Оголенный нерв, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Оголенный нерв


скачать Уильямс Йон Оголенный нерв можно отсюда

вожу с собой немного золота на тот случай, если придется дать взятку полиции. Но в этот раз я не вез контрабанду, сделка была законной. Думал, к вечеру вернусь во Флориду. Сара молчала. На ствол автомата она навернула длинный глушитель. Если придется стрелять, выстрелы прозвучат не громче шепота. Ковбой знал, что у Сары денег нет совсем. - Я не могу воспользоваться своим вкладом в банке, об этом сразу станет известно. Может, мой вклад уже заморозили. У меня есть золото в Нью-Мексико и Вайоминге, в тайниках, но до них еще надо добраться. - У нас есть матрицы. Мы получим за них хорошие деньги, если сумеем продать. - А ты знаешь человека, которому можно доверять? Я таких не знаю. - Вовсе не обязательно сбывать весь товар сразу. Продадим немного, чтобы хватило на дорогу. Ковбою не нравилось, что их машина находится так близко от телефона, по которому они дважды звонили. Надо срочно решать, куда перебраться. Впрочем, искать новое убежище тоже не имело смысла, у них слишком мало топлива, чтобы долго кружить по неизвестной местности. Надо ждать. Ковбой посмотрел в небо. Скоро стемнеет. Ему вспомнились ночные полеты на Пони-экспресс сквозь грозовые облака. Когда надо было спрятаться, он просто запрашивал метеоцентр и, узнав, где буйствует ненастье, устремлялся туда и нырял в тучи. По кабине барабанили капли дождя, а туман вокруг самолета был таким плотным, что начинало казаться, будто единственная реальность во всей Вселенной - это его дельта", а сама Вселенная простирается не дальше вытянутой руки. Все, оставшееся внизу, казалось нереальным, мир сжимался до размеров тесной кабины. Ковбой слышал только собственное дыхание, да иногда в ватной мгле сверкали молнии, озаряя черный силуэт дельты". Ковбою казалось, что он грезит наяву. Это были странные, причудливые, фантастические грезы... Никогда и нигде он больше не испытывал ничего подобного. Его грезы нельзя было ни описать, ни выразить словами, о них невозможно рассказать даже тем, кто летал с ним в этом небе. Каждый пилот грезил по-своему. - Кажется, я знаю, что делать, - сказал наконец Ковбой. - Кое-кто до сих пор оставался вне игры. И за ним вряд ли следят. УМЫ И СЕРДЦА Близился вечер. Воскресный мир отдыхал. Жители Пенсильвании ждали сумерек, чтобы в прохладе насладиться последними часами покоя. Ковбой и Сара спрятали машину на дне полузатопленного карьера, склоны которого так заросли кустами, что пробраться сквозь них могли, наверное, лишь барсуки. Замаскировав броневик, они отправились в путь. Ковбой нес картонную коробку, за ним молча шагала Сара. Посторонним могло показаться, что эти двое - самые обычные беженцы. Ничем не примечательные и не интересные. Всю предыдущую ночь они двигались на запад. На броневике поднялись по реке Йокогейни до западных отрогов Аппалачей, а оттуда по старому пересохшему руслу Пенн-Централ направились к Питтсбургу. Огромный город после десятилетий упадка теперь превратился в главный транспортный узел и новую столицу Пенсильвании. Орбитальные фирмы пощадили его. Не так давно Ковбой побывал здесь, осмотрел гранитную крепость, голограмму Колокола Свободы, который давно уже был разбит. Зал Независимости теперь покоился под солеными водами залива Делавэр вместе с тоннами камня и золы, которые некогда именовались Городом Братской Любви. К утру топлива в баках осталось лишь на несколько сот километров. Ехать дальше было опасно. Но Ковбою, к счастью, удалось найти заброшенный карьер, где они с Сарой спрятали машину и немного поспали. С тех пор они шли пешком, ничем не отличаясь от тех несчастных, что брели в столицу штата в поисках куска хлеба. Надеясь поселиться в заброшенном сарае или просто в картонной коробке где-нибудь у реки, готовить пищу на костре, а днем уходить в город на поиск случайных заработков. В одном из пригородов Питтсбурга жил старый товарищ Ковбоя. Интересно, как сейчас идут дела у Рено? В былые времена пилот дельты заработал кучу денег и с тех пор наверняка приумножил свой капитал, занимаясь бизнесом. Если он теперь работает легально, то наверняка не откажется помочь. Дом Рено был обнесен высоким забором. Рядом, положив на землю пожитки, сидел старик в дырявой соломенной шляпе и дымил дешевой сигаретой. Вероятно, он ждал, когда станет прохладнее, чтобы двинуться дальше. Субъект показался Ковбою подозрительным. Впрочем, в этом городе, как и повсюду, полно бродяг. Он заставил себя успокоиться. Прочные хромированные ворота поблескивали, словно старинное зеркало. Ковбой и Сара на мгновение замерли, вглядываясь в свое отражение. Два усталых путника: мужчина с изможденным лицом и высокая молодая женщина с темными кругами под глазами. На звонок из-за ворот откликнулся чей-то недовольный голос. Ковбой стащил с головы шапку и парик, приблизил лицо к камере. Хозяин явно удивлен и не слишком обрадован. - Твою фотографию непрерывно показывают по телевизору. Хотя это, конечно, не имеет значения, заходи. - Сверкающие ворота распахнулись, впуская путников. Дом, символизировавший торжество орбитального разума, был до отказа напичкан совершенной электроникой, разного рода штуковинами из сверхпрочных и легких орбитальных сплавов. Своего рода математическая сингулярность - штука, понятная искушенному разуму, но не встречающаяся в природе, ни в живой, ни в мертвой. Крышу усеивали ажурные антенны самых разных конфигураций. Рядом темнели криогенные устройства, охлаждающие сверхчувствительные предусилители, призванные снизить тепловой шума. По прозрачным трубкам облепившим стены, текли разноцветные потоки непонятного назначения. Дорожка, ведущая от ворот к дому, была вымощена тонкими, толщиной в миллиметр, плитками, вырезанными из метеорита, сверху ее покрывал прочный огнеупорный пластик. Под пластиком переливалась на солнце причудливая поверхность метеоритного среза - блестящие прожилки никеля, темные разводы неокисленного железа, вкрапления хрома и кремния. По обе стороны дорожки на металлических подставках-колоннах красовались стеклистые глыбы метеоритов, сияющие всеми цветами радуги. Дверь дома, тоже сделанная из прочного сплава, была отполирована до зеркального блеска. - Похоже на картинку из книги Жизнь киборгов , - пробормотала ошеломленная Сара. Темный камень стен и серебристый метал создавали иллюзию деревянного дома, частично отделанного штукатуркой. На разноцветном жидкокристаллическом узоре одной из стен медленно менялись цвета. Присмотревшись, Ковбой узнал в узоре сильно увеличенную микросхему с запрограммированными рефлексами, которую вживляли в череп пилотам дельт". - Оружие, пожалуйста, оставьте в прихожей, - попросил голос Рено. Скрывая недовольство, Сара изобразила на лице улыбку и опустила на пол рюкзак, в котором лежал автомат. Ковбой оставил на столе свой пластиковый пистолет, и они прошли в следующую комнату. Сквозь прозрачное покрытие мягкой мебели, заполненной чем-то столь же прозрачным и желеобразным, исходило слабое синее сияние. В аквариумах, подсвеченным зеленым светом, плавали рыбы-мутанты. Их гены, неведомые земной природе, сконструированы на орбите. Откуда-то звучала негромкая компьютерная музыка. - Как поживаешь, Ковбой? Давненько мы с тобой не виделись, - сказал Рено, крепко пожав гостю руку. - Так себе, дружище. - Ковбой с интересом осматривал комнату, не в силах оторвать глаз от диковинной обстановки. - Я вижу, ты неплохо устроился. Пять лет назад дельту" Рено зацепило ракетой. Самолет упал в Западной Виргинии, разметав по небу горящий груз стоимостью в двести миллионов долларов. Это был один из последних полетов дельт". Вскоре пришлось перейти на бронемашины. Рено успел катапультироваться до того, как его самолет врезался в горный хребет. Но пока Рено пытался дотянуть до аэродрома на подбитой дельте", он сильно обгорел, да и парашют не раскрылся до конца. Товарищи Ковбоя до сих пор с горечью вспоминали о неудаче пилота. Ковбой несколько раз навещал его в больнице, а потом, когда Рено отошел от дел, они раза два в год перезванивались. После аварии тело пилота собрали по кускам, но часть мозга восстановить не удалось, поэтому Рено пришлось оставить работу курьером. Врачи потрудились на славу. Новое тело было крепким, руки и ноги на месте, голубые глаза - зорки. Рено в своих фланелевых штанах и гавайской рубахе выглядел превосходно. Только едва заметная сеточка морщин на молодом лице напоминала о не столь уж юном возрасте. Зубы сверкали белизной даже в полутьме. Разъемы на голове скрывала густая каштановая шевелюра. - Пускаю в оборот свой капитал, - объяснил хозяин дома. В глазах у него проглядывала странная опустошенность. Ковбой представил Сару, потом положил на стол картонную коробку с компьютерными матрицами. Рукопожатие Рено производило странное впечатление: то ли ладонь казалась очень горячей, то ли кожа была слишком сухой. Обычно у любого человека ладонь чуть-чуть влажная. Ковбой просканировал ладонь Рено в инфракрасном диапазоне, температура на поверхности руки была распределена абсолютно равномерно. Таких ладоней Ковбой еще не встречал. - Это протез, - объяснил Рено, заметив удивленный взгляд приятеля. - И обе ноги тоже. - А почему тебе не приживили настоящие? - спросил Ковбой. - Сначала так и сделали, но мозг получил слишком большие повреждения. - Рено постучал пальцем по голове. - Пострадали двигательные центры, нарушилась координация движений. Кроме того, живой кожей я почти ничего не ощущал. Нейроны мозга, ответственные за осязание, тоже погибли. Толку от живых ног и руки не было никакого, а фирма Современное тело как раз искала людей для испытания новых протезов. Вот так все и получилось... Ковбой слушал приятеля с каким-то странным чувством. Наверно, он уже много раз объяснял это другим, поэтому его слова звучали как хорошо отрепетированный монолог. - В протезы, - продолжал Рено, - встроены чувствительные элементы. Поврежденные участки мозга заменены компьютером. Конечно, протезы не могут сравниться по ловкости с живыми конечностями. Видимо, обратная связь слабовата. Но ничего лучшего пока нет. Я чувствую себя хорошо. Когда такие протезы запустят в серийное производство, поставить их будет дешевле, чем выращивать и приживлять пострадавшему нормальные конечности. - Я и не знал о таких успехах. - За испытание протезов Современное тело платит мне хорошую пенсию, купила этот дом, а раз в два месяца я меняю протезы на новые, более совершенные, испытываю их. Они долговечнее живых конечностей. Вот оно, грядущее , - вздохнул про себя Ковбой. Искусственное тело! Органы человека станут заменять, как детали машин. Вместо нервов - провода, передающие со скоростью света сигналы к конечностям. Вместо мозга - компьютер на жидком кристалле. А вместо сердца - пламенный мотор. Стальной Ковбой, творящий правый суд своею железной дланью. Звучит, а? Ковбой внимательно рассматривал молодое лицо друга, на котором печально светились умудренные глаза. А какие раньше были у Рено глаза! Живые, ясные, веселые. До того самого момента, когда ракета сбила его самолет над Индианой. Тогда все и пошло кувырком. - Итак, - произнес Рено, - вас разыскивает полиция? - Именно. - Я слышал, что на тебя объявлен розыск аж до самой Калифорнии. - Мне бы добраться до Запада, а там уж я как-нибудь справлюсь. И тогда я посоветую тебе поскорее продать акции фирмы Темпель фармацевтикал , если они у тебя есть. - Садитесь, - нахмурился Рено. - Рассказывай. Приятели заняли кресла. Сара забралась с ногами на светящийся диван. Пока Ковбой разговаривал с другом, она, как и положено телохранителю, молчала. - Чем я могу помочь? - спросил Рено, поглаживая подбородок. - Переправить вас на Запад? Спрятать здесь? Ковбой не мог отделаться от ощущения, что Рено действует, подчиняясь искусственным рефлексам, а на самом деле разговор его нисколько не интересует. - Мы хотим продать кое-что. - Ковбой открыл коробку. - Тысячу штук. Совершенно новые, орбитального качества. Сделаны для фирмы Йодин фирмой "Оливетти". Тип ОСМ 2281. Компьютерное сердце. В машине осталось еще пятнадцать тысяч матриц, но товар принадлежал Гетману, и Ковбой не хотел продавать больше, чем того требовала собственная безопасность. Ведь Сара работала на Гетмана. - Кристаллическое сердце, - пробормотал Рено. - Так вот из-за чего разгорелся сыр-бор. Кажется, заинтересовался , - подумал Ковбой. Без матриц компьютер мертв, поэтому слово сердце в данном случае очень подходило. Матрицы с огромной скоростью выполняли операции с мощными потоками информации: хранили, анализировали, выдавали по первому требованию. Именно такая штука помогала Ковбою вести машину. На их основе работал искусственный интеллект, обслуживавший орбиталов и правительство планеты. И вот эти самые компьютерные сердца лежали сейчас на столе в картонной коробке. - Здесь сорок штук. Мы можем принести тысячу. Если ты согласишься стать нашим посредником, получишь тридцать процентов. - Сейчас посмотрю, что там делается на рынке, - ответил Рено, явно заинтересованный предложением. Он коснулся клавиатуры, компьютер на столике ожил. Затем достал инфокубик, вставил его в считывающее устройство, подключил к разъему на виске тонкий кабель, нажал пару клавиш и откинулся в кресле. В наступившей тишине тихо шипел воздух в аквариумах. Рено с головой ушел в цены и котировки рынка. Лицо его то светлело, то мрачнело по мере того, как он переваривал информацию. - Сегодня к вечеру акции фирмы Темпель подскочили на двенадцать пунктов, - сообщил Рено. Он явно получал удовольствие от своего занятия. - "Темнели" борется с Королевым". Сейчас Королев" в очень сложном положении, они наделали много ошибок. Ковбой заметил, что Сара напряженно прислушивается к словам Рено. Похоже, эта информация о многом ей говорила. Надо будет позже порасспросить ее. - Фирма Темпель", - продолжал Рено, - имеет сильные позиции в фармацевтике и на рынке полезных ископаемых, но аэрокосмический отдел у них пока слабоват. Если она сумеет поглотить фирму Королев", тогда дела в этой области у нее пойдут куда лучше. Учитывая сегодняшнее положение на рынке акций, можно предположить, что Темпель выиграет, хотя я не стал бы спешить с выводами. У Королева много скрытых резервов, и они так засекречены, что Темпель о многом даже не догадывается. Ковбой попытался представить себе схватку двух орбитальных гигантов. В ход пущено все: игра на бирже, спекуляции, искусственный интеллект мощных компьютеров, коллективный ум высококвалифицированных аналитиков, разведка, подкуп, шантаж, убийства, подставные лица. У этих гигантов почти неисчерпаемые ресурсы. Победа достанется более искусному в манипулировании тайными рычагами, более осведомленному о слабостях противника. Рено с головой погрузился в интригующий мир грандиозной борьбы, он уже не замечал гостей. Ковбой украдкой посматривал на Сару, которая завороженно слушала разглагольствования Рено, явно понимая в них больше, чем Ковбой. Хорошо, надо будет вытянуть из нее потом побольше. Наконец, Рено вынул кабель из разъема, и колонки цифр на экране исчезли. - Границы становятся прозрачными" - сказал хозяин дома, взгляд его все еще витая где-то далеко-далеко. - До войны было не так. Тогда орбитальные фирмы договорились не враждовать в некоторых областях, разделили сферы влияния, ограничили соперничество определенными рамками, чтобы конкуренция стала менее жестокой. Но война создала вакуум. Вакуум власти, товаров, информации. Этот вакуум и начали заполнять орбиталы. Границы стали менее четкими, не всегда можно было понять, где победители, а где побежденные, кто выиграл, а кто проиграл. Орбитальные фирмы боролись за влияние в перспективных областях, расшатывая границы. Прежние договоры между фирмами начали разваливаться, вся система затрещала. Когда ситуация критическая, достаточно слабого нажима, чтобы все взорвалось. - Глаза Рено вдруг остановились на Ковбое. - Я не вмешиваюсь в эту необъявленную войну, но кое-что знаю и понимаю, а в итоге получаю деньги. Я центрист и стараюсь держаться в середине битвы. - Это неправильно, - возразил Ковбой, - держась в центре, ты рискуешь попасть под перекрестный огонь. Как случилось со мной и Сарой. - Нет, Ковбой, ты никогда не был в центре. Как и другие пилоты дельт". Быть в центре старались посредники, хотя им это редко удавалось. А вот я попал в самую точку. - Рено поднял свою искусственную руку. Глаза у него стали совсем холодными. - Я центрист по природе. Люблю стоять на возвышении и любоваться, как внизу бушуют волны. Пилоты дельт" были да кончились. Теперь ты пытаешься продолжить борьбу, став курьером. Но и это кончится. Ты выплыл, но в следующий раз погибнешь. Интересно, - подумал Ковбой, - это говорит сам Рено, или за него вещает кристаллический мозг? Ведь он постоянно пользуется своим кристаллом. Где же душа Рено? В остатках живого мозга или в новом, но мертвом компьютере, этом суррогате человеческого мозга? Когда в человеке берет верх компьютер, это называется издушевлением", в отличие от одушевления. Издушевление" обычно не грозит бывалым людям вроде Ковбоя или Рено, которые знают жизнь. Издушевление грозит людям с абстрактным складом ума, всяким изнеженным гуманитариям и физикам-теоретикам, которые проводят время, комбинируя и выстраивая абстрактные химеры. Они запросто могут спутать искаженное теорией изображение предмета с самим предметом, существующим в действительности. А действительность всегда сложнее теоретических схем. Такие люди постепенно растворяются в своих выдумках, они словно бы истончаются и исчезают как личности. Ковбой вдруг понял, что Рено превратился в призрак. Теперь он всего лишь набор привычек, существо, не имеющее иной цели, кроме как питать свой компьютерный кристалл информацией. А то, что в Рено осталось от пилота, это не более чем рефлексы. - Матрицы совсем свежие, устареют нескоро, - вернулся Ковбой к цели своего визита. - Ты можешь не торопиться с их продажей. - Конечно, - кивнул Рено, - я и не собираюсь их сейчас продавать. Я использую их как залог, под который возьму в банке кредит, деньги пущу в оборот, получу прибыль. Потом верну кредит и продам матрицы. К тому времени ваша история с перестрелкой забудется. Кажется, Рено вышел из транса, - подумал Ковбой. - План весьма разумен . - Вы можете хранить у меня все матрицы до тех пор, пока я не получу за них деньги, - предложил Рено. - В моем доме двойная система защиты. Знающие люди могут преодолеть первую ступень системы, но вторую не пройдет никто. Всякий, кто перелезет через забор без моего ведома, будет уничтожен. - Ковбой, - вдруг подала голос Сара. Она так долго молчала, играя роль безмолвного стража, что он почти забыл о ней и теперь вздрогнул от неожиданности. - Нам понадобится грузовик. - Возьмите мой, он стоит в гараже. - Рено достал из кармана ключ-кристаллик, который находился на кончике иглы из нержавеющей стали. - Я открою гараж и ворота дома. Но, может, вы хотите сначала поесть? - Нет, - решительно произнесла Сара. - Нам пора возвращаться. Мне не хочется, чтобы товар Гетмана долго оставался без присмотра. - Выход к гаражу в конце следующей комнаты направо. А кухня налево, если вы вдруг передумаете и захотите подкрепиться. - Рено воткнул кабель в разъем на виске. - Мне надо пообщаться с некоторыми людьми и выяснить, сколько я могу заработать на матрицах. - Будь осторожен, - предупредила его девушка. Но Рено не обратил на нее внимания. Глаза бывшего пилота уже были устремлены в невидимый посторонним мир. Ковбой встал. Сара поднялась с дивана грациозно, как большая и опасная кошка, с неприязнью посмотрела на Рено. Принесла из прихожей рюкзак и пистолет Ковбоя. Но хозяина дома это уже не интересовало. - У твоего дружка крыша поехала, - заметила она чуть погодя, когда они уселись в грузовик. - Он так блистал своими познаниями, что мне хотелось надеть зеркальные очки, чтобы не ослепнуть. - Знаю, - ответил Ковбой. - Это случилось с ним после катастрофы. - Он воображает, что пребывает в центре вселенских потоков информации. А вдруг его компьютер даст ему команду заложить нас? - Он - мой старый друг, - возразил молодой человек. - Пилоты не предают своих друзей. Это невозможно. - А все-таки? Вдруг Темпель предложит ему две тысячи матриц против нашей тысячи. Кроме того, мы предложили ему всего тридцать процентов, а "Темпель" может дать больше. - Ты знаешь еще кого-нибудь? - со злостью спросил Ковбой. - Где твои друзья? На это Саре нечего было ответить, и она недовольно замолчала. Всю дорогу Ковбой ощущал это недовольство словно какое-то материальное излучение. БУНТ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ. КОМПЬЮТЕРНЫЙ ОТДЕЛ ФИРМЫ КОРОЛЕВ" ОТКАЗЫВАЕТСЯ КОММЕНТИРОВАТЬ ПРОИСХОДЯЩЕЕ. В четыре часа утра Ковбой вывел броневик из карьера, и они с Сарой, отбиваясь от назойливых москитов, перенесли в грузовик тысячу компьютерных матриц. Однако девушка решила, что, прежде чем появляться в доме Рено, надо сначала понаблюдать за его домом. Но надобность в этом вскоре отпала. Когда им оставалось меньше километра. Ковбой с ужасом заметил, что над районом, где жил его приятель, поднимаются клубы дыма, сквозь которое пробивается рыжее пламя. Мимо с воем пронеслись полицейские машины. Сара немного опустила боковое стекло. В кабину ворвались шум и гарь пожарища. - Может, они еще не добрались до него, ведь он же говорил, что там двойная система защиты! - в отчаянии воскликнул Ковбой. Он не мог оставить боевого товарища в беде! Ковбой развернул грузовик и включил предельную скорость. Ускорение вдавило его в спинку сиденья, машину затрясло на ухабах, в кузове, подпрыгивая, загрохотал груз. Пони-Экспресс" спешил на помощь... - Ковбой, не гони, иначе нас остановят за превышение скорости. Потребуют права. - Мне надо успеть к броневику, я должен спасти Рено. - Его больше нет, Ковбой. Это ловушка. Нас наверняка уже ждут, а твоя мини-пушка никого не испугает. - Нет! - яростно выкрикнул Ковбой. - Он жив. - Если даже и так, мы не сможем ему ничем помочь. - Сара больно сжала руку Ковбоя. - Он один. И мы тоже одни. Ковбой с удивлением отметил прозвучавшую в ее голосе глубокую печаль. - Мы одни, - повторила Сара. - И нам никто не поможет. Мы были одиноки уже тогда, когда покинули Свободную Зону. Но теперь мы это знаем наверняка. Пожар разгорался. Даже на таком расстоянии слышались взрывы и треск. Небо над городом стало кроваво-красным. Рено не спасти. Ковбой, еще раз оглянувшись на зарево, в каком-то оцепенении снизил скорость. На Аппалачи карабкался рассвет. Еще немного, и асфальт снова начнет плавиться. 8 НОЧНЫЕ НОВОСТИ ТАМПЫ: В ГОРОДЕ НАЙДЕНО 28 ТРУПОВ. СЧАСТЛИВЧИКИ ПОЛУЧАЮТ ПРИБЫЛЬ 15 К 1. ПОЛИЦИЯ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ О НАСТУПЛЕНИИ НЕБЫВАЛОЙ ЖАРЫ. Остывающие двигатели слегка потрескивали, казалось, кто-то стучит по броне. Сара закрыла глаза. - Расскажи, что ты знаешь о фирме Королев"? - попросил Ковбой. Сара удивилась его вопросу, но ничего не ответила. - Я понял, что тебе известно о Королеве" больше, чем Рено. Пойми, эти сведения помогут нам выбраться живыми из этой передряги. Ты должна мне рассказать. Теперь я имею право знать. Они проехали несколько сот километров на запад, пока на нашли подходящее убежище - глубокий, заросший кустарником овраг на территории прежнего Национального парка около границы штата Огайо. Деревья здесь были слишком старые и гнилые, на стройматериалы не годились, поэтому участок забросили. Двигаться дальше беглецы не могли - в баках осталось лишь несколько капель этанола. Сара вытянула затекшие ноги. На металлическом полу машины все еще валялись стреляные гильзы. Глядя на них, она вспомнила все, что выпало на их долю в Пенсильвании. Яркую вспышку, сопровождавшую взрыв дома бывшего пилота. Потом в новостях сообщили, что неустановленные вооруженные лица пытались ворваться в дом Рено, но были остановлены охранной системой. Прибывшие на место происшествия полицейские попали под перекрестный огонь двух неизвестных. Не разобравшись, полиция поступила просто - взорвала весь дом. Все, кто находился внутри, погибли. - Расскажи, что ты знаешь о Королеве", - снова сказал Ковбой, давая понять, что так просто он от нее не отвяжется. - Ладно, - согласилась Сара. Она вспомнила презрительные глаза Фаэрбад, обрамленные фиолетовыми кругами, танцы с Даникой. Те бесконечные минуты, когда в зловещей тишине рядом с трупом Принцессы она ждала, пока программа взломает" компьютер. - Ладно, - повторила Сара. - В Тампе я получила задание похитить секретную информацию из компьютера фирмы Королев". Дом их курьера хорошо охранялся, но я все-таки сумела туда проникнуть и ввела в компьютер специальную программу. Насколько я понимаю, эта программа переписала засекреченные сведения, введя в память компьютера дезинформацию. - Как же тебе удалось туда проникнуть? Сара почувствовала в горле ласку" и настороженно посмотрела на Ковбоя. - Я соблазнила курьера. Он сам привел меня к себе домой. И я убила его. - Вот как? - Ковбой спокойно выдержал ее взгляд. - Он заслужил смерть. Они пристально смотрели друг на друга. Сара первой опустила глаза. Ей стало душно. В машине пахло потом, химическим туалетом нагретым металлом. Стояла тихая, безветренная погода, и даже открытый люк не давал эффекта. - Как на тебя вышел Каннингхэм? - спросил ее Ковбой. - Его навел на меня Гетман. Они партнеры по бизнесу. - А теперь объявили друг другу войну. - Таков уж их бизнес, - пожала плечами Сара. - Личные отношения в делах не имеют значения. Даже если бы для Каннингхэма были важны его личные симпатии, ему все равно не позволили бы действовать вразрез с интересами фирмы. - Как ты думаешь, - Ковбой взял со спинки сиденья шлем, повертел его в руках, - есть тут какая-нибудь связь? Почему Темпель объявил войну одновременно и фирме Королев", и посредникам? - Не знаю. Может, убрав посредников и курьеров, Темпель" как-то сумеет ослабить Королева"? - Но как? Никто из нас не использует ни двигателей Королева", ни другую продукцию: например, в моей машине стоят турбины фирмы "Роллс-Ройс", сделанные по лицензии фирмы Пратт энд Уитни . Сара, откинувшись на сиденье, закрыла глаза. Она смертельно устала от визга турбин и вибрации металла, в мозгу вдруг возникли надписи на экране компьютера Даники. Девушка потрясла головой, пытаясь сбросить наваждение, и сказала: - Я тоже не вижу тут никакой связи. - Сара, мне обязательно надо пробраться на Запад. Там у меня есть все - и друзья, и деньги. - Целый клад? - Она шутливо толкнула Ковбоя локтем в бок. - Да, денег хватает. Но главное - там есть друзья. Пойдешь со мной? - нетерпеливо спросил Ковбой. - Или вернешься в Оккупированную Зону? - У меня брат во Флориде. Я должна позаботиться о нем. - Я забыл, сколько ему лет. - А я и не говорила. Двадцать. - Тогда он сам о себе позаботится. Сара открыла глаза и насмешливо взглянула на Ковбоя. - Ты, кажется, хочешь, чтобы я заботилась о тебе? - Я - мишень! - Молодой человек хлопнул шлемом по подлокотнику. - Меня ищут! Обложили со всех сторон. Неужели ты не понимаешь! С тобой мне будет легче ускользнуть от них. Сара засмеялась. - Значит, мне надо быть рядом с мишенью. Ковбой, но ведь на меня тоже охотятся. Ковбой с отчаянием взглянул на девушку: - Я тебе заплачу. Заплачу столько, сколько ты попросишь. Деньги отдам в Монтане. - И купишь мне билет до Флориды, - выпалила Сара, не успев как следует обдумать предложение Ковбоя. Она вспомнила о Дауде, таком одиноком в своей больничной палате. Бедный малыш, он все еще ждет Джекстро, который, конечно, никогда уже не вернется. Никто не поможет ему, кроме сестры. Дауд еще надеется обрести утраченную привлекательность, вернуться на свое место на улице. А может, он уже понял, что правила игры изменились и теперь придется искать средства к существованию другим путем... Саре не хотелось оставлять брата, но, с другой стороны, работа, которую предлагает Ковбой, наверняка позволит ей заплатить за новый глаз Дауда. И путь до Монтаны не займет много времени. А когда она вернется во Флориду с деньгами, ей легче будет решить многие проблемы. Полицейские Оккупированной Зоны не любят нищих. Кроме того, возвращаться во Флориду сейчас слишком опасно, не исключено, что Гетман может выдать ее Каннингхэму в качестве платы за мир. Бизнес есть бизнес. Значит, как ни крути, а предложение Ковбоя выгодно для нее со всех сторон. Не последнюю роль сыграл и умоляющий взгляд Ковбоя. Он пробудил в девушке нечто такое, о чем она раньше не подозревала. Сара вдруг поняла, насколько она устала от одиночества. Чтобы Ковбой не навоображал себе черт знает чего, Сара еще поторговалась немного. Он с легкостью согласился на все ее условия. - Ладно, будет у тебя телохранитель, - махнула она рукой. - А теперь скажи, как у нас с едой. - Остался только неприкосновенный запас. Консервы, хватит на три-четыре дня. - Моя любимая консервированная соя. - Сара скорчила гримасу. - Если ограбишь банк, купишь себе чего-нибудь свеженького. - Ладно, сгодится и это, - улыбнулась девушка. Сара сделала несколько движений, разминая мышцы. Ей хотелось побыстрее выбраться из машины, вдохнуть свежий ночной воздух и двинуться в путь. Пусть цель далека, главное - не стоять на месте. - Рено погиб из-за банка, - задумчиво сказал Ковбой. - Он ведь хотел получить деньги, заложив матрицы в банке. А банк донес Темпелю". Люди, осведомленные о закулисной жизни теневых капиталов, знают, что банки часто маскируются под разного рода торговые, посреднические или какие-либо другие фирмы, которые предлагают необычно высокие проценты по вкладам и легко принимают деньги от сомнительных клиентов с подложными документами: Конечно, такие вклады не застрахованы. И этот риск является платой за большие проценты. Бывает, что фирма вдруг исчезает с деньгами доверчивых вкладчиков. Но случается это не так часто. Иногда исчезнувшая фирма возникает под другим названием и все-таки возвращает деньги своим клиентам. - Если орбиталы и впрямь управляют посредниками, тогда они могут тайно управлять и десятком банков, причем никто из рядовых клиентов об этом не подозревает, - рассуждал Ковбой. - Может, в этом и кроется связь между устранением посредников и войной против Королева"? Может, посредники вкладывают деньги в банки, управляемые фирмой Королев"? Вот Темпель" и решил расправиться с ее клиентами. В данный момент рассуждения Ковбоя показались Саре неуместными. Она занималась куда более важным делом - укладывала в рюкзак свой автомат. Мало ли с кем ей придется иметь там дело, в этой далекой Монтане. НАЛЕТ НА ТАЙНЫЙ СКЛАД У ГРАНИЦЫ АРКАНЗАСА. Курьер не сдается и погибает. Конфискована большая партия электроники. Ассоциация врачей выступает против напалма. В небе серебристыми точками висели околоземные объекты - орбитальные фабрики, энергоспутники, спутники-жилища. Среди этой россыпи на темнеющем вечернем небе постепенно проступали другие светящиеся точки - первые звезды. Сара наносила молниеносные удары ногами; ладони, словно мечи, со свистом рассекали влажный летний воздух. Она сосредоточенно атаковала невидимые цели, уклоняясь от фантомов, блокируя воображаемые удары. Это была тренировка, бой с тенью. Ласка притаилась в своем убежище - зачем выдавать свое тайное оружие Ковбою? Сидя под вязами с почерневшими листьями тот внимательно наблюдал за девушкой. Он страшно устал от долгой дороги. Они шли весь день, но все еще не выбрались за пределы штата Огайо. Надежда встретить по пути заброшенный фермерский дом с наступлением темноты умерла. - Зачем ты себя изводишь? - пожал плечами Ковбой. Сара не ответила, продолжая крушить воображаемых врагов стремительными ударами. Она сражалась с тенями, лишенными всякой индивидуальности. Призрачные двойники Каннингхэма. Ее движения мощны и исполнены грации. Мускулы ртутью переливались под кожей. Наконец она замерла в боевой стойке. Все кончено. Враги повержены. По лицу девушки струился пот, влажный воздух казался плотным, словно мед. Вдалеке послышался грохот грузовика. Сара подождала, пока он затихнет, повернулась к Ковбою. - Теперь я хочу есть, - улыбнулась она. - Могла бы и сама позаботиться, - проворчал Ковбой, однако достал из рюкзака пакет и бросил его Саре. Девушка ловко поймала его на лету, уселась перед Ковбоем. На траве валялись парик и шапка с козырьком. - Твои рефлексы запрограммированы или ты сама научилась? - И то, и другое, - ответила она, нарезая ломтиками заменитель мяса. - Так я и думал. - Зрачки Ковбоя немного расширились, - то ли от наступающей темноты, то ли еще от чего. - Шрам над твоей левой бровью вряд ли от ножа или бритвы. Проглотив сухой кусок, Сара отрицательно замотала головой: - От бутылки. Когда я была маленькой, отец напился и ударил меня разбитой бутылкой. - А шрам на щеке? - поинтересовался Ковбой. - От ножа. Несколько лет назад я подралась на улице. - А под губой? Сара вспомнила сумасшедшие глаза, слюнявый рот, изрыгающий ругательства, опасную бритву в побелевших пальцах. Она поздно заметила опасность, и бритва полоснула ее по подбородку. В тот страшный миг она равнодушно подумала: Вот и все . О таких клиентах-садистах ей осипшими от страха голосами рассказывали товарки. Но сработал боевой рефлекс, она метнула в ублюдка стулом, потом бросилась в атаку, орошая собственной кровью голубую рубаху подонка, и в следующую секунду тот свалился на пол с пробитым черепом. Сара в оцепенении замерла над мертвым телом, кровь струилась из раны, стекая. Она убила человека! - Ты слишком любопытен, Ковбой, - зло фыркнула Сара. - Хочешь составить список моих промахов? Да, иногда я кое-что упускала из виду, ошибалась. Но теперь, запомни, я больше не допускаю ошибок. Ставки выросли, понял? Запрокинув голову, она глотнула прямо из бутыли. Вода была теплой и отдавала пластмассой. -

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Автор:Уильямс Йон. Книга :Оголенный нерв
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом