно перевозить их на Северо-восток и получать при этом немалую прибыль. Конечно, при условии, что они доставлялись тайно и беспошлинно. И контрабанда расцвела пышным цветом. Сначала товары переправлялись на сверхзвуковых дельтах". Средний Запад ответил на этот вызов самолетами-разведчиками и перехватчиками. Тогда способ доставки изменился - контрабанду стали перевозить на бронемашинах. В ответ власти Среднего Запада учредили сторожевую полицию. В штате Миссури охотой на контрабандистов, кроме полиции, занимались еще и каперы - наемники, купившие лицензии на отстрел курьеров. С изменением механизма доставки контрабанды власти в одиночку уже не справлялись с потоком машин, поэтому они решили продавать лицензии частным организациям. По конституции только федеральное правительство имело право выдавать каперские свидетельства, но закон здесь давно никто уже не соблюдал, поскольку реальная власть находилась теперь в руках орбиталов, а конституция стала никому не нужной бумажкой. Каперам разрешили стрелять на поражение, а в качестве награды они получали захваченный груз. Средства массовой информации то и дело сообщали об отличном вооружении наемников - современные радары, чувствительнейшие приборы, способные обнаружить даже самые слабые инфракрасные и звуковые сигналы, самолеты, вооруженные самонаводящимися ракетами и скорострельными пушками. От Гридли Ковбой неспешно двинулся на северо-восток, помечая на карте летающие радары - беспилотные самолеты, которые управлялись бортовыми компьютерами, снабженными солнечными батареями. С восходом солнца летающие радары автоматически взлетали, а к ночи снижались и парили у самой земли. Раз в два месяца они возвращались на базу, где проходили проверку, а потом снова отправлялись нести свою вахту, постоянно поддерживая связь с базовым компьютером, который при необходимости всегда мог вернуть их обратно. Летающие радары были так малы и легки, что попасть в них было делом практически нереальным. Ковбой направлялся в гористую местность, расположенную между Нью-Канзас-Сити и плато Озарк. В горах, как он не раз убеждался, люди симпатизировали контрабандистам. У горцев существовала давняя традиция сопротивляться тем, кого они называли властями". Но гористая местность не позволяла двигаться быстро, а Ковбой любил лихую езду по плоской равнине. К тому же эту часть штата каперы охраняли с особой тщательностью. Обессиленный закатом, радар медленно парил над землей. Машина спустилась в реку Мере-де-Син и пошла по воде, затем, выпустив направленную антенну, передала зашифрованное сообщение на запад, где Аркадий и Доджер кружили в самолете над восточной частью Колорадо. Получив сообщение, Аркадий должен отдать приказ своим людям на границе между штатами Канзас и Миссури. Получив команду, они примутся отвлекать внимание каперов, бороздя равнины Миссури, стягивая к себе полицейских и наемников. Когда приманку обнаружат, водители сдадутся без боя. У них ведь нет никакой контрабанды. Заплатят штраф за помятые поля фермеров, и все дела. Риск был невелик, а Аркадий возмещал убытки да к тому же щедро платил водителям. Ну, а если кто-то из них погибал, вдовы и сироты утешались солидной страховкой. Так водители зарабатывали себе и своим семьям на жизнь. Одновременно они еще и тренировались, готовясь к собственным рейсам. Через минуту после отправки шифрованного сигнала в наушниках Ковбоя раздался голос Доджера: - Аркадий хотел бы почаще получать от тебя весточки. Он спрашивает, почему ты молчал все это время. - Они усилили наблюдение и могут засечь наши переговоры. Некоторое время Доджер молчал. Наверное получал нагоняй от Аркадия. Потом снова заговорил, голос его звучал уже более жестко: - Ты ведь знаешь, что сигнал почти невозможно обнаружить. Аркадий говорит, что, пройдя заслоны Канзаса, ты обязан был доложить. - Извини, Доджер, - миролюбиво ответил Ковбой, - но я сейчас нахожусь у самой границы Миссури и не собираюсь с тобой пререкаться. Мне надо работать. Последовала пауза, видимо, Доджер снова выслушивал нотации босса. - Аркадий напоминает тебе, что он вложил много средств в твою машину и хочет знать, что с ней происходит. - Его деньги вернутся с лихвой, а на пустую болтовню у меня нет времени. Я должен ехать, пока меня не засекли. Привет. - Ковбой отключил связь. Нужно будет купить Аркадию какие-нибудь успокаивающие пилюли. Или капли. Он улыбнулся. Машина выбралась на берег и на большой скорости устремилась на восток. Индикаторы мигнули оранжевыми и красными огоньками. В душе Ковбоя, словно пение ангелов, звучала гитара. Все-таки это - чертовски приятное и увлекательное занятие! Появление отвлекающих машин вызвало суматоху. В небо внезапно взмыли радары, до того их, видимо, придерживали, надеясь, что они застанут контрабандистов врасплох. Ковбой отбросил предосторожности и увеличил скорость. Машина неслась по полям и холмам, перепрыгивала через препятствия, разрывала проволоку заборов, которая визжала под колесами, словно сумасшедшая женщина. Ковбой умело балансировал на максимальной скорости, от души наслаждаясь бешеной ездой. Ремни Врезались в тело, но Ковбой не замечал боли, внутри у него все так и пело. Вскоре он миновал Луисбург, проскочил ржавый памятник бойне, происшедшей у Мере-де-Син. Пересохшая земля Миссури, давно не знавшая дождя, пыльным столбом вздымалась там, где проезжала машина. Внезапно приборы зарегистрировали радиоимпульсы: прямо над головой, откуда ни возьмись, появился летающий радар. Поднятая пыль, должно быть, выглядела в инфракрасном диапазоне как огненная стрела в ночи. Ковбой сбавил скорость, шлейф уменьшился, однако летающий радар продолжал неотступно следовать за машиной. Тогда Ковбой прыгнул в Саут-Гранд Ривер. На воде шлейф не так заметен, и он уже решил, что ему удалось оторваться от погони. Увы, вскоре появился второй радар. Заметив впереди рыбаков в весельной лодке, Ковбой выбрался на берег. Пора послушать, о чем там толкуют охотники за контрабандистами. Он включил антенну, настроенную на частоту полицейской рации. В отличие от каперов, обычно шифрующих свои сообщения, полиция не утруждала себя подобными предосторожностями. Послышались расстроенные голоса незадачливых полицейских, не сумевших угнаться за отвлекающими быстроходными машинами. Изредка в переговоры полицейских вмешивался с едкими советами диспетчер каперов. Ковбой улыбнулся - похоже, полиция не очень-то ладит с наемниками. Летающие радары беспорядочно порхали в небе. Бедняги, похоже, потеряли его из виду. Машина тем временем пересекла границу округа Джонсон. В этот момент Ковбой заметил радарные импульсы с востока. Определив, что они принадлежат самолету, открыл оружейный люк. Аэродинамические свойства машины тут же ухудшились, воздух завихрился у распахнутого люка. Ковбой резко повернул на юг, надеясь уйти незамеченным с траектории самолета. В какой-то момент ему показалось, что его маневр удался: самолет по-прежнему следовал на север, но вдруг он развернулся и устремился к машине. Ковбой явственно почувствовал, как волна алкоголя, захлестнувшая турбинное сердце машины, шумом отдалась у него в голове. Машина, взревев, словно взбешенный зверь, рванулась вперед. Ветер бился в крышку оружейного люка, как в парус. Ковбой выпустил отвлекающую ракету и резко повернул налево. Сверху красную ракету можно было принять за машину. Газы, вырывавшиеся из ее сопла, отвлекли внимание самолета. Ночное небо озарилось огнями: капер расстрелял ракету-приманку. Ковбой очень надеялся, что поблизости не было мирных жителей и никто не пострадал. Он замедлил ход, чтобы снизить тепловое излучение, однако над машиной снова появился летающий радар. Из переговоров полицейских Ковбой понял, что две машины-приманки уже захвачены, а это значит - теперь каперы бросятся в погоню за ним. Самолет был уже совсем близко, но в этот момент на горизонте появился странный металлический лес, и скоро машина оказалась в укрытии. Лес представлял собой своеобразную электростанцию. Он занимал площадь в несколько километров и была утыкан ректеннами. Так назывались антенны, принимавшие микроволновое излучение со спутника, преобразующего солнечную энергию. Спутник яркой звездой завис на геостационарной орбите, символизируя унизительную зависимость попранной Земли от энергоисточников орбиталов. Ковбой осторожно пробирался между ректеннами, надеясь, что теперь-то вражеский радар вряд ли сможет его обнаружить. Однако самолет каперов продолжал упорствовать, и Ковбой снова выпустил маскировочную ракету. Ракета взорвалась на пятикилометровой высоте, распавшись облаком легчайших алюминиевых лепестков. В каждый десятый было вмонтировано миниатюрное устройство, которое принимало и отражало любой радиосигнал. На дисплеях облако выглядело как гигантская, мигающая огоньками новогодняя елка, невесть откуда взявшаяся в летнем небе над прерией. Персонал электростанции, надо думать, просто спятил от такого зрелища. Радары самолета не смогли проникнуть сквозь эту преграду, и Ковбой невидимкой выскользнул из металлического леса. Обнаружив на карте речное русло, он решил спрятаться там. Продолжая следить за радиопереговорами, Ковбой вдруг услышал поступившую от каперов открытым текстом просьбу о помощи. Все-таки удалось оторваться. Он тихо рассмеялся, вывел машину из пересохшего русла и устремился на северо-восток. Все самолеты куда-то подевались. Наверное, улетели на заправку. Ковбой благополучно переправился через Миссури недалеко от городка Колумбия. Из полицейских рапортов он узнал о захвате еще двух машин-приманок. Остальных скорее всего вот-вот тоже поймают. Надо быть настороже. Опасения Ковбоя вскоре подтвердились: над головой снова возникли радиоимпульсы радара, а на северо-западе появился еще один сигнал. Вероятно, его излучал объект, только что поднявшийся в воздух. Ковбой немедленно свернул в сторону, но тут с юга в его сторону устремился третий радар. Пришлось выпустить маскировочную ракету и в срочном порядке изменить курс. Каперы, ненадолго растерявшись, устремились в его сторону. Адский вой в камерах сгорания заглушил яростные ругательства Ковбоя. На дисплее билось алое безумие извергаемых из сопла раскаленных газов. Машина резко развернулась и ринулась на юг, прямо навстречу врагу. Ковбой отключил радары, чтобы сбить противника с толку, потом прицелился, поймав изображение объекта в оптическом диапазоне радиоволн. Сконцентрировался. Во всем мире сейчас для него существовал лишь этот темный силуэт в ночном небе. Ветер выл в оружейном люке, машина рвала проволочные заборы. Внезапно во мраке выросли высокие силуэты силосных башен, и в тот же самый миг Ковбой разглядел врага. Это был вертолет, оснащенный мини-пушкой, он летел на малой высоте, почти касаясь верхушек деревьев. Ковбой выпустил самонаводящийся радиоснаряд, но вертолет, открывший огонь одновременно с ним, разрушил один из внешних датчиков. В мозге Ковбоя вспыхнул сноп искр. Вертолет, как ни в чем не бывало, продолжал кружить в небе. Снаряд Ковбоя прошел мимо: то ли из-за помех от маскировочного облака, то ли в момент выстрела пилот выключил радар. Ковбой зло улыбнулся. Что ж, попробуем по-другому. Он выпустил торпеду, реагирующую на инфракрасное излучение, и тут же бросил машину в сторону, взметнув фонтан пыли. На этот раз сработало. Багряное зарево осветило силосные башни, ставшие надгробьем погибающему каперу. В эфире взметнулся целый вихрь вопросов и ответов. Пожар в ночном поле и гибель вертолета видел капер, который только что появился с северо-запада. Сполохи погребального костра зловеще играли на стальном брюхе новичка. Это был реактивный самолет с вертикальным взлетом, сочетающий достоинства истребителя и вертолета. Ковбой прицелился, но противник выбросил десантом мини-солнц россыпь мелких маскировочных огоньков. Теперь между машиной и капером висела сплошная завеса светящегося тумана, и Ковбой ринулся к силосной башне, лихорадочно соображая, что следует предпринять. Конечно, капер вряд ли вступит в открытый бой, он, скорее, вызовет подкрепление и станет ждать, стараясь не упустить врага из виду. Но сделать это ему будет не так-то просто: алюминиевое облако, выпущенное Ковбоем, все еще создавало непреодолимые помехи для радаров, а обнаружить машину в инфракрасном диапазоне мешал горящий вертолет. Следовательно, у Ковбоя есть шанс уйти. Однако самолет, оснащенный, судя по всему, крайне дорогими приборами, скорее всего звуковыми детекторами, не отставал. Ковбой приглушил шум двигателя, снизил скорость и огляделся в поисках подходящего укрытия. Капер, разозленный гибелью товарища, стремительно приближался. Что ж, тем лучше. Ковбой решил использовать злость пилота так же, как мастер айкидо пользуется стремительной атакой соперника, ловко бросая его на ковер. Он прибавил скорость. В тот момент, когда разъяренный капер выпустил по врагу веер ракет с кумулятивными зарядами, машина на полном ходу буквально отпрыгнула в сторону. Факелом вспыхнула сухая конопля, по броне чиркнули осколки. Готовясь ответному удару, Ковбой заметил, что крупнокалиберные пули из мини-пушки подбитого вертолета повредили часть внешних датчиков, в том числе и систему наведения. Значит, пушка теперь бесполезна. Так. Спокойно. Без паники. Ковбой понимал, что оказался практически беззащитным. Теперь он - лишь движущаяся мишень, и остается только уклоняться от вражеских ракет, петляя, словно заяц, благо местность пока позволяла проделывать такие трюки. Самолет продолжал хладнокровно и настойчиво настигать машину. Ковбой, не жалея двигателя, врубил газ на полную катушку и заметался из стороны в сторону. От чудовищных перегрузок машину затрясло. Турбины надсадно выли, готовые вот-вот сорваться на визг. Спящее тело Ковбоя, словно тряпичная кукла, болталось в ремнях. Капер летел на малой высоте и не мог повторять движения высокоманевренной машины. Ракеты ложились почти рядом, загоняя Ковбоя в ловушку. С каждым разом ему становилось все труднее уворачиваться. Внезапно звук двигателей самолета изменился. Ковбой напрягся. Вот он, его шанс. У перегруженного оборудованием самолета не может быть больших запасов топлива. Он двигался все медленнее. И тогда Ковбой выпустил свою ракету, которую приберегал как раз для такого случая. Поверженный самолет, завертевшись волчком, рухнул вниз. Ковбой развернулся и помчался прочь от объятого пламенем капера. Близился рассвет, пора было искать укрытие. Машина шла ровно, с честью выйдя из испытания. Отъехав от места стычки на-приличное расстояние, Ковбой наконец сбавил скорость. В этих краях разбросаны тысячи разоренных и заброшенных ферм, не выдержавших конкуренции с гигантскими агрокомплексами орбиталов. Ковбой знал, где здесь можно спрятаться. Он подал команду, и в легкие вместе с воздухом начал поступать бодрящий газ. Тело Ковбоя вышло из оцепенения. Он отыскал укрытие - длинный сарай, в былые дни предназначавшийся для сена. Осторожно распахнул тяжелые двери и загнал машину внутрь. Только заглушив двигатель, Ковбой вспомнил, что забыл послать сообщение Аркадию. Ну что ж, посмотрит новости по телевизору и сам догадается, что к чему. А Ковбой при случае объяснит посреднику, что не мог послать сигнал сквозь маскировочное облако. Наслаждаясь отдыхом, но вместе с тем досадуя на вынужденную остановку. Ковбой расстегнул ремни. Потное, все в синяках и кровоподтеках, тело болело. Он с удовольствием размял затекшие руки и ноги, потом распахнул люк. В сарае было темно, пахло плесенью. Не вылезая из машины. Ковбой осмотрел убежище в инфракрасном диапазоне. В углу, на куче старого сена, прижавшись друг к другу, лежали двое. Быстро осмотрев их, Ковбой подхватил пакет и выбрался наружу. - Эй, кто вы? - спросил он. - Из штата Нью-Йорк, город Баффало, - ответил испуганный голос. Перед Ковбоем в одном спальном мешке лежали два оборванных подростка лет шестнадцати, парень и девчонка. Рядом валялся потрепанный рюкзак. - Пробираетесь на запад? - Да, сэр. - А я на восток. Наверняка, жрете одну кукурузу, - усмехнулся Ковбой и бросил им пакет с едой. Дети вздрогнули. - Там консервы, отличное виски, сигареты и чек на пять тысяч долларов, действительный с понедельника. Но деньги вы сможете получить только в том случае, если я доберусь до цели. Так что не вздумайте донести на меня. - Не нужны нам деньги, - тихо сказал юноша. - Мы на востоке знаем, что вы для нас делаете. Когда я заболел, то выжил только благодаря контрабандным антибиотикам. - Вот как? Хорошо. Тогда считайте, что это просто подарок. Ковбой закрыл двери сарая, заменил поврежденные датчики. Пора и отдохнуть. Он забрался в машину, снял противоперегрузочный костюм, обтерся губкой, смоченной в воде из канистры, и принялся за еду. Потом влил в себя фруктовый коктейль с электролитами. Теперь можно и поспать, но адреналин все еще будоражил кровь, сон не шел. Перед глазами навязчиво мелькали карты, индикаторы, пылающие вертолеты, ракеты, взрывы. Сквозь это мельтешение из глубины расслабленного сознания вдруг всплыли загнанные вглубь подозрения. Ковбоя опять начали терзать сомнения. Раньше сознание того, что он сумел преодолеть Аллею, вызывало у Ковбоя глубокое удовлетворение. Он с удовольствием вспоминал гудение турбонасосов, рев сопла. Еще бы, он доставлял почту из одной непокоренной зоны в другую, делая важное и нужное дело, сражаясь с теми, кто посягнул на его достоинство, кто заставил его ползать по земле! И ему было наплевать, что он перевозит. Главное, небо оставалось свободным, хотя и простиралось над покоренной Землей. Раньше все было ясно и просто. Он - свободный человек и делает то, что считает нужным. Теперь же появились сомнения. Кто же он на самом деле - благородный борец за правое дело или обманутый простофиля? Ответ на этот вопрос решал все. Поставим себя на место главы орбитальной фирмы, - размышлял Ковбой, - который заинтересован в сохранении своего рынка сбыта на Земле. Твои марионетки-политики помогают поддерживать искусственный дефицит. Однако ты, глава фирмы, не дурак и понимаешь, что там, где есть дефицит, всегда образуется черный рынок. К тому же многие товары, особенно наркотики и изделия, не требующие высоких технологий, еще могут производиться на Земле, хотя и обходятся дороже. А если черный рынок неизбежен, тогда не разумнее ли самому управлять им? Нанимаешь посредника, продаешь ему товары. Не слишком много, но достаточно, чтобы посредник мог хорошо заработать. Нанимаешь убийц для расправы с конкурентами. В результате получаешь полный контроль и над легальным, и над черным рынками. В твоих руках оказывается все. Так где Аркадий берет товар? Это самый главный вопрос . Адреналин перегорел, осталась лишь боль. В голове по-прежнему царила полная сумятица. В этом заброшенном сарае вряд ли можно найти ответ. Надо спать, укрывшись шерстяным одеялом, которое в прошлые времена стоило одной бобровой шкуры. Завтра силы понадобятся. Для завершающего броска через Аллею. Проснулся Ковбой под вечер. Подростки уже ушли. На антенну машины был наколот чек. Ковбой снял клочок бумажки и задумался о странных понятиях, бытовавших в прежние времена. Долг, благородство, бескорыстие, честь. Похоже, в этом мире все еще теплится маленький, но святой очаг свободы. Непокоренные еще не вымерли. С легким сердцем он принялся за привычную работу. Надо было устранить мелкие неисправности, очистить машину от налипших зерен пшеницы и конопли, покрыть ободранные места радиопоглощающей краской. К счастью, удалось восстановить почти все. Боеприпасов, правда, осталось в обрез. Но и километров до Биг-Мадди уже кот наплакал. Теперь можно проверить, что происходит в эфире. Ковбой подключился к рации. Ничего особенного. Правда, непривычно разговорчив ближайший аэропорт, находившийся так близко, что Ковбой отчетливо слышал каждое слово. Летчики и диспетчеры переговаривались о самых обычных и невинных вещах. Но, прислушавшись повнимательней, Ковбой заметил и нечто подозрительное. Он задумался: Предположим, ты командир каперов, обозленный потерей двух машин минувшей ночью. Ты догадываешься, что машина, за которой велась охота, получила повреждения. И затаилась где-то поблизости. Больше всего на свете ты сейчас жаждешь отомстить за погибших товарищей. Тогда ты, как глава каперов, должен собрать все силы на ближайшем аэродроме и с наступлением темноты прощупать окрестности самыми чувствительными приборами. И, обнаружив ненавистную машину, сделать все, чтобы превратить ее в оплавленную кучу брони с начинкой из жареного курьера . Ковбой внимательно изучил карту и с удовольствием обнаружил, что в семи километрах действительно находится так называемый Аэродром Сообщества Филадельфии. Но аэродром слишком мал и не способен вместить большое количество самолетов. Ковбою же осталось только перебраться за перевал да пересечь небольшой лесок. Кажется, все складывается неплохо. Наступление темноты Ковбой встретил в кресле машины, готовый продолжать путь. Включил двигатель, турбины мягко взревели. Дав задний ход, он осторожно выехал из сарая. Радар включать не стал - не стоит дразнить собак. Наконец, машина добралась до грунтовой дороги, которая шла сквозь сосновый лес с неповторимым запахом и мягким ковром из опавших иголок. Чтобы приглушить вой двигателя, Ковбой свернул с дороги на пружинящий мох и, петляя между деревьями, задевая сосны, взобрался на лесистое плато. На западе на фоне заходящего солнца виднелся силуэт радарной башни. А вот и каперы. Десятка полтора самолетов и вертолетов ждали врага, притаившись на аэродроме. Огромные металлические насекомые. Багряное солнце играло на их полированных телах, на пушках-усиках, на ракетах-крыльях. На бортах поблескивали эмблемы, рисунки, надписи. Поэзия грубой силы, жестокости и азарта игрока со смертью - Сокрушающий броню , "Пиковый туз", Огнедышащий змей , Смерть в поднебесье . По бетонированной площадке перед ангаром сновали механики. В предвкушений расправы над неприятелем Ковбой чуть улыбнулся, но тут же подавил все эмоции. Машина выехала на просеку, и он сконцентрировался на предстоящем броске. Действовать надо решительно, без ошибок. Тихий рокот мотора перерос в оглушительный вой. Куропатки дробью разлетелись в стороны. Механики, увидев выскочивший из леса броневик, оторопели. Бронированный ураган смял забор, словно тонкий листок. Будто само Возмездие вырвалось из чрева преисподней. Люди с криком бросились врассыпную. Тревога! Но поздно. Ковбой на огромной скорости уже мчался по аэродрому. Через секунду Пиковый туз разломился пополам, протараненный тяжелой машиной. Ковбой дал пулеметную очередь. Вспыхнуло разлившееся топливо. И вот уже за Пиковым тузом отправляются и его коллеги: факелом полыхнул "Огнедышащий змей", со скрежетом рухнули Смерть в поднебесье и "Сокрушающий броню". Ошарашенные летчики с ужасом замерли, глядя на бушующее пламя, потом, опомнившись, кинулись кто куда в поисках убежища. Под ударами бесславно погибли четырнадцать гигантских насекомых из алюминиевого сплава. Расправившись с врагами, Ковбой понесся вдоль Солт Ривер к Миссисипи. Его никто больше не преследовал. Даже в штате Иллинойс, отмахав немалое расстояние. Ковбой видел в ночном небе огненные всполохи. Возможно, теперь каперы хорошенько подумают, прежде чем снова решат взяться за подлое свое ремесло. Полицейские Иллинойса защищали только северную границу, через которую белокурые и розовощекие курьеры везли из Висконсина контрабандные сыры и масло, поэтому тут не должно было возникнуть никаких трудностей. Осторожно въехав на заправочную баржу, Ковбой

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Автор:Уильямс Йон. Книга :Оголенный нерв
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом