Оголенный нерв, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Оголенный нерв


скачать Уильямс Йон Оголенный нерв можно отсюда

беззаботно улыбался, глядя на мир своими новыми глазами. Но опыта у него было пока маловато, и ответственные грузы ему еще не доверяли. Курьер Чапель тоже принадлежал к компании Ковбоя. Это был человек богатырского телосложения, уже начавший полнеть, хотя ему едва минуло тридцать. Пить он предпочитал молча, говорил редко. От черной коробочки на поясе к его голове тянулся кабель, по которому в мозг подавался своего рода электронный наркотик. Чапель уже почти не мог обходиться без него. Ковбою это не нравилось. Наркоманам он не доверял, особенно электронным. Эти люди, по его мнению, оскверняли светлую идею, ведь разъемы предназначены не для вливания в мозг дурмана, а для управления современными быстроходными машинами. Люди с разъемами должны чувствовать себя всемогущими повелителями совершенного объекта. В качестве наркотика Ковбой признавал только походы через Границу, потому что это была действительность, полная риска и опасностей, а не электронная стимуляция, не тривиальное возбуждение центров удовольствия мозга с помощью электроники или химикалий. Но Чапеля приходилось терпеть. Он работал почти исключительно на Аркадия, и Ковбой надеялся, что этот человек поможет ему получить ответы на важные вопросы. Но прежде он решил поговорить с Джими. - В субботу во Флориде, - сказал он парню, - мне предстоит сопровождать груз. Обычное конвоирование, пустяки. А заплатят, как утверждает Доджер, хорошо. - Я начинал с подобного в Юте, - отозвался Джими. - Бронированные фургоны, амбалы с толстыми шеями и автоматами. Но сейчас я бы не стал с этим связываться. - Моя машина ждет меня на Востоке, - объяснил Ковбой, - а я не люблю долго сидеть без дела. Поэтому мне все равно придется туда ехать. Почему бы заодно не заработать немного золотишка? - Да ты уже, наверное, и забыл, что такое дорога. - Джими добавил в пиво соли, кусочек лимона и одним глотком опрокинул содержимое. - Правильно, поезжай. - А я начинал на дельтах", - мечтательно протянул Ковбой, - и никакого конвоирования Хотя с высоты мне приходилось видеть, как по индейским резервациям по разбитым дорогам движутся охраняемые колонны. Тогда их грабили не конкуренты, а несчастные беженцы. Иногда я ночь напролет ждал у аэродрома, когда для меня доставят груз, но частенько он пропадал в дороге. - Теперь такое тоже случается. - И Джими принялся рассказывать, как организовано снабжение черного рынка. Ковбой улыбнулся, поднял палец, давая бармену понять, что требуется новая порция пива. Бармен, индеец из племени навахо, молча кивнул. Он тоже был беженцем, и в его глазах еще не погасла боль. Он потерял дом и родину. После Скальной Войны половина его резервации лишилась почвенного слоя, уподобившись мертвой Луне, а остальную территорию либо отравили отходами, либо заасфальтировали под автомобильные стоянки. Безжизненная земля, из которой высосали всю воду. Орбиталы поступали так же, как техасцы, которые превратили родные места Ковбоя в пустыню с пыльными бурями, а затем бросили все и уехали, чтобы насиловать природу где-нибудь еще. Бармен принес пиво. Ковбой внимательно слушал Джими, неспешно потягивая прохладный напиток, изредка задавая наводящие или уточняющие вопросы. Тот охотно рассказывал о ночных налетах на склады орбиталов, о том, что охранники все давно подкуплены. О том, как посредники нарочно устраивают полицейские облавы на своих тайных складах, предварительно вывезя оттуда весь контрабандный товар, чтобы лишний раз убедить полицию в законности своей деятельности. Рассказал Джими также и о настоящих облавах, о склоках между посредниками. Как они, не договорившись по-хорошему, посылают две машины по одной и той же дороге, нисколько не заботясь о безопасности водителей. И курьеры не подозревают, что где-то рядом мчится его коллега. До тех пор, пока обоих не накроют вражеские радары. - У Аркадия, - заметил Ковбой, - пока все гладко. Верно, Чапель? - Верно. Насколько я знаю, срывов у него еще не было. Чапель не так разговорчив, как Джими, но знает он, вероятно, гораздо больше. Постепенно у Ковбоя в голове вырисовывается картина происходящего. Огромные потоки товаров отличного орбитального качества текли из Калифорнии на Восток. По всему Западу рассеяны товарные склады, и за всем этим присматривают люди Аркадия, которые, в свою очередь, находятся под его жестким контролем. Ковбой пришел к выводу, что такое количество товаров может поступать к Аркадию только с ведома орбиталов. Он с ними сотрудничает. Но кто кого тут использует? То ли Аркадий подкупает орбиталов, то ли они сами установили такой порядок и через Аркадия держат в руках черный рынок? Ковбой допил коктейль и, уставившись на Луну, принялся обобщать свои наблюдения. У Аркадия всегда полно товаров независимо от конъюнктуры на черном рынке. Очевидно, этот факт может означать только одно: Аркадий служит орбиталам. Из черной глубины космоса тянутся невидимые нити, управляющие Аркадием. Он всего лишь марионетка. - Это бизнес, - сказал Чапель. - Просто Аркадий хорошо наладил свое дело, только и всего. Джими с отвращением отвернулся от него. Ковбой своих чувств постарался не выдать. Оба прекрасно знали, что все начиналось отнюдь не как бизнес, а как вызов орбиталам. Осторожно прощупывались орбитальные торговцы, выискивались среди них слабые и продажные, которых подкупали. Все делалось вовсе не ради того, чтобы хапать деньги и радоваться этому. Конечно, возникали трудности, неизбежные при становлении любого черного рынка: раздел сфер влияния, подбор и обучение нужных людей. Причем у тех, кто участвовал в движении сопротивления, часто возникали подозрения, что среди борцов есть и такие, кто пришел к ним только из-за личной выгоды, кто хотел нажиться на трагедии Земли. Однако так или иначе, но почта" работала бесперебойно. И это был не просто бездушный механизм. Это было тайное братство, в котором нет места ни орбиталам, ни людям, подобным Аркадию. И, быть может, ассоциация курьеров вернет все на свои места. Ковбой не собирался объяснять эти истины Чапелю, этому тупоголовому ящеру. Чапель полностью в руках посредников. Да и в Джими он тоже не очень уверен. Слишком молод и неопытен, вряд ли парень способен долго хранить тайну. Поэтому Ковбой просто слушал его болтовню и попивал мескаль. С балкона он увидел, как по склону горы спускаются Кэти и Арнольда. Скоро ночь, и рядом с возлюбленной праздник обретет новые краски. А пока можно налить себе еще стаканчик и продолжать любоваться Луной. 6 Здорово, - подумала Сара, - значит, поеду с дыроголовым. Наверное, отчаянный парень. Не каждый решится вживить себе в череп такие штуки . Было раннее утро. Стоя у готовой к рейсу машины, Ковбой слушал последние наставления Уоррена. Механик объяснял ему назначение дополнительного устройства, которое он установил в гидравлической системе форсажной камеры. Для наглядности Уоррен размахивал руками, словно рисуя в воздухе графики. Машина находилась на старой разрушенной стоянке. Жара была такая, что плавился асфальт. Рядом негромко шумел Атлантический океан. Здесь, немного севернее Сент-Питерсберга, вода постепенно поглощала прибрежные дома, превращая их в подводные рифы. Тут и там из воды выступали позеленевшие остовы зданий. Сзади и спереди машины стояли легкие грузовики на воздушной подушке, на которых по правилам дорожного движения были вывешены яркие предупреждающие флажки: транспортные средства на воздушной подушке двигались очень быстро, но не могли сразу остановиться. Грузовикам предстояло проводить Ковбоя до скоростной автомагистрали, ведущей в соседний штат. Ветер с океана шевелил волосы. Сара с автоматом хеклер-кох замерла у бронированного паккарда Гетмана, разглядывая Ковбоя, беседующего с Уорреном. Она успела поупражняться в стрельбе, выпустив из автомата двести пуль. В имплантанте, вживленном в ее мозг, имелись соответствующие рефлексы. Сара могла стрелять навскидку, с бедра или с плеча и в любом случае попадала в десятку. Проверив свои рефлексы, она решила, что полностью готова к заданию. Но самое главное то, что она все еще жива. Пускай на груди у нее огромный кровоподтек, это такая мелочь. Но как же здорово было заявиться после схватки в Венеции в бар Пластиковая девушка и увидеть совершенно обалдевшие физиономии! Удивленные взгляды, недоуменное перешептывание за ее спиной - да, эти твари, похоже, успели похоронить ее. А она жива. Жива! А ведь о награде, объявленной за убийство Сары, знали все. Очевидно, все уже узнали и о двух несчастных, позарившихся на деньги. Их серый меркурий нашли на берегу неподалеку от Тарпон-Спрингса. Посетители бара во все глаза пялились на Сару, которая спокойно потягивала виски с лимоном, и не могли, к своему удивлению, обнаружить в ней ничего особенного. Девушка же только, загадочно улыбалась, словно знала нечто, совершенно недоступное всем остальным. Человек Гетмана явился в строго назначенное время. Сара последовала за ним той спокойной и грациозной походкой, которой обучила ее Фаэрбад. Никто не должен заметить, что она боится. Человека звали Лейн. Он сказал, что оставил автомат в багажнике, потому что на входе в Пластиковую девушку установлены металлоискатели. Лейн открыл перед девушкой заднюю дверцу своего автомобиля, но она, демонстрируя, что полностью ему доверяет, села впереди. Лейн вел себя безукоризненно, не вызвав у Сары ни малейших подозрений. Он привез ее на старую ферму у речушки Литл-Манати, достал из багажника автомат и показал, как им пользоваться. Лейн и не догадывался, что Сара исподтишка наблюдает за ним, прикидывая, нет ли у него скрытого оружия типа ласки". Девушка ничем себя не выдала, и Лейну даже в голову не пришло, что при малейшем подозрительном движении с его стороны она не задумываясь мгновенно пустила бы в ход свою киберзмею. Но все обошлось. Итак, ей удалось прожить еще немного. Еще один день. Такое событие стоило отпраздновать. После встречи с Лейном Сара купила виски и в своем тайном убежище выпила почти половину бутылки. Убежище находилось не в той Венеции, где она одержала победу над двумя преследователями, а в старом заброшенном административном здании Сент-Питерсберга с красивыми бронзовыми оконными рамами, позеленевшими от воды, с мраморным вестибюлем, изрядно попорченным весенними приливами. Забравшись на верхний этаж, Сара любовалась заходящим над заливом солнцем, золотой дорожкой, пляшущей на мерцающей поверхности океанских волн. У нее были все основания чувствовать себя счастливой. Аванс, полученный от Гетмана, позволил ей заплатить за левую ногу Дауда. А правую ему сделают, когда Сара получит вторую часть гонорара. Только надо успешно выполнить задание. Громко шумел прибой, волны разбивались об изломанный бетонный берег, но Сара услышала, как подъехал второй бронированный автомобиль. Это прибыл Андрей. Из паккарда" ему навстречу вышел Гетман. Андрей не признавал новомодный стиль крио-макс", одеваясь довольно старомодно: джинсы, спортивная рубашка, синяя атласная куртка. Андрей и Михаил обнялись, отошли в сторону и заговорили по-русски. Сара, внимательно прислушиваясь к интонациям, поняла только, что Михаил о чем-то предупреждает, а Андрей уверен, что все пройдет хорошо. Водители и телохранители остались в бронированных машинах. Просторная куртка Гетмана наверняка скрывала бронежилет. У опытного Михаила отличный нюх на неприятности. Прибыл пятитонный грузовик на воздушной подушке. Михаил исчез в кондиционированной прохладе своего паккарда". Ковбой с Уорреном, закончив разговор, пожали друг другу руки, и Уоррен уехал. Двери фургона открылись. Ковбой проследил за погрузкой. Наконец все было закончено, и Гетман, кивнув через стекло, отбыл вместе со своим эскортом. Стоя на размягченном асфальте, Сара проводила взглядом паккард". Она всегда хотела понять этих людей. Сильные мира сего живут совсем иной жизнью. У них свои правила, свои обычаи и ритуалы. Другой образ жизни, другой стиль. В свое время Фаэрбад хорошо объяснила это, показав Саре разницу между неуклюжими движениями грязной девки" и дразнящей походкой девушки из высшего общества. С тех пор Сара начала обращать внимание на мелочи, которые раньше не замечала. В этом больном мире, где идет жесточайшая борьба за выживание, где не всем хватает места под солнцем, такие пустяки все же имеют значение. Но Сара плохо разбиралась, Что к чему. Механик Уоррен и дыроголовый курьер на прощание просто пожали друг другу руки, а Михаил с Андреем крепко обнялись. В разных кругах разные церемонии. Означают ли объятия большее уважение друг к другу, чем обыкновенное рукопожатие? Или в зыбком мире сильных мира сего дружба может обрушиться в одночасье, и нужно всякий раз доказывать свою верность и искренность? Или это просто русский обычай? Сара не знала. Двери грузового отсека с шипением закрылись. Дыроголовый неотрывно смотрел на залив. Пора бы и познакомиться. - Меня зовут Сара, - представилась она. - Черт возьми, до чего же плоская у вас страна. Я привык к горам. - От яркого света его зрачки сузились до еле заметных точек. В серебристых разъемах отражалось солнце. Лицо угрюмое. - Пора ехать. - Да, действительно. Меня зовут Ковбой. - Знаю. Ковбой рассматривал ее без особого интереса. Обычная девка. Высокая, всего сантиметра на два ниже его. Правда, походка у нее почему-то слишком грациозная, что никак не вязалось с автоматом и опасной ролью охранника, сопровождающего дорогой груз. Несмотря на зеркальные очки, в ее лице угадывалась какая-то чистота. Словно опасная бритва уже немного затупилась, но все еще может срезать эдельвейсы. Наверное, шрамы заработала в честном бою или это результат несчастного случая. Плохо только, что она как бы выставляет их напоказ, гордится. Словно каждым своим дерзким взглядом бросает всем вызов. Впрочем, сработаться с ней, наверное, можно. Конечно, если она не будет слишком надоедать и раздражать своим гонором. - Садись, - скомандовал он. При этом он даже не подал девушке руки. Но Саре было наплевать на церемонии. С ее точки зрения, он поступал совершенно правильно. Забравшись в машину, Сара оторопела. Она никогда не видела ничего подобного: два сиденья зажаты в тесном пространстве среди нагромождения непонятных приборов, экранов, трубок и проводов. На приборном щитке, словно на новогодней елке, мерцали разноцветные индикаторы. В спертом воздухе пахло мужским потом и гидравлической жидкостью. Пассажирское сиденье показалось ей совсем узким, словно детская кроватка, зато с ремнями безопасности. Отметила она и карабин в кобуре, сделанный из легких сплавов и пластика изящный, как игрушка. - Вот наушники, - показал Ковбой. - Можешь слушать радио и все, что угодно. А там химический туалет. Наверное, ты привыкла к удобствам пошикарнее. - Благодарю. Действительно привыкла. К старому ржавому ведру среди мраморных руин. Но Ковбою знать об этом вовсе не обязательно. Сара сняла свой хеклер-кох", устроилась на сиденье. Интересно, что там думает этот Ковбой. Не задумал ли он после доставки груза затащить ее в постель? Если так, то его ждет сюрприз. Интересно все-таки: неужели ему нравится ездить в такой машине? Этот парень, наверное, ненормальный. Кибернетическое чрево воняет, подмигивает странными приборами, до отказа забито то ли шлангами, то ли проводами. Долго ли вытерпишь в таких условиях? Может, втыкая шнуры в голову. Ковбой закачивает себе в мозги порнографию, электронный оргазм, искусственно яркие краски, фантастические сцены удовлетворения животных инстинктов? Интересно, зачем он подсунул ей наушники? Наверное, они настроены на его канал, чтобы я могла флиртовать с ним. Не дождешься, приятель. Между тем Ковбой, не обращая никакого внимания на свою спутницу, готовился к старту. Он разделся, прикрепил к телу электроды, надел резиновый катетер. Сара вдруг вспомнила брата, его растерзанное тело, больше похожее на кусок мяса, и заерзала на сиденье. Сразу же дал о себе знать синяк на ребрах. Девушка закрыла глаза и попыталась уснуть. Включились турбонасосы, зашипела гидравлическая система. Рев двигателя все нарастал, машина вдруг поднялась на воздушной подушке и тронулась с места. Сара чувствовала себя непривычно, но боль наконец стихла. Девушка нашла удобное положение, и вскоре долго копившаяся усталость заставила ее провалиться в сон. Сейчас ей ничто не грозило, за крепкой броней она чувствовала себя в полной безопасности. Перед тем как заснуть, Сара успела подумать, что сейчас ей не надо бороться за жизнь и она наконец-то может отдохнуть. Ковбой, занятый своими делами, не обращал на Сару внимания. Он уже показал девчонке все, что ей могло понадобиться в машине, и теперь полностью сосредоточился на индикаторах и экранах. Вглядывался в карту, прислушивался к переговорам водителей сопровождающих его грузовиков. Когда они добрались до автострады и грузовики уехали. Ковбой включил второй двигатель. Дорога была неровной, с трещинами и выбоинами, что очень раздражало водителей транспортных средств на колесах. Но машины на воздушной подушке были абсолютно нечувствительны к качеству дороги. Чтобы Сара не слишком страдала от непривычных для нее перегрузок, Ковбой увеличивал скорость постепенно. Через некоторое время броневик мчался со скоростью триста пятьдесят километров в час. Другие машины на воздушной подушке, в основном тяжелые грузовики, двигались гораздо медленнее, и Ковбой быстро обгонял их, ловко петляя между неповоротливыми гигантами. Сквозь броню он слышал приветственные сигналы. Колесные автомобили, плетущиеся по краям дороги, сливались в сплошную зеленую пелену. Ковбой пролетел через узкий тоннель, потом над глубокой ямой в асфальте. На экранах появились далекие объекты, пока не различимые, похожие на все, что угодно - на бессмысленные картины абстракционистов, на рой крошечных насекомых, на вспышки элементарных частиц в сцинтилляторе. Далекие объекты быстро приближались, обретая очертания машин, деревьев, дорожных знаков, разрушенных войной городов. Мелькнула граница штата Джорджия. Для въезда в Джорджию таможню проходить не требовалось, зато навстречу вытянулась длинная вереница машин. Чтобы въехать в Американскую Концессию, нужно пройти дотошный таможенный досмотр. Ковбой заправился в Южной Каролине, потом в Виргинии. Для заправки топливом участие человека не требовалось, а потому охранник скучал в своей будке, не удостоив машину Ковбоя даже взглядом. В полдень машина пересекла границу штата Мэриленд. В Пенсильвании Ковбой свернул с магистрали и остановился в условленном месте, куда должны были приехать участники сделки. Ковбой снял с себя шлем, провода, открыл люк, чтобы проветрить кабину, осмотрел сельские окрестности. Сара, к его удивлению, еще спала. Он почти забыл о ней. С Кэти он расстался два дня назад. Она ушла из его жизни так же, как и появилась - через окно номера на восьмом этаже гостиницы города. Норфолк. Исчезла, улыбаясь из-под широких полей белой шляпы. Свой роскошный стетсон Ковбой нахлобучил девушке на голову, когда она начала спускаться к водной стихии Атлантического океана. Они, конечно, обменялись адресами, но, кто знает, встретятся ли когда-нибудь снова. Ковбой бывал в Виргинии редко и недолго, а Кэти сможет взять отпуск только через год, и, учитывая, что жизнь полна опасностей, загадывать наперед бессмысленно. Слишком многое могло измениться. Или он сам попадет в лапы полиции, или Кэти утонет во время шторма. Лучше не тешить себя надеждами на новую встречу. Наконец Сара открыла глаза, расстегнула ремни безопасности. Сейчас она казалась Ковбою более женственной. - Хочешь есть? Она кивнула. Ковбой достал из холодильника сандвичи. - Что будешь пить? Кофе, апельсиновый сок, холодный чай? - Холодный чай. - Девушка взяла пакет с едой. - Грасиас. - Где ты научилась говорить по-испански? Он протянул ей сандвич. Снаружи доносилось пение птиц. - По-испанглийски, - поправила его Сара. - Мой отец был наполовину кубинец, наполовину цыган. А мать англичанка. Когда Сара стряхнула остатки сна, к ней вернулась ее прежняя жесткость. Слова отец" и мать она произнесла холодно, словно с родителями у нее не связано никаких теплых воспоминаний. - Погибли во время войны? - Да, - кратко ответила Сара, искоса взглянув на Ковбоя. Он не поверил в ее искренность, хотя, с другой стороны, зачем ей что-то скрывать. - О, да это настоящая ветчина, а не соевый заменитель! - удивленно воскликнула девушка, попробовав сандвич. - У Пони-Экспресса пища всегда высшего качества, - гордо ответил Ковбой. Сара с жадностью проглотила два огромных сандвича. Ковбой несколько удивился ее зверскому аппетиту, но виду не подал. Послышался шум подъезжающих машин. На десерт Ковбой достал абрикосы и взглянул на часы. Участники сделки опоздали на несколько минут. - Не возражаешь, если я выгляну? - спросила Сара, беря автомат. - Я никогда не бывала в этих краях. - Места тут прекрасные. Цивилизованная страна. Ты хорошо владеешь оружием? - Да, у меня вживленные рефлексы. - В голосе Сары чувствовался вызов, словно Ковбой усомнился в ее способностях. - Хорошо, - мягко сказал Ковбой, давая понять, что вовсе не хотел задевать ее. - У тебя какая схема? Сантистеван или Овари"? Сара нацепила зеркальные очки. Ковбой усмехнулся про себя. Он понимал, что так она маскирует свои чувства, все это - маска: очки, дорогая куртка, выправка, неприступный вид. - Овари". Значит, рефлексы начинали действовать лишь тогда, когда нервная система получала толчок от наркотика, в просторечии именуемого запалом". Ковбою вживили более дорогую микросхему, ей достаточно команды, поступающей из кристалла, тоже вживленного в мозг. Высунувшись наружу, Сара принялась рассматривать невысокие зеленые холмы, поля, засеянные пшеницей, белый фермерский дом. Такие дома она видела только на почтовых открытках. - А у меня Сантистеван", - сказал Ковбой. - Зачем тебе? Ты же не пилот. - Я летал на дельтах". В небе необходимы вживленный кристалл, искусственные глаза и прочие причиндалы. Сара не ожидала, что у парня такой опыт. Оказывается, он ветеран и, вероятно, настоящий ас, если при всех опасностях своего ремесла умудрился выжить. Девушка вспомнила индейца Мориса, который сражался во время Скальной Войны на истребителе, его металлические глаза устаревшей модели, разъемы на запястьях и лодыжках, старые фотографии боевых товарищей на стене бара. Погибшие друзья растворились в прошлом, оставив Морису мрачное будущее. Не уготовано ли подобное и Ковбою? Когда у него не останется в живых ни одного друга, когда погаснет последняя надежда, ему придется укрыться в глухой пещере наедине со своими воспоминаниями. - Я поняла, что у тебя искусственные глаза. Утром ты ни разу не прищурился от слепящего солнца. По ясному небу плыли редкие облака. Тихо шелестела трава. Как не похож этот прекрасный пейзаж на унылые трущобы Флориды, на развалины, затопленные водой залива... Зеленые просторы навевали сладкие грезы о райской жизни, безмятежной и счастливой. В небе серебристой точкой висел энергоспутник, надзирая за планетой по указке орбитальных хозяев. Из-за холма появился автоматический комбайн. Нигде не видно ни души. Эта земля больше не принадлежит землянам. А в том аккуратном белом домике, наверное, обитает батрак, присматривающий за сбором урожая. А может, в доме живет кто-то, вообще не имеющий никакого отношения ни к сельскому хозяйству, ни к плодородным землям Пенсильвании. Да, здесь та же самая власть, что и в родном городе Сары. Та же жестко выстроенная иерархия: наверху орбитальные фирмы, а внизу земляне, столь же беспомощные перед орбиталами, как полевая мышь перед острыми ножами комбайна. Жизнь человека, оказавшегося внизу, бессмысленна и ничего не стоит. Сару охватила страшная злость. Недолгие часы отдыха за прочной броней кончились. Ей снова предстоит бороться за выживание, отвоевывать у злой судьбы еще один кусок проклятой жизни. Со стороны магистрали показались три машины. На двух развевались красные предупреждающие флажки. Сара помахала им рукой и сообщила Ковбою: - Приехали. Андрей с телохранителями прилетел в этот штат на самолете, нанял здесь автомобиль и сопровождающие машины. Он махнул в ответ. Ковбой воткнул кабели, завел мотор. Сара уселась на сиденье, надела наушники и взяла почти невесомый микрофон, от которого тянулся тонкий, как волос, кабель. В наушниках слышалась музыка. Сара переключилась на другую программу, появилась русская речь, потом опять музыка, и, наконец, она вышла на связь с Ковбоем. Экраны ожили. Сара увидела зеленые просторы Пенсильвании, разноцветные колонки цифр, ближние и дальние окрестности. Во всей этой пестроте она не могла разобраться, показания приборов понимал только Ковбой. Он видел больше и ярче, поскольку информация поступала ему прямо в зрительные центры мозга. Но даже то, что Сара увидела, ее потрясло. Впрочем, нечто подобное ей приходилось наблюдать и раньше, когда она играла в компьютерные игры. Ковбой переговаривался с эскортом, искусно управляя тяжелой бронированной глыбой. Вскоре мониторы утомили девушку, и она заскучала. Наконец прибывшие добрались до оранжевого указателя поворота. Здесь эскорт остановился, а машина Андрея свернула на грунтовую дорогу. Ковбой, не доезжая до поворота, перескочил через канаву и двинулся за Андреем напрямую, срезав угол. Покупатели уже были на месте - фургон на воздушной подушке и темно-синий лимузин субару", рядом с которым стояли двое. Ковбой внимательно изучал местность, выводя на экраны крупным планом одно за другим окна живописного сельского дома и его двор. Сара, не отрываясь от мониторов, достала из кармана ингалятор и брызнула наркотический запал в обе ноздри. По ее нервам словно ударили электрической плетью. Машина осторожно приблизилась к фургону. - Не снимай наушники, Сара, - сказал Ковбой. - Ты не можешь выключить свои мониторы? Они меня отвлекают. Экраны погасли. Девушка застегнула бронежилет до самого подбородка, проверила автомат. Поколебавшись, она все же решила предупредить своего спутника о подозрениях Гетмана: - Ковбой, я думаю, тебе не помешает кое-что узнать. У Гетмана почему-то были дурные предчувствия относительно этой сделки. Он считал, что нас хотят ограбить. - Спасибо, Сара. Я с самого начала это понял. Ради обычной сделки Гетман меня не привлек бы. Этот парень удивлял ее все больше. Сара кивнула, надела зеркальные очки и выглянула из люка. Сидевшие в кабине грузовика выглядели довольно зловеще. Девушка положила перед собой автомат. Пахло топливом, горячим металлом, машинным маслом. Саре было не по себе. Ей казалось, что сзади могут прогреметь выстрелы. Нервы напряжены до предела. Если Гетман предчувствовал неладное, значит, так оно и есть. Почти всю свою жизнь Сара провела в городе, поэтому в деревенском пейзаже она ориентировалась не лучшим образом. Девушка внимательно рассматривала фермерский дом, окна, деревья, двор. Главными участниками сделки, судя по всему, были Андрей и худенький негр в сером шелковом костюме и вязаной шапочке поверх курчавых волос. При встрече они не обнялись, а просто обменялись рукопожатием и без долгих слов начали обговаривать процедуру сделки. Потом негр отдал команду двум своим помощникам, белому и черному. Они открыли багажник и вытащили оттуда тяжеленный металлический ящик. Саре показалось, что белого она уже где-то видела. Но лица помощников негра были прикрыты большими темными очками и широкими полями соломенных шляп. Наверное, она ошиблась. Мало ли ей попадалось таких бугаев с накаченными мышцами и короткой шеей! Всех не упомнишь. Ящик был слишком тяжелым даже для этих силачей, пыхтя и ругаясь, они едва доволокли его до середины площадки. Когда ящик открыли, Андрей, сев на корточки, принялся изучать его содержимое. Негр стоял рядом с гордым видом и улыбался. Сара настороженно переводила взгляд с людей, стоявших у ящика с золотом, на подозрительных личностей, маячивших в кабине фургона. Еще раз осмотрела дом и окрестности. Ветер шевелил кружевные занавески на окнах. Такие она тоже видела только на картинках. Наконец Андрей подал знак помощнику в автомобиле. Тот передал сообщение Ковбою, который сразу открыл люк грузового отсека своей машины. Глаза Сары заметались по окнам, кабине грузовика, негру, помощникам. Ладонь, сжимавшая автомат, вспотела. К машине Ковбоя подошли Андрей и негр. Негр выбрал из коробок первые попавшиеся компьютерные матрицы, проверни: сохранность печатей фабричной упаковки. Пока все в порядке. Отошли от танка. Два телохранителя Андрея выскочили из автомобиля и потащили ящик с золотом. Негр направился к субару", по пути изучая грязное пятнышко на локте своего шелкового пиджака. Из кабины грузовика выпрыгнули двое, чтобы перенести товар в фургон. Саре это показалось подозрительным. Почему два человека вышли через одну дверь? Обычно каждый выходит со своей стороны. - Ковбой... - прошептала девушка, со всевозрастающим напряжением продолжая следить за происходящим. Ящик с золотом тяжело шмякнулся в багажник автомобиля Андрея. Негр с помощниками открыли двери своего лимузина. В этот момент раздалось какое-то шипение. Из верхнего окна фермерского дома вылетела серебристая ракета, врезалась в автомобиль Андрея, лобовое стекло смялось и рассыпалось вдребезги. Грохнул взрыв. Андрей и два его помощника исчезли за стеной огня. В то же мгновение Сара приняла брошенный вызов. Она должна выжить. Она не может оставить Дауда. Ее автомат начал поливать субару". Негр и его помощник, так и не успевшие сесть в лимузин, рухнули на землю. Пустые гильзы барабанили по броне. Но белому верзиле все же удалось спрятаться за бронированной дверью машины. Боевой клич Сары сливался с воем двигателей и визгом турбонасосов. Машина взлетела на воздушной подушке, гидравлическая система захлопнула грузовой отсек с компьютерными матрицами. - Сзади, Сара, - прозвучал в наушниках голос Ковбоя. Она развернулась и увидела, что из-за фургона в нее кто-то целится. Рефлекс сработал мгновенно, застрочил автомат. Человек скрылся. Снова загремели выстрелы со стороны лимузина. Развернувшись, Сара увидела фонтанчики пыли рядом с неподвижным телом Андрея. Пули вспарывали одежду, но Андрей уже даже не дергался. Мертв. В следующий момент Ковбой открыл огонь из скорострельной пушки, мгновенно превратив весь второй этаж дома в решето. Затем пушка повернулась к лимузину. Ковбой хотел наклонить ствол, но ничего не вышло - зенитное орудие было предназначено только для стрельбы по самолетам. У Сары кончились патроны, и она достала запасной магазин. Дом уже не представлял опасности. Ковбой рванулся прямо на субару". Сара, на ощупь вставила обойму, даже не пытаясь удержать равновесие. Белый телохранитель заметался, не зная, где укрыться от бронированной туши. Ветер сорвал с него шляпу. Сара прицелилась, и телохранитель рухнул на землю. Теперь она могла рассмотреть его лицо. Да, она видела этого человека. Водитель Каннингхэма. Броневик врезался в субару", вдавил ее в стену дома, превратив в лепешку, потом развернулся и, набирая скорость, устремился к холму. - Давай, Сара, залезай, - скомандовал Ковбой, - ты свое дело сделала. Но девушка, потрясенная случившимся, никак не могла оторвать глаз от побоища, от трупа личного шофера Каннингхэма. На склоне холма Ковбой навел пушку на фургон. Танк наклонился, а вместе с ним и пушка - теперь можно стрелять и по наземным целям. Вскоре фургон превратился в разбитую мишень, вспыхнуло вытекшее из баков топливо. Водители остались внутри фургона, не пытаясь выбраться наружу, и, конечно же, уже погибли. Это тоже люди Каннингхэма , - подумала Сара. И вспомнила о Дауде. А пушка продолжала стрелять. Сара спустилась внутрь, захлопнула люк и бросилась на сиденье. Рядом громыхали пустые гильзы. - А теперь, Сара, нам надо спрятаться, - произнес Ковбой. От них не спрячешься , - подумала она, стянула наушники и попыталась забыться. 7 НОВОСТИ ТАМПЫ К 8 УТРА. В ГОРОДЕ НАЙДЕНО 23 ТРУПА. СЧАСТЛИВЧИКИ ПОЛУЧАЮТ ПРИБЫЛЬ 18 К 1. ПОЛИЦИЯ ОТВЕРГАЕТ ОБВИНЕНИЯ В СОУЧАСТИИ. (РЕПОРТАЖ ОБ ЭТОМ ЧИТАЙТЕ НА СТР.3.) Они дожидались наступления ночи, укрывшись между каменными утесами в низине, поросшей сосновым леском. Ковбой сидел на подстилке из сосновых лап, потягивая оранжевый напиток с электролитом. Ум его был ясен и холоден, но тело находилось во власти напряжения недавнего боя, адреналин колобродил в крови. Хорошо еще, что ракету выпустили по автомобилю Андрея. Наверное, решили, что в бронемашине никого нет, кроме Сары, маячившей в люке. Знай они, что внутри сидит водитель, наверняка первую ракету пустили бы сюда. И неизвестно, выдержала бы броня. Руки и ноги у Ковбоя слегка дрожали. - Если бы я вовремя не расстрелял дом, следующая ракета попала бы в нас, - сказал он девушке. Сара хмуро рассматривала лужайку поглаживая рукой автомат. - А водители фургона пострадали напрасно, - отозвалась она. - Их ведь наняли только для перевозки груза. - Тогда зачем они целились в тебя? Сидели бы тихо и остались бы живы. - Ковбой задумчиво посмотрел на сине-зеленые вершины Тускароры. Надо же было вляпаться в такую подлую засаду! - Скоро по телевидению передадут репортаж об этом происшествии. Ведь эскорт, который сопровождал нас до поворота, Андрей, очевидно, нанял из местных людей. Это частная фирма, работает по лицензии, официально полученной в полиции. Они слышали шум боя и обязательно сообщат властям. Наверняка уже сообщили. - Я должна позвонить Гетману. Засаду готовили для него. Кто-то из орбиталов. - Ты уверена? - При упоминании об орбиталах волоски на руках Ковбоя встали дыбом. - Я узнала одного из телохранителей, - с горькой усмешкой ответила Сара. - Этот человек работал на орбиталов в одном из секретных отделов какой-то их фирмы. Работал на Каннингхэма, который, видимо, и устроил эту засаду. Ковбой внимательно посмотрел на Сару. Кто она? В чем замешана? Во что он из-за нее вляпался? Удастся ли ему выпутаться? - Кроме того, однажды они уже пытались убить меня именно такой ракетой. - Сара перешла на шепот. Ковбой понял, что дело плохо. Он попал в смертельные сети, расставленные для этой девчонки, значит, надо удирать. И как можно скорее. Прыгнуть в машину, вихрем умчаться из проклятого штата и никогда больше сюда не возвращаться. Тот, кто балуется ракетами, непременно попытается уничтожить эту странную охранницу со шрамами на лице. И не остановится ни перед чем. - Ты знаешь название фирмы? - спросил Ковбой, подавляя тревогу. - Насколько сильна на Земле ее агентурная сеть? - Нет, не знаю. Об этом они мне не рассказывали. - Что за дела у тебя с ними? Сара тяжко вздохнула. Несмотря на автомат, бронежилет, зеркальные очки и самоуверенные манеры. Ковбой вдруг понял, как несчастна и одинока эта девчонка. Словно загнанный зверь, она вынуждена прятаться в этом глухом ущелье. Бедняга, ей нужно найти выход оттуда, откуда выхода просто нет. Да, теперь она похожа именно на затравленного зверя. Охотники следуют по пятам и вот-вот настигнут жертву. - Мне как-то довелось работать на них, - начала Сара. И рассказала, как ее обучали специально для этого дела, как она выполнила задание. Как потом ее сочли опасной и ночью запустили ракету в квартиру, где она жила, но попали в брата, который не имел к делу никакого отношения. Понимая, что Сара многого не договаривает, Ковбой решил нажать на нее. Пусть уж рассказывает все до самого конца. Тогда, может, выявятся важные подробности, которые помогут лучше понять ситуацию и дадут шанс спастись им обоим. К сожалению, Сара еще не вполне ему доверяла, поэтому расспросы ни к чему не привели. Ладно, подождем! Машина спрятана, и охоту еще не объявили. - Я хочу поговорить с Гетманом, - снова заговорила девушка. - Он должен знать о случившемся, должен знать, что это произошло из-за меня. Пусть он помирится с ними. - Сара облизала пересохшие губы. - Вот дерьмо! В обмен на мир они наверняка потребуют, чтобы Гетман выдал меня. - Не спеши с выводами. Может, он и не захочет заключать с ними мир. Тогда вы с Михаилом будете бороться вместе. Ковбой задумался. Трудно судить о деле, если не знаешь всех обстоятельств. Понятно только, что теперь и ему грозит опасность. В любой момент нужно ждать нападения, хотя неизвестно, когда и откуда нанесут удар. - Могу дать один совет. Не говори Михаилу, где прячешься. У нас его матрицы, и он захочет получить их обратно, и пока Гетман не получит товар, он будет заинтересован в том, чтобы ты оставалась живой. Я свяжусь с Доджером, это мой друг, он пришлет за нами машину, и мы попытаемся смыться отсюда. Может, нам удастся добраться до Колорадо. И тогда, - Ковбой усмехнулся, - Гетман с радостью заплатит мне, чтобы я вернул ему товар. - А разве на этой машине нельзя уехать? - Ехать открыто из-за полицейских проверок нельзя. А тайно тоже не получится - у нас слишком мало топлива. К тому же в нашем распоряжении только одна мини-пушка, да и к той снарядов почти не осталось. Без посторонней помощи нам не выбраться, поэтому лучше всего оставить машину здесь и забрать потом. У нас есть три часа, - Ковбой взглянул на солнце, - до темноты. Надо отдохнуть. Ночью нам будет не до сна. - Вряд ли я смогу уснуть, - покачала головой Сара. - Как хочешь. Ковбой залез в машину, поудобнее устроился в кресле, вставил кабель в разъем на голове и начал просматривать каналы телевидения в поисках новостей. Вскоре он нашел передачу местных новостей. В криминальной хронике показали голографическую фотографию Ковбоя, которую он сам никогда не видел. Откуда они ее взяли? В передаче говорилось, что человек, изображенный на снимке, разыскивается за преступление. Диктор сообщила, что на него объявлен розыск по всему штату, в небо подняты патрульные самолеты. О Саре не упоминалось. Итак, облава началась. В США 100 000 ЧЕЛОВЕК ЗАРАЖЕНЫ ВИРУСОМ ХАНТИНГТОНА. ЭПИДЕМИЯ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ. Речка, в которой пряталась машина, впадала в Аллегрейн. Ночью Ковбой и Сара, пройдя два километра, добрались до небольшого городка, нашли телефонную будку, но кто-то разбил аппарат и оторвал трубку. Тогда Ковбой решил зайти в ближайшую таверну, хотя и не без колебаний - появление чужаков наверняка должно вызвать любопытство. До выхода из укрытия Ковбой постоянно просматривал местные передачи, слушал по рации полицейские переговоры. О Саре по-прежнему не упоминали. Похоже, искали его одного. Значит, никто не знает, что девушка принимала участие в сделке. Полиция распространила по всему штату фотографию Ковбоя и описание машины. Сообщения о розыске водителя передавались так часто, что вряд ли поможет даже маскарад, на случай которого в машине всегда валяется темный парик. Кроме парика. Ковбой надвинул на глаза кепку с козырьком. Он хотел захватить с собой пистолет, но Сара отговорила его, убедив не рисковать. И все-таки, захвати Ковбой оружие, он чувствовал бы себя куда увереннее. Поскольку Сару не разыскивали, идти с ней было безопаснее. Полиция искала одиночку, и молодая пара не так привлекала к себе внимание. Кроме того, девушка знала некоторых врагов в лицо. Взвесив все обстоятельства, Ковбой пришел к выводу, что шансы его не так уж плохи. Доджер поможет ему выбраться и удрать на Запад. В ночь с субботы на воскресенье таверна Оливер была набита битком. Из окон доносилась громкая музыка. Ковбой и Сара подошли поближе. За стеклами сияли яркие пляшущие голограммы. Мимо прошли местные полицейские, но не обратили на молодых людей никакого внимания. - Зайдем внутрь, - предложила Сара, - пока полицейские не вернулись. Ковбой был согласен, однако не мог заставить себя сдвинуться с места. Сара бросила на него властный взгляд. - Считай меня своим телохранителем. Тем более что я знаю, как это делается. - Она подтолкнула Ковбоя к двери. На потолке и стенах таверны полыхало холодное пламя топографических цветомузыкальных устройств. Другого освещения не было, если не считать прожектора, направленного на человека, окруженного пятью музыкальными инструментами. Из разъемов на его голове к инструментам тянулись многочисленные кабели. Человек-оркестр походил на Медузу Горгону. Посетители лихо отплясывали под довольно сложный ритм. - Из сплава сердце, живу в металле. - Речитативный шепот словно зависал в воздухе. Одинокий голос на фоне суетливых музыкальных фраз. Ковбой был благодарен девушке за то, что она наконец забыла о своем гоноре, сбросила холодно-надменную маску. В темноте на них никто не обратил внимания. Они отыскали телефон. В баре Ковбой обменял доллары на кредитную иглу, вставил ее в телефонный аппарат и воткнул кабель в разъем на голове. Ответила Джуц, жена Доджера. Она обычно вела хозяйство на ранчо, когда муж уезжал по делам. Похоже, телефонный звонок разбудил ее. - Джуц, Доджер дома? - Не говори, где находишься. Телефон, наверняка прослушивается. - Ее тревожный голос вмиг охладил надежды. На нервы словно плеснули жидким гелием. В голосе Джуц явно звучал страх. Но самообладание она не потеряла. - Что случилось? - Слушай внимательно. - Джуц говорила очень четко. В голосе ее слышался ужас. - В Доджера стреляли сейчас он лежит в больнице, я наняла телохранителей. Не пытайся навестить его и не звони мне больше. Спрячься где-нибудь понадежнее и жди. Пока мы не выясним, в чем дело. Сзади открылась дверь туалета, Ковбой оглянулся, чувствуя себя совершенно беззащитным. Из кабины вышел человек с остекленевшими глазами, пьяно улыбнулся и прошел мимо. - Кто хочет его убить? - тихо спросил Ковбой. - Говорят, Аркадий. Он хочет убрать некоторых посредников и курьеров. В первую очередь тебя. - Сегодня ему чуть не удалось это сделать. - С блестящей поверхности телефона на Ковбоя смотрело лицо человека, готового к смертельной схватке. - Они уже охотятся за мной у полиции есть моя фотография и они знают мое имя. На меня объявлен розыск. Ковбою показалось, что он падает в пропасть. Словно его машина сорвалась с крутого обрыва. - Спрячься хорошенько, - повторила Джуц. - Мы не знаем, кому теперь верить. Машину за тобой послать не могу. Я не знаю, кто сейчас на стороне Аркадия, не знаю, кто предатель, а кто нет. Все разбегаются, как крысы. - Аркадий работает на орбитальную фирму. - Ковбой оглянулся по сторонам и продолжил: - Расскажи об этом всем. - Кому именно? Внезапно раздался щелчок, голос Джуц пропал, но Ковбой уже знал, кто его враг. Кто охотится за ним и прослушивает телефон Доджера. - Слишком поздно, - бросил он в трубку, - меня уже здесь нет. - Он быстро вышел в зал. Подошел к Саре, которая наблюдала за танцующими, сунул ей в ладонь кредитную иглу. - Быстро позвони Гетману. Надо уходить отсюда, нас скоро обнаружат. Этот телефон уже прослушивается. Пока Сара звонила, он думал о том, что у них еще есть время. Даже если подслушали его разговор с Джуц, вряд ли у противников имеются свои люди в этом захолустье. А связи с местными полицейскими у его врагов наверняка нет. Значит, сюда они доберутся не скоро. Но Ковбой нервничал и на всякий случай выяснил, где находится запасной выход из таверны. - Я твое убежище, - нашептывал голос певца, - я тебя спасу. Сара вернулась через две минуты и сообщила: - Гетмана я не застала, он где-то прячется. Там жуткий переполох. Я поговорила с одним из его людей. Он сказал, что начинается война, но кто с кем будет сражаться, не ясно. Похоже, Михаил и большая часть его людей пока в безопасности. Мне посоветовали быть осторожнее. Гетман потерял только Андрея, если не считать телохранителей. Они вышли на темную аллею. Глаза Ковбоя быстро переключились в инфракрасный диапазон. В мусорных баках рылись коты, на теплом бетоне, нагревшемся за день под жарким августовским солнцем, спали пьяные и бездомные. Такие аллеи есть во многих городках. - Еще посоветовали мне хорошенько спрятаться, - продолжала Сара. - А компьютерные матрицы они заберут, когда все успокоится. - Мы не можем вернуться во Флориду? - Нет. Как только мы покажемся в Свободной Зоне, нас убьют. Там никому нельзя верить. Ковбой сжал кулаки. - Что же, остается надеяться только на себя - Он оглянулся по сторонам. Из кустов доносился женский смех. - Я знаю, на кого работает Каннингхэм. Ковбой замер. - Это тебе сообщил человек Гетмана? - Да. Я намекнула ему, что в дело замешаны орбитальные фирмы, и он сказал, что знает Каннингхэма. - В голосе Сары зазвучала неприкрытая ненависть. - Эта тварь работает на фирму Темпель". Полное ее название Темпель фармацевтикал I.G.". Сердце Ковбоя забилось быстрее. Теперь, когда он узнал имя врага, бороться станет легче. ТЫ ЖИВЕШЬ В ГОРОДЕ БОЛИ? МЫ ОТПРАВИМ ТЕБЯ В ГОРОД СЧАСТЬЯ! Поинтсман фармацевтикал I.G. Итак, Tempel Interessengemeinschaft , - подумал Ковбой, - Объединение Темпель". Многие орбитальные фирмы добавляют к своему названию I.G.", именуя себя объединениями. Традиция. Ковбой с Сарой вернулись к машине и теперь сидели на броне, наблюдая, как вода обтекает носовую часть. У Сары в руках покоился автомат, ее стальное смертоносное дитя. - У меня почти нет денег, - помолчав, сказал Ковбой. - Обычно я

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Автор:Уильямс Йон. Книга :Оголенный нерв
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом